Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS


Левковские

Создание общей родословной.


<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 123 124 125 126 127 * 128 129 130 131 ... 235 236 237 238 239 240 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 528
Регистрация: 26 янв. 2008
Рейтинг: 247 

Получается странная картина, потомки Волынских русичей, видимо имея родство, имеют владения и оказываются в Смольчанской земле. Я имею ввиду Кмитичей ( Веледники - владение федора Кмитича и его сыновей, Матвеевское поле - Кшиштофа Кмитича из документа 1552 года, возможно это поле Матвея Александровича Кмиты. Все они из рода Волчкевичей, а по завещанию Романа Олизара Волчкевича они, Волчкевичи есть кровными родственниками Немиричей ( Егор Немирич ).

Появляется потомок Нечаев ( также Волынские Нечаи ) из Вашей информации - "київського зем'янина Стефана Нечая ... Берківцями, Борщівкою, Мошнами, а також урочищами Борки і Великий Ліс під селом Стуговщиною". Борковый Лес мы находим в документе 1552 года - это как раз возле Стуговщины, правая сторона речки Ясенець ( владения Невмержицких ) и Великий лес - также обозначен на старой карте.

Вы пишите "Далее из всего вышесказанного следует, что Гридковичи судились с Власом Микитичем за остров Заясенецкий не как за территорию современных Лучанок, а за территорию, прилегающую к Левковичам, поскольку Влас Микитич вероятно был сыном Микиты Олехновича и внуком Олехны (Александра) Киселя Низкиничского женой которого была Немиричовна (дочь Немири Резановича Мария, после гибели Олехна второй раз вышла замуж за Михайла Чарторыйского), а как известно волынские Низкиничи и Дорогиничи были соседними сёлами Будятич и Шишкович (Тишкович). " Вот Вам и появились волынские Кисели. Из документов Невмержицких от 1544 года - кровные родственники.

При этом указано и местонахождение Власова селища (Из объявлении дворян Левковских от 18 декабря 1649 года сказано, что им также принадлежали:
Остров Спасский и Крушинна названный, которые граничат до болота Люблинского мха, до Деснового, до Савинца, з Савинца в Великий Лес, з Великого Леса в волоку до Власова селища граничат ).
Найдите на карте Великий лес, может быть появляться новые соображения.

В завещании Романа Олизара Волчкевича указан кровный родственник пан Бабинский ( встречал Сенька и Митка ). Может быть это и есть Митко Петрович? Земли Бабинских находились рядом с Каменщизной.

Интересна по себе земля между реками Ясенец и Словечна. Из документов Невмержицких достоверно известно : "але од селе в мыли есть остров Заясенецкий и ни одним нам в том острове Заясенецком, але инших судеревников и сябров немало, которые с нами в том вышмененном острове судерев мают," При этом они указывают, что их ( стародавна продкова их земля и они по продках своих ) ее имеют в своих владениях. При это во многих документов эту землю иногда называют Заясенецкой или Невмержицкой. Понятно, что поделом 1548 года, может быть и раньше ( я предполагаю, что это так и было ) из этой земли Заясенецкой были выделены владения Левковских ( смотри документ по Стефану Левковскому ), там же Вы найдете землю Гридковичей Невмержицких на реке Словешна ( Лученки ).

Грицко, Георгий -Юрий, Гридко, Гринь - может быть тоже Юрий. Из документа 1603 года четко просматривается Семен Гринкович - владелец Глевахи ( можно так предполагать, ссылаясь на документ 1628 года ).
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1300
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6286 

Великий лес был ещё на северо-востоке от с. Лучанки, а другой Великий лес под Стуговщиной на карте не обозначен, его можно проверить лишь по указанным реквизитам (ЦГИАК, фонд 11, оп. 1, Дело 9, Лист 869). Но, весь вопрос в том, что нам не нужно подгонять под себя, ведь Гридковичи сами называли с. Немиричи островом Заясенецким, но никак не Лучанки. Я понимаю, что Вас интересует время заселения с. Лучанки. По крайней мере, на 1649 год можно считать, что это произошло, возможно хутор там какой-то уже был:
[q]
...остров Трунив, с Трунива острова вдоль реки Словечна до болота Заремин, до реки Жидовой, вдоль реки Жидовой до Передела, с Передела до Лав, з Лав до Перетимля, з Перетимля Михачем болотом, з Михача в болото Тывров, до Чёрного-Острова, до реки Словечной, гранича с грунтами Невмержицкими, речка Роговка, лесами и поплесками, идя до волоки Кисиной, а Кисинска гранича до Окетых?…
[/q]

заметьте, что Михасеве болото я исправил правильно, как в оригинале (Архив ЮЗР) на "Михач".

Вопрос лишь в том, кто заселял Лучанки? Вполне может быть, что и Гридковичи, а могут и Сидковичи и Дьяконовичи, у меня пока нет зацепок. Главное в том, что это не может быть Заясенецким островом, а следовательно не на Лучанки, а на часть Невмирич претендовал Влас Микитич, а также за Невмиричи, а не за Лучанки судились Сидковичи и Гридковичи. В таких вопросах следует быть точными.

По поводу Олизара Шиловича. Роман Олизар Волчкевич говорил, что это его брат, а прозвище его от села Шиловичи. Сейчас такого села нет, но мне удалось найти, где оно находилось это современное село Фаринки Камень-Каширский район Волынской области:
[q]
Село Фаринки включило в себе частини, які істрично були окремими населеними пунктами: Шиловичі, Березняки, Мар’янівку. Існує версія, що назва села походить від німецького слова «fähre» - пором, переправа.
[/q]

а это значит, что не Шило Кирдеевич его отец, а Олизар (Васильевич?) Волчкевич. В связи с этим, есть ещё один документ, который нам даёт новое имя - Войну Немерича, вероятно, сына Якова Войны Немирича, датируемый 1475 годом, поскольку тот же Олизар Шилович, как староста Владимирский, упомянутый здесь, был старостой Владимирским 1461-1475, а индикт 9 отвечает 1476 году:
[q]
1476 г. Продажная запись Опанаса Бабины-Хмелевского Волчку Жасковскому на им. Хмелевъ
[/q]


Видимо, этот Война Немерич и был тем Егорьем Немеричем - покревным Романа Волчкевича. А отец Гридка и Сидка - Микула (поскольку Гридковичи и Сидковичи названы двоюродными братьями в разделе 1571 года), и не нужно изобретать велосипед, ведь в привилее Гаштольда сказано, что Микула - предок Гридковичей, а значит и Сидковичей. Кто же был отцом Микулы - Олехна или Остапко или...., предок которого Немира за князя Витовта, нужен оригинал, тогда и проверим.

Опанас Бабина не родоначальник ли Бабинских?

Насчёт Глевахи нужно перепроверять, относится ли она к Невмержицким, в том же Деле в ЦГИАК, что я привёл выше. Думаю, не относится.

Stalingradez
Новичок



Волгоград
Сообщений: 6
Регистрация: 10 янв. 2014
Рейтинг: 3 

ДРЕВО ДВОРЯН ГЛИНСКИХ ГЕРБА ЯСТРЖЕМБЕЦ



Яков (Якуб) Фурсович Глинский-Тукайло (земянин ОП, ж. Марианна Стабило или Габило,уп.1699) татарская шляхта герба Ястржембец (09.12.1685-21.11.1697) за военные заслуги в войске ВКЛ получил по Абраму, Самуелю и Ахмецю Завадским от короля Яна III Собеского получил имение Каяценента-Бенюшки на реке Карачевска Ошмянский уезд
09.06.1688 прикупил за 1050 злотых к имению Кояценента-Бенюшки земли у княгини – вдовы Ибрагима Завадского и у князя Кантимира Сулькевича и его ж. НН из Скирмонтов.
21.11.1697 за 3000 злотых талерами выдал купчую речицкому войсковому Михаилу-Доминику Рембовскому и его жене Софии из Потока Потоцкой, что подтверждено в ГЛТ 05.07.1798. В документе упоминаются князья Ян и Стефан Мушинские из Кояценент-Бенюшек, а также имениеМуровщизна. Документ, составленный в Кояцентах 20.11.1697 подписали ошм. Подчаший Ян=Михаил Шимкевич, подкоморий венденский Михаил Заблоцкий, Ян=Станислав Душевский, Якуб Омульский; /ГИАЛ, ф.391-4-890, с. 1-308/ ЯЦ РР ВКЛ, т.3, с 63-65 Вывод 30.12.1799
Казимир Фурсович Глинский (кр.27.02.1695 Волколатский костел, ротмистр Войск ВКЛ) за военные заслуги от короля Августа II имение Пошдоловичи Ошмянский уезд в ОП, т/т составлен 08.09.1777(1747) в Минском магдебургском суде) записал имение сыновьям, 200 злотых на погребение и ……….по себе и отцу Якубу, за опекуна просит быть я/п Поворовского, т/т подписали Владислав Карповский, ошмянский крайчий Ежи Околович, Ежи Воронович; т/т актирован ОЗС 22.12.1747 и был представлен в Минский суд 03.08.1787 внуком Андреем Глинским.
есть продолжение, возможно эти имена Вам что-нибудь скажут, я соответственно дальний внук этих людей...

