Всероссийское Генеалогическое Древо
На сайте ВГД собираются люди, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!
Вниз ⇊

О чем хотелось бы прочитать и перечитать

Страницы из (исторической) жизни

← Назад    Вперед → Страницы: ← Назад 1 2 3 4 5 6 7 * 8 Вперед →
Модераторы: TatianaLGNN, Tasha56, dimarex
Tomilina

Tomilina

С.- Петербург - Москва
Сообщений: 4610
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 7293 

К этим книгам, статьям тянется душа, благодаря прекрасному стилю написания и увлекательному сюжету.
Даже при повторном прочтении Вы находите в них что-то новое для себя и читаются они буквально взахлеб.




---
Человек — существо азартное. Хорошего ему мало. Ему подавай самое лучшее.
Мои исследования в Дневнике >>
weright

weright

Санкт-Петербург
Сообщений: 621
На сайте с 2020 г.
Рейтинг: 661 

16 февраля исполняется 190 лет со дня рождения русского писателя, публициста и литературного критика Николая Семёновича Лескова.

Николай Лесков начинал карьеру как казенный служащий, а свои первые произведения — публицистические статьи для журналов — написал лишь в 28 лет. Он создавал повести и пьесы, романы и сказки — произведения в особом художественном стиле.

Вспомним произведения Николая Лескова:

"Левша" (сборник, в который вошли роман-хроника "Соборяне", повести: "Запечатлённый ангел", "Очарованный странник" и "Левша").

"Иродова работа" (историко-публицистические очерки по Прибалтийскому вопросу 1882-1885 г.г.).

"Кадетский монастырь" (сборник, в который вошли повесть "Очарованный странник" и рассказы "Кадетский монастырь", "Привидение в Инженерном замке" и другие).

"Соборяне" (роман-хроника).

"Легенды, сказки и рассказы" ( сборник, в который вошли легенды "Прекрасная Аза", "Лев старца Герасима" и другие, сказки "Маланья - голова баранья", "Пустоплясы" и другие рассказы).

https://knigavuhe.org/book/levsha/

По ссылке можно послушать Левшу.

---
Ищу сведения по Куньинскому району Псковской области ( бывший Торопецкий уезд) о Львовых, Фомицких, Шляхтенковых, Болотовых, Яковлевых.
- Ластовка ( берег Жижицкого озера), Васьково( недалеко). Андроново ( озеро Двинь). Францово (Труженик) близ дер.Груздово (Ломы).

Удачи всем в поисках))).
Лайк (5)
Tomilina

Tomilina

С.- Петербург - Москва
Сообщений: 4610
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 7293 

Мы их знаем, помним....





Татьяна Анатольевна Иваницкая. Родилась 28 декабря 1946 года в Москве.
Российская балерина и актриса. Заслуженная артистка РСФСР (1982).

Фильм «Адъютант его превосходительства», который вышел на экраны в 1970 г., принес своим создателям Государственную премию, а актерам - всеобщую любовь зрителей. Для 21-летней Татьяны Иваницкой эта работа в кино была дебютной, роль принесла ей большую известность. Позже были еще роли в фильмах: «Российские звезды» (1980), «Танцы на крыше» (1985).

question.gif Кто же она? Как попала в кино?

Татьяна с юных лет мечтала о сцене и видела себя балериной. Она училась в балетной школе, а потом окончила Московское хореографическое училище. Девушка была солисткой балета хора им. Пятницкого и именно там ее заметил ассистент режиссера. На роль дочери начальника контрразведки Тани Щукиной пробовались многие известные актрисы (Лариса Голубкина, Екатерина Градова, Людмила Чурсина и др.), но ни одна из них не смогла сыграть абсолютное целомудрие. Именно в Татьяне Иваницкой режиссер увидел «саму невинность», которая без всякой задней мысли могла произнести фразу «Пусть ваша холостяцкая жизнь скрашивается иногда такими вечерами». Однако худсовет высказался против непрофессиональной актрисы и режиссеру пришлось отстаивать свой выбор.
[q]
Почти пятьдесят лет (1969 год) назад на советский экран вышел художественный фильм «Адъютант его превосходительства», и произвел настоящий фурор. Однако, в прокат лента сразу не пошла, да и вообще могла оказаться на полке...
И тогда бы, мы не узнали об актрисе Татьяне Иваницкой, которая сыграла любимую девушку адъютанта Кольцова – Таню Щукину. Но картине и всем артистам повезло. После того, как режиссер Ташков показал ее Семёну Цвигуну (зам. председателя КГБ), запрет был снят, лента ему очень понравилась.

