ВГД требуется ведущий (админ)   [х]
Всероссийское Генеалогическое Древо
На сайте ВГД собираются люди, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!
Вниз ⇊
Перед внесением данных на разыскиваемого, проверьте, пожалуйста, данные по https://www.obd-memorial.ru и по Электронным Книгам Памяти

Партизаны Крыма


← Назад    Вперед →Страницы: ← Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 * 9 10 11 12 ... 98 99 100 101 102 103 Вперед →
Модераторы: Ella, Gnom7, Gogin10
натальяА

натальяА

город герой Севастополь
Сообщений: 3731
На сайте с 2010 г.
Рейтинг: 939

Siegehardus написал:
[q]
Вы можете узнать про этого Шаля М.А. более подробно?
[/q]

мы были без экскурсовода,-директор впустила нас по предварительному звонку.
позвоните ей, может она даст контакты девушки заведующей музеем......

натальяА написал:
[q]
97566 АР Крым,
Симферопольский район,
с.Партизанское,
ул. Сумская, д. 5,
тел. школы -(0652) 669-847 ,
тел. директора 099-04-90-214
[/q]

есть еще вариант, напишите запрос в Крымский республиканский архив,- там должны быть данные по всему Крыму....
натальяА

натальяА

город герой Севастополь
Сообщений: 3731
На сайте с 2010 г.
Рейтинг: 939
ИЗ ДНЕВНИКА СЕВЕРСКОГО Г.Л.

26.2.43. Сочи. Февраль. В ночь на 26.2.43 самолётом ЛИ-2 (пилот ГСС капитан Кащуба) в район партизанских лагерей (междуречье между р. Аракча и Пескура) выброшена диверсионная группа численностью 4 человека – старший майор Костин, майор Баландин, ст. сержант Асунсьон, ст. сержант Сомер. Радиограммой Ямпольского подтверждено благополучное прибытие их.

Март. В ночь на 6.3.43 в район партизанских лагерей выброшена группа парашютистов в составе:

Майор Фёдоров Пётр Петрович.
Ст. сержант Гокулья Альфонс.
Ст. сержант Прето Антонио.
Старший группы майор Фёдоров (Фейхоа Фернандес Хоакин) по команде «приготовиться» прыгнул преждевременно с самолёта. Поиски Фёдорова, проводимые партизанами в течение нескольких дней, результатов не дали.

В ночь на 14.3.43 в районе координата 1880 (район деревни Шубино – около Кировского) выброшена группа парашютистов-десантников в составе:

Бобров Георгий Георгиевич.
Кизякин Егор Павлович.
Фусиманья Хосе.
Понсо Хуан.
Арментерос Хуан.
Вара Хосе-Луис.
Пераль Хосе.
Кубашев Алексей Кубашевич.
Тарновский Вадим Андреевич.
Всего 10 чел. Старший – майор Бобров, его помощник – партизан Кузякин, радист – Тарновский. Сейчас же после сбора группы радист т. Тарновский должен был установить связь. По неизвестным причинам связь не установлена. В связи с этим во вторую группу, идущую на этот участок, придаётся радист Опарина.
Утверждаю» (Булатов)
«Совершенно секретно»
13.2.43 г.
т. Ямпольскому, Ермакову, Калугину

Прибывшую к вам группу очень опытных подрывников-диверсантов использовать следующим образом:

Скомплектовать из партизан 4 диверсионные группы по 4-5 человек (не считая сопровождение, которое пойдёт с ними на операции) и сейчас же организовать с ними занятия по освоению подрывной техники, прибывшей с парашютистом.
За каждой диверсионной группой закрепить по 1 прибывшему подрывнику для занятий и в дальнейшем для диверсионной работы.
В период (сроки уст. сами) на участке ж.д. Симферополь – Севастополь, а если окажется возможным, то включите участок Сарабуз – Симферополь, 4-мя диверсионными группами одновременно на различных участках минировать ж.д. полотно противопоездными МЗД со сроками 5–40 суток (поставив на этом участке 40–50 МЗД).
По окончании этой работы сейчас же минировать ш.д. Симферополь – Севастополь, Симферополь – Ялта типами АС и ПМС.
ПМК-40 используйте для минирования подступов к Тарьеру, где у нас постоянно будет находиться самолёт.
Северский.


* * *

т. Ямпольский, Ермаков, Калугин

Ориентирую вас: на днях в Старокрымских лесах сбросим группы для автономных действий в Феодосийском направлении. Одновременно начинаем серию диверсионных мероприятий по Керченской ветке. В дальнейшем диверсионные группы могут пойти на соединение с отрядами. Имейте в виду: большинство диверсантов по национальности испанцы, говорят с сильным нерусским акцентом. Пароль – моя фамилия...

Северский.





ИЗ ДНЕВНИКА ЛУГОВОГО Н.Д.

25.3.43. Сегодня наши диверсанты делают последнюю ночёвку около жел. дороги, грядущая ночь несёт немцам четыре огромнейших взрыва и крушения на единственной ж.д. магистрали, а затем, начиная с 20.3.43, эти сюрпризы будут ежедневно...

27.3.43. Утром пришли из 1-го сектора (из ГЗП) наши связные Мостовой и Чебота и привели с собой майора Баландина, Антонова, Николая, Жору и Тиму и бойцов Кобильского и Талахадзе. Группа Гордиенко (1-й сектор) вместе с майором Костиным заминировала ж.д. Симферополь – Севастополь и колёсным замыкателем пустила под откос паровоз, 7 платформ и 11 вагонов с танками и артиллерией.

1.4.43. Многие бойцы голодают уже 4-й день. Майор Баландин со своей спецгруппой, голодающей уже второй день, обратился сегодня к Ямпольскому с просьбой о продпомощи. Мы погрустили вместе, но дать ничего не смогли.

8.4.43. Вчера, 7 апреля, был прочёс, в бою убит КПО-5 Исаков. Потери противника – до 20 чел.

19.4.43. Сегодня разговаривал с майором Баландиным – это советский человек и коммунист образца 1943 г. Это сплав любви к Советской Родине. «...Хочется поскорее расправиться с немцем. Эх, когда я буду в родной Испании, в родной семье...» – вдруг вздохнул он... Я понял – в нём клокочет такая ненависть к врагу, какая только может быть в человеческом сердце. Он рассказал жуткие факты о зверствах франкистов в Испании. Я встал и пошёл бродить по лесу, думая то о проклятых немцах, то о майоре Баландине. Я вспомнил, как Асунсьон (участник группы майора Баландина) трижды обращался с просьбой послать его с дивгруппой на операцию. «Что я скажу майору, что я скажу в своём полку?» – уговаривал он нас. Но его по слабости здоровья мы не пустили.

В памяти встал майор Баландин, отказавшийся взять у П.Р. банку консервов, хотя он несколько дней ничего не ел. Культурный, скромный, человечный, любящий жизнь и свою семью, природу, но ради культуры и человечности – он не на жизнь, а на смерть сцепился с немцем и не остановится в этой борьбе до тех пор, пока враг не будет уничтожен. Вот каким я вижу майора Баландина.

23.4.43. Вот эти два типа. Майор Баландин лежит рядом с нами и мечтает – этот худой, еле передвигающий ноги человек: «При первой же возможности переберусь на Украину – там успешно действует отряд испанцев. Очень хочется с ними вместе поработать, так как, по-моему, мы скоро полетим во Францию, а потом настанет очередь и Испании. Выгоним оттуда фашистов, наведём социалистический порядок, и тогда пригласим вас в гости. О Испания! Я люблю её больше всех стран!»

Несколько в стороне лежит капитан Кураков и тоже мечтает. О чём же мечтает этот толстый, опухший от жира и непрерывного спиртного хмеля и сна, самодовольно-надменный командир партизанских отрядов... «Вот привели лошадей, люди подкормятся, к 1 мая, может, кое-что сбросят самолёты...»

7.5.43.

Приказ № 40 по отрядам 2 сектора
от 7.5.43.

Во исполнение приказа ВГК т. Сталина приказываю...

Организовать более полное развёртывание диверсионной работы...
Активизировать деятельность диверсионных групп...
НШ сектора ст. лейтенанту Котельникову обеспечить в отрядах разработку подробных планов обучения диверсантов-разведчиков, учтя при этом необходимость полного использования спецгруппы майора т. Баландина для обучения диверсантов.
Командир отрядов 2-го сектора
Кураков. Комиссар отрядов
2-го сектора Луговой.

14.5.43. «Что вынесут от нас в своих наболевших измученных сердцах испанцы Баландин, Асунсьон и Сомер, что скажут о нас, крымских партизанах?» – спросил я вчера вечером Ямпольского. Не народные мстители, а мук носители. Ямпольский ничего не ответил.

Переход люди перенесли очень тяжело... По пути ко мне подходит испанец Сомер: «Не могу идти, товарищ комиссар», – говорит он еле слышным голосом. Глаза его воспалены, температура, из горла кровотечение. Бледный как смерть, худой как скелет, он не просто горит, а сгорает от туберкулёза. «Ты должен идти, – говорю я ему, – в этом твоё спасение...» Сомер пришёл с нами.

Сейчас ходил по полянам... Снова увидел жуткую картину людей на пастбище, превращённых в скот, в травоядных животных. Обессиленные до предела, жутко страшные на вид, они медленно передвигают ноги, ползая по земле, рвут траву и едят её. Уже не первый день питаюсь этими дарами природы и я, и все штабники и командиры. Вот пасётся туберкулёзный испанец Сомер... Дальше еле пасётся майор Баландин, присланный сюда переворачивать немецкие тылы вверх ногами, но занимающийся этой жутью. Пасётся, как животное, человек, пять лет боровшийся с гитлеризмом, человек, командовавший в славной испанской войне бригадой – один из героев Гвадалахары, уничтоживший немало немецких бандитов и способный ещё уничтожить их во много раз больше, но теперь поставленный под жуткую угрозу голодной смерти.

19.5.43. 17 мая, взвинченный заявлением Петра Романовича... Кураков налетел на майора Баландина, который вместе со всеми ломал сушняк для костра: «А! Ты тоже нарушаешь порядки! Неужели не понимаешь, что нельзя шуметь! А ещё командир!» «Именно потому, что я командир, я прошу обращаться со мной как с командиром, – заявил майор Куракову. – Я командовал воинскими частями и даже соединениями, окончил академию. Я командир и коммунист и знаю, как надо обращаться с бойцами! Поэтому прошу обращаться со мной как с командиром и коммунистом, имея в виду и то, что я Вам не подчинён».

Пыжившийся вначале Кураков осел и признал всё это недоразумением. Он ведь только за день до стычки с майором заверял П.Р., что грубить больше не будет. Горбатого могила исправит. Ну его к чёрту!

9.6.43. Прошлой ночью умер испанец Асунсьон. Не выстоял такой здоровый человек. Опустился, перестал смотреть за собой, и никакие наши старания и помощь ему не помогли. Опустился и погиб.

16.6.43. Шаров с майором Баландиным пошли минировать и тщательно маскировать базы.



НАГРАДНОЙ ЛИСТ
Баландин Гавриил Гавриилович (Гарихо Бальдемиро)
Подполковник
Слушатель Особой группы Военной Академии Красной Армии им. Фрунзе

Бывший инструктор-подрывник Крымского Штаба Партизанского Движения представлен к ордену Красной Звезды.

1911 года рождения, испанец, член компартии Испании. В Отечественной войне участвует с февраля 1943 по июль 1943 года. Награждён в Испании медалью «Свобода», 1938 г. Адрес: Москва, проезд Девичьего Поля, 2, общежитие слушателей Академии.

В партизанские отряды Крыма заброшен в феврале 1943 г. и работал в них до июля 1943 г., откуда эвакуирован по состоянию здоровья на лечение в госпиталь. Подготовил 5 диверсионных групп, действовавших на железнодорожных магистралях Крыма. Под его руководством эти группы провели 12 диверсий на железных дорогах и подорвали 11 воинских эшелонов. Достоин ордена «Красная Звезда».

Старший тактический
руководитель группы «И»,
генерал-майор Токарев.
28 марта 1945 г.



КНИГА ПАМЯТИ
Арментерос Хуан, 1915 г., ст. сержант, боец диверсионной группы партизан Крыма, погиб 15.3.43 у дер. Шубино Кировского р-на, похоронен там же.
Асунсьон Бен-Хамин, 1915 г., ст. сержант, инструктор подрывного дела, умер 9.6.43, Зуйские леса.
Бильалобе Фустинья, ст. сержант, член диверсионной группы, пропал без вести.
Бойсо Мигель, 1910 г., руководитель диверсионной группы, погиб 15.3.43, похоронен в дер. Шубино Кировского р-на.
Вара Хосе Луис, 1924 г., член диверсионной группы, погиб 15.3.43, похоронен в дер. Шубино Кировского р-на.
Панчате Педро, 1913 г., слушатель спецшколы ЦШПД, боец диверсионной группы, пропал без вести 14.3.43.
Пераль Хосе Луис, 1908 г., боец диверсионной группы, пропал без вести 14.3.43.
Понс Хуан, 1914 г., боец диверсионной группы, пропал без вести 14.3.43.
Прето Антонио, боец диверсионной группы, пропал без вести 14.3.43.
Родригес Хосе Луис, погиб в марте 1943, похоронен в дер. Шубино Кировского р-на.
Фейхоа (майор Фёдоров Пётр Петрович) Фернандес Хоакин, 1906 г., командир диверсионной группы крымских партизан, погиб 6.3.43 у дер. Тавель (Краснолесье) Симферопольского р-на, похоронен там же.
Фусиманья Хосе, 1908 г., боец-разведчик диверсионной группы КШПД, пропал без вести 14.3.43.

Итого связаны с Крымом фамилии:

I. Шубинская группа:

Мигель Бойсо, майор комгруппы – «Бобров».
Хосе Фусиманья – заместитель.
Педро Панчаме Альпонс.
Хосе Пераль Вальдовинос.
Хуан Арментерос.
Бара Родригес Хосе Луис.
Хуан Понс.
Энрике Пинеда Майано.
Рамон Торесильяс Анайдо.
II. Первая группа инструкторов:

Хоакин Фернандес Фейхоа – майор «Фёдоров».
Антонио Прието Монтеро – заместитель.
Альфонсу Гасулья Вильяс.
Фаустиньо Вильялобос Адан.
III. Вторая группа инструкторов:

Херонимо Касадо Батихой – «Костин».
Бальдомеро Гарихо – «Баландин».
Бен-Хамин Асунсьон.
Рохелио Сомер.
IV. Разведотряд «Сокол» РО штаба ЧФ:

Антонио Луиз – нач. связи «Сокола» – «Луиз», главный старшина.
V. Десантирован в ноябре 1943 в Крым:

1. Хоакин Гомес.
(Из «Книги памяти Республики Крым», 6 том, Симферополь, 1995 г.)


Примечание: в написании имен и фамилий встречаются разночтения и искажения.



ШИФРОТЕЛЕГРАММЫ

Ямпольскому. Завтра первым самолётом выбросим 4 специалистов с техникой. Старший – майор Костин. Ваши сигналы – 4 костра, выстрелы каждый час. Ответ – 3 выстрела каждый час. Эту группу используйте интенсивно. Крайне необходима связь со степью. Приём людей подтвердите. 17.2.43. Булатов.

Ямпольскому. «Молния». Сбрасываемые сегодня специалисты по-русски не говорят или говорят с акцентом. Предупредите людей. 18.2.43. Булатов.

Старинову, Булатову. Приземлились благополучно. Чувствуем себя хорошо. 6 парашютистов с нашими грузами нашли. 1.3.43. Костин.

Булатову. Все дни люди Костина проводили занятия с нашими диверсантами. Сегодня майоры Костин и Баландин выступили с 2-мя группами на ж.д. 1 – участок Симферополь – Бахчисарай, 2 – участок Бахчисарай – Севастополь. 6.3.43. Ямпольский.

Булатову. Выступаем 9.3.43. (отряды 2 сектора, зимовавшие в ГЗП, уходят обратно в Зуйские леса). Берём с собой группу Костина. Рация № 3 идёт с нами. Если не имеете замечаний, пожелайте нам счастливого пути. 7.3.43. Ямпольский.

Булатову. 9.2.43 в 3 ч. ночи группа Гордиенко из ПО № 2 при участии майора Костина взорвала эшелон с войсками – 1 паровоз, 7 платформ и 11 вагонов на уч. Севастополь – Симферополь (Альма – Симферополь). 10.3.43. Мустафаев (КМС отрядов 1-го сектора).

Булатову. 19.3 Диверсионная группа ПО № 1, командир Молочников, при участии Баландина, заминировала ж.д. в 4-х местах МЗД на участке Бахчисарай – Сюрень. 21.3.43. Мустафаев.

Булатову для Старинова. Просим срочно сбросить продовольствие, соль, табак и спички для моей группы. 28.3.43. Майор Баландин, Асунсьон, Сомер.

Булатову для Старинова. Просим сбросить мин дорожных ДМС – 100 шт., пехотных ПМК-40 – 400 шт., ПМС – 10 шт., МЗД короткого срока – 50 шт., колёсных замыкателей – 15, МУФ новых – 100 шт., детонирующего шнура – 10 м, электродетонаторов – 100 шт., контр. лампочек – 10 шт., фитиль, изоляционной ленты, тола 400 кг, бесшумных патрон – ящик, мортирок – 5 шт. 28.3.43. Ямпольский, Баландин, Сомер.

Булатову для Старинова. Срочно сбросьте продукты на трёх человек (группа майора Баландина, Асунсьона и Сомер) и материал. В каждый парашют вложите накладную на к-во продуктов (прим. – воровство и на БЗ и в лесу). 3.4.43.

Булатову. 6.4.43 на участке Бахчисарай – Сюрень взорван в/эшелон, разбит паровоз и 18 вагонов, уничтожено более 500 солдат и офицеров от мины, заложенной диверсионной группой Молочникова при участии Баландина. 17.4.43. Мустафаев.

Булатову. Диверсионная группа ПО-2 командир Гордиенко, Костин, боец Тарнович ночь 28.4.43 взорван в/эшелон на перегоне Бахчисарай – Альма. 1.5.43. Мустафаев.

Булатову. Ночь на 17.6.43 Дгр ПО-2 командир Гордиенко, майор Костин, бойцы Тарнович и Кирюшин взорвали в/эшелон на перегоне Альма – Симферополь. 20.6.43. Мустафаев.