---
будущего нет без прошлого рода дворян Глинских
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 528
Регистрация: 26 янв. 2008
Рейтинг: 247 

Вільний і мужній народ Руси -України захищає незалежність рідної землі. Це тільки початок .... Слава загиблим героям!

Мамо, не плач. Я повернусь весною.
У шибку пташинкою вдарюсь твою.
Прийду на світанні в садок із росою,
А, може, дощем на поріг упаду.
Голубко, не плач. Так судилося, ненько,
Вже слово, матусю, не буде моїм.
Прийду і попрошуся в сон твій тихенько
Розкажу, як мається в домі новим.
Мені колискову ангел співає
І рана смертальна уже не болить.
Ти знаешь, матусю, й тут сумно буває
Душа за тобою, рідненька, щемить.
Мамочко, вибач за чорну хустину
За те, що віднині будеш сама.
Тебе я люблю. І люблю Украіну
Вона, як і ти, була в мене одна.
Александр Коновальчук
Почетный участник



Киев
Сообщений: 221
Регистрация: 1 авг. 2008
Рейтинг: 185 

Коллеги, ранее в этой теме обсуждались родственные связи Трипольских и Павшей. Так вот, овруцкий подстолий Федор Павша был сыном Марианны Германовны Дедович-Трипольской, ему и его потомкам отошли многие земли Трипольских, в том числе и в Велавске.
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1300
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6286 

Публикуется впервые

(Оригинал из РГАДА от Сергея Невмержицкого, моё прочтение):

[q]
РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 197:
8.I.1591. Варшава. Потверженье привилею Немирицкихъ, шляхты киевские, на их имение Невмирицкое, Листы 30 об. - 33 об.


Жикгимонт третий.
Ознаменуемъ тым листом нашимъ всим вобец и каждому зособна кому того ведати належит нынешним и на потомъ будучимъ. Показывали перед нами земяне наши земли Киевъское шляхетные Петръ, Онисий а Иван Федоровичъ, Тимофей Совостянович, а Матфей Андреевич Невмирицкие листы два его кор. милости славное и святое памети Жикгимонта Августа вуя нашого, один потвержене на имене ихъ отчизное Невмирицъкое и остров на ймя Заясеничье, а другий данина на корчъму волное шинкованье медом, пивом и горилкою в том именю их Невмирицкомъ, покладали тежъ при том листъ судовый Мартина Кгаштолътовича наместника Киевъского, которымъ присудилъ землю Невмирицкую Микуле, продку их, яко то щирей и достаточней в тых листахъ его королевской милости и в листе судовомъ Кгаштолътовъскомъ описано и доложоно есть, которых мы огледавши до книгъ Канцелярии нашое и в тот лист нашъ слово в слово вписати казали, и так ся в собе мает:

Жикгимонт Август, Божою милостью король Польский, великий князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Жомойтский, Инфлянский и инших.

Ознаменуем тым листом нашим всим вобецъ и каждому зособна, кому того ведати албо слышати належит нышешнимъ и напотом будучим. Иж покладали перед нами и перед панами Радами нашими шляхетные Федор, Андрей, Совостянъ, Иван, а Степанъ Григоревичи Невмирицкие земяне наши земли Киевское листъ славное а святое памети короля Жикгимонта отца нашого, который листомъ своим потвердити им рачил именье ихъ Невмирицкое отчизное и остров на имя Заесеничье, которого доставали под ними подданые наши овручские менуючы быти тот островъ отчизною своею. Который островъ справа за оказаньем слушным присудил им державца Овруцкий вроженый Криштофъ Кмитич, а на то ширей, а достаточней тотъ листъ короля Жикгимонта отца нашого под печатью целою в собе описуючи который слово от слова так ся в собе мает:

Жикгимонтъ, Божою милостью король Польский, великий князь Литовский, Русский, Прусский, Жомойтский, Мазовецкий и инших.
Били нам чоломъ бояре Овруцкие Федор, Андрей, а Совостинъ Григоревичи Невмирицкие о том, чтож дей державца Овруцкий пан Криштофъ Кмитич судил их очевисте с подданымъ нашимъ Уласом Микитичом о остров на имя Заесеничье именя их Невмирицкого, которого он подъ ними доставалъ, менуючи то быть своею отчизною. А они Федор з братомъ своимъ поведили иж дей тотъ островъ отецъ ихъ и они сами от колькадесят летъ спокойне держали и до сихъ часовъ, на што и листы перед ним покладали, за которыми то и тепер в моцы своей мают, а такъ он огледавши от ихъ листовъ при том острове земли Невмирицкое их зоставил и листъ свой судовый под печатью своею им дал, который они перед нами вказывали и били нам чолом абыхмо ихъ при листу судовом державцы Овруцкого Криштофа Кмитича зоставили. И то им листом нашим подтвердили, ино когды вже тому судъ был и справа, тот островъ им присужонъ. Мы того листу огледавши на чоломбитие ихъ то вчинили и при том суде державцы Овруцкого Криштофа Кмитича их зоставуем. Мают они тот островъ Заесеничье именя Невмирицкого зъ землями пашными и бортными и сеножатми на себе держати и вживати по тому якъ дед и отец ихъ держалъ водлугъ суду и листу его судового, и на то даем им сей нашъ листъ под нашею печатию. Писан в Берести под лето Божего нароженья 1544 месяца августа 8 дня. Индикта 2-го. Иван Горностай.

И били нам чолом преречоные Федор, Андрей, Совостянъ, Иван, а Степанъ Григоревичи Невмирицкие абы мы им тотъ листъ короля Жикгимонта отца нашого на тое именье островомъ названое Заесеничье им дати моцю нашою королевскою особливим листом привилеем нашим им подтвердили и умоцнили. Мы теды видячи дей слушную и годную тое которое они у нас просили, побачивши тот листъ короля Жикгимонта отца нашого добропорадные ни чом ненарушоные з власна воли они за тым листом вживали давного часу, так за славное и святое памети короля Жикгимонта отца нашого и за щастливого панованья нашого, яко власное отчизное своее в спокойном держаню и уживаню того именья своего Невмирицкого острова Заясенецкого были, не нарушаючи ни в чом подтверждение отца нашого короля Жикгимонта, тот лист его на тое именье и дание все яко в собе ести подтверждаем и умоцняем тем нашим привилеем. Мают они приречоные братия водлуг того листу отца нашого короля Жикгимонта и того нашого потверженья назавжды тое именье свое отчизное Невмирицкое островъ названое Заясеничье, лежачое над рекою Словешною и обапол реки Словешни зъ землями пашными, з лесы, сеножатми, з дерево бортное, з бобровыми гонами, з речками, озерми и сады и всякими пожитками к нему прислухаючими, зо всим тым, так яко ся тое именье з давных часовъ сам в собе во всякихъ пожиткахъ и обыходахъ широкости и в границахъ своихъ мает, все такъ сполу, яко и зособна з своими детьми и потомками мети держати и их уживати вечне навеки през пренагабана и переказы кождого чолвека, а нам господару и Речи Посполитой с того именья своего службу земскую военную служити, они сами и потомки ихъ будути повинни, потому яко иншие земяне шляхта земли Киевское. А на свидетельство того всего розказалисмы у того листу нашого печать нашу Корунъную завесити. Дан в Варшаве на Сойме Валном Коронном дня 10 июля месяца року Божого нароженья 1570, а панованья нашого 41-го при бытности панов Радъ наших духовных и светскихъ Коруны Полское и Великого княжества Литовского на том сойме при нас будучихъ. Дан через руки велможного Валентого Дембинского з Дембян, канцлера Короны Полское.

