Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS


Левковские

Создание общей родословной.


<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 140 141 142 143 144 * 145 146 147 148 ... 235 236 237 238 239 240 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6137 

Генеалогическая легенда и реальность: есть ли взаимосвязь?

Как бы мы ни старались, однако мы вновь и вновь вынуждены возвращаться к генеалогической легенде происхождения рода Ельцов, предложенной в свое время Александром Игнатием Ельцем - основателем Ксаверовской иезуитской коллегии и включенной в свой Гербовник также иезуитом, Каспром Несецким. Совершенно очевидно, что Александр Елец взял за основу сведения из Гербовника Папроцкого, который жил столетием раньше, а именно то, что Кмиты Чернобыльские четырехчастного герба Корчак происходили от Грегора Вороновича. Родословие Папроцкого оказалось весьма удобным, что бы к нему пристроить Ельцов и другие роды, поскольку он в данном контексте рассматривал лишь одного из семи сыновей Александра Кмит Чернобыльских - Матвея:

Грегор Воронович —----------- Александр (Кмита) Грегорович —---------- Матвей Кмита —------------ Криштоф Кмита, Семён Кмита —------------ Филон Кмита Чернобыльский (сын Семёна).

В отличие от Папроцкого, Александр Игнатий Елец назвал лишь одного сына Александра - Григория, или Гридка, а ему уже приписал семь сыновей. Первым сыном был Петр, что оставил двух сыновей - Немиру и Черешню - предков Немиричей и Черленковских. Второй сын Григория - Тимша или Тиша, которого звали Бык стал основателем рода Тиша-Быковских. Третий сын - Матвей, сын которого Кмита стал протопластом рода Кмитов Чернобыльских. Четвертый сын - Олизар, большой воин, прозванный Глухим Волчком, основал род Олизаров-Волчковичей. Пятый сын, неизвестный по имени, но прозванный Вороной, стал основателем рода Воронич. Шестой сын - Голенка - дал начало родам Стрибилей и Гостских. Наконец, седьмой сын - Игнат, прозванный Ельцом, положил начало роду Ельцев, что и отобразил в своем Гербовнике Несецкий. (Niesiecki К Herbarz Polski / Wyd. J.N. Bobrowicz. — Lipsk, 1839. — Т. IV. — S. 477-478.)

Я уже поднимал этот вопрос на форуме, в частности на стр. 89 сделал перевод по Ельцам. Правда, некоторые предположения, сделанные тогда, кажутся сейчас мне не совсем корректными, особенно "четыре предположительные ветви одного рода, восходящие к прародителю Булгаку (Игнату?)". Но, о всем по порядку.

Итак, я действительно убежден, что нам нужно начать изучение по источникам родословной, предложенной ксаверовским иезуитом А. Ельцом, именно с Ельцов, ниточка от которых в большой степени сможет размотать этот запутанный клубок.

На генеалогическую версию А. Ельца опирался также доминиканец Юзеф Антоний Лодзинский в своей похвальной речи «Трибунал Божий с креста Иисуса», произнесенной в 1723 в Люблинском костеле отцов Доминика и впоследствии посвященной парнавской хорунжинне Магдалене из Ельцев Роевской. Здесь он привел сокращенный вариант генеалогии, созданной его предшественником. Правда, есть некоторые различия. Например, Ю. А. Лодзинский считал Игнатия пятым сыном самого Григора Вороновича, который Игнатий прозванный Ельцем от дедичного местечка "Ельца", а А. Елец - седьмым сыном Гридка Александровича, внука Григора Вороновича. (Эти сведения представил Э. Руликовский - Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich › Tom IV › strona 408 ) Тот же Руликовский, следуя генеалогии Несецкого, говорит, что "Яцко или Яцина Игнатович, брат Фёдора, которому король Казимир вручил м. Лудчицы и Селище и Турбов, как собственную их дедизну, которую Владимир князь отнял им был, и до Киева приложил" вместе с тем добавляет, что Лудчицы - это Лучицы (т. е. современное село Лучин, Житомирская область, Украина). Турбов - это современное село Турбовка, Житомирская область, Украина. Наличие этих владений за Ельцами я проверял по многочисленным актовым записям в "зродлах" Яблоновского, не буду обременять материалами, все подтвердилось. Трудности возникают с Селищем, которое Руликовский идентифицирует, как урочище рядом с тем же исчезнувшим городищем "Ельцовским", которое находилось недалеко от Турбовки над речкой Ирпенем "в глуши лесной". Доказательством этого Руликовский считает наличие остатков мощеного камня из дороги, проложенной к селищу, которые до сих пор находили местные жители, а также находки костей животных и людей. (Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich › Tom V › strona 798 ) Мне кажется, что это Селище - это все-таки совсем другое село, но уже на реке Красной под Киевом, которое Булгак Лисичин сын, и Михайло Волчкович «две дельницы свои селыща Ивонинцовъ, лежачого при речце Красной, пашни, сеножатей, и млына», записали в 1499 году на Киевский Свято-Никольский пустынный монастырь. (Акты Зап. России, Том. 3, №49 ), ведь не случайно А. Елец выводит Ельцов от Якова Лисицы.

Но, на самом деле, первым известным по источникам предком Ельцов, как я и писал на стр. 89 был не Яцко, а Ивашко Елец. А документальное подтверждение я приводил на стр. 142 о том, что в 1468 году, Иван Юхнович - сын Олехна Юхновича в своем завещании упоминает Ивашка Стрибела, как "поплечного друга" своего, которому завещает свой боевой лук. Свидетелями этого завещания выступают Ивашко Ельцович и Антон Ельцович. См. Rulikowski, Edward Leopold (1825-1900)
Opis powiatu kijowskiego, стр. 147, а также этот документ должен находиться в Литовской Метрике - РГАДА, ф. 389, oп. 1, Кн. 207, Лист 89 об. - 90 об. О Антоне Ельцовиче ничего не удалось найти. Но об Ивашке Ельцовичу нашелся документ, который не только подтверждает его реальное существование, а и показывает его отчество "Игнатович", а значит подтверждает генеалогию А. Ельца, что Ельцы ведут свой род от Игната, а если верить Лодзинскому то от Игната Грегоровича Вороновича. Вот где находился этот документ, его оказывается опубликовал М. Грушевский:
[q]
Михайло Грушевський Твори: у 50 томах - Том 5 - Страница 122-125 (УКРАЇНСЬКІ ГРАМОТИ XV ст.)
IIV Шл[яхтич] Дмитр Елець, зем'янин київський, продає свое селище Серяков коло Києва шл[яхтичу] Марку Поплавському, десятнику київському. Кор[оль] Генрик потверджує той же акт за проханням М. Поплавського, в Варшаві.

18 марта 1572 р. Жикгимонт Август, Бо(жо)ю мил(ост)ю корол полский, великий княз литовский, руский, пруский, мазовецкий, жомоитский, ифлянтский пан и дедич.
Ознаймуемы тымъ листомъ нашимъ, всим вобец и каждому зособна, кому того ведати належит, нинешнимъ и на потом будучимъ, иж указовалъ перед нами и перед паны радами нашими, на сойме теперешнемъ Варшавскомъ при насъ будучими, шляхетный Марко Поплавский, десятникъ з роты урожоного Каспора Стужинского, ротмистра нашого замку Киевского, лист — запись шляхетного Дмитра Федоровича Елца, земянина нашого повету Киевского, которыи листомъ своимъ продалъ ему селищо свое властное отчизное обрубное, прозываемое Серяковъ, лежачое в повете Киевскомъ у двухъ миляхъ от Киева над рекою и обапол реки Котовки, за певную суму пенязей, на томъ листе его продажномъ описаную, якож дей тую продажу свою Дмитръ Елецъ, самъ обличъне ставши перед урядомъ нашимъ кгродскимъ Киевскимъ, оповедалъ и доброволне до книгъ кгродскихъ киевскихъ зозналъ, и тот листь свой и продажу записати далъ, яко то все ширей а достаточъней тот листь его продажный и выписъ книгь кгродскихъ киевскихъ в собе описуеть и обмовляет, который слово од слова такъ ся в в собе мает:

Выписъ книгь кгродскихъ замъку господарского Киевского.
Лета Божего нароженя тисяч пят сот семдесят першого месяца ноябре пятнадцатого дня, постановившыся обличъне на вряде его кролевское милости в замъку Киевскомъ перед нами Костентиномъ Острозкимъ, воеводою киевскимъ, маршалъкомъ земъли Волынское, старостою володимерскимъ, шляхетный пан Дмитръ Федоровичъ Елец оповедалъ и доброволне тыми словы до книгь кгродских киевскихъ созналъ, иж продалъ селище свое властное отчизное Серяковъ за шестдесят копь грошей литовъскихъ пану Марку Поплавскому, десятинику роты пана Каспора Стужинского, на што дей есмо и лист свой вызнаный под печатю своею и властного писаня руки своее, а под сведомом и печатми пановъ зацныхъ пану Марку Поплавскому дал, который листь на вряде оказавши, просилъ, абы былъ вычытанъ и в книги кгродские записанъ, который такъ ся в собе маеть:

