Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Дневники участников »   Дневник овч »   Мемуары
RSS


Мемуары

История моей семьи


<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 * 9 10 11 12 ... 27 28 29 30 31 32 [ >>>>>> ]
Модератор: ОВЧ
ОВЧ
Модератор раздела
Ассоциированный член РДС

ОВЧ

г. Москва
Сообщений: 11803
Регистрация: 28 фев. 2007
Рейтинг: 3350 

Физкультура и спорт






Большинство студентов Политехникума занимались физической культурой, сдавали нормы ГТО. Женя Логвинова была в числе передовых. У неё в то время была очень стройная по тем стандартам фигурка.


Студенты Политехникума им. Ленина, во втором ряду - мои родители




Парад физкультурников на Красной площади




Все, кто знали мою матушку в то время, говорили в один голос, что Женя Логвинова - вылитая статуя Волги на Северном Речном Вокзале.




И поэтому регулярно, два раза в год – 1 мая и 7 ноября – Женя принимала участие в парадах физкультурников на Красной площади, которые проходили сразу после военного парада.
И в мае, и в ноябре погода в Москве, как правило, довольно прохладная.
А форма у участников парада была более, чем лёгкая: летние спортивные трусы и маечки на узких бретельках.
Девушки сильно мёрзли. А, чтобы физкультурники не выглядели во время парада слишком синими, перед тем, как выпустить на Красную площадь, их заводили в здание ГУМа – погреться.
А затем бодрым шагом шеренги юных красавиц проходили мимо мавзолея,
где находились лидеры советского государства и отец народов Иосиф Виссарионович.








На технологической практике. Люба Березина и Женя Логвинова.





Студенты на свежем воздухе.





ЛИКБЕЗ



Одной из комсомольских нагрузок у Жени Логвиновой была работа в движении « Ликвидация безграмотности ».
Евгении поручили обучить группу взрослых женщин чтению, письму и арифметике. Процесс усвоения знаний проходил довольно успешно.
На одном из уроков моя матушка рассказывала о простых дробях.
Все « ученицы » усвоили сразу этот материал… Кроме одной… Назову её условно – Марьей Ивановной…
Марья Ивановна никак не могла понять суть этого вопроса.
Женя объяснила ей ещё раз, и другой, и третий…
« А я всё равно не понимаю !...» - капризно говорила Мария Ивановна.
Тут терпенье у моей мамы лопнуло - « Ну, не могу же я тебе свою голову приставить ! »
Это замечание просто ошеломило Марью Ивановну… И она вдруг внезапно всё поняла… « Включила мозги », как говорит современная молодёжь.
И с этих пор Марья Ивановна стала лучшей ученицей в группе…




Студенты и преподаватели Политехникума им. Ленина

Прикрепленный файл (fiСтуденты и преподаватели.jpg, 75918 байт<!--, скачан: 1757 раз-->)
---
Все мои личные данные, размещены мною на сайте добровольно и специально для поиска родственников.
Хочу объять необъятное.
ОВЧ
ОВЧ
Модератор раздела
Ассоциированный член РДС

ОВЧ

г. Москва
Сообщений: 11803
Регистрация: 28 фев. 2007
Рейтинг: 3350 

Москва 1937 - 1938 г.



Е. В. Логвинова. 1937 г.




В Политехникуме имени Ленина существовала военная кафедра.
По инструкциям того времени на военных кафедрах должны были обучаться не только все юноши, но и все девушки.
Освобождало от обязательного обучения на ВК только недостаточно хорошее состояние здоровья.
Женю Логвинову назначили сначала помошником командира взвода, а затем - командиром девичьего взвода.
Начальником военной кафедры был подполковник Россихин.

Он был, как тогда говорили, военным специалистом, « царским офицером ».
О себе Россихин рассказывал, что он был однокашником знаменитого Тухачевского.
Рассказывал и о том, как прекрасно Тухачевский учился - на круглые «12» по всем предметам.


К студентам Россихин всегда обращался словом - Друзья !! Видимо - слово " Товарищи ! " - его коробило...
А обращение - " Господа ! " - было под запретом...



Россихин Степан Иванович по списку офицеров на 1909 г .- штабс-капитан,
помощник секретаря Окружного Интендантского управления Виленского военного округа.







Летом 1938 года Женя Логвинова в числе других студенток отправилась на учебные сборы. Девушек направили в летние лагеря одной из подмосковных воинских частей.
Палатки для студенток установили в центре территории лагеря и обнесли их заграждением из колючей проволоки.
А юношей-студентов послали совсем в другую воинскую часть.
Девушкам выдали обмундирование.
Сначала ничего подходящего, согласно воинского устава, для студенток не нашлось.
Им выдали то, что нашлось на складе.
Вид у девушек получился комичный – фуражки пограничников, шинели медицинской службы, только гимнастёрки были соответствующие – артиллерийские…
Прошло несколько дней прежде, чем внешний вид девушек-курсантов привели в норму.


Е. В. Логвинова. 1938 г.





Много случалось разных событий на сборах - и смешных, и трагических.
Однажды в жаркий день девушки пошли купаться на речку.
Одной из них вдруг стало плохо в воде. Она стала тонуть. Когда её вытащили из воды, было уже поздно. У девушки остановилось сердце. Какое несчастье ! Несколько дней студентки рыдали, оплакивая безвременную кончину своей подруги.











Вася Чистов на учебных сборах.







Однажды, в тот момент, когда девушки занимались строевой подготовкой, в войсковую часть с инспекцией приехал Семён Михайлович Будённый.
« Надо же, какой цветник ! » - сказал маршал при виде студенток.
Женя Логвинова, приложив руку к пилотке, доложила Будённому, что взвод курсантов проводит занятия по плану учебных сборов. Семён Михайлович улыбнулся и протянул руку для рукопожатия.
После окончания сборов студентам было присвоено звание лейтенант.



С.М. Будённый после охоты.







Женя и Вася в Звенигороде






Женя Логвинова и Вася Чистов







Учебные сборы. Лето 1938 г.

Прикрепленный файл (Копия New Scan-20130307104104-00001.jpg, 293396 байт<!--, скачан: 546 раз-->)
---
Все мои личные данные, размещены мною на сайте добровольно и специально для поиска родственников.
Хочу объять необъятное.
ОВЧ
ОВЧ
Модератор раздела
Ассоциированный член РДС

ОВЧ

г. Москва
Сообщений: 11803
Регистрация: 28 фев. 2007
Рейтинг: 3350 

1939 - й год
СТАЛИНО


В 1939 году закончились занятия. Начались государственные экзамены и защита дипломных проектов.
Когда Женя Логвинова на защите своего проекта вышла к доске со схемами и чертежами для того, чтобы произнести доклад перед комиссией, она с ужасом вдруг почувствовала, что у неё от волнения пропал голос. И она не может произнести ни слова. Несколько минут длилась тишина. Члены экзаменационной комиссии стали недоуменно переглядываться.
В голове у Жени с молниеносной скоростью проносились мысли:
« Господи ! Сколько сил и времени было потрачено на учёбу! Если я сейчас не заговорю – всё пропало ! »
К счастью Женя заметила графин с водой, стоящий на столе, за которым сидела комиссия. С отчаянной решимостью она подошла к спасительному сосуду и налила из него в стакан воды. И всю её выпила.
Ступор сразу прошёл, голос вернулся. И Женя отлично произнесла свой доклад.

Диплом Логвиновой Евгении Владимировны об окончании Московкого Химического политехникума им. Ленина.




Сталино. Парк культуры и отдыха. 1939 г.






После защиты дипломного проекта моя мама получила распределение на работу вместе с группой выпускников Политехникума на военный завод № 144 в город Сталино. ( Бывшая Юзовка )




Теперь она становилась главой маленькой семьи.
И опять Логвиновы собирала узлы и чемоданы. Все переехали из Москвы в Сталино. Московская прописка при этом терялась.




Среди однокурсников Жени, поехавших вместе с ней в Сталино, был и Вася Чистов.
На протяжении всего времени учёбы в Политехникуме он был без памяти влюблён в мою маму ( или это ему только так казалось ). Но - совершенно безнадёжно.
А Женя разрывалась между учёбой, работой и семейными проблемами. Ей было – не до романов. Да никто из однокурсников ей особенно и не нравился. А Вася к тому же был на семь лет моложе.
Родился он в крестьянской семье. Что было общего у моих будущих родителей ? Очень мало.
Бог наградил Василия разнообразными талантами – он писал стихи и прозу, отлично рисовал, а своими белокурыми волосами и мечтательным выражением лица он напоминал немного Сергея Есенина. Этакий «самородок» из Подмосковья., из села Петрово-Вырубово.

