Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   СТРАНЫ И РЕГИОНЫ »   Украина (Україна) »   Украина, условно Центр »   Полтавщина и архивы
RSS


Полтавщина и архивы

ТОЛЬКО CСЫЛКИ НА ДОКУМЕНТЫ по Полтавской губернии в разных архивах.


<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 * 6 7 8 9 10 11 [ >>>>>> ]
Модераторы: РоманС, Ёжик, Vodnik_dnepr, PElena, Navy58
PElena
Модератор раздела

PElena

Луганск
Сообщений: 5615
Регистрация: 4 июля 2009
Рейтинг: 4356 

Путеводитель по теме

Полтавская протопопия
Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/



Полтавская губерния
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/





Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/






Центральный Государственный архив высших органов власти и управления Украины, Киев

Российский государственный исторический архив




Государственный архив Краснодарского края


Государственный архив Астраханской области

Шведский Королевский Военный Архив (г.Стокгольм)

Фонд изучения наследия П.А.Столыпина

Государственный архив Херсонской области

Государственный архив Амурской области

Российский государственный архив ВМФ

Днепропетровский исторический музей

Специальный государственный архив ДКНБ по Павлодарской области

Государственный архив Красноярского края (ГАКК)


Государственный архив Республики Крым (ГАРК, г. Симферополь)

Государственный архив Кабардино-Балкарской республики

Государственный архив Саратовской области

Книги памяти жертв политических репрессий Амурской области

Государственный архив Ростовской области

Омский ГИК музей

Исторический архив Омской области


Центр хранения архивного фонда Алтайского края

журнал "Отечественные архивы" № 5 (2002 г.)

журнал «Отечественные архивы» № 6 (2012 г.)

Архивы России. выставки. Гудим-Левкович Павел Константинович

Государственный архив Пермского края

Центральный Государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга

Центральный государственный архив Удмуртской республики


Полтавский полк
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/

Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/






Гадячский уезд
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/

Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/





Государственный архив Сумской области




Зеньковский уезд
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/

Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/


Государственный архив Сумской области



Государственный архив Краснодарского края

Российский государственный исторический архив


Золотоношский уезд
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/


Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Государственный Архив Черкасской области


Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/





Школьный и сельский музеи села Золотоношка Башкирии

Российский государственный исторический архив

Фил. ЦГИА УССР в г. Харькове


Кобелякский уезд
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/

Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/




Государственный архив Краснодарского края

ГАСК Государственный архив Ставропольского края

Государственный архив Запорожской области

Российский государственный исторический архив

Центральный Государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга


Константиноградский уезд
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/

Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Государственный архив Харьковской области

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/


Відділ державної реєстрації актів цивільного стану реєстраційної служби Красноградського районного управління юстиції Харківської області

Российский государственный исторический архив


Кременчугский уезд
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/


Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/





Государственный архив Краснодарского края

Государственный архив Запорожской области

Государственный архив Иркутской области

Сибирский Федеральный округ / Омская область / Калачинский район / Село Сорочино

Российский государственный исторический архив


Лохвицький повіт
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/

Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Государственный архив Хмельницкой области

Государственный архив Луганской области

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/



Государственный архив Сумской области


Государственный архив Черниговской области



Российский государственный исторический архив


Лубенский уезд
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/


Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Институт рукописей Национальной библиотеки Украины имени В.И. Вернадского

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/






Государственный архив Краснодарского края


Миргородский уезд
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/

Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Государственный архив Томской области

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/








Российский государственный исторический архив


Переяславский уезд
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/

Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/





Российский государственный исторический архив


Пирятинский уезд
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/

Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Государственный архив Черниговской области





Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/



Государственный архив Республики Башкортостан

Государственный архив Киевской области


Полтавский уезд
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/

Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Государственный архив Хмельницкой области

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/


Российский государственный исторический архив


Прилукский уезд
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/

Российский государственный архив древних актов /РГАДА/


Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/



Государственный архив Черниговской области









Роменский уезд
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/

Российский государственный архив древних актов /РГАДА/


Государственный архив Тульской области

Государственный архив Харьковской области

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/


Государственный архив Сумской области








Государственный архив Краснодарского края

Государственный архив Черниговской области


ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ АРХИВ МОСКВЫ

Российский государственный исторический архив



Хорольский уезд
Российский государственный военно-исторический архив /РГВИА/

Российский государственный архив древних актов /РГАДА/

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/


Фонд изучения наследия П.А.Столыпина

Государственный архив Краснодарского края

Государственный архив Запорожской области

Центр хранения архивного фонда Алтайского края

Российский государственный исторический архив


---
Пономаренко, Пасичные /Полтавская/, Береговые, Вервейко /Курская, Белгородская/
Все мои и личные данные моих предков размещены исключительно для генеалогических изысканий
PElena
Модератор раздела

PElena

Луганск
Сообщений: 5615
Регистрация: 4 июля 2009
Рейтинг: 4356 



Республика Башкортостан

Село Касимово – имение деда С.Т. Аксакова

В Башкирии есть немало мест, связанных с именем писателя С.Т. Аксакова: улица и парк в Уфе, село Надеждино Белебеевского района, озеро Киишки, село Зубово. В селе Касимове (изначально этот населенный пункт именовался деревней Касимовкой) на территории нынешнего микрорайона Шакша Калининского района Уфы находилось имение Николая Семеновича Зубова, деда С.Т. Аксакова по материнской линии.

Вот что сообщает о нем уфимский краевед Зинаида Ивановна Гудкова: «Николай Семенович Зубов занимал высокий пост – помощника уфимского наместника. При нем в конце XVIII века в Уфе сменилось трое наместников: Якоби, Пеутлинг и Игельстром. Практически же Зубов занимался всеми административными делами в нашем крае. Жил он с семьей в Уфе, в том доме, где сейчас находится Мемориальный Дом-музей С.Т. Аксакова».

К образу глубоко уважаемого им деда писатель обращался неоднократно, отмечая, что помещик, которого в своих произведениях он называет Николаем Федоровичем Зубиным, не был богачом. Так, из «Семейной хроники» мы узнаем, что «все состояние старика заключалось в двух подгородных деревушках Зубовке и Касимовке, всего сорок душ с небольшим количеством земли; наличных денег у Николая Федоровича было накоплено до десяти тысяч рублей».

Упоминания о деревне Касимовка появляются в первой трети XVIII века. По утверждению 3.И. Гудковой, самый ранний из известных документов о Касимовке – это «купчая от 30 января 1728 года вдовы подьячего Уфимской канцелярии Натальи Афанасьевны Курагиной с сыновьями подполковнику Уфимского гарнизона Дмитрию Сидоровичу Шинкееву на свое поместье, крестьян и дворовых людей». Согласно этому документу, владелица уступила «деревню Касимово с усадьбами, со всяким хоромным строением и с мельницею, и с пахотной землею и сенными покосами и со всякими угодьями на речке Шакша» за 200 рублей. Зинаида Ивановна отмечает, что в имении тогда было 8 крестьянских семейств, в том числе два крестьянских двора Мордвинцовых и 7 человек дворовых. К числу дворовых принадлежали крестьяне, имевшие фамилии (что само по себе было редкостью в те времена) Пермяковы, Антиповы, Шмелевы, Вагины.

По нашим данным, на сегодняшний день нет точных сведений также и о происхождении названия деревни Касимовки. В публикациях З.И. Гудковой приводится версия, по которой название села произошло от фамилии Касимов (в начале XVIII века в Уфе по некоторым сведениям был служилый человек Михаил Касимов).

Когда-то земли, на которых возникла Касимовка, «принадлежали некоему киргиз-кайсаку, положившему начало старинному уфимскому княжескому роду» Ураковых. В книге Г.Ф. и З.И. Гудковых «С.Т. Аксаков. Семья и окружение» сообщается, что «Рудак Мурза, по крещению Андрей Федорович Ураков, ...поверстан землей в 1591 г., а из отказной книги 1687 г. оказывается, что по отдельным книгам 1629 г. земля эта отдана ему» близ Соснового озера в окрестностях Уфы, в 10 верстах к северо-востоку от нее, за реками Белой и Уфой. Род Ураковых оставил след в топонимике окрестностей Уфы. Это деревни Ураково (Князево), Ураково (Княженково), остров Князевский на реке Уфе ниже железнодорожного моста.

Далее мы приводим сведения о владельцах Касимова, обнаруженные нами в работах Г.Ф. и З.И. Гудковых. По данным краеведов, смежными с Касимовым (Касимовкой) владениями были имения Головкиных, Никиты Кишкина, Михайловых, Ивановых, Дмитрия Кадомцева, Ивана Сокурова. Рядом также располагались земли, принадлежащие дворянам Голубцовым под названием Константиновская дача (от слова «дать») или Голубцовская пустошь, названная, очевидно, в честь родоначальника Голубцовых, боярского сына Константина Степановича Голубцова. С отрядом русских стрельцов, возглавляемых Иваном Нагим, он прибыл строить Уфимскую крепость, затем получил в касимовских местах большой земельный надел под поместье.

В 70-х гг. XVIII столетия дед Аксакова Н.С. Зубов приобрел земли в Голубцовской пустоши, располагавшейся в западной части Касимова, и поселил там своих крестьян. Николай Семенович Зубов умер в 1792 году и был похоронен на Успенском кладбище в Уфе.

После 1728 года (в I половине XVIII века) Касимово упоминается в архивных документах как село. Касимовку стали называть также селом Никольским, когда в деревне была возведена Свято-Никольская деревянная рубленая церковь. Следующий архивный источник, обнаруженный Гудковыми, относится к более позднему времени. Это план генерального межевания Оренбургской губернии Уфимского уезда села Касимова от 22 августа 1797 года. Согласно ему, восточная часть села Касимова была в общем владении трех братьев – князей Ураковых: полковника Афанасия Егоровича, подполковника Василия Егоровича и подпоручика Михаила Егоровича. У братьев Ураковых было 543 десятины земли и 39 душ крестьян обоего пола, проживавших в 10 дворах (здесь и далее архивные данные приводятся по статье 3.И. Гудковой. «Там стоят городские кварталы. Из истории села Касимово»).