Я Дмитръ Федорович Елец вызнаваю и чиню явно симъ моимъ листомъ, кому то потреба ведати або чтучи его слышати, сес час и на потомъ будучимъ людемъ, иж я з доброе воли своее, ведаючы волность шляхетскую, иж продалъ селище свое властное отчизное Серяковъ за шестдесят копь грошей литовъскихъ, личечи по десети пенязей белыхъ в грошъ, а в копу по шестдесят грошей, десятнику роты пана Каспора Стужинского пану Марку Поплавскому, жоне, детем, потомкомъ и счадкомъ его на веки исте. Которое селищо Серяковъ заразъ есми в моц и в держане подалъ: мает пан Марко Попълавский самъ, жона, дети, потомки и щадки его тое селищо Сераковъ держати, вживати, розширяти, розмножати и собе з него якие хотечи пожитки привлащати, маючи волност тое селищо менованое Серяков кому хотечи отдати, даровати, продати, заставити, заменити и куды хотя ку своему лепшому пожитку обернути, а я Дмитръ Елец сам, жона моя, дети, потомки, щадки, кревные, близкие, повинные мои и нихто з брати моее в тое селищо Серяковъ ничим ся въступовать и жадное переказы и трудности пану Марку Поплавскому чинити не маемъ; а естли быхъ я самъ, жона, дети, потомки, близкие, повинные мои, або брат мой панъ Федоръ в тое селищо Серяковъ чимъ се колвекъ въступовать, якуюж колвекъ въступовать, якуюж колвекъ трудность пану Марку Поплавскому або потомъкомъ его чинити мели, тогды кождый таковый з насъ, хто бы то смелъ учинити, мает и будет повиненъ заруки господару королю его милости шестдесят копъ грошей, а пану Марку Поплавскому, яко стороне нарушоной, другую шестдесят копъ грошей заплатити, шкоды и накълады нагородити, а заплативши заруку, а за шъкоды и накълады нагородивши, предсе сес мой листъ, яко продажный в кождого права и на всякомъ местцу при моцы зостати, держанъ и захованъ быти мает. А хотяж бы брат мой пан Федор Елец хотелъ о тое селищо Серяковъ пана Марка Поплавского позва(ти), тогды я в кождого права буду повинен пана Поплавского заступова(ти), якож и листы твердости, право свое, которое есми мелъ на тое селищо Серяков, пану Марку Поплавскому до рукъ далъ,

перший листъ князя Семена Александровича, под датою лета семое тисечи девет сот семдесят третего месяца марта, индикта третегонадцат, иж его милость князь Семенъ Александровичъ слузе своему князю Ю(ри)ю Борисовичу тое селищо Серяков далъ;

ку тому листъ князя Ю(ри)я Борисовича под датою осмое тисечи, индикта четвертого, месяца августа, иж князь Юрей Борисовичъ тое селище, выслугу свою, пану Ивану Игнатовичу Елцу продалъ;

при том теж листъ пана Андрея Якубовича Немировича, воеводы киевского, гетмана господарского, под печатю его милости, в котором дата стоит индикта осмого месяца февраля четвертогонадцать дня, што пан Яцко а пан Федор Ивановичи Елцы, ставши очевисто перед его милостю паномъ Андреем Немировичомъ, то сознали, же межи собою разделъ вечъный приняли, — и на томъ я Дмитръ Елец пану Марку Поплавскому далъ сесь мой продажный листъ з моею печатю и властного писаня руки моее, а для лепшего сведомя на кшъталтъ тоеж руки моее и ещем руку свою подписалъ. А при том были и того добре сведоми ест, а за устною и очевистою прозбою моею и печати свои приложа(ти) рачили къ сему моему листу ихъ милость панове зацные: панъ Станиславъ Силницкий, пан Каспор Стужинский войский и ротмистръ его кр. милости замку Киевского, а панъ Богушъ Гулкевичъ Глебовский, писар кгродский киевский. Писанъ у Києве л'Ьта Бож. нароженя тисеча пят сот семъдесят первого мѣсяца ноябра четвертогонадцат дня.

А такъ мы тое оповедане а доброволное и очевистое сознане пана Дмитра Елца и листъ его продажный слово от слова с початку все до конца в книги кгродскии киевскии записати казали и выпись книгъ под печате» нашою пану Марку Поплавскому на то дати велели. Писанъ у Києве.

И билъ намъ чоломъ преречоный Марко Поплавский, абыхмо тот листъ Дмитра Елца продажный водлугъ права умоцнивши, до книгъ нашихъ канцлярских коронныхъ въписати казали. А такъ мы, видячи то быт речъ слушную и обачивши тот листъ продажный Дмитра Елца, добрый, порадный, слушный и ни в чомъ не нарушоний, и печати целые того листу и тыхъ всихъ, которые до него приложили, водлугъ права посполитого и статуту земского справеный и учиненый и обличъне через помененего Дмитра Елца на вряде нашомъ кгродском Киевском оповеданый и зознаный, тот листъ продажний, вышей в томъ нашомъ листе описаный, ни в чомъ его не нарушаючы, вцале и в моцы зоставуемы, а моцю зверхносте нашое господарское потвержаем и умоцняемъ тымъ нашимъ листомъ: мает М арко Поплавский, он самъ, жона, дети и потомъкове его тое селищо зо всимъ, яко на листе продажномъ въ границахъ своих описано, зо всими приналежачими до него пожитки держати, уживати вечными часы. Што все з росказаня нашого до книгъ нашихъ канцлярейских коронныхъ записано есть, а на свядецтво и добрую ведомост того всего вышей писаного и печат нашу коронную до того листу нашого притиснути есмо велели. Данъ въ Варшаве дня осмого-надцать мѣсяца марца року от нароженя Сына Божего тисеча пят сот семдесят второго, а панованя нашего сорокъ третего. Vaienty Dembinsky, г. Р . cancell.

Коронна метрика Московського архіву Міністерства справедливості, І В., кн. № 2, f 23
[/q]


"Мы князь Семен Александрович дали есми слузи нашему князю Юрью Борисовичу селище на имя Сераков со всем с тымъ и по тому какъ и в перви так к тому селищу прислухало. А на то есми ему дали сей нашъ листъ из нашою печатью. Данъ в Киеве марта в лето 6975 индикта 13." - это 1465 год.

"листъ князя Ю(ри)я Борисовича под датою осмое тисечи, индикта четвертого, месяца августа, иж князь Юрей Борисовичъ тое селище, выслугу свою, пану Ивану Игнатовичу Елцу продалъ" - это 1471 год.

Как видим,очинные владения Ельцев после смерти Ивана довольно долго находились в совместном владении Яцка и Федора. Лишь 14 марта 1520 они заявили перед киевским воеводой Андреем Немировичем о вечном разделении добр между собой.

Таким образом, в 1471 году Иван Елец купил у князя Юрия Борисовича его выслугу, полученную в 1465 от киевского князя Семена Олельковича - село Серяков, находившееся недалеко от Киева, на берегах речки Котовка. В документе, где упоминается этот факт, покупатель назван еще и по отчеству «Игнатович» а значит Игната сегодня следует считать первым известным представителем рода Ельцев. Выходит так, что Олельковичи забрали именно у Игната Ельца дедичные владения Лучин, Турбовку и Селище в связи с активным его участием в акциях Свидригайла. Ну а Ивашку удалось вернуть эти владения вследствие данины Казимира Ягеллончика уже после 1470, то есть после устранения Олельковичей от княжения в Киевской земле. Так что тогда, этот Иван Елец, а не внук Федора, как в Несецкого, был женат Марине, дочери Григория Внучкевича. Женитьба должна была состояться где-то на переломе 1470-х и 1480-х годов. Марина принесла после смерти отца в 1490-х годах в семью два имения - Корнин и Малин (РГАДА, ф. 389, oп. 1, Кн. 200, Л. 81 об. - 83 об). От брака с Мариной родились сыновья Яцко и Федор. Еще до женитьбы Иван выступал владельцем Народич в Овручском повете. Ивашко основал также населенные пункты Голяки, Ломля и Ремезы. Но скорее всего, что это произошло уже при жизни сына Ивашко - Федора. Что касается Ремезов, то здесь как раз и появляется зацепка в том, что и Лисичи происходят из Ельцов, ведь в Ремезах была и часть Булгака Лисича (о том, что землю Ремезовщину также получил Макар Иванович Вручанин мы в расчет не берем, поскольку речь шла о пустовщизне, а не селении). Смотрим известные нам документы, которые датируются или 1494 или 1509 годом:

[q]
«1) Духовное завѣщаніе п. Ивана Лисиченка Кіево-Печерскому монастырю на своего наслѣдственнаго крестьянина Ѳеодора въ с. Ремизовичахъ (Овруч. пов.), съ земельными его владѣніями и денежными платежами, а также на селище Бузуково, „въ Черкасѣхъ“, со всѣми доходами,–5 января 1494—1509 гг.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь. Се я, раб Божій, Иван Лисиченко, записываю по своей душе у вечистый сорокоустъ на Пречистой домъ человѣка своего отчизного, на имя Ѳедора у Ремезовичах, з данми и землями, и селищи, и сеножатми, и с ыншими доходы, што к тому прислухало; а тотъ человѣкъ дани даетъ пят ведерецъ меду кіевской меры да сорокъ грошей; а в Черкасехъ селище мое Бузуково и з землями, и сеножатми, и с пасеками, и с ыншими доходы, што к тому прислухало, на Пречистой домъ. А при томъ былъ пан Сенко Полозовичь, староста врудскій; а отецъ мой духовный панъ Еремей, настоятель святого Николы; а панъ Яцко Мизиновичъ; а панъ Счасный Полозович; а панъ Немира Гризскѣвич; а панъ Давидъ Ходкевичь. А про липшую справедливость просили и билі есмо чоломъ пану Сенку Полозовичю, старостѣ врудцкому, а отцу нашему духовному Еремѣю, абы ихъ милость печати свои приложили к сему нашему листу. Писан в Овручомъ, генваря 5-го дня, индикта 12-го. У подлинной крепости печатей двѣ. Рукопись Церковно-археолог. музея при Кіев. дух. академіи; въ „Описаніи рукописей“ (вып. 1, стр. 197) она означена подъ № 217, л. 313.