Напрасно Василий вздыхал, писал Жене письма в стихах почти каждый день, рисовал для неё красивые открытки – ничего не помогало.

Как рассказывали однокурсники ( если это только было правдой ), Вася однажды даже пытался покончить с собой и его буквально вынули из петли.










И вот, в чужом городе, в посёлке, расположенном в пыльной степи, среди чужих людей Василий оказался практически родным человеком.
Весной 1939 года мои будущие родители поженились. В ЗАГСе в то время мало кто расписывался. Не расписались и Женя с Василием. Каждый из них остался при своей фамилии.


Сталино ( Донецк, Украина ). Кинотеатр




Моя мама рассказывала, что когда она была ещё школьницей, вместе с подружками для развлечения вечером в Крещенский Сочельник ходила гадать на жениха. Выбрали девочки проверенный способ гадания – нужно было спрашивать у проходящих мужчин имена.
Когда наступила очередь Жени узнать у прохожего имя, то она услышала в ответ – « Василий ». Гадание сбылось.
Судьба ...
Родители Василия Чистова были крестьянами из подмосковного села Петрово-Вырубово. Семья считалась зажиточной. Отец Василия – Григорий Архипович Чистов по профессии был краснодеревщиком. И почти круглый год он жил в Москве и работал в артели краснодеревщиков - хозяином которой был мастер по фамилии - Орёл.

А жена Григория Архиповича Чистова – Пелагея Цветкова – была воспитанницей московского сиротского дома.
Так, что совершенно неизвестно – кто были её родители. Так и представляется печальная картина - юная и несчастная красавица несёт новорожденную дочку в приют...

У дверей приюта. Грибков С. И.





Моя бабушка Пелагея занималась ведением хозяйства и воспитанием пятерых сыновей. А хозяйство было большое – огород, куры, овцы, коровы, лошадь рабочая и даже лошадь выездная.
Во всех этих заботах ей помогал свёкор - Архип Чистов.
В 1929 году ( очень вовремя ! ) семья Чистовых, продав всё имущество, перебралась жить в Москву.
Повезло! Чистовы избежали раскулачивания. А, может быть, постарались избежать этих событий заранее...
Поселилсь семья Чистовых в доме вдовы хозяина артели. Вдова Орла пустила их на жительство, чтобы дом у неё не реквизировали и не " уплотняли "...