[/q]

Татьяне было сложно играть любовные сцены, она стеснялась, а одну сцену потом вообще убрали по требованию идеолога Михаила Суслова. А еще у нее оказались проблемы с речью, она нечетко выговаривала слова, шепелявила, и с ней занимались логопеды. И плюс ко всему, она на самом деле влюбилась в Юрия Соломина, который по сценарию влюбляется в дочку полковника.

Примечательно, что роль капитана Кольцова изначально должен был играть Михаил Ножкин, но он сослался на занятость в театре и отказался. А Юрий Соломин уже был утвержден на другую, отрицательную роль капитана Осипова, но режиссер решил попробовать его. Соломину пришлось пройти шесть проб, худсовет все время отказывал, так как актер казался им невыразительным и с недостаточно героической внешностью. Режиссеру разрешили начинать съемки только под его личную ответственность. В результате фильм оказался невероятно популярным, а все актеры прекрасно справились со своими ролями.

Татьяна была просто очарована обаятельным и интеллигентным 32-летним Юрием, и на съемочной площадке ее настигло первое в жизни чувство любви. Это невозможно было скрыть от окружающих, и все участники съемочного процесса замечали какими глазами она смотрит на Соломина и какое повышенное внимание ему уделяет. А он был женатым человеком, в семье росла маленькая дочь, актера очень тяготило такое внимание со стороны молодой девушки. Ему пришлось обратиться за помощью к режиссеру, чтобы тот тактично поговорил с Татьяной и объяснил ей, что у нее нет никаких шансов на взаимность.

После съемок Татьяна вернулась в балет, но потом еще окончила факультет экономики и организации театрального дела ГИТИС. Она преподавала хореографию и работала помощником президента Международной ассоциации музыкальных деятелей. Свою личную жизнь она не афиширует. Сейчас она находится на заслуженном отдыхе, 28 декабря празднует свой День рождения.

Крепкого здоровья Вам, Татьяна Анатольевна.

***
В телефильме «Адъютант его превосходительства» нет ярких, дорогих спецэффектов, снят на чёрно-белой пленке, и все-таки его любят и смотрят до сих пор.
Старые советские фильмы, как дорогое вино, с каждым годом становятся все лучше и лучше...

Прикрепленный файл: 2.jpg2.png, 658424 байт3.jpg, 83236 байт4.jpg, 45491 байт5.jpg, 36168 байт6.jpg, 14146 байт
---
Человек — существо азартное. Хорошего ему мало. Ему подавай самое лучшее.
Мои исследования в Дневнике >>
Лайк (5)
weright

weright

Санкт-Петербург
Сообщений: 621
На сайте с 2020 г.
Рейтинг: 661 

115 (по другим сведениям 120) лет назад родилась детская поэтесса, писательница и радиоведущая Агния Барто. Она написала не только сотни стихотворений, книг, киносценариев, но и помогла воссоединиться десяткам семей, которые были разлучены в годы Великой Отечественной войны. Одна из таких историй была опубликована в «Известиях» 10 октября 1968 года:
«Два месяца назад в восьмом номере журнала «Знамя» Агния Барто опубликована записки «Найти человека». .. На одной из страниц журнальной публикации Барто рассказала о письме узницы Освенцима – Анастасии Ивановны Королевой, которое она получила еще в 1965 году.
«Вам пишет мать, попавшая с детьми в концлагерь. Одну мою дочь сожгли в печах Освенцима… Двадцать лет ищу вторую дочь – Шуру Королеву. У нее на левой ручке ниже локтя выжжен номер 77235»…
На волнах «Маяка» Агния Львовна в очередной раз поведала о судьбе Шуры Королевой миллионам людей. .. Октябрьским вечером Барто получила телеграмму из города Бельцы Молдавской ССР:
«Я прочла журнал «Знамя», восьмой номер за этот год. На странице 47-й сказано, что мать Королева ищет свою дочь Шуру с клеймом на левой руке. У меня есть это клеймо на левой руке, но первая цифра не совсем ясна, остальные четыре – сходятся. Имя мое – Шура, фамилии своей я не знала. У меня есть фотография 1945 гола. Очень прошу сообщить мне, что делать дальше. Сил нет ждать»…
Наконец, телефонная линия связала Витебск и Бельцы, связала родных. Родных ли? Не было ли и здесь все-таки ошибки?
- Нет, нет, ошибки нет. Это моя девочка, моя дочка, моя Шура… У нее мои глаза. Я ее сразу узнала…
- Я так счастлива, что даже говорить не могу…Мама – рядом, и я вот сейчас держу ее руку. Конечно, это моя мама. Мы все очень рады – мои приемные родители, мой муж Павел, моя пятилетняя дочь Галина. Мама нашлась!»


