Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Ономастика (антропонимы, топонимы и пр.), этимология »   Неканонические (прозвищные\некалендарные) личные ИМЕНА Вниз ⇊


Неканонические (прозвищные\некалендарные) личные ИМЕНА

И ФАМИЛИИ от них произошедшие. Прозвищное ИМЯ — личное некалендарное имя, возникавшее из прозвища и выполняющее функцию официального личного имени

<<Назад    Вперед>> Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ >>>>>> ]
Модераторы: valcha, Geo Z
Rafin
Долгожитель форума
Новосибирск

Rafin

Сообщений: 663
Регистрация: 2008
Рейтинг: 446 

.Словарь древнерусских личных собственных имен. Н.И. Тупиков. 1903 г.
...
Несмотря на старания автора выделить не-христианския имена и ими только ограничиться, небольшое число именъ христианскихъ попало въ «Словарь». Можетъ быть, онъ сталъ бы съ нами спорить, но, на нашъ взглядъ, такия, напримеръ, отчества, какъ Инаевъ, Инюшинъ , Инятинъ, Минаковъ, Трущенко, восходятъ къ христианскимъ именамъ Инна, Мина, Трофимъ или Трифонъ.
.....
Несомненно, Н. М. Тупиковъ не преследовалъ никакихъ задачъ справочнаго характера. Темъ не менее, несмотря на неполноту материаловъ, его «Словарь», какъ мы убеди­лись по личному опыту, можетъ быть очень полезенъ при поискахъ свЪденей о лицахъ съ не-христианскими именами
или отчествами (фамилiями), особенно при нашей крайней бедности по части справочныхъ книгъ.

А. Соболевский. Октябрь. 1 9 0 3 г.

Стр. 14 - Какъ различать личныя имена и прозвища.



Основные виды славянских имён:

Двухосновные имена (Святослав, Доброжир, Тихомир, Ратибор, Ярополк, Гостомысл, Велимудр, Всеволод, Богдан, Доброгнева, Любомила, Миролюб, Светозар, Милонег и др.) и их производные (Добрыня, Тишило, Рат(и)ша, Путята и т. п.);
Имена от причастий (Ждан, Неждан, Хотен, Незван, Нечай, Богдан и пр.);
Имена из животного и растительного мира (Щука, Ёрш, Заяц, Волк, Орёл, Бык, Корова, Орех и т. п.);
Имена по порядку рождения (Первуша, Вторак, Третьяк, Шестак....Десятой);
Имена по человеческим качествам (Храбр, Квашня, Некрас, Мешок, Мясоед и т.д. ).
Имена от прилагательных (Пестрый, Лишний и пр.)

Первые века христианства (X—XIII вв.) славянские имена употреблялись на Руси в быту, крестильные же имена (разного происхождения, но через греческое посредство) использовались лишь в церкви. С XIV века основным именем становится христианское, причём люди продолжали иметь прозвища, уже не традиционные, а обычно связанные с той или иной чертой человека и определяемые живым языком (Волк, Палка, Большой и т. п.), от них наряду с крестильными именами (Иванов, Петров) позже стали образовываться русские фамилии (Волков, Палкин, Большов и т. п.). Из славянских имён сохранились в употреблении лишь те, которые носили канонизированные святые — тем самым эти имена стали даваться в крещении (Владимир, Всеволод, Борис и др.).

Бытование таких имен\прозвищ сохранялось долго, вплоть до 16-17 вв., что и зафиксировалось в многочисленых документах - Писцовых книгах и описях погостов\деревень, сел и др.
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 24895
Регистрация: 2006
Рейтинг: 13073 

Если не затрагивать политический и социо-экономический аспект, то ничем, генофонд тот же!

Л.Н. Гумилев "От Руси до России".

А.В. Соловьев
остановимся на малоразработанной истории многочисленных вариантов имени «Русь». Конечно, это имя (женского рода) собирательное, так же как Чудь, Сумь, Весь, Водь и много других. Все они обозначают прежде всего племя или народ; но и несколько русских могут быть названы «Русь», и страна тоже может иногда называться «Русь».17 Это было известным неудобством, и поэтому древнерусский язык уже с X в. знает форму единственного числа «русин», особое выражение «род рускый» для обозначения народа и название «Руская земля» для обозначения страны — все в договорах с греками 911 и 944 гг. Понятия страны и народа ясно разграничены.
В то же время и греческий язык, наряду с несклоняемым οι Ρω̃ς для обозначения народа, образовал и название страны Ρωσία и склоняемые имена οι Ρω̃σοι, Ρω̃σσοι, Ρουσοί, Ρούσιοι для обозначения народа, что предполагает и единственное число Ρω̃σος, Ρω̃σσος, Ρουσός, Ρούσιος.18