Булатову. Представление Костина к награде подтверждаем. Данные: диверсионная группа с участием Костина совершила 4 диверсии на ж.д., пущено под откос 4 эшелона, уничтожено 4 паровоза, 64 вагона, 4 платформы, 350 солдат и офицеров, военная техника, взорвана 1 автомашина с 16 солдатами. Подготовил наши кадры диверсионников. 17.7.43. Мустафаев, Ермаков.

Полковнику Старинову. У меня возвращаются из леса испанцы. Провели большую работу, обучили людей. Смысла посылать их ещё раз нет. Куда рекомендуете их направить? М.б. свяжетесь с руководством компартии Испании? Булатов.

Из Москвы – Булатову. По имеющимся сведениям майор Бобров Георгий Георгиевич (прим.: это Бойсо Мигель) находится в Вашем распоряжении. Семья его проживает в Москве, ул. Калужская, 21, кв. 30, с мая ещё денег по аттестату не получала. Проверьте и срочно вышлите аттестат. Результат телеграфируйте. 14.7.43. Бельченко.
Резолюция Булатова: В связи с тем, что Бобров погиб, отправлены документы на пенсию. 31.7.43.

Булатову. Всех испанцев, вернувшихся из леса, направьте в Москву в распоряжение представителя ЦК Испанской компартии Эрнандеса. Прошу сообщить пофамильно судьбу русских инструкторов, оставшихся в лесу, и результаты работы всех групп посланных людей. 11.8.43. Старинов.

Булатову. Диверсионные группы 1. Грузинова, 2. Купреева, 3. Гордиенко с уч. Костина пущен под откос в ночь на 9.7.43 эшелон. Уничтожен паровоз, 5 вагонов с зерном и скотом (65 г. скота, 30 т зерна) и 7 человек. 4 группа Молочникова с участием Костина 24.7.43 Сюрень – Бахчисарай пустила под откос дрезину, убито 3 чел. Македонский, Селимов, Витенко.


КЛЮЧ К «ЦИТАДЕЛИ»

В начале 1943 года командование гитлеровской армии разрабатывало операцию, в дальнейшем получившую кодовое название «Цитадель». Это делалось в глубочайшей тайне, однако нашей разведке удалось получить некоторые сведения. Поступила информация, что немцы собираются применить новые виды военной техники, а испытания будут проводиться на секретном полигоне в степных районах Крыма. И тогда решено было направить в тыл врага советских разведчиков. В марте 1943 года одиннадцать парашютистов-десантников были сброшены с самолёта на пустынный берег Сиваша. Они были вынуждены принять бой около деревни Шубино. Радист успел передать координаты найденного ими секретного полигона. И связь оборвалась.

Эти данные позволили следующей группе незаметно проникнуть на полигон и получить все необходимые сведения. В результате стало известно, что немцы собираются использовать в боях на Курской дуге новые типы танков – «пантеры» и «тигры», а также самоходные орудия «фердинанд» и новый самолёт «Фокке-Вульф 190-А». Это был ключ к «Цитадели».

Жители деревни Шубино вспоминали: «Их было десять человек. А немцев более четырёхсот. Наши отбивались гранатами. А когда боеприпасы кончились, поднялись и пошли врукопашную. Живым ни один из них не сдался. Они все погибли».

По материалам статьи Г. Северского и Ю. Фёдорова в газете «Известия».


Долорес Ибаррури, председатель ЦК Компартии Испании:

«Я глубоко взволнована сообщением о судьбе наших товарищей Мигеля Бойсо, Фусиманья Хосе, Арментироса Хуана, Бара Родригеса Хосе Луиса, Пераля Хосе, Панчаме Педро, Понсо Хуана.

Они сражались под командованием майора Мигеля Бойсо, которого русские товарищи знали под именем Георгия Георгиевича Боброва. Они погибли как герои вместе со своим командиром и советскими воинами Егором Павловичем Кузякиным, Алексеем Кубашевичем Кубашевым и Вадимом Андреевичем Тарновским.

Они пали в борьбе против гитлеровских захватчиков, соединённые навеки с советскими воинами в героическом подвиге и смерти...

От себя лично и от всех испанских товарищей я хочу выразить глубочайшую благодарность жителям деревни Шубино за их отеческую заботу о могиле этих героических воинов, за скромный памятник, который увековечил их подвиг.

Вечная слава нашим товарищам, павшим в борьбе. Они оказались достойными нашего народа и нашей партии и скрепили своей кровью узы братской дружбы между народами Испании и Советского Союза в общей борьбе против фашизма».




http://www.vatanym.ru/?an=vs210_mem2

памятник у д.Шубино
3118652863.jpg
http://travel.org.ua/forums/vi...;start=315
натальяА

натальяА

город герой Севастополь
Сообщений: 3731
На сайте с 2010 г.
Рейтинг: 939
Из книги «Испанская эмиграция в СССР»:

«Одна группа наших товарищей была сброшена на парашютах к северо-западу от Москвы, с ошибкой в несколько километров и попала, вместо вражеского тыла, в немецкие резервы, которые ее легко ликвидировали.[...] Такая же трагическая судьба ожидала в Крыму тех, кем командовал Фусиманья. Большинство их были каталонцами, среди них Боиско, наш товарищ по академии. Их сбросили на землю на берегу, вместо того, чтобы сделать это в глубине полуострова.

Татары из ближайшего поселка известили германцев, которые приблизились по пляжу к нашим товарищам и захватили их всех. Также исчез Фейхоа, который в другую ночную миссию выбросился в пространство раньше времени, когда дали команду «приготовиться» и самолет летел над морем. Он должен был погибнуть, так как не умел плавать. Таким образом, из пяти бывших в Академии Фрунзе уже мертвы были двое. Другой товарищ, Альма, имел несчастье на Кавказе, – парашют по неопытности протащил его по большому пространству, и когда он смог присоединиться к русским, у него были отморожены пальцы».

Из исследования "Испанцы в Крыму":

"Март. В ночь на 6.3.1943 в район партизанских лагерей выброшена группа парашютистов в составе: Майор Фёдоров Пётр Петрович, ст. сержант Гокулья Альфонс, ст. сержант Прето Антонио. Старший группы майор Фёдоров (Фейхоа Фернандес Хоакин) по команде «приготовиться» прыгнул преждевременно с самолёта. Поиски Фёдорова, проводимые партизанами в течение нескольких дней, результатов не дали. В ночь на 14.03.1943 в районе координата 1880 (район деревни Шубино – около Кировского) выброшена группа парашютистов-десантников в составе: Бобров Георгий Георгиевич, Кизякин Егор Павлович, Фусиманья Хосе, Понсо Хуан, Арментерос Хуан, Вара Хосе-Луис, Пераль Хосе, Кубашев Алексей Кубашевич, Тарновский Вадим Андреевич.
Всего 10 чел. Старший – майор Бобров, его помощник – партизан Кузякин, радист – Тарновский. Сейчас же после сбора группы радист т. Тарновский должен был установить связь. По неизвестным причинам связь не установлена. В связи с этим во вторую группу, идущую на этот участок, придаётся радист Опарина».
<...>
Жители деревни Шубино вспоминали: «Их было десять человек. А немцев более четырёхсот. Наши отбивались гранатами. А когда боеприпасы кончились, поднялись и пошли врукопашную. Живым ни один из них не сдался. Они все погибли».
<...>
Долорес Ибаррури, председатель ЦК Компартии Испании:

«Я глубоко взволнована сообщением о судьбе наших товарищей Мигеля Бойсо, Фусиманья Хосе, Арментироса Хуана, Бара Родригеса Хосе Луиса, Пераля Хосе, Панчаме Педро, Понсо Хуана.

Они сражались под командованием майора Мигеля Бойсо, которого русские товарищи знали под именем Георгия Георгиевича Боброва. Они погибли как герои вместе со своим командиром и советскими воинами Егором Павловичем Кузякиным, Алексеем Кубашевичем Кубашевым и Вадимом Андреевичем Тарновским.

Они пали в борьбе против гитлеровских захватчиков, соединённые навеки с советскими воинами в героическом подвиге и смерти...

От себя лично и от всех испанских товарищей я хочу выразить глубочайшую благодарность жителям деревни Шубино за их отеческую заботу о могиле этих героических воинов, за скромный памятник, который увековечил их подвиг.

Вечная слава нашим товарищам, павшим в борьбе. Они оказались достойными нашего народа и нашей партии и скрепили своей кровью узы братской дружбы между народами Испании и Советского Союза в общей борьбе против фашизма». - http://www.vatanym.ru/?an=vs210_mem2

http://
http://www.ugo.cn/photo/UA/ru/33714.htm

http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=385.405
натальяА

натальяА

город герой Севастополь
Сообщений: 3731
На сайте с 2010 г.
Рейтинг: 939
http://turclubkaradag.blogspot.com/p/blog-page_24.html
По местам боёв крымских партизан Н. И. Лезина, Ю. Ф. Коломийченко
По местам боёв крымских партизан
Н. И. Лезина, Ю. Ф. Коломийченко
Симферополь "Таврия" 1985
Между Белогорском, Старым Крымом и Планерским лежит горно-лесной край, еще сравнительно мало знакомый туристам. В годы Великой Отечественной войны эта территория оставалась не покоренной врагом. Каждое дерево, каждый камень хранят память о подвигах сражавшихся здесь народных мстителей, об их мужестве, стойкости, безграничной преданности Родине. Авторы приглашают вас в места, где гремели бои, к памятникам партизанам и десантникам.
натальяА

натальяА

город герой Севастополь
Сообщений: 3731
На сайте с 2010 г.
Рейтинг: 939
.http://evpatoriya-history.info/book/ocherki-evpatorii/partizani.php
А.Н. Стома ОЧЕРКИ ЕВПАТОРИИ - ПАРТИЗАНЫ
Что у этих двух людей, представителей разных поколений, может быть общего? Такой вопрос возник после того, как я мысленно поставил их рядом. Присмотрелся и понял, что у них похожи характеры и общая судьба.
Эту женщину я знал с детства, она моя тетка. Помню ее прямолинейной, не допускающий возражений характер, громкий голос. А со вторым героем моего рассказа я познакомился уже в восьмидесятые годы.
Представительный рослый мужчина, уверенные движения, властный голос. Наблюдая за ним со стороны, всегда восхищался умением владеть собой и ни перед кем не гнуть шею. Да, с такими характерами действительно впору лезть в самое пекло, и они полезли.
Прасковья Евдокимовна Морозова еще до войны была известным в Евпатории человеком. В 1940 году она, только окончившая курсы медсестер, была избрана председателем горкома РОКК (Российское общество красного креста). До этого, работая санитаркой в санатории имени Крупской, являлась членом профкома. Перед войной стала членом ВКП(б).
Когда над Крымом нависла угроза оккупации, начали готовиться к партизанской борьбе. Морозовой не было у дома №7, что на проспекте Ленина. Это от него, как гласит мемориальная надпись, отправлялся в леса Евпаторийский партизанский отряд. Ей отказали во включении в списки народных мстителей – брали людей помоложе. Ей порекомендовали эвакуироваться.
Она, привыкшая решать свои проблемы самостоятельно, не согласилась с таким решением и пустилась вдогонку за отрядом. Тыча оппонентам в нос свой партийный билет, добилась-таки включения в отряд.
С приходом немцев на полуостров, началось время не только жестокой борьбы, но и неимоверных лишений, обусловленных неожиданным предательством некоторых местных жителей. Они открыли немцам места дислокации партизан, размещение их продовольственных баз.
Зима 1941-1942 годов была повсеместно суровой, а что уж говорить о пронизывающих ветрах на яйле и промерзших камнях, заносимых снегом. Сюда их загнал враг.
Немцы, ведомые местными проводниками, лезли все выше и выше в горы. Партизаны, зажатые в скалах, словно затравленные волки, огрызаются из последних сил. И побеждают! Фашисты и их приспешники отступают, не сумев преодолеть сопротивление, как им казалось, деморализованных народных мстителей.
Тетя Паша поведала мне об этом в ноябре 1946 года, когда мы впервые встретились после войны. Тогда я в первый и последний раз видел ее плачущей. Невольные слезы женщины заставили меня почти осязаемо испытывать те невзгоды, о которых только что услышал. Вот, словно в трансе, она рассказывает, как убила фашиста. Смотрит в пол и вспоминает его бешеный взгляд из-под каски и оскаленный в крике рот. Она до того видела подобное на плакате «Убей немца!» И убила. Некоторое время дрожала, глядя на поверженного врага. Я заметил, что моя тетя и теперь дрожит. Положил ей руки на плечи и прижал к себе. Она, плача навзрыд, забилась в моих руках. Будь прокляты те, кто и женщин заставляют брать в руки оружие!
Уже потом я узнал, что в отряде ее звали Матерью, Не только за то, что она была старше многих, но и за ее всегдашнюю готовность помочь другим. Прасковья самоотверженно выхаживала раненых, ее умелым рукам хватало неотложных дел в нелегком партизанском быту. «Умелыми руками», - сказал я и вспомнил эпизод из довоенной жизни. Некоторое время тетя Паша, не имея своей квартиры, жила у нас. Так я наблюдал, как ловко она режет мясо на котлеты двумя ножами. Подобного больше не видел.
Годы спустя, слушал ее выступление перед аудиторией и радовался пафосному изложению тех событий, над которыми она когда-то плакала. Поистине, время - лучший врачеватель. Прасковья Евдокимовна и в мирное время оставалась для многих Матерью. К ней на улицу Пушкина, 37 приходили и приезжали за советом, за помощью знакомые и незнакомые. Не все уходили удовлетворенные – она по-прежнему была принципиальной и никогда не стеснялась сказать хоть и горькую, но правду. На мои сомнения в необходимости такой прямолинейности она отвечала: «Истина, как бы жестока она ни была, наносит раны только ради исцеления». Много позже узнал, что эту максиму она могла вычитать из очерка Анре Жида «Возвращение из СССР».
Не имея своих детей, бывшая партизанка много внимания уделяла чужим детям, и они становились ее «дорогими чадами». Привечала их, кормила, глубоко вникала в их ребячьи проблемы, активно работала в составе городского родительского совета и в военно-научном обществе городского музея. Как-то зло скала мне: «Какими же негодяями бывают взрослые по отношению к детям!» Доживи она до наших дней, еще бы не то сказала.
Прасковья Евдокимовна уже в глубокой старости потеряла память.
Спрашивала меня: «Кто ты такой? Чей сын?» К счастью, в то время у нее ничего не болело. Видимо, лимит физических страданий она исчерпала в те жестокие годы. Умерла партизанская Мать в возрасте 96 лет так спокойно, что многие этого не заметили.
натальяА

натальяА

город герой Севастополь
Сообщений: 3731
На сайте с 2010 г.
Рейтинг: 939
http://evpatoriya-history.info...tizani.php
Владимиру Ивановичу Новикову в начале войны было 14 лет. Альминская долина, колхоз «Красный луч» - здесь он жил.
В 1943 году, потерпев поражение под Сталинградом, немцы стали понимать, что пора и Крыму озаботиться обороной. Мужское население, а это были подросшие мальчишки, сгонялось в трудовые лагеря, а оттуда направлялось на различные военные объекты Севастополя. Фашисты пытались восстановить даже легендарную 35-ю дальнобойную батарею, которую в конце обороны города взорвали наши моряки. Так вот подневольным было приказано засыпать многочисленные воронки, оставшиеся после немецких бомбардировок батареи.
Во время этих работ ребятам доводилось видеть некоторые эпизоды действий советских моряков. Внизу, на берегу моря, стояло двухэтажное здание. В нем было какое-то немецкое учреждение. Подводная лодка всплыла и торпедировала это здание. Видели, как торпедой, сброшенной на этот раз с самолета «Бостон», был потоплен немецкий корабль. Правда, затем и самолет был сбит немецкой зениткой.
Эти наблюдения приводили Володю к мысли, что занимается не тем, чем нужно. Обсудил это с товарищами по несчастью. Поддержали. Провели разведку и выяснили, что немец, ходящий у них в надсмотрщиках, – бывший моряк, списанный на берег как алкоголик. Достали самогон и напоили того до беспамятства. Дальше - путь к партизанам. Новикова определили в хозяйственный взвод, занимавшийся добычей пропитания. Первый боевой опыт и контузию он получил во время подрыва железнодорожного состава с боеприпасами.
Зима 1943-1944 годов. Советские войска на подступах к Крыму, а в тылу у немцев - партизаны. Они так допекли врага, что тот вынужден был снять с фронта целую дивизию и направить ее на борьбу с партизанами. Начались жестокие облавы, репрессии против гражданского населения. Спасаясь от фашистов и полицаев, люди бежали в леса под прикрытие партизан. С тем прибавилось забот. В гражданском лагере была мать Володи с младшими сестрой и братом.
Все выше и выше уходят в горы партизаны, все сильнее морозы, все круче скалы. А лес – такой редкий, что в нем не спрячешься. Лошадей забили – кончился корм. Да и самим есть нечего. Дошло до того, что выковыривали из-под снега буковые орешки. Трудно было без соли. Какой незаметной по дешевизне и доступности она бывает в обычной жизни и как сразу попадает в дефицит в экстремальных условиях. Владимир Иванович, говоря об этом, произнес запоминающуюся фразу: «Когда соли нет, не ты ее ешь, а она тебя». Помнится, тетя Паша рассказывала, что вместо соли применяли отвар полыни.
«Большая земля», как могла, помогала партизанам. Сбрасывала в определенном месте на парашютах гондолы, наполненные самым необходимым для партизан. Уточнение: в каждую гондолу вкладывалась накладная с перечнем вложения. Это от хищений. Новиков – уже опытный боец, под его началом группа из двадцати человек. В обязанности входит прием «посылок» с воздуха. Если учесть, что за ними охотятся и немцы, то это была опасная задача. В этой ситуации «кто успел, тот и съел». Каждая потеря строго анализируется, делаются нелицеприятные выводы. И это понятно. Ты своей нерасторопностью лишил людей куска хлеба, по твоей вине кто-то, ослабев от голода, не сможет пойти на задание. Еще хуже, если бойцы останутся без боеприпасов. Понимая это, отряд Новикова очень старался.
Однажды парашют опустился на верхушку высокого дерева. Чтобы достать гондолу, нужно было спилить дерево. Четверо взялись за это, остальные заняли круговую оборону. Бой длился столько времени, сколько понадобилось его для перепиливания ствола.
Особенно трудно было переносить невзгоды ранней весны. Внизу уже трава пошла, почки завязываются, а в горах последний мороз и снег. А тут еще немцы устроили «страшный прочес» (метафора Владимира Ивановича). Пришлось много пострелять, хорошо боеприпасов было в достатке. Правда, минометы стреляли редко. Дело в том, что при последней доставке не раскрылся парашют, и гондола разбилась вдребезги, а с ней и мины. Хорошо, что детонаторы лежали отдельно, оттого взрыв не последовал.
Уже после освобождения Крыма от фашистов, Владимир Иванович свалился с воспалением легких. В то время оставшиеся не разрушенными больницы и санатории были забиты ранеными и больными. Да и лечили не ахти. Поэтому боевые раны зажили, а последствия той болезни напоминают о себе и по прошествии многих лет. Кстати, и Прасковья Евдокимовна после выхода из леса очень долго и серьезно болела.
Все меньше становится людей, переживших ужасы подполья и партизанской борьбы, все реже мы стали о них вспоминать, другие заботы одолевают. Спрашиваю у Владимира Ивановича: «Сколько же сейчас в Евпатории бывших партизан?» «По списку 24, - отвечает он, - но многие из них даже из дому не выходят».
Не буду призывать к милосердию, не стану беспокоить память тимуровцев, а попрошу представить себя на месте немощного старика или старушки, потративших большую часть своего жизненного ресурса на защиту Отечества и восстановление порушенного войной хозяйства. Представили? Раны ноют, болезни донимают, на лекарства денег не хватает, а мир твой только то, что в окошке видишь. Как не помочь?
натальяА

