Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Дневники участников »   Дневник TabacnyRoman »   Гайкаловы
RSS

Гайкаловы

В 1966 г. указом президиума ВС РСФСР село Голопузовка переименовано в Тимирязево — село в Каменском районе Воронежской области России.Слобода Тхоревка - ц.Иоанна Богослова Хутора: Михнов, ГОЛОПУЗОВКА


<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 [ >>>>>> ]
Модератор: TabacnyRoman
TabacnyRoman
Модератор раздела

TabacnyRoman

Сообщений: 195
Регистрация: 2018
Рейтинг: 21 

Пушкин в Острогожске.

...Далее на пути Пушкина был один из старейших городов- Острогожск (он находится в 150 км от нашей местности), возникший сразу как город. Сельского поселения на его месте перед основанием города не существовало. Большую часть города составляли черкасы

( переселенцы с Украины). В 1670 году жители Острогожска приняли активное участие в восстании Степана Разина. До начала 18 века он являлся типичным уездным городом. С Острогожском связаны жизни ряда видных представителей русской литературы, науки, искусства: Рылеева, Никитенко, Станкевича, Крамского, Маршака, Троепольского и др.

И вот Пушкин увидел Острогожск. Купола церквей горели под лучами восходящего солнца. День был воскресный, праздничный, базарный. По дороге к городу тянулись обозы на ярмарку. Наблюдая эти картины, наш путник не мог не отметить: нет, это уже не россияне северных губерний, которых он насмотрелся за время своих бесконечных поездок. Тут уж было засилье россиян с Украины да казачества со всех сторон.

В городе, где остановился наш путник, трактир располагался близ берега Тихой Сосны. Ему была предложена парная банька на берегу реки, после которой он поплавал в благодатной Сосне. А и на завтрак была подана свеженькая осетрина и блинцы по- острогожски, на вкус гостя- со сметаной, с конопляным маслом, с медом, со сливочным маслом или клубничным вареньем. Заместо чая - топленое молоко с земляникой в меду, будто ее только что из лесу принесли..

Надо полагать, что после такого необычного завтрака, Александр Сергеевич отправился осматривать город. В центре гремела тысячеголосая ярмарка, обращали на себя внимание разноцветные карусели, зазывали клоуны, цыгане с медведями.

Пройдя к северной части города, Пушкин осмотрел места, где располагалась артиллерийская бригада, в которой 3 года прослужил его ближайший друг Кондратий Федорович Рылеев. Но больше всего Пушкина интересовал Майдан, площадь, которая великолепно выглядела на ровном месте в окружении дальних садов поселян. Ему показалось, что он попал в эпоху Петра I. Пушкину показали, где стоял пышный шатер Петра Великого, в котором тот принимал коварного Мазепу. И поэт с искренним восхищением и восторгом- ведь находился на историческом месте!- расспрашивал острогожцев о пребывании государя в их городе. От них он узнал много подробностей об этом событии, передаваемом из уст в уста поколениями.

Покидал Пушкин Острогожск с хорошим настроением. Горожане назвали ему своих мастеров, которые в Воронеже отличились на сооружении судов, а также старшин, водивших казаков на штурм Азова. Узнал он и о том, что после проводов коварного Мазепы горожане попросили Петра побеседовать с ними. И доверительная встреча состоялась на Майдане, у того же царского шатра. Много добрых слов высказал Петр Великий острогожским казакам за их верную службу Отечеству в трудную пору для России, за подвиги в азовских походах, подарил городу многопудовый колокол с вылитыми на лицевой стороне словами « Храброму казачеству Острогожска от Петра Алексеевича. Сего сентября 1696г.( Сообщение « Внучка Пушкина»).

Город Острогожск хранит память о внучке Пушкина, Нине Иосифовне Панэ, которая была выслана в 1933 году из Ленинграда, как член семьи работника Генштаба. Она настойчиво просила, чтобы ей разрешили выехать в Воронеж. Но в Воронеже не нашлось места для работы учительницей немецкого языка. Ей предложили место работы в городе Острогожске, где она и поселилась на улице Нарского летом 1935 года. В свободное от работы время Нина Иосифовна посвящала различным исследованиям неизвестных страниц жизни А.С. Пушкина.

Местное земство хлопотало о том, чтобы в Острогожске был установлен памятник Пушкину. А в 1937 году к 100-летию со дня гибели Пушкина на дуэли - в одной из школ города состоялся большой карнавал по мотивам его произведений, организованный и подготовленный внучкой поэта, Ниной Иосифовной Панэ.
TabacnyRoman
Модератор раздела

TabacnyRoman

Сообщений: 195
Регистрация: 2018
Рейтинг: 21 

Мемуары Александра Васильевича НИКИТЕНКО (1804-1877).

Острогожск.

Был 1816 год. Острогожск, составлявший прежде часть Слободско-Украинской губернии, теперь принадлежал к Воронежской. Обширный уезд его был почти сплошь населен малороссиянами, переведенными сюда в царствование Алексея Михайловича для защиты южных окраин от вторжения татар. Лишь небольшое число русских ютилось кое-где по реке Сосне, образуя несколько мелких селений. Жителей в городе считалось до десяти тысяч, тоже малороссиян, за исключением, впрочем, купечества, которое состояло большею частью из русских.

Замечательный город был в то время Острогожск. На расстоянии многих верст от столиц, в степной глуши, он проявлял жизненную деятельность, какой тщетно было бы тогда искать в гораздо более обширных и лучше расположенных центрах Российской Империи.

И материальный, и умственный уровень его стоял неизмеримо выше не только большинства уездных, но и многих губернских городов. В нем процветала заводская промышленность. Он торговал овцами, соленым мясом, салом. Купечество ворочало большими капиталами. В пригородных слободах указывали на войсковых обывателей, например, Ларионовых, Головченко, которые тоже занимались торговлей и имели в обороте полумиллионные капиталы.

Большинство зажиточных помещиков этого уезда проводило часть года в городе, где имело дома. Они, как и все острогожское дворянство, были одушевлены особым корпоративным духом и радели о чести своего сословия. Оттого образ действий их отличался достоинством, мало известным в те времена развращающего крепостничества.

О взяточничестве между ними и помину не было. Служившие по выборам были истинными и нелицеприятными слугами общества. Во главе местной аристократии стояли люди, известные не одною родовитостью, но и полезной деятельностью, например: Должиковы, Сафоновы, Станкевичи, Томилины и т.д.

Понятно, что при гуманных стремлениях и просвещенных взглядах помещиков и крестьянам по деревням жилось здесь легче, чем где-либо. Землевладельцы не истощали их барщиной и оброками, обращались с ними человечно. А крестьяне, сытые и довольные своей долей, охотно несли свои тягости и тем, в свою очередь, содействовали благосостоянию господ. В этом уравновешенном, взаимном воздействии друг на друга двух основных классов общества, земледельческого и помещичьего, должно полагать, и крылось зерно экономического благосостояния уезда.

Не так легко указать источник широты умственного кругозора, в котором вращались образованнейшие из жителей Острогожска, недаром прозывавшегося в краю Воронежскими Афинами. Они витали в сферах, казалось бы, мало доступных для медвежьего угла, в который их забросила судьба. Их занимали вопросы литературные, политические и общественные. Они препирались не за одни личные интересы, но и за принципы. В них проглядывали стремление к свободе и сознательный протест против гнета тогда всемогущего бюрократизма.

У многих, даже купцов и мещан, были коллекции книг серьезного содержания, например: «Юридическия сочинения» Юсти, «Конституция Англии» Делольма, «Персидские письма» Монтескье и его же «Дух Законов» в переводе Языкова, «О преступлении и наказании» Беккарии, сочинения Вольтера на русском языке, которых теперь не сыщешь ни в одной книжной лавке. Усердно читалась, между прочим, и газета «Московские Ведомости» — чуть ли не единственная в то время известная в провинции. В обществе толковали о науке, искусствах, обсуждали вопросы внешней и внутренней политики. Иные до того увлекались либеральным веянием, что даже восхищались представительными формами правления.

Слывя самым образованным городом в краю, Острогожск за то не пользовался расположением губернских властей, у которых был как бельмо на глазу. Хищничество их нигде не встречало такого упорного протеста, как там. Все столкновения с ними, конечно, всегда оканчивались их же торжеством, то есть приносили им в карманы более или менее крупные взятки, но это всегда стоило им немало нравственных унижений, которых они потом не могли забыть.

Тяжелым бременем для края было скоро потом введенное туда генерал-губернаторство, с Балашовым во главе.

В ведение последнего было назначено пять губерний: Воронежская, Рязанская, Тамбовскя, Тверская и, кажется, Харьковская. Центр управления находился в Рязани.

С какою целью было создано это управление, трудно определить — разве для того только, чтобы дать приличный пост удаленному от двора сановнику. Имя Балашова является в истории нашей администрации в числе имен и деятелей двенадцатого года. Может быть, у него и были какие-нибудь заслуги и права на оказанный ему почет — мы не беремся решать. Но нам слишком хорошо известна память, оставленная им по себе во вверенных его управлению губерниях, где он распоряжался не хуже любого паши. Может быть, сам он и не брал взяток, и даже не знал о всех проделках своих подчиненных, но канцелярия его и агенты с неудержимой жадностью предавались взяточничеству. Уезды и прежде платили порядочную дань Воронежу, теперь им приходилось удовлетворять еще и Рязань.

Гнет балашевский всего меньше ложился на чиновников, которых, пожалуй, и не лишнее было бы поприжать, чтобы они меньше прижимали других. Больше всего тягостей выпадало на городских обывателей. Их беспрестанно облагали новыми налогами, шедшими будто бы, «на украшение сел и городов». Иногда и на самом деле кое-что делалось с этой целью, но только для глаз, и в таких случаях обыкновенно подгонялось ко времени приезда какого-нибудь важного лица. Но что крылось за этим наружным «благолепием» — о том никто не заботился.

Получалось, например, известие, что вот тогда-то по такому-то тракту должна проехать высокая особа. Там мост едва держался. Чинить его сгонялись целые села. Мост воздвигался на славу. Особа проезжала и хвалила, а мост, вслед за оказанною ему честью, немедленно проваливался.

После войны двенадцатого года у наших администраторов явилась мания подражать немецким порядкам — конечно, только с внешней стороны тоже. Так, например, большие почтовые тракты стали у нас, по примеру германских дорог, обсаживаться деревьями. Но тем, которым приходилось ездить по проселкам, по-прежнему предоставлялось тонуть в грязи и ломать себе шеи и экипажи. Пустыри в городах обносились красивыми заборами, с обозначением номеров будто бы строящихся домов, которых некому и не на что было строить.

Сам Балашов то и дело разъезжал по своему вилайету — виноват, по своим губерниям. В Петербурге это, должно быть, принималось за доказательство его деятельности и ревностного и полезного служения... За что принимали это подвластные ему губернии — другой вопрос. При въезде в ревизуемый город его первой задачей было — задать как можно больше страху. Особенно доставалось городскому голове: ему приходилось отвечать за то, что в городе не было тротуаров, мостовых, каменных гостиных дворов, дерев вдоль улиц, — одним словом, всего того, чем генерал-губернатор любовался за границей. Покривившиеся лачуги с заклеенными бумагой окнами, камышовые и соломенные крыши на деревянных строениях, немощеные улицы — все это оскорбляло в нем чувство изящного. Он не давал себе труда вникать в причины таких явлений, но с бюрократическою сухостью относил их к разряду беспорядков, устранимых полицейскими мерами. Что у города нет средств, что обыватели чуть не умирают с голоду — все это такие мелочи, о которых высокому сановнику было невдомек.

Уезжая, он отдавал полиции строгий приказ все исправить к его следующему приезду, то есть воздвигнуть тротуары, каменные рынки и т.д. Городской голова почесывал затылок, городничий покрикивал на десятских, те сновали по домам, понуждая жителей озаботиться украшением города. Но проходило несколько недель, все успокаивалось и оставалось по-старому. Теперь ничто подобное не возможно, но о Балашове помнят все губернии, где он властвовал со своей знаменитой канцелярией.



Говоря об острогожском обществе, нельзя обойти молчанием его духовенство. В мое время оно там, поистине, стояло на высоте своего призвания. В городе насчитывалось восемь каменных церквей. Соборная, красивой архитектуры, хвалилась хорошими образами, работы известных академиков. Причты церковные пользовались приличным содержанием, что позволяло им держать себя с достоинством.