В латинских хрониках XI и XII вв. мы найдем еще больше вариантов нашего имени: Ruzi, Ruzzi, Riuzi, Rusci, Russi, Rutheni.
Древнерусский язык XI и XII вв. знает выражения «русьские сынове, мужи земли Руськоѣ». Позже мы увидим целый ряд правильных и неправильных производных для обозначения русских людей. «Русин» не должен иметь множественного числа, но все же оно образуется: «русинове» (уже в 1501 г.)19 и позже «русины». Иногда говорят просто «рус»/«русы»; такое множественное известно уже с конца XII в. сербским житиям, а затем Ипатьевской летописи;20 оно повторяется в подложном манифесте Богдана Хмельницкого 1648 г.: «валечные Русы».
Вероятно, с конца XV в. появляется форма «русак»/«русаки» и тогда же «русянин»/«русяны» (в повести о Вавилонском царстве и позднее у Юрия Крижанича).21 С XVII в. известны новые формы: «росс»/«россы», «россиянин»/«россияне». Наконец, в XVIII в. промелькнули еще «российцы» и «российщики»,22 а на Карпатах говорили «русняк»/«русняки».
Мы можем сказать, что неудобство собирательного имени «Русь» все время требовало замены его более удобными формами, и эти формы нередко являются странными и фантастичными. Но действительность не всегда подчиняется строгим правилам, которые устанавливают записные филологи. В ряду этих исканий форма «русичи» наименее странна, ибо она вполне соответствует словоупотреблению XI—XIII вв.
II
В XII в. племенные названия с окончанием -ич/-ичи еще воспринимались как родовые имена; они применялись ко всем сынам (или потомкам) семьи, рода или племени, восходящим к одному эпониму. Ничто не мешало поэту XII в. рассматривать всех «русских сынов» как потомков легендарного Руса. Это было вполне в духе средневековья.
Напомним, что начиная с Фредегара хронисты возводят франков к вымышленному Франкиону, внуку троянского царя Приама, и в это верили и в XII в.23 Английский хронист XII в. Гафред производит британцев от Брута, сына Аскания, т. е. опять от внука Приама.
Если мы перейдем к славянским народам, то и здесь найдем подобные же легенды об эпонимах, вождях или родоначальниках племени. Константин Багрянородный рассказывает (очевидно, по славянскому источнику), что хорватский народ состоит из семи племен, происходящих от пяти братьев и двух сестер, имена которых он приводит; и один из этих братьев носит имя Χρώβατος, т. е. является эпонимом всего народа.25 В самом начале XII в. летописец Козьма Пражский рассказывает о предке чешского народа, занявшем Богемию, и называет его pater Bohemus, что на чешском языке несомненно звучало «отец Чех». Эта легенда о праотце Чехе связана с польской легендой о братьях Лехе, Русе и Чехе, впервые приведенной в Великопольской хронике епископа Богухвала (ум. в 1253 г.), но, вероятно, возникшей гораздо раньше.26 Этот эпоним Рус был известен уже в начале X в. Так, арабский путешественник Ибн Фодлан прямо утверждает, что русские происходят от Руса, сына Иафета и внука Ноя.27 Знакомый с библейскими книгами, мусульманин сделал Руса сыном Иафета (хотя у последнего такого сына вовсе не было); но, конечно, языческие руссы той эпохи и не слыхали об Иафете, а считали своего предка Руса сыном другой еще более значительной личности. Обратим внимание на «Слово о полку Игореве»: здесь русичи, очевидно, сыны Руса, но они же и «Дажь-Божьи внуци». Весьма вероятно, что в X в. и позже праотца Руса считали сыном Дажь-Бога.
Наконец, довольно темный текст византийского хрониста, продолжателя Симеона Магистра, описывая события начала X в., говорит, что «Русь, называемая и дромитами, получила свое имя от некоего неистового Роса».28 Итак, в X в. русские считались потомками некоего Роса или Руса, по согласному свидетельству арабского и византийского писателей. Воины XII в. легко могли быть названы русичами по имени этого легендарного предка.
Генеалогические легенды были весьма распространены во всей Европе в эпоху средневековья. И певец «Слова о полку Игореве» мог пользоваться такой легендой. Он был, вероятно, родом из Северской земли, включавшей вятичей и радимичей, потомков эпонимов Вятка и Радима. Как раз в рассказе об Игоревом походе Ипатьевская летопись упоминает еще вятичей. У певца «Слова о полку Игореве» особенно развит генеалогический интерес. Как скандинавские скальды, он любит рассказывать о предках своих героев.30 Он называет северских князей не только «Святославличами» по отцу, но и «Ольгово храброе гнездо», «Ольговичи храбрые князи» по имени их деда. Другие князья для него «Мстиславичи», «внуци Всеславли».31 Даже река Днепр названа у него «Днепр Словутич», очевидно, в связи с какой-то легендой.32 Все эти выражения вполне соответствуют духу XII в., его родовым традициям. Следует быть достойным своих предков — «старого Владимира, старого Ярослава», — это одна из основных идей «Слова». «Прадедняя слава» призывает его героев к новым подвигам.
Родовой быт создал во Франции понятие gentilhomme — члена известного рода — gentis, в Хорватии благородство выражается словом «племенити», это человек, род-племя которого хорошо известно. Этот родовой быт мог создать понятие «русичи», как сыновей племени Русь или, вернее, как сыновей (внуков) предка Руса; подобно тому, как все чехи XII в. — сыны «отца Чеха», так и все «руские сынове» XII в. — сыны «отца Руса».
Поэтический язык автора «Слова» особенно выразителен и точен. Подчеркнем, что он сознательно избегает двусмысленного слова «Русь» и ни разу не пользуется им в своей поэме. Он точно различает страну и народ. Страна для него «Русская земля»; это славное имя двадцать раз повторяется в «Слове».33 Воины названы «руские сыны», «руские полкы», жены их — «жены руския». Один раз они названы «христьяне», по контрасту с язычниками — половцами,34 которые восемь раз упоминаются как «поганые», а еще два раза сказано «поганый половчине» и «поганые головы половецкие». Но четыре раза русские названы «русичи» и именно как храбрые воины: «... с вами, русици, хощю главу свою приложити»; «... русичи великая поля чрьлеными щиты прегородиша»; «... а храбрии русици (поля) преградиша чрьлеными щиты»; «... ту пир докончаша храбрии русичи».35 Трудно сказать, являются ли эти эмотивные формы удачной находкой талантливого поэта или, вернее, архаическими эпическими формулами, восходящими к песням Бояна XI в. или даже к песням времен походов Олега и Святослава, когда и Ибн Фодлан и Симеон Магистр уже говорили об эпониме Русе.
Можно было бы считать, что форма «русич» / «русичи» рядом с обычной «русин»/«русь» как будто излишня, но мы уже указали, что русский язык очень часто создает самые разнообразные формы36 для этнических имен, особенно для имени родного народа, как это делают и другие славянские языки.
Очень показательна история имени «ляхов»; в нем есть непоследовательность: летописи говорят «лях»/«ляхове», но прилагательный всегда «лядский». Польские ученые давно указали, что форма «лях» вторичная, эмотивная (как Стах/Станислав, брах/брат), а что первичной была форма Lędzianin — «лядянин», засвидетельствованная как Λενξανη̃νοι у Константина Багрянородного, в сербском народном эпосе как Ледьян (Леђан) и мадьярской формой польского имени Lengyel (Лендьел). Итак, жители Лядской земли назывались в X в. «лядяне», но эта форма исчезла и была заменена более краткой «лях», наряду с которой в польских источниках появляется и форма Lech. Однако, как указал Тыменецкий, у баварского географа IX в. мы находим название племени Lendizi, из которого можно заключить, что древнейшее племенное имя было родового типа — Lędzici (лядичи).37 Эти «лядичи» IX в. соответствуют «русичам» XII в., но и та и другая формы были весьма редкими, хотя и достаточно правильными.
Надо подчеркнуть, что в древнерусском языке XII—XIII вв. можно встретить целый ряд образований с суффиксом -ичь, например племя берендеев очень часто названо «берендичи», а наряду с именем «немец» мы встречаем и формы «немчин» и даже «немчичь».39 Такие формы производятся даже от имен городов, например «римовичи» в Ипат. лет., под 1185 г., и «Андрей Путивличь», там же, под 1273 г. Заметим, что сербский язык, так же как и русский, создает особенно много форм для названия родного народа: «срб», «србин», «србаль», «срблин», «србляк», «срблянин», «србо», «српче», «српчичи», «срчад», даже «србеканя» и «србенда» (шутливое, отвечает нашему «руссопет»).40 Такое богатство форм объясняется аффективной потребностью найти новые оттенки для обозначения представителей родного народа.
Особенно интересно, что язык сербских эпических песен создал форму, неизвестную прозаическому языку, а именно с суффиксом -ичь. Так, для названия греков обычны древние формы: «грькь» и «грьчинь», множественное число — «грьци» и «грькове». Но в старинной песне о женитьбе Груицы Новаковича выступает в роли жениха «Грчичь Манойло», т. е. сын грека (одни комментаторы считают, что это известный и русскому эпосу царь Мануил Комнен, другие — что это царь Мануил Палеолог конца XIV в.).41 Итак, в сербском эпосе возможна форма «грчичь»/«грчичи».
В другой песне говорится о женитьбе «Влашича Радула»; обычное имя румынского народа — влах/власи, но опять-таки эпическая песня создает новое, более ласковое имя влашичь/влашичи.
Венециане назывались по-сербски: «бнетьчичи» (позднее «мнетчичи»/«млечичи»), что вполне соответствует форме «венедици»/«венедичи» в «Повести временных лет» и в «Слове о полку Игореве». Укажем еще, что обычное название венгров в древнесербском языке «угрин»/«угрове»/«угри», но рядом с ним бытовала и более редкая форма «угричь», засвидетельствованная в фамилии Угричичь-Требинский, очевидно происходящей от сына Угрича.
Эти параллельные формы «грьчин»/«грчичь» и «угрин»/«угричь» доказывают закономерность параллельного существования форм «русин» и «русичь» в древнерусском языке.
Любопытно, что в далматинских актах мы найдем фамилии: Русиничь (1182 г., в Задре), Русиновикь (1253 г., в Дубровнике) и именно Русичь (1364 г., в Сплите).44 Что эти фамилии в приморских торговых городах могли происходить от заезжих русских, подтверждается тем, что в тех же городах мы найдем фамилии: Pecenego (1171 г., в Сплите), Pecenegi (1185 г., в Задре) и Печенежичь (с 1226 г., в Дубровнике).
Укажем еще, что географическая карта Лондонской псалтири (второй половины XIII в.) помещает на нижнем Дунае около Венгрии, т. е. в Галицкой земле, народ «Ruscitae»; это имя может происходить от имени «русичи», как Δραγουβίται от «драговичи».
Итак, мы считаем, что форма «русичи» (при собирательном «Русь») вполне закономерна для древнерусского языка XII—XIII вв. Особенно знаменательно то, что «Слово о погибели Рускыя земли», в поэтическом языке которого много сходства с языком «Слова о полку Игореве», приведя несколько племенных собирательных имен в чистом виде: «корела, литва, вяда, мордва», говорит, однако: «... где тамо бяху тоимици поганыи». Собирательное имя финского типа «тойма» заменено множественным числом с суффиксом -ичи, совершенно так же, как имя «Русь» в «Слове о полку Игореве» заменено более удобным множественным числом «русичи».47 А с конца XII в. можно найти в летописях образованные от собирательных «Пермь», «Ермола», «Вымь», «Сысола», «Вогула», «Югра», «Мордва» формы множественного числа: «пермичи», «ермоличи», «вымичи», «сысоличи», «вогуличи», «югричи», «мордвичи».48 Это интересная параллель, на которую филологи до сих пор не обратили внимания.