В селе Касимове вблизи Никольской церкви при земляных работах была обнаружена чугунная плита с захоронения князя Уракова с надписью: «Сей памятник над прахом подпоручика Михаилы Григорьева князя Уракова, который жил 79 лет и скончался 1808 года декабря 8-го числа в 7 часов утра. Приходящие христиане, помолитесь о душе усопшего». Неизвестный прах, обнаруженный рядом с надгробной плитой, а также сама плита в октябре 1993 г. были перенесены в некрополь градо-уфимской Богородской церкви.

Западная часть села находилась «в общем владении наследников Николая Семеновича Зубова – его детей от двух браков: майора Сергея, капитана Александра, не служившего дворянина Николая, Надежды и Екатерины. Во втором браке Н.С. Зубов был женат на дочери знаменитого историка нашего края Петра Ивановича Рычкова – Александре». В 1808 году поместье перешло в руки сына Н.С. Зубова – отставного майора Сергея Николаевича Зубова – дяди С.Т. Аксакова. Там насчитывалось 1619 десятин земли вместе с Голубцовской пустошью.

Обратимся вновь к архивным документам. В «Деле об утверждении раздельного акта на землю, составленного наследниками умершего помещика Зубова Н.С.», сообщается, что 20 марта 1808 года братья Зубовы, отставной майор Сергей Николаевич и капитан Александр Николаевич разделили между собой наследство. Согласно воле их покойного отца, Николая Семеновича Зубова, выраженной им в духовном завещании 11 мая 1789 г., Сергею досталось сельцо Никольское (Касимово). Оба брата, согласно завещанию, выделяли законную долю своим двум меньшим сестрицам. В 1810 году по шестой ревизии в сельце Никольском (Касимово) у майора Сергея Николаевича Зубова было 16 дворовых и 20 душ крестьян мужского пола. В 1850 году имение покойного майора перешло по наследству к его малолетнему сыну Петру (двоюродному брату С.Т. Аксакова).

По девятой ревизии 1850 года в селе Никольском было 50 душ в 7 дворах. Все крестьяне имели фамилии (Ратовские, Сучковы, Востокины и др.), что в то время все еще встречалось редко. Петру Зубову принадлежали также крестьяне (29 душ), доставшиеся ему от покойного титулярного советника Александра Николаевича Зубова.

Мария Сергеевна Сокурова, дочь майора С.Н. Зубова, имела 1 крестьянский двор. Вере Сергеевне Михайловой – другой дочери – принадлежали 7 семейств дворовых и 3 крестьянских двора. Кроме того, княжне Елене Михайловне Ригонье, урожденной Ураковой, принадлежало 80 душ крестьян в 14 дворах. Дочь подпоручика М.Е. Уракова Елена Михайловна вышла замуж за подполковника в городе Бугульме. С фамилией Ригонье связано переселение в 1826 году 27 украинских семейств из села Анненского (Коровай) Пирятинского уезда Полтавской губернии в его уфимское имение – село Касимово (Никольское) и сельцо Князево (Ураково). Почти у всех переселенцев также были фамилии, например: Горовенко, Коломиец, Стадники, Салмановы, Терещенко и другие. Потомки этих крестьян сейчас проживают в Уфе и в Уфимском районе. В 1853 году Елене Михайловне Ригонье в селе Никольском и в сельце Ураково (Князево) принадлежало 115 крестьян и 1220 десятин земли. Чугунная надгробная плита с могилы Елизаветы Петровны Ригонье, троюродной сестры поэта М.И. Михайлова, также находится в некрополе градо-уфимской Богородской церкви.

По десятой ревизии 1859 года писец первого разряда Петр Сергеевич Зубов имел 4 семейства дворовых и 75 душ крестьян в 14 дворах. Там же надворной советнице Софье Петровне Гриневич (другая дочь П.С. Ригонье) принадлежало 15 крестьянских дворов и 84 души. Тогда же и село Касимово получило третье название – Гриневичевка, которое также не прижилось. 8 февраля 1864 года мерщик Николай Григорьевич Пригодин подал в Уфимскую дворянскую опеку прошение, в котором сообщал, что он в 1863 году купил с торгов имение Петра Сергеевича Зубова в селе Касимове, состоящее из 300 десятин земли.

Как указано в справочнике «Полный список населенных мест Уфимской губернии за 1870 год», в 1870 году село Касимово имело 122 жителя и 28 дворов. Жители занимались пчеловодством. В 1896 году в селе было уже 30 дворов и 237 жителей (125 мужчин и 112 женщин). Там была церковь, училище, хлебо-запасный магазин, бакалейная лавка, водяная мукомольная мельница, казенная винная лавка. В 1902 году Касимово – село бывших удельных крестьян – насчитывало 26 дворов и 149 жителей. В 1906 году в селе Касимово (Никольское) было 208 жителей, из них 112 мужчин и 96 женщин. Жители села главным образом занимались земледелием.

Западный конец села называли Зубовским, по фамилии его владельца. К зубовскому концу села примыкал Курмыш – 9 дворов вдоль берега речки Шакши ниже плотины. Сейчас от деревни Курмыш осталось только несколько домов. В 1926 году Касимово имело 380 жителей, 54 двора и 63 хозяйства, в 1969 году в нем проживало 235 человек. 14 января 1988 году Касимово включено в границу Уфы.

Село Касимово, расположенное к юго-востоку от рабочего поселка Шакша, который был включен в границы города еще 25 июля 1980 года, соединилось с ним. Мало кто сегодня помнит об истории этого старинного села. Нынешние горожане путают Касимово с Шакшой, а Шакшу с Касимовым. Сегодня в Шакше старые деревенские домики контрастируют с современными многоэтажными застройками. От села осталось 7 домов, в западной части Касимова – Курмыше – по сей день стоят деревянные здания.

В переводе с тюркских наречий Шакша означает «отхожее место». З.И. Гудкова связывает это с расположением там глиняного карьера, разработка которого способствовала основанию Шакши. Но нам кажется, что название Шакше дано по расположению на берегу одноименной реки. Так или иначе, но это название закрепилось за деревенькой, в которой имелось лишь 11 дворов и проживали 82 человека. Шакша была зарегистрирована в 1895 – 96-е годы. За время своего существования она мало менялась. Так, в 1920 году на месте нынешнего микрорайона Шакша насчитывалось 12 дворов, где проживали 102 человека. Железнодорожная станция Шакша прославилась тем, что в 1904 году здесь выходил на перрон император Николай II, следовавший к войскам, отправлявшимся на войну с Японией. Дочь начальника станции преподнесла ему букетик полевых цветов.

В Шакше можно увидеть уникальные уголки природы. Так, в северной части Шакши сохранилась небольшая рощица из двух десятков дубов – остаток большого девственного леса, который до 50-х годов XX века простирался по крутому берегу реки Уфы на несколько километров. На территории Шакши есть родники с хрустально чистой водой. В северной части на живописном крутом берегу струится Павлов родник. В районе Касимова на берегу реки Шакши есть даже освященный родник. Река Уфимка с Князевским островком, река Шакша и многочисленные озера являются уникальными уголками природы. Поля, луга, поляны и леса, так красочно и поэтично воспетые Сергеем Тимофеевичем Аксаковым, соседствуют в Шакше с заводами и многоэтажными домами.

---
Пономаренко, Пасичные /Полтавская/, Береговые, Вервейко /Курская, Белгородская/
Все мои и личные данные моих предков размещены исключительно для генеалогических изысканий
PElena
Модератор раздела

PElena

Луганск
Сообщений: 5615
Регистрация: 4 июля 2009
Рейтинг: 4356 



Николаевск на Волге

На левой стороне Волги, напротив Камышина, расположился старинный городок Николаевск. Малоэтажные дома, тихие, чистые улочки, — и никакой суеты. Здесь вы услышите в беседе или прочитаете в местной газете такие фамилии, как Собгайда, Котенко, Хаценко, Чупрына… Откуда столь многочисленные украинские корни на древней волжской земле, где до XVIII века легче было встретить калмыка или татарина, чем выходца (право, невидаль!) из полтавщины.

«Ревизские сказки» саратовских архивов подсказывают ответ — имена предков современных николаевцев: Афанасий Куцемако, Павел Тягнибеда, Козьма Собгайда, Осип Кошевой, Михайло Плаксенко, Осьмак, Полтавский, Харьковский, Киевский… Целые гнезда фамилий сохранились и до наших дней. Откуда же первые поселенцы пришли в «порожнюю и дикую степь» и как создавалась богатая Николаевская слобода, которая спустя несколько веков, в 1967 году, обрела статус города Николаевска?
Проезд зело труден…

В 1719 году астраханский губернатор князь Волынский доносил в Сенат: «…от Саратова до Астрахани между городов жила никакого нет, того ради купецким людям, так и прочим приезжим и рыбным ловцам от калмыков и кубанцев чинится великое разорение, и работных людей берут в плен… Надобно между городов еще сделать хотя малые города для прибежища проезжим и для закрытия пустоты от неприятельских набегов…»

А тут как раз таки задумала императрица Елизавета Петровна пополнить государственную казну за счет добычи соли с озера Эльтон (Алтан-Нор — от калм. «золотое озеро»). В 1747 году она издает указ: «По указу Ея Императорского Величества велено с Елтонского соляного озера ставить в казну соли, в городы Саратов и Дмитриевск (ныне Камышин). Того ради, ежели кто пожелает с того озера соль брав возить и ставить в казну… для того немедленно явились в Саратов, у определенного к тому приуготовлению соли подполковника Николая Чемодурова, которому велено с теми охочими людьми чинить договоры и у оных соль в магазейны принимать и за поставку деньги выдавать безо всякого удержания…».