Из священников особенно выдавались отцы: Симеон Сцепинский, Михаил Подзорский, Петр Лебединский... Первые два значительно превышали обычный уровень у нас духовенства и могли бы занять почетное место в каком угодно образованном обществе. Оба, между прочим, обладали редким даром слова. Проповеди их, особенно Подзорского, привлекали массу слушателей. В приемах их, при отправлении треб и при богослужении вообще не было ничего семинарского. Оба к тому же имели привлекательную наружность. Фигура Сцепинского поражала благородством, даже величием. Лицо его, с крупным римским носом, дышало умом, а манеры приветливостью. Никогда и после не встречал я духовного лица, которое производило бы более выгодное впечатление. Он был не только умен, но и многосторонне образован и начитан, следил за наукой и литературой. Подзорский и в этом от него не отставал.

Сцепинский кончил курс в Петербургской духовной академии, знал Сперанского и мог бы достигнуть высших духовных степеней, если б согласился, как его склоняли, принять монашество. Но его влекла обратно на родину любовь к ней, а может быть, и какие-нибудь другие юношеские стремления.

В Острогожске Сцепинский скоро достиг первенствующей роли: он был сделан благочинным. Его осыпали почестями и наградами: он имел золотой наперсный крест, камилавку, набедренник и даже — редкое среди белого духовенства отличие — посох. Впоследствии он получил еще орден св. Анны. Казалось, его поняли и оценили. Но дорого заплатил потом бедный отец Симеон за все эти первоначальные успехи.

У епископа воронежского Антония, о котором говорено выше, был брат, Николай, тоже священник, но недостойнейший из всех носителей этого сана. Он не был ни плут, ни злой человек, но горький пьяница и вел себя непристойно. Его-то, этого бесчиннейшего из смертных, вздумал Антоний сделать благочинным в Острогожске, спихнув предварительно с места Сцепинского. И таков был в те времена произвол архиерейской власти, что Антоний мог сделать это безнаказанно.

Город, правда, был поражен, протестовал, делал в пользу Сцепинского демонстрации, но это ни к чему не повело. Беспутный Николай Соколов несколько лет оставался благочинным, на соблазн своей паствы и на позор самому себе. О нем ходило много анекдотов, рассказывали выходки, которые показались бы неприличными и в человеке светском. Много шума, между прочим, наделал эпизод с крестьянкой, которая за непрошеные любезности сняла с ноги башмак и отдула им батюшку по щекам.

Отец Николай не один веселился. У него был товарищ или, вернее, ментор, в лице дьячка Андрюшки. Последний оставался трезв, когда отец Николай напивался, и в таких случаях расправлялся с ним попросту. Если батюшка начинал буянить, он его бесцеремонно укрощал побоями.

Но как могло относительно развитое острогожское общество так долго терпеть среди своего чинного и степенного духовенства этого беспутного гуляку? К сожалению, у нас часто так: погорячатся, пошумят и в заключение ко всему привыкнут. О Симеоне Сцепинском сожалели, даже отваживались ходатайствовать за него, делали отцу Николаю разные каверзы, но в заключение устали сожалеть, перестали возмущаться и уже без злобы продолжали только при случае глумиться над недостойным попом.

Зато на самого Сцепинского нанесенное ему оскорбление произвело неизгладимое впечатление и гибельно отразилось на его здоровье. Лет пятнадцать спустя, когда я был уже в Петербурге, ему, пожалуй, и вернули с избытком все, что перед тем отняли. Антоний умер, Николай был отрешен от должности благочинного, а Сцепинский в ней восстановлен. Но ни сил, ни здоровья ему уже не могли вернуть: он умер пять лет спустя, всего пятидесяти лет от роду.

Острогожск и внешним видом превосходил большинство тогдашних уездных городов. Он, правда, никогда не отличался живописной местностью. Расположенный на слегка возвышенном берегу Тихой Сосны, он окружен болотом, сплошь поросшим тростником. Не знаю, как теперь, но в былое время из этого тростника делали полезное употребление: он за недостатком леса шел на топливо и на покрышку домов.

Городок с двумя пригородными слободами, Лушковскою и Песками, раскидывался довольно широко. Его прорезывали прямые улицы, обстроенные довольно опрятными деревянными и отчасти каменными домами — у более богатых не без претензий на изящество, в виде более или менее удачных архитектурных затей. По крайней мере, так было до пожара, который в 1822 году истребил две трети города.

Да, в мое время Острогожск действительно имел привлекательный вид, но — увы! — только в хорошую зимнюю или летнюю пору. Осенью и весной зато этот чистенький, веселенький городок буквально утопал в грязи. Его немощеные улицы становились непроходимыми, среди них, как в месиве, барахтались пешеходы и вязли волы с возами. Немало было у нас толков о сооружении мостовой. По этому поводу даже затеялась переписка с губернскими властями. Дума ассигновала нужные деньги. Переписка тянулась годы, а от денег скоро и след простыл. Город тем временем выгорел, и дело о мостовой кануло в вечность: ее там и по сих пор нет. Да теперь Острогожску и не до мостовой. Он очень обеднел, его умственнный уровень понизился, и он больше ничем не отличается от самых заурядных уездных городов наших.
TabacnyRoman
Модератор раздела

TabacnyRoman

Сообщений: 195
Регистрация: 2018
Рейтинг: 21 


А.А. Пилипенко "Очерк истории острогожского казачества".
Настоящий очерк посвящён одной из интереснейших страниц истории России - освоения и обороны южных рубежей страны. Несмотря на широкий круг исследований, некоторые обстоятельства жизни Острогожского края, жизни и деятельности населения, остаются не достаточно систематизированными.
В данном исследовании использовались, преимущественно документы, хранящиеся в фондах Острогожского историко-художественного музея, а также материалы, изданные в XIX веке. При этом автор стремился избегать тенденциозных оценочных суждений для предоставления более объективной картины происходивших событий.
История Острогожского казачьего полка ещё ждёт полного, значительного исследования. Ведь это один из старейших полков русской армии, защищавший южные границы России и внесший свой вклад в летопись славы русского оружия. Он просуществовал недолго - всего 113 лет, после чего был переформирован в регулярный гусарский, который в свою очередь был преобразован в легкоконный, а затем окончательно расформирован в 1796 году.
1. Украинские казаки в борьбе за независимость.

В течение конца XVI-первой половины XVII веков на окраинных землях Речи Посполитой, то, разгораясь, то, затихая, шла борьба между местным православным населением, называемым украинскими казаками и католическим государством. Казаки защищали земли Польши и Литвы от татарских набегов, ставших бедствием для всей Юго-Восточной Европы. Но стремление короля Речи Посполитой поставить казачьи земли под жёсткий контроль государства с навязыванием католицизма встретило противодействие со стороны казаков.
В 1648 году на Украине развернулась настоящая война. Украинские казаки, получив в лице гетмана Богдана Хмельницкого выдающегося руководителя, разбили польские войска у Жёлтых Вод, Корсуня и Пиляв. Практически вся Украина оказалась в руках казаков. Но Богдан Хмельницкий не воспользовался своими победами и критическим состоянием польской армии. Затянувшиеся переговоры, начатые в Переяславле в 1649 году, позволили королю собрать силы. После Зборовского сражения был заключён мир на невыгодных для казаков условиях. Зборовский договор не удовлетворял ни одну из сторон и явился кратковременной передышкой. В 1650 году военные действия развернулись с новой .м.шй. Весной 1651 года в городе Остроге на Волыни в результате народного восстания был сформирован полк под командованием Ивана Дзиньковского. Полк присоединился к армии Богдана Хмельницкого. Последовавшее вскоре сражение под Берестечком 20 июня 1651 года склонило чашу весов на сторону короля. Союзники казаков, татары в критический момент сражения ушли с поля боя. Сражение оказалось проигранным.
Командир Острожского полка Иван Дзиньковский находился в оппозиции к Богдану Хмельницкому по некоторым политическим вопросам взаимоотношения Украины и Польши. Хмельницкий пошёл на согласие возвращения польских панов в свои старые владения, против чего решительно выступал Дзиньковский. Поэтому после поражения под Берестечком он вместе с остатками полка ушёл на Черниговщину, поближе к Российской границе с надеждой на помощь со стороны братского православного народа.
«Результатом Берестечского поражения, после многих упорных, но не имевших ни общего обдуманного плана, ни общей связи битв был Белоцерковный договор...»(5, с.47.) По этому договору число реестровых, то есть служилых казаков было значительно уменьшено. Им было запрещено жить в Черниговском и Брацлавском воеводствах. Гетман должен был утверждаться королём и находиться под властью коронного гетмана. Он обязывался не вступать ни в какие отношения с иностранными государствами. Польское панство осталось на Украине в прежних правах, возвращаясь в свои имения. Вопреки статьям Бе-лоцерковного договора подвергалась гонениям православная церковь.
Всё это встретило ожесточённое сопротивление со стороны украинского населения. «Жители истребляли запасы, жгли собственные дома, беспрестанно нападали на поляков отдельными шайками, отнимали у них возы, лошадей, портили дороги, ломали мосты...поляки 13 августа пришли к местечку Трили-сы. Казаки, засевшие там под начальством храброго сотника Александренко вместе с жителями местечка защищались до последнего и все погибли: женщины дрались наряду с мужчинами... Поляки за это сопротивление, пришли в такое неистовство, что рассеявшись по окрестным хуторам истребили всех русских, не щадя даже грудных младенцев.^?, с.203.)
В этих тяжёлых условиях надежда украинцев оставалась только на Россию, исповедовавшую православную религию и близкую Украине духов-
но. «Жители Южной Руси, не желая быть в порабощении у панов, в множестве бежали в Московское государство на слободы».(7, с.205.) Особенно массовый характер эмиграция приобрела после двух национальных трагедий, получивших название «липовецкая резня». Случилось это в марте 1651 года, незадолго до заключения Белоцерковиого мира. Польский полковние Маховский в ответ на сопротивление местного казачества захватил на Черниговщине два местечка - Липовец и Рябуху. Было зверски убито 40 тысяч украинцев: казаков, женщин и детей. Именно после «липовецкой резни» исход в Россию приобрёл массовый характер. Начался процесс переселения значительной части украинцев, который впоследствии привёл к образованию на территории России Слободской Украины.
Во время гетманства Богдана Хмельницкого вся Украина была разделена на полки, которые были не только военными, но и хозяйственно-административными единицами. Название полка давалось по имени города, где располагалась полковая канцелярия. Полк делился на сотни, а сотни - на курени, которые носили название мест расположения. Во главе полка стояло военное руководство - полковая старшина: полковник, обозный, писарь, есаул, хорунжий, судья и священник. Сотней командовала сотенная старшина: сотник, писарь и хорунжий. Курени возглавляли атаманы. Вся старшина избиралась обшим голосованием и утверждалась гетманом. Полк, сотни и курени не имели строго определённой численности.
Одним из 16 полков Украины был Черниговский полк. Его полковая территория охватывала бассейн рек Десны и Сейма - от Стародуба до Гомеля. В состав полка входило 6 сотен. Командовал полком подполковник Мартын Небаба. После сражения под Берестечком литовский князь Радзивилл активизировал боевые действия в районе Чернигова. В это время в составе Черниговского полка было около 20 000 казаков, из которых 5 000 было направлено на помощь белорусским повстанцам и для сбора провианта.
Передовые отряды Радзивилла заняли переправу через Днепр у города Лоева. Мартын Небаба принял решение атаковать неприятеля. Столкновение произошло под Репками, в котором Черниговский полк потерпел поражение. Погиб командир полка и значительное количество казаков. Начался массовый отход жителей Черниговщины на восток. Вероятно, именно в это время к отступающим и присоединились разбитые под Берестечком казаки - выходцы с Волыни под командой полковника Ивана Николаевича Дзиньковского.
После длительной борьбы на Черниговщине силы объединённого казачьего отряда были истощены. Казаков преследовал не только противник, но и собственная казачья верхушка во главе с гетманом Богданом Хмельницким. Поэтому было решено уходить на территорию России и искать покровительство у русского царя. По пути к полку присоединились жители многих городов и сёл Черниговщины.
В марте 1652 года русскую границу под Путивлем перешёл отряд казаков с семьями, скотом и другим имуществом во главе с Дзиньковским. Тогда же под Путивлем в местечке Белые Берега они приняли присягу на верность царю и
подали челобитную с просьбой позволения поселиться там же или в окрестностях Белгорода.
11ока казаки ждали ответ на свою челобитную, местные чиновники переписали вновь прибывших. Всего было переписано 884 семьи, включая полковничью. Общее число переселенцев составило 4269 человек. Они имели скот: 1787 лошадей, 756 волов, 865 коров, 146 телят, 1438 овец и коз и 763 свиньи. При этом 55 домохозяев вовсе не имели никакого рабочего скота, 276 хозяев имели по одной голове скота, 297 - по 2-3 головы, 143 - по 4-5 голов и у 112 семей было по 6 и более голов скота. Переселенцы происходили из самых разных мест Украины: Чернигов, Батурин, Новый Песочин, Борзны, Конотоп, Иван-город, Бахмач. В полку было 3 батуринских сотни борзненская, черниговская, конотопская, полковая и 2 без названия. Личный состав полка составлял 1003 казака, из них: полковник, обозный, писарь, войсковой судья, 3 священника, 8 сотников, 11 есаулов, 10 хорунжих и 967 рядовых казаков.
Наконец казаки дождались ответа на свою челобитную. Царь даровал им право сохранить свою военную организацию с полковником и старшиной. Казакам предписывалось идти на поселение на реку Битюг. Переселенцы отправились на указанное место через город Козлов и Доброе городище. Они получили обещанную царём помощь зерном и деньгами из запасов Козлова и Доброго.
Первая помощь зерном предназначалась на посев озимых в текущем и яровых в следующем году. Полковник и казачья старшина получили по 4 четверти, а рядовые казаки - по 2 четверти ржи и ячменя. При выдаче хлебного жалованья полковник получил 8 четвертей, обозный - 5, сотники, есаулы и хорунжие -3, а рядовые казаки - по 2 четверти зерна. Такой же принцип соблюдался и при выдаче денег. Единовременное государево пособие полковнику было определено в 20 рублей, обозному и писарям - по 10 рублей, а остальной казачьей старшине в зависимости от размеров семьи - от 10 до 8 рублей. Рядовые казаки, также по размеру семьи получили от 8 до 5 рублей. Одинокие казаки получили по 4 рубля на человека.
В пути переселенцев догнала новая весть: они будут селиться не на Битюге, а в месте впадения в реку Тихая Сосна речки Острогощи, где как раз в это время была заложена новая крепость.