III
Еще в 1887 г. А. А. Потебня привел в параллель к слову «Русичи» цитату из украинской обрядовой песни:
Сім сот молодців, самих вібранців,
Самих вібранців, й а русовичів.
Впоследствии это редкое имя «русовичи» не раз приводилось в комментариях к «Слову о полку Игореве», в связи с именем «русичи», но, насколько нам известно, никто не исследовал подробнее их взаимное отношение. Можно было бы поставить вопрос: не является ли, при наличии подлинной народной формы «русовичи», спорная форма «русичи» действительно «столь же бесполезным, сколь и фантастичным неологизмом»?
Надеемся, что предыдущее изложение убедило читателей в том, что форма «русичи» скорее является поэтическим архаизмом, но чтобы окончательно выяснить, которую из двух считать неологизмом, следует остановиться на мало разработанном вопросе образования патронимных форм в древнерусском языке.
В настоящее время русские имена собственные с окончанием на твердую согласную образуют отчества с двойным суффиксом -ов-ич, а имена с окончанием на -ь или -й отчества с суффиксом -евич. Это общее правило. Можно сказать, что эти отчества образованы от притяжательных прилагательных, прибавлением суффикса -ич: Петр/Петров/Петрович, Игорь/Игорев/Игоревич, Андрей/Андреев/Андреевич. Между тем мужские имена с окончанием на гласную -а или -я дают отчества с одним лишь суффиксом -ич, именно Лука/Лукич, Илья/Ильич, хотя прилагательные имеют суффикс -ин: Лукин, Ильин и т. п. Эти притяжательные прилагательные теперь имеют функцию фамилий.
Однако в древнерусском языке отчества часто образовывались иначе. С одной стороны, в севернорусских памятниках XII—XIII вв. мы постоянно встречаем отчества от имен с флексией -а/-я, в долгой форме, с двойным суффиксом -инич: Сава/Савинич, Мирошка/Мирошкинич; они образованы именно от притяжательных прилагательных Савин, Мирошкин.
С другой стороны, что именно важно для нашей темы, в древних текстах многие личные имена с окончанием на твердую согласную дают отчества в краткой форме, просто с суффиксом -ичь, без наращения -ов.
Древнейшие отчества в Начальной летописи51 — это Претичь (под 969 г.) и Свенгелдичь (под 975 г.); оба они образованы прямо от имен Прет (Fretr) и Свенгелд (Sveingjaldr). Теперь они звучали бы «Претович» и «Свенгелдович».
И в названиях племен мы встречаем те же краткие формы: «вятичи» (потомки Вятка) и «радимичи» (потомки Радима).52 Вероятно, и «лютичи» считались потомками Люта, а «кривичи» имели эпонима Крива.
С XI в. в летописи упомянуты: Творимиричь (1043 г.), Ярославичь (1067 г.), Жирославичь, Ростиславичь, Святославичь, Ярополчичь (1101 г.), Святополчичь (1102 г.), Володимеричь (1095 г.), Ратиборичь (1121 г.) и т. п. Мы видим, что это главным образом отчества от древнеславянских имен с основами на -слав, -полк и -мер (-мир); они образованы от древних притяжательных форм: Володимерь, Ярославль, Святополчь.54 Эти древние формы отчасти сохранились в названиях городов.
Те же краткие формы отчеств наблюдаются и в Новг. IV лет.: Володимеричь, Всеславичь (1128 г.), Незнаничь (1189 г.), Степаничь (1204 г.), Зуболомичь (1215 г.), Намнежичь (1215 г., от имени Намнег), Мстиславличь (1404 г.), Святославичь (1403 г.), Братошичь (1412 г.).
Однако целый ряд личных имен образует отчества с суффиксом -ович/-евич. Это прежде всего имена Игорь и Олег: от первого нельзя образовать краткого прилагательного на -ь (Игорь), необходимо сказать «Игорев», и отчество всегда «Игоревичь» (так же от Володарь — Володаревичь). Для второго, поскольку параллельное женское имя Ольга дает «Ольжичи» («село ея Ольжичи», 947 г.), необходимо было создать отчество «Ольговичи». Затем, христианские имена образуют отчества с наращением, при наличности дательного падежа: «Петрови», «Борисови», «Романови» и прилагательных «Борисов», «Петров», «Романов» и т. п. Нерусские тоже подчиняются этому правилу, и в Ипатьевской летописи мы найдем ряд половецких родовых прозвищ и отчеств с наращением: Токсобичи, Бурчевичи, Кончаковичи и другие уже в XII в.55 Это постепенное преобладание отчеств с суффиксом -ович/-евич начинает влиять по аналогии и на древнеславянские краткие отчества. Мы можем наблюдать этот процесс уже с XIII в.
Так, под 1146 г. сын Войтеха назван «Войтишичь», но в 1221 г. он уже «Войтиховичь».56 Сын польского князя Лестка назван в 1209 г. «Лестьчь» (вернее — «Лестьчичь»), но под 1249 г. он уже «Лестковичь». Любопытно, что под 1230 г. действуют бояре «Молибоговичи», но немного позже, в 1240 г., появляется еще архаическая форма «Ивор Молибожичь».57 Отчество «Володимеричь» начинает постепенно заменяться новым «Владимировичь», как и «Всеволодичь» заменяется «Всеволодовичем». Однако древние формы, особенно отчества на -славичь, держатся еще очень долго в летописях, даже XVI в., например, в Тверской летописи.
В «Задонщине» почти все отчества уже нового типа: «Володимеровичь», «Олгердовичь», Всеславьевичь». Только в списке К-Б раз упоминается «Ярославичь», а в списках У и И-1 — «Святославич». Ясно, что предполагаемый фальсификатор никак не мог создать из последней формы своих «Святъславличей».
В северных былинах в записях XIX в. преобладают новые формы: «Святославович» (даже «Святославгович» у Рябинина), «Всеславьевич», «Будимирович», «Казимерович», «Долгомерович»: только один сказитель говорит «Волга Сеславьич».
Между тем В. Н. Татищев в своей «Истории» неуклонно пользуется старыми формами: «Ярославль» (сын), «Святополчь», «Всеволожь» и отчествами «Ярославичь», «Всеславичь», «Ярополчичь»,
«Святополчичь», «Всеволодичь» (с одним исключением: «Владимировичь»).