История села Петрово-Вырубово


Деревня Петрово лежит в 20,4 км юго-западнее г. Истры, на левом берегу речки Малой Истры. В радиусе 1—1,5 км от деревни расположены другие селения округа: Юркино, Татищеве, Мансурово, Корсаково. Прежде через Петрово проходил оживленный тракт Воскресенск — Руза, но теперь шоссе в Рузу минует деревню, сворачивая со старой трассы в Мансурове.
Петрово известно, по крайней мере, с середины XVI в. Тогда оно, под именем сельца Петровского, принадлежало одному из представителей славного дворянского рода Голохвастовых, Ивану Борисовичу. Иван Борисович был участником Ливонской войны (походы 1559—1560 гг.), в 1563 г. он значился стрелецким головой. Затем принял участие в походе на Полоцк и выбил литовцев из города.
Сохранился текст подорожной грамоты, выданной Ивану Голохвастову ца¬рем Грозным (1561): «От Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всеа Ру-сии от Москвы по дорозе Московского уезда до Сурожика и до его вотчины, до сельца Петровского по ямам ямщикам, чтоб есте давали Ивану Борисовичю Голохвастову две подводы да проводник, в оглобли, везде, не издержав ни часу. Писана на Москве. Лета [...] марта в 7 дн.».
В 1584 г. с-цо Петрово принадлежало сыновьям Ивана Борисовича, Федору и Алексею Голохвастовым; в 1623 г. Петрово было владе¬нием стряпчего Богдана (Якова) Алексеевича Голохвастова. В сельце в это время находились: двор вотчинника, двор приказчика, 2 двора крестьян и 4 двора бобылей (17 человек).
Алексей Иванович Голохвастов — выдающаяся личность, крупный специалист по обороне городов. В 1597—1598 гг. он был письменным головой в Смоленске. Это случилось как раз тогда, когда Борис Годунов основал там каменную крепость, и Алексей ездил в город сам, чтобы назначить места для рвов, стен и башен. В 1599-1600 гг. он был головой в Сургуте, только что основан¬ном сибирском городе. В Смутное время, в 1608—1610 гг., А. И. Голохвастов служил вторым осадным воеводой в Троице-Сергиевом монастыре, который тогда подвергся длительной осаде интервентами. Умер, вероятно, до 1623 г.
Между 1623 и 1626 гг. в сельце Петрове была построена деревянная церковь Похвалы Пресвятой Богородицы с приделом Алексия чудотворца. У церкви пахотной земли и сенных покосов не было, вместо них священник получал РУгу — вещевое и денежное довольствие.
В 1646 г. в селе Петрове, в Татищеве и Пирогово, принадлежавшими Васислию Яковлевичу Голохвастову, находилось 39 дворов крестьянских, 1 двор бобыльский и 3 двора задворных людей (69 человек).
В 1678 г. с. Петровом с деревнями владел он же; в переписной книге этого года указано: в с. Петрове «церковь Похвалы Пречистые Богородицы <...> двор вотчинников, да двор попов, да двор дьячков, да два двора задворных людей, а живут в них кабалные люди, да в том же селе Петрове двор коню¬шенной, да двор скотной, живут в них кабалные люди: конюхи и скотники. Да в том же селе Петрове крестьянских и бобыльских дворов... (12 дворов крестьянских, в них 49 человек и 4 двора бобыльских, в них 15 человек)».
В 1680 г. владелец села — Иван Демидович Голохвастов. Через 2 года Петрово перешло к князьям Михаилу и Василию Григорьевичам Волконским. Затем князья променяли село Ивану Михайловичу Воейкову.
В 1704 г. в Петрове было 30 дворов крестьянских и один бобыльский (148 человек). Согласно сведениям Холмогоровых, после Ивана Воейкова и его жены Евфросинии имение досталось их дочери Анне, вышедшей в 1729 г. замуж за Николая Михайловича Сухотина. Однако согласно переписной книге 1747 г., селом в 1720-х гг. владел капитан Иван Борисович Семенов. В 1747 г. владелец села — лейб-гвардии Семеновского полка капитан-поручик Николай Сухотин. В это время село насчитывало 94 души крестьян. В 1750 г. селом вла¬дел его сын Алексей.
В 1754 г. Петрово перешло по закладной к жене Адама Васильевича Олсуфьева Марье Васильевне.
В 1773 г. с. Петрово (25 дворов, 104 мужчины, 109 женщин) входило в Горетов стан Московского уезда и принадлежало прежней владелице. Согласно атласу Воскресенского уезда, церковь стояла в центре села, немного ближе к южному краю. В конце XVIII в. усадьбой владел Г. П. Конконди, в 1799 г. Петрово купила, согласно сведениям Холмогоровых, девица Елизавета Сергеевна Свиньина. Она владела им по крайней мере до 1834 г.
В 1799 году в селе Петрове в то время стоял господский деревянный одноэтажный дом и было 33 двора крестьянских с 274 жителями. Под селом земли было 8 десятин, под пашней - 200, сенными покосами - 64, лесом - 312, и неугодий - 28 десятин. Речка Малая Истрица при селе имела в ширину 12 сажень, глубиной была в 4-5 аршин. На земле выращивались рожь, ячмень, овес, горох, гречка и льняное семя. Крестьяне занимались тем же, что и в соседнем Мансурове и также имели "посредственной зажиток" .
В связи с закрытием в начале XIX в. деревянного храма в селе Петрове, новую церковь св. Николая стали относить к Петрову. К приходу были приписаны села Мазино, Корсаково, Попово, и он в то время состоял из 875 человек..
В 1816 г. Свиньиной принадлежали здесь 6 дворовых и 283 крестьянина, в 1834 г. — 26 дворовых и 266 крестьян. Между ревизиями бежала одна крестьянка — сестра Якова Семенова Домна (в 1830 г.).
Небольшим количеством земли и крестьян в селе Петрове в 1820-х-1830-х годах владели дворяне Звездевы.
По духовному завещанию Свиньиной, имение, включавшее также часть сельца Мансурова и д. Алексеевка и Шебаново, перешло к генерал-майорше Екатерине Петровне Бахметевой, от которой перешло в 1841 г. по духовному завещанию к её племяннику, подполковнику Петру Ивановичу Вырубову - инженеру Путей сообщения, майору, Петру Ивановичу Вырубову (ум. 4.04.1871) в вечное и потомственное владение, известному коннозаводчику, основавшему конный завод в с. Ивановском Козловского уезда Тамбовской губернии, которому досталось 455 душ, а также племяннице генерал-майорше Клеопатре Ивановне Бибиковой, (урожденной Вырубовой) 100 душ.
Таким образом, с 1841 года Никольская церковь перешла на попечение дворянского семейства Вырубовых, которые внесли свой немалый вклад в ее окончательную достройку. Клировые ведомости от 1868 года сообщают, что Никольская церковь построена в1853 году тщанием г. подполковника Петра Ивановича Вырубова и прихожанами на месте сломанной деревянной.
Род Вырубовых, как и Свиньиных, был древним и корнями своими уходил в XVI век. Уже тогда представители этого рода числились среди боярских детей, а в XVII веке были среди служилых людей, которым в награду за государеву службу были пожалованы земли в Московской, Переяславской и других губерниях. Дед нового владельца села Петрова и других имений в Рузском уезде - Петр Иванович Вырубов был сенатором, тайным советником, действительным камергером, имел девять сыновей, служивших Отечеству в армии. Из них Иван Петрович Вырубов (отец хозяина Петровского поместья) дослужился до высокого звания генерал-лейтенанта и был женат на Елизавете Петровне Свиньиной – племяннице Елизаветы Сергеевны Свиньиной, дочери ее родного брата. Таким образом, Свиньины и Вырубовы были близкими родственниками и Петр Иванович Вырубов, став владельцем Петрова, обосновался в имении родной тетки своей матери.
В архивных документах от 1844 года о семейном состоянии подполковника и кавалера Петра Ивановича Вырубова сказано, что ему 37 лет, он женат на дочери чиновника 11-го класса Высоцкой Марии Григорьевне, от которой имеет двух детей: Григория (1 год, 7 месяцев) и Анну (трех лет). Впоследствии у супругов родилось еще два сына: Иван и Александр (1855 г.). С 1840 года он вышел в отставку и постоянно проживает в своем московском доме, в Басманной части 5-го квартала под № 574. Недвижимого имения, полученного по наследству, купленного и пожалованного за ним числится, помимо Рузского, Волоколамского и Богородского уездов Московской губернии еще во Владимирской, Ярославской и Тамбовской губерниях всего - 1638 душ. Будучи в течение тридцати лет хозяином Петровского имения не очень богатый отставной помещик Петр Иванович Вырубов по-своему заботился о благополучии доставшемуся ему в наследство вотчинного храма. Именно при нем в 1853 году приступили к замене старой деревянной церкви и расширению храма за счет пристройки к нему теплой трапезной с двумя приделами.
В 1858 г. с. Петрово насчитывало: дворовых — мужчин 3, женщин 4, крестьян — мужчин 124, женщин 130. В 1860 г. селом вместе с деревнями владел по-прежнему П. И. Вырубов. У него было значительное имение: 369 крестьян и 3 дворовых мужского пола, живших в 111 дворах. У крестьян было в пользовании: 37,2 десятины усадебной земли (0,10 на душу), 565.5 десятины пахотной земли (1,53 на душу), сенокоса 721,8 десятины (на тягло выкашивалось 250 пудов сена). Кроме того, крестьянам отпускался лес. Всего удобной земли в пользовании крестьян было 1324,5 десятины (3,59 на душу). Еще была земля удобная, но не использовавшаяся крестьянами — 0,92 десятины на душу. Всей удобной земли, включая помещичью, было 2879 десятин. Крестьяне образовывали 132 оброчных и 41,5 издельного тягла. Они плати¬ли денежный оброк — 20 руб. с тягла в год и давали подводы в Москву — по 3 подводы в год с тягла. Кроме того, крестьяне давали оброк натуральный: с тягла 0,5 барана, 1 курица, 20 яиц в год.
Середина XIX столетия – время глобальных перемен в жизни крестьянского мира. 1 февраля 1861 года, впервые за многие века крепостного права, крестьяне объявлялись свободными, но главное содержание реформ было не в личной свободе крестьян, а попытке решения вопроса о земле. Отныне прежние хозяева предоставляли им в бессрочное пользование усадебную землю, а также полевые и пастбищные наделы, которые крестьяне должны были выкупать за довольно большие деньги. Кроме того, усадебной земли для многочисленных крестьянских семей не хватало, а за дополнительные полевые наделы, поступившие в распоряжение общины тоже нужно было платить. И хотя государство, через специально учрежденные земельные кредитные банки взялось помочь крестьянам с выкупом недостающей земли, большинство крестьян по-прежнему пребывало в нужде и малоземелии.
Согласно составленной в это время уставной грамоте в селе Петрове, принадлежащем помещику подполковнику П.И. Вырубову, было 3 дворовых человека и 124 души крестьян, из которых 5 душ не подлежало наделению землей, а получить наделы должны были 119 человек мужского пола. Всего же земли в пользовании крестьян, до обнародования нового положения, было 584 десятин. Из них собственно «под крестьянской усадебной оседлостью» находилось 16 десятин 1420 сажень, а усадеб было всего 36. Местным Положением был определен высший размер душевого надела - 3 десятины 1200 сажень, что по числу душ составляло 411 десятин 1200 сажень. Крестьянам, по вышеупомянутой уставной грамоте предоставлялась в надел вся бывшая до сего времени в их пользовании земля, находившаяся в общем чрезполосном владении с землей помещика. Для уничтожения чрезполосицы было произведено разверстание угодий помещика с крестьянами, после чего крестьянский надел должны были приурочить к селению, а лишнюю сверх надела землю отрезать в непосредственное владение помещика. Надлежало перенести на новое место 25 крестьянских усадеб. Было также определено совместное пользование водоемами и двумя прудами в самом селении и речками Нечугой и Малой Истрицей. До обнародования Манифеста часть здешних крестьян находилась на смешанной повинности, другая частью - на барщине, а с 19 июня 1862 года все перешли на оброк. За предоставленную в пользование землю (по 3 десятины 1200 сажень на каждую душу) по Положению крестьяне должны были платить по 10 рублей в год. Обременительная для крестьян выплата затянулась на долгие годы, а по некоторым участкам размежевания между помещиком и крестьянами начались столь же долгие споры.