натальяА

город герой Севастополь
Сообщений: 3731
На сайте с 2010 г.
Рейтинг: 939
http://tavrika.io.ua/s24983/po_sledam_narodnogo_podviga
По следам народного подвига
СИМФЕРОПОЛЬ. Итак, путешествие наше по местам Соевой славы партизан и подпольщиков начинается из Симферополя. Поэтому и рассказ наш начнем с событий, происходивших в городе в период Великой Отечественной войны.
21 июня 1941 года... Мирным трудом закончили Симферопольцы этот день. Теплым субботним вечером юноши и девушки, получившие аттестат зрелости, собирались у покидаемых ими школ, шли в городские парки, к берегам Салгира, чтобы встретить там рассвет. А ранним утром 22 июня мирная жизнь неожиданно и трагически прервалась...
Утром симферопольцы узнали о вероломном нападении на нашу страну фашистской Германии. Крым сразу же стал прифронтовой зоной. Советские люди работали с большим патриотическим-подъемом. Их девизом стало: «Все для фронта! Все для победы!» Большинство предприятий переключилось на выпуск продукции, необходимой для армии,— минометов, противотанковых мин, гранат. Рабочие становились на трудовую вахту, выполняя по две-три нормы за смену.
В Симферополе, как и по всей стране, развернулось движение за создание фонда обороны. Трудящиеся отдавали свои сбережения, ценности...
Около тысячи женщин приняли участие в оборудовании госпиталей для раненых бойцов. Патриотки готовили помещения — мыли окна, двери, набивали матрацы, стирали белье, собирали посуду и другие вещи. Уже в первых числах июля в городе было подготовлено 8 госпиталей.
Тысячи симферопольцев шли добровольцами на фронт, туда, где решалась судьба Родины. Военкоматы, горком, райкомы партии и комсомола буквально осаждались коммунистами, комсомольцами и беспартийными патриотами, которые просили отправить их в действующую армию. Многие из них прославили себя воинскими подвигами и были удостоены правительственных наград. В числе особо» отличившихся девять Героев Советского Союза: А. В. Гладков, II. Л. Карлов, М. П. Мальченко, В. С. Новиков, Г. Ф. Покровский,,. С. Д. Пошивальников, А. М. Раснецов, И. Ф. Рыбалко, А. И. Шардаков.Под непосредственным руководством обкома партии были сформированы | два полка народного ополчения и коммунистический отряд, который вошел в состав ополчения и был его авангардом. Возглавил ополченцев полковник А. В. Мокроусов. Кроме того, для борььы с вражескими десантами было создано три истребительных батальона.
Уясе тогда, в первые дни и месяцы, дело не ограничивалось, оборонной работой. Шла усиленная и каждодневная подготовка к народной борьбе в тылу врага. Из жителей Симферополя и прилегающего сельского района было создано три партизанских отряда.
Их общая численность составляла 582 человека. В отряды вступали партийные и советские работники города, руководители предприятий и организаций, рабочие и служащие. Около 50 коммунистов и комсомольцев остались в городе и составили в дальнейшем ядро большевистского подполья.
2 ноября советские войска оставили Симферополь. Как только враг вступил на крымскую землю, он почувствовал силу народного-сопротивления. 3 ноября 1-й Симферопольский партизанский отряд завязал жестокий бой с врагом в лесах госзаповедника. В течение-одного лишь ноября 1941 года — первого месяца борьбы — партизаны провели 14 боевых операций. Оккупанты потеряли убитыми 160-солдат и офицеров, было подорвано 36 автомашин.
Тогда же, с ноября, начинают действовать первые подпольные группы и организации. Во главе стояли коммунисты Ф. И. Колонков и И. Г. Лексин. Впоследствии, когда эти организации окрепли, в них входило до 100 человек.
Под руководством И. Г. Лексина работала комсомольская группа Игоря Носенко. Из листовки, написанной комсомольцами-подпольщиками, симферопольцы раньше других крымчан узнали о разгроме немецко-фашистских войск под Москвой.
Мало-помалу патриотическое подполье принимает все больший размах. В декабре 1941 года включаются в борьбу еще несколько комсомольско-молодежных групп. Их организовали юные патриоты — вчерашние школьники: Василий Бабий, Николай Долетов, Анатолий Косух ин, Семен Кусакин, Лидия Трофименко, Борис Хохлов. В течение 1942—1943 годов в городе создаются подпольные организации я группы под руководством А. С. Дагджи, Я. П. Ходячего, учителей А. А. Волошиновой, С. В. Урадова, Е. Л. Лазаревой, рабочего хлебозавода П. П. Топалова и других. Подпольщики вели разведывательную и диверсионную работу, распространяли листовки, из которых население города узнавало о событиях на фронтах Великой 'Отечественной войны. Весной 1943 года для укрепления связи с подпольными организациями и оказания им помощи обком партии направил в город своего уполномоченного И. Я. Бабичева.
В мае 1943 года из отдельных подпольных молодежных групп создается Симферопольская подпольная комсомольская организация (сокращенно «СПО»). Секретарем ее был избран Семен Кусакин, а после его гибели — Борис Хохлов. Погиб в фашистском застенке и Б. Хохлов. В октябре 1943 года подпольщиков возглавил Анатолий Косухин.
Организация располагала радиоприемником, типографией. С июля 1943 по апрель 1944 года молодые патриоты выпустили 19 листовок «Вести с Родины», общий тираж которых составил около 10 тысяч экземпляров. В типографии были напечатаны прокламации «К молодежи Крыма», «С Новым годом, товарищи!» и листовка о кровавом терроре оккупантов в селах Крыма. Листовки печатали Анатолий Косухин. Виктор Долетов, Яков Морозов, Элизе Стауэр.
Каждая успешная акция подпольщиков поднимала боевой дух «имферопольцев. В борьбу с фашизмом включались все новые и новые люди. За весь период оккупации в городе действовали 82 патриотические организации и группы.
Подпольщики успевали сделать многое: круг их деятельности был разнообразен и широк. Командованию Красной Армии и партизан они сообщали о движении поездов, расположении и переброске вражеских войск. Они предупреждали партизан о подготовке карательных экспедиций. На протяжении нескольких месяцев (осень 1943-зима 1944 годов) подполыцики совершили 63 нападения на фашистские военные объекты. В результате было взорвано или пущено под откос 11 эшелонов с боеприпасами, горючим, вражескими поисками. Неоднократно горели подожженные патриотами склады с горючим.
Под неусыпным контролем патриотов находились производственные предприятия. А это значило, что постоянно нарушался на них технологический процесс, рабочие уничтожали сырье и готовую продукцию, затягивали ремонтно-восстановительные работы, прежде всего там, где предполагался выпуск военной продукции.
Бяагодаря усилиям подпольщиков многие симферопольцы были спасены от угона в гитлеровскую Германию. Патриоты организовывали побег военнопленных из фашистских концлагерей.
Вот одна из их операций. В январе 1944 года подпольщики узнали, что в фашистском госпитале находятся 8 советских военнопленных. Через Василия Алтухова, служившего по заданию «СПО» в полиции, удалось установить пароль. Ночью члены организации Анатолий Косухин, Василий Бабий, Владимир Енджеяк, Борис Бригов, Владимир Ланский и Василий Алтухов, одетые в немецкую форму, подошли к госпиталю, сняли часовых и освободили военнопленных. Участвовавшая в подготовке операции А. И. Иванова впоследствии рассказывала: «По правде говоря, я почему-то думала, что на такое дело должны быть посланы здоровые, сильные люди, косая сажень в плечах, с кулачищами, как гири... Передо мной же стоял худенький зеленоглазый юноша (речь идет о Косухине.— Ред.). Я сначала перепугалась. Что могут сделать дети? Но вспомнила прочитанный мною перед этим рассказ о героях Краснодона, поговорила с Толей и сразу уверовала в успех». И действительно, операция была проведена блестяще.
Дервкую операцию совершили члены «СПО» на станции Симферополь. Эта акция позволила задержать воинские эшелоны, предназначенные для отправки на фронт. Днем, в обеденный перерыв, подпольщики зашли в машинное отделение водокачки, заложили взрывчатку, подожгли бикфордов шнур и никем не замеченные удалились. Через несколько минут последовал взрыв. Была разбита вся аппаратура, вышел из строя мотор водокачки. Гитлеровцам потребовалось немало времени, чтобы устранить последствия взрыва.
Диверсии на железнодорожной станции следовали одна за другой. Особое мастерство в этом деле и исключительное мужество-проявила группа подрывников под руководством В. К. Ефремова, служившего «русским начальником» станции. Они совершили 22 крупные диверсии. Один из заминированных ими составов с боеприпасами взорвался на станции Кара-Кият (ныне Битумная). Рвавшиеся авиабомбы произвели на станции огромные разрушения. На сутки остановилось движение поездов. На боевом счету группы — множество уничтоженных или поврежденных паровозов и вагонов, взорванных и сожженных грузов противника.
Неверно думать, что все у подпольщиков шло гладко. Были и ошибки, просчеты, срывы. Просачивались в их ряды предатели, фашистские агенты. И тогда гитлеровцы жестоко расправлялись и с самими патриотами, и с членами их семей. Погибли от рук оккупантов Александра Волошинова, Семен Кусакин, Борис Хохлов, Зоя-Рухадзе, Абдулла Дагджи, Виктор Ефремов, Игорь Носенко, Александра Перегонец, Николай Барышев, Степан Урадов и многие другие.
Остались письма героев. Последние... Многие написаны незадолго до казни. Но какая в них вера в победу, сколько беззаветного мужества, стойкости! Герои умирали непобежденными.
Комсомолец Леня Тарабукин в своей последней записке писал: «Мамочка! Не плачь и не горюй. Живи долго, моя любимая. Я честно выполнил свой долг комсомольца перед Родиной, партией, своим-народом. Твой Леня».
Комсомолка Вера Гейко накануне казни передала из фашистского застенка залитую кровью косынку, на которой написала: «Вот и приходит жизнь к концу. Через день-два меня и товарищей по-борьбе расстреляют. Жаль уходить из жизни в 19 лет. Это так; мало на фоне человеческой жизни, но это и много, потому что кое-что сделано... Все равно мы победим!»
01999646551863838961_thumb.jpg (ФОТО с экспозиции музея Тавриды.Симферополь)
Как завещание друзьям, современникам, потомкам звучат слова из дневника Игоря Носенко, расстрелянного фашистами: «Я остаюсь верным и преданным партии, Родине, моему народу. Я горжусь. тем, что я юный ленинец, молодой большевик. Я сознаю, непосредственно ощущаю на себе всю великую мощь и силу марксистско-ленинских идей, подкрепляющих и питающих мою веру в дело пашен победы...» Поражаешься непоколебимой твердости юноши, не дожившего и до двадцати: «...Большевики победят, большевики восторжествуют, ибо они являются носителями будущего. Гитлеризм есть вчерашний день человечества...»
13 апреля 1944 года войска 4-го Украинского фронта, преследуя врага, освободили Симферополь. Большую помощь советским воинам-освободителям оказали партизаны и подпольщики. Утром, незадолго до появления советских войск, на окраины Симферополя вышли партизаны 1-й бригады (командир Ф. И. Федоренко), с южной стороны подошли отряды 4-й бригады (командир X. К. Чусси). В самом городе действовали подпольщики под руководством Анатолия Косухина и Василия Бабия и группа партизан Анатолия Сосунова. Совместно с передовыми частями Красной Армии они заняли железнодорожную станцию и вокзал, телеграф, радиостанцию и другие объекты. Неожиданно атаковав вражеских диверсантов, боевые группы народных мстителей спасли от взрыва и уничтожения ряд промышленных предприятий, мосты, драматический театр, административные и жилые здания.
Два с половиной года боролся с врагом Симферополь. Два с половиной года горела под ногами оккупантов крымския земля. И радость победы с полным на то правом разделили с воинами Красной Армии партизаны и подпольщики.
С тех пор прошло более 40 лет. За эти годы Симферополь неузнаваемо изменился. Раздвинулись его границы, появились новые жилые районы, парки, скверы. Но город помнит своих защитников и освободителей, свято чтит память о них, воинах Красной Армии, партизанах, подпольщиках. Пройдите по городу, и памятники его, мемориальные доски, улицы расскажут о героических событиях военных лет.
Есть в Симферополе улицы Ивана Козлова и Виктора Ефремова, улицы Зои Жильцовой, Зои Рухадзе, Бориса Хохлова, улица Волошиновых, Лени Тарабукина, Николая Долетова, Василия Никанорова,, улица Крымских партизан и Молодых подпольщиков...
На доме № 33 по улице Карла Либкнехта, где находилась одна из конспиративных квартир подпольного горкома партии, установлена мемориальная доска. На здании вокзала — барельеф в память В. К. Ефремова и его боевых друзей. Отмечены мемориальными досками здание технического училища по Совнаркомовскому переулку (здесь была школа, в которой учились комсомольцы-подпольщики Евгений Семняков, Борис Хохлов, Николай Долетов, Владимир Дан-ский и другие), школа Л» 1 и школа № 14 —в память о юных патриотах. На городском кладбище сооружен мемориал в честь павших борцов и горожан — жертв фашизма. У кинотеатра «Мир»-памятник партизанам и подпольщикам, погибшим в годы Великой Отечественной войны.
Своеобразным памятником является здание бывшей типографии издательства «Таврида» на проспекте Кирова 32/1. Это отсюда в мае 1943 года молодой подпольщик Иван Нечипас, долгое время после войны работавший директором издательства, вынес шрифт для подпольной типографии.
В честь двухсотлетия основания Симферополя в сквере у площади Советской установлена скрижаль, на которой увековечены славные имена, вошедшие в историю города. Двенадцать из них — это долг нашей памяти партизанам и подпольщикам, отличившимся в боях за освобождение Симферополя в годы Великой Отечественной войны.
В областном центре живут ветераны народной борьбы — участники партизанского и подпольного движения. Здесь работает секция бывших крымских партизан и подпольщиков военно-научного общества при гарнизонном Доме офицеров. Она ведет большую воспитательно-патриотическую работу, приобщая горожан, прежде всего молодежь, к славным традициям недавнего героического прошлого..
натальяА

натальяА

город герой Севастополь
Сообщений: 3731
На сайте с 2010 г.
Рейтинг: 939

натальяА написал:
[q]
По следам народного подвига
[/q]