Жикгимонт Августъ Божою милостью король Польский, великий князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Жомойтский, Киевский, Волынский, Подляшский пан и дедичъ. Ознаменуем тым нашим Нинешнимъ писанием всим вобец и каждому зособна, кому того ведати ажбо слышати належит. Били нам чолом земяне наши княжества Киевъского Федор а Савостянъ Григоревичи Невмирицкие з братею своею, абыхмо мы им в том ласку нашу королевъскую показали, а им во властномъ именю их отчизном Невмирицкомъ в земли Киевской лежачомъ корчму мети и в ней мед, пиво и горелку шинковати позволили, яко жъ и Панове Рады наши на том Сойме Варшавъском при нас будучи, до нас за ними ся причинили, одно ижъ водлугъ Статуту прав посполитых и привилеевъ от продковъ нашихъ и от нас всим обывателем княжества Киевъского наданых, кождому шляхтичови во властъном именю своем отчизномъ волно вшелякие пожитки водлугъ воли и уподобасти своеи примножати и розширати. Мы теды, видечи того реч слушную, звласна будучи до того приведены просьбами Пановъ Рад наших, которые на Сойме за ними жедали, просьбе их ласкаве ся прихиливъши, з ласки нашое королевское то учинили: абыхмо преречонымъ земяном нашимъ Киевскимъ во власномъ именю их НевмирицкомЪ корчму волно отъ всяких поборовъ, капъщинъ нашихъ меть и в ней всяким питьем шинковать позволили есмо, яко и тымъ листомъ нинешнимъ нашим позволяем. Мают они сами, жоны, дети и потомкове ихъ корчму волно от всяких поборовъ и капъщинъ казеныхъ, всяких потребов, якимъ колвекъ обычаемъ названыхъ, в том именю своем Невмирицкомъ, лежачомъ в земли Киевской, держати и в ней пиво, мед и горилку шинковат и ее уживати водлугъ воли своее, през пренагабана и переказу каждого чоловека. А на сведецтво того всего розказали есмо до того листу нашого и печать нашу Коронную притиснути. Данъ в Варшаве на Сойме Валномъ Коронъномъ дня 10 месяца июня року Божого нароженья 1570, а панованья нашого 41-го. Данъ през руку Валентого Дембинъского з Дембянъ, королевства Полского канцлера.

Я, Мартин Кгаштолътовичъ, наместникъ Киевъский, маршалокъ земский, положилъ передо мною жалобу очевисто земенин Киевъский Лазар Скобейковичъ на земенина Киевского жъ, на Микулу О[с]ташъковича Невмирицкого, што тый Микуло отчизну мою держишъ Невмирицкую, не ведаю для чого. Микула Лазару мовилъ, я тую землю держу по продку своем Невмире за великого князя Витовъта, штожъ тамошние люди Вруцъкие Мишко а Грицко Ровъбовъские мовили, што то есть земля Микулина, Невмирицкая. Ино, я тую землю Невмирицкую присудилъ Микуле со всими пожитками, которые в той земли ест, какъ тые люди Вруцкие передо мною сознали, и на то есми ему далъ сес мой листъ за моею печатю. Писан у Киеве апреля 30 дня, индикта 7-го.

А такъ мы просьбе преречоной, яко слушной ласкаво ся прихиляючи, листы помененные, яко не где праву противные, вси яко ся в собе мают и во всихъ их артикулах и кондициях потвердити и умыслили есмо яко ж потвержаемъ и умоцнаемъ тыи нинешнимъ листомъ нашимъ часы вечными, наказуючи хотечи так мати абы тот листъ нашъ на кождомъ месцу и у вшелякого права был таковое моци и важности, яко тые привилеи в собе мают. А на сведецтво для лепъшое твердости сей лист рукою нашою подписавши и печать нашу Коронную привесити есмо казали. Писан в Варшаве на Сойме Валномъ Коронъномъ лета Божого нароженья 1591 месяца января 8-го дня, а королевства нашого року 4-го.

Sigismundus Rex. Flor. Olieszko.
[/q]


Самый важный документ по истории Невмержицких в оригинале из ЛМ имеется. Мои предположения оправдались: остров Заясенецкий - это за милю от с. Невмиричи (теперь Левковичи) - сейчас Левковичский Млынок, лещащий над рекой Словешней и обаполь (по грамоте), то есть возле неё (речка Ясенец - это притока Словешны). Существование предка Немири - слуги князя Витовта (в польском произношении Невмири, Неумири) подтвердилось. Внук Немири - Микула Осташкович, то есть Остапкович, а следовательно грунт "Остапковский" в Левковичах, вряд ли назван по сыну Немири - Осташку. О том, что наш Немира и Немира Резанович - это одно лицо прямых доказательств нет, но непрямых достаточно, что бы сделать этот вывод. Также брат Немири Резановича - Иван Казарин Резанович не кто иной, как предок Левковских, в монашестве Илларион. Правда, сама грамота Лариону Валевскому, очевидно, в 1574 году уже не существовала физически, поскольку еще в 1530 году "... нижли дей, тот лист был в них згинул..." Тем не менее, такой предок у нас был.

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2016-12-17 в 17.19.52.png, 1399294 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1300
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6286 

Оригинал из РГАДА от Сергея Невмержицкого, моё прочтение (см. фотокопии здесь). Разницы между публикацией М. Грушевского, которую я показал в своей статье и данным оригиналом почти нет, кроме некоторых мелочей. Суть в том, что, как я и предполагал, "Володимера Киевского" в заглавии - это ошибка писаря Е. Высоцкого, должно быть "Александра Володимеровича Киевского."

[q]
РГАДА, Фонд 389, оп.1, Дело 192, Лист 166 об. - 168:
18.III.1574. Краков. Потвержене земаномъ Киевъского повету Павлу, Семену Болгаковским, Гридку Нелеповичу, Радивону а Охрему Геевичом на имена их землю Смолчанскую и на листы Казимера корола его мл. и Володимера Киевского


Генрыкъ, Божою милостю корол полски.
Ознаменуемъ тымъ листомъ нашимъ всимъ вобец и каждому з особна, кому того ведати належит, нинешнимъ и на потомъ будучимъ. Ижъ указовали перед нами земяне наши Киевского повету на имя Павел а Семен Ивановичи Болгаковские, Гридко Нелепович Левкович, Родивон а Охрем Геевичы зъ братею своею, листъ славное памети князя Александра Володимеровича киевского, который листомъ своимъ продка ихъ Ларивона Валевского, с которого онъ поколеня вышли, вызволити рачилъ от всяких робот и повинностей, а зоставитъ ихъ рачилъ на службе шляхетской, а другий листъ — потвержене славное памети Казимера кр. его мл., прадеду ихъ земянину овруцкому, на имя Булгаку Белавскому потвердит рачил землю ихъ отчизную на имя Смолчанскую водлугъ листу на онъ часъ воеводы киевского пана Мартина Кгаштолта, яко то на тыхъ листехъ ширей описано есть, которые слово от слова такъ ся в собе маютъ:

Мы Александро Володимеровичь пожаловали есмо нашого слугу Ларивона Велавского: не надобе ему нам з слугами службы служити, а поплатовъ платити и иных никоторыхъ пошлин, в Чорнобыли не велели подводами ни стеречи, служити ему служба з бояры. И на то дали есмо ему сес нашъ листъ з нашою печатю, потвержаючи его к бояромъ. И писан у Вовручомъ февраля девятогонадцят дня индикъта третегонадцять.

Самъ Казимир, Божою милостю корол полский, великий князь литовский, русский, княжа прусское, жомойтский и иныхъ. Наместнику Вовруцкому пану Роману Ивашкевичу. Билъ намъ чоломъ земянин въруцкий на имя Булгакъ Белавский и поведилъ намъ, штожъ земле его отчизная на имя Смолчанская от него была прочь отышла. И как небожчикъ пан Мартинъ Кгаштолтович Киев от нас держалъ, и о томъ доведавши се и права досмотревши и светковъ опытавши, тую землю ему далъ. И листъ пана Мартинов на тую земълю перед нами клалъ и просил нас, абыхмо тую землю ему потвердили нашимъ листом. И мы пана Мартинова листу выслухавши и тую землю ему потвержаемъ симъ нашимъ листомъ, нехай он тую землю держит и намъ с того служить по тому, якъ перво того с тое земли служба шла. Писан в Троцехъ м-ца марца третего дня индикъта четвертого.