---
Ищу сведения по Куньинскому району Псковской области ( бывший Торопецкий уезд) о Львовых, Фомицких, Шляхтенковых, Болотовых, Яковлевых.
- Ластовка ( берег Жижицкого озера), Васьково( недалеко). Андроново ( озеро Двинь). Францово (Труженик) близ дер.Груздово (Ломы).

Удачи всем в поисках))).
Лайк (2)
weright

weright

Санкт-Петербург
Сообщений: 621
На сайте с 2020 г.
Рейтинг: 661 


Можно попросить Нину? Кир Булычёв
12 декабря 2016 от https://telegram.me/biblio

— Можно попросить Нину? — сказал я.
— Да? Почему у тебя такой странный голос?
— Странный голос?
— Кого узнавать?
Голос был моложе Нины лет на двадцать. А на самом деле Нинин голос лишь лет на пять моложе хозяйки. Если человека не знаешь, по голосу его возраст угадать трудно. Голоса часто старятся раньше владельцев. Или долго остаются молодыми.
— Ну ладно, — сказал я. — Послушай, я звоню тебе почти по делу.
— Наверно, вы все-таки ошиблись номером, — сказала Нина. — Я вас не знаю.
— Это я, Вадим, Вадик, Вадим Николаевич! Что с тобой?
— Ну вот! — Нина вздохнула, будто ей жаль было прекращать разговор. — Я не знаю никакого Вадика и Вадима Николаевича.
— Простите, — сказал я и повесил трубку.
Я не сразу набрал номер снова. Конечно, я просто не туда попал. Мои пальцы не хотели звонить Нине. И набрали не тот номер. А почему они не хотели?
Я отыскал в столе пачку кубинских сигарет. Крепких как сигары. Их, наверное, делают из обрезков сигар. Какое у меня может быть дело к Нине? Или почти дело? Никакого. Просто хотелось узнать, дома ли она. А если ее нет дома, это ничего не меняет. Она может быть, например, у мамы. Или в театре, потому что на тысячу лет не была в театре.
Я позвонил Нине.
— Нет, Вадим Николаевич, — ответила Нина. — Вы опять ошиблись. Вы какой номер набираете?
— А у меня Арбат — один — тридцать два — пять три.
— Конечно, — сказал я. — Арбат — это четыре?
— Арбат — это Г.
— Ничего общего, — сказал я. — Извините, Нина.
— Пожалуйста, — сказала Нина. — Я все равно не занята.
— Постараюсь к вам больше не попадать, — сказал я. — Где-то заклиналось. вот и попадаю к вам. Очень плохо телефон работает.
— Да, — согласилась Нина.
Я повесил трубку.
Надо подождать. Или набрать сотню. Время. Что-то замкнется в перепутавшихся линиях на станции. И я дозвонюсь. «Двадцать два часа ровно», — сказала женщина по телефону «сто». Я вдруг подумал, что если ее голос записали давно, десять лет назад, то она набирает номер «сто», когда ей скучно, когда она одна дома, и слушает свой голос, свой молодой голос. А может быть, она умерла. И тогда ее сын или человек, который ее любил, набирает сотню и слушает ее голос.
— Я вас слушаю, — сказала Нина молодым голосом. — Это опять вы, Вадим Николаевич?
— Я понимаю, ревнуете, — сказала Нина.
— Больше сорока. Между нами толстенная стена из кирпичей.
— А если бы вам было тринадцать лет или даже пятнадцать, мы могли бы познакомиться, — сказала Нина. — Это было бы очень смешно. Я бы сказала: приезжайте завтра вечером к памятнику Пушкину. Я вас буду ждать в семь часов ровно. И мы бы друг друга не узнали. Вы где встречаетесь с Ниной?
— Неважно, — сказал я.
— Это давно было.
Девочке не хотелось вешать трубку. почему-то она упорно продолжала разговор.
— Спасибо. Только сами, если хотите, ложитесь спать с семи часов. До свидания. И больше не звоните своей Нине. А то опять ко мне попадете. И разбудите меня, маленькую девочку.
Я повесил трубку. Потом включил телевизор и узнал о том, что луноход прошел за смену 337 метров. Луноход занимался делом, а я бездельничал. В последний раз я решил позвонить Нине уже часов в одиннадцать, целый час занимал себя пустяками. И решил, что, если опять попаду на девочку, повешу трубку сразу.
Нина засмеялась. Смех у нее был хороший, мягкий.
— Вам так хочется от меня отделаться, что просто ужас, — сказала она. — Сейчас октябрь, и потому стемнело. И вам кажется, что уже ночь.
— Нет, декабрь, — сказал я. И почему-то, будто сам себе не поверил, посмотрел на газету, лежавшую рядом, на диване. «Двадцать третье декабря» — было написано под заголовком.
— А я голодная.
— Нечего! — сказала Нина. — Хоть шаром покати. Смешно, да?
— Да, — согласился я. — Все закрыто. Хотите, я пошурую в холодильнике, посмотрю, что там есть?