Давно уже погасли партизанские костры. Ныне крымскую землю озаряют огни мирной жизни. События Великой Отечественной войны, ставшие достоянием истории, все более отдаляются от нас.. Однако узы боевого братства, скрепленные кровью, нерасторжимы. Ежегодно второго мая собираются на свою традиционную встречу бывшие участники народной войны, их зарубежные побратимы.
Подвиг героев партизанского леса, коммунистического подполья никогда и«; померкнут в памяти народной...
А теперь наш путь в город-герой Севастополь. Дорога между Симферополем и Севастополем весь период фашистской оккупации была ареной ожесточенных боев. И населенные пункты вдоль трассы, и сама трасса (в равной мере шоссе и железнодорожное полотно) находились под контролем народных мстителей. Партизаны совершили здесь сотни успешных боевых операций. В 1941—1942 годах удары по вражеским военным объектам наносили отряды трех партизанских районов — 3-го, 4-го и 5-го. В этих районах действовали все три Симферопольских отряда, Бахчисарайский, Евпаторийский, 5-й Красноармейский, ближе к городу-герою — Севастопольский в Балаклавский отряды. Зимой 1942/43 года, несмотря на то, что численность партизан резко сократилась, гитлеровцы не чувствовали себя в безопасности. В ту пору постоянно беспокоили их, совершая неожиданные, ошеломляющие нападения, партизаны 1-го сектора.
Военные действия в этой части Крыма достигли апогея осенью 1943 года. Они продолжались вплоть до освобождения Крыма. В 1943 —1944 годах здесь вели бои с фашистскими захватчиками партизаны 4-й и 6-й бригад (командиры — X. К. Чусси, М. Ф. Самойленко). Активно действовали отряды Г. Ф. Грузинова, И. И. Урсо-ла, Н. Г. Гордиенко. В Бельбекском долине, в районе деревни Фоти-Сала (ныне село Голубинка) и станции Сюрень (Сирень) постоянно напоминали о себе смелыми нападениями и диверсиями партизаны 7-й бригады, которой командовал Л. А. Вихман.
А началось все в те печальной памяти дни, когда враг впервые ступил на крымскую землю. Уже 2 ноября 1941 года группа народных мстителей под командованием начальника 4-го района И. М. Бортникова вступила в бой с фашистскими разведчиками. В перестрелке был убит один солдат и подбит мотоцикл. 6 ноября прошел боевое крещение Бахчисарайский отряд. Несколько часов продолжалась интенсивная перестрелка с оккупантами. Враг встретил упорное сопротивление со стороны бахчисарайцев и вынужден был отступить, потеряв убитыми и ранеными 17 солдат. 17 ноября группа партизан Красноармейского отряда во главе с Ф. И. Федоренко
устроила засаду в районе урочища Рукав. Итог боя — подбито пять вражеских автомашин, убито и ранено пять фашистов.
24 и 25 ноября Евпаторийский отряд под командованием И. А. Калашникова и Н. С. Хроленко занял позицию у деревни Новый Бодрак (ныне село Трудолюбовка). Количественно враг в •несколько раз превосходил партизан. Но патриоты не отступили. Победа была в этом бою на их стороне. Оккупантам пришлось позорно ретироваться...
И так каждый день. Партизанская пуля настигала фашистов всюду. Для охраны магистрали Симферополь — Бахчисарай — Севастополь им пришлось отвлечь значительные силы. Но и это не помогло. Нащупав уязвимые места противника, народные мстители совершают здесь смелые боевые операции. Вот лишь один эпизод из множества.
30 декабря 1941 года группа бойцов 5-го Красноармейского отряда в районе Альма-Кермен (ныне Заветное) обстреляла немецкий обоз. Выведены из строя автомашина и одно орудие.
Так же обстояло дело и на железной дороге. Не располагая современной подрывной техникой, партизаны сами изготовляли мины. С помощью самодельных мин, заложенных у деревни Приятное Свидание, Бахчисарайский отряд взорвал в иарте 1942 года железнодорожный состав.
Прошло всего несколько дней, я почти на том же месте диверсия была повторена. Группа под командованием И. И. Суполкина пустила под откос воинский эшелон, направлявшийся к Севастополю. Эшелон этот должен был доставить свежее подкрепление и боевую технику...
Партизаны успешно справлялись со своей задачей — отвлекать врага от Севастопольского оборонительного района, держать фашистов в постоянном страхе и напряжения.
Так было в начальный период народной борьбы. Активность партизан на коммуникациях Симферополь — Севастополь еще более возросла во время подготовки и проведения решающих боев за освобождение Крыма. Теперь боевые операции осуществлялись Южным соединением, участвовали в них 13 отрядов. Придерживаясь избранного маршрута, расскажем о некоторых эпизодах борьбы.Село Чистенькое находится всего в нескольких километрах от Симферополя. В годы фашистской оккупации в этом населенном пункте концентрировались крупные вражеские соединения. Тем не менее партизаны наведывались и сюда. Несколько раз село посещали партизанские разведчики, и на Большую землю поступали сведения о противнике. В сборе их деятельно помогало партизанам местное население.
12 ноября 1943 года на задание в сторону села Чистенького ушли трое партизан, которых в отряде в шутку называли «братья-славяне»: Василий Кочкарев — русский, Василий Угня — украинец, Василий Сапоушек — чех. Много дерзких боевых операций выполнила отважная тройка. На сей раз, надев фашистскую форму, партизаны под видом патруля вышли к шоссе. Мимо прошла одна колонна вражеских машин, другая. Наконец показалась одиночная машина с десятью солдатами. Подпустив ее на близкое расстояние, командир группы Кочкарев приказал открыть огонь. Машина остановилась, один из фашистов успел метнуть в партизан гранату. Л тут произошло непостижимое: на лету поймав гранату, Кочкарев отправил ее обратно в кузов. Взрыв, короткие автоматные очереди, а все десять фашистов были уничтожены. Прихватив с собой их документы, оружие и боеприпасы, партизаны возвратились в отряд. От села Чистенького по проселочной дороге можно проехать к селу Партизанскому. Не случайно оно носит это имя.
Как только началась Великая Отечественная война, десятки жителей Партизанского — тогдашней деревни Саблы — ушли в ряды Вооруженных Сил СССР. Они сражались под Ленинградом и Москвой, в Белоруссии и на Украине, защищали Крым, Кавказ. А когда создавались (партизанские отряды, многие саблынцы вступили в ряды народных мстителей. Отважными разведчиками стали Григорий Рябошапко, Иван Гнатенко, Герман Тайшин. Бесстрашно громили врага бойцы Николай Бондаренко, Василий Сапоушек, Василий Кочкарев, Василий Угня.
В селе действовала подпольная организация, с которой поддерживал тесную связь Г. К. Рябошапко. Он приходил в село, приносил листовки, советские газеты. Подпольщики активно помогали партизанам — передавали им сведения о противнике, снабжали про
довольствием, устанавливали связь с патриотами из других сел и городов. Только в августе 1943 года в лес было вывезено около 300 тонн пшеницы и ячменя. Саблынцы составили ядро 7-го партизанского отряда, который возглавляли Матвей Гвоздев (командир) и Алексей Палажченко (комиссар).
9 ноября 1943 года крупное воинское соединение противника было направлено в лес на прочес. Близ урочища Казенные поляны карателей обнаружили разведчики 7-го отряда. Группа партизан во главе с Алексеем Молодцовым напала на фашистов. Около четырех часов продолжался бой. Ошеломленный внезапностью нападения, враг безуспешно пытался контратаковать, а затем бежал, оставив на поле боя убитых. Партизаны захватили в качестве трофеев 140 лошадей, пулемет, 40 винтовок, 5000 патронов и другое военное снаряжение.
Напуганные размахом народного движения, фашисты решили сровнять с землей села, расположенные около лесов, чтобы лишить партизан поддержки со стороны местного населения. В ноябре-декабре 1943 года они сожгли полностью или частично 127 населенных пунктов, а над их жителями учинили дикую расправу.
В первые же дни оккупации гитлеровцы арестовали в Саблах председателя колхоза Анастасию Семеновну Андрющенко, агронома И. Майстренко, депутатов сельсовета М. Гончаренко, А. Забияченко, П. Семенченко, А. Пономаренко, Е. Кудрю. После пыток арестованных ресстреляли.
2 декабря 1941 года фашисты собрали жителей села и загнали их в дома на Шоссейной улице. Им приказали лечь на пол, вниз лицом. По лежащим стреляли из автоматов: одна очередь по голове, другая по ногам. Затем обливали дом керосином и, заколотив его двери и окна, поджигали. И так по всей улице. Раненые и те, кто случайно уцелел от фашистской пули, сгорали заживо. Подпольщика М. Гончаренко, бывшего бухгалтера колхоза, человека преклонного возраста облили горючей жидкостью и бросили в горящий дом... В этот день погибло 90 человек, в основном старики, женщины, дети. А на следующий день в селе начался грабеж. Отобрав у саблынцев, оставшихся в живых, все сколько-нибудь ценное, гитлеровцы подожгли их дома, а самим жителям велели покинуть село. Днем Село Чистенькое находится всего в нескольких километрах от Симферополя. В годы фашистской оккупации в этом населенном пункте концентрировались крупные вражеские соединения. Тем не менее партизаны наведывались и сюда. Несколько раз село посещали партизанские разведчики, и на Большую землю поступали сведения о противнике. В сборе их деятельно помогало партизанам местное население.
12 ноября 1943 года на задание в сторону села Чистенького ушли трое партизан, которых в отряде в шутку называли «братья-славяне»: Василий Кочкарев — русский, Василий Угня — украинец, Василий Сапоушек — чех. Много дерзких боевых операций выполнила отважная тройка. На сей раз, надев фашистскую форму, партизаны под видом патруля вышли к шоссе. Мимо прошла одна колонна вражеских машин, другая. Наконец показалась одиночная машина с десятью солдатами. Подпустив ее на близкое расстояние, командир группы Кочкарев приказал открыть огонь. Машина остановилась, один из фашистов успел метнуть в партизан гранату. Л тут произошло непостижимое: на лету поймав гранату, Кочкарев отправил ее обратно в кузов. Взрыв, короткие автоматные очереди, а все десять фашистов были уничтожены. Прихватив с собой их документы, оружие и боеприпасы, партизаны возвратились в отряд. От села Чистенького по проселочной дороге можно проехать к селу Партизанскому. Не случайно оно носит это имя.
Как только началась Великая Отечественная война, десятки жителей Партизанского — тогдашней деревни Саблы — ушли в ряды Вооруженных Сил СССР. Они сражались под Ленинградом и Москвой, в Белоруссии и на Украине, защищали Крым, Кавказ. А когда создавались (партизанские отряды, многие саблынцы вступили в ряды народных мстителей. Отважными разведчиками стали Григорий Рябошапко, Иван Гнатенко, Герман Тайшин. Бесстрашно громили врага бойцы Николай Бондаренко, Василий Сапоушек, Василий Кочкарев, Василий Угня.
В селе действовала подпольная организация, с которой поддерживал тесную связь Г. К. Рябошапко. Он приходил в село, приносил листовки, советские газеты. Подпольщики активно помогали партизанам — передавали им сведения о противнике, снабжали про
довольствием, устанавливали связь с патриотами из других сел и городов. Только в августе 1943 года в лес было вывезено около 300 тонн пшеницы и ячменя. Саблынцы составили ядро 7-го партизанского отряда, который возглавляли Матвей Гвоздев (командир) и Алексей Палажченко (комиссар).
9 ноября 1943 года крупное воинское соединение противника было направлено в лес на прочес. Близ урочища Казенные поляны карателей обнаружили разведчики 7-го отряда. Группа партизан во главе с Алексеем Молодцовым напала на фашистов. Около четырех часов продолжался бой. Ошеломленный внезапностью нападения, враг безуспешно пытался контратаковать, а затем бежал, оставив на поле боя убитых. Партизаны захватили в качестве трофеев 140 лошадей, пулемет, 40 винтовок, 5000 патронов и другое военное снаряжение.
Напуганные размахом народного движения, фашисты решили сровнять с землей села, расположенные около лесов, чтобы лишить партизан поддержки со стороны местного населения. В ноябре-декабре 1943 года они сожгли полностью или частично 127 населенных пунктов, а над их жителями учинили дикую расправу.
В первые же дни оккупации гитлеровцы арестовали в Саблах председателя колхоза Анастасию Семеновну Андрющенко, агронома И. Майстренко, депутатов сельсовета М. Гончаренко, А. Забияченко, П. Семенченко, А. Пономаренко, Е. Кудрю. После пыток арестованных ресстреляли.
2 декабря 1941 года фашисты собрали жителей села и загнали их в дома на Шоссейной улице. Им приказали лечь на пол, вниз лицом. По лежащим стреляли из автоматов: одна очередь по голове, другая по ногам. Затем обливали дом керосином и, заколотив его двери и окна, поджигали. И так по всей улице. Раненые и те, кто случайно уцелел от фашистской пули, сгорали заживо. Подпольщика М. Гончаренко, бывшего бухгалтера колхоза, человека преклонного возраста облили горючей жидкостью и бросили в горящий дом... В этот день погибло 90 человек, в основном старики, женщины, дети. А на следующий день в селе начался грабеж. Отобрав у саблынцев, оставшихся в живых, все сколько-нибудь ценное, гитлеровцы подожгли их дома, а самим жителям велели покинуть село. Днем изгнанники брели в сторону Симферополя, а к ночи, свернув с дороги, были уже в партизанском лесу.
Так образовался гражданский лагерь. Пополнился бойцами и партизанский отряд, созданный из жителей села. Отряд хорошо себя зарекомендовал. Саблынцы самоотверженно сражались до полного освобождения Крыма от немецко-фашистских захватчиков.
Ныне на одной из площадей Партизанского возвышается памятник жителям села, погибшим в годы Великой Отечественной войны.
От Партизанского вновь возвращаемся на автотрассу и продолжаем путь на Севастополь.
Станция Почтовая — первая на пути к Севастополю. Через нее шли все грузы, поступавшие в город по железной дороге. В годы фашистской оккупации станция Почтовая (тогдашняя станция Альма) и близлежащее село Почтовое (Базарчик) были зоной особых интересов партизан: причиняя здесь гитлеровцам массу хлопот, держа их в постоянном напряжении, народные мстители помогали сражающемуся Севастополю. Прежде всего их рейды нарушали нормальное движение поездов, затрудняли переброску грузов автотранспортом.
22 января 1942 года группа бойцов 5-го Красноармейского отряда под командованием Н. П. Кривошты уничтожила пятитонную автомашину. Противник был застигнут врасплох. Убиты шофер в офицер связи, захвачены секретные пакеты, 43 письма и оружие. На другой день группа того же отряда (командир И. Н. Столярев-скин) близ станции Альма обстреляла еще одну вражескую автомашину. В короткой перестрелке убито и ранено десять фашистов.
28 марта 1942 года боевая группа Бахчисарайского отряда развинтила рельсы к северу от станции. Вскоре товарный поезд, шедший из Бахчисарая в Симферополь и состоявший из паровоза, трех вагонов и двух платформ (последние были загружены военной техникой), потерпел крушение. Партизаны ушли без потерь.
5 июля 1942 года группа партизан И. И. Суполкина заминировала близ станции полотно железной дороги. Ночью подорвался поезд с войсками и грузами противника. Вышли из строя семь вагонов и паровоз. При проведении операции особо отличились Павел Жаднов, Михаил Горский и Александр Пермяков.
Весной 1944 года партизаны не давали противнику покоя ни днем, ни ночью. Несколько раз совершал смелые налеты на станцию отряд под командованием Георгия Грузинова.
Жора Грузинов... Его любили в отряде за исключительную смелость и находчивость, за доброту, за неиссякаемую веселость. Ему легко прощали недостатки: Жора был не в ладах с дисциплиной, рисковал порой там, где следовало проявить осторожность, трезвый расчет. Но когда Георгию доверили отряд, он очень изменился. Оно и понятно: одно дело рисковать только своей жизнью и совсем иное, когда тебе вверены судьбы твоих товарищей.
Грузинов-командир был отважен и осмотрителен. Его отряд атаковал противника внезапно, причем атаке предшествовала тщательная разведка; партизаны наносили удар и уходили от преследования, как правило, без потерь.
В числе наиболее удачных операций отряда можно назвать и три нападения на станцию Альма.
Разведчики установили, что на станцию прибыл эшелон, состоящий из двух вагонов с авиабомбами, двух цистерн с горючим ц десяти вагонов с зерном. Взорвать его было поручено опытным бойцам, которыми командовали Сергей Половченя и Владимир Олейников. Операция длилась не более 20 минут. Партизаны уничтожили состав, платформу с легковой автомашиной, сожгли воинскую ка-нарму, повредили железнодорожное полотно.
Через несколько дней движение на станции возобновилось. Подрывники снова взялись за дело. Были повреждены пути, взорвана юдокачка.
А спустя некоторое время — третий налет на станцию. Его результат— взорванный эшелон с танками и войсками.
За два с половиной года партизаны и подпольщики Крыма провели на железных дорогах в общей сложности 81 операцию, уничтожили 48 паровозов, 947 вагонов, 2 бронепоезда. Диверсии эти, особенно участившиеся в период освобождения Крыма, нарушали нормальное снабжение фронтов и тыла противника.

БАХЧИСАРАЙ — центр большого сельскохозяйственного района — был известен в довоенную пору своими садами, плантациями эфироносов, памятниками старины, В годы Великой Отечественной войны район стал партизанским краем, и ныне бахчисарайцы по праву гордятся подвигами земляков — партизан и подпольщиков.
С первых дней войны город, как и вся страна, жил под девизом: «Все для фронта! Все для победы!» Осенью 1941 года в Бахчисарае был создан партизанский отряд. В него вступали добровольцы разных возрастов и профессий — рабочие, служащие, колхозники, районный партийный и советский актив, комсомольцы и молодежь. Отряд возглавил К. Н. Сизов, погибший вскоре (в ноябре 1941 года) в неравном бою с фашистами. Его место занял М. А. Македонский. Человек совершенно мирной профессии (до войны работал бухгалтером), в своей новой должности он проявил недюжинные организаторские способности. В партизанских формированиях Крыма он вырос от командира группы до руководителя самого многочисленного Южного соединения.
Организатором и комиссаром отряда был секретарь райкома партии В. И. Черный. В прошлом комсомольский, а затем партийный работник, Василий Ильич умел найти путь к сердцу каждого бойца. Требовательный к себе и другим, но исключительно корректный и доброжелательный, он говорил всегда правду, как бы она ни была горька. Именно это заставляло верить ему, идти за ним.
В короткий срок М. А. Македонский и В. И. Черный создали замечательную, на редкость сплоченную боевую единицу — Бахчисарайский партизанский отряд. На счету народных мстителей много славных дел, настоящих ратных подвигов.
Читатель уже знает о некоторых из них. Отряд первым в Крыму начал боевые действия на железной дороге. Легко сказать: десятки операций, в итоге которых взорваны железнодорожные рельсы, разрушены на станциях здания, выведены из строя паровозы, вагоны, аппаратура... Но каких усилий, какого мужества это стоило!-В самую трудную минуту (а таких было более чем достаточно) бахчисарайцев утешала мысль, что победа близка и надо любой ценой выстоять...
В Бахчисарайском отряде широко было развито снайперское движение. Снайперами руководил лейтенант Красной Армии Анатолий Румянцев.
Смелые рейды народных мстителей на вражеские гарнизоны наводили на оккупантов панический страх. В январе 1942 года бахчисарайцы разгромили крупный гарнизон противника в селе Шуры (ныне Кудрино), неоднократно отряд совершал нападения на воинские формирования гитлеровцев, расположённые в селе Коуш (Шелковичное) , Бия-Сала (Верхоречье), Улу-Сала (Зеленое) и других.
Приходилось вести бои и с вооруженными до зубов карателями, ставившими целью уничтожить партизан. Это были тяжкие испытания. Бои начались чуть ли не с первых дней народной борьбы и продолжались осенью 1941, зимой и летом 1942 года (до расформирования отряда). Сначала враг сделал все, чтобы лишить партизан продовольствия. Об этой акции карателей признавался позднее, на Нюрнбергском процессе, бывший командующий 11-й немецко-фашистской армией Эрих фон Манштейн: «В горах Яйла в Крыму есть... недоступные места, где скрывались партизаны. Но мы не могли до них добраться, так как у нас не было подготовленных для этого войск. Единственное, что мы могли предпринять, это попытаться заморить партизан голодом».
Приказ фашистского командования «заморить партизан голодом» тщательно выполнялся. Враг небольшими подразделениями совершал нападения на отряды, ставя главную цель — захватить и разграбить партизанские базы. Фашисты прекрасно понимали, что без продовольствия и боеприпасов «лесные призраки» долго не продержатся. Однако в «битве за базы» патриоты стояли насмерть и отстояли большинство своих тайников от ограбления.
У бахчисарайцев были тесные связи с жителями прилегающих к лесу населенных пунктов. Они веля там активную политическую работу, приносили туда газеты и листовки, проводили собрания. Население в свою очередь помогало партизанам продовольствием, теплой одеждой, пополняло отряды новыми бойцами.
натальяА