Напротив, Н. М. Карамзин уже пишет:
«Владимирович», «Рогволодович», «Святополкович», «Всеволодич», но еще сохраняет старые формы «Ярославич», «Святославич», «Мстиславич», вместо которых в наше время преобладают формы с суффиксом -ович.
То же постепенное появление суффикса -ов можно прекрасно наблюдать в сербохорватских средневековых памятниках. Еще в XII в. засвидетельствованы имена двенадцати хорватских «племен» (крупных родов), заключивших в 1102 г. договор с угорским королем Коломаном. Из них десять имеют суффикс -ичь: Качичи, Шубичи, Чудомеричи, Свачичи (или Сначичи), Муричи, Гусичи (или Гушичи), Полечичи, Лачничичи, Ямометичи, Тугомеричи.59 Мы видим, что ни одно из этих имен не имеет суффикса -ов; если даже некоторые из них образованы от личных имен с окончанием -а (Шуба/Шубичи, Лачница/Лачничичи), то большая часть явно происходит от имен с основой на согласную: Чудомер, Тугомер, Ямомет, Гус (Гусь), Могор.
Еще больше таких отчеств в договорах XIII и XIV вв. Например, в Дубровнике в 1237 г. мы найдем: Радованичь, Градоличь, Храненичь, но уже и Прекоровичь. В договоре Дубровника 1253 г. с болгарским царем находим: Негомиричь, Печенежичь, Доброславичь, Гоиславичь, Болеславичь, а наряду с ними и формы с суффиксом -ов/-ев, особенно от иностранных имен: Петровичь, Мангеровичь, Русиновичь, Силвестровичь.
Древние формы держатся еще долго в XIV и XV вв., особенно в именах с основами -слав, -мер (-мир) и -гост, как и в русском языке. Например: в частном акте 1323 г.: Болеславичь, Радогостичь, Хрватиничь, Угриничь, и позднее: Красимиричь, Радомиричь (1396 г.) и еще в 1475 г. Озрисаличь, т. е. Озриславличь.
Но наряду с этими формами появляются и наращения: Бориславовичь (1355 г.), Тихорадовичь (1355 г.), Златоносовичь (1420 г.), Драгодановичь (1454 г.) и т. п.
В настоящее время в сербохорватском языке преобладают фамильные прозвища на -овичь/-евичь, например: Борисавлевичь, Казимировичь, Ненадовичь, Ивановичь, но можно встретить и архаические образования: Ненадичь, Иваничь.
Эта параллель прекрасно объясняет появление формы «Русовичь» после древней «Русичь».
Мы приходим к выводу, что форма «русичи» вовсе не является «беспримерной аномалией» и вовсе не противоречит правилам развития русского языка. Напротив, она является закономерным патронимным образованием древнейшего типа, основанным на легенде о происхождении русских славян от эпонима «буего Руса», известного нам по двум свидетельствам начала X в.62 Она связывается с рядом имен множественного числа: тоймичи, мордвичи, югричи, литовчичи (при собирательных Тойма, Мордва, Югра, Литва), но еще больше с краткими отчествами древнего образования в русском и сербохорватском языках, которые могут служить и родовыми и племенными прозвищами. Все эти отчества, в течение веков, уже с XIII в., начинают получать в обоих языках наращение -ов: этому правилу подчинилось и имя «русичи», и в украинской песне XVII в. оно появилось в форме «русовичи».
Можно возразить: почему же, если форма «русичи» закономерна, она не встречается в других памятниках, а остается гапаксом «Слова»? На это следует ответить, что сродные формы множественного числа «тоймичи», «мордвичи», «югричи», «литовчичи» тоже уникальны. Для обозначения этих племен или народов русский язык пользовался прежде всего указанными собирательными, типа «Русь», а форма на -ичи была более изысканной и редкой, так же как сербские «Грчичи» и «Влашичи».
..........