Добавлено спустя 2 минуты 43 секунды:

2. Основание города Острогожска.
Россия со времени образования должна была защищать свою границу. В XVI - XVII веках Московское правительство особенное внимание обращало на южную границу, которая была под угрозой набегов Крымских татар. «По границам проводились линии засек, валов, станиц и крепостей, в которых был населён особый класс служивых военных людей, долженствовавших постоянно быть на службе, ездить в степи, смотреть за движением татар по известным степным дорогам...»(5, с. 51-52.)
Первая линия засек начата при Иване IV от Оки к Дону и от Дона к Волге. Были построены города-крепости: Волхов, Орёл, Чернь, Епифань, Венёв, Алатырь, Тетюши, Ланшев, Чебоксары и Космодемьянск. На юге самым крайним укреплённым пунктом был Чугуев. При Фёдоре Иоанновиче для защиты южных областей от Курска на восток были построены: Ливны, Кромы, Воронеж, Белгород, Оскол и Валуйки. При Борисе Годунове засеки, станицы и другие укрепления были в довольно хорошем состоянии. Был построен Царево-Борисов. Пограничные города до Смуты постоянно охранялись достаточным количеством войска. Неплохо работала разведка, заблаговременно получая вести из степей о набегах.
В 1636 - 1648 годах от реки Ворсклы к Дону на протяжении более 300 километров была построена Белгородская оборонительная линия в составе 12 крепостей: Ахтырск, Хотмыжск, Карпов, Белгород, Нижегольск, Короча, Яблонов, Новый Оскол, Верхососенск, Усерд, Ольшанск и Коротояк. «Свободные пространства между городами были перекопаны рвами с высоким земляным валом, укреплённым палисадом, башнями, острожками, дубовыми надолбами; в бродах через реки был набит частик, навалены колоды с заострёнными кольями, в лесах на целые вёрсты засечены засеки».(9, с.117.)
Белгородская
линия преграждала
путь татарам по ,-•• ._.-.- -

Сагайдачному, Муравскому, Изюмскому и Кал-миусскому шляху (дорогам). Ахтырск, Хотмыжск, Карпов и Белгород были поставлены для защиты Сагай-дачного и Мурав-ского шляха. Нижегольск, Короча, Яблонов, Новый
Оскол охраняли Изюмскии шлях, или как называли татары - сакму. Городки по реке Тихой Сосне - Верхососенск, Усерд, Ольшанск и Коротояк были построены с целью давать отпор татарам и ногаям, двигавшимся от Азовского моря по Калмиусской сакме и её многочисленным разветвлениям.
«145 году в ноябрь и декабрь (соответствует 1636 году от Р.Х.) по государеву царёву и великого князя Михаила Фёдоровича указу Фёдор Вахромеев Сухотин, да подьячий Евсей Юрьев ездили с Оскола и с Белгорода на Калмиусскую сакму, на Тихую Сосну и на Усерд и до сосны и до Дону и на Ольшанское городище и к реке Валуйке и к Валуйскому лесу...и всяких крепостей досматривали».(9, с.119-120.) Досмотрщики доносили: «А сакма татарская лежит через реку Сосну в Осиновом броду вверх по Сосне на Вязовскую сакму. А сакма та-тарская лежит через реку Сосну сверх реки Ольшанки и речки Тростянки подле Тернового леса по левую сторону через Вязовский перелаз».(9, с. 121.) Досмотрщики упоминают речку Острогощу и предлагают «...поставить жилой город на реке Сосне у отрогу по конец Тернового леса у Оскольской признаки. А служилых людей в том городе можно устроить землёй и сенными покосами тысяча человек. А для бережения мест, пока город устроится, надобно ратных людей 300 конных, 700 пеших. А угодья к тому городу пашня и сенные покосы вних по Сосне к реке к Дону и вверх по Сосне подле Тернового леса на городской стороне за крепостью, а рыбные ловли на реке на Сосне и на реке на Дону. А лес на острожное и на городовое дело надобно, на башни и на обламы более 8 000 брёвен. А как город устроится и рекой Сосной в реку Дон судовой ход будет».(9, с.122.)
Вследствие этого объезда и были устроены и возобновлены на старых местах городки и острожки защитной черты: Верхососенск, Усерд и Ольшанск. Были установлены «правильные сторожи» и «учинены крепости», то есть валы, засеки и тому подобное. Защитный вал проходил от Каменного брода под городом Усерд, далее до Ольшанска, а затем вдоль берега Тихой Сосны от Осинового брода углом уходя в сторону Коротояка. Вполне вероятно, что этот защитный вал имеет более древнее происхождение. Он мог быть опорным рубежом для сторож ещё в XVI веке. В расписании сторож, сделанных при первых Воронежских воеводах в конце XVI века упоминается Вязовый брод, впоследствии там был построен Ольшанск, и Терновый лес как важные пункты для дозора станичников.

Для освоения этих земель нужны были люди. Русские неохотно шли на житьё в опасное южное пограничье. На донскую казачью вольницу надежда была слаба, потому что казаки на Дону неохотно признавали власть Московского царя и вели себя достаточно вольно. Пётр Головинский в своей книге «Слободские козачьи полки» пишет: «Царь Алексей Михайлович, продолжая распространять пределы Московского государства далее в глубь степей, охотно принимал под своё покровительство выходцев украинских и позволял им селиться в степях вблизи Белгородской черты. Заселяя эти места Южноруссами, царь имел в виду, кроме увеличения народонаселения своего государства, прикрыть его от татарских набегов населением народа, привыкшего уже к борьбе с татарами».(5, с. 53.)
Летом 1652 года на место, разведанное ещё в 1636 году при впадении речки Острогощи в реку Тихую Сосну, там, где когда-то в древности было городище, называемое Острогожким по названию реки, были присланы из разных пограничных городов Белгородской черты около 200 русских служилых людей, в том числе 40 стрельцов, 20 пушкарей, 140 станичников и «детей боярских», то есть поместных служилых. Они должны были построить крепость и жить в ней постоянно, охраняя участок южной границы в
составе Белгородской черты. Строительство возглавил воевода Фёдор Юрьевич Арсеньев, ранее руководивший строительством Ольшанска.
30 июля (все даты даются по юлианскому календарю - так называемый «старый стиль») 1652 года на Острогожское городище начали завозить лес, а 16 августа того же года в праздник «Принесения нерукотворного образа Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа» состоялась закладка крепости. Священники из Ольшанска отслужили благодарственный молебен и окропили святой водой старое Острогожское городище. После этого плотники заложили в основание первые брёвна.

Через два дня, 18 августа на место строящейся крепости прибыл полк украинских казаков под командой Дзиньковского. Этот полк получил название по имени заложенного го рода, Острогожска, в котором казаки и были поселены. Пётр Головинский пишет об этом: «...воевода Фёдор Юрьевия Арсеньев по Государеву Указу, на берегу Тихой Сосны, при впадении в неё речки Острогощи, начал устраивать на вечное житьё нововыезжих черкас, полковника Ивана Дзиньковского, обозного Фёдора Шебортаса, писаря, девяти сотников, двух попов, есаулов, знаменщиков и рядовых черкас, всего тысячу человек, дворами, огородами, гумнами, пашенною и отъзжею землёю, сенными покосами и всякими угодьями».(5, с. 57.)
Казаки получили на новом месте уже готовые дома с небольшим хлебным запасом.
7 ноября 1652 года строительство крепости было закончено. Она была построена по всем правилам фортификационного искусства. Южная сторона крепости опиралась на обрывистый берег реки Тихой Сосны. Со всех остальных сторон она была окружена рвом в глубину и ширину превышавшему 4 метра. По краю рва проходил двухрядный дубовый частокол, внизу которого были устроены вертящиеся перекладины с кольями, препятствующие приближению к крепости. Частокол имел три яруса бойниц. Его высота составляла более шести метров. Южная стена крепости проходила вдоль берега реки Тихая Сосна от Мериновской башни на западе до Сосенской башни на востоке. В этой стене была ещё Водяная башня, имевшая проезд к реке и Тайницкая башня, от которой начинался подземный ход к колодцу, выкопанному недалеко от реки. Восточная стена проходила вдоль старой дороги из Воронежа к переправе через реку, где был выстроен мост, охранявшийся с обоих берегов реки. Причём охрану с наиболее угрожаемой «крымской стороны» обеспечивала основательно построенная сторожевая башня. Восточная стена шла от Сосенской башни до проезжей Троицкой и далее до угловой Пыточной. От Пыточной башни начиналась северная стена, имевшая проезд через Коротоякскую башню. Северная стена заканчивалась угловой Острогощенской башней, откуда начиналась западная стена. В ней имелся проезд через главную, Московскую башню, которая была в два раза выше остальных и составляла в высоту около 40 метров. Московская башня имела форму шестигранника и позволяла обозревать округу до 30 километров. Западная стена оканчивалась угловой Мериновской башней. Таким образом, крепость имела 9 башен и длину стен вместе с башнями по периметру около 920 метров.
За мостом в четырёх километрах находился малый караульный острожек с башней «значительной высоты, так что с неё открывался вид в степь до 30 вёрст'»(8, с. 11.) На восток от крепости на расстоянии четырёх километров, и на запад в трёх километрах, а также в других окрестных местах были устроены караульные острожки с караулом. Кроме того, в 30 метровой башне за мостом находился военный караул: 10 человек днём и 20 - ночью. Перед мостом стояла караульная изба с постоянно дежурившими караульными. На всех возможных
переправах через Тихую Сосну вверх и вниз по течению были поставлены надолбы, препятствующие переправе через реку.
Прибывшие казаки поселились слободой, которую назвали Пески. У 1067 семей имелось 1789 лошадей, 736 волов, 1503 овцы, 982 коровы, 751 свинья. Переселенцы получили ещё одну материальную помощь уже после поселения на новом месте в качестве жалованья. Ввиду того, что зерна, выделенного ранее на семена, не хватило, правительство выделило казакам для закупки семян на посев деньги. Полковник получил 4 рубля, начальные люди в количестве 45 человек — по 2,5, а остальные по 2 рубля.
Казаки Острогожского полка получили пашенные земли, рыбные, охотничьи, луговые и другие угодья. Полковник получил 20 четвертей ближней и 10 четвертей дальней пашни. Обозничий, писари, сотники, судья, есаулы - по 10 четвертей ближней и 5 четвертей дальней земли. Хорунжим и полковым священникам было выделено по 8 четвертей ближних и 4 четверти дальних земель. На всех остальных рядовых казаков приходилось по 5 четвертей ближних и по 3 четверти дальних пашен.
Русское правительство предоставило казакам довольно широкую самостоятельность в управлении полком и организации быта. Сохранялись все прежние войсковые чины и организация полка. Всего в полку значилось 18 старшин, 5 знаменщиков, 828 казаков, 19 пашенных крестьян и 3 мещан. Из состава полка было выделено 8 станичных голов и 32 ездока во главе с Григорием Степановым. Они несли пограничную службу в «станицах» (пограничных разъездах), предупреждая появление татарских отрядов на сакмах (дорогах) и перелазах (переправах через реки).
Острогожский полк отвечал за свой участок обороны Белгородской черты. Начинался он от Осинового острожка, который относился к Ольшанской зоне и шёл вдоль Тихой Сосны. Здесь до Песковатого брода вдоль реки тянулись болота, рос лес, так что он был непроходим для татарской конницы. Песковатый брод был перекрыт дубовым частиком, стоявшим по берегу реки в воде. Позади частика, параллельно ему по берегу были сделаны «Кобылины», представляющие собой наклонно вкопанные столбы. Между Песковатым и Полубенским бродом на протяжении двух вёрст опять тянулись болота и топи. Полубенский брод также был перекрыт частиком, поставленным в воде на протяжении более 50 метров. Болота и лес по обе стороны Тихой Сосны продолжались и ниже Полубенского брода вплоть до города, так что летом перейти реку не было никакой возможности.
Острогожск включал в систему обороны и более древние сооружения. Поперёк реки Острогощи между лесами был насыпан земляной вал длиной более километра. В конце 40-х гг. XVII века вал был подправлен жителями Коротоя-ка. Теперь на него были поставлены две башни, а в других окрестных местах были сооружены караульные острожки. На всех возможных переправах через Тихую Сосну вверх и вниз по течению, также были поставлены надолбы, препятствующие переправе.
Протяжённость участка обороны Острогожского полка в Белгородской защитной линии составляла около 20 километров, причём значительную её часть составляла местность, состоящая из топей и болот.
Поселяя украинских казаков на границе, Московское правительство рассчитывало на их боевую силу для борьбы против татар. Но в то же время, правительство желало поставить казаков под свой контроль. Поэтому в Острогожск прислали на постоянное жительство «...новоприхожих вольных людей пушкарей 20 и стрельцов 40 человек особыми слободами». (5, с. 61). К ним из разных мест были переведены дети боярские, стрельцы, пушкари и станичники. Именно они несли караульную службу и посылались разъездами в степь на крымскую сторону. Все острогожские русские люди состояли в ведомстве воеводы, заседавшего в Приказной избе, а казаками управляла старшина из Полковой Ратуши. Налицо существовало смешанное поселение украинцев с русскими и раздельное управление ими.