— Нет, — сказала Нина. — А если найдете, что потом?
— Опять не знаю. Только это неважно. Вы хорошо придумали, и спасибо вам за это. А что у вас есть в холодильнике? Я просто так спрашиваю, не думайте.
Я прошел на кухню, и провод тянулся за мной, как змея.
— Ага. Куриные. Вот, хотите, принесу курицу? Нет, она французская, мороженая. Пока вы ее сварите, совсем проголодаетесь. И мама придет с работы. Лучше мы вам возьмем колбасы. Или нет, нашел марокканские сардины, шестьдесят копеек банка. И к ним есть полбанки майонеза. Вы слышите?
— Что я знаю?
— Знаете, — сказала Нина. Потом помолчала и добавила: — Ну и пусть! Скажите, а у вас есть красная икра?
— Не надо, хватит, — сказала Нина твердо. — Давайте отвлечемся. Я же все поняла.
— Что поняла?
— Из окна? Дома, копировальная фабрика. Как раз сейчас, полдвенадцатого, смена кончается. И много девушек выходит из проходной. И еще виден «Мосфильм». И пожарная команда. И железная дорога. Вот по ней сейчас идет электричка.
— Электричка, правда, далеко идет. Только видна цепочка огоньков, окон!
— Нельзя так со старшими разговаривать, — сказал я. — Я не могу врать. Я могу ошибаться. Так в чем же я ошибся?
— Вы ошиблись в том, что видите электричку. Ее нельзя увидеть.
— Что же она, невидимая, что ли?
— Нет, видимая, только окна светиться не могут. Да вы вообще из окна не выглядывали.
— А у вас в кухне свет горит?
— Конечно, а так как же я в темноте в холодильник бы лазил? У меня в нем перегорела лампочка.
— Вот, видите, я вас уже в третий раз поймала.
— Если вы смотрите в окно, то откинули затемнение. А если откинули затемнение, то потушили свет. Правильно?
— Неправильно. Зачем же мне затемнение? Война, что ли?
— Ой-ой-ой! Как же можно так завираться? А что же, мир, что ли?
— Ну, я понимаю, Вьетнам, Ближний Восток… Я не об этом.
— И я не об этом… Постойте, а вы инвалид?
— К счастью, все у меня на месте.
— У вас бронь?
— А почему вы тогда не на фронте?
Вот тут я в первый раз только заподозрил неладное. Девочка меня вроде бы разыгрывала. Но делала это так обыкновенно и серьезно, что чуть было меня не испугала.
— На каком я должен быть фронте, Нина?
— На самом обыкновенном. Где все. Где папа. На фронте с немцами. Я серьезно говорю, я не шучу. А то вы так странно разговариваете. Может быть, вы не врете о курице и яйцах?
— Не вру, — сказал я. — И никакого фронта нет. Может быть, и в самом деле мне подъехать к вам?
— Так и я в самом деле не шучу! — почти крикнула Нина. — И вы перестаньте. Мне сначала было интересно и весело. А теперь стало как-то не так. Вы меня простите. Как будто вы не притворяетесь, а говорите правду.
— Честное слово, девочка, я говорю правду, — сказал я.
— Мне даже страшно стало. У нас печка почти не греет. Дров мало. И темно. Только коптилка. Сегодня электричества нет. И мне одной сидеть ой как не хочется. Я все теплые вещи на себя накутала.
И тут же она резко и как-то сердито повторила вопрос:
— Вы почему не на фронте?
— На каком я могу быть фронте? — Уже и в самом деле шутки зашли куда-то не туда. — Какой может быть фронт в семьдесят втором году!
— Вы меня разыгрываете?
Голос опять сменял тон, был он недоверчив, был он маленьким, три вершка от пола. И невероятная, забытая картинка возникла перед глазами — то, что было с мной, но много лет, тридцать или больше лет назад. когда мне тоже было двенадцать лет. И в комнате стояла буржуйка. И я сижу не диване, подобрав ноги. И горит свечка, или это было керосиновая лампа? И курица кажется нереальной, сказочной птицей, которую едят только в романах, хотя я тогда не думал о курице…
— Вы почему замолчали? — спросила Нина. — Вы лучше говорите.
— Нина, — сказал я. — Какой сейчас год?
— Сорок второй, — сказала Нина.
И я уже складывал в голове ломтики несообразностей в ее словах. Она не знает кинотеатра «Россия». И телефон у нее только из шести номеров. И затемнение…
— Ты не ошибаешься? — спросил я.
— Нет, — сказала Нина.
Она верила в то, что говорила. Может, голос обманул меня? Может, ей не тринадцать лет? Может, она, сорокалетняя женщина, заболела еще тогда, девочкой, и ей кажется, что она осталась там, где война?