---
Я уже не работаю в архивах, поэтому с просьбами об архивном поиске в личку обращаться НЕ НАДО!
митоГаплогруппа H1b
Дневник
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 24895
Регистрация: 2006
Рейтинг: 13073 

Реферат

ГЛАВА II
СТРУКТУРА И СЕМАНТИКА МУЖСКИХ НЕКАНОНИЧЕСКИХ ИМЕН XVII ВЕКА Г. ТОБОЛЬСКА

2.1. Семантика мужских неканонических имён

Имя – личное название человека, даваемое при рождении, часто вообще личное название живого существа. Имена встречаются мужские, женские, канонические и неканонические.
Когда говорят, что имя не имеет значения, то имеют в виду, что оно не обозначает класса предметов, а называет (именует) только один предмет, именно тот, который называется - нарекается данным именем.
Состав некалендарных имен является неоднородным. Причём мужские имена того времени превышали количество женских имён в 2 раза.
Некалендарные прозвищные имена больше представлены в антропонимической системе сибирских летописей. Одной из причин, способствующих формированию большего количества прозвищных имен, является незначительный объем группы внутрисемейных некалендарных личных имен и возникшая в связи с этим одноименность.
В древнейшие времена человек воспринимал себя как частицу Вселенной и пытался найти в ней свое место. Люди верили в свое происхождение от растений, животных, стихийных явлений, и это отразилось на их именах. Древнейшие системы личных имен базировались на семантическом принципе, и для именования родственников использовались слова, обозначающие одни и те же или близкие понятия. Следы древнерусской антропонимической системы просматриваются в документах 14–17 вв.
Сметные списки, ведомости и переписные книги г. Тобольска XVII представляют немногочисленную, но пёструю палитру мирских личных имён, характеризующих различные стороны жизни:
1. Внешние признаки ребёнка: Черныш, Чернавка, Бел, Беляй, Беляк, Белой, Белуха и др. – это некоторые из имён, связанных с цветом волос и кожи; были имена, присваиваемые и по другим внешним признакам – росту, особенностям телосложения: Беспалой, Голова, Губа (с заячьей губой), Мал, Малой, и т.д.
2. Кроме имён, дававшихся по внешнему виду, были такие, которые присваивались в зависимости от характера и поведения ребёнка: Бессон, Булгак (беспокойный), Забава, Истома, Молчан, Неулыба, Несмеяна, Обиден, Смеяна, Смирной.
3. Внутренние качества: Безсонка, Безсонъ, Беспутка, Плакса.
4. Порядок при счёте рождения ребёнка: Одинец, Перва, Вторак, Третьяк, Шестак, Девятко.
5. Выражение отношения ожидания и неожиданности по отношению к рождению ребёнка, чувства родителей к родившемуся ребёнку: Бажен (желанный, милый), Богдан и Богдана, Ждан и Неждан, Любим, Поспелка, Подкидка.
6. Обстоятельство и время появления ребёнка в семье: Краденый, Подкидко.
7. Ассоциация с предметами окружающей среды, в том числе имена, связанные с животными и растительным миром: Ветка, Жеребец и др.
8. Ассоциация с предметами быта: Шилко, Щаплыга.
9. Мироощущения, отношение к жизни родителей: Гуляй, Дружинка, Любимъ, Неустрой, Семейка, Ширяй.
Помимо этого были имена и другого порядка. Они восходили к древним поверьям. Это «плохие» имена, которые якобы способны были отвращать злых духов, болезни, смерть: Горяин, Злоба, Некрас, Нелюба, Немил, Неустрой.
По именам можно узнать о соседях, с которыми жили русские: Карел, Козарин (хазарин), Онтоман (очевидно, турок – оттоман), Татарин, Чудин (представитель финно-угорского племени чудь) и другие.
Имена давались и по общественному положению – Барышник, Князь, Кузнец.
Множество прозваний давалось по отдельным поводам и случаям, установить которые не представляется возможным, другие могут быть приписаны ремёслам. Например, Дуло, Ложка, Шуба и т.д. Во многих случаях имя-прозвище давалось вне зависимости от его прямого смысла.
Уже в древние времена детей называли такими именами, как: Перва и Первой, Второй, Вторак, Третьяк (одно из самых распространённых имён), Четвертак, Пятой и Пятак, Шесток и Шестак, Семой и Семак, Осьмой и Осьмак, Девятой и Девятко, Десятой. Как современные личные имена ни одно из них не зарегистрировано, а старые календарные числовые заимствованные имена изредка встречаются и теперь: Прим, Октавий и Октавия.
Многие имена, данные в детстве, оставались у людей всю их жизнь. Среди древнерусских имён были такие, которые дошли до наших дней: Вадим, Всеволод, – другие, долгое время забытые, ныне возрождаются: Добрыня, Ждан, Любава, Всеволод.
Из нескольких тысяч древнерусских самобытных имён, созданных на основе русской и славянской бытовой лексики, широко распространённых было всего несколько десятков. Среди них Бессон, Булгак, Бурой, Бык, Голова, Горяин, Губа, Дружина, Красной, Курбат, Любим, Молчан, Неклюд, Некрас, Русин, Толстой, Черной, Ярец.
Здесь налицо почти все разряды самобытных имён, данных по внешнему виду именуемого, поведению, охранные, пожелательные, «числовые» и т.п.
В XVI веке из-за широкой распространённости этих имён были созданы различные дополнительные к ним формы – сокращённые, уменьшительные, ласкательные, которыми было внутри семьи удобнее пользоваться, чем полными. Но всё же преобладающей частью были имена канонические.
Этот заключение мы вынесли после анализа таких источников как Дозорная книга 1624 г.; переписная книга 1625 г.; список 1633 г.; смётный список 1638 - 1691 гг.; книги монахов, служителей и крепостных крестьян Тобольского Абалакского и мужского Знаменского монастырей XVII века.
Таким образом, мы можем сделать вывод, что неканонические имена имели древнее происхождение и существовали на протяжении многих веков вплоть до Октябрьской революции.