Ку тому теж поведели перед нами прерочоные земяни наши киевские, их властную отчизную землю свою названую Ле(в)ко(в)скую, Ло(в)диковскую и остров Ли(тов)ский з давныхъ часов од продковъ своихъ держать и спокойне от колькодесят летъ з братею своею уживают, и службу нашу земскую военную заровно з иншими земяны шляхтою киевскою завжды служивали, будучи под присудомъ суду киевского такъ земского яко и кгродского, а тепер дей имъ некоторые земяне киевские в томъ трудност задают, притягаючи ихъ до суду имъ не належного, перед державцу овруцкого, ку великой кривде и уближеню волностей ихъ. И показовали перед нами листы славное памети короля его милости Жикгимонта Августа, до державец овруцкихъ писаные, абы их под присуд свой до замку Овруцкого не примушалъ, але жебы се перед судом Киевскимъ водлугъ здавна звыклого обычаю судили заровно з иною шляхтою киевскую. И били нам чоломъ помененые земяне наши киевские, абыхмо их при волностях шляхетскихъ, од продков наших имъ наданых, также теж и при именяхъ ихъ отчизных, земляхъ названых, то есть земли Смолчинской, земъли Ле(в)ко(в)ской, земъли Ловдик(ов)ской и острове Ли(тов)скомъ, которыхъ они од предков своих з вечныхъ часовъ в держаню и уживаню сут, зоставивши то им, листомъ привилеемъ нашимъ на вечност потвердити велели якож и воевода киевский вельможный Константын княжа Острозкое, будучи овде при нас на коронацыи нашой, за ними ся причинял, поведаючи, иж они здавна заровно зъ шляхтою воеводства Киевского службу земъскую военную служивали и о всякие речи перед судомъ земъскимъ и кгродскимъ киевскимъ справовали се. Мы теды, взявши в томъ певную ведомостъ от воеводы киевского о от иных Панов Радных Коронныхъ, видечи того быть речь слушную, вырозумевши и обачивши то з листов продковъ нашихъ, ижъ они здавна суть земяне шляхта повету Киевского, з ласки нашое господарское за радою и причиною Панов Рад нашихъ Коронныхъ, на томъ сойме коронацыии нашое при насъ будучихъ, преречоныхъ земянъ киевскихъ з братею и потомъствомъ ихъ при вшелякихъ волностяхъ и свободах шляхетскихъ, здавна од продковъ нашихъ шляхъте киевское наданых и при унией, албо злученю великого князтва Литовского и князтва Киевского с Короною Полскою, за панованя славное памети Жикгимонта Августа, короля его милости, поприсежоных и упривелееваных, так и теж и при тыхъ именяхъ и земляхъ ихъ отчизныхъ вышей мененыхъ, которыхъ они з давных часовъ в держаню и уживаню суть, зоставили есмо, якож и тымъ нинешним листомъ нашимъ зоставляем и утверждаемъ на вечность. Так и преречоные земяне Киевские, з братией своей, так все вместе, яко и кожны з особна, дети и потомки их, помененые земли свои отчизные, то есть земълю Смолчинскую, Ле(в)ковскую, Ло(в)дико(в)скую и остров Лито(в)ский зо всими пожитки и доходы такъ, яко те земъли здавна сами в собе, в пожиткахъ а обиходахъ грунтов мают, з лесами, реками, озеры, з сеножатми, з ловы рыбными и зверинними, з бобровыми гоны, мають держати и всякихъ свобод и волностей шляхетскихъ, од продковъ наших князства Киевского обывателе[м] наданых, упривилееваных, поприсежоныхъ и Статутомъ описаныхъ, уживати и в них ся веселити сполом ровно зо всими обывателми шляхтою земъли Киевское на вечъные часы, служачи нам господару и Речи Посполитое службу земъскую военную. Такъ теж во всякихъ речахъ и справахъ своихъ перед судомъ земскимъ албо кгродскимъ киевскимъ справовати се мають, а перед судомъ имъ не належнымъ, яко перед урядомъ замъку Овруцкого и нигде инде не повинни становити ся окримъ если бы роки земские судовые албо кгродские тамъ в замъку Овруцкомъ зъ зезволеня всихъ обывателей албо з росказаня нашего были сужоны. И на то есмо преречонымъ земяномъ нашимъ киевскимъ, брати и потомкомъ ихъ дали тотъ нашъ листъ, до которого на сведецтво и печать нашу Коронную привесити есмо росказали. Данъ в Кракове дня 18-го марца месяца року от нароженя Сына Божого 1574, а панованя нашего року 1-го, при бытности Панов Рад нашихъ Коронныхъ и великого князтва Литовскаго, духовных и светских и послов земъских, под час коронацыи нашей при нас будучих, да через руки велможного Валентого Дембинского з Дембянъ, канцлера Короны Полское, старосты Вартенского.

Valentego Debinskie, kacler. (подпись)
[/q]


Книга РМ 2 РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 192: 21). 30.VIII.1570.Варшава. Листъ на корчму земаномъ земли Киевъское Федору, Анъдрею и Совостяну Григоревичомъ Невмирицкимъ из братею их, Листы 33 об. - 34

[q]

Жикгимонт Августъ Божою милостью король Польский, великий князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Жомойтский, Киевский, Волынский, Подляшский пан и дедичъ. Ознаменуем тым нашим Нинешнимъ писанием всим вобец и каждому зособна, кому того ведати ажбо слышати належит. Били нам чолом земяне наши княжества Киевъского Федор а Савостянъ Григоревичи Невмирицкие з братею своею, абыхмо мы им в том ласку нашу королевъскую показали, а им во властномъ именю их отчизном Невмирицкомъ в земли Киевской лежачомъ корчму мети и в ней мед, пиво и горелку шинковати позволили, яко жъ и Панове Рады наши на том Сойме Варшавъском при нас будучи, до нас за ними ся причинили, одно ижъ водлугъ Статуту прав посполитых и привилеевъ от продковъ нашихъ и от нас всим обывателем княжества Киевъского наданых, кождому шляхтичови во властъном именю своем отчизномъ волно вшелякие пожитки водлугъ воли и уподобасти своеи примножати и розширати. Мы теды, видечи того реч слушную, звласна будучи до того приведены просьбами Пановъ Рад наших, которые на Сойме за ними жедали, просьбе их ласкаве ся прихиливъши, з ласки нашое королевское то учинили: абыхмо преречонымъ земяном нашимъ Киевскимъ во власномъ именю их НевмирицкомЪ корчму волно отъ всяких поборовъ, капъщинъ нашихъ меть и в ней всяким питьем шинковать позволили есмо, яко и тымъ листомъ нинешнимъ нашим позволяем. Мают они сами, жоны, дети и потомкове ихъ корчму волно от всяких поборовъ и капъщинъ казеныхъ, всяких потребов, якимъ колвекъ обычаемъ названыхъ, в том именю своем Невмирицкомъ, лежачомъ в земли Киевской, держати и в ней пиво, мед и горилку шинковат и ее уживати водлугъ воли своее, през пренагабана и переказу каждого чоловека. А на сведецтво того всего розказали есмо до того листу нашого и печать нашу Коронную притиснути. Данъ в Варшаве на Сойме Валномъ Коронъномъ дня 30-го месяца августа року Божого нароженья 1570, а панованья нашого 41-го.
[/q]


Первая публикация документа

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2017-01-28 в 15.27.40.png, 1787752 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1300
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6286 

Первое летописное упоминание нашего предка?

Ранее я писал, что историк Мицько И. высказал предположение, что Казарин Резанович был героем былины о богатыре Михайле Козарине:
[q]
Не виключено, що він є героєм биліни про Казарина «из Волынца Галичья», який визво
лив сестру з татарського полону (Миллер Вс.Ф. К былине о Козарине // Этнографическое обозре
нис. - Москва, 1909. - Кн.78. - С.49-77; Грушевський М. Історія української літератури. - Киїї
1994. - Т.4. - КнЛ. - C. 148-150).
[/q]

Если мы примем это предположение за отправную точку, то многочисленные исследования (Миллер, Грушевский) данной былины свидетельствуют о том, что ее главный герой был на самом деле прототипом реального исторического персонажа, упоминаемого в "Повести временных лет" - это Козарин, киевский воевода князя Святополка Изяславича от 1106 года (см. стр. 122 форума).

Вот как описывает первоисточник:
[q]
год 6614 (1106). Воевали половцы около Зареческа, и послал на них Святополк Яня и Ивана Захарьича Козарина, и прогнали половцев, и полон отняли. тот же год преставился Янь, старец добрый, прожив девяносто лет, в старости маститой; жил по закону Божию, не хуже был первых праведников. От него же и я много рассказов слышал, которые и записал в летописанье этом, от него услышав. Был он муж благ, и кроток, и смирен, избегая всякого зла; гроб его находится в Печерском монастыре, в притворе, там лежит тело его, положенное месяца июня в 24-й день. тот же год постриглась Евпраксия, Всеволодова дочь, месяца декабря в 6-й день. тот же год прибежал Збигнев к Святополку. тот же год постригся Святослав, сын Давыдов, внук Святославов, месяца февраля в 17-й день. тот же год победила зимигола Всеславичей, всех братьев, и дружины их перебила 9 тысяч.
[/q]