натальяА

город герой Севастополь
Сообщений: 3731
На сайте с 2010 г.
Рейтинг: 939

натальяА написал:
[q]
По следам народного подвига
[/q]

Более 50 успешных боевых операций крупного масштаба — таков вклад бахчисарайцев в победу над фашистами.
Отряд послужил подлинной «кузницей» командных кадров. Командирами и комиссарами отрядов в 1943 году были назначены бывшие бахчисарайцы — А. П. Бережной, И. И. Урсол, М. Д. Гвоздев, командиром бригады стал М. Ф. Самойленко, а М. А. Македонский — командиром соединения.
Мужественно боролись с врагом и бахчисарайские подпольщики.
Уже в первые месяцы оккупации в Бахчисарае начала действовать подпольная организация, в которую входило 15 человек. Патриоты имели тесную связь с партизанами и выполняли их задания. Они сообщали командованию о передвижении войск противника, об их численности, о планах врага, о подготовке карателей к операциям против партизан. Организаторами подполья были коммунисты А. М. Болек и И. Г. Касиев. В организацию вступили комсомольцы Леонид Сушко, Екатерина Лебеденко, Александр Алексеев, Илья Кацаиль. Подпольщики установили радиоприемник, принимали сводки Совинформбюро, а затем распространяли их в виде листовок по городу.
Однажды патриотам стало известно, что в селе Бешуй готовится против народных мстителей карательная экспедиция. На партизанскую заставу немедленно отправились связные. Бригада под командованием М. А. Македонского внезапно налетела на врага и наголову разбила его.
Вместе с партизанами подпольщики участвовали в нескольких боевых операциях. В октябре 1943 года комсомольцы-подпольщики подорвали вражеский эшелон.
Жизнь патриотов оборвалась трагически. Провокатор, проникший в организацию, выдал ее членов. Почти все подпольщики были арестованы. Их расстреляли незадолго до освобождения города.
На территории Бахчисарайского дворца-музея в братской могиле покоятся 14 погибших подпольщиков. А при въезде в старый город, на развилке дорог, возвышается памятник павшим партизанам Бахчисарайского отряда.
Частенько наведывались партизаны на станцию Сирень (в ту пору Сюрень). Здесь они совершали нападения на фашистов из засады, пускали под откос вражеские эшелоны. Особенно отличились на этой коммуникации группы подрывников Георгия Грузинова, Мемета Молочникова, Николая Гордиенко, Сергея Половчени, Дмитрия Аверьянова.
Крупнейшая по масштабам диверсия проведена в ночь на 10 сентября 1943 года. Весь участок железной дороги от станции Сюрень до станции Альма (ныне Почтовая) полностью выведен из строя. В ту ночь на задание вышло 11 диверсионных групп. В два часа ночи они были у исходных точек. Часы перед операцией сверили. Одновременно каждая из групп заложила взрывчатку, а вскоре — с интервалами в три-четыре минуты — начались взрывы, полетели в воздух рельсы. Партизаны отошли в лес без потерь.
В подготовке подрывников принимал участие майор Антонио Белабардини, испанский коммунист, в прошлом грузчик барселонского порта, а позже, во время гражданской войны в Испании, летчик республиканской авиации. Белабардини возглавлял группу инструкторов-испанцев (Бальдемиро Гарихо, Кустодио Соллер и другие), которые прилетели в лес для помощи партизанам.
Последний крупный населенный пункт на пути к Севастополю — село Верхнесадовое (бывший Дуванкой). На отрезке дороги от Дуванкоя до Севастополя в 1941—1942 годах действовали три отряда — Бахчисарайский, Ак-Шеихский, Севастопольский. Беспрерывно выходили группы народных мстителей к этой коммуникации. На их боевом счету — десятки подорванных вражеских эшелонов. В одну из майских ночей 1942 года на железной дороге близ Дуванкоя группа Ивана Суполкина в нескольких местах заложила мины. Операция прошла успешно: подорвался эшелон противника из 12 вагонов. Солдаты фашистской пехотной дивизии, следовавшие из Франции в Севастополь, не достигли пункта назначения...

СЕВАСТОПОЛЬ. В годы Великой Отечественной войны защитники Севастополя покорили весь мир своим мужеством, приумножив славу прадедов — героев обороны 1854—1855 годов. 250 дней и ночей жил и боролся город. Окруженный со всех сторон, отрезанный от Большой земли сотнями километров, засыпаемый бомбами, обстреливаемый с суши и с моря, он стойко отражал натиск врага.
Славную страницу в летопись Великой Отечественной войны вписали моряки Черноморского флота и воины Приморской армии. Но и после того, когда в июле 1942 года по приказу Ставки Верховного Главнокомандования город был оставлен нашими войсками, борьба не прекращалась. Севастопольцы продолжали сражаться, в них жил несломленный боевой дух.
Фашистское вторжение в город сопровождалось жестокими репрессиями. За период оккупации гитлеровские палачи расстреляли, сожгли, утопили в море 27 306 человек и угнали на каторжные работы в фашистскую Германию 45 тысяч мирных жителей и военнопленных. Но террор оккупантов не испугал советских людей.
Крымский обком и Севастопольский горком партии приняли ряд мер по организации коммунистического подполья еще до вторжения фашистов на крымскую землю. Были подготовлены люди, конспиративные квартиры, необходимая подпольная техника. Не все получилась так, как было задумано. Многие из намеченных для подполья людей погибли во время обороны, лежали в руинах дома, выделенные для устройства явок и опорных пунктов.
Жестокий неравный бой... Эти слова точно определяют подпольную борьбу севастопольцев.
Одну из первых патриотических организаций создал коммунист инженер судоверфи П. Д. Сильников. В нее вошли, составили ядро организации, рабочие и инженерно-технические работники судоремонтной мастерской. Вот некоторые имена: мастер Г. Я. Максюк и его сын Андрей, М. С. Гаврильченко, К. В. Федоров, Н. Г. Матвеев, Т. А. Брацилова, Т. П. Силышкова. Подпольщики принимали сводки Совинформбюро и, размножив их, распространяли среди населения. Диапазон деятельности патриотов был достаточно широк: тормозили производственный процесс, портили станки, моторы, ценные материалы, собирали оружие, вовлекали новых людей в борьбу против оккупантов.
Почти одновременно возникла другая подпольная организация — из военнопленных и жителей города. Ее создал участник обороны Одессы и Севастополя коммунист В. Д. Ревякин. Находясь в отряде прикрытия на мысе Херсонес, Ревякин 6 июля 1942 года был захвачен в плен, но уже вечером ему удалось бежать. Помогла счастли
вая встреча: его укрыла комсомолка Лидия Нефедова, ставшая впоследствии боевым другом и женой Ревякина.
Мало-помалу организация росла и крепла. Ряды ее пополняли коммунисты и комсомольцы, бывшие моряки Черноморского флота и красноармейцы. Сложные, рискованные задания выполняли военнослужащие И. П. Пиванов, М. М. Пахомов, К. М. Анзин, М. В. Балашов, жители города А. С. Мякота, Н. А. Михеев, Н. Н. Михеев, А. О. Киселева, Т. П. Бадухина, пионеры Толя Лопачук, Костя Попандопуло...
В начале 1943 года в лагере военнопленных сформировалась подпольная организация под руководством бывшего помощника секретаря горкома партии Н. И. Терещенко. Актив организации составили участники обороны Севастополя А. С. Комарова, Г. М. Смагло, В. Н. Громов, А. М. Воронов, жительницы города Е. В. Висикирская, Н. А. Николаеико, Е. И. Тютрюмова, Г. В. Прокопенко и другие.
В марте 1943 года патриоты, руководимые Ревякиным и Сильниковым, образовали «Коммунистическую подпольную организацию в тылу немцев» (сокращенно — КПОВТН). В мае влились в ее ряды подпольщики Терещенко. В. Д. Ревякин написал Устав и Программу организации, Сильников изготовил печать. Программа определяла задачи и конечную цель борьбы. В ней сказано, что КПОВТН ставит своей задачей вести агитацию среди населения города, военнопленных в лагерях, среди солдат оккупационной армии, устраивать диверсии на военных объектах противника, одновременно накапливая оружие. Конечной целью организация считала подготовку и проведение вооруженного восстания. Согласно Уставу подпольщики обязаны были хранить тайну организации, беспрекословно выполнять задания. Вступающие в КПОВТН давали клятву. Девизом их борьбы стали слова: «Трудящиеся Севастополя! Объединяйтесь на борьбу с гитлеризмом!»
Программа успешно претворялась в жизнь. Особенно большое внимание подпольщики уделяли агитационной работе. 21 марта 1943 года была выпущена первая листовка — «Воззвание к трудящимся Севастополя». Ее написал В. Д. Ревякин, а затем подпольщики размножили ее от руки в 25 экземплярах. Патриоты призывали севастопольцев активно включаться в борьбу с захватчиками. «День расплаты с врагом настал,— гласила листовка.— Враг получил смертельную рану от ударов Красной Армии, но он не добит и стремится в тылу собраться с силами... Вставайте на борьбу с этим врагом, чтобы вместе с Красной Армией окончательно добить его и поднять над Севастополем победоносное Красное знамя!..»
В распоряжении подпольщиков были приемник, пишущая машинка. Это давало им возможность принимать и размножать сводки Совинформбюро, доводя тираж каждой такой листовки до 100 экземпляров. Всего было создано и распространено 36 машинописных листовок. Подпольщики стремились воздействовать и на врагов, и на друзей: «К солдатам и офицерам немецкой армии», «Обращение к военнопленным Севастополя»... Листовки сослужили добрую службу. Например, удалось сорвать ряд мероприятий фашистской администрации, таких, как вербовка в РОА — пресловутую «Русскую освободительную армию», как выезд горожан на работу в фашистскую Германию, и другие.
И все же тираж листовок не удовлетворял патриотов. На повестку дня стал вопрос о создании типографии. Наиболее подходящим для нее помещением было подземелье в доме, где жил В. Д. Ревякин (бывшее Лабораторное шоссе, ныне ул. Ревякина, 46). Смастерили станок, добыли краски, бумагу, шрифт. Наборщиками стали бывшая работница типографии Евгения Захарова, Иван Пиванов, Лидия Нефедова-Ревякина.
Теперь можно было выпускать не только листовки, но и газету. Первый номер подпольной газеты «За Родину» был отпечатан 10 июня 1943 года. Редактировал ее коммунист Георгий Гузов.
Газета помещала сводки Совинформбюро и собственные материалы, разоблачавшие фашистский так называемый «новый порядок», страстная и правдивая публицистика призывала севастопольцев к борьбе против захватчиков. Выходила она 2—3 раза в месяц тиражом 500—600 экземпляров. Так, в номере от 28 сентября 1943 года была помещена статья «Антифашистские силы растут» и обзор сообщений Совинформбюро о наступательных действиях Красной Армии. В номере от 26 ноября речь шла о задачах подпольщиков в борьбе за освобождение Крыма. 4 января 1944 года напечатана статья «Отомстим гитлеровским палачам за зверства над русским народом».
Газета подпольщиков так досаждала гитлеровцам, что они обещали тому, кто сообщит адрес подпольной типографии, награду в 50000 рублей и обеспеченную жизнь в дальнейшем. Однако никто не польстился на обещанные блага, и газета продолжала выходить. Последний, двадцать пятый номер вышел 8 марта 1944 года.
Не только газета беспокоила оккупантов. Не давали им покоя и диверсии патриотов. В. Д. Ревякин направлял своих людей на работу в особо важные предприятия и учреждения: на железнодорожный транспорт, на военные объекты, хлебозавод, в порт, типографию городской управы, биржу труда... Подпольщики совершали там смелые диверсионные акты.
В группе Николая Терещенко было 60 подрывников. Особенно успешно действовали железнодорожники: отец Владимир Яковлевич Кочегаров и его сын Виктор, М. С. Шанько, В. И. Ленюк, К. М. Анзин, М. М. Нахомов, А. С. Мякота, А. П. Калганов, М. В. Балашов, М. С. Фетисов, Н. Г. Матвеев, К. В. Федоров и другие. Подпольщики засыпали песком буксы и заливали их водой вместо масла, вследствие чего подвижной состав выходил из строя. Они разбирали железнодорожные пути, и эшелоны шли под откос; задерживали отправку срочных поездов, затягивали ремонт паровозов, взрывали эшелоны, груженные боеприпасами...
Бесстрашно боролась с врагом диверсионная группа П. Д. Сильникова. Патриоты портили станки и ценные материалы, уничтожали плавсредства противника. В Южной бухте они сожгли судно «Орион», у судоподъемных мастерских — склад и две казармы.
Николаю Терещенко удалось взорвать котлы на электростанции в Северном доке. Срочные работы по ремонту фашистских судов были сорваны из-за отсутствия электроэнергии.
Севастопольские подпольщики держали под особым контролем лагеря военноплевдйлх. Благодаря этому удалось вызволить из фашистского плена более 200 человек. Часть освобожденных воинов осталась в Севастополе и пополнила ряды подпольщиков. Некоторых, снабдив необходимыми документами, патриоты переправили в район Мелитополя на соединение с войсками Красной Армии.
Первый удар обрушился на севастопольскую организацию в октябре 1943 года. Были схвачены Павел Данилович Сильников и его жена Таисия Петровна, Николай Григорьевич Матвеев, К. В. Федоров, Т. Л. Брацилова, К. Каратаев, Сейдали Агаев. На квартире Сильниковых фашисты нашли радиоприемник, документы, дневник. Сильников и его товарищи вели себя мужественно и погибли, никого не выдав врагу.
В феврале 1944 года последовал новый удар — были арестованы и погибли семья Владимира Яковлевича Кочегарова, жена Татьяна) и сын Виктор, Людмила Осипова и Михаил Шанько. А спустя месяц фашистам удалось схватить Василия Ревякина и вслед за ним его жену Лиду, Николая Терещенко, Евгению Захарову — всего более 20 человек. На допросах в фашистском застенке арестованные держались исключительно стойко. О мужестве Василия Горлова рассказывает подпольщица Анастасия Лопачук:- Старшина первой статьи Василий Горлов был высокий, статный, могучий. Когда враги схватили его раненого, руки ему связали не веревкой, а колючей проволокой... Я увидела Горлова во дворе тюрьмы и не узнала. Лицо было синим от кровоподтеков, из рассеченного лба струилась кровь, одежда свисала клочьями. Мимо Горлова проводили арестованных, и следователь спрашивал:
— Кто из них большевик? Кто? Говори...
Василий молчал.
Следователь избивал его палкой, а он смотрел на него тяжело, ненавидяще...
Обеспеченное будущее взамен предательства сулили Лиде Ревякиной, которая должна была вот-вот стать матерью. Лида не ответила ни на один вопрос фашистских палачей.
14 апреля 1944 года всех арестованных подпольщиков повезли на расстрел. Когда на 5-м километре Балаклавского шоссе грузовик остановился и последовала команда: «Арестованным выходить!», Ревякин и Терещенко бросились на конвоиров. Но силы были слишком неравны...
Полиостью уничтожить подполье гитлеровцам не удалось. Оставшиеся в живых патриоты продолжали борьбу. Они передавали по рации разведданные командованию Черноморского флота, готовились нанести удар по фашистам, как только передовые части Красной Армии подойдут к городу. И они ударили с тыла. Николай Михеев
и его товарищи помогли. советским воинам разгромить артиллерийскую батарею на Историческом бульваре.
Севастопольцы свято хранят память о мужественных патриотах. В канун 50-летия Великого Октября на улице, носящей имя Василия Дмитриевича Ревякина, открыт дом-музей. Героически погибшим подпольщикам установлен памятник на кладбище Коммунаров, их именами названы улицы, школы, пионерские отряды, дружины.
Родина высоко оценила подвиги борцов подполья. Около 60 из них удостоены правительственных наград — орденов и медалей. Руководителю «Коммунистической подпольной организации в тылу немцев» В. Д. Ревякину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, руководители подпольных патриотических групп П. Д. Сильников и Н. И. Терещенко посмертно награждены орденами Ленина.