Середина XIX столетия – время глобальных перемен в жизни крестьянского мира. 1 февраля 1861 года, впервые за многие века крепостного права, крестьяне объявлялись свободными, но главное содержание реформ было не в личной свободе крестьян, а попытке решения вопроса о земле. Отныне прежние хозяева предоставляли им в бессрочное пользование усадебную землю, а также полевые и пастбищные наделы, которые крестьяне должны были выкупать за довольно большие деньги. Кроме того, усадебной земли для многочисленных крестьянских семей не хватало, а за дополнительные полевые наделы, поступившие в распоряжение общины тоже нужно было платить. И хотя государство, через специально учрежденные земельные кредитные банки взялось помочь крестьянам с выкупом недостающей земли, большинство крестьян по-прежнему пребывало в нужде и малоземелии.
Согласно составленной в это время уставной грамоте в селе Петрове, принадлежащем помещику подполковнику П.И. Вырубову, было 3 дворовых человека и 124 души крестьян, из которых 5 душ не подлежало наделению землей, а получить наделы должны были 119 человек мужского пола. Всего же земли в пользовании крестьян, до обнародования нового положения, было 584 десятин. Из них собственно «под крестьянской усадебной оседлостью» находилось 16 десятин 1420 сажень, а усадеб было всего 36. Местным Положением был определен высший размер душевого надела - 3 десятины 1200 сажень, что по числу душ составляло 411 десятин 1200 сажень. Крестьянам, по вышеупомянутой уставной грамоте предоставлялась в надел вся бывшая до сего времени в их пользовании земля, находившаяся в общем чрезполосном владении с землей помещика. Для уничтожения чрезполосицы было произведено разверстание угодий помещика с крестьянами, после чего крестьянский надел должны были приурочить к селению, а лишнюю сверх надела землю отрезать в непосредственное владение помещика. Надлежало перенести на новое место 25 крестьянских усадеб. Было также определено совместное пользование водоемами и двумя прудами в самом селении и речками Нечугой и Малой Истрицей. До обнародования Манифеста часть здешних крестьян находилась на смешанной повинности, другая частью - на барщине, а с 19 июня 1862 года все перешли на оброк. За предоставленную в пользование землю (по 3 десятины 1200 сажень на каждую душу) по Положению крестьяне должны были платить по 10 рублей в год. Обременительная для крестьян выплата затянулась на долгие годы, а по некоторым участкам размежевания между помещиком и крестьянами начались столь же долгие споры.
В 1866 г. в приходе петровского храма был 201 двор, 604 прихожанина, 665 прихожанок. В 1869—1876 гг. в этом приходе дети, рожденные вне брака, составляли 3% от общего числа. В браке состояли 82,5% взрослых мужчин и 71,5% взрослых женщин.
В 1883 г. при Петрове, Мансурове и Татищеве находилась Петровская экономия наследников полковника Вырубова, которую специально обследовали. При экономии находилось 35 десятин усадебной земли, 200 десятин пахотной, 191 десятина сенокосной, 1703 десятины леса, 70 — выгона и 13 десятин неудобной земли. Строевой лес составлял отдельную, строго охраняемую дачу. Часть земли образовывала хутор, где находились конторский и людской флигеля, конюшня, каретный сарай, 2 амбара, 2 скотных двора, молочная ферма, погреб, телятник. Стоимость построек превышала 19 000 руб.
В 1880/81 хозяйственном году расход в имении составил 5969 руб., а доход (не считая лесного хозяйства) — 6242 руб. Прибыль составила всего лишь 273 руб. По-видимому, концы с концами хозяева сводили за счет продажи леса.
В 1885 г. имение при сельце Петрове принадлежало коллежскому асессору Григорию, Александру Петровичам и вдове полковника Марье Григорьевне Вырубовым. Григорий Петрович Вырубов скончался в 1889 году в принадлежавшем семье Вырубовых московском двухэтажном каменном доме на Тверском бульваре. Числившаяся за ним часть владений в селе Петрове и соседних деревнях перешла к его брату «кандидату Университета» - Александру.
Дочь П. Г. и М. Г. Вырубовых, Анна, была замужем за соседним помещиком князем Д. Д. Оболенским. В некоторых публикациях в местной печати иногда владелицей имения ошибочно называют фрейлину императрицы Александры Федоровны Анну Александровну Вырубову, урожденную Танееву (1884—1964). Ее муж Александр Васильевич Вырубов, потоцкий уездный предводитель дворянства, не владел имениями в Рузском уезде. В 1885 г. к крестьянам сельца Петрова, а также д. Алексеевки поступило от помещиков в надел 707 десятин удобной земли; под надел правительством была назначена выкупная ссуда 26 933 руб.
В 1893 г. в мансуровской церкви был устроен, в память о церкви Петровской, придел Похвалы Пресвятой Богородицы. Напомним, что до революции, да и позже, этот храм относили к с. Петрову.
В 1877 г. при Мансуровском храме числилась церковно-приходская школа. В ней учились дети селений Петрово, Алексеевка, Корсакове, Мансурово, Татищеве и Шейка. В 1890 г. учительницей в школе работала дочь священника Анна Григорьевна Грузова. Для повышения грамотности населения планировалось построить начальную земскую школу в Корсакове. У местных жителей остались в памяти имена учителей этой школы — мужа и жены Тропаревских. Главы крестьянских семей получали от государства три рубля в месяц на содержание ребенка, взятого из приюта. Такие дети потом принимались на казенный счет в учебные заведения — реальные училища, институты, университет. Как пишет Ю. Межевых (Истринские вести. 1997. № 60), «из них многие вышли в люди, стали учителями, врачами и т. п. Старожилы помнят их фамилии до сих пор — Синицыны, Пушкины, Сорокины».
В 1898 г. в 56 избах сельца Петрова проживали 105 мужчин и 135 женщин, составлявшие 36 надельных и 23 безнадельные семьи. Земля (416 дес, из них леса — 159) была разделена на 113 долей. У крестьян было 46 рабочих лошадей и 49 голов крупного рогатого скота. Жители работали ломовыми извозчиками, картонщиками и коробочниками, сельхозрабочими, ящичниками, портными. В сельце было 2 торговых заведения. В 1899 г. в Петрове числилось две школы: питомцев Воспитательного дома и церковно-приходская. В первой работали учителя Николай Александрович Шереметев и Максим Максимович Новиков, наблюдатель священник Григорий Иванович Грузов. Во второй — законоучитель священник Григорий Грузов, учитель Дмитрий Скворцов.
В 1905 г. настоятелем мансуровской церкви (тогда ее относили к с. Петрову) был о. Александр Михайлович Холмогоров, а в 1906 г. — священник Иоанн Васильевич Холмогоров.
В 1906 г. сельцо насчитывало 42 двора и относилось к Никольской волости Рузского уезда. При селениях Петрово, Шебаново и Алексеевка было по-прежнему имение Александра Петровича Вырубова — 2199 десятин.
Вырубовы владели имением почти до революции, и сельцо стало именоваться Петрово-Вырубово. Двойное название помогало отличать сельцо от других «Петровых», которых в Рузском уезде было несколько.
После Вырубовых с 1911 года Петровом владел князь К.Н. Долгоруков.
В 1913 г. в Петрове были: церковно-приходская школа, школа Воспитательного дома, чайная лавка. При сельце была усадьба князя Долгорукова.
После революции. После революции село Петрово, как и Мансурово перешли в состав в Воскресенского уезда Никольской волости и в распоряжение уездного совета рабочих и красноармейских депутатов. 25 декабря 1921 года председатель волисполком Ремезов заключил соглашение с членами церковно-приходской общины о передаче им Никольского храма как указывалось в этом документе, - «в бессрочное и бесплатное» пользование. Среди тех, кто заключал договор, верующих из села Петрово представляли: Иван Никитич Синицын, Михаил Петрович Поликарпов, Сергей Миронов, Егор Степанович Аксенов, Федор Иванович Буянов, уже знакомый нам священник Иван Васильевич Холмогоров и, исполнявший тогда в храме должность псаломщика, иеродиакон Алексей Константинович Беляев. От деревни Мансурово документ подписали: Илья Дмитриев, Сергей Егорович Птицын, Петр Васильевич Сучков, Егор Яковлевич Ярочкин, Иван Васильевич Шульгин. Восемь прихожан представляли другие селения. А всего подписавшихся было двадцать человек. Проживают ли сейчас в этих местах их потомки и помнят ли они мужество своих отцов в лютую годину перед лицом лживых и беспощадных гонителей, поминают ли их в молитвах, наведываются ли в храм Божий, восстановленный для них другими людьми.
В 1926 г. в с. Петрово-Вырубово находились: больница, агропункт, ветеринарная лечебница, школа 1-й ступени, молочное товарищество. В селе было 51 крестьянское и одно некрестьянское хозяйство, проживали 105 мужчин и 134 женщины. Кроме того, к селу относились следующие учреждения: Петрово-Вырубовская школа, находившаяся рядом с церковью (1 хозяйство, 2 мужчины, 4 женщины), ветеринарный и агропункт (1 хозяйство, 6 муж¬чин, 8 женщин), больница (1 хозяйство, 9 мужчин, 7 женщин).
В 1930—1950-е гг. XX в. деревня именовалась Петрово-Вырубово, в 1970 г. значится уже как просто Петрово. Петрово долгое время оставалось оживленным селением, как бы местным центром. Но в послевоенные годы вся сфера обслуживания стала сосредоточиваться в Кострове. Шоссе из Истры в Онуфриево — Рузу обошло Петрово. В «перспективные» селения оно не попало. Прежде существовала старинная проселочная дорога Петрово — Мансурово, на которой, посередине пути, стоит Никольская церковь. Теперь же отрезок дороги до Петрова нарушен карьером. В 1968 г. в Петрове проживало 95 человек. В 1989 г. население деревни было — 33 человека в 23 хозяйствах. К началу 1999 г. в Петрове оставалось лишь 9 хозяйств с 10 постоянными жителями, а также 21 нежилой дом, на 1 января 2003 г. здесь числилось 9 жителей.
В Петрове-Вырубове, это в полутора километрах от церкви, до сих пор сохранились остатки усадьбы Вырубовых, расположенной на краю села, на крутом берегу Малой Истры. От того, что было создано здесь в конце XVIII в., остался запущенный парк с прудами. Постройки были деревянными. Главный дом, одноэтажный, сгорел в 1941 г. Впрочем, можно до сих пор «прочесть» планировку усадьбы. Три уцелевших флигеля относятся к началу XX в., из них наиболее примечателен жилой флигель с мезонином на парадном дворе. По силуэту его можно отнести к эпохе классицизма, но рисунок наличников и оконных переплетов, а также двухквартирная планировка выдают его более по¬днее происхождение. Сохранившиеся постройки, видимо остались от последнего владельца усадьбы – К.Н. Долгорукова (с 1911 года). Теперь в Петрове тихо, и только остатки старинного парка напоминают о прошлом.
Под алтарем храма Святителя и Чудотворца Николая, который создан тщанием о. Григория Грузова на средства П. И. Вырубова и прихожан по проекту Н. И. Козловского располагается усыпальница Вырубовых. В архивных источниках пока, к сожалению, не удалось обнаружить каких-либо сведений о погосте и об устройстве склепа Вырубовых под алтарем храма и о имевшихся в нем захоронениях."