Сенат советовал Чемодурову призвать на добычу и перевозку соли «работных людей» из близких к Саратову Симбирского и Пензенского уездов. Но эти россияне хорошо знали, почем фунт лиха в степи, сотрясаемой набегами калмыков и кубанцев. Тогда был брошен клич в Малороссию. На него откликнулись украинские чумаки: они прибыли летом 1747 года из восточной Украины, в основном из Харькова и Полтавщины. Вскоре эльтонский соляной промысел начал приносить большие прибыли, поэтому высочайшим указом «к приласканию и совершенному удовольствию чумаков» им была выделена земля «вдоль левого лугового берега Волги». Здесь-то и возникла чумацкая Николаевская слобода.

Из года в год вывоз соли увеличивался: если в 1747 году за одну поездку в августе—сентябре украинскими чумаками с озера было доставлено 13 275 пудов соли, то в 1751 году — 3 253 759 пудов, а в конце 1850-х годов ежегодный вывоз составлял 6,5 млн. пудов. Соляной промысел приобрел всероссийское значение. Он давал две трети добываемой в государстве соли. В 60-70-е годы XIX века эльтонской солью снабжались 16 губерний России.
Живем — не тужим!

Хозяйственно-экономическая жизнь чумаков не ограничивалась только извозом соли. Традиционно, украинцы считались народом предприимчивым. Наряду с чумачеством, они занимались землепашеством, но первоначально сеяли пшеницу только для собственного потребления. Однако доходы от продажи хлеба постепенно росли, и со временем землепашество стало еще одним весьма выгодным занятием. В совокупности доходы от извоза соли и продажи хлеба позволяли накопить значительные средства для покупки дополнительных земельных участков.

Отметим еще один промысел, которым занимались эльтонские чумаки — правда, он имел самые негативные последствия для последующих поколений. К моменту поселения украинцев на Волге и Еруслане, здесь произрастали большие леса, в которых высились огромные, в два-три обхвата, дубы. В свободное от вывоза соли время, зимой, чумаки вырубали ценный древостой, а весной сплавляли бревна на продажу. Леса рубились самым хищническим образом, и поэтому уже во второй половине XVIII века полностью исчезли.

В 1794 году в слободе, как сообщал губернский вестник (1879 год), «…возвели каменную церковь во имя Николая Чудотворца, и с этого начала называться слободою Николаевской. Населена она преимущественно малороссиянами, в ней имеется четыре церкви и колонная часовня…два пожарных обоза, два училища — мужское и женское, торговых лавок — 93, оптовых складов — 12, водочных заводов — 4, кирпичных заводов — 4, кожевенных — 2, маслобойных — 15, салотопенных — 2, кузниц — 25».

Что и говорить, зажиточное житье было за Волгой. Камышанам оставалось только завидовать соседям с другого берега, у которых в порядке вещей было иметь в хозяйстве корову и лошадь (для того времени главная мера богатства). Но счастье было недолгим… В 1863 году «Великий чумацкий шлях» (так называли дорогу от Эльтона до слободы Николаевской) закрылся. Надобность в чумаках отпала. С прокладкой в 1880 году железной дороги к озеру Баскунчак разработки эльтонской соли прекратились, так как она уже не могла конкурировать с более дешевой баскунчакской.

После переворота

До октябрьского переворота 1917 года николаевцы были крупными поставщиками зерна и скота. Однако с весны 1918 года главным политическим вопросом для страны стал вопрос о хлебе. Его для голодающего центра добывали самым варварским способом, вплоть до массовых репрессий и грабежа крестьянских хозяйств.

В 1918 году в Николаевске начальником окружной Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией был назначен некто Довиат. Он сполна воспользовался данными ему диктаторскими полномочиями, тем более что в его распоряжении находился отряд в 100 человек. Производились поголовные аресты, обыски, конфискации… Действия Довиата спровоцировали восстание под названием «Степные партизаны». Потом началась братоубийственная война. Дальше был голод 1921–22, 1933 годов, «сплошная коллективизация» и налоги, которые приводили к разорению крестьян и выселению их из домов. Жилье отдавалось в распоряжение коммунхоза, а хозяев ждали Сибирь или Соловки. В это же время были разрушены семь церквей.
Слобода начала «лысеть», появились заросшие лебедой пустыри — казалось, сама степь корчилась в агонии…

Великое пересееление

В 1956 году началось строительство Волгоградской (тогда Сталинградской) ГЭС. Половина слободы Николаевской должна была уйти под воду. Пришлось жителям ставить свои деревянные дома на тракторные сани и перевозить их на 9 километров ниже по Волге.

На новом месте появились ровные, застроенные аккуратными домиками улицы, зазеленели дворы. Позже, когда правительство СССР вынесло решение сделать Заволжье центром орошаемого земледелия, началось сооружение многоэтажек, школ, кинотеатра, библиотеки и музея. В 1967 году Николаевке присвоен статус города.

На современных улицах

Идут века… Но и сегодня далеко за пределами современного Николаевска легко разглядеть родовые ветви далекого прошлого. Например, в Камышине директором школы № 5 трудится Хиценко, а депутатом местной Думы избран Хаценко. В Петров Вале встретился Собгайда. В Волгограде долгие годы отдал делу воспитания подрастающего поколения Ткаченко, известны фамилии Кошевой, Чупрына, Тягнибеда. Все эти люди могут сказать: «Мои предки вывозили соль с озера Эльтон. Тяжелое было дело, но полюбили они эту бесконечную ковыльную степь, остались жить на ней и растить потомков». Такая она, наша волгоградская земля, многоликая и многонациональная.

---
Пономаренко, Пасичные /Полтавская/, Береговые, Вервейко /Курская, Белгородская/
Все мои и личные данные моих предков размещены исключительно для генеалогических изысканий
PElena
Модератор раздела

PElena

Луганск
Сообщений: 5615
Регистрация: 4 июля 2009
Рейтинг: 4356 



по материалам документов
Государственного архива Краснодарского края


Заселение Анапы в 30-е годы XIX века

28 июня 1828 г. наказной атаман Черноморского казачьего войска Алексей Данилович Бескровный (Безкровный) получил рапорт есаула Залесского, командира 9-го пехотного полка, располагавшегося в Анапе. В рапорте говорилось о том, что «крепость Анапа 12 числа сего месяца пополуночи сдалась на капитуляцию с 30-ю знаменами, с 4000 гарнизоном, 84 пушками, четырьмя пороховыми погребами, наполненными снарядами, арсеналом с оружием, запасами продовольствия». После оставления Анапы турками в крепости расположился русский гарнизон. Строения крепости были сильно разрушены и средствами гарнизона едва ли могли быть восстановлены, и в августе 1828 г. сюда была экстренно направлена инженерная команда — обеспечить восстановительные работы

После заключения Адрианопольского мирного договора Россия была заинтересована упрочить свои позиции на Северном Кавказе. Чтобы пресечь влияние турок на горские племена и прекратить контрабандную торговлю рабами, которая, несмотря на официальную отмену, все еще имела место, в период с 1830 по 1842 гг. на побережье было создано 17 укреплений, составивших Черноморскую береговую линию. Решено было заселить отвоеванные у турков и горцев земли малороссийскими казаками — переселенцами, тем самым, разрешив важную внутригосударственную проблему — обеспечение свободной землей казаков из наиболее густозаселенных районов Украины. Одним из мест, предложенных для заселения казаками из украинских губерний, была бывшая турецкая крепость Анапа.

В 1829 г. появляются первые правительственные распоряжения о заселении Анапы. 21 сентября управляющий Главным штабом Его Императорского Величества А. И. Чернышев, согласно Высочайшему повелению, сделал распоряжение за № 1829 и № 1958 на имя Главнокомандующего Отдельным Кавказским корпусом генерала-фельдмаршала Паскевича-Эриванского «составить проэкты планам и сметам» для осуществления следующего замысла — водворить в бывшей турецкой крепости около 800 (а в последующих документах — 1000 — В. Т.) семейств малороссийских переселенцев. В ответ на это распоряжение Паскевич нашел необходимым образовать в Анапе Временный Комитет, который впоследствии был переименован в Анапский Строительный Комитет. Председателем его был назначен комендант крепости генерал-майор Вышеславцов, членами Комитета — инженер Данилов и артиллерии поручик Новицкий, который ранее был командирован в Анапу для обозрения окрестностей и составления описания местности. В обязанности Комитета входило обеспечение жильем, земельными угодьями, орудиями труда, продовольствием, водой и другим необходимым для жизни переселенцев, забота об их акклиматизации и здоровье.

Но осуществить в ближайшие годы предполагаемое переселение не удалось по той причине, что на землях в окрестностях Анапы жили черкесы-натухайцы. И немного находилось желающих менять привычный образ жизни на неведомый уклад в необжитых окраинах Российской империи. С новой силой вопрос этот возникает в документах 1832 г.

21 января 1832 г. командир Отдельного Кавказского корпуса генерал от инфантерии барон Розен в донесении генерал-адъютанту Чернышеву объясняет все преимущества и недостатки поселения в Анапской крепости 1000 семейств малороссийских переселенцев. С одной стороны — открытые равнинные земли в окрестностях Анапы благоприятны для землепашества и скотоводства и, таким образом, как нельзя больше подходили для заселения их казаками, привыкшими к такого рода работам. А с другой стороны, сложность заключалась в том, что малороссийские казаки совершенно отвыкли от военной жизни, а поселение их на этих землях было сопряжено с опасностью нападения прибрежных горцев. Спокойная мирная жизнь была невозможна до полного усмирения живших рядом натухайцев. «Почти каждая фуражировка, отправляемая ныне из Анапы за дровами бывает сопровождаема перестрелкою», а посевы земледельцев и заготовки сена переселенцев, предполагалось, непременно «будут подвергаться истреблению», — сообщалось в донесении. На основании вышеупомянутого донесения Чернышев представил в Комитет Министров соответствующую записку от 6 марта 1832 г. за №700.