— Послушайте, — сказал я спокойно. Не вешать же трубку. — Сегодня двадцать третье декабря 1972 года. Война
кончилась двадцать семь лет назад. Вы это знаете?
— Вы знаете это. Сейчас двенадцатый час… Ну как вам объяснить?
— Ладно, — сказал Нина покорно. — Я тоже знаю, что вы не привезете мне курицу. Мне надо было догадаться, что французских куриц не бывает.
— А почему не пускать?
— Вы не вздумайте сказать, что фрицы нас победят! Вы, наверно, просто вредитель или шпион?
— Нет, я работаю в СЭВе, Совете Экономической Взаимопомощи. Занимаюсь венграми.
— Вот и опять врете! В Венгрии фашисты.
— Венгры давным-давно прогнали своих фашистов. Венгрия — социалистическая республика.
— Ой, а я уж боялась, что вы и в самом деле вредитель. А вы все-таки все выдумываете. Нет, не возражайте. Вы лучше расскажите мне, как будет потом. Придумайте что хотите, только чтобы было хорошо. Пожалуйста. И извините меня, что я так с вами грубо разговаривала. Я просто не поняла.
И я не стал больше спорить. Как объяснить это? Я опять представил себе, как сижу в этом самом сорок втором году, как мне хочется узнать, когда наши возьмут Берлин и повесят Гитлера. И еще узнать, где я потерял хлебную карточку за октябрь. И сказал:
— Не может быть! Очень долго ждать.
— Слушай, Нина, и не перебивай. Я знаю лучше. И Берлин мы возьмем второго мая. Даже будет такая медаль — «За взятие Берлина». А Гитлер покончит с собой. Он примет яд. И даст его Еве Браун. А потом эсэсовцы вынесут его тело во двор имперской канцелярии, и обольют бензином, и сожгут.
Я рассказывал это не Нине. Я рассказывал это себе. И я послушно повторял факты, если Нина не верила или не понимала сразу, возвращался, когда она просила пояснить что-нибудь, и чуть было не потерял вновь ее доверия, когда сказал, что Сталин умрет. Но я потом вернул ее веру, поведав о Юрии Гагарине и о новом Арбате. И даже насмешил Нину, рассказав о том, что женщины будут носить брюки-клеш и совсем короткие юбки. И даже вспомнил, когда наши перейдут границу с Пруссией. Я потерял чувство реальности. Девочка Нина и мальчишка Вадик сидели передо мной на диване и слушали. Только они были голодные как черти. И дела у Вадика обстояли даже хуже, чем у Нины; хлебную карточку он потерял, и до конца месяца им с матерью придется жить на одну ее карточку, рабочую карточку, потому что Вадик посеял карточку где-то во дворе, и только через пятнадцать лет он вдруг вспомнит, как это было, и будет снова расстраиваться потому что карточку можно было найти даже через неделю; она, конечно, свалилась в подвал, когда он бросил на решетку пальто, собираясь погонять в футбол. И я сказал, уже потом, когда Нина устала слушать, то что полагала хорошей сказкой:
— Ты знаешь Петровку?
— Знаю, — сказала Нина. — А ее не переименуют?
— Нет. Так вот…
Я рассказал, как войти во двор под арку и где в глубине двора есть подвал, закрытый решеткой. И если это октябрь сорок второго года, середина месяца, то в подвале, вернее всего лежит хлебная карточка. Мы там, во дворе, играли в футбол, и я эту карточку потерял.
— Какой ужас! — сказала Нина. — Я бы этого не пережила. Надо сейчас же ее отыскать. Сделайте это.
Она тоже вошла во вкус игры, и где-то реальность ушла, и уже ни она, ни я не понимали, в каком году мы находимся, — мы были вне времен, ближе к ее сорок второму году.
— Я не могу найти карточку, — сказал я. — Прошло много лет. Но если сможешь, зайди туда, подвал должен быть открыт. В крайнем случае скажешь, что карточку обронила ты.
И в этот момент нас разъединили.
Нины не было. Что-то затрещало в трубке. Женский голос сказал:
— Это 1481815? Вас вызывает Орджоникидзе.
— Вы ошиблись номером, — сказал я.
— Извините, — сказал женский голос равнодушно.
И были короткие гудки. Я сразу же набрал снова Нинин номер. Мне нужно было извиниться. Нужно было посмеяться вместе с девочкой. Ведь получалась в общем чепуха…
— Да, — сказал голос Нины. Другой Нины.
— Это вы? — спросил я.
— А, это ты, Вадим? Что тебе не спится?
— Извини, — сказал я. — Мне другая Нина нужна.
— Что?
Я повесил трубку и снова набрал номер.
— Ты сума сошел? — спросила Нина. — Ты пил?
— Извини, — сказал я и снова бросил трубку.