2) Запись п. Анны Лисиченковой объ исполненіи и подтвержденіи ею завѣщанія своего мужа, отписавшаго на Кіево-Печерскій монастырь крестьянина Ѳеодора въ с. Ремизовичахъ (Овруч. пов.) и селище Бузуково, „въ Черкасѣхъ“,–5 сентября 1494—1509 гг.

Я, Болгаковая Лисичинковая, Анна, вызнаваю симъ моимъ листомъ тое, штожъ панъ небощикъ, панъ Булгакъ, отходячи сего свѣта, отписалъ въ духовницы своей на Пресвятую Богоматерь Печерскую человѣка своего отчизного, на имя Ѳедора у Ремезовичах, зъ данми и землями, и селищи, и сеножатми, и съ ьншими доходы, што къ тому прислушало; а тотъ человѣкъ дани даетъ пять ведръ меду кіевской мѣры да сорокъ грошей; въ Черкасехъ селище Бузуково и зъ землями, и сеножатми, и пасеками, и зъ ыншими доходы, што къ тому преслушало, на Пресветой домъ; що я тое после пана своего небощика сполнила и, особливо листъ списавши, ведлугъ духовницы пана своего, оддала есми Пресвятой Богоматери; а духовницы есмы по себѣ не дала для иншихъ речей; а на твердость того и печать есмы приложила къ сему моему листу. Писанъ въ Овручомъ, сентебря 5-го дня, индикта 12. У сей крепости печать одна. Рукопись Церковно археологич. музея при Кіев. дух. академіи; въ „Описаніи рукописей“ (вып. 1, стр. 197) она означена подъ № 217, л. 313 об.»
[/q]

С другой стороны, подданные Ельцев были в октябре 1514 обвинены в захвате земли Киевского Никольского монастыря в Овручском уезде в Ремезах, которую завещал монастырю Булгак Лисичонок. В этом деле овруцкий наместник Семен Полозович выслал на расследование своего брата Рака Полозовича. Документ в оригинале озаглавлен так: "Лист судовый Семена Полозовича ремизовцов на противку елцовых людей". (Каталог документів Київської археографічної комісії 1369-1899. — K., 1971. — С. 18.)

Древний помянник Киево-Печерской лавры / Подгот. С. Голубев // Чтения в Историческом обществе Нестора-Летописца. — К., 1892. — Кн. 6. — С. 8-9 показывает, что Ельцы большой род, вероятно очень древний, в нем даже указаны князья и княгини: князя Дмитрия, княгиню Анжелику, князя Михаила, князя Ивана, княгиню Феодосию, князя Иоакима, князя Макария, княгиню Настасию, княгиню Татьяну, княгиню Марию. Именно Иван Елец вписал себя и своих родственников в Помяник Киево-Печерского монастыря. Вписал вероятно где-то в 1480-х годах. Эта запись позволяет гипотетически установить имена ближайших предков Ивана - Василисы, Игнатия и Феодора. Помяник насчитывает более сотни мужских имен, косвенно подтверждая вероятность существования рода в домонгольский период. Среди мужских имен самыми популярными были Федор, Григорий, Иван. Кто же другой, как не известные нам князья Болоховские в домонгольский период, могли быть далекими предками, как Ельцев, так и всех Вороничей? Вопрос риторический.

Сын Ивашка - Яцко Елец родился, вероятно, в начале 1480-х годов, а умер в начале 1530-х годов. Яцко, вероятно, был дважды женат. Одной из жен, наверное была, княжна Марина Юрьевна Глинская, брак с которой показал высокий статус и престиж семьи Ельцев. Существование же первой жены является гипотетическим. Так, в подтвердительной грамоте Сигизмунда I на разнообразные "данины" киевскому Выдубецкому монастырю упоминается Зеновьевая Еголдаевая (Еголдановна) Яцковича Ельцевича, "придавшая" монастырю селище Игнатово на р. Стугне. Архив Юго-Западной России: Часть 1. Том VI., стр. 30-32 П. Клепатский идентифицировал эту дарительницу как Зиновию Ельцовую, супругу Яголдая Сараевича и мать Романа Яголдаевича, Н. Яковенко - как неизвестную по имени дочь Романа Яголдаевича, бывшую замужем за Зиновием Яцковичем Ельцом. (стр. 367) Думается, что и в первом, и во втором случае прочтение имени было ошибочным: на самом деле речь шла о дочери Зиновия Яголдаевича, выданной за Яцка Ельцевича; при этом Зиновий был, очевидно, братом Романа Яголдаевича. Хронологически это вполне допустимо: Яцко Ельцевич упоминается в Метрике с 1511 г. Данный акт Сигизмунда I представляет собой "потверженье" прежних "данин" Яцку Ельцевичу, часть которых восходит ко временам его предшественника на престоле Александра (1492-1506). Однако его имя отсутствует в акте 1497 г. (Русина О. До історії Київської землі у XIV-XV ст.: Яголдай, Яголдайовичі, Яголдайова «тьма» / / Студії з історії Києва та Київської землі. — К., 2005. — С. 106.)

Если предположить, что Булгаки Лисичи действительно из рода Ельцев, то вероятнее всего Яков Лисица - отец Булгака Лисича, был еще одним сыном Ивана Игнатовича Ельца, будучи дедичем Лучина, Турбова и Селища, получившим владения также на Черкащине. И если это так, то становятся вполне понятными причины причастности, как Булгака Лисича, так и его зятя Ивашка Немирича к мятежу Глинских. Здесь не только сыграло роль то, что женой Яцка Ельца была Марина Юрьевна Глинская. Все намного глубже. Ведь, как мы только-что выяснили его первой женой могла быть Зиновьева Еголдаевича Сараевича. И тут нужно вспомнить еще очень важный документ из ЛМ- кн. зап. 6:

[q]
№ 215
1497 г. марта 19. Витебск.
Привилеi бояром киевъским Дебрȣ Калениковичȣ, | а Михаилȣ Гагинȣ, а Өедкȣ Голенчичȣ, а Кȣнцȣ Сенко|вичȣ на именья Мужєчъ, а Милолюб(ль), а Ѡскол, а Я|дреевицы, а Берково вечьностью. |

Самъ Александръ, бож(е)ю м(и)л(о)стью. |
Били намъ чолом бояре киевские Дебръ Калениковичъ а Михаило Гагинъ, || л. 139 а Өед(ь)ко Голенчичъ, а Кȣнца Сеньковичъ, а поведали намъ, што ж дѧдко жонъ их, кнѧз(ь) Роман | Яголдаевичъ ωднȣ дочкȣ в себе мел, и тая его дочка была за кнѧзем Юр(и)емъ Борисовичом | Вѧземъским. И кнѧз(ь) Роман записал был тои дочце своеи именья свои ωтчинъные на и|мѧ Мȣжеч, а Милолюбль, а Ѡскол, а Ядреевцы, а Берково в Киевском повете а въ | Пȣтивльском. И кнѧзѧ Романова дочка з мȣжом своим зъехали до Москвы. Ино тые | именья вси кнѧзѧ Романовы спали были на нас, на г(о)с(по)д(а)ра. И били нам чолом Дебръ | Калениковичъ, а Михаило Гагин, а Өедко Голенчичъ, а Кунца Сенъковичъ, абыхмо | тые имен(ь)я дѧдка жонъ их кнѧзѧ Романовы им дали по близкости жонъ ихъ. |
И мы то з ласки нашое вчинили, тые имен(ь)я кнѧзѧ Романовы Мȣжеч, а Милолюб(ль), | а Ѡскол, а Ядреевицы, а Берково по близкости жонъ их дали чотыром им по дел(ь)|ницам вечно, со всимъ по томȣ, какъ кнѧзь Роман держал и што к тым именьям | здавно прислȣхало, и их жонам, и их детемъ, и потом бȣдȣчим их счадкомъ.
А на | твердость того и печат(ь) нашȣ казали есмо приложити к семȣ нашому листу. |
П[и]санъ ȣ Витебскȣ, в лет(о) 7005, м(е)сѧца марца 19 день. Индиктъ 15. | Пр(авил)1 воев(ода) вил(енскии) пан Мик(олаи) Ради(вилович), кан(цлер). |
[/q]


Этот документ представляет собой ответ великого князя литовского Александра на «челобитье» киевских бояр Дебра Калениковича, Михаила Гагина, Федька Голенчича и Кунцы Сеньковича, которые «поведали, штож дядько жон их, князь Роман Яголдаевич, одну дочку в себе мел, и тая его дочка была за князем Юрьем Борисовичем Вяземским, и князь Роман записал был той дочце своей именья свои отчинные»: в Путивльском повете – Мужеч, Милолюбль, Оскол, в Киевском – Ядреевцы и Берково… В то же время становится ясным, что князь Яголдай владел удельным княжеством на южной окраине Северщины и там же жили его потомки. Но самое интересное заключается вот в чем:

Как известно, Гагин в 1507 он вместе с Михаилом Глинским эмигрировал в Москву, и земли, которыми он распоряжался, "спали" на Сигизмунда, став объектом новых великокняжеских пожалований. Характерно, что с. Левковичи под Чернобылем, которое когда-то принадлежало Гагину, было передано Яцку Ельцевичу:
[q]
1511.03.22 Потверженье Яцку Елцовичу на села в Киевском повете Козаровичи и два ч(о)л(ов(е)ки Демидовских Левковичи, и селишчо Ожъдиловъ, на вечность

Жикгимонт, Божю м(и)л(о)стью корол полскии. Чинимъ знаменито симъ нашимъ листомъ, хто на него посмотрит або чтучи его вслышит, н(ы)нешнимъ и потомъ будучимъ, кому будетъ потреб того ведати. Билъ намъ чоломъ дворанин нашъ Яцъко Елцовичъ и поведилъ перед нами, што перъво сего дали есмо ему село в Киевъскомъ повете на имя Козаровичи а два чоловеки Демидовъских на имя Гридка Хроловича а Юшка, которыи ж люди мешкають в Казаровичах. А к тому дали есмо ему село зрадци нашого Михаила Гагина Левъковичи и теж што брат || (496у(480у)] нашъ славъное памети Александръ, король и великий князь его м(и)л(о)сть, далъ ему селишчо в Киевъскомъ жо повете на имя Ождилов.... (Lietuvos Metrika. Kn. Nr. 8: (1499-1514) - Страница 440-441) - полный текст привилея на стр. 117 форума
[/q]


Если предположить, как пишет Русина, что Гагин бежал к Василию III один, без жены, то это пожалование может показаться определенным звеном между Яцком и дочерью Зиновия Яголдаевича. А отсюда мы уже вполне можем предположить, что дочь брата Романа Яголдайовича Зиновия была сначала женой Гагина, а после его побега стала женой Яцка Ельца.

В связи с вышесказанным, считаю нужно обратить внимание еще на одного фигуранта из привилея 1497 года - Федька Голенчича. Это имеет непосредственное отношение к родословной легенде Александра Ельца, где предком Стрибилов и Гостских назван некий Голенка. Неужели и здесь мы попадаем в точку?

Кто же такой Федько Голенчич? Из самого привилея мы узнаем, что он, как и Гагин, женат был на племяннице Романа Яголдаевича, то есть на дочери Зиновия Яголдаевича Сараевича. Мало того из Литовской Метрики периода 1486-1489(Кн. Зап. 4) удается выяснить имя отца Федька Голенчича - это Митко Голенка:
[q]
Пану Митку Голенъце 15 коп з мыта Путивльского
Сыну его Федку 7 коп там жо, ему ж 7 локоть сукна махолского з мыта киевского, стр. 232
[/q]

и еще очень интересное наблюдение - в одной записи сделана ошибка переписчика, который называет Федька Голенчича - Федьком Соленчичом:
[q]
Федьку Соленъчичу 10 коп з мыта Путивльского, стр. 197
[/q]


Есть записи и на стр. 315, 316 в этой же книге Литовской метрики. Мало того, в Архиве Сангушков (Т. 1, стр. 121) в 1485 году в одном из документов по княгине Марии Ровенской ("Князь Федор Васильевич Збаражский записывает дядине своей Марии Семеновой Ровенской маетности свои Студенки и Ставок в 200 коп грошей, которые ей был винен") рядом с Кмитой Александровичем винницким наместником указан свидетелем путивльский наместник Митко Голенка, а пан Голенчин сын Юхно.

Двигаемся дальше. На стр. 89 я выложил некоторые документы по Павшам. Об одном я лишь вспоминал, но вот его полный текст ((ЛМ-6 №573 или Акты Леонтовича Т.2 №451 стр. 12):
[q]
No 573
[1499 г.] марта 23. Вильна. Михаiлȣ Павшичȣ а Ивашкȣ | Семеновичȣ на имен(ь)я
их ωтчизъ|ныє. |
Александръ, бож(е)ю м(и)л(о)стью. |
Воеводе киевскому кнѧзю Дмитрею Пȣтѧтичу.
Жаловал намъ | Михаило Павшичъ съ сестренъцомъ своимъ Ивашкомъ
Семеновичом | на кнѧзя Ивана и на кнѧзя Л[ь]ва Полубенъскихъ ω именья ω ωтчизну | материзны ихъ, ω Варевцы, а ȣ Берновъ, а ω Кокотовъ. И мы пер|во сего ω томъ неоднокротъ писывали1 до кнѧзя Ивана а до | кнѧзя Л[ь]ва Полубенъскихъ, абы ωни перед нами к праву стали | и ω томъ с ними розъправили сѧ. И ωни на листы и на приказанье | наше передъ нами к праву не хотели стати с ними ωчевисто. |
Ино коли ωни передъ нами к праву стати не хотели, и ты бы | Михаилу Павшичу а Ивашку Семеновичу в тыи имен(ь)я, ȣ ωтчизну мате|ризны ихъ, ȣ Варевцы, а ȣ Берновъ, а ȣ Кокотовъ, ȣвѧзанье дал. А естли | бы кнѧзю Ивану а кнѧзю Л[ь]ву Полубенъскимъ ω томъ было до них кото|рое дело, и ωни нехаи ихъ правомъ спирають, а ω томъ с ними | перед нами ωчевисте мовѧть.
П(и)санъ ȣ Вил(ь)ни, мар(та) 23 | день. Индик[т]ъ 2. || л. 320
[/q]


И другой важный документ:
[q]
(791) Краков, 1527 08 08 Тому ж Заморенку теж о именя, материзну жоны его, Варевцы, а о Берновъ, а о Кокотов и др., о дел с тою ж Павшиною и сыном ее

Жикгимонт.
Листъ до Криштофа Кмитича. Жаловалъ намъ дворанинъ нашъ Матфеи Заморанокъ о томъ, што еси здесе очевисто перед нами мовил з ним от сестры своее, пани Михаиловое Павшиное, и от сына ее Богуфала и о именья материзные на имя Варевцы, а о Берновъ, а о Кокотовъ, ижъ они сами держать, а Заморенъку делу дати в них не хотять, къ которымъ же именыамъ онъ такъ близкий по жоне своеи, какъ и они. Яко жъ ты покладалъ перед нами листъ судовыи пана Троцкого, старосты городенского, пана Юръевъ Миколаевича, ижъ его м(и)л(о)ст, будучи ешчо воеводою киевъекимъ, смотрелъ Михаила Павшу о тыи жъ именья материзныи и с сестрами его Семеновою Романовича Татыаною а с Костюшкомъ Митьковичомъ, и зъ жоною его Ганъною, в котором жо листе стоить, ижъ панъ староста городеньскии тую часть, которую Татыана Семеновая в тых именыах материзныхъ у своей третей части третюю часть пану Павши записала, ему присудилъ, и тыи п(е)н(е)зи накладный на тыи именя властный его сказалъ ему на тыхъ жо именыах. Какъ же мы, выслухавши того листа судового, и на том жо зоставили. Маеть Заморенокъ тых накладовъ водле рахунъку и листу сестръ твоеи заплатили полпятадесят копъ грошеи безъ семи грошей, а тыми именами с нимъ ся поделити, перъвеи тую часть на себе вылучивши, которую мужу ее Семеновая Тятыана у своеи третей части отписала. Какъ жо он здесе п(е)н(е)зи тобе отложилъ вжо. А про то, абы еси, вземъши собе на то делчих, [364у] тыи именья, Варевцы и Берновъ, и Кокотовъ, вылучившы тую третюю часть с третее части Татыанины, которую она брату своему Павши отписала, з нимъ в ровным дел поделить водлугъ устного нашого росказанья такъ, какъ бы имъ на обе стороне в томъ кривды и шкоды не было. А рокъ вамъ тому делу покладаемъ о сем приидучомъ святе, о Покрове Пречистое, инъдикта перъвог(о). Для чого жъ он взят в нас зъ своее руки дельчими наместника чорнобылского, пана Іацка Ельца, а дворанъ наших, Ивашка Немерича а Грицка Тавулуевича. И ты бы перед тыми дельчими в тыхъ именыах ровныи дел с нимъ на тот рокъ учинилъ. Пак ли жъ бы еси на тот рокъ в тых именьах ровного делу с нимъ вчинити не хотелъ, мы писали до его делчихъ, ажъбы они тыи именя на тотъ рокъ межи вами розделили водле того, как в листе судовомъ пана старосты городеньского стоить выписано. А до тых часовъ, поки ся тотъ делъ межи вами станет, приказуемъ тобе, ажъбы еси в тых именыахъ ни которыхъ шкод не делалъ и данеи не брал. В Кракове, под 1527 августа) 8 ден, инъдикъ(тъ) 15. Горностаи.(ЛМ-14)
[/q]


Согласно данных документов, Михайло Павша был женат на Людмиле - сестре Криштофа Кмитича, сестра Михаила Павши - Татьяна Павша была замужем за Сеньком Романовичем Волчковичем, скорее еще одна сестра Михаила Павши, чем сестра Криштофа Кмитича была женой Матвея Заморенка, и третья сестра Павшина Ганна была замужем за Костюшко Митковичем. На стр. 93 я сделал вывод, что мать Михаила Павши - Павшанка, имя которой неизвестно, была второй раз замужем за Фёдором Полубенским, а её первый муж был Павша - отец Михаила. Поэтому Михаил Павша и судился с князьями Иваном и Львом Полубенскими за свою "материзну" - Варевцы, Убернов и Кокотов. Тут приводилась довольно интересная цитата из Вольфа:
[q]
"Одновременно с князем Андреем, жил и некий князь Федор Полубенский, о котором нам известно, только то, что он оставил после себя двух сыновей, умерших бездетными и одну дочь, сына которой, звали Щастный Герцык; последний, в 1533 году претендовал на владения своих дядьев Ивана и Льва Федоровичей Полубенских, а именно, на села Борисово, Гарки, Варевичи, Кокотово, Плодины, Выхов и другие. Ранее, некие Михайло Павшич и Ивашка Семенович, судились с князьями Иваном и Львом Полубенскими за право владения усадьбами своей матери: Варевичи, Бернов и Кокотов и по королевскому рескрипту от 1499 года, их права на эти владения были подтверждены; однако, как видно из сказанного ранее, упомянутые князья, этих владений не утратили. О князе Льве Федоровиче, более ничего неизвестно". (стр. 369)
[/q]


Хотел бы обратить внимание Александра Коновальчука, у Вольфа село Выхов в оригинале пишется, как "Wyhow". У меня смутная надежда, не о селе ли Выгов идет речь? Причем, Вольф ссылается на Литовскую Метрику - Книга Записей Литовская №15, Лист 107, документ №126 и Книга №17, Лист 455-456.