В свою очередь, Комитет Министров сделал выводы о целесообразности привлечения в Анапу переселенцев из Малороссии и признал возможным переселение в бывшую турецкую крепость 1000 семейств малороссийских казаков, но с предварительным поселением 69 семейств из числа мастеровых казаков для построения остальным жилищ. В виду местных затруднений и опасности нападения со стороны черкесов Комитет распорядился привлечь для построения домов также 60 военно-рабочих.

Учитывая вышеупомянутые затруднения, «единственным на первый раз средством к основанию российского населения», помимо малороссийских казаков, Комитет Министров считал привлечение в эти места черноморских и донских казаков ввиду того, что земли их были расположены гораздо ближе, и их перемещение позволяло избежать напрасных трат государственной казны. К тому же, казаки эти имели навык к военной жизни и могли защитить себя от набегов горцев. Кроме того, Комитет Министров предполагал допускать к поселению и «казенных крестьян, по какому-либо случаю добровольно» пришедших на эти земли, водворяя их на тех же основаниях, что и прибывающих в кавказские полки. Причем, не рекомендовалось «делать розыскания о паспортах» этих лиц по той причине, что оглашение таких действий могло привлечь сюда людей из близлежащих губерний, скрывавшихся «от законных преследований обществ своих или владельцев», и «край сей наводнился бы людьми бесполезными, ненужными и даже вредными».

Эти рекомендации должны были соблюдаться до того времени, «когда край сей будет приведен в совершенное устройство и безопасность от набегов, предположив для сего примерно 25-летний срок».

Переселение было назначено из тех уездов Полтавской губернии, где было наибольшее число малоземельных крестьян (Зеньковского, Роменского, Кобеляцкого, Кременчугского, Лубенского и Хоролевского). В приглашениях к переселению, заверенных подписью и печатью Малороссийского военного губернатора, указывались все выгоды и льготы казакам, а также расходы, которые государство возлагало на себя. Доверенные чиновники следили за тем, чтобы не было никаких притеснений и «принуждения к переселению» со стороны местного начальства. В течение месяца подавались списки желающих переселиться. Предпочтение отдавалось тем семьям, в которых было больше мужчин средних лет (25-35 лет). Также малоземельные семьи предпочитались тем, которые имели достаточно земли. Кроме того, предпочитались те семьи, которые не имели долгов, а также в которых никто из членов семьи не был судим.

В Государственном архиве Краснодарского края сохранился именной список мастеровых казаков и их семейств из Полтавской губернии, пожелавших переселиться в Анапу. Список датирован 24 мая 1832 г. В нем значатся 123 семейства, в которых 371 человек мужского и 316 женского пола. Известно, что в путь казаки отправились лишь в количестве 69 семейств: по всей вероятности, остальные не были одобрены к переселению.

Прибыли в сборное место — г. Кременчуг к 15 июня 1832 г., дата отправления была назначена на 22-26 июля. Переселенцев разделили на две партии, каждую из которых сопровождал чиновник, принимавший партию от исправляющего должность Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора. Каждая партия следовала по строго установленному маршруту, тщательнейшим образом разработанному от г. Кременчуга до г. Керчь-Ениколе. Каждому чиновнику, сопровождавшему переселенцев, или партионному начальнику, выдавалось: из казны по 500 руб. на покупку соли для казаков и предметов, необходимых в пути следования (например, «дегтю для возов и веревок»); копия маршрута; список всех семейств с указанием количества скота у каждой семьи; а также открытый лист, по предъявлению которого местное начальство тех населенных пунктов, через кои пролегал путь, обязано было обеспечить переселенцев ночлегом, отвести пастбищные места и водопои для скота.

В пути следования, со дня перехода за Днепр, всем переселенцам возрастом более 7 лет, независимо от пола, выдавалось продовольствие по полному солдатскому пайку, а для детей младше этого возраста — по половине пайка. Для обеспечения казаков продуктами, по маршруту их следования местным начальством заготавливался «в натуре провиант, равномерно мясную порцию по полфунту на пять дней в неделю, а для мущин сверх того по три винных порции». Детский паек разрешалось отпускать деньгами для приобретения других, более необходимых продуктов — «для улучшения пищи», по усмотрению местного начальства. По прибытии переселенцев в Крым и Черноморию рекомендовалось обращать особое внимание на то, чтобы не употреблялись в пишу рыба, фрукты, а также простая вода для питья во избежание заболеваний. А если этого избежать не удавалось, то больных обязывалось принимать в местные госпитали, лазареты и больницы.

16 июня 1832 г. Анапский Строительный Комитет передал для исполнения Анапскому Временному Правлению распоряжение, обязывающее обеспечить строительство 200 домов для переселенцев, каждый на два семейства. Для осуществления этого в Анапу было прислано 60 плотников 1-й пехотной дивизии: 30 рядовых нижних чинов Крымского пехотного полка и 30 — Севастопольского полка.

На тот случай, если ко времени прибытия переселенцев дома для них не будут готовы, Комитет предположил разместить их «в Тамани, по Черноморским куреням, с тем, чтобы по мере возможности переводить в Анапу». К такой мере пришлось прибегнуть, так как дома для казаков в действительности не были закончены ко времени их прибытия. 7 марта 1833 г. Председатель Анапского Строительного Комитета Вышеславцов в рапорте Командующему Войсками на Кавказской линии и Черномории Вельяминову сообщил, что устроено только 21 дом и просил допустить в Анапу пока не более как 42 семейства. В ожидании поселения переселенцы были расквартированы в Таманском округе, часть из них отправилась в Черноморию на заработки.

Строительные материалы для домов закупались в Ростове. Фундаменты домов делали «из дикого камня на извести или на глине с песком». Камень добывали здесь же, в самой крепости, «из разоренных турецких строений». Покрытие полов в домах вначале предполагали делать дощатым, но, учитывая то обстоятельство, что малороссияне в хатах своих деревянных полов не делали, а также, желая избежать «напрасной траты казны», решено было оставить земляные полы с обмазкой глиной.

К лету 1833 г. в Анапе построили лишь 21 деревянный дом. 17 июля Командующим Черноморской береговой линией генерал-лейтенантом Малиновским было сделано освидетельствование построенных для пересе­ленцев домов. Малиновский нашел их в неудовлетворительном состоянии: «венцы досчатых стен в столбах не могут иметь надлежащей осадки, под оконными косяками и в пазах столбов повисли, от чего досчатые венцы... не могут лежать плотно, и наружный воздух свободно повсеместно проходит во внутренние помещения дома...». Анапскому Строительному Комитету было вменено в обязанности обеспечить обмазку стен с наружной стороны силами казенных рабочих, а стены и потолки внутри помещений «для сбережения излишних расходов» решено было поручить «каждому хозяину из малороссиян... с платою за каждую половину дома по сорока рублей». Надзор за всеми строительными работами осуществлял «строитель тех домов» инженер-подполковник Акинчиц (Окинчиц).16 мая 1833 г. Строительным Комитетом было получено разрешение Командующего Войсками на Кавказской линии и Черномории Вельяминова перевести из Таманского округа в Анапу не более 42 семейств малороссийских переселенцев — по числу построенных для них домов, «дабы они могли по возможности обеспечить себя сеном для прокормки в зимнее время скота и хворостом для огородов и дворов», а также прочим необходимым для жизни, потому как Анапский гарнизон был не в состоянии сделать это из-за малочисленности и из-за «неприязненности соседственных к Анапе горцев».

Итак, согласно дозволению графа Вельяминова, летом 1833 г. из Таманского округа в Анапу были водворены первые мирные переселенцы — 43 семейства мастеровых казаков (132 мужского и 108 женского пола), прибывших сюда из Полтавской губернии Малороссии. Одно из семейств было представлено в единственном лице — 20-летним Герасимом Кныш. Именной список этих семейств хранится в Государственном архиве Краснодарского края, копия — в фондах Анапского археологического музея.

Таким образом, можно утверждать, что первый этап заселения Анапы был тщательно организованным мероприятием, производившимся по Высочайшему повелению и под контролем. Первые мирные переселенцы-мастеровые были родом из Полтавской губернии. А несоответствие количества намечаемых переселенцев и прибывших к месту назначения говорит о непопулярности идеи заселения малярийного в ту пору края, к тому же опасного в военном отношении, среди малороссиян.