2.2. Вариативность мужских неканонических имён


В антропонимике до сих пор остаётся актуальным вопрос о сущности нехристианских имён.
Исследователи антропонимов отмечают, что в 17 веке в центральных городах России нехристианские русские имена встречаются чрезвычайно редко. Обычно ими называют детей в тех семьях, где были сильны традиции допетровских имён. В большинстве случаев они употреблялись только в функции неофициальных имён.
Ребёнок в этом случае имел два имени: в документах – официальное и в домашней обстановке – неофициальное.
В антропологии до сих пор остаётся актуальным вопрос о сущности нехристианских имён.
Исследователи антропонимов отмечают, что в XVII веке в центральных городах России нехристианские русские имена встречаются чрезвычайно редко, обычно ими называют детей в тех семьях, где были сильны традиции допетровских имён. В большинстве случаев они употреблялись только в функции неофициальных имён. В этом случае ребёнок имел два имени: в документах – официальное и в домашней обстановке – неофициальное.
Некалендарные прозвищные имена встречаются чаще, чем некалендарные внутрисемейные имена. Их употребление в функции личных имен незначительно.
В текстах сибирских летописей более всего отмечено употребление прозвищных имен на второй позиции в моделях именований лиц как высшего служилого сословия, так и низшего.
Такие и другие народные варианты русских имён по-разному соотносятся с исходными календарными именами. Среди старых календарных имён есть такие, которые употреблялись только в форме народной, например, имя Иван или имя Гордей вместо Гордий.
Про вариативность имён географ и топонимист прошлого века В.В. Григорьев писал о лингвистической «самодеятельности» русского народа.
Вариативность включает в себя:
1. Изменение начальных звуков имени (Адам – Одамко).
2. Опущение начального гласного основы (Исидор – Сидорко, Иоаким – Аким).
3. Прибавление гласного или согласного (реже) звуков в начале имени (Изосим от Зосим, Изот от Зот).
4. Появление вставочных звуков в имени (Ульянко от Иулиан, Шустин от Устин).
5. Замещение одних звуков другими (Кирсан от Хрисанф, Куприян от Киприян).
6. Уподобление гласных звуков в основе имени (Кузьма от Козьма).
7. Расподобление согласных (Меркул – Меркурий).
8. Смягчение твёрдых согласных (Флёр от Флор, Сенька от Симеон).
9. Отвердение мягких согласных (Мартын от Мартин, Сысой от Сисой).
Таким образом, можно сказать, что имена по своей сути составляют пёструю палитру, а, следовательно, и делятся по своим признакам на 9 частей. А также мужские имена включают в себя вариативность, по которой можно определить какие имена и к какой группе признаков относятся.
Структурный анализ личных имен г. Тобольска показывает разнообразную картину одночленных, двучленных, трехчленных и четырехчленных именований. Самой частотной представлена группа двучленных антропонимов, группа трехчленных именований малочисленна, четырехчленные же личные имена в памятниках деловой письменности XVII века г. Тобольска единичны.
Из перечисленных имен несложно проследить процесс создания производного имени: из двухосновного отсекается вторая часть и прибавляется суффикс или окончание (-нег, -ло, -та, -тка, -ша, -ята, -ня, -ка). Например, Ярило, Ульянко, Беспутка и другие. Если имя имеет одну основу, суффикс прибавляется к ней: Святослав: Свято+ша=Святоша; Ярило: Ярил+ка.
Часто в источниках употребляются уменьшительные или пренебрежительно-уничижительные формы неканонических имен. Восстановить по ним полную форму имени довольно сложно. Особенно трудно это сделать когда речь идет об омофонических (совпадающих в произношении и написании) формах различных имен. В таких случаях неполное имя может соответствовать двум или нескольким полным. В то же время в источнике могут встречаться различные вариантные формы одного имени (аллонимы).

Турнаева Елена Викторовна

---
Я уже не работаю в архивах, поэтому с просьбами об архивном поиске в личку обращаться НЕ НАДО!
митоГаплогруппа H1b
Дневник
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 24895
Регистрация: 2006
Рейтинг: 13073 


Cynamon написал:
[q]
Автор работы не потрудилась в святцы посмотреть.
[/q]

Зато потрудилась заглянуть сюда.
I. Источники:
1. Дозорная книга 1624 г.
2. Переписная книга 1625 г.
3. Список 1633 г.
4. Сметный список 168 – 1691 гг.
5. Переписные книги монахов, служителей и крепостных крестьян Тобольского Абалакского и мужского монастырей XVII века.
6. Переписная книга 1698 г.
II. Список научной литературы:
1. Альтман М.С. Из истории имён, фамилий и прозвищ. В кн. Прометей. Историко-библиографический альманах серии ЖЗЛ. – М., 1967. – Т.2.
2. Антропонимика. Библиографический указатель литературы на русском языке. Составитель С.М. Зинин. – Ташкент, 1968.
3. Балов А.К. К вопросу о древнерусских некалендарных именах // «Этнографическое обозрение» - 1893. - №3.
4. Бондалетов В.Д. Ономастика и социолингвистика. – М., 1970.
5. Ивашко В.А. Как выбирают имена. – Минск, 1980.
6. Карский Е.Ф. Словарь древне-русских личных имён Н.М. Тупикова «Русский филологический вестник», 1904, Т.51.
7. Суслова А.В., Суперанская А.В. О русских именах. – СПб, 1991.
III. Словари и справочная литература:
1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов – М.: Сов. Энциклопедия, 1966.
2. Краткий этимологический словарь русского языка / Н.М. Шанский, В.В. Иванов, Т.В. Шанская. – М.: Просвещение, 1971.
3. Петровский Н.А. Словарь русских личных имён. – М., 1980.
4. Русская ономастика и ономастика России / Словарь под ред. Трубачёвой О.Н. – М., 1994.

---
Я уже не работаю в архивах, поэтому с просьбами об архивном поиске в личку обращаться НЕ НАДО!
митоГаплогруппа H1b
Дневник
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 24895
Регистрация: 2006
Рейтинг: 13073 

Зализняк А. А.
Древненовгородский диалект. — 2-е издание, переработанное с учетом материала находок 1995–-2003 гг. — М.: Языки славянской культуры,
2004. — 872 с. — (Studia philologica).


Образование имен собственных


§ 5.4. Большая часть рассматриваемых ниже вопросов более подробно разобрана нами в Лингв., § 60. Ниже коротко изложены общие положения, приведены заново некоторые списки (пополнившиеся за истекшее время), отдельные частные вопросы рассмотрены несколько подробнее. Имена даются в нормализованной записи, без ссылок на конкретные грамоты (соответствующие сведения можно найти в словоуказателе); но в отличие от словоуказателя (и от Лингв., § 60), здесь использована раннедревнерусская запись (поскольку она позволяет представить некоторые из
рассматриваемых ниже морфем и словоформ более наглядно).