Никольская церковь. Петрово-Вырубово




Сразу после свадьбы Женя забеременела. Врачи определили - ожидается двойня. Беременность протекала тяжело, а при этом Евгении необходимо было обязательно каждый день выходить на работу в химический цех, производящий нитроглицерин. А это, естественно, здоровья не добавляло.
У моей мамы начался сильный токсикоз. Почти ничего кроме яблок она есть не могла.
И вот однажды, когда Женя находилась уже в декретном отпуске, она осторожно мыла полы в квартире дома, где жили Логвиновы и семья молодожёнов. Мыла она полы, находясь на четвереньках.
И в этот момент вернулся с рынка молодой муж. Он принёс тяжёлую авоську, полную яблок. И со словами: « Вот твои яблоки приехали, лопай, яблочное пузо! » по крайнему легкомыслию положил авоську с яблоками на спину беременной жены.
Женя вскрикнула от пронзившей её внезапной боли. У неё начались преждевременные роды. Вызвали «Скорую помощь». Женю Логвинову отвезли в родильный дом. На её несчастье – всё это произошло 31 декабря 1939 года…

.



Трудовая книжка Логвиновой Е. В.




В трудовой книжке значится фальшивый год рождения...








Историческая справка

В начале октября 1935 года в степи западнее железнодорожной станции Сталино было начато строительство комбината № 144, нынешнего Донецкого казенного завода химических изделий.
Комбинат был запроектирован как крупное предприятие по изготовлению боевой спецтехники для вооруженных сил и изготовлению промышленных взрывчатых веществ для угольной и горнорудной промышленности.
Высокие темпы строительства позволили уже в 1938 году начать выпуск и поставку в Армию боевой техники.
В канун Великой Отечественной войны завод работал на полную мощность. Численность рабочих и служащих составляла более 6,0 тыс. человек.
С начала войны продукция завода отправлялась непосредственно на фронт, что оказывало существенную помощь Красной Армии.
Когда фронт приблизился к границам Донбасса, было принято решение об эвакуации завода.
Было эвакуировано 5,0 тыс. человек и 205 вагонов оборудования, производственные корпуса. Коммуникации были взорваны.
На Урале в г. Миасс на базе механических мастерских треста «Миассзолото» эвакуированные рабочие и специалисты с помощью местного населения и властей создали, по сути, новый завод.
Работы велись в условиях суровой уральской зимы при 45 градусах мороза под открытым небом.
Уже в марте 1942 года боевая продукция с маркой завода начала поступать на фронт.
Трудовой подвиг коллектива был по достоинству отмечен правительством. Большая группа работников завода была награждена орденами и медалями.
В сентябре 1943 года, сразу же после освобождения Донбасса, было начато восстановление завода. Фронт остро нуждался в его продукции. Работы велись круглосуточно, при свете костров и факелов. Буквально через 3 месяца завод был поднят из руин и начал выпуск боевой продукции.





Джон Джеймс Юз ( John James Hughes, современная транскрипция — Хьюз) (1814, Мертир-Тидвил — 1889, Санкт-Петербург) — валлийский промышленник, основатель Донецка, называвшегося до 1924 в честь основателя — Юзовка. Сын инженера, стоящего во главе одного из металлургических заводов города Мертир-Тидвила. В юношеские годы работал под началом отца. В 28 лет покупает судостроительную верфь. В 36 лет приобретает в городе Ньюпорте литейный завод. В конце 50-х поступает в качестве инженера на Мильвольский железнопрокатный завод в Великобритании, а в 1860 году становится его директором. В 1864 году сконструировал лафет для тяжёлых пушек, эта артиллерийская установка поступает на вооружение ВМС ряда европейских стран. Разрабатывает рецептуру брони для обшивки судов и фортовых укреплений. В возрасте 55 лет появляется в России. Юз в 1869 покупает землю у русского князя Кочубея в Екатеринославской губернии на берегу реки Кальмиус и начинает строительство металлургического завода с рабочим поселком в районе села Александровка. Для разработки угля он основывает «Новороссийское общество каменноугольного, железного и рельсового производств». Первый чугун начал выплавляться в 1872 году( уже через 3 года!). Завод работает по полному металлургическому циклу, здесь впервые в России запускается 8 коксовых печей, осваивается горячее дутьё. Основанный Юзом комбинат становится одним из индустриальных центров России, а затем и Украины. В 2001 году в Донецке был установлен памятник Джону Юзу. Также в Донецке сохранился полуразрушенный дом Юза. )



Основатель Юзовки - Хьюз




Заметка в газете о переименовании
Юзовки в г. Сталино

Прикрепленный файл (заметка сталино.jpg, 211743 байт<!--, скачан: 437 раз-->)
---
Все мои личные данные, размещены мною на сайте добровольно и специально для поиска родственников.
Хочу объять необъятное.
ОВЧ
ОВЧ
Модератор раздела
Ассоциированный член РДС

ОВЧ

г. Москва
Сообщений: 11803
Регистрация: 28 фев. 2007
Рейтинг: 3350 

1940-ой год ( СОРОКОВОЙ - РОКОВОЙ )



Женю Логвинову положили в родильном отделении, а затем весь медицинский персонал удалился отмечать встречу Нового года. Женя осталась совершенно одна без помощи и присмотра.
Утром 1-ого января 1941-ого года врачи и акушерки, заглянув в палату, обнаружили роженицу без сознания, почти умирающей.
Женю стали спасать, понадобилась срочная операция.
Когда Евгения очнулась после наркоза, её ожидали два убийственных известия:
1. новорожденные девочка и мальчик сильно пострадали от недостатка кислорода, и шансов остаться в живых у них не было никаких;
2. детей у Жени больше не будет никогда…


Выписавшись из родильного дома, все свои силы Женя стала отдавать выхаживанию детишек.
Сына она назвала в честь старшего брата - Анатолием. А дочку назвала как героиню баллады Василия Андреевича Жуковского – Светланой.
Но все старания оказались напрасными. Двойняшки не выздоравливали.
Сначала скончался малютка Анатолий. Девочка была немного покрепче и прожила немного дольше.
Женя не отходила от неё почти ни на минуту. Но вот однажды ночью сон всё-таки сморил уставшую женщину. И - то ли во сне, то ли наяву – Жене по-прежнему виделась кроватка с лежащей в ней дочерью. Вдруг возле кроватки возникла молодая женщина, одетая в белое. Женщина взяла на руки Светочку и исчезла.
Женя в ужасе очнулась, подбежала к дочке, но девочка была уже бездыханной.




Спустя многие годы, мама моя продолжала гадать, что это за женщина ей померещилась.
И мне только в 90-е годы 20-ого века при чтении свято-отеческой литературы встретилось описание внешнего вида Ангела Смерти, которое в точности совпадало с видением моей матушки. Но этот белый Ангел приходит только за невинными младенцами.

Отчаянью моей мамы не было границ. Что может быть страшнее, чем хоронить собственных детей. Анна Ивановна пыталась утешать дочь. Она говорила Жене, что боль утраты пройдёт со временем, что у неё непременно ещё родятся дети.
А моя рыдающая мама отвечала, что других детей ей не нужно даже, если они и появятся, что она их заранее ненавидит….




Ох ! Медперсоналу родильного дома грозило обвинение по пунктам ст.54 УК УССР ( аналог 58-й УК РСФСР ) - но Женя не избрала орудием мести органы богопротивной власти, отдав грешников на Суд Божий

Вот пришла беда - отворяй ворота !.
Лето 1940-ого года в Сталино выдалось невыносимо жарким.
У моей бабушки, Анны Ивановны, к тому времени была тяжёлая болезнь сердца, и она просто задыхалась в знойном степном воздухе. Чтобы Анне Ивановне было немного легче, по всей квартире постоянно развешивали мокрые простыни.
Но моя бабушка не перенесла этого лета. Она скончалась в Ильин день, 2 августа 1940 года.

Организацией похорон Анны Ивановны занялись Маруся и Женя с мужем.
Пятнадцатилетний Володя находился в это время в заводском пионерском лагере. Владимиру решили сказать о кончине бабушки немного попозже, не хотели травмировать подростка видом похорон.
В этот день в лагерь приехал сотрудник моих родителей.
И, увидев играющего в волейбол Володю, сказал: « Ты что это Владимир делаешь? Сегодня твою бабушку хоронят, а ты тут развлекаешься ! »
Известие это, как громом, поразило мальчика. Владимир очень любил свою бабушку.
Он в ту же секунду бросился бежать из лагеря по дороге прямо в Сталино.
А до Сталино было несколько километров. Работники пионерского лагеря догадались послать вдогонку машину. На ней мальчик и доехал до дома. Но успел он только на поминки.