СИМФЕРОПОЛЬ - АЛУШТА - ЯЛТА - СЕВАСТОПОЛЬ

Мы рассказали уже о том, что происходило в Симферополе в годы фашистской оккупации, о том, как боролись с гитлеровцами советские патриоты. А теперь на маршрут... Туристам представляется возможность ознакомиться в пути с памятниками и памятными местами, за которыми стоят героические события, замечательные человеческие судьбы.
Первая наша остановка — в Пригородном, вернее — бывшем Пригородном. Поселок под таким названием, находившийся некогда в 2—3 километрах от Симферополя по дороге на Ялту, в послевоенные годы слился с городом. В марте 1944 года, когда произошли события, о которых пойдет речь, это было пригородное селение Битак, а в нем, как стало известно партизанам, расположились так называемый сельскохозяйственный комендант и его помощник. Оба они принадлежали к числу персон довольно высокого ранга, были хорошо информированы о положении дел в оккупационных войсках и потому представляли несомненный интерес для командования Красной Армии.
Организовать похищение этих двух гитлеровцев было поручено отряду Якова Саковича. Партизаны переоделись в немецкую форму и в ночь с 14 на 15 марта на автомашине подкатили к особняку на окраине поселка. Быстро сияв часового, охранявшего особняк, постучали в дом. Комендант, ворча и ругаясь, открыл дверь. В мгновение ока партизаны связали ему руки, в рот сунули полотенце. Осмотрели помещение. Стол был уставлен яствами, а сам комендант изрядно пьян. В соседней комнате спал его помощник. Надежно связав хозяев особняка и разместив их в кузове автомашины, партизаны занялись портфелем с бумагами. Пленных привезли в лес. Оттуда они были отправлены на Большую землю.
Уже в освобожденном Симферополе произошла встреча командования партизан с начальником разведки 4-го Украинского фронта. Он-то и сообщил, что оба «языка» дали исключительно важные показания, которые были использованы при подготовке операции по освобождению Крыма.
Продолжаем путь. На трассе — село Пионерское. Через это село, расположенное неподалеку от леса, пролегает дорога Симферополь—Ялта. В годы войны здесь разворачивались события, связанные с борьбой патриотов. Многие жители села, носившего тогда название Джалман, ушли на фронт, в партизанские отряды. В селе действовала подпольная комсомольская организация, которая оказывала большую помощь партизанам, снабжая их продовольствием, теплой одеждой. На околице села у дороги народные мстители неоднократно наносили фашистам смелые и неожиданные удары.
Расскажем об одной лишь операции — ее исход много значил для жителей Симферополя. В апреле 1944 года партизаны 6-го отряда Южного соединения (командир отряда Николай Дементьев, комиссар Андрей Сермуль) атаковали у села Джалман отступающего противника. В жаркой схватке было уничтожено более 100 гитлеровских солдат и офицеров. Среди взятых в плеи оказались подрывники с большим количеством взрывчатых веществ, предназначенных для диверсии на расположенном поблизости Аянском водохранилище. Единственный источник, питавший в то время город водой, был спасен.
Далее на маршруте — село Заречное (бывший Шумхай), жители которого весь период оккупации активно помогали партизанам — вели разведку вражеских позиций, доставляли в лес продукты, пря
тали и выхаживали раненых патриотов. В ноябре 1943 года почти все его жители, против которых готовилась фашистами карательная акция, ушли в партизанский отряд. Мужчины пополнили партизанские группы, а дети, женщины, старики образовали так называемый гражданский лагерь.
Несколько раз вражеский гарнизон, окопавшийся в селе, подвергался нападению народных мстителей. Расскажем об одном таком рейде. Тогда же, в ноябре 1943 года, отряд под командованием Н. А. Сороки и В. М. Буряка нане« противнику особенно ощутимый урон. Это была часть единого большого замысла, при исполнении которого отряды 1-й и 6-й бригад одновременно совершили нападение на гарнизоны врага в разных населенных пунктах. Руководил действиями партизанских отрядов командир 1-й бригады Ф. И. Федоренко. Впервые народные мстители применили здесь пушки и гвардейские минометы, расположив их на развилке дороги и держа под прицелом несколько гарнизонов врага.
К исходным позициям партизаны шли пешком, ехали на машинах и лошадях. Во время марша пошел сильный дождь. Дорога узкая, скользкая — того и гляди сорвешься. Проводники сообщили, что впереди большой камень. Чтобы объехать его, пришлось еще сбавить ход. Спустились в балку, поехали по ее краю. Внизу пропасть. Правые колеса шли по самой кромке, иногда даже начинали сползать. Но вот и конец пути — окраина села совсем близко. Залегли, приготовились к бою. Было тихо-тихо. По команде «Огонь!» разом ударили минометы, взмыли ввысь ракеты, осветив улицы села.
Группа партизан во главе с командиром отряда Н. А. Сорокой атаковала школу, которую гитлеровцы превратили в укрепленный пункт. Оттуда бил пулемет — не подойти. И тогда боец Гавриил Андрейченко поднялся во весь рост и метнул в окно школы одну за другой гранаты. Пулемет умолк, но и в партизан полетели гранаты. Осколком одной из них был ранен Андрейченко.
Партизаны ворвались в здание, схватились с гитлеровцами врукопашную. Враг был выбит из школы.
В это время другая группа под командованием комиссара отряда В. М. Буряка атаковала табачный сарай, где засели фашисты. Смелый бросок — операция успешно завершена...
Противник понес большие потери и был полностью дезориентирован. Даже через час после того, как партизаны ушли из села, его подразделения продолжали палить друг в друга из пушек и пулеметов.
Одновременно народные мстители совершили нападение на гарнизон противника в селе Ангара — нынешнем Перевальном. Именно к нему мы и держим путь.
Итак, на 22-м километре от Симферополя въезжаем в красивое, утопающее в зелени село Перевальное. С первых дней войны многие его жители ушли в армию, остались дома лишь старики, дети, женщины, подростки. Много горя пришлось им хлебнуть во время фашистской оккупации. Гитлеровцы грабили, жгли, насиловали, убивали...
В один из октябрьских дней 1943 года все жители села ушли в лес к партизанам.
Вскоре наступил час расплаты.
Это было 22 ноября. Три отряда 6-й партизанской бригады Северного соединения под командованием Георгия Свиридова уничтожили вражеский гарнизон. В результате боя 57 румынских солдат и один офицер были убиты, 13 солдат взяты в плен. Противник потерял множество боевой техники, военного имущества, восемь подвод с продовольствием. В боях отличились бойцы В. Совопуло, Г. Годлевский, В. Козина, А. Челединов, Вл. Тимофеев, медсестры Анна Фролова, Галина Смаженко...
От села Перевального незаметно начинается подъем на Ангарский перевал. Шоссе проходит в глубокой котловине между довольно высокими горами. На 26-м километре от Симферополя его пересекает лесная тропа. На ней от Южного к Северному соединению, где находился аэродром, шли связные, тянулись партизаны с носилками, неся тяжелораненых товарищей. Здесь народные мстители не раз, спускаясь с гор, совершали боевые операции или — бывало и так — отступали, теснимые превосходящими силами карателей. Это была дорога жизни и смерти. Нередко, переходя шоссе, партизаны сталкивались с засадой врага, завязывались бои, короткие и жестокие. Но чаще сами устраивали засады, нападали на транспорты противника, уничтожали его живую силу, связь, технику. Невозможно
перечислить и сотую долю этих операций. Остановимся лишь на некоторых.
3 ноября 1941 года 1-й Симферопольский отряд вел жестокий бой с врагом. Встретив сильнейший отпор народных мстителей, фашисты вынуждены были отступить.
15 ноября группа партизан под командованием Л. А. Вихмана вывела из строя три вражеские автомашины и уничтожила шестерых гитлеровцев.
26 ноября группа партизан 2-го. Симферопольского отряда под командованием 3. Ф. Амелинова напала иа автоколонну противника. Подбив первую машину, партизаны перекрыли дорогу. Образовалась пробка. Следующие за ней, не успев остановиться на крутом повороте, полетели под откос. Противник потерял девять автомашин, в том числе две легковые. В одной из грузовых машин оказались боеприпасы. Народные мстители подорвали их и отошли без потерь на свои базы.
29 ноября группой партизан 2-го Симферопольского отряда под. командованием Ф. А. Шейко были уничтожены в районе перевала две вражеские автомашины. Потери врага — пять человек убитыми.
Читатель не мог не заметить, что за один лишь месяц партизаны совершили в этом районе несколько операций. Так было на. протяжении всей оккупации: то один отряд, то другой выходил сюда, на эту дорогу, и, как правило, увеличивал свой боевой счет с противником.
Теперь на месте былых боев стоит памятник. Он прост и вместе с тем оригинален: глыба камня, высеченная в виде шапки-папахи, словно выросшая из земли. Посредине наискосок протянулась красная лента, тоже из камня. Это так называемая «партизанская шапка» — один из лучших монументов в честь народных мстителей. Отдельно от памятника на постаменте установлены стелы, на которых высечены имена героев-партизан, погибших за Родину, патриотов многих национальностей, сражавшихся плечом к плечу против общего врага.
Идею памятника подсказал один из руководителей партизанского движения в Крыму Н. Д. Луговой. Проект и эскиз создали художник Э. М. Грабовецкий, участник партизанских боев в Крыму, художник И. С. Петров, скульптор Б. Ю. Усачев, архитектор Л. П. Фруслов. Глыбу гранита привезли из Фрунзенского — поселка, расположенного на восточном склоне Аю-Дага. Сооружала его бригада строителей, среди которых были и партизаны. Открыт памятник 21 июля 1963 года. Все работы по проектированию, обработке глыбы, перевозке выполнены на общественных началах.
На фоне серо-зеленого крутого косогора конусообразный контур памятника всегда виден очень четко. В День Победы над фашистской Германией — это стало уже традицией — сюда, к скромному и вместе с тем величественному монументу, приезжают школьники, здесь партизаны и старые большевики повязывают им красные галстуки, здесь вступающим в комсомол вручают комсовюльские билеты.
От памятника шоссе поднимается на А игарский перевал. В годы Великой Отечественной войны и на перевале часто гремели выстрелы, горное эхо разносило далеко вокруг мощный гул взрывов.
Действия партизан начались здесь с первых дней оккупации. Боевые группы всех трех Симферопольских, Алуштинского, Зуйского, Биюк-Онларского отрядов, сменяя одна другую, а иной раз действуя совместно, совершали сюда незаметные вылазки и молниеносные рейды. В итоге враг терял убитыми и ранеными своих солдат и офицеров, выходил из строя фашистский транспорт...
Оккупационные власти в Крыму принимали чрезвычайные меры, чтобы обезопасить движение по дороге Симферополь—Алушта. На перевале разместился крупный вражеский гарнизон. По дороге непрерывно патрулировали фашистские солдаты, постреливая то в одну, то в другую сторону. Но это было только на руку партизанам. Обнаружив себя, патрули давали возможность совершить операцию в ином месте.
Безопасности движения гитлеровцы не добились до конца оккупации. Потери их от партизанских налетов и прицельного огня из засады были немалыми. А главное, врагу приходилось отвлекать войска с фронта на охрану тыловых объектов.
Уместно привести здесь несколько цифр. За два с половиной года крымские партизаны свыше тысячи раз нападали на колонны, обозы и группы оккупантов — это только на дорогах. В результате нападений было уничтожено более 10 тысяч фашистских солдат и офицеров, взорвано или повреждено 1940 автомашин, 13 танков, 3 бронемашины, 211 орудий разных калибров, 83 тягача. В боях партизаны регулярно брали трофеи — автомашины, оружие, боеприпасы...
От Ангарского перевала до Алушты дорога идет все время на спуск. На этом отрезке были особенно удобные места для боевых операций.
Перед селом Верхняя Кутузовка (б. Шумы) старая шоссейная дорога делала крутой зигзаг. В краеведческой литературе он известен под названием «Марусин поворот». С правой стороны дороги располагался высокий косогор, с левой — крутой обрыв. С этим-местом связано несколько легенд. Одна из них — довоенная — рассказывает об отважной девушке-партизанке Марусе, которая в годы гражданской войны пустила под откос машину с белогвардейскими: офицерами.
В Великую Отечественную войну родилась еще одна легенда. Героическая девушка обрела вторую жизнь, чтобы здесь, на повороте своего имени, еще раз совершить подвиг. Снова вела она машину с врагами. И снова не дрогнула ее рука, когда, круто повернув руль, направила она машину прямо в овраг. Кто знает, может быть, своим вторым рождением обязана легенда партизанам, ходившим на боевые операции к «Марусиному повороту»!..
Здесь, на легендарном повороте, как и на Ангарском перевале,, число операций не поддается учету. Они проводились на протяжении: всего периода оккупации.
19 ноября 1941 года 3-й Симферопольский отряд под командованием П. В. Макарова на одном из крутых спусков взорвал оползни. Движение по дороге было прервано на несколько суток.
8 декабря близ «Марусиного поворота» группа Ивана Крапивного «•ожгла две вражеские автомашины. Потери врага — пять человек убитыми.
20 января 1942 года в том же районе 3-й Симферопольский партизанский отряд уничтожил из засады три грузовые автомашины и одну легковую. Убиты один офицер и 19 солдат, четыре фашиста ранены.
Ис доезжая Алушты (примерно в двух километрах от нее) есть крутой поворот направо. Дорога уходит в глубь леса, на территорию Крымского государственного заповедно-охотничьего хозяйства.
. В 1941—1942 годах здесь находилось 10 партизанских отрядов: Алуштинский, три Симферопольских, Евпаторийский, Красноармейский, Ак-Шеихский, Ак-Мечетский, Ялтинский и Бахчисарайский. В заповедных лесах дислоцировался в ту пору штаб 3-го партизанского района под командованием Георгия Северского и Василия Никанорова; здесь же располагался штаб 4-го района под командованием Ивана Бортникова, а затем Ильи Вергасова. До марта 1942 года отсюда руководил крымскими партизанами Центральный штаб во главе с Алексеем Мокроусовым и Серафимом Мартыновым.
Зимой 1942/43 года заповедные леса составляли 1-й партизанский сектор. А в заключительный период народной борьбы, в 1943—1944 годах, хозяевами этого леса стали 4-я, 6-я и 7-я бригады Южного соединения. Командовал соединением Михаил Македонский, комиссаром был Мустафа Селимов.
На местах боев партизан установлены памятники, мемориальные доски, надгробные плиты. Увидеть их можно повсюду — на горах Черной и Чучели, в Центральной котловине, на Депорте, на кордонах Чериореченском, Светлая поляна, Рынковских, Буковского, на высоте Барлакош, у подножия горы Чатыр-Даг. Отсюда, из лесов заповедника, выходили на задания партизаны: нападали на военные объекты я гарнизоны врага, устраивали засады на шоссейных и железных дорогах, шли на связь с подпольщиками.
Уже с первых месяцев военных действий народные мстители прекратились в грозную силу для оккупантов. На Нюрнбергском процессе над главными немецкими преступниками генерал-фельдмаршал Машнтейн, командующий 11-й немецкой армией, говорил: «Партизаны стали реальной угрозой с того момента, как мы захватили Крым»
В конце ноября 1941 года Манштейн отдал приказ «Об организации и методах борьбы с партизанами». Приказ требовал «ликвидировать уже обнаруженные многочисленные партизанские отряды, не допустить образования новых вооруженных отрядов и таким образом обеспечить безопасность коммуникаций». В нем подчеркивалось, что решение этих задач является «важным предварительным условием» окончательной оккупации Крыма. При армии был создан специальный штаб по борьбе с партизанами. Первую крупную операцию штаб запланировал на декабрь 1941 года.
Готовясь ко второму штурму Севастополя, намеченному на 17 декабря, фашистское командование поставило перед собой задачу ликвидировать к этому времени все партизанские отряды. Для этой цели оно выделило крупные силы: румынский горнострелковый корпус, несколько истребительных дивизионов, кавалерийский полк и другие части.
В первых числах декабря карательная экспедиция приступила к прочесу лесов. Начались бои, которые длились с 12 по 16 декабря 1941 года. Отряды были так обложены противником, что выйти из окружения практически не представлялось возможным. Первыми приняли на себя огонь партизанские заставы и в течение нескольких часов сдерживали натиск врага. На помощь им подоспела небольшая группа моряков под командованием Л. А. Вихмана. Моряки дрались с невиданным упорством и задержали карателей до подхода других отрядов.
Враг начал окапываться. Получив подкрепление, он приступил к массированному обстрелу леса из пушек и минометов. Партизаны молчали. Не встретив ответного огня, каратели решили, что партизан нет, и двинулись вперед. Но вскоре они вынуждены были залечь — их обстреляла партизанская застава под командованием В. И. Бобылева. Горстка храбрецов оказала сильное сопротивление. Неравный поединок продолжался несколько часов.
Тем временем партизаны передислоцировались на господствующую высоту Чучель. Здесь заняли оборону все отряды. Бой разгорался. Противник имел большое численное преимущество. Однако партизаны сохраняли выдержку, стреляли только по видимым целям, наверняка. Уже несколько часов лес оглашался выстрелами, разрывами мин, криками, звуками сигнальных рожков и свистков.
Огонь фашистов с каждой минутой нарастал. Поэтому командоваиие партизан для дезориентации противника решило ударить с разных сторон. Группа под руководством Петра Фомина незамеченной вышла в тыл противнику и внезапно открыла огонь. Еще одна завязала бой на левом фланге. Карателей, видимо, мало прельщала возможность застрять в лесу на ночь. Послышались звуки рожков, и противник отошел. Партизаны ночью сменили свои позиции. Так закончился бой 12 декабря.
натальяА

натальяА

город герой Севастополь
Сообщений: 3731
На сайте с 2010 г.
Рейтинг: 939

натальяА написал:
[q]
По следам народного подвига
[/q]