По своему происхождению подавляющее большинство представленных в берестяных грамотах личных имен относится к двум основным классам: дохристианские славянские имена (и их модификации) и христианские имена (и их модификации).

С морфологической точки зрения существенно прежде всего деление на полные имена (не подвергавшиеся усечению) и имена с усечением, т. е. такие, где основа (или ее часть, стоящая перед суффиксами), получена путем сокращения какой-то более длинной основы.

Приведем встретившиеся в берестяных грамотах дохристианские славянские имена (неусеченные).
Имена, извлеченные из производных (прежде всего на -овъ, -инъ, -овичь, -иничь, -ь [притяжат.], -ичь) помечены знаком *.

а) Сложные (двуосновные) имена. С именной основой в качестве первого члена: Богуславъ*, Братонъгъ (и уменьшит. Братонъжько), Воєславъ (Воиславъ), Вьчеславъ, Добровитъ, Доброжиръ, Добромыслъ, Домагость, Домажиръ, Доманъгъ, Домаславъ, Дорогобудъ (?), Дорогонъгъ* (?), Жизнобудъ, Жизномиръ, Жировитъ, Жирославъ, Житобудъ, Людьславъ, Милогость (или -гостъ), Милонъгъ, Милославъ, Мирославъ (Миръславъ), Моиславъ, Нъговитъ, Нъгорадъ, Нъгосъмъ, Нъжебудъ*, Передьслава, Радогость (или -гостъ), Радонъгъ*, Радославъ, Ратьмиръ, Ратьславъ,
Свьтопълкъ, Сольмиръ, Сутимиръ, Съновида (?), Съновидъ, Уєнъгъ, Яромиръ.

С глагольной основой (или императивом) в качестве первого члена: Бориславъ, Гориславъ*, Дьржимиръ (?), Станимиръ, Станиславъ, Стоинъгъ, Събиславъ, Събыславъ, Съдославъ* (?), Творимиръ, Хотьжьръ, Хотъславъ (и уменьшит. Хотъславъко, Хотъславьць).
Более позднюю разновидность данной модели отражает Падинога* (где a-основа сохраняет в составе сложного слова свой морфологический класс).
Об именах, представленных в отъ Сьдеслав(а) 940 и ў Стежира Ст. Р. 5, см. Б 31.

б) Приставочно-корневые имена: Бездъдъ, Безуи*, Възора (?), Вънъгъ (?), Вънъздъ, Завидъ, Надъи, Нажиръ, Намъстъ, Насилъ, Наславъ, Невидъ, Невъръ*, Некрасъ, Непробудъ*, Неслуи, Несулъ, Несъда, Перенъгъ, Полюдъ, Поръи (?), Промыслъ, Розвадъ*, Рознъгъ, Ростихъ.
По-видимому, к более позднему пласту имен данной структуры относятся Опаль, Опара*, Пожега.

в) Имена, равные (или морфологически подобные) причастиям: Володънъ, Говънъ, Дроченъ (?), Жадънъ, Жьданъ, Неданъ, Обидънъ, Пьсанъ, Съданъ, Стоянъ, Тъшенъ, Хотънъ, Хрипанъ (возможно, еще Боянъ); также уменьшит. Незнанко, Шибеньць (возможно, еще Нъженьць).

г) Имена, равные нечленным формам прилагательных (не двуосновных): Бързъ, Вътора (?), Деснивъ, Дражьнъ*, Дристивъ, Дристьливъ, Дробьнъ, Игратъ, Кривъ, Лютъ, Малъ, Милъ, Нъжизнъ, Нищь (?), Сестрата, Хылъ*(?), Чьрмьнъ; также уменьшит. Дешевъко, Носатъка, Сушько.
Более поздний пласт составляют имена, равные членным формам: Безубая, Бълыи, Широкыи.

д) Имена, равные этнонимам: Грьчинъ, Льхъ, Прусъ, Търчинъ, Хвалисъ (?), Чюдинъ, Чюдъка; также уменьшит. Лопинъко*. Неясно, являются ли именами или просто этнонимами литвинъ в № 283, корълинъ в № 243 и нъмьчинъ в № 25.

е) Имена, равные нарицательным существительным (нередко с уменьшительным суффиксом 1), кроме входящих в предыдущие пункты (список не претендует на полноту — ряд неочевидных примеров опущен):
Баба*, Бобръ, Боранъ, Буякъ*, Бълда, Вечеръко, Волотъко*, Вороньць, Вълчько, Голуза (или Голузь), Дроздъ, Дрочька, Дуда, Дьрачь, Дьртъка, Желудъко*, Животъко, Жигаль, Жила, Жюпанъко, Жючько*, Заяць, Зубрь, Зубъ, Зубьць, Зуико, Канун(ьн)икъ*, Клопуша, Козьлъ, Колъньце, Коромольникъ, Коростъка* (?), Косарикъ, Кочанъко*, Кощии, Кривьць, Курь*, Къньзь, Кърга, Кърчько*, Кышька, Лодыга, Лунько, Льгачь, Медовьникъ, Недълька, Носъ, Носъко, Овьсьникъ, Оръшько, Паренина (?), Плъшь*, Полъть*, Пунь, Пучьнь, Пътъка, Пъсъкъ*, Рыкъ, Смърчь*, Собольць*, Стукъ*, Сыпъ*, Сычь*, Токарь, Уда, Уика, Умъко* (?), Храпъ, Челюстъка, Чьлпъ, Чьрнь (или Черень), Шило, Шишакъ, Шюба*,
Шюига, Щекарь*, Щюка.

Заметим, что антропонимы групп «в» – «е» в принципе могли использоваться и как личные имена (даваемые при рождении), и как прозвища (получаемые позднее, в связи с какими-то личными особенностями или жизненными происшествиями).
Разграничить в этих группах личные имена и прозвища, исходя из одних лишь лингвистических соображений, невозможно — хотя бы потому, что одно и то же наименование в разные эпохи и применительно к разным лицам могло выступать в разных функциях. Необходимы сведения о том, как реально использовалось то или иное наименование в жизни его конкретного носителя, например, имел ли этот человек также и какие-то другие имена, и т. п. Понятно, что для персонажей берестяных грамот мы такими сведениями, за редкими исключениями, не располагаем


---
Я уже не работаю в архивах, поэтому с просьбами об архивном поиске в личку обращаться НЕ НАДО!
митоГаплогруппа H1b
Дневник
BOllga
Долгожитель форума