Поминальный стол накрывал в основном Василий. Маруся с Женей находились в шоковом состоянии и помогали ему совершенно машинально. И вот мой отец достал и выставил на стол решительно всю посуду, находившуюся в доме.
В том числе и те жалкие остатки Кузнецовского сервиза и серебряных столовых приборов, которые Логвиновы чудом сохранили, как реликвию, и возили с собой во время скитаний. А ничего подобного было делать нельзя. И все очень скоро в этом убедились.

На поминки пришли соседи и сослуживцы моих родителей. И у кого-то из них оказались завистливые глаза и болтливый язык. Вероятно, вид отдельных предметов фамильной посуды породил у зрителей совершенно ошибочную мысль, что у Логвиновых - денег « куры не клюют ». Смешно! Какие могут быть капиталы у двух молодых специалистов и матери-одиночки ?
Уже глубокой ночью в дверь квартиры с топором и фомкой стали ломиться бандиты.
К счастью, дверь была очень прочной с надёжными засовами. Но и она долго бы не выдержала… Телефона, конечно, в квартире не было. Василий как-то изловчился и перебрался со своего балкона на балкон соседней квартиры, выходная дверь которой находилась в другом подъезде. И, выбравшись из дома, он побежал вызывать милицию.
Когда подъехал наряд милиции, грабители прекратили ломать дверь, бегом поднялись на чердак и растворились в темноте. Никого так и не поймали.


Владимир Ильич Гладких



Но несчастья и на этом не закончились.
Из Москвы пришла телеграмма, в которой было сказано о кончине родителей Василия Чистова. Они скончались почти одновременно. Василий срочно отправился в столицу.
И так, наша семья потеряла за один год пять человек.
Видимо, справедлива народная легенда о том, что накануне войны смерть ходила по нашей земле и собирала жатву…


Чистовы --- Алексей Григорьевич Чистов , Пелагея Чистова , Сергей Григорьевич Чистов , Григорий Архипович Чистов
[




Анна Ивановна Логвинова

Прикрепленный файл (Роза. анна ивановна.jpg, 140584 байт<!--, скачан: 358 раз-->)
---
Все мои личные данные, размещены мною на сайте добровольно и специально для поиска родственников.
Хочу объять необъятное.
ОВЧ
ОВЧ
Модератор раздела
Ассоциированный член РДС

ОВЧ

г. Москва
Сообщений: 11803
Регистрация: 28 фев. 2007
Рейтинг: 3350 

1941 год



Да, невыносимо горько было моим родителям….
Но, горе - горем… А работу на заводе для молодых специалистов никто не отменял…
Работали они много, по трёхсменному графику… Да ещё была обязательной и общественная работа…
И вдруг, совершенно неожиданно для всех ( и особенно – для медиков ) оказалось, что в семье Логвиновых – Чистовых ожидается прибавление…


И - 9 апреля 1941 года на свет появилась моя старшая сестра, которую назвали Светочкой.
По уходу за новорожденным ребёнком в то время предоставляли только три недели после родов…
После окончания этого срока Женя Логвинова отправилась на работу, чтобы написать заявление о предоставлении ей отпуска за свой счёт.


Она так боялась за жизнь дочери… Но отпуска Жене на заводе не дали…
Хотя предложили компромисс: отпуск по уходу за Светочкой предоставят Марии Владимировне, а Евгения вернётся работать в цех..



А 22 июня 1941 года резко изменилась жизнь для всей страны...




Начились регулярные налёты вражеской авиации.... Сталино часто бомбили... Особенно фашисты старались уничтожить военный завод... Его бомбили постоянно... Но запас прочности заводских цехов был такой, что большинство строений уцелело... Здания эти были возведены до 1917 года



А вот окружающая завод территория сильно пострадала... Местное кладбище было превращено в пыль... Ничего не осталось от могилы моей бабушки Анны Ивановны, от крошечных могил моих братика и сестрички...

Военный завод начал эвакуировать своё имущество. На восток эшелонами отправляли станки, металлические заготовки, чугунные ванны и прочее…
Не успели только отправить запасы продовольствия, валенки, телогрейки и тому подобные необходимые для жизни вещи… А склады со всем этим добром согласно приказу сожгли…



И, когда 20 октября 1941 года в город Сталино уже ворвались немецкие танки, последним эшелоном уезжали сотрудники военного завода с семьями – с детьми и домочадцами.
Каждый эвакуированный мог с собой захватить багаж, весящий не более 16-ти килограмм…





Поезд мчался со страшной скоростью... С обеих сторон железнодорожного полотна кипело море огня...
Горели поля, станции и полустанки...
В вагоне у одной беременной женщины начались преждевременные роды... Врача в эшелоне не было... Вернее была одна женщина-врач, по-специальности стоматолог... И она категорически отказалась подойти к роженице.
Это была женщина с маленьким сыном, которая на вокзале Сталино умоляла взять её в эшелон.
Начальник поезда сжалился и в нарушение инструкции ( эшелон был приравнен к военному ) разрешил им ехать вместе с сотрудниками завода.
Было очевидно, что немцы непремено должны были её расстрелять... И оставаться в городе ей вместе с ребёнком - было равносильно смерти... Да ещё начальник эшелона подумал, что врач в поезде, наполненном беженцами, совершенно необходим.
А после того как стоматолог отказалась помочь ( хотя, конечно, она ничего не понимала в родовспоможении ), её вместе с сыном высадили на первой же остановке.



Сталино после бомбёжки





Все обитатели вагона были в растерянности. Коллективным решением акушеркой назначили Женю Логвинову.
Моя мама сначала стала отмахиваться от этого предложения :
« Если уж врач отказался помогать, то, что же я смогу сделать ? »
Но другого выхода не было…
И моя матушка, никогда прежде не принимавшая роды, вынуждена была согласиться… Всех мужчин из вагона выгнали в тамбур…
И с Божьей помощью Евгения помогла появиться на свет маленькой девочке.
Всем вагоном новорожденной стали выбирать имя. Но мать новорожденной выбрала красивое и изысканное – Инесса.
Уже несколько позже стало известно, что один эшелон, шедший впереди эшелона военного завода, и другой эшелон, двигавшийся следом, были уничтожены немецкими бомбардировщиками.
Все пассажиры «нашего» эшелона дружно решили, что уцелели только благодаря новорожденной.

Условия жизни в вагонах были, мягко говоря, далеки от идеала.. В «телячьем» вагоне сделаны были из подручных средств нары. Стояла «буржуйка» для обогрева.. .
А туалет был импровизированным…. В полу тамбура была сделана дырочка…



Немцы в оккупированном городе Сталино






Перед самым отъездом из Сталино дирекция военного завода сформировала бригаду взрывников.
Ребята остались в городе - они должны были взорвать завод, чтобы не оставлять его врагу.
Задание было выполнено.
И затем взрывники отправились догонять эшелон. Это им удалось. Как они рассказывали потом - весь завод взлетел на воздух. Только цех, в котором работала моя мама, не брала ни какая взрывчатка.

Когда фашисты оккупировали город, первое, что они начали делать – так это восстанавливать оборонное предприятие.
И теперь уже наша авиация, перелетая через линию фронта, пыталась уничтожить бывший наш завод….

Когда «наш» эшелон доехал до остатков уничтоженного эшелона, то начальник поезда приказал подобрать всех уцелевших пассажиров. Остался в живых также и машинист.

Так вот, оба машиниста объединили свои усилия и выработали стратегию и тактику дальнейшего передвижения...
Теперь эшелон двигался только по ночам.
К утру поезд загоняли в какую-нибудь тупиковую железнодорожную ветку в лесу, где эшелон и прятался до темноты.
В таком режиме поезд доехал до Урала.

Сюда, на Урал фашистские самолёты уже не долетали. А в небе над Европейской частью России они хозяйничали – где хотели… Бомбили любой транспорт – военный, пассажирский, медицинский. " Наш " военный эшелон был замаскирован под санитарный поезд... Изображение красного креста совершенно не спасало…






Завод (комбинат) № 144 НКБ из Сталино (снаряды, бомбы) частично (62 ед. оборудования), по постановлению ГКО №717с от 27.09.1941 г. эвакуирован на площадку ремонтно-механического завода треста «Миассзолото», где создан завод № 611 НКБ (см. завод № 611)и частично эвакуирован на завод №114 (36 ед. оборудования.) См. завод № 144. (Постановление о размещении Челябинского обкома партии от 24.10.41).