Добавлено спустя 2 минуты 15 секунд:

3. Внутренняя организация Острогожского слободского казачьего полка/


Острогожский слободской ка
зачий полк первоначально состо
ял из семи сотен, которые назы
вались по местам их прежнего
жительства. Три сотни называ
лись «Батуринские», а остальные
- «Борзенская», «Карабутская»,
«Черниговская», и «Конотоп-
ская». Названия сотен менялись.
Сразу же после строительства
крепости сотни уже называются:
«Астафьева», «Батуринская»,
«Карабутская», «Иванова», «Ду-бовина», «Бутурлинская», «Коно-топская». Изменения в названиях, вероятно, были связаны с переменой сотенных командиров: по их фамилиям были названы многие сотни. Командовал полком полковник. Он избирался общим собранием всех чиновников полка. Он назначал полковую старшину и сотников, раздавал казакам свободные земли и другие угодья в наследственное владение, утверждал приговоры наказания преступников. Следующим чином шёл полковой обозный. В его ведении была полковая артиллерия, заряды и орудийная прислуга. В отсутствии полковника он командовал полком, но всей полковничьей власти не имел. Полковой судья ведал судопроизводством. Его приговоры утверждались полковником. Полковой есаул приводил в исполнение воинские приказы полковника. Полковом хорунжий в походе охранял полковое знамя. Полковой писарь отвечал за полковую документацию.
На полковом знамени был изображён лик Спаса и Божьей Матери. Печать полковничьего герба являлась одновременно и полковой печатью. Полковник, Командуя собранным полком, имел в руках знак своего достоинства «шестопёр» или «пернач», сделанный из металла и украшенный драгоценными камнями.
Сотники командовали сотнями. Текущие дела они решали сами, а важные - с ведома полковника. В каждой сотне были: сотенные атаманы, есаулы, хорунжие и писари. Сотники выделяли из рядовых почётных казаков, а также могли их разжаловать в первоначальное состояние. Есаулы и хорунжие отвечали за военную часть сотни, а атаманы и писари занимались спорными и уголовными

делами в сотенных ратушах. Сотенные значки в походе были в охранении хорунжих. На них изображались святые кресты и надписи, отражавшие название полка и сотни.
TabacnyRoman
Модератор раздела

TabacnyRoman

Сообщений: 195
Регистрация: 2018
Рейтинг: 21 

Оружием командного состава: полковника, полковых старших и сотников были сабли и пистолеты, а у других казаков - сабли, ружья, пистолеты и копья.
Вместо денежного жалования, острогожским полковнику, старшине и казакам было предоставлено право «...владеть безоброчно данными им за чертою на Крымской стороне рекою Чёрною Калитвою от верховья до Дону и упалыми в неё реками, с рыбными ловлями, бобровыми гонами, прудами, перевозами, звериными промыслами и всякими угодьями; да за речкою Сосною от крутого буерака вниз до Дону и по Дону рыбною ловлею, кроме откупных и оброчных озёр. Сверх того, дано им право торговать вином, пивом и мёдом безпошлинно и безъявочно». (5, с. 63).
Именно эти льготы и предопределили название местности «слобода» от слова «свобода»: «...название Слободские полки и Слободская украйна происходит не от «слободы» в смысле географическом, а от «слобод» в значении льгот, облегчений от разных повинностей». (3, с. 445). Причём, эти льготы распространялись только на малороссиян, то есть на украинцев. Им запрещалось принимать к себе великорусских служилых людей и крепостных.
Наличие льгот для новопришлых людей привлекло в эти места и других украинских переселенцев. В течение 10 лет значительное число украинцев поселилось в Коротояке, Урыве, Воронеже, Землянске, Чернявске, Ольшанске, Та-лецком Усерде, Новом Осколе, Короче, Ливнах, Ендовище, Перлёвке и Гвоз-дёвке. Все эти переселенцы впоследствии были зачислены в Острогожский полк, причисленный к Белгородскому разряду.
Устройство Слободской Украины имело военный характер. Она делилась на полки и сотни. Начальники этих частей являлись военными чиновниками. На-

селение края делилось на сословия и состояло из панства, духовенства и простого народа.
I kmcTBo подразделялось на шляхетство и простых панов. Шляхетство имело право владеть крестьянами, а простые паны, не имея собственных крестьян, состояло на службе и получало во временное владение подпомощников с принадлежавшей им землёй, фактически распоряжаясь ими как собственными крестьянами. Вне службы они пользовались только землёй с позволения полковника или по договору с обывателями.
Духовенство также состояло из шляхетского и простого. Шляхетское духовенство имело соответствующее происхождение. Оно также пользовалось правом владеть крестьянами и землёй. Простое духовенство не имело таких прав.
Простой народ делился на казаков, мещан и селян. Казаки выбирались из селян и обязаны были нести военную службу. Они разделялись на служащих или реестровых, хорунжевых и пушкарей. Реестровые казаки входили в личный состав полка. Хорунжевые казаки состояли при полковом штабе и составляли гвардию полковника, а пушкари служили по артиллерийской части. Мещане -городские жители, занимались преимущественно ремёслами и торговлей.
Селяне подразделялись на три разряда. Первый - это семьи, из которых все способные поступали на свободные места в реестровые казаки. Второй - это семьи подпомощников, которые должны были помогать реестровым казакам во всём, что относится к службе. С них собирались деньги для закупки казакам лошадей, ружей, сёдел, одежды, а во время походов и провианта. Некоторая часть подпомощничьих дворов была назначаема для взноса денег и провианта на жалованье полковым служителям. Подпомощники, не имевшие собственного хозяйства проживали в казачьих семьях, работая на них и назывались «под-соседки». Третий - это семьи, не вошедшие в первые два разряда. Они обеспечивали полковника и полковую старшину. Первоначально они назывались под-помощниками и куренными, а впоследствии были названы «владельческими крестьянами».
Повседневная жизнь казаков подчинялась определённым правилам, за соблюдением которых следили полковой судья, в слободах - сотники, а на хуторах - атаманы. При разбирательстве дела они вели записи в специальных книгах, где отмечали имя и прозвище просителя, суть просьбы или объект жалобы, имена и прозвища свидетелей, их краткие показания и принятое решение по делу. Судьям рекомендовалось вести разбирательство справедливо и, чтобы мера наказания не превосходила меру преступления. Наказания могли быть лёгкими и жёсткими. К лёгким относились: штраф деньгами, содержание под караулом и в колоде на хлебе и воде. Жёсткими считались: битьё палками или плетьми. Самыми тяжкими преступлениями считались убийство, разбой и воровство. Таких преступников допрашивали с пристрастием с битьём плетьми, не теряя времени, чтобы не упустить время для поимки сообщников. После следствия таких преступников отправляли в Приказы.
Всё население полка делилось на сотни, но название «сотня» означало не количество казаков, а части полка, управлявшиеся сотниками, состоявшие из слобод и хуторов. Сотни назывались по имени главной слободы округа. Число рее стровых казаков в сотнях было не одинаково и менялось в зависимости от потребности в военной силе и могло быть от 800 до 2000 казаков.
Надо заметить, что Острогожский полк существенно отличался от других слободских полков. Его положение на Белгородской защитной линии предопределяло тяготение к великорусским городам в отличие от Харьковского, Ах-тырского, Изюмского и Сумского полков, поселённых вне пределов защитных линий.
Главной задачей полка была сторожевая служба по защите южной границы Русского государства от набегов татар. Набеги татар были довольно частыми и сопровождались опустошением захваченного края. Объектами набегов были: Дивногорский монастырь, поселения на реках Колыбелка, Чёрная Калитва и Икорец. Появлялись татары и на Тихой Сосне, у самых стен Острогожска.
В начале 1653 года, когда казаки освоились и немного обжились на новом месте, был произведён военный парад. На площади был выстроен весь казачий полк. «Впереди на лошадях и с ружьями наперевес стояли 447 конников. Рядом с ними стояло 450 всадников, не имеющих ружей. Кроме того, с конными стояло 10 пеших, вооружённых ружьями, 441 - безоружных, а также 40 станичных голов и ездоков, 9 - черкасских челядников - на конях с ружьями, т. е. батраков черкасских начальников. Всего рядовых служилых людей - детей, братии и племянников и прочих 96 человек, стрельцов — 5, их детей и братии - 7 человек. Всего в смотре участвовало 2232 воина, составивших основной костяк гарнизона Острогожска.
«8 октября того же года царь Алексей Михайлович повелел ...в Черкасском Острогожском городе устроить на стрелецкую службу сто пятьдесят человек вольных людей». (10, с. 42.)

Добавлено спустя 3 минуты 31 секунду:

4. Острогожский полк и смуты на Украине.

Острогожские казаки принимали участие и в походах русской армии. В 1654 году полк выступил в составе армии князя Батурина на войну с Польшей, которая началась вскоре после присоединения Левобережной Украины к России. Это свидетельствует о том, что казаки положительно восприняли решения Переяславской Рады о воссоединении Украины с Россией и поддержали это решение своей воинской силой. В 1657 году Острогожский полк дислоцируется в район Переяславля, а затем - Миргорода в помощь украинской армии Богдана Хмельницкого.
Последующие события на Украине усложнили политическую обстановку. После смерти Богдана Хмельницкого гетманом становится его 16-летний сын Юрий. Первым лицом после гетмана по велению Богдана Хмельницкого стал Иван Выговской. В сентябре 1658 года он заключил с Польшей договор, по которому вся Малороссия и запорожцы должны были перейти под власть Польши. Ему удалось склонить на свою сторону часть украинского казачества, распуская слухи, будто бы Московский царь намеревается уменьшить число казаков и многих из них забрать в драгунскую службу. Выговской желал привлечь на свою сторону и слободские полки, но здесь он не встретил поддержки. Напротив, многие слободские казаки добровольно примкнули к русскому войску под предводительством князя Ромодановского, шедшего из Белгорода против ы.иовского. Военные действия под Лубнами в составе русской армии ещё более укрепили острогожцев в преданности России.
Замысел Выговского передать Украину обратно Польше не удался, но с его гибелью не окончились смуты. Юрий Хмельницкий также пожелал отторгнуть Украину от России. И здесь Острогожский полк проявил себя как преданная воинская часть России. В течение 1660 - 1662 гг. он находился на Украине в
составе армии князя Ромодановского и участвовал в сражениях под Белой Церковью и Бужиным.
Широкие льготы и привилегии, дарованные слободским казакам царём, становятся предметом зависти со стороны русских посадских людей, на которых эти привилегии не распространялись. На этой почве между слободскими казаками и посадскими людьми, а также местными чиновниками возникают недоразумения и столкновения. Чиновники пытаются использовать своё служебное положение, взимая незаконные пошлины.
По решению правительства в 1664 году всё управление городом было сосредоточено в руках военных казачьих властей. Более того, по указу царя Алексея Михайловича, все русские посадские люди должны были переселиться из города в другие места. На их место должны поселиться украинцы, вышедшие из польских владений раньше и жившие в других уездах. Так в полку появляется Новая сотня и Лушникова сотня.
В том же году царское правительство официально узаконило существование Острогожского казачьего полка, определив его задачу: «...бережение города, населения и границ от татарских набегов». (10, с. 63). По военным делам полк