Справедливости ради, следует отметить, что данное имя воеводы "Иван Захарьич Козарин" относится к более ранним сводам летописи (Радзивилловскому и Лаврентьевскому)
Об этом также писал наиболее известный исследователь "Повести" Шахматов . В то время, как более поздний список (Ипатьевский) даёт совершенно другую картину, где кроме воеводы Яня с припиской на полях "Вышатича" и "его брата Путяту", имя Казарина отдельно идёт от имени Иванка Захарьича:
[q]
В лѣт̑ . ҂s҃ . х҃ . д҃ı . [6614 (1106)] Повоева Г 13 . Половци ѡколо Зарѣчьска и посла по нихъ . Ст҃ополкъ Ӕнѧ Д 14 . Иванка 15 . Захарьича 16 . и 17 Козарина . и въгонивьше Е 18 Половцѣ 19. до Дунаӕ . полон̑ ѿӕша а Половцѣ19. (а полонъ ѿӕша) Ж 17. в се же лѣто престависѧ Ӕнь старець добрыи . живъ . лѣтъ . ч҃ . въ старостѣ 20 маститѣ . живъ по закону Бж҃ию . не хужии 21 первыхъ праведникъ . оу него же азъ слышахъ многа словеса . ӕже вписахъ в лѣтописиць 22 . бѣ бо мужь бл҃гъ и кротокъ . и смѣренъ 23. ѿгребаӕсѧ 24 ѿ всѧкоӕ З 25 вещи . егоже и гробъ есть в Печерьскомь монастырѣ 26 оу 27 притворѣ . идѣже 28 лежıть /л.97/ тѣло его положено . мс̑ца . июнѧ . въ . к҃д҃ . в то же лѣто пострижесѧ Еоупракси .
[/q]


Думаю, следует согласиться с Грушевским, что позднейшие приписки вряд ли отвечали действительности:
[q]
З сього приводу В. Міллер звернув увагу на літописну звістку, на кінці старого літопису (під р. 1106), про погром половців, вчинений під проводом воєводи, що теж носить ім’я Козарина, В короткій формі вона читається так: «Воювали половці коло Зарічеська, і послав Святополк по них (наздогін) Яня і Івана Захарича Козарина. Вони догонили половців і відібрали полон (потім наступає без зв’язку з попереднім оповідання про смерть воєводи Яня, сина Вишати). В кодексі Іпатськім: «послав на них Святополк Яня Вишатича і брата його Путяту, Іванка Захарича й Козарина; вони гонили за половцями до Дунаю і полон відібрали, а половців порубали». Значне число варіантів, яке має ся коротка замітка, наводить на гадку, що, стоячи на кінці одної з редакцій старого літопису, вона була подописувана різними приписками, які, між іншим, дуже збільшили число воєвод, висланих в сю екскурсію. Кодекс Радивилівський має наче тільки одного провідника: «Яня Иванка Захарьича Козарина», а в Іпатськім кодексі їх аж четверо. Можна думати, що в первісній записці провідником був тільки Іван Захарич Козарин...
[/q]


Далее, не менее интересно, где же находился древнерусский Зареческ? Там же Грушевский локализирует его так:
[q]
...погоня за половцями з околиць Зарічеська, волинського города між Перемишлем і Луцьком...
[/q]

Это слишком размазанное понятие "между Премышлем и Луцком". Если мы попытаемся более точно определить его местонахождение, то выйдет в районе между древнерусскими Пересопницей и Мыльском, поскольку именно между ними упоминается Зареческ в Воскресенской летописи от 1148 года:

Ко всему вышесказанному можно добавить ещё то, что род Невмержицких, происходящих от Немири был связан по женской линии с родом Киселей, происходивших от киевского воеводы Свенельда, а их отчизна - волынские Низкиничи и Дорогиничи, в соседстве с Будятичами и Шишковичами Немир-Резановичей. Также, воевода Янь Вышатич, как предок Добрыни, в которого также было прозвище Резанович и упоминание воеводы Путяты - брата Яна Вышатича (вспомним Суринов Путятичей) - всё это наводит на размышления о том, что не так уж и фантастически выглядят рассуждения некоторых историков о "Будятиной веси" на Волыни - месте рождения великого князя Владимира и родине наших предков.

А отсюда, вероятнее всего нашим первым летописным предком будет являться киевский воевода князя Сятополка Изяславича - Иван Захарьич Казарин, уп. 1106 год, безусловно хазарского происхождения, см.К. Н. ГУПАЛО, Г. Ю. ИВАКИН
О РЕМЕСЛЕННОМ ПРОИЗВОДСТВЕ НА КИЕВСКОМ ПОДОЛЕ "Советская археология", 1980 год.

[q]
Хорошо известно, что в Киеве жило довольно много выходцев с Востока. В топонимике Подола существовало название, «Козаре», которое, возможно, осталось от хазарской торговой колонии. Под 1106 г. упоминается в летописи воевода Святополка Изяславича «Иванко Захарьич Козарин» — вероятно, обрусевший хазарин
[/q]


Странное совпадение, именно этот же князь Святополк Изяславич был вынужден заключить в 1094 году мир с половцами и взять в жёны дочь половецкого хана Тугоркана - вероятного предка Половцов Рожиновских. А далее, по случайному ли совпадению Половцы Рожиновские были родственны Немиричам и Скобейкам, где отчизна последних соседствовала с Невмиричами на Полесье (с. Хлупляны), а отчизна Киселей была и отчизной половцев Аксаков, а затем и Немиричей (Норинск)? Выходит так, что возможно ещё именно тогда половецкая знатная женщина стала не только женой великого киевского князя Святополка, а также воевода Иван Захарьич Казарин по примеру своего патрона также взял в жёны половецкую женщину-красавицу?

Да, в летописи есть и картинка боя под Заречском

Первая публикация документа
Книга РМ 15
РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 203:
5). 10.II.1603. Краков. Потверженье Невъмирицкихъ, Листы 5–9 об.:
[q]
Жыкгимонт III Божою милостью король польский, великий князь литовский и прочее ознаменуем тым листом нашим всем вобец и каждому зособна кому того ведати належит нынешнего веку людям и напотом будучим. Покладали перед нами шляхетные Опанас, Максим, Василий, Совостян, Василий, Семён, Пётр, Максим, Иван Юрьевич(и?) Невмирицкие земяне наши воеводства Киевского листы два паперовые целые, неотменные неподозреные и немазаные, маючие в себе моць, один на стверженье угоды их с шляхетными Фёдором, Андреем, Совостяном Гридковичами Невмирицкими земяни нашими Киевскими около имения своего спольного Заесенецкого и острова Максимовского на имя Слушова, а другий лист то есть декрет державцы Овруцкого Йосифа Халецкого, учинённый между шляхетными Селуяном Сидоровичом, Дмитром и Яковом Селуяновичи Невмерицкими з одное, а Гринем и Оникием Сидковичами, Федором и Андреем и братею их Гридковичами Невмирицкими земяны нашими Киевскими с другой стороны около помиркованья земли их спольное пашенное, дубров, замежков сих на той и дерева бортного, яко о том ширей и достаточней в тых листах описано и доложоно есть, а так есть есыми от тых то приреченых Невмирицких прошени абыхмо тые листы им служачие подтвердили, которые есть от слова до слова так ся в собе мают:

Жыкгимонт III Божою милостью король польский, великий князь литовский и прочее ознаменуем тым листом нашим всем вобец и каждому зособна кому колвек то ведати належит, иж показано нам через певных Панов Рад и урядников наших именем шляхетных Максима, Опанаса, Василия и Совостяна Оникиевичов, а Ивана, Василия, Семена, другого Ивана Гриневичов Сидковичов, а Ивана Юрьевича Невмирицких, земян наших земли Киевской два листа, один певных компромисаров албо судей полюбовных меж тые земяне наши яко сяброве, маючи межи собою зайствия розницы и поступки у права, а тоз стороны именья своего спольного Заясенецкого и острова Максимовского на имя Слушова и иншие речи перед тыми компромисарми росправу мели и не припускаючи на вырок их давно ещё в року 1578 поедналися были: а другий лист тых же некоторых сябров, кгды знову над тую угоду около тых же добр они межи собою были запозвалися, а не вступаючи в право в року 1582 водлуг першое ся угоды поеднали, которых дей добр своих шляхетных дедичных, яко перед сим з стародавна продкове их так и они по продках своих и по той остатней угоде аж досель в спокойном держаню и уживаню суть без всякого принагабанья посторонного, просили нас абыхмо тое право и угоду их нашим листом подтвердили, а так мы тых листов огледавши и выслухавши, а выдечи быти целые с печатями наповненные, рассказали есмо их от слова до слова в сей наш лист писати и так в собе мают:

Мы судьи полюбовные: я Иван Солтан судья гродский Киевский, а Павел Солтан, а Андрей Синкгур, иж то в року тепер идучом по нароженью сына Божого 1578 месяца февраля 20 дня, земенин повету Киевского Офанас Невмирицкий сам от себя и от всей братии своей на имя Максима, Васька Оникиевичов, Ивана и другого Ивана, Василя а Семена Гринковичов Сидковичов Невмирицких на Сейме Вальном Коронном в Варшаве ставши очевисто перед его королевскою милостью у книг канцелярии господарское оповедал и добровольне вызнавал, иж дей што которые то кривды и долеглости земяне повету Киевского суседи наши Федор а Андрей, Совостян Гридковичи Невмирицкие менили собе от нас кривды быти через границу звечистую в кгрунте своем Заясенецком, о подрание бчол и потесание и вызжение знаков в дереве бортном и забранье нив, сеножатей, дубров, дерева бортного, садов и прочих, и о выбытье с того грунту Заясенецкого спокойного держания и иншие шкоды свое. И на то вышемененый Афанас, яко сам от себе, так от брати своей вышепомененное не хотячи о то далей с тыми суседи своими вышмененными Гридковичами заводити и до праву позывати, восполок с тыми суседы своими Федором, Андреем и Совостяном Гридковичами Невмирицкими тые вси кривды, долегливости, шкоды и розницы свои взяли нас собе с обудвух сторон, перед его королевскою милостью на то судьями, на што и лист его королевское милости того добровольного сознания своего перед нами покладали, а так мы огледавши тот лист его королевской милости добровольного их обовязку там на тот рок в листех его королевской милости описаных в року теперь идучом 1578 по Велицедни святе прошлом у двух неделях в неделю на тот кгрунт, где собе Андрей, Федор, Совостян Гридковичи Невмирицкие менили от Афанаса и от братьев его Оникиевичов Ивана, Василя, Семена Гриневичов Сидковичов Невмирицких кривду быти выехали, где они обое сторона Федор, Андрей, Совостян Гридковичи Невмиржицкие так теж и Сидковичи вси вышемененные Невмирицкие, ставши перед нами очевисте на кгрунте против домов своих, где они мешкают за речкою Ясенцем, давши се нам в моць ведле обовязку своего жаловались перед нами Федор, Андрей и Совостян Гридковичи Невмирицкие на тых суседов своих вышпомененных Сидковичов Невмирицких иж они дей не ведаючи в который обычай перешедши через границу речку се тую Ясенец, моцно кгвалтом нас от того грунту нашого Заясенецкого выгнали, яко поля, так селище, дерево бортное и сеножати в нас поотнимали и бчолы наши по дереву бортному около сот роев подрали, а они дей в том острове Заясенецком з нами ниякого вступу як в ниви так и в сеножати и дереви бортном не мели и не мают, и положили перед нами лист на папери писаный славное памяти старого короля его милости Жыкгимонта подтверждение с подписью руки небощика пана Горностая, писаря его королевской милости на остров Заясенече и привилей на пергаменте славное памяти небощика короля Жыкгимонта Августа на тоеж Заясениче. И тот Офанас с братьею своею Оникиевичи, так же Иван с братьею своею Гриневичи Сидковичи нам одповедали иж дей што они перед Вашою милостью на нас жалуют и поведают, якобы тот остров и кгрунт мает быти Заясенецкий и якобыхмо мы тут за ними вступу жадного не мели. Ино мы то поведаем иж то не есть кгрунт, а ни остров Заясенецкий, але то есть остров Максимовщина на имя Слушов, в котором мы острове тут де Ваша милость стоите маем от них третью часть, яко в нивах, в синожатях, в дереве бортном и во всем, якосе оный остров в собе мает через суд его милости пана Йосифа Михайловича Халецкого старосты Овруцкого, а Заясенецкий остров не то, але отселя у мили есть остров Заясенецкий, и не одним им и нам там в том острове Заясенецком, але инших судеревников и сябров немало, которые с нами в том вышмененном острове судерев мают, бо они от нас особливого кгрунту нигде не мают а мы от них, але все сполечне, бо мы собе братия повинная, и положили перед нами на тот остров Максимовщину на имя Слушов лист судовый небощика пана Йосифа Михайловича Халецкого старосты Овруцкого, в котором листе Халецкого пишет иж оные Сидковичи и Гридковичи Невмирицкие с сябром своим Селуяном Сидоровичом Невмирицким а иже с сынами его право содного вели и им от того Селуяна на тот остров Максимовщину на имя Слушов восполок присудил, и поведили оные Сидковичи перед нами, иж дей мы за оным судом пана Халецкого в том острове части своее спокойно уживали аж до сих часов, кгде оные почали были тут нам кривду чинити, и мы дей на них на враде его королевской милости Овруцком перед его милостью князем Андреем Тимофеевичем Капустою старостою Овруцким жаловали и оповедали. Его милость князь Капуста с жалобою нашою нас обудвох сторон за позволеньем нашим отослал нас до его королевской милости, где они обоя сторона яко Гридковичи, тако и Сидковичи у двору его королевской милости у короля его милости Августа будучи, ставши перед его королевскою милостью очевисте, не вдаючися в жадную речь приятельским обычаем угоду з собою приняли под тым способом иж тые Гридковичи поступили тым Сидковичам, в том острове Максимовщине на имя Слушове во всем третью часть, як в нивах, сеножатях, дереве бортном выделити и им подати, изволившысе межи собою они обрали себе дельчим пана Ивана Ласка подстаростего Овруцкого, господар его милость водле того позволенья их лист свой господарский до пана Ивана Ласка писати росказат рачил, розказуючи ему абы тым Сидковичам от тых Гридковичов в том острове Максимовском у Слушове третью часть во всем, так в нивах, сеножатях и в дереве бортном выделил и в моць в держане подал. И тот лист дельчий пана Ласка перед нами покладали, к тому теж еще на тот дел пана Ивана Ласковъ и лист его милости короля Августа подтвержене перед нами покладали и доводили того, же то не есть остров Заясенецкий, одно Максимовщина на имя Слушов, водле обычаю права посполитого и статуту земского ставили довод, с которым доводом своим сами присягою своею готовы были того потвердити. Мы питали тых вышмененных Андрея, Федора, Совостяна Невмирицких естли жебы еще на то мели якие иншие листы твердости и довод на тот остров, если бы то был остров Заясенецкий, а не Слушов. Они поведили, што есмо мели, то ж то перед Вашою милостью показали, а большей того, яко листов, так и доводов на то не маем, так теж и тот остров не есть Максимовщина на имя Слушов, але Заясенецкий остров. И питали есмо их где ж Максимовщина на имя Слушов, а они Гридковичи Федор, Андрей, а Совостян Невмирицкий [отвечали]: не ведаем де где есть. Мы выслухавши жалобы и отпоров их, беручи собе на розмышлене и казали им убудвом сторонам уступити и кгды в то есмо намовившись и зрозумевши с оных листов обудвух сторон, которые были перед нами положены иж вже есмо хотели вырок учинити. А так они, пришедши перед нас обоя сторона поведали иж мы по доброй воли своей с собою есмо о том погодили, и тут в том острове де Ваша милость теперь стоите в Максимовщине на имя Слушове третью часть во всем, яко в нивах, в сеножатях и в дубровах поступаем Сидковичам, и яко перед тым они знали, так и теперь своей третей части вживати мают; так теж оные вышей мененые Сидковичи також добровольне перед нами поведали иж дей мы того селища Максимовского против дворов наших над речкою Ясенцем, которое нам пан Ласко выделил был подле поля тых Гридковичов тут же об межу з нивою их им Гридковичом поступуем и в держане даем вечными часы до которого селища так до тое нивы Гридковичов, што до того селища межею прилегла, до всее жадное вже части мети не будем, и не маем мы сами и потомки наши вечными часы. И вжо Гридковичи Федор, Андрей а Совостян оного вышмененного селища и нивы уже в дел не повинни ставити и за тым селищом и нивою тым вышей речонным Сидковичом во всем третью часть выделити, мают так у дубровах, в нивах, в сеножатях, а что ся дотычет о дерево бортное, о то они были переписали ново в земли бортной Заясенецкой от того Слушова в мили, того се зрекаем вечными часы поступаем Гридковичам одно мает под старым знаменем своим, которым есмо с веков хожывали, держати и уживати, что в острове Заясенецком, як в Максимовщине Слушове. А штося дотычет подранные пчолы 240 роев, которых Гридковичи вышеймененные на тых Сидковичох вышейречоных же правом перед нами искали, на то Гридковичи на тое подрание пчолы слушного доводу водлуг права не показали. Мы оных Сидковичов от тое всее шкоды 240 роев правыми вчинили, который мы суд свой выписавши, достаточне на сем листе нашом и добровольной их угоде, слышачи што они не вдаючи до выроку нашого доброволне с собою се приятельски погодили. Мы водлуг добровольного их вызнанья и угоды оных Сидковичов вышейречоных всих заховали в том острове Максимовщине на имя Слушове на третей части так в нивах, в сеножатях, в дубровах и во всяких ужитках, мают оные вышречонные Сидковичи вси в оном острове Максимовщине на имя Слушове третью часть мети и уживати со всим на все якося вышпомененные они сами и потомкове их вечными часы. А в тот час з ними на той справе были его милость пан Петр Солтан, пан Антон Гапонович, врадник Олевский и Горловский. А на лепшую твердость тым земянам повету Киевского вышречоным Сидковичам всим дали суду своего сеи наш лист под печатьми нашими с подписами власных рук наших. Писан у Невмиричах под лето Божого нароженья 1578 месяца апреля 17 дня. Иван Солтан судья кгродский Киевский власна рука. Павел Солтан власною рукою. Андрей Синкгур власною рукою.