Вера Токарева

---
Пономаренко, Пасичные /Полтавская/, Береговые, Вервейко /Курская, Белгородская/
Все мои и личные данные моих предков размещены исключительно для генеалогических изысканий
PElena
Модератор раздела

PElena

Луганск
Сообщений: 5615
Регистрация: 4 июля 2009
Рейтинг: 4356 



Амурское казачье войско.
Зазейское восстание 1924 года. Версии и хроника
Памяти участников Зазейского восстания


Полная и объективная история Зазейского восстания 1924 года, последнего массового вооруженного выступления против Советской власти и диктатуры РКП(б) на Дальнем Востоке, еще не написана. В историографии восстания до сих пор наиболее значимыми оставались – работа В.С.Флерова «Ликвидация кулацкого выступления на Амуре» (Труды Дальневосточного филиала АН СССР.- 1961.- Т.2.- С. 119-134) статья И.Д.Саначева «Крестьянское восстание на Амуре – кулацкий мятеж или шаг отчаяния?» (Вестник ДВО РАН.- 1992.- N 3-4) и хроника В.Н.Абеленцева «Зазейское восстание. Версии и хроника» (Амурское казачество XIX-XX вв.- Благовещенск, 2004). Поэтому, публикация списков репрессированных в трех томах «Книги памяти жертв политических репрессий Амурской области» (Благовещенск, 2001-2004) и, особенно, документального очерка В.П.Макия «...и был год 1924-й» (КПЖР.- Т.3.- С. 337-379), позволяют на основе данных судебных дел осуществить предварительный анализ социально-классового состава участников восстания, определить масштабы репрессий по районам Амурской области; уточнить территорию, охваченную восстанием, и роль в нем конкретных населенных пунктов. В.С.Флеров определяет общие потери повстанцев в 1,5 тысячи человек, из них до 300 погибли в боях, а около 1200 были взяты в плен; И.Д.Саначев указывает, что только по спискам ОГПУ были приговорены расстрелу 345 человек, а пострадало от репрессий около полутора тысяч; по подсчетам В.П.Макия документально подтверждается расстрел более 400 человек. Приведенные цифры доказывают массовое участие населения Благовещенского уезда в вооруженном выступлении. В трех томах «Книги памяти» опубликованы фамилии около 600 человек, в той или иной мере причастных к Зазейскому восстанию и привязанному к нему, так называемому, Кумарскому мятежу. Нами выделены, как непосредственно причастные к восстанию, 436 человек. В их число входят лица, указанные в списках жертв политических репрессий, упомянутые в других публикациях, известные как участники восстания по документам маньчжурской эмиграции. Сведения о большей части репрессированных очень краткие, допускаются искажения фамилий, неполны биографические данные, неточно определена принадлежность к населенным пунктам. В какой-то мере эти недостатки удалось преодолеть путем дополнения биографических сведений по казакам и эмигрантам по материалам Харбинского бюро помощи российским эмигрантам и Главного бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжу-ди-Го. По нашему мнению наиболее значительными ошибками при отнесении репрессированных к конкретных населенным пунктам в КПЖР являются следующие: вместо станицы Николаевской Тамбовского района указано село Николаевка Ивановского района; вместо Покровки Ивановского района – Паруновка Серышевского района; вместо села Высокое Тамбовской волости, вблизи Козьмодемьяновки, - Высокое Ромненского района; вместо поселка Новотроицкий Константиновского района – село Новотроицкое Благовещенского района. Значительное искажение фамилии проявилось в одном случае – Гуцан (Уцан), довольно часты расхождения при определении дат рождения. Представленный нами список также не может претендовать на исчерпывающую полноту и точность, но позволяет, в определенной мере, представить участие и роль в восстании конкретных людей. Сравнительный анализ дает основание утверждать, что, за небольшим исключением, все причастные к восстанию являлись постоянными, «коренными» жителями Амурской области; по социальному составу – крестьяне и казаки (горожан не более десятка). Отсюда вытекает, что не может идти речь о том, что «тысячи белобандитов ринулись на территорию Амурской области из Маньчжурии», к белоэмигрантам можно с натяжкой отнести Н.Манькова, Любовича, Н.Метелицу, Корженевских и некоторых других, ставших постоянными эмигрантами уже после восстания. Среди восставших не было ни одного кадрового офицера: младшие офицерские чины получили по образованию и службе в германскую войну Любович, Н.Н.Маньков, А.А.Чуриков; редко встречаются и унтер-офицеры (вахмистры, урядники). Более значительно представительство сельской интеллигенции (учителя – В.П.Алексеев, Г.П.Бородин, В.И.Мезин, священники – А.Д.Любович, П.И.Триодин, пресвитер А.Г.Чешев, врач В.Т.Кривенко, ветфельдшер Чешев, сельсоветчики – М.Н.Аистов и Ф.Фокин). Судя по списку, только одного представителя восставших можно отнести к «бандитам», С.А.Дьяковского, так как указано, что он бежал из благовещенской тюрьмы. Изучение биографических справок на участников восстания полностью опровергает версию о белогвардейском выступлении, организованном белой эмиграцией, и подтверждает именно крестьянский его характер, что было выражено в стихийности, слабой организованности и допущении многочисленных случаев зверских расправ с коммунарами. Приводимые ниже биографические справки дают представление о конкретных людях, вступивших в противоборство с Советской властью.

Андреев Денис Ефимович, р.1897, Полтавская губерния. Житель с.Козьмодемьяновка (Тамбовский р-н), крестьянин. Осужден ОО ОГПУ Амурвойск 02.02.1924, расстрелян. 1-51

Анищенко Павел Иванович, р.1896, Полтавская губерния. Житель пос. Новотроицкий (Константиновский р-н), крестьянин. Осужден ОО АГО ОГПУ 03.02.1924, расстрелян. 2-4649.

Ануприенко Иван Никитович, р.1874, Полтавская губерния. Житель пос. Золотоношский (Константиновский р-н), казак, хлебороб. Осужден ОО ОГПУ Амурвойск 10.02.1924, расстрелян. 1-66

Байло Василий Андреевич, р.1881, Полтавская губерния. Житель с.Песчаноозерка (Октябрьский р-н), крестьянин. Арестован в 1924 г., решением Амурского губернского суда 04.04.1924 оправдан. 2-4899

Голомата Лаврентий Федорович, р.1879, Полтавская губерния. Житель с.Зыряновка, хлебороб. Арестован 08.02.1924 по ст. 58 УК РСФСР. Постановлением АГО ОГПУ от 07.04.1924 из под стражи освобожден. 2-6196

Губарь Иван Павлович, р.1900, русский, Полтавская губерния. Житель с.Верхне-Полтавка (Константиновский р-н), крестьянин. Осужден ОО ОГПУ Амурвойск 29.01.1924, расстрелян. 2-6505

Гуцан Тит Артемьевич, р.1876, русский, Полтавская губерния. Житель с.Варваровка (Октябрьский р-н), крестьянин. Осужден Амурским губернским судом по ст. 58-1 УК РСФСР 25-30.04.1924 к 5 г. концлагерей. 2-6617

Дмитренко Исаак Васильевич, р.1886, украинец, Полтавская губерния. Житель с.Верхне-Полтавка (Константиновский р-н), крестьянин. Осужден ОО ОГПУ Амурвойск 29.01.1924, расстрелян. 2-6872

Долгий Моисей Кузьмич, р.1871, русский, Полтавская губерния. Житель с.Песчаноозерка (Октябрьский р-н), хлебороб. Арестован 10.02.1924 по ст. 58-1 УК РСФСР. Постановлением АГО ОГПУ от 02.03.1924 дело прекращено. 2-6940

Заломская Мария Андреевна, р.1888, Полтавская губерния. Житель с.Песчаноозерка (Октябрьский р-н), крестьянка. Арестована 13.01.1924 по ст. 58 УК РСФСР. Постановлением АГО ОГПУ от 17.02.1924 дело прекращено. 2-7376

Золотайко Савелий Дмитриевич, р.1864, русский, Полтавская губерния. Житель с.Новое (Белогорский р-н), крестьянин. Осужден АГО ОГПУ 08.02.1924, расстрелян. 2-7553

Карпец Яков Онуфриевич, р.1877(1881), Полтавская губерния. Житель ст. Николаевской, казак, хлебороб. Жена: Ирина Андреевна; дети: Никита, 1913; Евдокия, 1909. «Карпец больше дебоширил в селе, срывая свою злость в пьяном угаре». (КПЖР-3, с.349) После разгрома бежал в Маньчжурию, делал вылазки на советскую сторону. Осужден ОО ОГПУ Амурвойск 01.02.1924, расстрелян. 1-2180

Кленин Иван Федорович, р.1898, русский, Полтавская губерния. Перечислен в АКВ из Кубанской области в 1901 г. Житель ст. Николаевской, казак. Участник восстания, после разгрома бежал в Маньчжурию, передан китайцами в мае 1924 г. советским властям. Арестован 22.05.1924 по ст. 58-1 УК РСФСР, решение в деле отсутствует. 2-8270

Коваленко Елисей Порфирьевич, р.1896(8), русский, Полтавская губерния. Переведен из пос. Муравьевского в ст. Николаевскую в 1919 г. Жена – Матрена. Участник восстания, после разгрома ушел в Маньчжурию. В мае 1924 г. передан китайцами советским властям. Осужден Амурским губернским судом 27.10.1924 по ст. 58-1 УК РСФСР к 5 г. концлагерей. 2-8630

Козак (Казаков) Тимофей Платонович, р.1884, русский, Дейкаловская волость Полтавской губернии. Казак, перечислен в АКВ в 1903 г., в мировую войну в 1-м АКП, участник боев с красными в 1919 г. Житель пос. Грибский (Благовещенский р-н), хлебороб. Жена Анна Ивановна; дети: Василий, 1909; Ольга, 1911; Вера, 1913; Евдокия, 1915. Осужден коллегией ОО ОГПУ Амурвойск 29.01.1924, расстрелян. 2-7865

Корженевский Игнат Иванович, р.1900, Полтавская губерния. Казак, житель ст. Николаевской. Участник Зазейского восстания, после разгрома ушел в Маньчжурию, вернулся на родину, к судебной ответственности не привлекался.

Корженевский Калинник Иванович, р.1886.03.16, с.Решеток Золотоношского уезда Полтавской губернии. Казак, переведен в АКВ из Кубанского казачьего войска в 1902 г., нестроевой старшего разряда, участник германской войны в 1-м АКП. Житель ст. Николаевской, занимал выборные должности. «Как-то среди николаевских казаков Чуриков увидел местного жителя – Калину Корженевского, которого знал еще с действительной военной службы, а потом тот одно время работал секретарем волисполкома. По его наблюдениям, Калина держался от других повстанцев как-то обособленно и старался больше вертеться возле одной подводы, где, по словам того же Просвирова, хранилась касса отряда, а попросту мешок, в котором было 6 пудов и 17 фунтов серебра. Связь здесь улавливалась, если учесть, что родич Калины – Н.Корженевский был главнокомандующим повстанческих сил. Так что благородный металл охранялся весьма проверенным человеком. Это наблюдение Чурикова нашло подтверждение и впоследствии, когда николаевцы под натиском коммунаров спешно убегали за Амур, - в это время за «серебряным» возом неотступно следовал все тот же Калина Корженевский, спасшийся от кары большевиков». (КПЖР-3, с.350) Жена: Уткаченкова Пелагея Петровна, 1889; дети: Анастасия, 1909; Константин (1912-1940-е, погиб в ВОВ), Владимир (погиб в ВОВ); Алексей, жил в Золотоноше (Украина). После разгрома восстания ушел в Маньчжурию, служил впоследствии в полиции КВЖД.