подчинялся Военному Приказу, а по гражданским делам - Белгородскому воеводе. Полковое и сотенное управление остаются прежними, также как и полковник - Иван Дзиньковский.
В 1667 году оказалось, что прежний царский указ от 1653 года не выполнен и люди в стрелецкую службу в Острогожск не набраны. Следует указ от 25 мая, где говорится: «... ныне только в Острогожском стрельцов тридцать семь человек и за малолюдством на караулы и в посылки посылать некого». (10, с. 63). Там же указывается, что необходимо привлекать к городовой службе переселенцев, поселившихся в ближайшее время, наделив их землёй и угодьями.
В «Описании городов Белгородской черты 1668 г.» (12, с. 58-59) в Острогожске уже значится: засечных сторожей - 7. боярских служилых людей - 49, отставных боярских служилых людей - 2, «недорослей» годных в службу - 14, стрельцов - 33, русских казаков -41, пушкарей - 18, воротников - 4, казённых кузнецов - 6, плотников - 9, посадских людей - 12, украинских мещан - 18, содержащих питейные заведения - 2, украинских казаков городовой службы -384, приказных чиновников - 2 человека.
Артиллерийский парк города был представлен двумя медными пищалями в 3 и 4 гривенки (фунтов1) с 75 ядрами к каждой, и 12 железными пищалями, одна из которых в 5 гривенок (фунтов) с 98 ядрами, 7 в 2 гривенки (фунтов) с 600 ядрами и 4 в 3 гривенки (фунтов) с 400 ядрами. К ним имелось 98 пудов (1605 кг. 24 гр.) пороха и 104 пуда 6 гривенков (1713 кг. 39 гр.) свинца.
Вокруг города в сторожевых острожках всего значился 41 казак. Кроме этого ещё в таможне служили двое воронежских посадских откупщиков. В тюрьме находилось двое сидельцев. В то время Острогожский полк насчитывал уже 1546 человек.
В 1668 году гетманом на Украине становится Иван Брюховецкий. Пользуясь недовольством народа Андрусовским договором, по которому Правобережная Украина отходила к Польше, а также вследствие интриг, которые он вёл среди казацкой верхушки, Брюховецкий решил отложиться от России. Этот политический авантюрист пытается заручиться поддержкой у различных военно-политических сил, в том числе и у слободских казаков. В посланных письмах он писал: «...Моска, побратавшись с ляхами, условилась с ними всех православных на Украине, Доне, Запорожье И Слободах с их детьми иных истребить мечем, а других загнать в Сибирь, а земли казацкие обратить в дикие поля и звериныя жилища». (5, с. 85)
Слободские полки, в том числе и Острогожский не поддержали Брюховецко-го и с негодованием отвергли его предложения. За верность престолу Острогожский полк в сентябре 1670 года получил грамоту следующего содержания: «...ведомо нам Великому Государю Нашему Величеству, что в прошлых годах до измены Ивана Брюховецкого и после того, в нынешнюю Черкасскую смуту ты Полковник со всем посполитством полку своего нам Великому Государю нашему Царскому Величеству служили верно, без всякия матости и измены, и
на изменичьи никакия прелести не прельщались, и к изменникам не приставали; а над ними изменниками и над Татарами чинили промыслы и поиски, и в iiu.iKii п и города и боярам нашим и воеводам при неприятелей всякую ведомость чинили промыслы и поиски, и во всём Наше Великого Государя Нашего Царского Величества повеление исполняли по Нашего Великаго Государя указу, со всяким усердством; так же иные нам Великому Государю нашему Царскому Величеству служите верно...» (5, с. 89).
До 1665 года слободские казаки были освобождены от всевозможных платежей в казну, но в этом году по окладу Белгородского разряда им был назначен взнос оброчных денег с таможен, питейных заведений, конских стоянок и мостов. Уплачивался этот оброк крайне неохотно и с недоимками. Полученная ост-рогожцами грамота освобождала их от платежей оброчных денег с питейных заведений и от выплаты недоимок.

Добавлено спустя 1 минуту 10 секунд:

5. Мятеж Степана Разина и острогожские казаки.
На Волге появился казачий атаман Степан Разин. Весной 1670 года он известил народ, что идёт уничтожать бояр и устанавливать равенство. Мятеж охватил значительную территорию между Окой и Волгой вплоть до Саратовских степей. Разин овладел Царицыном, Кашиным, Астраханью, Саратовым, Самарой и осадил Симбирск.
Его брат, Фрол Разин, с целью поднять восстание на Белгородской черте и в Слободской Украине, с трёхтысячным отрядом поднялся по Дону к Коротояку. Впереди него шёл отряд из 23 донских казаков под командой Фёдора Колчева (Шадры). Он был должен установить контакт с полковником Острогожского полка Иваном Дзиньковским. «Узнав о прибытии Колчева в село Колыбелку, Дзиньковский через посыльного уведомляет его, что для перехода осторогож-цев на сторону повстанцев достаточно прибыть от Разина «хотя да человек пять, не только 23 человека», советует ему идти наспех, чтобы опередить уже двигавшиеся из Белгорода войска князя Ромодановского, и заверяет, что «как де они придут и засядут Острогожской и Ольшанской, и Коротояк до боярского приходу, так де и все украинские города будут с ними». (15, с. 7).
9 сентября мятежные казаки подошли к городу и по приказу Дзиньковского были пропущены в крепость. На казачьем круге было зачитано послание Степана Разина с призывом присоединяться к нему. Мятеж был поддержан частью местного населения и казаками полка, находившимися в городе. Среди них были писарь Марк Жуковцев, сотники Яков Чекмез, Василий Григорьев и обозный Никита Волнянка. При этом был жестоко избит и сброшен с моста в реку приказной Василий Мезенцев и убит подьячий Иван Горелкин, убиты селитер-ный и таможенный откупщики. Мятежники выпустили заключённых из крепостной тюрьмы и опечатали казённое имущество.
В тот же день, вечером 400 мятежных казаков подошли к Олышнску. Население города поддержало мятеж. Ольшанского воеводу Беклемишева сбросили с башни, а двух его чиновников утопили. Взяв крепостные пушки и боеприпа-сы, мятежники вернулись в Острогожск для того, чтобы подготовиться к походу на Коротояк.
К Острогожску из Белгорода приближались два стрелецких полка белгородского воеводы, князя Ромодановского и 400 стрельцов из Воронежа под командой Ивана Михнева. В Острогожске не все примкнули к мятежу. Не приняли в нём участие воронежские, ливенские, усердские, корочанские и землянские черкасы. Полковой сотник Герасим Карабут, при содействии соборного протопопа Андрея Григорьева и верных престолу горожан, успокоил взбунтовавшихся казаков, арестовал Дзиньковского, Колчева и их сторонников. Жена Дзиньковского, Евдокия, пыталась сообщить о случившемся Фролу Разину, но.её посланец был перехвачен.
Тем временем к Коротояку подошли казаки Фрола Разина на 70 стругах. 27 сентября произошёл четырёхчасовой бой с частями князя Ромодановского. В итоге мятежники были разбиты и ушли вниз по Дону. Ромодановский сразу же напрвился в Острогожск и приказал расстрелять полковника Ивана Дзиньковского, полкового писаря Марка Жуковцева, обозного Никиту Волнянка, сотников Якова Чекмеза, Василия Григорьева и возглавившего мятежных стрельцов Фёдора Наугольного. Полученная позже царская грамота предписала четвертовать бунтовщиков, а потом повесить. Воля царя была выполнена: однажды казнённые мятежники были четвертованы и повешены, но уже мёртвыми. Разин-ский атаман Колчев был отправлен в Белгород для допроса и казнён в Москве. Участники мятежа после пыток были повешены вдоль Тихой Сосны, жена Дзиньковского, Евдокия, обезглавлена, а их дети сосланы в Сибирь.
На этом мятежная история Острогожского края не была окончена. Ещё некоторое время искры мятежа тлели, раздуваемые оставшимися в живых повстанцами. Сохранившие верность престолу сотник и казаки были осыпаны правительственными милостями. Полковником был назначен бывший сотник Герасим Карабут. На него, на всю полковую старшину и на рядовых казаков, оставшихся верными царю распространялись все прежние пожалования, о чём и говорится в царской грамоте: «...всем Острогожским Черкассам; и Полковнику Герасиму Карабуту и его полку старшине и всем, которые ныне в том полку служат и впредь служить учнут, видя к себе Нашу Великаго Государя Нашего Царского Величества премногую милость и жалование...» (5, с. 95).

Добавлено спустя 1 минуту 27 секунд:

6. Борьба против татар.

В декабре 1671 года воевода Михаил Фёдорович Ознобишин принял у Кирилла Кривцова Острогожск. К тому времени в городе была I медная и 12 железных пищалей, дворянской конницы - 90 человек, русских казаков - 5, Черкасов - 32 и стрельцов - 18 человек. В городе имелось 4 башни с воротами, в одной из которых ворота были засыпаны землёй. Вокруг посада и слобод начат вал с 32 башнями длиной 1385 сажен. За пределами города в острожках на карауле находились черкасы общим числом в 30 человек.
Несмотря на возможную неблагонадёжность казаков полка, его оставили для зашиты от нападений крымских татар, которые были пока ещё возможны. Татары нападали небольшими партиями от нескольких десятков до тысячи и более человек. Такие отряды появлялись очень часто.
В мае 1673 года в районе города Острогожска появилось около двух тысяч татар. В окрестностях города они «побили и угнали много людей, конские и животинные стада отгоняли и разорения чинили». (15, с. 10.) 19 июля 1674 года 10 татар появились на Осиновом броде между Острогожском и Ольшанском. 29 июля 10 татар появились недалеко от Коротояка у переправы через Дон, тогда же 50 калмыков ранили и убили нескольких служилых боярских людей, вышедших из Ольшанска на сенокос. 30 июля 200 татар двигались от верховьев реки Калитвы к Ольшанску. 1 августа 50 татар убили у города Усерда пасечника и стрельца. 18 августа калмыки напали на коротоякских станичников, а 150 татар прокопали вал между Девицким и Сторожевским городками, проломили в двух верстах от города надолбы и угнали скот.
С 25 февраля 1677 года Острогожский полк находился в Белгороде, неся караульную службу против возможного нападения татар. 5 августа того же года на Острогожск нападают татары. Они избили 1700 жителей, угнали много лошадей и другого скота: «...приходили воинские люди татарове под Коротояк и под Острогожск, а на сей стороне реки Тихой Сосны в крепостях и на Острогожском поле людей в плен поймали, конские и животинные стада отогнали, быв, пошли за реку Тихую Сосну». (13, с. 586). В январе 1680 года татары нападают на Ольшанск, а в 1681 году в степи близ города появилось до двух тысяч калмыков и ста татар, но к городу казаки их не допустили.
26 сентября 1676 года воеводой Иваном Семёновичем Саголь проводится перепись населения города в связи с податным обложением. В Острогожске значилось: дворянской конницы - 72 человека, русских казаков - 38 человек, стрельцов - 34, пушкарей - 20, плотников - 9, кузнецов - 4, лесничьих - 7 человек. Городовой службы Черкасов значилось: Полковничьей сотни - 22, Кор-неевой сотни - 25, Александриной сотни - 34, Карабутовой сотни -31, Дубови-ковой сотни - 30, Васильцовой сотни - 25, Новой сотни - 28, Лучниковой сотни - 25, Меньшиковой сотни - 30 и Кипшиной сотни - 30 человек.
8 1678 году к Острогожскому полку были приписаны все выходцы с Украи
ны, проживающие в Острогожске, Воронеже, Землянске, Коротояке, Новом Ос-
коле, Чернавске, Урыве, Талецком, Ольшанске, Усерде, Короче и Ливнах. В
1680. году в полку было 443 острогожских, 113 короченских, 110 урывских, 52
коротоякских, 168 ольшанских, 79 усердских, 361 землянских и 80 новоосколь-
ских казаков. Итого - 1406 человек.
9 октября 1682 года Полковник Острогожского полка Иван Семёнович Сасов
(Сас) и воевода Пётр Васильевич Шереметев получают приказ «...об учрежде
нии крепких застав для поимки беглых из Надворной пехоты солдат, проби
рающихся на Дон переодетыми в крестьянские кафтаны». (11, с. 1287 -1288).
Указом 1683 года к полку приписаны казаки, проживающие в Ендовише, Перлёвке и Гвоздёвке. А 14 октября того же года Острогожский полк получает предписание от князя Шаховского двигаться в Курск.
После заключения в 1681 году Бахчисарайского мирного договора с татарами временно прекратились набеги на Белгородскую защитную черту. Вследствие этого начинается заселение новых земель за чертой на правом берегу Тихой Сосны. Появляются новые слободы и хутора: Должик, Стоянова, Дальняя и Ближняя Полубянка. Сооружаются укреплённые линии. По царскому указу из Острогожска отправляются на строительство вала около Усмани 75 русских и 279 черкас, далее им на смену должно быть послано 70 русских и 241 черкас, которых должна сменить третья партия - 70 русских и 258 черкас.
В 1685 году Острогожский полк принимает участие в строительстве Пала-товского вала. Из населения слобод и хуторов в пределах укреплённой линии была образована Палатовская сотня. Весной 1686 года острогожские казаки во главе с полковым обозным Ильёй Фёдоровым направляются в Царёв-Борисов для крепостных работ. В этом же году полковник Острогожского полка Буларт получил разрешение присоединить к полку и заселять земли по рекам Битюг и И корец.