Если вернуться к привилею 1527 года, то обратим внимание на личность Костюшко Митковича и его жену Ганну. Вероятнее всего, что она сестра Михаила Павши, иначе что делал в этом семейном разделе Костюшко? Кстати, ранее на стр. 111 я ошибочно предположил , что Костюшко не был сыном Митка Петровича Русиновича, поскольку его дедом был Матейко, а не Пётр, а отчизна Матейковщина под Овручем (Ласки), опираясь на документ №127 от 1499 года Язык документа на первый взгляд и подвел меня к этому: "...дядько его Андрей Матейкович заставил ему третью часть земли..." Теперь уже ясно, что дядько его - это дядько Гридка Матейковича, а заставил ему - это Костюшку Митковичу. (Теперь уже мы знаем, что и Костюшко - муж Фетиньи Немирич - это совершенно другой Костюшко, то есть староста Владимирский, причем из другого времени, середины 15-го века, а Костюшко Миткович фигурирует в начале 16-го века). Если это так, тогда Костюшко Миткович действительно может быть сыном Митка Петровича - деда Русиновичей. Подтверждается это очень просто. В Ревизии Овручского замка 1545 года дочь Костюшки Митковича держит село Скородное: " в селе Скороденском службы чотыри, подачки 30 грошей, полкади меду" . Как мне удалось доказать ранее, Литовский остров за который судился Митко Петрович с Давыдом Велавским как раз и находился под селом Скородным, а Русиновичи называли его своей отчизной, которую держат Доротичи. Кроме отчизны Костюшковщины (сейчас Великая Фосня), известно следующее:

1520. Подтвержденіе кіевскому земянину Сеньку Костюшковичу на 2 человѣкъ въ Вербковичахъ Кіевскаго повѣта, господарскую данину его отцу Костюшку Митковичу, и на село Бельчо Горвольской волости, господарскую данину ему самому, на вѣчность. (Описание документов и бумаг ... - Том 21 - Страница 238). Горвольская волость - это современный Речицкий район Беларуси. Сама данина датируется 1510 годом. Издание Лиетувос метрика, Книги 10 помещает упоминает этот привилей уже в привилее сыну Костюшка Миткевича - Сеньку или Семену, который начинается так:
[q]
Билъ нам чолом земенинъ киевскии Сенько Костюшковичъ и поведил перед нами, штожъ дали есмо отцу его Костюшку Митковичу два ч(о)л(о)веки в Киевъскомъ повете у Вербковичох, которие деръжал здрадца наш Михаило Сасинъ, а к тому поведилъ намъ, ижъ мы перво сего дали ему село у Горвольскои волости на имя Белчо со всим с тым, какъ ся тое село здавна в собе мело, ...
[/q]


Кто же такой "здрадца наш Михаило Сасинъ" мы узнаем лишь тогда, когда найдем сам документ. Мне удалось его отыскать в "зродлах" А. Яблоновского (Żródła Dziejowe - Том 20 - Страница 95, 96), где в разраниченье между поветом Овручским и Мозырским 1622 года сказано, что в Вербковичах слуга пана Харлинского Генбук представил комиссарам Лист короля Зигмунта I Костюшку Миткевичу до князя Юрия Александровича, воеводы Киевского, абы двоих человек в Вербковичах в воеводстве Киевском подал, что первей зрадца Михайло Гагин тримал - дан в Кракове 7 января индикта 13. (1510 год) Второй лист от того ж пана воеводы до атамана и мужов вербковских абы были послушны пану своему индикта 13 февраля 25 дня. Третий лист привилей короля Зигмунта I подтверждающий добра Вербковичи в воеводстве Киевском пану Сеньку Костюшкевичу на пергаменте писанный с подписом руки его королевской милости дан в Торуню року 1521 марта 2 индикта 8. Четвертый продажный лист - выпис гродский Речицкий от пана Юндила и малжонки его Гальшки Любенской продажи части тых добр Вербкович пану Харлинскому и малжонке его 1606 года февраля 4 дня.

Как видим, Михайло Сасин - это ошибочное написание того же Михайла Гагина, причем Вербковичи находились восточнее по соседству с тем же Скородным и теми же Котчищами, что также доказывает то, что Костюшко Миткович скорее всего был сыном известного Митка Петровича Русиновича. Возникает еще один вопрос: не был ли Митко Голенка тем самым Митком Петровичем, иначе почему именно его сын Костюшко Миткович унаследовал Вербковичи по зрадце Михаилу Гагину? По Костюшке Митковичу есть еще один интереснейший документ от 1525 года на литовском языке, который показан в Литовской Метрике лишь в оглавлении, это:
[q]
717. ldk Žygimanto II Senojo (1525 03 27-31) raštas Kijevo žemioniui Kostiuškai Mitkevičiui ir jo žmonai Anuškai dėdienės Hanos daiktų atidavimo dvarionims Grickai, Soltanui ir Bogdanui Steckoviėiams. (Литьхуаньян метрика, Книги 14, стр. 463
[/q]


Мало того, что здесь указана жена Костюшка Митковича - Аннушка, известная нам Ганна Павша, сестра Михаила Павши, но и сказано, что эта Ганна является дединой, то есть женой дяди Грицка, Солтана и Богдана Стецковичей. Другим подтверждающим документом данное родство является следующий лист:
[q]
[1525 03 27-31] Грицку, Солтану а Богдану, Стецковичом, до земенки вруцкое Скобеиковое о десят ложок сребрных дядковны их

Листъ до земянки вруцкое Федиско Бейковои. Жаловали дворяне, Грицко а Солтанъ, а Богданъ, Стецковичи, о десят ложокъ серебреных, што взяла съ статъковъ дядковны ихъ рожоное Ганъны, и того отдати им не хочет. Для чого жъ послали дворанина Федора Елцовича, абы тую десят ложокъ дядка ихъ имъ верънула перед тымъ дворанином. Пак ли жъ бы не хотела отдати, ино казали дворанину моцъно отправите. Горностаи, писаръ.
[/q]


То что родство шло именно по линии дяди, то есть Костюшка Митковича говорят слова из последнего привилея: "десят ложокъ дядка ихъ ". Как же Костюшко Миткович может быть дядьком для Грицка, Солтана и Богдана Стецковичей? Здесь вариант только один: Костюшко Миткович - родной сын Митка Петровича, брата Немири и Казарина Резановичей, а значит двоюродный брат Стецка Шишки Казариновича и следовательно - двоюродный дядя для Грицка, Солтана и Богдана Стецковичей. Что касается того, что сын Костюшка - Семен Костюшкович женился на единственной дочери Гритцка Ивановича Стецковича, то не удивительно, что они не оставили потомства, ведь они были троюродные брат и сестра, кстати не только его жена, а и сам Семен Костюшкович умер намного раньше своего отца Костюшка Митковича о чем свидетельствует документ:
[q]
883. (783) Краков, 1527 [07 27-08 09] Заморанку до Костюшка Митковича о 50 кол гр(о)ш(еи), в которих был сын его село Белчо заставилъ. Жикгимонт. Листъ Заморанку на Костюшка Митькевича, што сын его небожчикъ Семенъ заставилъ был ему село Бельчо в пятидесять копъ грошей, ино по смерти его дано тое село Грицку Тавлуевичу и он пред ся хотел тыи п(е)н(е)зеи на томъ селе смотрети, ино, ачъ кольвек мы тое село потвердили были, ино в томъ привили не стоило, ижъ бы волно было отдати и продати, и заменити, а такъ казали ему тыи п(е)н(е)зеи смотрети на отчизне сына твоего, на Вербъковичох, абы ему тую пятдесят копъ грошей заплатил || [361 ( 324)] заплатилъ безъ отволоки. У Кракове, лета 1527, индикт 15. Горностаи. (Литьхуаньян метрика: - Книги 14 - Страница 382)
[/q]


Из моего сообщения ниже:
[q]
Уточнения:

Нашел еще один документ, хотя и краткий, но многое объясняющий. Поскольку данные два привилея из ЛМ -14 идут в комплексе и неразрывно связаны друг с другом, поэтому и приведу их вместе:

[q]
[1525 03 27-31] Грицку, Солтану а Богдану, Стецковичом, до земенки вруцкое Скобеиковое о десят ложок сребрных дядковны их

Листъ до земянки вруцкое Федиско Бейковои. Жаловали дворяне, Грицко а Солтанъ, а Богданъ, Стецковичи, о десят ложокъ серебреных, што взяла съ статъковъ дядковны ихъ рожоное Ганъны, и того отдати им не хочет. Для чого жъ послали дворанина Федора Елцовича, абы тую десят ложокъ дядка ихъ имъ верънула перед тымъ дворанином. Пак ли жъ бы не хотела отдати, ино казали дворанину моцъно отправите. Горностаи, писаръ.