Теперь звонить бесполезно. Звонок из Орджоникидзе все вернул на свои места. А какой у нее настоящий телефон? Арбат — три, нет, Арбат — один — тридцать два — тридцать… Нет, сорок…
Взрослая Нина позвонила мне сама.
— Я весь вечер сидела дома, — сказала она. — Думала, ты позвонишь, объяснишь, почему ты вчера так себя вел. Но ты, видно, совсем сошел с ума.
— Наверно, — согласился я. Мне не хотелось рассказывать ей о длинных разговорах с другой Ниной.
— Какая еще другая Нина? — спросила она. — Это образ? Ты хочешь заявить, что желал бы видеть меня иной?
— Спокойной ночи, Ниночка, — сказал я. — Завтра все объясню.
…Самое интересное, что у этой странной истории был не менее странный конец. На следующий день утром я поехал к маме. И сказал, что разберу антресоли. Я три года обещал это сделать, а тут приехал сам. Я знаю, что мама ничего не выкидывает. Из того, что, как ей кажется, может пригодиться. Я копался часа полтора в старых журналах, учебниках, разрозненных томах приложений к «Ниве». Книги были не пыльными, но пахли старой, теплой пылью. Наконец я отыскал телефонную книгу за 1950 год. книга распухла от вложенных в нее записок и заложенных бумажками страниц, углы которых были обтрепаны и замусолены. Книга было настолько знакома, что казалось странным, как я мог ее забыть, — если бы не разговор с Ниной, так бы никогда и не вспомнил о ее существовании. И стало чуть стыдно, как перед честно отслужившим костюмом, который отдают старьевщику на верную смерть.
Четыре первые цифры известны. Г-1—32… И еще я знал, что телефон, если никто из нас не притворялся, если надо мной не подшутили, стоял в переулке Сивцев Вражек, в доме 15/25. Никаких шансов найти тот телефон не было. Я уселся с книгой в коридоре, вытащив из ванной табуретку. Мама ничего не поняла, улыбнулась только проходя мимо, и сказала:
— Ты всегда так. Начнешь разбирать книги, зачитаешься через десять минут. И уборке конец.
Она не заметила, что я читаю телефонную книгу. Я нашел этот телефон. Двадцать лет назад он стоял в той же квартире, что и в сорок втором году. И записан был на Фролову К.Г.
Согласен, я занимался чепухой. Искал то, чего и быть не могло. Но вполне допускаю, что процентов десять вполне нормальных людей, окажись они на моем месте, делали бы то же самое. и я поехал на Сивцев Вражек.
Новые жильцы в квартире не знали, куда уехали Фроловы. Да и жила ли они здесь? Но мне повезло в домоуправлении. Старенькая бухгалтерша помнила Фроловых, с ее помощью я узнал все, что требовалось, через адресный стол.
Уже стемнело. По новому району, среди одинаковых панельных башен гуляла поземка. В стандартном двухэтажном магазине продавали французских кур в покрытых инеем прозрачных пакетах. У меня появился соблазн купить курицу и принести ее, как обещал, хоть и с двадцатилетнем опозданием. Но я хорошо сделал, что не купил ее. В квартире никого не было. И по тому, как гулко разносился звонок, мне показалось, что здесь люди не живут. Уехали.
Я хотел было уйти, но потом, раз уж забрался так далеко, позвонил в дверь рядом.
— Скажите, Фролова Нина Сергеевна — ваша соседка?
Парень в майке, с дымящимся паяльником в руке ответил равнодушно:
— Они уехали.
— Куда?
— Месяц как уехали на Север. До весны не вернутся. И Нина Сергеевна, и муж ее.
Я извинился, начал спускаться по лестнице. И думал, что в Москве, вполне вероятно, живет не одна Нина Сергеевна Фролова 1930 года рождения.
И тут дверь сзади снова растворилась.
— Погодите, — сказал тот же парень. — Мать что-то сказать хочет.
Мать его тут же появилась в дверях, запахивая халат.
— А вы кем ей будете?
— Так просто, — сказал я. — Знакомый.
— Не Вадим Николаевич?
— Вадим Николаевич.
— Ну вот, — обрадовалась женщина, — чуть было вас не упустила. Она бы мне никогда этого не простила. Нина так и сказала: не прощу. И записку на дверь приколола. Только записку, наверно, ребята сорвали. Месяц уже прошел. Она сказала, что вы в декабре придете. И даже сказала, что постарается вернуться, но далеко-то как…
Женщина стояла в дверях, глядела на меня, словно ждала, что я сейчас открою какую-то тайну, расскажу ей о неудачной любви. Наверное, она и Нину пытала: кто он тебе? И Нина тоже сказала ей: «Просто знакомый».
Женщина выдержала паузу, достала письмо из кармана халата.