Корженевский Николай Иванович, р.1889, Полтавская губерния. Казак, вахмистр, переведен в АКВ в 1902 г., участник германской войны во 2-м АКП, член Амурского областного собрания в период ДВР. Житель ст. Николаевской. Жена – Макрина Платоновна, дочь Мария, 1916. «Наиболее активно к военному выступлению готовились в казачьем селе Николаевка, где эту работу тайно проводил бывший его житель казачий вахмистр Николай Корженевский, приехавший нелегально по этому случаю из китайского городка Сахаляна…» (КПЖР-3, с.341) 14 января «На пост временного главнокомандующего повстанческими вооруженными силами был избран Н.Корженевский (Сахалян). Ему, в свою очередь, было поручено проведение военных операций и создание военного управления». (с.345) «К этому времени власть Советов здесь пала. (В ст. Николаевской -А.В.) Корженевский, с помощью организованной им группы сообщников… арестовали местных коммунаров…» (с.349) В период восстания и после него осуществлял связь с АВО, выезжал в Харбин к Сычеву, какое-то время находился в Сахаляне. Погиб в Китае при неясных обстоятельствах.

Литвиненко Павел Семенович, р.1862, русский, Полтавская губерния. Житель с.Варваровка (Октябрьский р-н), крестьянин. Участник расправы с арестованными коммунарами. Осужден Амурским губернским судом 25-30.04.1924, расстрелян. 2-9410
Литвинов Аким Евлампиевич, р.1898. Житель с.Крестовоздвиженка (Константиновский р-н), крестьянин. Осужден ОО ОГПУ Амурвойск 09.02.1924, расстрелян. 1-3362

Марченко Трифон Николаевич, р.1877, Полтавская губерния. Житель с.Лазаревка (Тамбовский р-н), крестьянин. Осужден ОО ОГПУ Амурвойск 01.02.1924, расстрелян. 1-3878

Негрей Николай Иванович, р.1896, украинец, хут. Задона Иваницкой волости Полтавской губернии. Зачислен в АКВ в 1903 г., казак, в гражданскую войну в 1-м Амурском полку. Житель ст. Николаевской, хлебороб. Упоминался на судебном заседании 25-30-04.1924 как «порученец Корженевского», ездил в Сахалян для закупки оружия, но среди обвиняемых не был. Арестован по ст. 58 УК РСФСР, приговором Амурского губернского суда от 09.06.1924 за недоказанностью преступления по суду оправдан. 2-10133.

Пугач Павел Дмитриевич, р.1896, с.Свиридово Полтавской губернии. Казак, зачислен в АКВ в 1903 г., в 1918 г. в 1-м Амурском полку. Житель ст. Николаевской, хлебороб. Жена – Пелих Евдокия Ивановна, 1899, дочь Екатерина, 1916. Осужден ОО ОГПУ Амурвойск 01.02.1924, расстрелян. 11553

Пуц Марк Ефимович, р.1879(82), Гнединская волость Полтавской губернии. Казак, зачислен в АКВ в 1903 г., в германскую войну в 3-й особой сотне (охрана тыла). Жена Акулина Ивановна, р.1877; дети: Павел, 1902; Алексей, 1908; Иван, 1911; Мария, 1913. Житель ст. Николаевской, в период восстания участвовал в боях против советских войск. Задержан раненым при отступлении повстанцев. (АП). Амурским губернским судом 25-30.04.1924 приговорен к 5 г. концлагерей.

Тарасенко Илларион Самсонович, р.1895, украинец, с.Светличное Лохвицкого уезда Полтавской губернии. Житель пос. Грибский (Благовещенский р-н), казак, хлебороб. Осужден ОО ОГПУ Амурвойск 29.01.1924 к высшей мере наказания с конфискацией имущества. Реабилитирован 17.12.1992 заключением прокурора Амурской области. 3-12717

Халява (Халявка) Артем Петрович, р.1857, Полтавская губерния. Казак, зачислен в АКВ в 1901 г., хуторской атаман, станичный судья. Житель ст. Николаевской, хлебороб. Постановлением ОО ОГПУ Амурвойск 01.02.1924 осужден по ст. 58-1 к высшей мере наказания с конфискацией имущества. Реабилитирован 11.01.1993 заключением прокурора Амурской области. 3-13730

Хижняк Василий Леонтьевич, р.1901, с.Журавское Полтавской губернии. Житель с.Песчаноозерка (Октябрьский р-н), крестьянин. Осужден ОО ОГПУ Амурвойск 08.02.1924 по ст. 58-1 к высшей мере наказания. Реабилитирован 15.12.1992 заключением прокурора Амурской области. 3-13679

Хижняк Даниил Андреевич, р.1880, с.Журавское Полтавской губернии. Житель с.Песчаноозерка (Октябрьский р-н), крестьянин. Осужден ОО ОГПУ Амурвойск по ст. 58-1 УК РСФСР к высшей мере наказания. Реабилитирован 15.12.1992 заключением прокурора Амурской области. 3-13681

Шостак Стефан Иванович, р.1898(6), русский, Дейкаловская волость Полтавской губернии. Казак, зачислен в АКВ в 1909 г., в 1918 г. в 1-м АКП. Житель ст. Николаевской, хлебороб. Жена – Спиридоненнко Евдокия Филипповна, 1900. В период восстания «участник банды в ст. Николаевской». Приговором Амурского губернского суда 25-30.04.1924 осужден по ст. 58-1 УК РСФСР к 5 г. концлагерей. Реабилитирован 16.01.1997 заключением прокурора Амурской области. 3-14402

---
Пономаренко, Пасичные /Полтавская/, Береговые, Вервейко /Курская, Белгородская/
Все мои и личные данные моих предков размещены исключительно для генеалогических изысканий
PElena
Модератор раздела

PElena

Луганск
Сообщений: 5615
Регистрация: 4 июля 2009
Рейтинг: 4356 



По материалам Государственного архива Ростовской области

Из истории названий приазовских сел. Часть 1.

История названий населенных пунктов тесно связана с историей их возникновения, т.е. с историей заселения края. По происхождению все населенные пункты можно разбить на три основные группы: а) те, которые основаны беглыми крестьянами, перешедшими здесь в разряд государственных ("казенные поселяне"); б) те, что возникли на помещичьих землях (частно-владельческие) и в) те, которые образованы переселенцами-колонистами, преимущественно немцами и частично латышами.
Поток беглых переселенцев шел преимущественно из Украины - из Полтавской и Черниговской губерний, а также отражал миграционный процесс внутри Екатеринославской губернии (сюда переселялись крестьяне из Бахмутского и Славяно-Сербского уездов); некоторая часть беглых поступала из Слободской Украины. Помещики переселяли своих крестьян большей частью из центральных губерний России: из Курской, Орловской, Тульской, Рязанской и др. губерний. Иностранные поселенцы представляли собой так называемую вторую волну колонизации, которая шла с запада по южным регионам России (Молдавия, Бессарабия, Причерноморье, Приазовье).

Высочино (х. Горбачев, Средний, х. Высочина) село на правом берегу р. Кагальник. Названо по фамилии основателя - беглого крестьянина из Полтавской губернии Семена Лаврентьевича Высочина. Личность основателя подтверждается и преданием, и документами. Однако это название дано официально лишь в 1858 г., а до этого у хутора были другие названия. Основано село, надо полагать, в конце 70-х - начале 80-х гг. XVIII в., впервые о нем речь идет как о хуторе без названия (основанном жителями Койсуга по сути незаконно на резервной пустоши № 7) в материалах, относящихся к 1798-1803 гг. и отражающих споры по поводу притязаний правления Войска Донского на селения Батайское и Койсугское [ГАРО, ф. 213, оп. 1, д. 15308 (п. 8.2, К-5); ф. 341, оп. 1, ф. 300, л. 2-2об.; ф. 229, оп. 1 дон., д. 107]. Первое официальное название - хутор Горбачев - дано в 1834 г., встретилось оно и в правительственном указе 1836 г., и на картах Ростовского уезда 1840 и 1848 гг. [ГАРО, ф. 376, он. 1, д. 667, л. 26-27; ф. 229, он. 1 доп., д. 51; оп. 2, д. 218.]. На карте земель Новониколаевки 1845 г. [ГАРО, ф. 229, оп. 1 доп., д. 78, л. 1] хутор указан с названием Середний; этот топоним до конца XIX в. фигурирует в разных местных бумагах наряду с официальным - с. Высочино - и, являясь вторым названием, в обиходе употребляется и сейчас. Первое официальное историческое название - хутор Горбачев - в памяти местных жителей не сохранилось, но несомненно, что оно дано было по прозвищу, или уличной фамилии, людей, здесь живших, - эта уличная фамилия существует и поныне (Горбачи-Бондаренко). Но относилось ли это прозвище в те стародавние времена и к семейству Высочина, пока не установлено. Анализируя другое историческое название - Средний, мы вправе рассматривать возможность переноса названия урочища на ойконим: дело в том, что в окрестностях Высочино имелось два оронима со словом "средний" - пустошь Средний Гусарский Брод (на этой земле ныне находится с. Новоалександровка) и Средняя Падь на Кагальнике (примерно от с. Пешкове до с. Заимо-Обрыв). Ни к одному, ни к другому село Высочино не приурочено, и подобный перенос маловероятен. Возможно, справедливым будет другое объяснение: из трех рядом расположенных на Кагальнике койсугских хуторов - Кочеванчик, Кирбыта и Высочина - самым большим был хутор Кирбыта, самым маленьким - Кочеванчик, который, как уже сказано, так и назывался - Малый, а хутор Высочина был средним по размерам, и этот различительный признак, видимо, изначально употреблялся в обиходе, превратившись в неофициальное, но популярное название населенного пункта.