[1525 03 27-31] Им же до Костюшка Миткевича и жоны его о речи дядковны их, што была за сыном их.

Имъ же листъ до земенина киевъского Костюшка Миткевича и его жоны Анънуши о речи дядковны ихъ Ганъны, што была за сыномь их, што остали се в нихъ. Ино послали дворанина Федора Елца, приказуючи, ажъбы тыи речи, што будеть она по души своем на Церковь Божью записала, имъ, кровным ее, поотдавали. || [26Щ Естли бы тых речей не поотдавали, казали моцно дворанину отъправити. Горностаи, писаръ.
[/q]


Таким образом, ранее приведенный мной документ на литовском языке:
[q]
717. ldk Žygimanto II Senojo (1525 03 27-31) raštas Kijevo žemioniui Kostiuškai Mitkevičiui ir jo žmonai Anuškai dėdienės Hanos daiktų atidavimo dvarionims Grickai, Soltanui ir Bogdanui Steckoviėiams. (Литьхуаньян метрика, Книги 14, стр. 463
[/q]

был истолкован мной неправильно.

На самом деле, получается, что дядьковна Ганна и Аннуша - это разные личности. Аннуша, она же Ганна действительно жена Костюшка Миткевича и сестра Михаила Павши. А Ганна - дядьковна Солтана, Богдана и Грицка Стецковичей - это та самая дочь их дядька (то есть, дядьковна) Грицка Ивановича Казариновича и жена сына Костюшки Миткевича и Аннуши - Семена Костюшкевича, который ровно, как и его жена умерли в молодом возрасте. (вспомним: "...штожъ тотъ дядко их Грыцко Ивановичъ, которыи тыи именья з Грыцкомъ Стецковичомъ в по||[203(99)]деле мелъ, вмеръ, а дочка в него одна и тая пошла была за дворянина н(а)шого Семена Костюшъковича, ино деи и тая тыми разы вмерла безплодна.") Ведь, слово "дядьковна" чаще означает на самом-то деле дочь дяди или двоюродная сестра: "Дядьковна наз. Дачка дзядзьы, дваюрадная сястра." (См. Гістарычны слоўнік беларускай мовы, Том 9 )
[/q]


Все вышесказанное проясняет и другую проблему, как мог теми же Варевцами (на данный момент Варовичи (укр. Варовичi) — покинутое село Полесского района Киевской области. Печально известно в связи с аварией на Чернобыльской АЭС. Вот его точные координаты ) владеть Булгак Лисич? Если мы вспомним завещание Булгака Лисича, то там указана его жена Анна. Выходит так, что после смерти Булгака Лисича в 1509 году Анна второй раз вышла замуж за Костюшку Митковича. Вот почему Булгак Лисич унаследовал часть Варевцов, как материзну по своей жене Анне Павшанке. Ну а остальные события с Духной Суриновой тоже теперь вполне объясними, подробности в моей статье о Булгаке Лисиче на Википедии.

Ясно теперь также из Листа:
[q]
1498. Сведецтво кнегини Пинское о именя отчизные дворенина господарского Русина.
«Жаловал господару великому князю дворенин его милости Русин о именья свои отчинные в Киеве, о Мещеру, што Солюнчич держит, а во Вручом Татаринови, што Бардич держит в Котчищох, а Селцо Михайло Волчкович держит, а выпросили они то у короля за пусто, а его отчича, не поведаючи....
[/q]

кто такой Солюнчич, это ошибочное написание Голенчича, о чем я сказал выше. Бардич - это боярин с. Барды недалеко от Народич. Чувствуется, что эти люди не просто так захватили земли Русина - они родственники.

Вернемся опять к Несецкому, где он в частности пишет:
[q]
Szósty nazwany Holenka, od którego Strybylowie i Hosccy swojç linia prowadza, jako siç do tego gami przyznawali, Hawrylo Hoscki Kalztelan Kijowski, y Riotr Strybil Wojski Kijowski.
[/q]


То есть, еще до появления геенеалогии Александра Ельца конкретные Стрибилы (Петр) и Гостские (Гаврило), с чем по-видимому был знаком Несецкий, утверждали, что они происходят от Голенка. Мы уже нашли наиболее давнего предка - наместника путивльского Митка Голенка, которого гипотетически (с натяжкой) мы также можем идентифицировать как Митка Петровича. Почему с натяжкой? Потому что нам уже известен Ивашко Стрибил от 1468 года. Гостских историки ведут от Кирдеев лишь на том основании, что Гостские приняли герб Кирдея. (Собчук В. Д. Волинський шляхетський рід Гостських / В. Д. Собчук // Соціум : альманах соціальної історії. – К. : Ін-т історії України НАН України, 2005. – Вип. 5. – С. 143–164.) Но, это не аргумент. Я больше склонен верить самим Гостским - современникам Несецкого, которые говорили, что они происходят от Голенка.

В завершение некоторые отрывки из П. Клепатского (некоторые вопросы отсюда требуют отдельного рассмотрения):

[q]
Zapiski, Выпуск 5 Автор Odesʹkyĭ derz͡havnyĭ universytet imeni I.I. Mechnykova. Istoriko-filologicheskii fakulʹte: 1912

Волость Овруцкая, тянувшая непосредственно къ Овруцкому замку, съ сѣвера села: Ремезы и Шаринъ, на противоположныхъ берегахъ Чертеня (въ Славешну), на границѣ съ Мозырскимъ повѣтомъ. Земля Ремезовщина пожалована былана на вѣчность земянамъ Макаревичамъ еще въ 1503 г.; затѣмъ подтверждена за ними листомъ Сигизмунда 1 отъ 1518 г. 1). Въ половинѣ ХVП в. на этой землѣ уже находилось село, въ которомъ одна служба людей принадлежала Суринамъ, а двѣ службы—Ельцамъ. С. Шаринъ въ половинѣ ХVІ в. принадлежало Заморенкамъ, но находилось въ заставѣ у Угриновскаго.–С. Высокое (на с.-з. отъ первыхъ)-въ третьей части Угриновскихъ *), а кому принадлежало остальное — мы не знаемъ.–С. Вeлавскъ—въ области р. Славешенки. Отъ 1450 г. мы имѣемъ грамоту Кіевскаго князя Олелька Владиміровича (дана „у Вовручомъ“) слугѣ Ларивону Велавскому, освобождающую его отъ платовъ и пошлинъ, съ причисленіемъ къ сословію земянъ 1)Этотъ Ларивонъ, очевидно, получилъ свое прозвище отъ имѣнія Велавскъ, о которомъ идетъ речъ. Постепенно дроблясь между родственниками, Велавскъ въ половинѣ ХV1 в. принадлежалъ уже нѣсколькимъ владѣльцамъ: 2 дыма —Стeцкому, 1—Угриновскому, 11 — Гринковичамъ и 12--Стежневичу (мое: Богдану Стецковичу). –С. Котчище — по соседству. Въ 1538 году 1/3 Котчищъ вмѣстѣ съ другими имѣньями была подтверждена за Матѳеемъ Угриновскимъ, по случаю пропажи документов (сгорели в Луцке)... Котчища, часть свою, люди на имя: Павла отамана, Якима Манца, Ванца Полуяна; а въ другомъ селе своемъ — у ...

По теченію Жерева имѣемъ: С. Селецъ, недалеко отъ устья Жерева въ Ушь. По записи о денежныхъ и медовыхъ даняхъ въ пользу св. Софіи, „у Селци зъ Мѣжирѣцькое земли 2 ведр. (меду) и поданье“ (даютъ) 1). Объ этомъ же селѣ въ 1496 г. „жаловалъ кн. великому дворянинъ е. м. Русинъ на Михайла Волчковича, штожъ дей онъ отчину ихъ держитъ на имя Сельце, въ Овр. пов., — и онъ на тотъ часъ не хотѣлъ ся съ нимъ розправити въ томъ, штожъ братъ его мѣшкаетъ во Вгріехъ“. Для рѣшенія этого спора господаремъ былъ назначенъ рокъ „на Боже нароженіе прійдучое“?), но о результатахъ его мы не имѣемъ извѣстій. Впрочемъ, изъ позднѣйшаго узнаемъ, что Сельцо все-таки осталось за Михаиломъ Волчковичемъ, по смерти котораго перешло къ его единственному сыну — Ивашку. Этотъ Ивашко, умирая, отписалъ Сельцо съ др. имѣньями своей матери (Михайловой из рода Полозов), но вырокомъ кор. Сигизмунда отъ 31. 8. 1518 г. оно снова возвращено въ родъ Суриновъ?).