Добавлено спустя 1 минуту 52 секунды:

7. Хозяйственные занятия острогожских казаков.
Основная масса населения территории Острогожского полка занималась земледелием и животноводством. На земле выращивали: рожь, пшеницу, ячмень, овёс, просо, чечевицу, гречиху, горох, коноплю и лён. В XVII веке земля обрабатывалась сохой. Средний урожай был в 4 - 5 раз больше посеянного. Основным орудием уборки урожая был серп. В каждой слободе был сооружён общественный амбар. Ежегодно по уборке урожая каждый житель слободы засыпал в этот амбар по одной четверти1 ржи, пшеницы, ячменя и овса с каждой десятины. Если случалось какое-либо стихийное бедствие, и кто-нибудь из казаков оставался без хлеба, то с согласия общества он мог получить из этого амбара хлеб взаймы или безвозмездно. Для того чтобы хлеб в этих амбарах долго не лежал и не портился, каждый нуждающийся даже без стихийного бедствия мог получить хлеб взаймы на год, но возвращать ему приходилось с процентами -один гарнец2 за каждую четверть взятого зерна. Имели казаки и огороды, на которых выращивали капусту, огурцы, морковь, свёклу, тыкву, редьку. На хуторах бывали бахчи и пасеки. В животноводстве в основном выращивали лошадей, крупный рогатый скот, свиней, овец и коз.
Существенную часть хозяйственной жизни казаков составляла рыбная ловля. У них было право ловить рыбу в Дону, а также во всех реках и озёрах территории полка, кроме заповедных мест кем-то откупленных и оброчных. Кроме рыболовства была развита охота. В XVII веке в лесах и степях на территории полка водились медведи, куницы, горностаи, барсуки, олени, рыси, дикие кабаны и козы, а также волки, лисицы, зайцы, белки, сурки. Обильной была охота и на дикую птицу, которой на территории полка водилось до 36 видов.
Существенный доход казакам приносили винокуренные заводы. К концу XVII века кроме городских имелись заводы на Новой Сотне, Песках, Новой Мельнице, Писаревке, Хохол-Тростянке, а также на реке Потудань. Принадле-,ii они полковой старшине и зажиточным мещанам.
Украинские казаки принесли в Острогожский край и технические новинки -водяные мельницы, которые они применяли вместо ручных жерновов. Первая водяная мельница появилась на Тихой Сосне у слободы Пески. Вначале она принадлежала полковнику Дзиньковскому, а после протопопу Андрею Григорьеву, Воронежскому епископу Митрофанию и Дивногорскому монастырю. Вверх по реке была ещё одна, принадлежавшая полковникам, так называемая «Новая мельница». Ещё одна мельница находилась в районе «Резанки». Она принадлежала зажиточному казаку Павлову, основавшему недалеко от мельницы хутор, получивший его имя. В районе Новой Сотни на реке Острогоша была ещё одна мельница. На реке Потудань владельцем мельницы был Коротоякский Вознесенский монастырь.
Среди казаков стало распространяться и ремесло как подсобное занятие жителей. Это, прежде всего кожевенное дело, которое обеспечивало сырьём мастеров, изготовлявших конскую сбрую и обувь. Были среди казаков и плотники, лодочники, бочары, печники, кузнецы, портные и пекари.
Непременным элементом хозяйственной жизни полка была торговля. Ежедневную торговлю с рук, лотков и в ларьках вели казаки, занимавшиеся подсобными промыслами и ремеслом. Место, где проходили торги, находилось за рекой Острогощей между слободами Пески и Новая Сотня. Оно так и называлось «Торговица».
8. Казаки и власть.
Противоречия между гражданскими властями города и укладом жизни казаков особенно ярко проявились в Острогожске. Серьёзной проблемой была отношения между властью воеводы и казачьей верхушки. Воеводы пытались поставить под контроль казачьи порядки и обложить казаков пошлинами. Опорой воеводы были русские служилые люди. В 1677 году было: служилых людей боярских •- 70, стрельцов - 38, пушкарей - 18, станичников - 36, служилых казаков - 277, посадских людей - 42 и купцов - 9 человек. Все они находились в подчинении воеводы и управлялись через приказную избу, находившуюся, как и полковая ратуша, внутри крепости.
Некоторые воеводы пытались столкнуть русских и переселённых казаков для уменьшения влияния казачества в городе. До основания Острогожска землями по Тихой Сосне пользовались русские поселенцы Коротояка. После основания Острогожска эти земли перешли в пользование казакам. Но жители Коротояка этих земель не уступали, требуя такого же участка в другом месте. В 1677 году полковник Острогожского полка Фёдор Сербии и полковая старшина послали царю Фёдору Алексеевичу челобитную грамоту, в которой просили разграничить земли и угодья между коротоякскими и острогожскими служилыми людь-ми. Царским указом спор должен быть разрешён воеводой князем Ромоданов-ским, что говорот об усилении центральной власти над слободскими казаками: «Послать Его Великаго Государя, грамоти у полк бояром и воеводам ко князю Григорию Григорьевичу Ромодановскому с товарыщи, чтобы они против челобитья Острогожского полковника Фёдора Сербина и всех жителей с Коротоякскими жителми, спорных земель велели росмотреть и велели замлю и сенные покосы и всякими угоди владеть Острогожским и Коротояцким жителем по межевым книгам...и с тех межевых книг бояром и воеводам для ведома межей и граней послать список за дьячею приписью». (11, с. 722).
В течение трёх лет Острогожский и Коротоякский воеводы под разными предлогами затягивали решение вопроса. Тем временем росло ожесточение со стороны коротоякских жителей по отношению к казакам. Неоднократно оно выливалось в столкновения даже с применением оружия. И только после этого коротоякцам были отведены новые земли.
В дальнейшем потребовались многочисленные челобитные со стороны казаков и ответные царские грамоты, чтобы несколько упорядочить отношения между воеводской и казачьей властью.
«В 1678 году полковник и старшина Острогожского полка послали царю прошение, в котором жаловались на претерпеваемые ими притеснения со стороны таможенных и выборных голов, и просили об отмене рублёвой пошлины, взимавшейся по уставной грамоте царя Алексея Михайловича. Царская грамота от декабря 1678 года подтвердила права Острогожского полка на владение землями и угодьями и на безпошлинную продажу вина, пива и мёда, но в отмене рублёвой пошлины отказано. Велено было «таможенным и выборным головам и откупщикам учинить заказ крепко, под жёстким штрафом и наказанием, чтобы они с них, черкас, ни с каких товаров лишних пошлин отнюдь не брали ни которыми вымыслы». (5, с. 109-110). Причём, этот же указ запрещал держать русским людям питейные заведения под угрозой конфискации имущества.
Несмотря на царский указ, притеснения со стороны местных чиновников оставались. Уже в 1688 году поступила коллективная жалоба со стороны служащих Острогожского полка на таможенных и выборных голов. По рассмотрении этой жалобы поступила царская грамота, в которой таможенным чиновникам, головам окружного двора и целовальникам повелевалось «...со всяких продажных товаров черкас Острогожского полка, с котлов и шинков пошлин не взимать, домов их не разорять и убытков им никаких не делать; а велено им черкасам, всякими своими товарами и промыслами промышлять и шинковать по прежним указам...безоброчно и безпошлинно».(5, с. 110-111).
Эта грамота, также как и предыдущие, осталась без внимания. Так что в следующем году казакам Острогожского полка опять пришлось жаловаться на местных чиновников, будто бы они той царской грамоте не верят и спрашивают подлинную грамоту, по-прежнему взимая пошлины. Причём, у тех, кто не желает платить опечатывают винокурни, а их самих сажают в тюрьму. Очередная царская грамота подтверждает прежние привилегии острогожским казакам. На этот раз царское правительство озаботилось созданием копий своей грамоты которые разослало всем чиновникам, а Острогожскому полку был выдан подлинный документ.
Притеснения Острогожского воеводы Ивана Иевлева побудили острогожских казаков написать жалобу царю Фёдору Алексеевичу: «Да он же воевода Иевлев в торговые дни ворота в башнях запирает, ставит караулы и с приезжих людей даёт печати а от печатей с них берёт деньги и тем, Государь, он воевода от нас, холопей Твоих, торги и всякие промыслы отбивает. И которые, Государь, из иных городов торговые люди Черкассы и в Острогожской и с вином приезжают и с тем, Государь, от нас, холопей Твоих, людей отбивает». (11, с. 1513.)
Известны случаи ссор воеводы Иевлева с полковым атаманом Кондратием Голоскоком на пожаре, который случился в районе посада в полковницкой сотне 12 января 1679 года. Воевода Иевлев обвинил казаков в бунте и измене, вследствие чего они просили заступничества у центральной власти челобитной. Известны случаи попытки закрепощения казаков со стороны воеводы и присваивания их имущества. Острогожский полковник Иван Сас доносит: «...вышли из Черкасских городов на Твоё Государское пресветлое имя В Острогожской под Твою Государеву высокую руку на вечное житьё Черкассы с жёнами и с детьми семнадцать душ. И в Острогожском, Государь, он, воевода Иван, Захарьев сын, Иевлев тех Черкасс бил и мучил, животы и статки от них отобрал, а их в вотчину, в поместья сослал». (11, с. 1521). Причём, это был не единственный случай. По количеству челобитных такого характера, скорее всего, обращение новопришлых казаков в крепостные вошло в систему.
Острогожские воеводы в свою очередь доносили на казачьих полковников о том, что они зачисляют к себе в полк русских людей, которые должны нести городовую службу. Острогожские русские люди и пушкари Довгоносовы от имени посадских в поддержку воеводы послали в Москву жалобу на полковника Саса в том, что он «...чинит им всякие налоги и обиды». (5, с. 115). По этой жалобе курскому воеводе князю Петру Ивановичу Хованскому велено было расследовать дело. Полковник Сас был отстранён от командования полком и вызван в Курск для дачи показаний. Острогожские казаки, защищая своего полковника от незаслуженных обвинений, послали выборных людей в Курск. Дело разрешилось в пользу казаков. Полковник Сас был оставлен в прежней должности, но происки против него острогожских воевод не прекратились. В 1683 году Сас был вызван в Москву для ответа по поводу жалоб на него. Причём, жалобы сфабрикованные, скорее всо - по указанию воеводы оказались ложными. Челобитчики на очные ставки не явились и бежали. В конечном итоге никаких неприятных последствий, кроме волокиты, для Острогожского полковника не было.
Несмотря на это, притеснения воеводы продолжались. В 1688 году Острогожские казаки жаловались царю, что они «...надеясь на царские грамоты и указы, начали в Острогожске на базарах шинковать и всякими промыслами промышлять; но Острогожский воевода Фёдор Мясной выслал из города стрельцов с дубьями, и те стрельцы их, черкас, с базару согнали, торговать им не дозволили, воспрещая им то и впредь». (5, с 113).
Всё это свидетельствует о том, что слободские полки, и в частности Острогожский, существенно зависели от центрального правительства.