Я Федор, я Совостян Григоревичи, я Петр Федорович возный повету Киевского, я Матфей Андреевич Невмирицкии, земяне господарские повету Киевского, вызнаваем сами на себе сим листом нашим добровольным описом кому бы то была та потреба ведати либо чтучи его слышати, теперь и на потом будучим иж то ясно были отсужаны от соседов своих Опанаса, а Ивана и братьи Оникиевичов и Гриневичов Невмерицких земян господарских повету Киевского лист под печатьми их и под печатьми их милости пана Щасного Харлинского подкоморого земли Киевское, пана Матфея Есифовича Немирича, а пан Александра Тыши на кгрунт остров Слушов и Максимовщину, лежачий кгрунтом своим в повете Киевском от суседов своих Опанаса, Максима Оникиевичов, от Ивана и другого Ивана, а Васка Грыневичов Невмирицких, который лист того поданя и поступеня острова вышпомененного был до книг земских Киевских в року прошлом 1581 на роках земских свята Михайла римского в Овручом сужоных, записал от которых книг земских и выпис на то от суду земского был выдан, так теж лист увяжчий возного Семена Александровича Мочульского и лист еднальный за которыми листами и держали были есмо тот остров Максимовщину и Слушов, а о который остров позвалиса есмо были з обудву сторон позвы кгродскии перед суд кгродский Киевский в року тепер идучом 1582 месяца июня 13 дня. Иже мы с обудву сторон, не вдаючися за тыми позвы жодное право с тыми суседи своими Опанасом, Максимом, Иваном и другим Иваном а Васком Невмирицкими приняли есмо промеж себе приятельским обычаем таковую згоду, иж опяти по старому тот остров Максимовщину и Слушов с нивами и сеножатьми, с деревом бортным новинем под знаменем их начать третью прислухаючи им зась вернули, который же остров мают вже свою третью часть с нивами и синокосами в себе держати и уживати ведле листов своих старых и листов компромисарских и с того ся вже вечне вырекаем и ту всю оправу свою от мала до велика, што есмо колвек были от них одержаны в року 1581 на тот остров вышмененный показали и где бы колвек до книг было тую справу, яко земских, так и гродских, бо ведено тогда такое вписыванье, яко жодной моци мати не будет вечными часы а если сих мели якую трудность албо переказу в том чинити острове пробачивши сей наш лист тоди повинна будет стороне ображоной 100 коп грошей заплатити, а на замок Киевский 50 коп грошей, а заплативши тые заруки преж сес лист наш в кождого права захован быти мает и на то есмо суседам нашим дали сей наш лист добровольный под печатьми нашими. К тому за чоломбитьем и устною просьбою нашою пак милость панове земяне земли Киевской пан Андрей Синкгур, пан Ждан Дедко Трипольский, пан Богуш Гулькович Глебовский, а возный повету Киевского Михайло Кирикович Выговский, а Терех Колъчиковский печати свои восполом з нашими печатьми приложить рачили. Писан в Киеве лета по нароженью сына Божого 1582 месяца июня 23 дня. А прихиляючися они до конфирмации посполитое головное счастливой коронации нашой в Кракове учиненное и уважаючи просьбу от приречоных земян наших Невмирицких вслушне учиненную в рок описаное правом угоду их на грунты Заясенецкие и остров Максимовский на имя Слушов и на всякие належности и пожитки прислухаючими со всими артыкулами в тых оных листах описанными звлаща если они были и суть того в спокойном держаню и уживаню а не есть то против праву потвержаем и умоцаем тым листом нашим оставуючи их при том всем водле права тых листов и угоды их а для лучшей веры до того листу печать нашу Коронную приложити есмо росказали. Писан в Варшаве на Сейме Вальном Коронном дня 28-го месяца декабря року от нароженья Христова 1590, а королеваня нашого року 3-го.