С. Варевичи. Въ 1499 г. кіевскій земянинъ Михайло Павшицъ съ сестренцемъ своимъ Ивашкомъ Семеновичемъ жаловался на князей Полубенскихъ „о имѣня, о отчину материзны ихъ — Варевцы, а Уберновъ, а Кокотовъ“ (положеніе послѣднихъ двухъ не извѣстно); такъ какъ Полубенскіе не явились на вызначенный имъ рокъ, то указанныя имѣнія были присуждены истцамъ *). Отъ Павшей Варевцы по женской линіи перешли къ Ивану Немиричу, а отъ него возвратились къ Суриновымъ — своимъ первоначальнымъ владѣльцамъ. Извѣстный уже намъ Ивашко Михайловичъ, умирая, отписалъ Варевцы, вмѣстѣ съ другими имѣньями, матери; но, по жалобѣ Духны Суриновой, въ 1518 г. они были возвращены ей и продолжали оставаться въ ея потомствѣ ?). По люстраціи 1552 года, 6 службъ въ Варевичахъ принадлежало Суринамъ, а одна (5 дымовъ)— Ѳ. Владыкѣ. Земская служба изъ Варевичъ шла на Чернобыльскій замокъ.

С. Кабаны, на ю.-в. отъ Варевичъ,–въ полов. ХV1 в. дѣлится между двумя владѣльцами: П. Немиричемъ и Горностаемъ. Земская служба изъ К. шла на Чернобыльскій замокъ.–

С. Мартыновичи — на Уши. Въ 1498 г. Быкъ Александровичъ выпросилъ у вел. кн. Александра „человѣка въ Оврущ. пов., на имя Мартынца Путковича и его двохъ братовъ“, которые служили господарю одну панцырную службу?). Это были первые насельники Мартыновичъ. П. Быкъ вскорѣ былъ убитъ Татарами, и Мартыновичи перешли съ его дочерью къ Ив. Гостьскому, что и было санкціонировано листомъ кор. Александра отъ 28 1 1506 г. 9) Уже будучи боярскими людьми, согласно показанію записи о денежныхъ и медовыхъ даляхъ, Мартыновичи платили также дань и на ц. св. Софіи: „Ондреевскій островъ на Уши подъ Мартиновичи–5 вед. меду“?). По странной случайности Мартыновичи
1) Грамоты вел. кн. Литовскихъ, изд. Антоновичемъ, Лё 37. 4) Акты Леонтовича 11, Лѣ 451. 4) кн. 11 Суд. дѣлъ, Лѣ 297; Stownуk 1Х, 196, 704. 4) Акты Леонтовича 1, Лё 299. з) lbid. lll, М. 737. 9) Запись эта издана по рукописи Шафарика въ А. З. Р. 1, М. 26, Она лишена даты, но издатели помѣтили ее „1415 г. или позже“, вѣроятно, предполагая, что эта запись имѣетъ связь съ описью митрополитовъ

в обѣихъ люстраціяхъ смежныхъ повѣтовъ не упомянуты, но извѣстно, что уже въ началѣ ХVП в. Мартыновичи принадлежали Сеньку Полозовичу, по смерти котораго съ рукой его дочери переходили къ Сенскимъ и Любецкимъ, въ 1560 г. затвержены за Богушемъ Любецкимъ и по вдовѣ послѣдняго поочередно принадлежали пяти ее мужьямъ.

С. Брилево-на Мыкѣ же? Въ 1497 г. п. Быкъ Александровичъ билъ челомъ вел. кн. Александру, повѣдая, „што отецъ его, король е. м., далъ ему имѣніе въ Житомир. пов., на имя Брилево, што держалъ Кичкиръ, а тотъ дей Кичкиръ тое имѣніе выслужилъ на кн. Семенѣ Олельковичѣ и вмеръ, а дѣтей ничого зъ жоною своею не мѣлъ, ани ближнихъ, только деи одна жона его осталася“, которую кор. Казимиръ велѣлъ содержать челобитчику до ея живота. Быкъ Александровичъ въ данномъ случаѣ просилъ подтвержденія на упомянутое имѣніе, каковое подтвержденіе и было ему дано 1). На современной картѣ с. Брилева нѣтъ, но зато есть с. Кичкиры, своимъ именемъ указывающее, очевидно, на боярина Кичкиря. Это с. Кичкиры въ 1470 г. было подтвержено Николо-Пустынскому монастырю, по подложной грамотѣ Андрея Боголюбскаго. По люстраціи 1552 г. Кичкиры принадлежатъ уже Стрыбулямъ.
[/q]


Вот эта подложная грамота по Кичкирях, о которой говорил Клепатский

Таким образом, мы видим, что некоторые сведения из генеалогической легенды Александра Ельца начинают подтверждаться документально.

Вот примерно какой подход нужно использовать для анализа генеалогических легенд и не только, а не просто рассуждать или высказывать какие-то мнения, и в таком же стиле стоит продолжать работать дальше.

Каманин И. М. Материалы по истории казацкаго землевладения (1494– 1668гг.) / И. Каманин // Чтения в Историческом Обществе Нестора-лето­писца. – 1894. – Кн. VIII. – С. 7—8.:

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2016-06-24 в 12.53.15.png, 1015398 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 528
Регистрация: 26 янв. 2008
Рейтинг: 242 

Ваше длительное отсутствие на форуме полностью оправдано прекрасным исследованием.Я в восторге, почти все документы указанные в исследовании фактически могут сделать "кирдык" самому Вольфу, вернее по его отношению к легендарной генеалогии о семи сыновьях. Все надо еще раз перечитать и не один раз.Это очередной успех.

Но у меня для Вас также есть интересная информация и я надеюсь, что Вы в состоянии дать ей продолжение. Я искал документы, которые подтверждали бы кровное родство Романа Олизаровича с персоналиями, обозначенных в его интересном завещании, например Немиричей, Бабинских и других.И вот имеется документ от 1484 года, в котором речь идет о дочери Андрея Денисковича. В этом документе обозначен и его родной брат Сенько Денискович, а также дед Ивашко Бабинский ( если верить завещанию, то Бабинские кровные родственники Роману Олизаровичу). А дальше можно только предположить,что Андрей и Сенько Денисковичи (возможно сыновья Дениска Мокосеевича, о котором Вы писали) или же Ивашко Бабинский дед по материнской линии.


Еще перечитывал статью "Левковские" и у меня напрашивается предложение, что в родословную
Грегор Воронович —----------- Александр (Кмита) Грегорович —---------- Матвей Кмита —------------ Криштоф Кмита, Семён Кмита —------------ Филон Кмита Чернобыльский (сын Семёна) после Александра необходимо вставить его сына Кмиту. В архивных документах указывали пан Кмита или его сын пан Матвей Кмита Александрович. В противном случае,зная, например годы правления Криштофа Кмитича, согласно Вашей родословной не соблюдается хронология.

По Немиричам в родословной ветке все клеится: Грегор Воронич - Немира Петр Бакотский - Немира - Остап - Микула - Гридко, Сидко - Гридкевичи и Сидкевичи.

По Ельцам можно построить аналогичную родословную ветвь. По Олизарам возможно Грегор - Александр - Кмита - Олизар - Роман Олизарович и Олизар Олизарович Шилович..
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6137 

Да, вероятно, речь идет о Денисках Мокосеевичах. Но, здесь есть маленький нюанс. Дело в том, что тестамент Романа Олизаровича Волчкевича не может считаться достоверным документом, об этом я не раз писал, ведь даже авторы публикации датируют его 1550 годом, но по других персоналиях он подходит и на 1500 год. Самая большая проблема - это Коростышев, который Олизарам переходит лишь в 1565 году. Вот два документа по Коростышеву:

1.
[q]
[1499 г.] марта 26. Вильна. Привилеi панȣ Кмите Александровичȣ | на село Коростешово
а на данники | ȣ Житомирскомъ повете. |
Самъ Александръ, бож(е)ю м(и)л(о)стью. |
Билъ намъ чолом пан Кмита Александровичъ и просил в насъ села ȣ Жи|томирскомъ повете на имѧ Коростешова и данниковъ наших Гȣрина | а Василѧ и их товаришовъ. И поведил перед нами, што ж тыи даньники | дают намъ дани тол(ь)ко пол третѧ ведра медȣ а ωсмъ ведеръ полю|дья.
Ино мы тое село Коростешово и тых даньниковъ Гȣрина а Ва|силя и их товаришов емȣ дали со всими ихъ землѧми и зъ данью | и со всимъ с тым, што здавна к томȣ селу Коростешову слȣшало. |
П(и)сан ȣ Вил(ь)ни, мар(та) 26 день. Индиктъ 2. | Янȣшко писар. || л. 170 (ЛМ-6, №186)
[/q]


2. Продажа Коростышева в 1565 году Филоном Кмитой Ивану Олизару Волчкевичу

[q]
...после Александра необходимо вставить его сына Кмиту.
[/q]


Я не раз говорил, что все наши родословные изыскания носят нередко гипотетический характер, хотя есть порой и точные данные. Пожалуйста, вот новый документ от 1458 года, где свидетелями указаны бояре житомирские пан Ворона и пан Волчко Александрович. Думаю, что Ворона был отцом Ивашка Воронича первого, а Волчко Александрович мог быть отцом Матвея Кмиты, причем Волчко - это имя представителя Кмитов, а не придомок Волчкевичей. Вот и сам документ №91 "РазъЂзжая старосты житомирскаго Жидимонта и пана Каленика Скипорю на село Тулины, данная около 1458 года" (имена свидетелей на 3-м листе), см. Володимир РОЗОВ "УКРАЇНСЬКІ ГРАМОТИ" :

1

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2015-01-12 в 17.44.17.png, 289843 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6137 

2

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2015-01-12 в 17.44.52.png, 427075 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6137 

3 (наведите мышкой на этот лист, здесь указаны пан Ворона и пан Волчко Александрович).