Добавлено спустя 3 минуты 50 секунд:

9. Острогожский полк в войнах против Крымского ханства и Турции в конце XVII века.
В 1687 году князь Голицын по велению царевны Софьи Алексеевны предпринимает большой поход в Крым против крымских татар. Поход преследовал важные для Русского государства цели. Прежде всего, необходимо было прекратить разорительные набеги крымских татар на южную границу. Были у похода и цели, связанные с внешнеполитическим курсом русского правительства. Необходимо было оказать военную помощь странам участницам антитурецкой «Священной лиги» в борьбе против турецкой агрессии и отвлечь военные силы вассала Османской империи - Крымского ханства
Острогожский полк принимал участие в этом походе в составе русской ар-
мии. При подготовке к походу для усиления артиллерии Острогожского полка, полковнику Сасу было велено получить в Ахтырке две пушки с боеприпасами. Сборными пунктами армии были Ахтырка, Сумы, Красный Кут и Хотмыжск. В начале мая русское войско двинулось на юг через реки Орель, Самара и Конские Воды.
Князь Голицын не принял во внимание трудности летнего перехода по безводным степям. Армия страдала от нехватки продовольствия. 13 июня она переправилась через реку Конские Воды и на следующий день начала движение на Перекоп. Вся армия двигалась огромным каре, имевшем по фронту 120 метров, а в глубину - более двух километров.
Узнав о приближении русских войск, татары зажгли степь, лишив неприятеля подножного корма для лошадей. Армии пришлось двигаться по выжженной земле. Удушливый дым и пыль были настолько сильны, что с трудом можно было различать предметы. Лошади едва двигались от жажды и голода. До Перекопа оставалось ещё более 200 километров, а ещё не было встречено ни одного татарина. После военного совета 17 июня было решено вернуться назад. «Придя к такому решению, армия начала такое быстрое отступление, как будто за нею гнался сильнейший неприятель, даже обоз был брошен». (2, с. 200).
По возвращении на реку Мерло в армию приехал боярин Шереметев. Он привёз от царевны Софьи награды и подарки Василию Голицыну. Все начальники были награждены. Получили награды и старшина черкасских полков, в том числе и острогожские.
Об участии полка во втором крымском походе свидетельств нет. Известно, что из слободских полков в нём участвовали Ахтырский и Сумский, сильно пострадавшие в бою при Чёрной Долине 16 мая 1689 года.
В 1690 году Острогожский полк участвует в организации кордонов против эпидемии..! Полковник Сас получил распоряжение от белгородского воеводы Б.П. Шереметева: «И тебе б, по указу Великих Государей в Острогожском около посадов по проезжим дорогам и по причинным местам постасить на заставах Заставных Голов с служилыми людьми, каких чинов и по скольку человек пригож и приказать им с большим подкреплением, под смертною казнью, чтоб они, будучи на тех заставах, того смотрели и берегли, в день и в ночь на крепко с великим опасением...» (11, с. 742 - 743).
В 1691 году «В Острогожском полку: 15 человек старшины, 1929 человек казаков». (4, с. 156).
В 1694 году Острогожский полк в составе армии Б.П. Шереметева принимает участие в боях против крымских татар. Военное донесение того времени сообщает о боях на реках Орели и Берестовой, где татары, возглавляемые четырьмя пашами, был почти полностью уничтожен за исключением тех, кто смог >юи через болото, бросив лошадей.
Правление Петра I было ознаменовано значительными событиями для России, Воронежского края и Острогожского полка в частности. Продолжалась русско-турецкая война, начатая ещё в 1686 году. Для защиты южных российских земель от татарских набегов и с целью овладения турецкой крепостью
Азов, запирающей путь в Азовское море, Пётр I предпринимает в 1695 году поход.
В начале апреля русское войско, насчитывающее более 30 тысяч человек, состоявшее из стрельцов, полков «нового строя» и поместной дворянской конницы, выступило из Москвы. К этой армии присоединился и Острогожский казачий полк. 5 июля русская армия сосредоточилась в районе Азова и приступила к осаде города.
Осаждавшие захватили две башни, построенные турками после того, как донские казаки в 1637 - 1642 годах владели Азовом. Башни были построены, чтобы преградить выход казачьим стругам в Азовское море. Но самой Азовской крепости осада не наносила никакого вреда, потому что она получала подкрепления, продовольствие и боеприпасы морем.
Турки совершали внезапные вылазки, нападая на русские войска. Особенно опасной оказалась вылазка 15 июля. Перебежчик сообщил неприятелю ценные сведения об осаждавших войсках. Турки воспользовались этим, совершив вылазку, которая нанесла значительный урон русским войскам.

Убедившись в безуспешности осады, Пётр отдал команду на штурм крепо
сти. Но предварительно не были проделаны бреши, и отсутствовала чётко
разработанная диспозиция. Вследствие этого штурм 5 августа окончился
неудачно. Пётр, обладая упрямым характером,намеревался остаться у стен
Азова до овладения крепостью, но наступала осень, в войсках распрo
странялись болезни. Последняя попытка штурма в эту кампанию 25 сентября также не принесла положительных результатов. 2 октября началось отступление, а 22 ноября русские войска вернулись к Валуйкам и Воронежу.

Первая неудача под Азовом не отвратила Петра I от его замыслов. Он понял, что основной причиной неудачи было отсутствие флота. Уже 29 января сле-. тощего года, то есть через два месяца после возвращения Острогожский полковник Пётр Алексеевия Буларт получил от воронежского стольника Григория Титова и разрядного подьячего Максима Бобикина уведомление, что по царскому указу надо построить указанное число лодок и стругов. Их строить должны люди городовой службы. Причём было велено оказать помощь отряду стрельцов из Воронежа, который должен был заготавливать корабельный лес. Изготавливаемые струги должны быть достаточно большими, потому что позже получен приказ «...построить светлицы и мыльни с печами образчатыми и с окошками, для чего взять из Острогожского полка хороших мастеровых». (5, с. 124).
Поначалу Буларт заявил, что все мастеровые находятся при полку, который по приказу Б.П. Шереметева вышел 5 февраля на службу в Ахтырку. Но позже всё-таки был вынужден выполнить предписание - мастеровые были посланы. Правда, вскоре они вернулись назад: в Воронеже не оказалось заводов для выжигания образцов. Всё пришлось делать на месте. Наконец было выжжено требуемое количество печных образцов, изготовлено 100 стёкол, 420 бочек и собран весь необходимый фураж. Кроме того, было объявлено, что желающие торговать продовольственными запасами, ехали в Черкасск и под Азов. Им гарантировались свободные цены, охрана и освобождение от налогов.
Во второй Азовский поход Острогожский полк отправился почти в полном составе. Все полковые казаки ещё в феврале были отправлены в Ахтырку в состав армии Шереметева. Из оставшихся по домам их подпомощников и родных в конце апреля было послано в Воронеж 155 человек с подводами и 306 вооружённых казаков для конвоя взятых в плен под Азовом в прошлом году турок и татар. Остальные казаки были назначены с подводами в русские полки для перевоза их провианта.
В мае армия двинулась к Азову. Острогожский полк в составе 70 тысячного корпуса Шереметева пошёл в низовья Днепра и остановился у реки Коломан. 12 июня Азов был блокирован с суши и моря, а 19 июля - капитулировал. Слободск
TabacnyRoman
Модератор раздела

TabacnyRoman

Сообщений: 195
Регистрация: 2018
Рейтинг: 21 

Острогожск

- уездный город Воронежской губернии, в 97 верстах к югу от Воронежа, по почтовому тракту в Валуйки, на реке Тихой Сосне. Назывался прежде, да и теперь зовется в просторечии Рыбным: здесь был главный склад рыбы, вывозимой во внутренние губернии с Дона. Первыми поселенцами О. были черкасы или малороссийские казаки, появившиеся в этой местности, вероятно, не ранее второй четверти XVII в., так как до того времени линия реки Тихой Сосны не была еще занята и укреплена нами; первый укрепленный пункт на этой реке был Верхососенск, основанный в 1637 г. В 1652 г. устроен на Острогожском городище Острогожский острог. Постепенно усиливаемые новыми выходцами из Малороссии, острогожские черкасы образовали в 1664 г. особый Черкасский острогожский полк. В 1670 г. в О. при содействии шаек донских казаков вспыхнул мятеж, но был подавлен. В 1696 г. в О. произошло свидание Петра I с Мазепой. В 1724 г. предписано было из О. русских посадских людей вывести в Коротояк, а из Коротояка казаков черкасских вывести в О. В 1765 г. из Острогожского слободского полка сформирован гусарский полк, жители переименованы в государственных войсковых обывателей, а О. переименован в провинциальный город и причислен к Слободско-Украйнcкой губернии. С 1802 г. О. - уездный город Воронежской губернии.



10 каменных церквей и часовен, до 500 каменных и свыше 1000 деревянных зданий; общественный сад и клуб; 4 училища, женская прогимназия. К 1 января 1896 г. жителей 7165 (3319 мужчин и 3846 женщин): дворян 475, духовного звания 93, почетных граждан и купцов 584, мещан 4691, военного сословия 668, крестьян 610, прочих сословий 44. Православных 7050, раскольников 42, католиков 16, протестантов 28, евреев 18, прочих исповеданий 11. Главное занятие жителей - торговля, которая производится оптом на трех ярмарках; главные предметы сбыта - рогатый скот, лошади и сало. Общий оборот ярмарок свыше 1 млн. руб. Фабрик и заводов 20, с производством до 1/2 млн. руб. Окружный суд (4 разряда), общественный городской банк с балансом до 1 млн. руб., общественная библиотека, книжный магазин, 2 типографии. Городу принадлежат 2828 десятин земли. С 1873 г. главное управление государственного коннозаводства назначило О. пунктом для ежегодной выставки сельских рабочих лошадей. Городские доходы (1895 г.) 37642 руб., расходы 37450 руб., в том числе на городское управление 7130 руб., на народное образование 4570 руб., на врачебную часть 835 руб.

Острогожский уезд, в юго-западной части Воронежской губернии, занимает 7117 кв. верст. Поверхность уезда, местами ровная, прорезывается изредка незначительными оврагами. Небольшие возвышенности замечаются в северо-восточной и юго-западной частях уезда. По правому берегу Дона тянется кряж меловых холмов с крутыми к реке обрывами; из прибрежных меловых гор замечательны: Шатрищенская, в которой находился упраздненный пещерный монастырь, и Дивногорские горы при впадении реки Тихой Сосны в Дон. Абсолютная высота не превышает 850 футов; наиболее возвышенные пункты находятся на севере и северо-западе, наименьшая высота - по реке Дон. Самый возвышенный пункт уезда - Острогожск, расположенный в северо-восточном углу уезда, абсолютной высоты 669 футов, а основание Покровской церкви возвышается только на 472 фута. В северной части Пухово имеет абсолютной высоты 795 футов. Попасная - 737 футов. Почва уезда преимущественно черноземная, пески встречаются по левому берегу реки Черной Калитвы, а меловой пласт сопровождает правый берег Дона и тянется по всему протяжению восточной границы; меловая формация, кроме берегов Дона, распространена и по реке Черной Калитве. Мел служит предметом разработки местных жителей. Вся площадь уезда лежит по правую сторону Дона, который преимущественно идет по границе с Бобровским и Павловским уездами, почти на протяжении 300 верст, обоими берегами принадлежит уезду в северо-восточной части, от Щучина до устья реки Марок, и в юго-восточной части, от Старой до Новой Калитвы. Дон судоходен на всем протяжении, но в пределах уезда пристаней нет. Из притоков Дона наиболее замечательны: Тихая Сосна, принадлежащая уезду только на 50 верст нижнего течения, и Черная Калитва. В южной части уезда получает начало река Айдар, приток Северного Донца. Озера находятся в долине реки Дон, из них наибольшее - Поганое, около Старой Калитвы, имеет до 8 верст в окружности. Болота встречаются только по течению реки и по своей величине незначительны. Под лесами считается до 46 тыс. десятин или немного более 6% всей площади; они находятся преимущественно в северо-западной и восточной частях, вдоль по течению Дона; главные породы лесов - дуб, клен, ясень и др. лиственные породы.