Танк " Пантера "

Прикрепленный файл (Пантера.jpg, 54423 байт<!--, скачан: 422 раза-->)
---
Все мои личные данные, размещены мною на сайте добровольно и специально для поиска родственников.
Хочу объять необъятное.
ОВЧ
ОВЧ
Модератор раздела
Ассоциированный член РДС

ОВЧ

г. Москва
Сообщений: 11803
Регистрация: 28 фев. 2007
Рейтинг: 3350 

1941 - 1944 гг.
МИАСС


Железнодорожные пути возле Миассаа.



Когда, наконец, эвакуированный военный завод добрался до назначенного места - города Миасс, в воздухе уже кружились "белые мухи". А на земле уже лежал снежный покров. Было 8 ноября 1941 года.


Миасс. Церковная или базарная площадь,





Эвакуированных стали расселять по домам. Город был небольшим. Жилой площади на всех не хватало. Семье Логвиновых досталось жильё, похожее на землянку. И это - ещё было не самый худший вариант.

Маруся ( Мария Владимировна ) оставалась дома с детьми - Володей и Светочкой.
А Женя Логвинова с мужем Васей отправилась на работу.

Для военного завода отвели место в чистом поле - на площадку Миассзолото. Под открытым небом начали устанавливать оборудование. Одновременно вокруг стали возводить стены. Вскоре установили и крышу. Завод работал круглосуточно – в три смены.

Иногда рабочих и инженеров не выпускали с завода сутками.
А ведь моя мама ещё кормила грудью дочку. И тогда Мария Владимировна приносила маленькую Светлану в проходную завода, куда ненадолго выходила Женя, кормила молоком дочку и возвращалась в цех.

Производство взрывчатки для снарядов и авиабомб – чрезвычайно вредное, так как используются ядовитые химикаты. И очень скоро молоко у моей матушки стало горьким. Светочка прекратила его сосать, не брала грудь и плевалась. Младенцу грозила голодная смерть. Если взрослые в то время получали скудный паёк по карточкам, то для грудничков никакого специального питания не предусматривалось.

На семейном совете решено было купить козу. Собрали некоторое количество денег, остатки одежды и обменяли всё это на молочную козочку и запас сена. Жизнь моей старшей сестры была спасена.
Козу поселили в общей комнате за низенькой деревянной перегородкой. Животное было очень любопытное…
Оно с интересом наблюдало человеческую жизнь…
Зимой коза постоянно находилась в доме. И кормили её сеном…
А летом её выводили на улицу - покушать свежей травки.
Пастись коза должна была под постоянным присмотром – оставлять её одну, привязанную верёвкой, было очень рискованно… Украли бы двурогую животину через пять минут.
А к тому же коза оказалась « токсикоманкой »… Она так и норовила подобрать и слопать недокуренные « бычки » от папирос и самокруток с махоркой. Так что за ней нужен был постоянный строгий контроль.





А семье приходилось очень туго. Моя мама регулярно сдавала кровь, чтобы на выданные за неё деньги купить что-нибудь съестного для домашних.
Мои родители питались в заводской столовой. Так вот жидкую фазу они съедали, а то, что оставалось на дне тарелок, приносили домой.
У моей мамы перед мысленным взором постоянно стояла, как несбыточная мечта, картинка: кусок хлеба с маслом и обыкновенная котлета.


Миасс. Митинг по поводу нападения фашистской Германии на Советский Союз. 22 июня 1941 г.




Сеанс спиритизма


Наступила зима. 31 декабря 1941 года Евгения Владимировна с мужем и Мария Владимировна с сыном вечером отмечали встречу Нового 1942-го года. Маленькую Светочку уложили спать… Вся семья собралась за столом, накрытым скудным угощением… Настроение у всех было не слишком праздничное. Враг стоял уже под Москвой.
Развлечений никаких на этот вечер не предвиделось. Радио в доме не было. А о существовании телевизора никто тогда и не подозревал… И вот, дамам пришла мысль – заняться спиритизмом.
Занятие это, конечно, богопротивное и не христианское… Но, не стоит их строго судить.
Нарисовали на листе бумаги круг, нанесли на него алфавит. Перевернули блюдце и начертили на нём стрелочку. И решили спросить у Александра Васильевича Суворова – « Долго ли продлиться война ? »
Блюдце медленно начало двигаться, останавливаясь, время от времени, у некоторых букв. Указанные буквы стали записывать.
Ответ генералиссимуса гласил: « Война будет долгой и тяжёлой, но победа будет за нами ! »
Такой ответ несколько ободрил собравшихся. И они решили вызвать дух Александра Сергеевича Пушкина.
Но великий поэт или тот, кто мог явиться вместо него, на все вопросы отвечал одной странной фразой:
« Здесь был Тузик…», « Здесь был Тузик…», « Здесь был Тузик…».
« Какой Тузик ? – интересовалась публика. Но разъяснений не последовало…
То ли - это была собачка… То ли - намёк на « Тройку, семёрку, туз »…
У своего любимого писателя – Н.Ф. Лескова – в одном из произведений я прочла об опыте общений с духами умерших: многим известно, что иногда солидные и серьёзные люди после перехода в мир иной становились легкомысленными хулиганами. Правда ли это ? Кто знает…







А на заводе при постоянном наращивании объёма производства не хватало кадровых рабочих. В цехе, где работала моя мама, под её началом трудились уголовники. В этот цех побаивались заходить даже сотрудники из дирекции завода. Трудно представить, как молодая женщина управляла таким коллективом…
Женя нашла соломоново решение – установила контакт с « паханом » и все свои распоряжения передавала через него. А уж « пахан » обеспечивал исполнение этих приказаний.

Но, что было ещё хуже - не хватало сырья для производства планового количества снарядов и бомб. Снизить объём производства было немыслимо…. Это было бы почти самоубийством… Расстреляли бы весь руководящий состав завода за вредительство и саботаж.
И технологи пытались как-то выкрутиться…. Разработали систему добавления во взрывчатку наполнителей.
В качестве наполнителей использовали обыкновенные опилки. Конечно, боеспособность у таких снарядов резко снижалась…
А другого выхода и не было. Куда ни кинь – везде клин… Работу 144-го завода курировал лично Лаврентий Павлович Берия.



Все с облегчением вздохнули, когда на завод стали присылать американское сырьё по Ленд-лизу… Взрывчатка приходила высшего качества, упакованная, как халва…. Да и выглядела она, как первосортная халва…

Наступила зима. Морозы на Урале стояли трескучие…
В Миасс привезли большое количество узбеков, которые должны были отбывать трудовую повинность.
А так, как узбеков забирали из родных домов в том, в чём они были одеты в тот момент ( халаты на голое тело, тюбетейки и шлёпанцы ) - на Урале многие из них стали быстро погибать. Замерзали насмерть…
Хоронить узбеков было некогда, да и не было возможности отогревать землю. Поэтому тела несчастных складывали в закрытую православную церковь, где гора оледеневших трупов хранилась до весны.





А уцелевшие узбеки жили и работали в Миассе. Один из них очень подружился с моей сестрой. Светочка очень напоминала ему маленькую дочку, оставшуюся в Узбекистане.
И каждый раз, когда узбек получал посылку с родины, он приходил в гости и угощал Светлану курагой необычайной вкусноты…
Света постоянно дежурила у окна, ожидая появления своего друга в полосатом ватном халате и тюбетейке. И увидев его ещё издалека, она начинала громко кричать: « Узеп идёт! Узеп идёт! »
Как Светочка радовалась его приходу и особенно золотым сушёным фруктам ! Благодаря этим приношениям моя сестра не так остро чувствовала своё голодное детство.


1942 год



Озеро Тургояк





Маленькая Светочка рано научилась ходить, месяцев девяти от роду.
Но к несчастью застудила ножки. И они отказались ходить. Моя сестричка могла только ползать. Сколько сил потратила моя матушка, чтобы восстановить здоровье дочери. Местный врач не мог ничем помочь и посоветовал отвезти девочку в Челябинск - в Челябинске врачи велели регулярно делать Светлане тёплые солёные ванночки для ног. Соль должна была бы быть морской.
Но пришлось обойтись обыкновенной пищевой солью… На рынке рюмка соли стоила, как месячная зарплата моей мамы. На помощь пришли уголовники из подчинённых Евгении Владимировны. Они стали регулярно приносить для моей сестры порции поваренной соли. Где они доставали соль, это только Богу было известно....
Моя матушка и не задавала таких глупых вопросов. Главное - Света стала снова ходить...