Но, в другом документе (не тот который здесь), видимо, указан тот самый Волчко Александрович: 1488 год Волъчъку Вороновицъкому 5 коп з мыта Киевского, ЛМ-4, стр. 286
Но он вполне может быть и родным братом, а не только отцом известному Матвею Кмите.

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2015-01-12 в 17.45.26.png, 345904 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6137 

Уточнения:

Нашел еще один документ, хотя и краткий, но многое объясняющий. Поскольку данные два привилея из ЛМ -14 идут в комплексе и неразрывно связаны друг с другом, поэтому и приведу их вместе:

[q]
[1525 03 27-31] Грицку, Солтану а Богдану, Стецковичом, до земенки вруцкое Скобеиковое о десят ложок сребрных дядковны их

Листъ до земянки вруцкое Федиско Бейковои. Жаловали дворяне, Грицко а Солтанъ, а Богданъ, Стецковичи, о десят ложокъ серебреных, што взяла съ статъковъ дядковны ихъ рожоное Ганъны, и того отдати им не хочет. Для чого жъ послали дворанина Федора Елцовича, абы тую десят ложокъ дядка ихъ имъ верънула перед тымъ дворанином. Пак ли жъ бы не хотела отдати, ино казали дворанину моцъно отправите. Горностаи, писаръ.

[1525 03 27-31] Им же до Костюшка Миткевича и жоны его о речи дядковны их, што была за сыном их.

Имъ же листъ до земенина киевъского Костюшка Миткевича и его жоны Анънуши о речи дядковны ихъ Ганъны, што была за сыномь их, што остали се в нихъ. Ино послали дворанина Федора Елца, приказуючи, ажъбы тыи речи, што будеть она по души своем на Церковь Божью записала, имъ, кровным ее, поотдавали. || [26Щ Естли бы тых речей не поотдавали, казали моцно дворанину отъправити. Горностаи, писаръ.
[/q]


Таким образом, ранее приведенный мной документ на литовском языке:
[q]
717. ldk Žygimanto II Senojo (1525 03 27-31) raštas Kijevo žemioniui Kostiuškai Mitkevičiui ir jo žmonai Anuškai dėdienės Hanos daiktų atidavimo dvarionims Grickai, Soltanui ir Bogdanui Steckoviėiams. (Литьхуаньян метрика, Книги 14, стр. 463
[/q]

был истолкован мной неправильно.

На самом деле, получается, что дядьковна Ганна и Аннуша - это разные личности. Аннуша, она же Ганна действительно жена Костюшка Миткевича и сестра Михаила Павши. А Ганна - дядьковна Солтана, Богдана и Грицка Стецковичей - это та самая дочь их дядька (то есть, дядьковна) Грицка Ивановича Казариновича и жена сына Костюшки Миткевича и Аннуши - Семена Костюшкевича, который ровно, как и его жена умерли в молодом возрасте. (вспомним: "...штожъ тотъ дядко их Грыцко Ивановичъ, которыи тыи именья з Грыцкомъ Стецковичомъ в по||[203(99)]деле мелъ, вмеръ, а дочка в него одна и тая пошла была за дворянина н(а)шого Семена Костюшъковича, ино деи и тая тыми разы вмерла безплодна.") Ведь, слово "дядьковна" чаще означает на самом-то деле дочь дяди или двоюродная сестра: "Дядьковна наз. Дачка дзядзьы, дваюрадная сястра." (См. Гістарычны слоўнік беларускай мовы, Том 9 )

Lietuvos Metrika. Knyga Nr. 14 (1524—1529): Užrašymų knyga 14 / Parengė D. Antanavičius ir L. Karalius. Vilnius, 2008.

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2018-11-23 в 23.26.48.png, 317813 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Александр Коновальчук
Почетный участник



Киев
Сообщений: 220
Регистрация: 1 авг. 2008
Рейтинг: 185 

Ivan Levkovskiy, спасибо конечно, но я это давно знаю. В оригинале ЛМ действительно записан Выгов. Племянник князей Полубенских Щастный Петрович Герцик доказывал, что после смерти его дядей, земяне и бояре киевские выпросили их имения, в том числе и Выгов - "запусто".
Могу сказать, что единственный сын Михаила Павши - Богухвал участвовал в дележе имений Кмит. И возможно, кое-какие документы, которые Вас заинтересуют есть в деле о происхождении Павшей.
Кстати, Роман Олизар вроде как получил от императора Фридриха III графский титул.
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 528
Регистрация: 26 янв. 2008
Рейтинг: 242 

Об Олизаровичах.
Для того чтобы подтвердить легендарную родословную необходимо все таки установить степень родства с Олизаровичами и за основу принять завещание Романа Олизаровича, где прямым текстом указано, что Немиричи есть его кровными родственниками. На основании информации Ивана Левковского можно составить следующую родословную ветвь:

Грегор Воронич (1340 год) - Александр (1365 год) - Волчко Александрович ( 1390 год) - Олизар Шилович ( 1415 год, Володимирский староста, муж Феди Юршанки, умер после 1480 года. получил ряд имений, как свою вотчину от князя Свидригайла в Луцком повете, в том числе и Серники, указанные в завещании ) http://www.runivers.ru/bookrea...7/mode/1up - Роман Олизарович (1440 год), его родной брат Олизар Олизарович Шилович - Василий и т. д..

Если придерживаться этой родословной Олизаровичей, то обозначенный в завещании кровный родственник Егор ( Юрий) Немирович ( знать бы чей это был сын?) реальная персона, ибо в архивном документе Невмирицких за 1578 год указан его сын Иван Юрьевич ( смотри оригинальную грамоту короля Сигизмунда 111 от 1603 года). Значит завещание Романа Олизаровича было написано между 1510 и 1520 годом. Может быть получиться найти документ, когда Роман Олизарович был наместником Киевским?
Значит общим предком Олизаровичей и Немиричей был Грегор Воронич, а Петр Бакотский и Александр были родными братьями.Все вроде бы складывается. Но есть вопрос. Где найти Черешню и его род Черленковских? Родословная Грегор - Александр - Григорий - Петр - Немиря и Черешня, если придерживаться к годам существования Немири Резановича не имеет права на существование.
Левковский Владимир
Новичок

Левковский Владимир

Сообщений: 5
Регистрация: 29 апр. 2010
Рейтинг: 5 

Ранее обращался к Вам за помощью. 29.04.2010, 30.04.2010,1.05.2010г. Если возможно, хотелось бы возобновить переписку. Прошу прощения за потерянное время, и, если ещё возможно, прошу присоединить мою ветвь к дереву Левковских. Вы писали о такой возможности, при условии установления моего деда и прадеда.
Живу в Беларуси, архитектор-дизайнер, свое частное предприятие, работаю в Минске и Солигорске. Семья, по рассказам матери, проживала в с.Возничи, Красноселки (Жидова). Моя фамилия по отцу Гореликов Владимир Маратович 25.08.1966г, дочь-Гореликова Евгения Владимировна 21.10.1993. Сестра- Горелик Наталья Маратовна 18.02.1973г; её дочь- Иванова Александра Ивановна 3.05.2001г. Наша мать- Левковская Мальвина Федоровна 21.02.1941г с.Вязовая, Гребеневского с/с Лельчицкого р-на, живет в г.п.Лельчицы, Гомельская обл., Беларусь. Её брат Левковский Николай Федорович 1926г с.Вязовая, Гребеневского с/с Лельчицкого р-на, погиб в Германии 7.03.1945, сестра матери-Левковская Александра Федоровна умерла в 70-е годы. Мой дед-Левковский Федор Семенович, примерно 1896 г. рождения, жена- Рудницкая Елизавета Гарвазьевна 3.05.1895г, сестра Федора - Елизавета, её дочь Екатерина (не точно, по рассказам). Прадед Левковский Семен Васильевич (отчество записано по советскому паспорту), в метриках, которые отыскали в д.Гребени, имя его отца записано очень неразборчиво, что-то похожее на Василиус, но точно разобрать невозможно. В д.Вязовая архив только за советский период. Очень прошу, если совпадут данные, выслать мне мою ветку на адрес e-mail pubdesign@tut.by, почтовый адрес 220005 ул.Веры Хоружей, 10 корпус 2, квартира 127, г.Минск, Беларусь +37529-657-64-75
Левковский Владимир
Новичок

Левковский Владимир

Сообщений: 5
Регистрация: 29 апр. 2010
Рейтинг: 5 

Очень благодарен Вам за информацию. Нужно немного времени для наведения справок. Попробую в феврале посетить архив в д.Гребени, там, вроде, есть данные от 1926 года. По рассказам матери, у Семена была вторая семья - ещё одно совпадение. Мать - поздний ребенок 1941 года рождения, к тому же война, поэтому, была ли сестра у Федора - Наталья, она не помнит. Про Елизавету ей говорили, что её семья где-то в Ельском районе Гомельской области, связи после войны с ними нет. Еще какие-то родственники были высланы в Архангельск, но нужно уточнять по линии Федора или его жены Рудницкой Елизаветы Гарвазиевны дата рождения 3 мая 1895г (есть свидетельство о рождении). Если можно, уточните, пожалуйста, где находится хутор Дубровка, Заячий, какие рядом населенные пункты.
<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 140 141 142 143 144 * 145 146 147 148 ... 235 236 237 238 239 240 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS

Реклама от YouDo
YouDo: ангары строительство цена - подробности здесь.
Юду: замена замка в металлической, смотрите ссылку.
Услуги специалиста: стоимость отделки балкона вагонкой, подробности...