Кулешовка (х. Хорольский + х. Кулешова, Кулешов, Кулишов, Кулишовск; Закурганный) село па левобережье р. Азовки у оз. Лебяжьего. Основано в конце XVIII в. койсугским жителем, выходцем из Полтавской губернии, Григорием Яковлевичем Кулешовым. Имя основателя приводится в " Сборнике статистических сведений по Екатеринославской губернии: Т. 1, с. 66-67, и косвенно подтверждается ревизскими сказками [ГАРО, ф. 376, он. 1,д. 5,п. 103]. В материалах Х.И. Попова имя Кулешова не названо [ГАРО, ф. 697, оп. 2, д. 77, л. 340]. В документах конца XVIII - начала XIX в. упоминается как койсугский хутор без названия. Следует подчеркнуть, что первоначально здесь имелось два хутора: западнее собственно хутора Кулешова располагался хутор Хорольский, основанный, видимо, выходцами с р. Хорол, приписавшимися к Койсугу и поселившимися здесь для занятия скотоводством. Это был единственный из койсугских хуторов, которому уже в 1820 г. был выделен земельный надел и дано официальное название - "хутора Хорольские" (хутору Кулешова - в 1834 г.) [ГАРО, ф. 229, оп. 2, д. 1; он. 1 доп., д. 51]. Однако в публикациях почему-то о хуторе Хорольском нигде не сообщается, хотя мы его видим на некоторых историко-топографических картах и более позднего времени [ГАРО, ф. 229, оп. 2, д. 218; К-263, № 1, К-264, л. 18]. Переселение с Хорола, очевидно, не было единичным: в Зерноградском районе Рост. обл. сохранились поныне названия Верхние Хороли, Средние Хороли. Жителям Хорольского в 1834 г. было предписано переселиться в хутор Кулешова [ГАРО,ф.229,оп.1доп.,д.51], поскольку их хутор был расположен за пределами койсугской земли - на Среднем Гусарском Броде (в то время - владение некоего Басманова). Память о хуторе Хорольском сохранилась в названии участка земли между Высочино и Кулешовкой (в наше время - это дачи в районе железнодорожного разъезда "Высочино"), указанное место называется "Хороли" (Хурули).

---
Пономаренко, Пасичные /Полтавская/, Береговые, Вервейко /Курская, Белгородская/
Все мои и личные данные моих предков размещены исключительно для генеалогических изысканий
PElena
Модератор раздела

PElena

Луганск
Сообщений: 5615
Регистрация: 4 июля 2009
Рейтинг: 4356 



Омский ГИК музей

У К Р А И Н Ц Ы В О М С К О Й О Б Л А С Т И

В конце XIX – начале XX века началось интенсивное заселение южной части Западной Сибири. Безземелье в густонаселенных губерниях черноземной полосы России, Украины и Бесарабии, частые неурожаи заставляли крестьян ехать в далекую Сибирь, в частности, в южные районы Омского Прииртышья, которые в то время были привлекательны для переселенцев: благоприятные климатические условия, обширные целинные массивы, плодородные почвы, богатые сенокосы. Стимулировало переселение и строительство Транссибирской железнодорожной магистрали. В интересах заселения района этой дороги правительство начало развертывать работы по нарезанию земельных участков для водворения переселенцев. Несколько увеличилась помощь переселенцам в пути и на местах водворения. Так, на одну семью можно было получить целый вагон, в который загружали не только сельскохозяйственный инвентарь, но и скот. Переселенческие управления обустраивали на станциях пункты горячего питания, бани. Тысячи безземельных или малоземельных крестьян двинулись в Сибирь в поисках лучшей жизни и селились здесь большими массивами на совершенно новых, неосвоенных землях.

Поток переселенцев значительно сократился лишь с началом Первой мировой войны. В годы Первой мировой войны волна переселения ослабла, в Сибирь потянулись семьи беженцев, которые обосновались здесь на постоянное место жительства. В период 1890 – 1914 гг. было основано большинство населенных пунктов южной зоны нашего района, многие из них были основаны выходцами из Украины.
Отводились свободные участки на заселение и в более северных районах – на территориях Горьковского Муромцевского, Тюкалинского, Саргатского и др. районов.
В Горьковском районе переселенцам нарезались земли в Иконниковской, Крупянской, Суховской волостях. В числе основателей деревни Ново-Рождественка Муромцевского района было 37 семей – выходцев из Киевской губернии, в Саргатском районе селились выходцы из Боренского уезда Черниговской губернии.

Но основная масса украинцев поселилась на территориях нынешних Азовского, Исилькульского, Одесского, Полтавского, Павлоградского, Русско-Полянского, Таврического, Шербакульского районов. Село Полтавка Николаевской волости, основанное в 1895 г. переселенцами из Полтавской и Черниговской губерний, было первым населенным пунктом на территории нынешнего Полтавского района. Особенно активно заселялись отмежёванные участки переселенцами из Козелецкого, Золотоношского, Пирятинского, Изюмовского и др. уездов Черниговской, Полтавской, Харьковской, Мариупольской, Киевской губерний с 1906 по 1914 гг. В это время в Полтавском районе были основаны села, названия которых ярко представляют места, откуда прибыли первопоселенцы: Никополь, Крым, Ольвиополь, Екатеринославка и др.
В Исилькульском районе в 1895 г. выходцы из с. Васютино Золотоношского уезда Полтавской губернии основали села Украинку и Ксеньевку.

Переселенцы из Павлоградского уезда Екатеринославской губернии основали ряд сел, в том числе и поселок, ставший впоследствии центром Павлоградского района. Селились здесь так же выходцы из Киевской, Полтавской, Харьковской, Волынской губерний. Из Таврической губернии Севастопольского уезда прибыли в 1900 г. основатели с. Тавричанка. Выходцы из Херсонской губернии стали основателями многих сел Одесского района. На территории современного Русско-Полянского района обосновались переселенцы из Киевской, Полтавской и Херсонской губерний. Большинство украинцев, поселившихся на землях нынешнего Шербакульского района, прибыло из Полтавской, Черниговской, Екатеринославской губерний.
Экономически было выгодно переселяться семьям, в которых преобладали мужчины, т.к. только на мужскую душу полагался земельный надел. Поэтому на первом этапе переселения в Сибирь прибывали семьи, где было больше сыновей, чем дочерей. Часто объединялись в общее хозяйство уже взрослые братья.

Вторая волна переселения приходится на 1930-е гг. Голод 1933 г., охвативший многие районы Украины, заставил искать спасения в хлеборобных сибирских краях. Переселенцы этой волны не основывали новых поселений, а находили пристанище в уже обустроенных селах, ехали в основном к родственникам, знакомым. С началом коллективизации в Сибирь начинают отправлять раскулаченных, которых расселяют в таежной части области. В 1940 г. на севере области возникают спецпоселения депортированных из западных районов Украины. После окончания Великой Отечественной войны процесс депортации продолжился, ссылали по политическим мотивам, расселяли в основном в спецпоселках на севере области. Так с 1947 г. в Омской области появились украинцы из Ровенской, Хмельницкой, Житомирской, Ивано-Франковской, Львовской областей. Большая часть спецпоселенцев размещалась в Тарском, Тевризском районах. После реабилитации в 1956 г. часть депортированных вернулась в родные места, но многие утратили связи с родственниками на Украине и осталась жить в Сибири, переселившись из спецпоселков в села северных и южных районов области. При этом односельчане держались вместе и старались поселиться компактно в одной деревне. При депортации багаж поселенцев был ограничен, можно было брать только до 30 кг на человека, в основном это была одежда, посуда, личные вещи, которые обменивались в дороге на продукты, и в Сибирь было привезено не очень много предметов.

Депортированные внесли новую струю в укрепление национальной культуры, которая у первопоселенцев уже видоизменилась под воздействием соседних народов. Они способствовали сохранению украин-ского языка, традиций. С 1954 г. в Сибирь приезжает украинская молодежь на освоение целинных земель. Омская область входила в зону интенсивного освоения новых земель и часть добровольцев-целинников обосновалась здесь. Особенно много украинцев, прибывших на целину, поселилось в Русско-Полянском, Одесском районах. Проживают украинцы-целинники в Полтавском, Шербакульском, Исилькульском, Черлакском и др. южных районах области.
По данным переписи 1926 г., украинское население в селах южной зоны было преобладающим. В 1989 г. украинское население в Омской области занимало третье место по численности (после русского и немецкого) и насчитывало 89774 чел1. В последнее десятилетие ХХ в. немецкие семьи в большинстве эмигрировали в Германию. Сейчас украинцы – вторая по численности этническая группа и составляют 4,9 % от общего населения. На родине основными занятиями украинцев были земледелие и скотоводство, сохранились они в новых местах поселений. Из животных украинцы привозили с собой в основном волов и коров. Коней покупали у русских старожилов и казахов.