По расчетам командования района (Г. Л. Северский, В. И. Никаноров), новая позиция поставит врага в невыгодное положение. Ему придется глубже втянуться в лес, оторваться от дороги, по которой подбрасываются подкрепление и боеприпасы. Кроме того, противнику необходимо разведать местность, выяснить огневые точки партизан. А это даст возможность народным мстителям подготовиться к отражению атак. Расчет оправдался.
Отряды расположились на хребте, около небольшой горной речки Коса. Бойцы спешно отрывали окопы, создавали оборонительную линию. Гитлеровцы не появлялись почти два дня. Партизаны производили налеты из засад и наносили врагу ощутимый урон.
На третий день, 15 декабря, противник решил разделаться с партизанами массированной атакой. Он подтянул к их позициям новые силы и повел наступление. Бой длился десять часов. До сих пор враг не бросал столько войск, ни разу в пречесах не было такой плотности огня и продолжительности сражения. Фашисты стреляли трассирующими пулями, и над партизанской обороной возникал как бы сплошной светящийся шатер. Отходить уже было невозможно — это грозило неминуемым разгромом. Оставалось одно — нанести неожиданный удар по карателям с тыла или во фланг, чтобы дезориентировать противника, спутать его планы. Решали секунды. И, как всегда » такую минуту, среди партизан нашлись люди, готовые на все ради спасения товарищей. Г. Л. Северский в своих воспоминаниях так описывает эти минуты напряженного боя:
«В поисках выхода я взглянул на сидящего рядом командир» группы связных Федоренко... Заметив мой взгляд. Федоренко поднялся, четким военным шагом подошел, поднес руку к шапке: - Слушаю, товарищ командир.
— Обстановку видишь?
— Так точно.
Передай на левый фланг — пусть пришлют пять автоматчиков. Еще пятерых возьмешь здесь и вместе со всей группой проберешься в любом месте в тыл противника. Оттуда ударишь огнем, имитируй .атаку. Главное, побольше шума и треска. Ясно?
- Ясно, товарищ командир.
- Проберетесь?
- Проберемся. Можете не беспокоиться...»
Наступила самая тяжелая минута. Словно догадываясь о положении партизан, фашисты усилили огонь. Они готовились к решающей схватке. Вот небо прочертила красная ракета — сигнал врага к общей атаке. А группа Федоренко тем временем бесшумно обошла цепи гитлеровцев, и в момент, когда они поднялись, чтобы рвануться на партизан, в тылу фашистов раздались залпы, взрывы гранат, и такое могучее «ура» разнеслось по лесу, что карателям стало ясно — они в западне. Внезапный удар с тыла ошеломил противника. Поднялась беспорядочная стрельба. Вражеские солдаты в панике бросились бежать, оставляя на ноле боя боеприпасы, оружие, убитых и раненых.
В этом бою чудеса храбрости и выдержки показали все партизаны. .Умело руководили боем командир района Г. Л. Северский, комиссар В. И. Никаноров. В сложнейших условиях пришлось действовать начальнику разведки района Ф. А. Якустиди, разведчикам и проводникам Д. Д. Кособродову, Г. К. Рябошапко, Я. С. Кирейшину. Кособродов в этот день был тяжело ранен, но, когда нужно было разведать пути отхода партизан, он буквально ползком выбрался на высотку и нашел тропинку, не контролируемую врагом. Неоднократно поднимались в атаку Д. Ф. Ермаков, С. Е. Иванов, Н. И. Дементьев, А. А. Сермуль, Н. А. Сорока, А. Д. Махнев, Ф. И. Федоренко. И. В. Крапивный, В. Н. Ходорепко, И. Д. Третьяк-Подлинный героизм проявили партизанские медики — врач Полина Михайленко, медсестры Аня Науменко, Нора Давыдова, Галина Гавриш, боец Дуся Шершова, разведчицы Нина Усова и Катя Фед-ченко... Они наравне со всеми бойцами, каждую минуту рискуя жизнью, отражали яростные атаки фашистов.
16 декабря с утра противник предпринял новое наступление. Партизаны уклонились от боя. Учитывая исключительно тяжелое состояние бойцов, которым пришлось более двух недель отбиваться от наседавших карателей, командование приняло решение незаметно' оставить позиции и перебазироваться в другие леса.
Бои продолжались почти весь декабрь. Ушли каратели только в последних числах месяца, предварительно уничтожив все постройки в лесу, служившие жильем для партизан.
Немало народных мстителей полегло в бою. Наибольшие потери были в Ялтинском отряде. Однако противник потерял убитыми и ранеными значительно больше. Продолжавшееся более полумесяца наступление провалилось. В ходе боев отрабатывалась тактика партизанской борьбы. Народные мстители научились бить врага малым количеством, нападая внезапно в тех местах, где противник менее всего этого ожидал.
Командование 11-й немецкой армии пустило слух об «огромных потерях» партизан. Генерал-фельдмаршал Мапштейн после окончания боев направил начальству доклад о своих мнимых победах. Признав, что для этого пришлось «отвлекать войска», он приводил фантастические цифры убитых и взятых п плен.
Фашистское командование в сводке главной квартиры фюрера сообщало: «В результате принятых решительных действий на Южном берегу Крыма партизанские отряды уничтожены и миновала опасность удара с тыла под Севастополем». Но это сообщение, как вскоре убедились фюрер и его окружение, было преждевременным. Партизаны, перегруппировав свои силы, наносят по оккупантам один за другим сокрушительные удары. Фашистскому командованию потребовалось для уничтожения уже «уничтоженных» им партизан вновь посылать в лес 20-тысячную армию.
После того как наши войска оставили город Севастополь, гитлеровцы проводят очередной крупномасштабный прочес крымских лесов. К этой операции они готовились особенно тщательно. Все началось с «психологической обработки». Каждый день над партизанскими лагерями появлялись вражеские самолеты и сбрасывали листовки. Враг пытался посеять среди партизан панику и убедить их в безнадежности борьбы. Листовки призывали к «благоразумию» и добровольной сдаче в плен, угрожая полным и беспощадным истреблением всех несдавшихся партизан и их семей. В лес забрасывались листовки-пропуска, в которых подробно разъяснялся порядок сдачи в плен. Но тщетны были попытки гитлеровцев.
В середине июля начались бои. Многочисленная, вооруженная до зубов фашистская рать двинулась в леса. Учитывая соотношение «ил, партизанское командование выработало особую тактику: уклоняться от прямого боя и, умело маневрируя, отходить в места, не доступные карателям.
19 июля 1942 года фашистские войска, не добившись успеха, покинули лес. Народные мстители полностью сохранили свой личный состав, а фашисты в стычках и перестрелках потеряли свыше сотни человек.
После прочеса 3-го партизанского района противник перегруппировал силы и бросил войска против партизан, находившихся в зуйских, а затем в карасубазарских (белогорских) лесах. Об этом мы расскажем позже, когда речь пойдет о маршруте Симферополь —Феодосия. Новая попытка уничтожить партизан была предпринята осенью 1943 года, когда Красная Армия уже вплотную придвинулась к Крыму и готовилась к нанесению решающего удара. Оккупанты стремились обезопасить движение на крымских дорогах, по которым фашистские войска поддерживали связь с Севастополем и Керчью. На эти коммуникации часто нападали партизаны, базировавшиеся в горной части Крыма. Кроме того, партизанские отряды представляли реальную угрозу для оккупационных войск, особенно в случае успешного прорыва Красной Армией фашистских оборонительных рубежей.
По приказу ставки Гитлера командование немецко-румынских войск развернуло в Крыму самое крупное и длительное за все время оккупации наступление против партизан. С этой целью из-под Перекопа и Керчи были переброшены войска. Операция против партизан Южного соединения началась утром 8 марта 1944 года. Подразделения гитлеровцев (в количестве примерно одного полка) двинулись в направлении села Саблы , села Бешуй и далее в расположение отрядов 4-й бригады (командир Христофор Чусси). Первой вступила в бой застава 7-го партизанского отряда. Своими силами она задержала на некоторое время наступление и помогла отряду подготовиться к встрече с врагом. Партизаны заняли оборону на северной окраине села Бешуй.
На следующий день, 9 марта, гитлеровцы новели наступление. Под покровом тумана они пытались зайти в тыл 2-го и 3-го отрядов, однако безуспешно. 10, 11, 12 марта противник вел сильный артиллерийский и минометный огонь по расположению отрядов 4-й бригады. Несмотря на это, партизаны прочно удерживали линию обороны и не допускали карателей в лес.
Одновременно около двух полков вражеской пехоты были брошены против отрядов 6-й бригады (командир Михаил Самойленко). Народные мстители, уклонившись от прямого столкновения, в течение четырех суток мелкими группами совершали смелые и точные налеты на позиции карателей.
Третья группа вражеских войск атаковала отряды 7-й бригады (командир Леонид Вихман). Против них действовали особенно крупные силы врага — пехота, артиллерия, танки, бронемашины. Утром 12 марта начался бой. Первым вступил в схватку с оккупантами 10-й отряд (командир Иван Крапивный). Фашисты выпустили тысячи снарядов из минометов и горных пушек, простреливали чуть ли не каждый метр партизанской обороны, несколько раз шли в атаку. Только к вечеру отряд по приказу командира покинул свои позиции. Бои продолжались весь март и завершились лишь в начале апреля полным провалом карательной экспедиции. Противнику и на этот рая не удалось уничтожить партизан.
Итак, ознакомившись с местами боевой славы партизан в заповедных лесах, продолжаем наш путь. Надо, впрочем, оговориться: знакомство было заочным, умозрительным, поскольку свободный доступ в Крымское заповедно-охотничье хозяйство закрыт, попасть на его территорию можно лишь по специальному пропуску.
Ближайший к заповеднику город — Алушта, куда мы и направляемся.

АЛУШТА. Война не обошла стороной и этот курортный городок. Осенью 1941 года районная партийная организация сформировала партизанский отряд, который дислоцировался в лесах заповедника. Командиром его стал директор совхоза «Кастель» С. Е. Иванов, комиссаром — секретарь райкома партии В. Г. Еременко.
Тогда же отряд пополнился офицерами и солдатами Красной Армии, которым удалось вырваться из вражеского окружения. В отряд пришли военнослужащие Даниил Ермаков, Федор Шрамов, Александр Махнев и другие, ставшие впоследствии прославленными партизанами. В ноябре 1941 года в отряд влилась группа моряков во главе с II. А. Матыщуком. Уже в первых боях с фашистами особо отличились командир группы и бойцы В. К. Колисничепко, М. М. Симоненко. Почти во всех боевых операциях участвовала вместе с моряками Галина Гавриш. Девушку с санитарной сумкой и автоматом можно было видеть повсюду — в засадах на шоссейных дорогах, во время рейдов на гарнизоны врага, в жарких схватках с карателями... Немало славных операций на счету Алуштинского партизанского отряда. Как-то командование отряда дало задание Александру Аушеву, Георгию Федотову и Николаю Старостенко проникнуть в Алушту, установить численность гарнизона, выявить огневые точки врага и связаться с товарищами по подполью. На одной из улиц разведчиков остановил патруль. Федотов, затягивая время, стал искать в карманах пропуск. Улучив момент, Старостенко и Аушев молниеносно выхватили пистолеты и покончили с гитлеровцами. Поднялась тревога. Страх перед партизанами заставил фашистов палить почти до рассвета. А народные мстители, укрывшись в кустарнике, засекли расположение огневых точек врага.
Когда в конце декабря 1941 года на Керченском полуострове высадился советский десант, из-под Севастополя двинулась туда гитлеровская дивизия. Партизаны решили задержать вражеское соединение как можно дольше. Не только Алуштинский, но и другие отряды взяли под контроль каждый километр южнобережного шоссе. Однажды ночью взлетели в воздух все мосты. Потом были сделаны завалы. Бойцы Алуштинского отряда совершили здесь, на шоссе в районе Кастельского перевала, только против этой дивизии семь боевых операций.
Большой популярностью в отряде пользовались отважные разведчики Михаил Глазкрицкий и Николай Багликов. Они оба погибли при выполнении боевого задания. В центре Алушты, в молодом парке на берегу моря, рядом с памятником членам правительства Республики Тавриды, где покоится тело первого алуштинского комиссара труда Тимофея Багликова, трудящиеся города похоронили его сына Николая и Михаила Глазкрицкого.
В период оккупации в Алуште действовала подпольная группа под руководством Ирины Вяловой. Отважно боролись с врагом подпольщики Павел Бубенчиков, Полина Ерморченко, Зоя Ивочкииа, Вера Соколова, Николай Томилин.
Неоднократно снабжал подпольщиков и партизан ценной разведывательной информацией комсомолец Абдулла Аппазов. Вскоре после разгрома фашистов под Сталинградом, когда деятельность подпольной организации активизировалась, Аппазов получил ответственное задание: произвести взрыв в кинотеатре «Южный», в котором гитлеровцы устраивали свои собрания. Поначалу все шло успешно, но на чердаке здания патриота обнаружили фашисты. В перестрелке один солдат был убит, другой ранен. Гитлеровцы открыли огонь из автоматов, винтовок, пулеметов. Затем несколько раз пытались взять Аппазова живым, однако он хладнокровно и искусно — то очередью из автомата, то гранатой — отбивал атаки. Тогда враги подтащили к кинотеатру две малокалиберные пушки. Снарядами была разбита крыша, здание загорелось... В неравном бою Аппазов погиб смертью героя.
Гитлеровцам удалось напасть на след подпольной организации. Большинство подпольщиков было схвачено карателями и расстреляно.
Алуштинцы хранят память о своих земляках, павших в борьбе с гитлеровскими захватчиками. Именами Марии Горбачевой, Нины Снежковой, Николая Багликова, Михаила Глазкрицкого, Ивана Крапивного и других названы улицы города, пионерские дружины и отряды.
Героям посвящена экспозиция городского краеведческого музея. 27 ноября 1981 года открыт памятник алуштинским партизанам и подпольщикам. Он расположен близ троллейбусной трассы, ведущейв Ялту. На этой коммуникации Алуштинский партизанский отряд совершил 45 крупных боевых операций.Памятник прост и вместе с тем выразителен. Авторы проекта — скульптор Ф. И. Алещенко, архитектор И. Т. Семеняка. Работу по-сооружению памятника выполнил коллектив специализированного ремонтно-строительного управления № 3 «Крымспецгидроремстрой».
Большую помощь авторам проекта и строителям оказали многие алуштинские предприятия и организации, председатель городской секции бывших партизан и подпольщиков В. П. Талышев, бывший командир группы Алуштинского отряда Н. А. Матыщук.
Наш путь — на восток, к столице курортного Южнобережья, всемирно известному городу-курорту Ялте. На всем протяжении дороги от Алушты до Ялты весь период партизанской войны происходили схватки с оккупантами. Расскажем об одной из них.
Январской ночью 1942 года к шоссе возле поселка Гурзуф спустилась диверсионная группа под командованием Николая Кривошты. Партизаны залегли метрах в пяти от шоссе. Место было выбрано очень удачно: дорога просматривалась в обе стороны довольно далеко.
Промчался патруль на трех мотоциклах, за ним легковая машина. Затем со стороны гурзуфского моста послышался гул, на повороте показалась семитонка. Когда она поравнялась с засадой, Кривошта скомандовал: «К бою!» — и тут же метнул противотанковую-гранату. Гулким эхом раскатился в горах взрыв. Фашисты выскакивали из крытого брезентом кузова прямо под автоматный огонь-народных мстителей. Трое партизан расстреливали врага в упор. Сам Кривошта бросился к кабине. Навстречу ему полоснула очередь, но он успел вскочить на брезентовую крышу и нескольким» выстрелами покончил с гитлеровцами, сидевшими в кабине.
Нагруженные трофеями партизаны уходили в горы. Не сразу опомнились фашисты, и группа была уже далеко, когда вспыхнула внизу на шоссе стрельба. Однако углубляться в лес гитлеровцы не решились, а вскоре и стрельба стихла.
Множество смелых операций совершено здесь, на южнобережном шоссе, партизанами. Их боевые группы устраивали засады у села Никита (нынешнее Ботаническое), у поселка Массандра. Не один десяток убитых вражеских солдат, взорванных автомашин — таков счет народной мести фашистам. Геройски проявили себя в этих операциях командир отряда Николай Кривошта, отважные бойцы Иван Расторгуев, Тимофей Сергеев, Александр Смирнов, Николай Туркин, Анастасий Волгин, Дмитрий Ермолаев...