«Дорогой Вадим Николаевич!
Я, конечно, знаю, что вы не придете. Да и как можно верить детским мечтам, которые и себе уже кажутся только мечтами. Но ведь хлебная карточка была в том самом подвале, о котором вы успели мне сказать

---
Ищу сведения по Куньинскому району Псковской области ( бывший Торопецкий уезд) о Львовых, Фомицких, Шляхтенковых, Болотовых, Яковлевых.
- Ластовка ( берег Жижицкого озера), Васьково( недалеко). Андроново ( озеро Двинь). Францово (Труженик) близ дер.Груздово (Ломы).

Удачи всем в поисках))).
Лайк (2)
Nana

Nana

Санкт-Петербург
Сообщений: 744
На сайте с 2004 г.
Рейтинг: 903 

weright

Прекраснейшая повесть! А вот ее последняя экранизация с великолепным Пускепалисом: https://www.youtube.com/watch?v=dZIs_e73pFA

---
http://freepages.rootsweb.com/~mozhayski/genealogy/
Сайт Анджея Байера, об истории рода Можай(Можайских)-Можаровских.

Помнить-значит знать....
Лайк (3)
weright

weright

Санкт-Петербург
Сообщений: 621
На сайте с 2020 г.
Рейтинг: 661 


Nana написал:
[q]
[/q]

Да, согласна. Экранизация и навела на мысль перечитать и поделиться.

---
Ищу сведения по Куньинскому району Псковской области ( бывший Торопецкий уезд) о Львовых, Фомицких, Шляхтенковых, Болотовых, Яковлевых.
- Ластовка ( берег Жижицкого озера), Васьково( недалеко). Андроново ( озеро Двинь). Францово (Труженик) близ дер.Груздово (Ломы).

Удачи всем в поисках))).
Лайк (1)
Marlon



Санкт-Петербург
Сообщений: 368
На сайте с 2017 г.
Рейтинг: 389 

weright и Nana
Спасибо. Раньше не видела

---
Ищу Бардин , Гаврилов (Тверская губ.), Кутчик (Ковенская губ.), Лисовский, Пахомов (Псковская обл.), Лотоцкий (Бессарабия, Измаил), Юдин (Тамбовская обл.)
Лайк (2)
weright

weright

Санкт-Петербург
Сообщений: 621
На сайте с 2020 г.
Рейтинг: 661 

55 лет назад скончалась выдающаяся отечественная поэтесса Анна Ахматова:
«Властительница поэзии, прекрасная женщина и мужественная наша современница — эти слова целиком относятся к Анне Андреевне Ахматовой. Анна Ахматова — целая эпоха в поэзии нашей страны. Она спутница нескольких поколений. Я счастлив, что жил в одно время с ней. Она щедро одарила своих современников человеческим достоинством, своей свободной и крылатой поэзией — от первых книг о любви до стихов стоящего под огнем Ленинграда.
Через трудную женскую судьбу пронесла она свою гражданственность и великий поэтический дар. Стихи ее будут жить, пока будет существовать поэзия на русской земле.
Анна Андреевна Ахматова родилась и умерла, как предназначено каждому, но жизнь прожила талантливую, блестящую, полную поэтического волнения. Она оставила ее нам, как пример благородства, свою жизнь, равную судьбе ее предшественников и современников — наших великих поэтов»
Константин Паустовский
«Литературная газета», 8 марта 1966 года.

---
Ищу сведения по Куньинскому району Псковской области ( бывший Торопецкий уезд) о Львовых, Фомицких, Шляхтенковых, Болотовых, Яковлевых.
- Ластовка ( берег Жижицкого озера), Васьково( недалеко). Андроново ( озеро Двинь). Францово (Труженик) близ дер.Груздово (Ломы).