На новом месте землепашцы сеяли преимущественно яровые культуры зерновых, т.к. озимые вымерзали. Для пахоты целинных земель использовали плуги, реже тяжелые сохи. С приходом в Сибирь украинцев здесь начинают возделывать огородные культуры. Вместе с привычными овощами: картофелем, репой, морковью, горохом выращивали подсолнечник, бахчевые культуры, томаты, фасоль. Украинцы в Сибири применяли привычную для себя прополку полей, чего не было у старожилов. При строительстве жилья использовали традиционные технологии. Дома и землянки были глинобитные или саманные, с высокими соломенными или плоскими земляными крышами. Внутри и снаружи стены мазали обычной глиной и покрывали белой глиной, которую в изобилии добывали возле степных озер. Усадьбы обносили плетнем из тальника или камыша. Убранство жилищ долгие годы носило национальный колорит. Для украшения украинцы использовали вышитые рушники, которые в большом количестве изготавливались девушками при подготовке приданого.

Переселенцы сохраняли язык, национальную кухню, обычаи и обряды своего народа. Национальный украинский костюм в Сибири сохраняется в основном в праздничной и обрядовой одежде, верхнюю, особенно зимнюю одежду, шили в соответствии с суровым сибирским климатом, перенимая технологию у старожилов и казахов.
Большим ударом по национальной культуре было закрытие в 1933 г. украинских национальных школ в селах, где проживало большинство этнических украинцев. Украинский язык переходит в разряд бытовых, молодежь постепенно начинает утрачивать навыки не только литературного, но и разговорного языка. В южных районах Омской области постепенно складывается своеобразный говор из смеси русского и украинского языков – суржак.

До начала 1930-х годов переселенцы вели индивидуальное хозяйство. Многие семьи, прибывшие после 1910 г., селились на хуторах, название которых образовывалось от фамилии поселенца. С началом коллективизации индивидуальные хозяйства объединяются в колхозы, хутора исчезают. Названия коллективных хозяйств имели национальный колорит, например в Полтавском районе были колхозы с названиями: "Червона Зiрка", "Красный Прапор", но во 2-й половине 1940-х гг., в период укрупнения колхозов, они были переименованы и получили русские названия. Сохранилась песенная культура украинцев. Красивые песни украинцев бытуют до сих пор, исполняются не только на домашних праздниках, но стали заметным элементом сельской культуры в районах юга Омской области; во многих клубах созданы украинские фольклорные ансамбли, их исполнители – это живая нить национальной культуры украинцев. Длительное время среди украинцев, проживающих в Сибири, сохраняются элементы обрядовой культуры. Особенно устойчивы элементы национальной свадьбы. Спецпоселенцы, несмотря на запреты, старались сохранять религиозные традиции.

---
Пономаренко, Пасичные /Полтавская/, Береговые, Вервейко /Курская, Белгородская/
Все мои и личные данные моих предков размещены исключительно для генеалогических изысканий
PElena
Модератор раздела

PElena

Луганск
Сообщений: 5615
Регистрация: 4 июля 2009
Рейтинг: 4356 

Центральный государственный исторический архив Киев /ЦГИАК/



Фонд 990 Переяславско-Бориспольская духовная консистория
Единиц хранения 1860, 1733-1785гг.

Фонд 990 Опись 1 1733-1785гг.
Количество дел 1803

Фонд 990 Опись 1 Дело 184
Дело по доношению священника церкви с. Згуровки Федора Пескорского на священника Иоанна Шетковского за нарушение церковного регламента и присвоение церковного имущества. 1753г. 35 листов

Фонд 990 Опись 1 Дело 212
Исповедная роспись церкви с. Камянки Полтавской протопопии за 1754г. 10 листов

Фонд 990 Опись 1 Дело 412
Метрическая книга церкви м. Хорола Хорольской протопопии за 1763г. 5 листов

Фонд 990 Опись 1 Дело 594
Исповедная роспись церквей Новомиргородской протопопии за 1766г. 303 листа

Фонд 990 Опись 1 Дело 861
Исповедная роспись церквей г. Полтавы за 1771г. 1 лист

Фонд 990 Опись 1 Дело 1178
Метрическая книга церквей Хорольской протопопии за 1777г. 4 листа

Фонд 990 Опись 1 Дело 1348
Метрическая книга Голтвянской протопопии за 1779г. 74 листа

Фонд 990 Опись 1 Дело 1349
Метрическая книга Голтвянской протопопии за 1779г. 9 листов

Фонд 990 Опись 1 Дело 1350
Метрическая книга церквей Золотоношской протопопии за 1779г. 41 лист

Фонд 990 Опись 1 Дело 1356
Метрическая книга церквей Золотоношской протопопии за 1779г. 1779-1786гг. 30 листов

Фонд 990 Опись 1 Дело 1357
Метрическая книга церквей Золотоношского повета за 1779г. 8 листов

Фонд 990 Опись 1 Дело 1745
Метрические книги церквей Миргородской протопопии за 1784г. 262 листа

Фонд 990 Опись 1 Дело 1766
Метрические книги церквей Миргородской протопопии за 1785г. 307 листов

Фонд 990 Опись 2 1733-1788гг.
Количество дел 53

Фонд 990 Опись 2 Дело 40
Метрическая книга церкви м. Домонтова Золотоношской протопопии. 1779г. 6 листов

Фонд 990 Опись 2 Дело 42
Исповедная роспись церквей Голтвянской протопопии. 1779г. 267 листов

Владимир Федоров спасибо!!!

---
Пономаренко, Пасичные /Полтавская/, Береговые, Вервейко /Курская, Белгородская/
Все мои и личные данные моих предков размещены исключительно для генеалогических изысканий
PElena
Модератор раздела

PElena

Луганск
Сообщений: 5615
Регистрация: 4 июля 2009
Рейтинг: 4356 

ЦДІАК 51-3-1155 /14л/
21.07.1723р Список зубожілих козаків Полтавського полку, які не змогли виступити в військовий похід

ЦДІАК 51-3-1455 /12л/
1725р Про відправку в Низовий похід козаків Полтавського полку і призначення над ними командиром кишенського сотника Григорія Потоцького

ЦДІАК ф 51 оп 3, справа №

1335. - Реєстр козаків і старшини з переліком військових походів (...). - 1724, 1725, 1734. - 92.л
1336. - Реєстр козаків і старшини з переліком військових походів (...). - 1724, 1725, 1734. - 85 л
19250. Компут козаків Полтавського полку. 1735 р. — 291 арк.
19317. Ревізія Полтавського полку. 1737 р. — 399 арк.
19318. Ревізія Полтавського полку. 1737 р. — 331 арк.
19330. Ревізія Полтавського полку. 1740 р. — 324 арк.
19341. Ревізія Полтавського полку. 1743 р. — 443 арк.
19351. Ревізія Полтавського полку. 1759 р. — 532 арк.
19353. Ревізія Полтавського полку. 1748 р. — 456 арк.
19355. Ревізія Полтавського полку. 1755 р. — 409 арк.
20038. Перепис дворів Полтавського полку. 1735 р. — 455 арк.

ІР ф1 спр №
54335 (568л - 1732г) Ревизия Полтавского полку
54480 (188л - 1718г) Полтавский компут
54481 (210л - 1721г) Компут полка Полтавского


AppS спасибо!

---
Пономаренко, Пасичные /Полтавская/, Береговые, Вервейко /Курская, Белгородская/
Все мои и личные данные моих предков размещены исключительно для генеалогических изысканий
Zander
Долгожитель форума

Zander

Киев
Сообщений: 555
Регистрация: 31 окт. 2009
Рейтинг: 265 

Исторический архив Омской области.
Информация предоставлена Igor 15.

1.

Переселенцы Полтавской губернии в Омский уезд Акмолиннской области (по фондам ИАОО) с 1895 по 1910г.

Белоуско
Бережнов
Бережный
Вакуленко
Голенко
Голляк
Гончарова
Грипач
Долена
Драный
Жейник
Иве(а)ненко
Калениченко
Карась
Кацай
Кисель
Колесник
Колесников
Кравченко
Кривошеев
Кровченко
Крупка
Кулинич
Курносенкова
Кучеренкова
Лала
Латушка
Мазепа
Мазепан
Мамот
Мацкивский
Мирошник
Михочиник
Мищенка
Муся
Нишь
Олихвир
Олчаренко
Павлик
Пледюк
Попьдочини
Прокоренко
Пучка
Ралько
Руденко
Рыженко
Сидоренко
Сластен
Солод
Солонуха(ин)
Стусенко
Тесленко
Тупицкий
Тытарь
Тютюник
Шапиро
Шерстюк
Шкиль

***

2.

Переселенцы с Полтавской губернии в Омский уезд Акмолинской области (по фондам ИАОО) с 1911г по 1918г

Бережны(о)й
Гречка
Грун(ж)ский
Кулак
Степанов
Чулак
Кобылка

---
Щипан, Симоненко, Стеценко, Карпенко - Лубенский р-н, Полтавская обл.
Порубай, Пилипенко - Кобелякский р-н, Полтавская обл.
Гребенюковы, Барабашовы - Каменский р-н, Воронежская обл.
Медведевы - Нижегородская обл.
Грошевы - Волгоградская обл.
yvb
Долгожитель форума



Сообщений: 537
Регистрация: 29 апр. 2008
Рейтинг: 130 

В библиотеке "Царское село" выложили книгу 1915. Описание архивов Полтавской губернии - http://book-old.ru/BookLibrary...ernii.html
Интересно почитать. Выясняется, что многие архивные документы утрачены ещё до 1915 года. Причины самые разнообразные. Часто упоминается - проданы, непонятно кому и зачем. Может просто на бумагу?
А может эти документы хранятся в личном архиве какого-нибудь коллеги архивариуса Варфоломея Коробейникова из 12 стульев до сих пор!


---
База данных «Жители Кременчуга и Кременчугского уезда» - www.kremenchug.su
<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 * 6 7 8 9 10 11 [ >>>>>> ]
Модераторы: РоманС, Ёжик, Vodnik_dnepr, PElena, Navy58
Генеалогический форум ВГД »   СТРАНЫ И РЕГИОНЫ »   Украина (Україна) »   Украина, условно Центр »   Полтавщина и архивы
RSS

Реклама от YouDo