3 стана, 27 волостей, 191 административное и 231 земельное общества, 37800 дворов, 453248 десятин надельной земли. Жителей к 1 января 1896 г. 267473 (мужчин 134110, женщин 133363): дворян 682, духовного звания 875, почетных граждан и купцов 810, мещан 1113, военного сословия 6825, крестьян 257108, прочих сословий 60. Православных 263569, раскольников 882, католиков 183, протестантов 236, евреев 321, магометан 63, прочих исповеданий 87. Ежегодно засевается: рожью 89000 десятин, пшеницей 83650 десятин, овсом 21300 десятин, ячменем 28800 десятин, полбой 100 десятин, гречихой 8200 десятин, просом 16750 десятин, кукурузой 300 десятин, горохом 220 десятин, картофелем 6100 десятин, льном 4250 десятин, коноплей 4050 десятин. Средний годовой сбор: ржи 3055100 пудов, пшеницы 2215400 пудов, овса 670000 пудов, ячменя 750100 пудов, полбы 5500 пудов, гречихи 91350 пудов, проса 400000 пудов, кукурузы 9150 пудов, гороха 5500 пудов, картофеля 1600100 пудов, льняного семени 200400 пудов, волокна 140150 пудов, конопляного семени 135240 пудов, волокна 150370 пудов. Главное занятие жителей после хлебопашества - коневодство; слобода Сагуны занимает по крестьянскому коневодству первое место в России. Очень развиты также кустарные производства и табаководство. Вообще, в торгово-промышленном отношении О. уезд занимает первое место в губернии. Общий оборот всех ярмарок, числом 91 (не считая Острогожска), превышает 1,5 млн. руб.; главные предметы сбыта: мука, табак, рогатый скот, лошади, сало и разные сельскохозяйственные продукты, а также кустарные изделия. Фабрик и заводов до 30: паровые мукомольные мельницы; свеклосахарные и винокуренные заводы и т. п., с общим оборотом до 1 млн. руб. Церквей 99, церковных и земских школ свыше 200, учащихся до 5 тыс. В слободах Ольховатке, Старой и Новой Калитве, Белогорье, Ровеньках, Россоше и Подгорной свыше 6 тыс. жителей в каждой. Земские доходы (1895) 138648 руб., расходы 143250 руб., в том числе на управление 12975 руб., на народное образование 24342 руб., на врачебную часть 42230 руб
TabacnyRoman
Модератор раздела

TabacnyRoman

Сообщений: 195
Регистрация: 2018
Рейтинг: 21 

ИСТОРИЯ Харьковскаго Слободскаго козачьего полка по архивным материалам составил
Евгений Альбовский, изд. 1895 г.
"Московское правительство с самаго начала смотрело очень дружелюбно на переселение черкас, селя их по Белгородской черте; заселение же диких мест южнее своих границ оно должно было встретить еще более сочувственно, так как переселенцы прикрывали „государевы украйны" и таким образом, брали на себя борьбу с степнымн хищниками. Царь Алексей Михайлович отдал приказание: "..не препятствовать ни в чем поселяющимся народам и не делать никаких затруднений в расположении и устройстве их поселений и объявить им Его Царскаго Величества милость, обнадежив, что и впредь царскою милостью они жалованы будут ".
„Тот час после берестецкаго" сражения тысяча козаков возникшаго тогда Острогожскаго полка под начальством какого-то Ивана Дзинковскаго, ожидая нашествия поляков,— гнавшихся за разбитыми силами Хмельницкаго, убежали за границу и просили царя позволить поселиться им на московской земле." „Царь не позволил им селиться около Путивля и Белгорода, как они того хотели, и приказал построить им город на берегу Тихой Сосны, названный Острогожском. Украинцы явились на место жительства в готовые дома, снабженные даже хлебным зерном для перваго обзаведения. Царь даровал им право удержать все прежнее козацкое устройство: чин полковника, сотников, есаулов, всю организацию украинскаго полка. Это был первый слободской полк ".
Этот Острогожский полк (он назывался также еще Рыбинским ), хотя и носил название Слободскаго, но во многом отличался от остальных полков , ибо возник он несколько при иных условиях да и общаго с ними почти ничего не имел. Он поселился не самовольно, а с разрешения Московскаго правительства, причем даже просьба переселенцев занять земли около Белгорода и Путивля была неисполнена; между тем как остальные полки заняли места самовольно и после уже признали свою зависимость от Москвы. Черкасы, пришедшие с Ив. Дзинковским, по приглашению воеводы Арсеньева, нашли готовые даже дома, снабженные хлебным зерном для перваго обзаведения, черкасам же других полков самыя земли часто приходилось занимать не иначе, как с бою. Поселение притом Острогожскаго полка на самой Белгородской черте делало жизнь его не такою опасною, как городов, лежащих за этою чертою, да и укреплен был этот полковой город несравненно лучше других полковых поселений. Нахождение же его на самой черте обусловило то, что полк этот более тяготел к великорусским городам, ибо, благодаря своему положению, находился в более тесной связи с ними. Да и самая территория этого полка относительно других слободских лежала на северо-восток и отделялась от них большим и незаселенным пространством.
„Известно, что селился он (Острогожский полк ) по зазывной грамоте воронежскаго воеводы Арсеньева, но сей полк ни случаев, ни обстоятельств , сообразно Сумскому, Харьковскоыу и Ахтырскому и общаго участия службы с упомянутыми тремя полками не имел ".
„Сей полк присоединен к другим полкам слободским по единственному соизволению Государя, Царя и Великаго Князя Петра Алексеевича в 1700 году".
„Поселение Острогожскаго полка на берегу Тихой Сосны началось при других условиях деже, чем объясненное поселение Слобожан ".
Время возникновения этого полка относится к 1652 году, по сообщевиям П. Головинскаго, когда воевода Арсеньев послал зазывную грамоту (от 30 июля). Совместно с черкасами были поселены в Острогожске и великороссияне, что еще более отличает его от других слободских полков."
TabacnyRoman
Модератор раздела

TabacnyRoman

Сообщений: 195
Регистрация: 2018
Рейтинг: 21 


Від Мазепи до Скоропадського

І ось ми їдемо на південь. Зупиняємося в Острогозьку — місті, що тривалий час вважалося центром Східної Слобожанщини. Нині на бігбордах пояснюється: «Острогожск — ты часть моей России!». Хоча ще у 1652 році його заснували як військову фортецю (острог) реєстрові козаки Чернігівського і Ніжинського полків на чолі з полковником Іваном Дзиковським. Дві тисячі козаків разом із родинами та майном шукали тут кращої долі після поразки під Берестечком й стали першими поселенцями. Острогозькому полку, як і сусіднім — Сумському, Охтирському, Харківському та Ізюмському, цар дав самоврядування, тож Слобожанщина не підпорядковувалася Гетьманщині. Козацькі вольності скасувала у 1765 році Катерина ІІ, а Острогозький козацький полк перетворився на гусарський.

Цікаво, що й досі в місті один iз районів зветься «Майдан». Про те, що тут відбувалися козацькі ради, нагадує лише церква середини XVIII ст., побудована у стилі козацького бароко, а ще — пам’ятний знак про зустріч у цьому місці у 1696 році гетьмана Івана Мазепи та царя Петра І, який дякував козакам за хоробрість під час Азовського походу. На згадку про гетьмана Михайло Ратушний разом із Дмитром Денисенком дістають український прапор і накривають ним кам’яну брилу з профілем Петра, що неабияк дивує перехожих.

«Коли встановлювали цей пам’ятний знак, місцевій владі закидали: чого це ви Мазепу згадуєте? — розповідає пан Денисенко. — Ті відповіли: тут відбулася зустріч двох відомих правителів того часу, для Острогозька — це вагома історична подія».

Старожили часто вказують, що Подоння хай і недовго, але було частиною Української держави. Офіційна російська історіографія це заперечує. Утiм правда за людьми: у 1918 році гетьман Павло Скоропадський включив східну Слобожанщину до складу Харківської губернії Української держави. Після встановлення Директорії цю територію деякий час контролювала УНР, згодом тут знову відновилася радянська влада. УРСР не змогла поширити свою юрисдикцію на ці землі й після перегляду кордонів: у 1923—1924 роках вони остаточно відійшли до РСФСР.

Балакаємо по–українськи

Чимало українців Подоння вражають своєю національною самосвідомістю. Спілкування з нами мешканці Ольховатського району починають настороженою російською, згодом, дещо соромлячись, переходять на слобожанський говір: «У вас літературна українська, така гарна, а ми тут всі балакаємо по–хохляцьки. Так уже склалося історично. Наш говір майже такий самий, як у Старобєльську, на Луганщині. Але коли вже треба перед москалями «повиличкуватися» (показати себе. — Авт.), переходимо на російську. Хоча акцент є. Буває, забудеш, що ти серед них, й починаєш по–своєму балакати, а вони кажуть: «Какая рєчь красівая, скажитє что–нєбудь єщьо».

Дмитро Павличко підтримує громаду: «Українську вже й на Луганщині не завжди почуєш. А тут видно й чутно, що українці живуть!». Директор районного краєзнавчого музею Ольга Івахненко додає, що навчитися мови їм немає де, хоча охочих вистачало б. «От моя мама під час українізації 20—30–х років вчила українську, тоді навіть наш райцентр в документах вказували правильно, по–українськи — Вільховатка, але нам в українській школі вчитися не довелося», — додає пані Івахненко.

З’ясувалося, що ця жінка буквально марить Україною — знає чимало віршів та пісень, але головною її пристрастю є колекціонування старовинної української вишивки, тож пані Ольга збирає рушники, вишиванки, народні костюми. Щось їй подарували місцеві бабусі, а щось придбала в Україні, де часто буває. Вишиваний приватний скарб директорка музею тримає вдома, часто організовує виставки на Воронежщині та сусідній Луганщині.

Уже під вечір потрапляємо до нині найбільшого міста Східної Слобожанщини, про яке Олександр Довженко свого часу казав, що «у Розсоші частіше почуєш українську, ніж у Києві». Слово «розсош» також українське й означає заплавну луковину, що просохла після весняної повені. До речі, майже усі райцентри українського Подоння виникли на берегах приток Дону, звідси й назва краю. Місто Розсош (67 тис. населення) відоме своїм щорічним фестивалем Слобідської української культури, який започаткували редактор місцевої газети Віталій Клімов (голова оргкомітету) та місцевий бізнесмен Олександр Бабешко (генеральний спонсор). Разом із ними нас зустрічає і керівник апарату райадміністрації Людмила Кушнарьова (в дівоцтві — Черник).

Роззнайомившись, господарі переходять на українську, а пані Кушнарьова навіть співає гостям «Червону руту». Розмови стають відвертими. Пан Бабешко каже, що після будівництва в місті хімзаводу кількість росіян тут збільшилася в рази. «Нині мені на прийомі чиновники часто кажуть: ми вас готові вислухати, як представника української діаспори... Якої діаспори? Це моя батьківщина з діда–прадіда!, — каже пан Бабешко. — Але центральна влада нам не довіряє, вважає «п’ятою колоною» й на керівні посади, особливо у правоохоронних органах, ставить лише не місцевих росіян».

Представники української громади Розсоші стверджують, що під час останнього перепису населення, на півдні області більшість українців не соромилися вказувати свою національність на відміну від жителів Воронежа. Бо почуваються на рідній землі. «Мене 20–річний син питає: мамо, ким мені записатися, українцем? А я йому: звісно, а хто ж ти іще?!» — каже пані Кушнарьова.

Тут не забувають рідної мови, але шанують і російську, бо вважають її міжнародною й такою, без якої не досягнути успіху в РФ. Утiм і досі на нічних вулицях Розсоші можна почути знайому лайку: «пся крев», «бісові діти» та «щоб тебе грім побив!».

_________________
Східна Слобожанщина (Подоння, Північна Слобожанщина, Подонь) — етнічні українські землі, що розташовані зараз в межах Курської, Білгородської та Воронізької областей Російської Федерації, північно-східна частина Слобідської України
TabacnyRoman
Модератор раздела

TabacnyRoman

Сообщений: 195
Регистрация: 2018
Рейтинг: 21 

..........

Прикрепленный файл 0026.jpg
TabacnyRoman
Модератор раздела

TabacnyRoman

Сообщений: 195
Регистрация: 2018
Рейтинг: 21 


Гойкалов Никифор Иванович
Наквас Галина Ивановна рассказывает о своем дедушке: «Гойкалов Никифор Иванович родился в 1916 году в селе Голопузовка Евдаковского района Воронежской области. Призывался Евдаковским РВК. Пропал без вести в 1942 году. Получили два извещения: 1) пропал без вести в декабре 1942 года; 2)погиб в концлагере».

Прикрепленный файл file.jpg
TabacnyRoman
Модератор раздела

TabacnyRoman

Сообщений: 195
Регистрация: 2018
Рейтинг: 21 


TabacnyRoman написал:
[q]

Гойкалов Никифор Иванович
Наквас Галина Ивановна рассказывает о своем дедушке: «Гойкалов Никифор Иванович родился в 1916 году в селе Голопузовка Евдаковского района Воронежской области. Призывался Евдаковским РВК. Пропал без вести в 1942 году. Получили два извещения: 1) пропал без вести в декабре 1942 года; 2)погиб в концлагере».
[/q]




Прикрепленный файл 88_49948718_4B5941424A.jpg
<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 [ >>>>>> ]
Модератор: TabacnyRoman
Генеалогический форум ВГД »   Дневники участников »   Дневник TabacnyRoman »   Гайкаловы
RSS
Пользователи на сайте

Генеалог
Yama

СПб
Восстанавливаю старые фотографии.

Генеалог
Tiana717

Москва

Генеалог
vasilkovamila

Калуга
Генеалогия

Генеалог
Olga Nikolaevna

мой старый ник Мы Николай Второй

Генеалог
geneologia2009

Волгоград
Провожу поиск в архивах Волгоградской и ...