Удачи всем в поисках))).
Лайк (2)
Karel_Bel



Санкт-Петербург
Сообщений: 420
На сайте с 2020 г.
Рейтинг: 265 


weright написал:
[q]
помогла воссоединиться десяткам семей, которые были разлучены в годы Великой Отечественной войны.
[/q]

О такой истории в жизни Агнии Барто я не знала, но этот эпизод напомнил мне о Сергее Сергеевиче Смирнове, который в 1965-1966 г.г. вёл передачу по ТВ, посвященную судьбам и поискам людей, оказавшихся в концлагерях и газовых камерах в период Великой Отечественной войны. Я с ужасом смотрела и слушала его передачи, и, конечно, была в восхищении от мужества людей, боровшихся и выживших даже в таких, казалось бы, невозможных для существования условиях. Сколько было радости, когда поступали известия об успешном поиске и встрече потерявшихся близких людей!

А с творчеством Агнии Барто лично у меня связаны такие воспоминания.
У меня был двухтомник любимых детских стихов Агнии Барто, который я никому не давала. Я так оберегала этот двухтомник ещё и потому, что мне его подарил папа. К такого рода подаркам моё отношение было очень трепетным. До сих пор помню, кто, когда, какую книгу мне подарил, будь это даже книжки самого раннего детства. Особенно любила 2-й том этого двухтомника. Сколько было слёз, когда я отдала его учительнице для подготовки к очередному празднику, а она вернула мне его не лично, а через кого-то из ребят. Надо ли говорить, что следы книги затерялись...
Для меня это была самая настоящая трагедия.
Спасибо за память о писательнице.
С уважением, Елена.

---
Интересуют Жарковы - крепостные позолотчики графов Шереметевых в селе Останкино
Лайк (2)
weright

weright

Санкт-Петербург
Сообщений: 621
На сайте с 2020 г.
Рейтинг: 661 


27 марта был Всемирный день театра!

Что можно почитать о театральной жизни и не только!

Кочергин «Записки планшетной крысы».
Книга Эдуарда Кочергина - главного художника АБДТ им. Г. А. Товстоногова - посвящена театральной жизни, артистам, режиссёрам, художникам, рабочим сцены - выдающимся профессионалам, с которыми автору довелось встречаться и работать.
Талант, верность своему делу - вот что прежде всего обращает на себя внимание автора, поэтому он с одинаковым интересом описывает и знаменитостей, и незаметных тружеников театра. Кроме рассказов, в книгу включена повесть "Медный Гога" - о легендарном режиссёре Георгии Товстоногове, с которым Кочергин проработал более двадцати лет.

Сергей Николаевич «Театральные люди».
Это книга о тех, для кого Театр не просто профессия, но потребность души и главное содержание жизни. Речь о великой страсти, которая проявляется по-разному и не только на сценических подмостках, - именно она предопределила судьбу героев Сергея Николаевича, сделав кого-то жертвой, а кого-то - счастливым победителем.
"Театральные люди" - это актерские портреты, яркие статьи о режиссерах, художниках и спектаклях, написанные в разные годы. Впервые собранные вместе под одной обложкой, эти тексты читаются как театральный роман, где один сюжет приводит к другому, а все вместе они создают картину времени.

Илья Долгихъ «Путеводитель по театру и его задворкам».
"За шумными и пышными премьерами и шикарными банкетами в их честь должно быть нечто большее, нечто, чем изначально и являлся театр как вид искусства", - так пишет автор этой книги Илья Долгихъ, работающий в мастерской одного из московских театров. В своем "Путеводителе..." он показывает настоящее лицо театрального мира, скрытое за тяжелым бархатным занавесом роскоши.
Путешествие по "театральным застенкам" не только откроет вам многие секреты актерской жизни, но и станет настоящим отражением повседневности.

По материалам библиотеки "Старая Коломна"

---
Ищу сведения по Куньинскому району Псковской области ( бывший Торопецкий уезд) о Львовых, Фомицких, Шляхтенковых, Болотовых, Яковлевых.
- Ластовка ( берег Жижицкого озера), Васьково( недалеко). Андроново ( озеро Двинь). Францово (Труженик) близ дер.Груздово (Ломы).

Удачи всем в поисках))).
← Назад    Вперед → Страницы: ← Назад 1 2 3 4 5 6 7 * 8 Вперед →
Модераторы: TatianaLGNN, Tasha56, dimarex
Генеалогический форум » Салон друзей » О чем хотелось бы прочитать и перечитать [тема №110367]
Вверх ⇈