Я Есифъ Михайловичь Халецкий, державца Овруцкий, смотрелъ есмы того дѣла на року зложономъ очевистого мовеня, становившись на кгрунте, въ острови, на селищи въ Коннорога, гдѣ собѣ кривду быти менилъ земянинъ господарский Невмирицкий Солуянъ Сидоровичь з сынами своими: Дмитромъ и Яковомъ, од тыхъ же земяновъ господарскихъ Невмирицкихъ, себровъ своихъ: одъ Гридня, а Оникия Сидковичовъ, а одъ Федора и Андрея и одъ брати ихъ Гридковичовъ, въ забраню земли своей власное пашенное и дубровъ, засевковъ, сяножатей и о дерево бортное, старое, въ земли сполечной з ними, которое подъ его знаменемъ подъ себе забрали и въ свой подводъ подписали; жаловалъ земянинъ господарский, Солуянъ Сидоровичь на Гриня и на Оникия Сидковичовъ тымъ обычаемъ: то есть нива, на которой ваша милость теперь стоите, власная моя, жеребя Несторовского, дядка моего, который жеребей его в ихъ рукахъ былъ, который жеребей тое зими прошлое, на великомъ валномъ сейме, у Вилне, будучи намъ при господарю его милости, мнѣ поступился и листъ свой на то мнѣ, по сведому и печати вашей милости данъ, ижъ ся вже в той островъ не мели николи вступати, который передо мною оказовалъ и былъ читаный, въ которомъ то листе обмовляетъ такъ: ижъ Гринъ Сидковичь, маючи зуполную моцъ и поручене отъ брати своей, Оникия, вгоду и зеднане з нимъ принялъ, жеребей Нестеровский, дядковщизну его, и заруками обвезалися на господара короля его милости пять десятъ копъ литовскихъ, а на сторону скривженую тридцать копъ грошей литовскихъ платить, еслибы чимъ утой жеребей Нестеровской вступовать мели; а такъ теперъ через тотъ листъ, и поступене свое, и заруки тую ниву мою и поступене свое, и заруки тую ниву мою Нестеровскую пашуть и оную моцно на себе всю посеяли, а тотъ есть островъ мой обрубный, нивы и сяножатни имъ в томъ острове нетъ, одно бортю входъ маютъ, и в судереви мнѣ во всемъ од нихъ половина, такъ в земли пашенной, якъ в бортной, в дубровахъ и в сeножатехъ. А Гринъ и Оникей Сидковичи з сябрями своими Гридковичами, одпираючи на жалобу его, поведили; то есть поле наше, отчизное а не Нестеровское, бо намъ в томъ тутъ острове половица од него во всемъ. А Солуянъ противко тому мовилъ: не маете вы ничого в томъ острове, одно входъ в бортю, бо вы напротивко тому острову маете тежъ обрубный островъ, на имя Слышовъ. Я, выслухавши словы ихъ, обохъ сторонъ, пыталъ Гридня и Оникея и сябровъ ихъ Гридковичовъ, которую часть земли Солуянъ одъ нихъ маетъ, и в томъ тежъ острове ихъ Слышове, чи маетъ з ными входъ нивою, сенажатми и бортнымъ деревомъ? А они поведили, ижъ во всемъ отъ нихъ половицу маетъ, яко бортнымъ деревомъ в бору, такъ нивами и дубровами и сеножатми, бо еще продкове наши з его продками въ ровный делъ поделили пашми, дубровы, сeножатми и службу господарскую по половицы з нами служатъ, а в островъ нашъ Максимовский и Слышовъ одно бортю входъ маетъ, а нивою и сеножатю ничого немашъ ему в томъ острове нашомъ; а намъ тутъ половица одъ него во всемъ. А Солуянъ и повторе на противко нимъ мовилъ: ижъ имъ толко в томъ острове его толко бортю тежъ входъ есть, а нивою и сеножатми имъ неповедилъ входъ мѣти, гдѣ поведаетъ и свои знаки властне в томъ острове моемъ, в купе, межи нивними, яко отецъ мой изъ своею братею, з Ешутою и зъ Нестеромъ делили той островъ, и грани тежъ слушные того острова мого у вободъ передъ вашою милостію видетъ и обвести готовъ; и напервей знакъ указалъ в томъ острове ниву, селище отца своего, отъ рубежа земли Матвеевское, паны Криштофовы, а близко тое другую Ешутину, а подле Ешутины третю ниву Нестеровскую, дядковъ своихъ; уси три за межами, а одъ Нестеровское ниви, поперекъ, ку долине указалъ также три ниве, зарослыхъ за межами, и поведилъ: ижъ тые межи кладены в той часъ, коли отецъ его з братею своею: з Ешутою и Несторомъ той островъ делили на трое, якъ се имъ одъ продковъ ихъ в деле досталъ, противъ того острова ихъ Слышова, который они и теперъ сами одни на себе держатъ; и указавши знаки в томъ острове, зась повелъ насъ границами того острова: напервей привелъ до речки Коннорога ку дорогe, которая одъ замку идетъ до Каменца, то есть пета, а отъ дороги речкою внизъ привелъ, где впала въ болото, которое называють Коннорозкое, а одъ болота сеножатю къ лозѣ коннорозкой, а лозою къ леску Борковому, а лескомъ до болота Боркового жъ, а болотомъ въ лесъ Есенецкий, въ речку Еceнецъ, а речкою Есенцемъ у верхъ, до дороги Каменецкое, а дорогою до болотца, которое подъ коннорозкимъ полемъ, а зъ болотца долиною, а зъ долины на гурку, межою, до рубежа земли Матвеевское, пана Криштофовы, и поведилъ: ижъ той островъ здавна такъ се в собѣ маетъ и в тихъ границахъ своихъ, и на томъ я хочу з сынами своими; Дмитромъ и Яковомъ права поднести, ижемъ того острова грани справедливе обвелъ, иже в тотъ островъ никого иншого входу нѣтъ, толко бортю; а Гринъ и Оникей з Федоромъ и Андреемъ и братю ихъ Солуяна з сынми его на томъ къ присязе допустили и ку пригледаню тое присеги даломъ имъ вижа, служебника моего, Гаврила Кудрицкого; который поведилъ передо мною: ижъ Гринъ, Оникей Сидковичи и ихъ сяброве: Федоръ и Андрей Гридковичи з братею своею Солуяна и сыновъ его къ присязѣ неповели и того острова в границахъ вышей менованыхъ, ведлугъ завоженя его, поступили имъ на вечность, а собѣ на противко того взяли островъ Максимовщину, на имя Слышовъ, штожъ они и сами, стороны передо мною вызнали, ижъ на томъ постановеніе межи собою учинили, в которой то поведаетъ дуброве и нивы наши деленые в межахъ, то и теперъ маемъ по половине держать, водлугъ стародавного обычаю, за тымиж межами стародавними, а я, въ томъ зрозумевши, ижъ Гринъ и Оникей Сидкевичи, из сябрами, Федоромъ и Андреемъ, братею своею Гридкевичи Солуяна Сидоровича и сыновъ его до присяги не повели, и того острова в тыхъ границахъ, водлугъ заводеня его ему поступили на вечность, а собе на противко того взели островъ максимовщину, на имя Слышовъ, выналезломъ теды Soluiana Сидоровича, зъ сынами его, Дмитромъ а Яковомъ и всказалъ есмы имъ тотъ островъ держати на вечность; и уже Гринъ и Оникей Сидковичи, Федоръ а Андрей, Иванъ а Сахно и Степанъ Гридковичи, въ тотъ ихъ островъ Коннорога немаютъ ничимъ ся вступовать часы вѣчными; одно бортю маютъ входъ мети; а Солуянъ Сидоровичь з сыны его въ островъ ихъ Слышовскій, также немаютъ ничимъ ся вступоваты, одно также бортею маютъ входъ мети. А що ся зась дотычетъ добровъ и иншихъ ихъ неделеныхъ нивъ, то маетъ Солуянъ, зъ сынами своими, з ними по половицы держати, за межами старыми, водлугъ стародавного обычаю, на вѣчные часы. Ко тому тежъ Солуянъ з сынами своими, а Гринъ и Оникей з сябрами своими, Федоромъ, Андреемъ и братею ихъ привели насъ на Селище названое, на которомъ домами своими седятъ, а за Солуяновымъ домомъ, почавши одъ ровка, попровадили насъ межею старою до дороги Ровника и поведили; ижъ по левой стороне Солуяново з сынами его, а по правой ихъ, по долину, а одъ долины дорогою Ровникомъ до курганца, а одъ курганца старою межею Ровникомъ узъ островъ Слышовский, до лѣса, который слывется Колокъ, по туюжъ долину, вышъ менованую дуброву солуяновскую поведили быть; а который выгонъ завозе (siс) передъ домы ихъ, тотъ выгонъ, зeзволившись обедве стороне, передо мною поделили на полы, и рубежи казалъ есмы зарубаты: по левой руцѣ Солуяново зъ сынми къ полю ихъ, а по правой Гриню и Оникию Сидковичомъ, а Федору и Андрею зъ братею ихъ Гридковичомъ; отъ домовъ ихъ маютъ они обедве стороне той выгонъ держати и его уживать, водлугъ дѣлу и зарубаня и рубежовъ на вѣчные часы. Тотъ же Солуянъ Сидоровичь, зъ сынми своими, жаловалсе мнѣ на Федора и Андрея и братю ихъ Гридковичовъ о сосну, которая подле ниви его в завозю, поведилъ, же то есть сосна моя дядковская, жеребя нестеровского, нижли они подъ себе забрали и подводъ свой ново на ней наложили, и поступити мнѣ оное не хотятъ. Федоръ и Андрей з братею своею, на то одповедили: то есть сосна наша, отецъ нашъ ее держалъ, а по смерти отца своего, мы ее держимо теперъ и поведили подводъ свой в той сосни старший и урослейший, нижли Солуяновъ, которые ся зезволили выколоть и коли оную сосну закололи, где менили быть подводъ свой, знаку жадного ненашли; и я, в томъ зрозумевши, ижъ они въ той сосни знаку своею никоторого ненашли, и нашолъ есми Солуяна Сидоровича з сынми его правыхъ, и всказалъ есми онымъ тую сосну ку своей руце мѣти и оное уживати на вѣчность, и на то есми Гриню (в ЦГИАК и АЮЗР неправильно: Андрею) а Оникию Сидковичомъ, а Федорови, Андрѣеви з братею ихъ далъ сесь мой листъ, з моею печатю. А зо мною на тотъ часъ были земяне господарские: Онофрей Ивановичь а Тихно Михайловичь Киркошка. Писанъ въ Невмирицкихъ, подъ лѣтъ Божого нароженя тисеча петъсотъ пятдесятъ второго, месеца Іюня двадцать четвертого дня, индикта десятого. У того листу делчого, граничного, печать малая есть притесненая.(Текст Листа Й. Халецкого см. также в АЮЗР )

В которых листах, то есть в первом листе печать наша Коронная и подпись руки нашое королевское тыми словы: Sigismundus Rex, а подпись руки писарское Лаврин Пясочинский, а в другом листе декрета Халецкого печать одна, а так мы король просьбы приречоных, яко слушне ласкаве се прихиляючи листы помененые тыме име право посполитое позволяют якосе в собе мают во всех их члонках, артыкулах и кондициях потвердити умыслили есмо, якож потвержаем и умоцняем тым листом нашим хотячи так листы абы тот лист наш на кождом местцу у кождого суду был таковое важности яковое моцы тые листы в собе мают. А для сведецтва болшое тое потвержене наше рукою нашою подписавши, печать нашу Коронную притиснути розказали есмо. Писан в Кракове на Сейме Вальном Коронном лета Божого нароженья 1603 месяца февраля 10 дня, а панованья Кролевств наших Польское 16, а шведского 10 року.

Sigismundus Rex. Florian Olieszko pisarz.
[/q]


Фотокопии (начало):

Прикрепленный файл (F_кмф-18_1_203_001.jpg, 640720 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Александр Коновальчук
Почетный участник



Киев
Сообщений: 221
Регистрация: 1 авг. 2008
Рейтинг: 185 

Список некоторых документов Левковских

Тестамент Даниеля Валевского-Левковского учинённый в 1727, вписанный в овруцкие гродские книги 2 января 1733. По которому завещатель отписал все своё имущество жене Барбаре Бржесянской, сыновьям Антону и Игнатию, а также дочери Терезе.

Декрет Киевского гродского суда от 4 июля 1747 по делу между братьями Антоном и Игнатием Левковскими с одной, а Василием Левковским с другой о разделе суммы денег.

Тестамент Василия Левковского учинённый 12 декабря 1762, вписанный в житомирские гродские книги 23 февраля 1763.

Манифест Антония Левковского в Житомирском гродском суде 26 февраля 1763, против своего брата Игнатия Левковского о забрании имения доставшегося от родителей и Василия Левковского.

Манифест Антония Левковского в Овруцком гродском суде 27 июля 1773, против Доменика Левковского, сына умершего Игнатия Левковского о неправильном пользовании имением Кацовщизна, забрании пшеницы и скота.

Цесия 3 октября 1791 в Житомирском гродском суде от Антона Левковского в сторону Прушинского на половину из суммы в 3000 злотых на части Кацовщизны через Василия Левковского данных Андрею Погойскому.
Левковский
Почетный участник



Сообщений: 182
Регистрация: 15 фев. 2007
Рейтинг: 111 

спасибо, Александр, некоторые нам известны по 6-й части родословной книги Дворян Волынской губернии
<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 123 124 125 126 127 * 128 129 130 131 ... 235 236 237 238 239 240 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS

Реклама от YouDo