BOllga

Москва
Сообщений: 1701
Регистрация: 2012
Рейтинг: 3075 


Немножко добавлю от себя.
Давно уже смотрю на приведенную в дневнике перепись крестьян Спасо-Прилуцкого монастыря 1543 года. Например, вот по пригородному селу (выделила то, что похоже языческого происхождения):
с. Коровниче (на р.Вологде)
Влас Суморин
Степан Еловцев
Истома и Чюрляй Гридины
Иван Чюркин
Давыд Олешин и сын его Поздяк
Родюка Дурасовский
Елка Яковлев

Тарас Панфилов
Матфей Лукин
Васко Бовыка
Нечай Данилов
Панко Родюкин
Варвара Суждалевская, вдова
Огрофена Гридинская, вдова
Сенка Левонтьев
Терех Левонтьев Оборванцов
Фома Ларионов
Гришка Нестеров
Васко (Юла?)
Васко … нисовский
Петр (Гридин?)
Васко …
…..уло
Машка Онисимовская, вдова
Якуш Иванов сын Шевница
Вахруш Михалев
Денис Федоров
Демка Иванов
Демка Володин
Гридка Уров
Сивка Поминов и Иван его брат
Онтонида, вдова
Васко Игнатов
Настя ..абаровская
Катерина, вдова
Матюшка Семенов
Филка Осорин
Иван Нестеров
Степан Тропин
Игнат Уров
Сивка Поминов
Машка Михалевская, вдова
Фефилатко Нестеров
Вешняк Нестеров
Филя Панин
вдова Зиновья Ананьинская жена
вдова Каптилинка Федоровская жена
вдова Фенка Феонинская жена
Иван Живой
Мишка Семенов
Иван Драгун
Ормак Федюнин
Тимонка Полстовал
…ратинская вдова
Онтоман Малыгин
Парашка, вдова
Флеерко Павлов
Мишка Кожевник
Иван Теплак
Иван Назаров
Митка Якунин
Митка Савин
Федко Колесов
Сенка Полунин
Назар Власов
Васко Вислогуз
Коняйко Малахов
Макар Швец
Васко Онаньин
Иван Кудря

Все крестьяне монастырские, все крещеные и писцы были из монастыря. Думаю, что если бы люди помнили крестильные (христианские) имена свои или отцов, то их бы и написали писцы. А так - если чужестранное имя, лишь однажды произнесенное священником, да никуда не записанное забылось (Елпидифор, Калистрат ...), то писали то, что было употребительно, а именно языческие, но понятные прозвища. Это относилось к простым людям в первую очередь, которые были сами неграмотны, не имели грамотных слуг и соответственно никаких документов.
По моим деревням монастырским ещё в 17 веке встречаю в официальных грамотах - Девятой сын Иванов, Грязной сын Сидоров...
Так что , думаю, языческие имена в документах потому и прожили аж до времен Петра, а точнее до появления обязательных метрических записей..
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 24895
Регистрация: 2006
Рейтинг: 13073 


BOllga написал:
[q]
Варвара Суждалевская, вдова
[/q]

Это, скорее всего, Суздалевская вдова


BOllga написал:
[q]
Иван Драгун
[/q]

По прозвищу


BOllga написал:
[q]
Федко Колесов
[/q]

Прозвище

BOllga написал:
[q]
Васко Вислогуз
[/q]

Прозвище

BOllga написал:
[q]
Макар Швец
[/q]

Профессия

BOllga написал:
[q]
Думаю, что если бы люди помнили крестильные (христианские) имена свои или отцов, то их бы и написали писцы
[/q]


Убеждена, что знали свои крестильные имена, но...только окружающие их индентифицировали про прозвищу или некрестильному семейному имени и в разных списках это было фиксировать удобнее.

Типа: Это како тако Е...пп..илдифур? В той избе живет, парень неженатой ишо! Аааа. так это Девятой, што ль? lol.gif Ну, живет, Филкин сын то, наплодил Филко мужиков и радуется......гы-гы, а ты его Пилдифуром каким-то кликаешь cray.gif

---
Я уже не работаю в архивах, поэтому с просьбами об архивном поиске в личку обращаться НЕ НАДО!
митоГаплогруппа H1b
Дневник
BOllga
Долгожитель форума

BOllga

Москва
Сообщений: 1701
Регистрация: 2012
Рейтинг: 3075 


valcha написал:
[q]

Убеждена, что знали свои крестильные имена
[/q]


Да откуда ж все? Документов не было, бумага импортная и дико дорогая. Только богатые могли себе позволить иметь документы. Неграмотны были все практически (кроме дьяков и церковников, конечно).
Ну, услышали разок в церкви диковинное имя, да через день и забыли... Если недиковинное (царское или как у соседа,например), то не забудут. Возможно, исказят маленько.
А писцы от монастыря, думаю, обязаны были христианские имена записывать. Только если забыто напрочь, тогда уж прозвище.

Про Пилдифура - понравилось biggrin1.gif
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 24895
Регистрация: 2006
Рейтинг: 13073 


BOllga написал:
[q]
Ну, услышали разок в церкви диковинное имя, да через день и забыли..
[/q]


А как же молились? Помилуй мя, раба Божьего Девятого? И бабка заставляла внука лбом в пол на ночь тыкаться перед красным углом, приговаривая: молись Коняйко, говори- я раб Божий Коняйко, согрешил сёдни так-то и так-то? Искажали, но должны были знать. Бабка, крестная во младенчестве должны были ему внушить, что он не нехристь.
А исповедывались? И что, поп на исповеди тоже говорил: Ну, давай раб божий Чурька, топай до хаты, отпускаю те грехи твои тяжкие?
Вот не поверю a_003.gif . И если прихожанин представлялся ему на исповеди Колесом или Поздяком, должон был поп его "отругать" (ты что, мил человек, нехристь, али как?) и заставить его назваться христианским именем, пусть и искаженным.

---
Я уже не работаю в архивах, поэтому с просьбами об архивном поиске в личку обращаться НЕ НАДО!
митоГаплогруппа H1b
Дневник
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 24895
Регистрация: 2006
Рейтинг: 13073 


Cynamon написал:
[q]
не могли правильно назвать своё крестильное имя
[/q]

Я и говорю - искажали, но должны были как-то знать.
Скажет -Данило или Олехно- и то хорошо, священники реконструирует до Даниила или Алексея.

---
Я уже не работаю в архивах, поэтому с просьбами об архивном поиске в личку обращаться НЕ НАДО!
митоГаплогруппа H1b
Дневник
<<Назад    Вперед>> Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ >>>>>> ]
Модераторы: valcha, Geo Z
Генеалогический форум ВГД »   Ономастика (антропонимы, топонимы и пр.), этимология »   Неканонические (прозвищные\некалендарные) личные ИМЕНА
RSS