ЯЛТА. В октябре 1941 года, еще до вторжения оккупантов в город, был сформирован партизанский отряд численностью свыше 90 человек. В него вступили жители Ялты и А лупки и южнобережных поселков — Гурзуфа, Кореиза, Гаспры, Мисхора, Симеиза... Командиром отряда стал коммунист Д. Г. Мошкарин — директор треста общественного питания, начальником штаба — председатель горсовета депутатов трудящихся Н. Н. Тамарлы, комиссаром — сотрудник Осоавиахима С. Н. Белобродский. В отряд вступили заместитель директора Института климатотерапии А. Королев, рабочий совхоза «Гурзуф» С. Зоренко, моторист Ялтинского освода А. Серебряков, врач А. Фадеева, служащий С. Становский, ученик десятого класса Миша Горемыкин и другие.
Ялтинский отряд развернул боевые действия на участке южнобережного шоссе от Алушты до Алупки. Народные мстители взрывали мосты, портили линии связи, уничтожали вражеские автомашины. В результате партизанских диверсий на дороге возникали завалы, и тогда на длительное время останавливалось движение. За короткое время (около 9 месяцев) ялтинцы провели 07 боевых операций, в ходе которых захвачена радиостанция, выведено из строя 19 автомашин и несколько мостов, повреждены десятки километров линии связи. Партизанскими пулями сражен 201 вражеский солдат и офицер.
В жестоком неравном бою в декабре 1941 года пали смертью храбрых командир отряда Д. Г. Мошкарин, комиссар С. Н. Белобродский, начальник штаба Н. Н. Тамарлы, врач А. Н. Фадеева и другие.
Несмотря на потери и, казалось, непреодолимые трудности (не хватало оружия, боеприпасов, продовольствия), борьба продолжалась. Отряд возглавил в этот период Н. П. Кривошта, комиссаром стал А. II. Кучер.В июле 1942 года ялтинские партизаны были объединены с севастопольскими. Объединенный отряд продолжал борьбу с врагом д» конца сентября 1942 года.
Мужественно сражались с фашистами ялтинские подпольщики. Патриоты распространяли листовки, сводки Совинформбюро, вели устную пропаганду, совершали диверсии в порту, на предприятиях в фашистских учреждениях.
Городская партийная организация оставила в подполье коммунистов, комсомольцев. С первых дней оккупации комсомолка Надя: Ливанова сумела объединить вокруг себя друзей — учащихся старших классов 3-й средней школы, комсоргом которой она была до войны. Ливанова побывала в партизанском отряде и установила с ним надежную связь.
В один из декабрьских дней 1941 года в районе Приморского' парка, там, где 18 августа 1920 года белогвардейцы казнили комсомольцев-подпольщиков Ялты, собрались отважные патриоты и дали клятву беспощадно мстить ненавистному врагу. Слова клятвы особенно торжественно звучали здесь, на месте казни героев гражданской войны: «Я, член Ленинского комсомола, клянусь перед лицом своей Родины священной памятью погибших товарищей, что буду смелым и мужественным в борьбе с фашистскими захватчиками. Я клянусь, что никакие пытки врага не заставят меня разгласить тайну нашей организации...» Под клятвой патриотов было поставлено 9 подписей.
Молодые подпольщики постоянно информировали ялтинцев о героической борьбе Красной Армии на фронтах, о самоотверженном труде рабочего класса и крестьянства в советском тылу, об успехах антифашистов за рубежом.
В борьбе с фашистской дезинформацией комсомольцы проявили много находчивости, смекалки. Старожилам города памятен такой, случай. Городская управа в воскресные дни не работала. Именно в один из таких дней у здания управы собралось много народу. Взоры всех были прикованы к витрине: «Ялтинская городская управа извещает жителей города», а ниже на листе ватмана — крупными буквами: «О разгроме немецко-фашистских войск под; Москвой».
Помнят ялтинцы и о том, как покарали подпольщики кровавого палача-садиста Отто Шреве. Он руководил расстрелом мирных жителей у массандровского обрыва, по его приказу были истреблены семьи ялтинских коммунистов. Патриоты уничтожили Отто Шреве.
В январе 1942 года гитлеровцам удалось напасть на след организации и арестовать ее руководителя Надю Лисапову. Больше месяца пробыла отважная девушка в фашистском застенке. Ее жестоко пытали, ей сулили жизнь и свободу и всяческие блага в обмен на предательство и снова пытали. Надя молчала. Во время допроса она гордо заявила: «Я комсомолка и предателем не стану никогда...» 24 февраля 1942 года ее расстреляли.
В конце 1942 года в Ялте развернула работу подпольная организация под руководством Андрея Игнатьевича Казанцева. 6 июля 1943 года подпольщики выпустили первый номер газеты «Крымская правда». Газету читали на Южном берегу и за его пределами. Почти в каждом номере печатались сводки Совинформбюро. 15 сентября 1943 года в обращении «К народам Крыма» газета писала: «Товарищи! Еще раз весь мир убеждается в могуществе нашей Красной Армии. Близок тот день, когда фашистские псы будут изгнаны из пределов Крыма...»
В дни советских праздников выходили специальные выпуски «Крымской правды» — в честь XXVI годовщины Великого Октября, XXVI годовщины Красной Армии... Газета проникала и в части РОА — «Русской освободительной армии», сформированной генералом-предателем Власовым. Правдивое слово подпольщиков вызывало горячий отклик среди насильно мобилизованных солдат этой армии. Многим из них газета помогла порвать с изменниками Родины и найти свое место среди подлинных патриотов...
Фашисты производили повальные обыски, надеясь найти подпольную типографию, но газета продолжала выходить. В сентябре 1943 года около 60 подпольщиков, в том числе сотрудники редакции «Крымской правды» и руководитель подполья А. И. Казанцев, были переведены в лес. Газета продолжала издаваться в лесу вплоть до освобождения Крыма.
Ялтинские подпольщики провели немало диверсий. Они сожгли лесопилку в Ливадийской слободке; вывели из строя несколько тран-спортпых будок, аппаратуру фашистской радиостанции, 83 автомашины, вылили около трех тонн бензина, привели в негодность большие холодильники. Патриотической группой на электростанции, которой руководил Антон Мицко, были сожжены генераторы. До конца оккупации гитлеровцы так и не смогли пустить станцию на полную мощность.
С помощью провокаторов фашисты нащупали следы организации. Последовали обыски, аресты. От рук гитлеровских палачей погибли Антон Мицко, Сергей Донец, Митрофан Клименко и другие активные подпольщики.
Из патриотов, ушедших в лес, в ноябре 1943 года был сформирован 10-й партизанский отряд, командиром которого стал Иван Крапивный, а комиссаром — Михаил Сохань. В апреле 1944 года подпольщики Ялты в составе 10-го отряда участвовали в освобождении города и всего Южного берега от фашистов.
Готовясь к отступлению, гитлеровцы намеревались взорвать дворцы, дачи, санатории, винкомбинат «Массандра» и другие крупные курортные и промышленные объекты. «Большевикам дворцы не нужны, пусть живут в хижинах»,— цинично заявил последний фашистский комендант зоны «В» (участка от Фороса до Алушты) штандартенфюрер СС Бенкендорф.
Партизаны помешали гитлеровцам осуществить эту варварскую затею. Обезвредить фашистских диверсантов было поручено 7-й партизанской бригаде. Отряд под командованием Сергея Лаврентьева и Михаила Голдовского 12 и 13 апреля вел бой с противником в районе поселка Массандра. Благодаря решительным действиям партизан и рабочих комбината оборудование предприятия и его подвалы остались невредимыми.
Вместе с воинами Красной Армии вступил в город 10-й отряд партизан. Ялтинцы со слезами радости встречали освободителей...
В трех километрах от Ялты расположен поселок Ливадия: Знаменит он не только своим дворцом и парком, но и теми событиями, которые здесь происходили: в 1925 году в бывшей летней царской резиденции был открыт первый в мире крестьянский санаторий, а двадцать лет спустя в том же здании состоялась историческая Ялтинвская (Крымская) конференция глав правительств трех союзных держав антигитлеровской коалиции — СССР, США и Великобритании.
А менее чем за год до этого в Ливадии еще хозяйничали фашисты. Следы их пребывания явственно видели участники конференции...
Гитлеровские войска оккупировали поселок 6 ноября 1941 года. На территории Ливадии разместились части немецкой береговой зенитной артиллерии и румынский стрелковый батальон. Для укрытид огневых точек оккупанты спилили в парке многие деревья и стянули их к берегу.
В феврале 1943 года в поселке начала действовать подпольная патриотическая группа. Возглавил ее офицер Красной Армии Н. Т.Чу-дин. Патриоты находили советские листовки, сбрасываемые с самолетов, размножали их от руки и распространяли среди населения, солдат оккупационной армии и РОА. Агитация шла успешно. Подпольщикам удалось привлечь на свою сторону, а затем отправить в лес к партизанам многих солдат, насильно мобилизованных на службу в РОА. Были переправлены в партизанский лес и некоторые военнослужащие румынской армии.
Со временем рукописные листовки сменила газета, отпечатанная типографским способом: Н. Т. Чудин связался с подпольщиками Ялты, и от них стала поступать в Ливадию «Крымская правда». Летом 1943 года группа Чудина полностью влилась в Ялтинскую организацию и работала непосредственно под ее руководством.
О том, насколько действенным было слово подпольщиков, красноречиво говорят скупые строчки отчета. Приведем несколько выдержек. «Особенно подверглись разложению части РОА... Были дни, когда утром оторопевшие немцы не знали, какие принимать меры к еще оставшимся у них «добровольцам», так как проводники-подпольщики уводили людей сразу с нескольких военных объектов». И далее: «В ноябре 1943 г. ушла одновременно группа «добровольцев», бросив посты и караулы, из порта Ялты, с Ливадийской батареи, е прожекторной роты, и на следующий день ушли почти все посты СД, предоставив возможность заключенным самостоятельно разойтись из камеры».
Подпольщики иод руководством Н. Т. Чудина постоянно следили за передвижениями противника, знали, где расположены его огневые точки, склады, казармы. Все эти данные были нанесены на карту, которая очень пригодилась партизанам, а затем и командованию Красной Армии.
Осенью 1943 года большая группа патриотов ушла в партизанский отряд и принимала участие в боевых операциях.
Кроме группы Н. Т. Чудина, в Ливадии плодотворно работало подполье необычное, в своем роде даже уникальное. Оно состояло из одного человека — радистки А. К. Шульги. С ноября 1943-го по апрель 1944 года она регулярно поддерживала связь с разведотделом штаба Черноморского флота. От нее поступили в штаб флота сотни ценных разведданных о противнике.
16 апреля 1944 года Ливадия была очищена от оккупантов. Страшная картина разрушений предстала перед глазами воинов-освободителей: уцелело всего 19 домов из 110!..
Экскурсантам, знакомящимся с поселком, запомнится наверняка не только дворец, но и монумент неподалеку от него — дань нашей памяти воинам Красной Армии, партизанам и подпольщикам, отдавшим жизнь за Родину.
Одна из природных достопримечательностей Ялты —- гора Ай-Петри. Это излюбленное место паломничества туристов увековечено в сотнях книг, альбомов, открыток. Мирная гора под мирным небом помнит и иные, суровые времена, когда здесь гремели бои, лилась кровь советских людей. Об одном из этих боев — наш рассказ.
13 декабря 1941 года, во время первого большого прочеса, гитлеровские каратели пошли в наступление на Ялтинский отряд, базировавшийся в районе Узенбашской троны, выше села Кучук-Озен-баш .Численное превосходство противника было очевидным. Партизаны отходили в глубь лесов. Каратели обошли отряд с флангов, все туже сжималось кольцо окружения. И тогда смельчаки во главе с Петром Седых бросились на врага. Отвлекая внимание от основных сил отряда, принимая на себя вражеский огонь, они дали возможность отряду оторваться от противника. Часть партизан во главе с командиром 4-го района генерал-майором Д. И. Аверкиным, командиром отряда Д. Г. Мошкариным и комиссаром С. Н. Белобродским вышла на Ай-Петринскую яйлу, но здесь они внезапно столкнулись с карателями. Завязался неравный бой. Несколько часов горстка народных мстителей билась с врагом до последнего патрона — последний каждый берег для себя.
На плато Аи-Петри установлен памятник погибшим в боях партизанам.
В 15 километрах от Ялты, у подножия горы Ай-Нетри, приютился небольшой курортный поселок Кореиз. В годы Великой Отечественной войны 1200 жителей поселка сражались на фронтах, свыше тысячи из них' удостоены высоких правительственных наград. Боевая слава поселка — это и подвиги бойцов коммунистического подполья, во главе которого стояла врач Людмила Ивановна Пригон.
Ядром этой группы был коллектив Кореизской больницы. Подпольщики поддерживали тесную связь с 10-м партизанским отрядом и работали по его заданиям. Сама специфика их профессии (большинство патриотов составляли медики) подсказала основное направление деятельности группы: она многое сделала, чтобы уберечь советских людей, прежде всего молодежь, от угона в фашистскую Германию.
Жителей поселка, которым предстояла отправка на каторжные работы, патриоты помещали в больницу. Здесь абсолютно здоровым людям накладывали шины, гипсовые повязки, определяли их в инфекционное отделение, выдавали «пациентам» медицинские справки о ложных болезнях. В больницу приходили связные партизан. Чтобы не привлечь внимание фашистов, связные становились «больными» и, расположившись в палатах, подальше от постороннего ока, ожидали, пока будут добыты необходимые для леса сведения.
Из Кореизской больницы поступали не только разведданные. Подпольщица Ксения Аитрохина несколько раз в непогоду, преодолевая немалое расстояние но пересеченной местности, доставляла партизанам медикаменты, перевязочные материалы.
Группа неоднократно оказывала помощь отряду продовольствием. Из партизанского отряда в Кореиз связные партизан и подполья приносили листовки, газеты со сводками Совинформбюро. В своих воспоминаниях руководитель группы Л. И. Пригон пишет: «Листовки и газеты имели неоценимое значение, они вселяли надежду и уверенность... призывали к борьбе».
В начальный период оккупации патриотам пришлось работать не покладая рук, чтобы спасти медицинское оборудование, аппаратуру, книги и другие ценности близлежащих здравниц, не успевших эвакуировать свое имущество. Все это хранилось в подвалах и специально устроенных укрытиях на территории больницы, а в 1944— 1945 годах было передано по назначению.
Подпольщики сохранили знамя Кореизской больницы, которое экспонируется ныне в Ялтинском историческом музее. Об этом рассказывает Л. И. Пригон: «Где мы его только не прятали: закапывали в землю, спускали в каменные колодцы, на чердаках, а во время облав подкладывали даже на операционный стол...»
Когда настал час освобождения, члены группы, совместно с партизанами, спустившимися с гор, участвовали в изгнании фашистов. На этот раз, как и в первые дни оккупации, они уберегли народное достояние — общественные и жилые здания, их имущество — от порчи и уничтожения.
За два с половиной года борьбы кореизские подпольщики многократно шли на смертельный риск. И днем и ночью их подстерегала опасность — неожиданный обыск, арест, фашистский застенок... Однако соблюдались все меры предосторожности. Это тоже сыграло свою роль: группа не была раскрыта. Единственную, но тяжкую утрату понесли патриоты за три дня до освобождения поселка: погибла от рук палачей Ксения Антрохина — ее выдал предатель.
На здании Кореизской больницы установлена мемориальная доска, увековечившая подвиг советских патриотов, а в центре поселка — памятник воинам Красной Армии, партизанам и подпольщикам периода Великой Отечественной войны.

АЛУПКА. Ареной героических событий был и маленький курортпый городок Алупка. Уже с первых дней оккупации вступила в борьбу с фашистами подпольная комсомольская организация. Ее создали комсомольцы братья Гавырины — Александр и Владимир.Как и многие другие патриоты Крыма, алупкинские комсомольцы начали свою деятельность с листовок. Чтобы не выдать себя, писали левой рукой печатными буквами. Несколько позже им удалось раздобыть пишущую машинку. Тираж листовок возрос. Появилась возможность чаще и оперативнее откликаться на злободневные темы, вести просветительную работу, черпая информацию из сводок Совинформбюро.
Готовясь к вооруженной борьбе, патриоты накапливали оружие, которое они прятали в специально оборудованном тайнике. Ребята ухитрялись «реквизировать» его на вражеских складах, в обозах, направлявшихся через Алупку в Севастополь.
В подвале дома Гавыриных хранилась библиотека, принадлежавшая отцу организаторов подполья, старому большевику, который сражался на фронте. Среди книг было немало бесценных реликвий. Часто ребята, прихватив свечу, забирались в темный подвал и часами просиживали там, читая и обсуждая работы Владимира Ильича Ленина.
Установить связь с партизанами помог патриотам отец подпольщицы Лиды Горемыкиной — Гавриил Иванович. Участник гражданской войны, коммунист с дореволюционным стажем, Г. И. Горемыкин вместе с сыном Михаилом ушел лес и воевал в составе Ялтинского партизанского отряда. Это был прекрасный разведчик, опытный конспиратор. По заданию командования он несколько раз наведывался в Алупку. Вступив в контакт с молодыми подпольщиками, передавал им из лесу задания, помогал советами. В отряд поступала из комсомольского подполья ценная разведывательная информация.
Жизнь Г. И. Горемыкина оборвалась трагически. В конце декабря 1941 года он пришел с заданием в Кореиз, а затем в Алупку, но из-за сильных морозов простудился и заболел воспалением легких. Пришлось сверх обычного задержаться дома. О его приходе стало известно врагам. В дом нагрянули каратели. Вместе с Гавриилом Ивановичем в фашистский застенок попали его жена ЕлизаветаФедоровна и дочь Лида. 7 января 1942 года после допросов и пыток всех троих повесили на набережной Ялты.
Подпольщики пытались наладить связь с партизанами, однако безуспешно. А вскоре последовал новый удар — в организацию проник провокатор. Почти все активисты подполья были схвачены и подверглись жестоким пыткам. Никто из них не выдал товарищей, не поддался на посулы палачей.
В марте 1942 года на площади в Алупке были повешены братья Гавырины. В Симеизе фашисты арестовали и расстреляли их сестру Лину (Текстилину) Гавырину и Павла Асаулюка, в Ялте — Люсю Кузерину. Несколько участников комсомольского подполья, которым удалось избежать ареста, в 1943 году ушли в лес к партизанам.
В Алупке, на центральной площади, где были казнены братья Гавырины, высится ныне памятник отважным патриотам, отдавшим жизнь за Родину. Их имена не забыты. В городе есть улицы Гавыриных, Кузериной, Асаулюка.
Следующий населенный пункт на нашем пути — поселок Симеиз, расположенный в 20 километрах к юго-западу от Ялты. С первых дней войны многие его жители ушли на фронт и самоотверженно сражались с фашистами. Некоторые имена широко известны. Артиллерист гвардии сержант Н. Т. Васильченко удостоен звания Героя Советского Союза. Славный боевой путь прошел ученый-астроном И. Г. Моисеев. Ему довелось воевать в составе партизанских отрядов Украины, Белоруссии, Молдавии. В дальнейшем судьба забросила Моисеева в Словакию. Как боец-интернационалист он боролся против фашистов плечом к плечу со словацкими партизанами, участвовал в народном восстании 1944 года, в изгнании гитлеровцев с территории страны...
Фашистские войска захватили Симеиз 8 ноября 1941 года. «Новый порядок» устанавливался здесь, как и повсюду на оккупационной территории, жестоко и беспощадно. Гитлеровцы жгли, ломали, разрушали. Сильно пострадали от их хозяйничанья обсерватория, здравницы, школа, летний курортный зал, амбулатория, клуб... Многие ценности, в том числе научная библиотека обсерватории, были вывезены в Германию.Еще до прихода оккупантов 11 жителей поселка влились в формировавшийся Ялтинский партизанский отряд. В мае 1943 года ь Симеизе начала действовать подпольная патриотическая группа во главе с Г. С. Леоненко.
Симеизское подполье успешно вело пропагандистскую работу и саботаж разного рода фашистских «мероприятий». Так, в значительной мере благодаря подпольщикам не удалось гитлеровцам организовать сбор теплых вещей для германской армии.
Патриоты раздобыли радиоприемник, установили его на конспиративной квартире и регулярно принимали сводки Совинформбюро. На следующий же день советские люди узнавали из листовок, разбросанных по поселку, о действительном положении на советско-германском фронте.
Осенью 1943 года подпольщики установили связь с партизанами и с этого времени постоянно выполняли задания штаба Южного соединения. Особенно полезна была для партизан и для командеования Красной Армии их разведывательная деятельность: в лес поступала информация обо всем, что предпринималось фашистами на участке побережья от Симеиза до Севастополя.
В патриотическом движении участвовали не только взрослые, но и дети. Пионер-подпольщик Л. Ермаков (ныне он работает в Симеизе врачом), рискуя жизнью, спас несколько красных знамен. Когда в апреле 1944-го жители поселка встречали воинов-освободителей, на главной улице реяли кумачовые полотнища...
В центре поселка установлен памятник симеизским патриотам, погибшим в годы Великой Отечественной войны.
На всем протяжении пути от Алупки до Севастополя активно действовали Севастопольский, Балаклавский, А к-Мечетский, Евпаторийский и другие отряды. Партизаны взрывали мосты, устраивали на дорогах завалы, из засад забрасывали фашистские автомашины гранатами. И всегда появлялись внезапно, стремительно...
Недалеко от Алупки находится так называемая Чертова лестница (она же Шайтан-Мердвен). Этим горным проходом пользовались еще в глубокой древности и позднее, вплоть до прошлого столетия. Огромные ступени, каждая из которых целая глыба — не поймешь, то ли это природа изваяла лестницу, то ли человек, затратив колоссальную силу. Трудно преодолеть крутые, обкатанные временем ступени. В дождь, в снег, в гололед кажутся они совершенно неприступными, в непогоду ветер ревет над ними — того и гляди сорвет со ступеней, бросит вниз...
И все же Чертова лестница — единственный в этих местах спуск с плато к южнобережному шоссе. Партизаны ходили этим путем на боевые задания. Да;ке в отчаянный гололед, даже под штормовым ветром спускались к шоссе, чтобы обрушиться на врага там, где он меньше всего ожидал удара, и тогда, когда его совсем не ожидал.
Теперь по Чертовой лестнице на южнобережное шоссе спускаются туристы. По ней можно подняться к урочищу Чайный домик, где базировался Севастопольский партизанский отряд. Он неоднократно наносил удары по врагу именно в этом районе. Сюда на операции выходили группы под командованием Алексея Черникова, Михаила Томенко, Митрофана Зинченко, Александра Терлецкого.
Вот лишь несколько фактов.
20 января 1942 года группа партизан под командованием М. Ф. Томенко совершила успешное нападение на обоз противника.
29 мая 1942 года партизаны (командир группы А. П. Черников) из засады разбили легковую автомашину. Убиты два вражеских офицера и шофер. Одновременно было уничтожено до 500 метров телефонного провода.
← Назад    Вперед →Страницы: ← Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 * 9 10 11 12 ... 98 99 100 101 102 103 Вперед →
Модераторы: Ella, Gnom7, Gogin10
Вверх ⇈