КУРЬЁЗНОЕ ПРОИШЕСТВИЕ


Ну вот, наконец, наступило лето 1942 года.
Как-то в солнечный день Женя Логвинова возвращалась домой и обратила внимание на вещи во дворе соседей, развешанные на верёвке для проветривания.
Евгения просто остолбенела – среди других вещей висела ковровая скатерть моей бабушки.




« Украли !» - с ужасом подумала моя мама и кинулась домой – проверить, всё ли на месте…
Всё лежало на своих местах. И бабушкина скатерть – тоже.

Как оказалось, в соседний дом приехала эвакуированная семья. И у них имелась точно такая же ковровая скатерть с точно таким же рисунком. Когда всё выяснилось - и наша семья, и семья соседей очень веселились…




ВЛАДИМИР ГЛАДКИХ


По настоянию моей мамы Володю устроили учиться в техникум города Челябинска.
Там предоставляли общежитие. Учащимся выдавали обмундирование, а главное – кормили. Это был всё-таки выход. Так как мальчик быстро рос, ему необходимо было сытно питаться. Да и для приобретения новой одежды для юноши не хватало средств. Прожить на карточки становилось всё труднее.

По нормам выдачи продуктов существовало четыре категории карточек. - рабочие, служащие, иждивенческие и детские.



Ежедневная норма по рабочей карточке была 550 грамм хлеба, по служащей - 400, на иждивенческую и детскую давали по 300 грамм. По детской карточке, вдобавок к нормам иждивенческой, полагалось еще сливочное масло и молоко. Изредка выдавались карточки на дополнительное питание - УДП. Народ эти карточки называл - " Умрёшь днём позже"...

Мария Владимировна долго сопротивлялась этому решению и очень обижалась на мою маму: « Почему ты хочешь выгнать Володю из дома?»
И как моя матушка не оправдывалась, как не объясняла, что хочет только добра племяннику, что, если бы не война – никто бы и не подумал отправлять мальчика учиться в другой город - так и не смогла доказать свою правоту…
И Володя вместе с матерью уехал в Челябинск.
Впоследствии Владимир успешно окончил Челябинский техникум и получил назначение на работу в Улан-Удэ.



Туда Владимир Гладких вместе с Марией Владимировной переехал из Челябинска. В Улан-Удэ он стал работать специалистом на урановой шахте. Шахтёрами там работали политические заключенные.
Владимир Ильич быстро стал продвигаться по служебной лестнице.
Через несколько лет он был назначен директором шахты.






ПИРОЖКИ


Даже на празднование Нового года пределом мечтаний были пирожки из ржаного теста с морковной начинкой, которые пекла моя мама.
Как-то мамина приятельница раздобыла по большому блату пару пирожных и принесла их моей сестричке. Маленькая Света долго подозрительно разглядывала пирожные.

« Что же ты не кушаешь, детка ? Это очень вкусно ! »
Моя сестра ответила: « Нет, не хочу ! Мама, дай мне лучше пирожка с морковкой ! » Бедный ребёнок никогда не видел пирожных…

Светочка начала не только рано ходить, но и говорить... Но первое слово, которое она сказала - было вовсе - не " мама " и не " папа "... Первое слово было - " ХЕБА ! "...



1944 год


Из-за чудовищных условий жизни и уральского климата у моей матушки начались приступы азиатской лихорадки.
Врачи настоятельно советовали ей вернуться на европейскую часть России. Но куда? И как ?
Просто так во время войны с оборонного завода никого не отпускали. Можно было вернуться в Сталино... Но моя мама не хотела этого возвращения... С этим городом было связано слишком много тяжёлых воспоминаний...
А, если возвращаться в Москву, опять же – большая проблема. В столицу даже эвакуированных москвичей без специального разрешения не пускали...

В начале 1944 года состоялось общее собрание сотрудников военного завода. Директор обрисовал ближайшие перспективы.
1. Всех мужчин призывного возраста мобилизуют в Красную армию и отправляют в город Молотов ( Пермь )
2. Коренные жители Донбасса возвращаются в Сталино и восстанавливают разрушенный завод..
3. Ну, а лучшие сотрудники, такие как Евгения Логвинова, должны остаться в Миассе – налаживать местную промышленность…

Моя мама серьёзно задумалась… Как жить дальше ?

Василий Чистов уехал в Пермь. Его призвали во внутренние войска. Но, слава Богу, моему отцу не пришлось быть охранником заключённых... Василия Григорьевича взяли на службу в местную военную газету... И он стал военным корреспондентом...


Пермь. Здание горсовета.




Пермь. Молотов. Офицеры




Сестра Евгении Логвиновой - Мария Владимировна вместе с сыном уже находилась в Челябинске…
Женя теперь должна была остаться одна с дочкой. А, продолжать жить в Миассе – было смерти подобно…
И знакомый пахан также сказал моей маме:
" Пока наши зеки ещё в Миассе, тебе Женя ничего не страшно, тебя никто не тронет... Но скоро нас всех отправляют на фронт. И тебе тоже непременно нужно уехать отсюда ! "

И ради спасения собственной жизни Евгения Логвинова пошла на маленькую хитрость. Отправила в Москву в Академию имени Тимирязева документы и заявление с просьбой - допустить её к вступительным экзаменам.
Через некоторое время на имя моей мамы пришёл вызов из Москвы. Ура !!
И, уволившись с работы, моя матушка с дочерью Светланой отправилась в столицу.




Свято-Троицкая церковь в Миассе

Прикрепленный файл (0_8087_9a747472_orig[1].jpg, 226357 байт<!--, скачан: 333 раза-->)
---
Все мои личные данные, размещены мною на сайте добровольно и специально для поиска родственников.
Хочу объять необъятное.
ОВЧ
NINETTA
Долгожитель форума

NINETTA

Москва
Сообщений: 5636
Регистрация: 27 апр. 2004
Рейтинг: 1225 


овч написал:
[q]
Терлецкие пруды
[/q]


Спасибо за Терлецкие пруды. Теперь мы здесь живем.

Пожалуйста !!





Терлецкие пруды

Прикрепленный файл (file[7].jpg, 261473 байт<!--, скачан: 475 раз-->)
---
Дорогу осилит идущий
ОВЧ
Модератор раздела
Ассоциированный член РДС

ОВЧ

г. Москва
Сообщений: 11803
Регистрация: 28 фев. 2007
Рейтинг: 3350 

МОСКВА 1944 - 1945 г.


Е. В. Логвинова




Приехав в Москву летом 1944 года, моя мама с дочерью Светой временно поселилась у родственников - в семье старшего брата Василия Чистова — Алексея Григорьевича Чистова.
Жена Алексея Чистова была гречанкой с Черноморского побережья Кавказа. Звали её черезвычайно величественно -
Эмилия Апостоловна. У моего дяди и гречанки была дочь - Люся...
Ещё с ними жила мать Эмилии - пожилая женщина, одетая во всё чёрное, ни слова не говорившая по-русски.
Матушка Эмили Апостоловны жила тихо, как тень. Ни во что не вмешивалась.
Мою сестричку Светлану старая гречанка называла – Светла. Очень поэтично, по-моему.

Эмилия Апостоловна постоянно приставала к моей маме с дурацкими расспросами:
« Женя, скажи – чем ты красишь брови Светлане ? »
« Ты что, Миля, с ума сошла ? Как можно трёхлетнему ребёнку красить брови ? » - возмущалась Евгения Владимировна.
Но Эмилия не верила и часто возобновляла этот разговор…
А потихоньку без свидетелей тётя Миля, поплевав на палец, пыталась стереть воображаемую краску с бровей моей сестрички.


Театр Советской армии




Семья Алексея Чистова жила в одной из квартир деревянного дома, расположенного недалеко от Театра Советской Армии.
Таких деревянных домов вокруг Театра было большинство. И огромное здание в виде пятиконечной звезды возвышалось над своими мелкими собратьями, как Гулливер среди лилипутов.
Дом, принадлежащий когда-то семье Орлов, был окружён небольшим участком земли со вскопанными грядками, на которых росли разные овощи. Особенно крупной и сочной выглядела морковь…
Такой замечательной моркови маленькая Светочка на Урале не видела и поэтому с особенным удовольствием съедала эти оранжевые корнеплоды…

Примерно такую картину видела и я - даже в 70-е годы 20-ого века. Вплоть до 1979 года….
Тогда на нас надвигалась Олимпиада. В районе Проспекта Мира возвели гигантский овал Олимпийского стадиона.
Затем начали безжалостно сносить все милые деревянные домики вокруг…
И - не только их... Вполне крепкие каменные дома - тоже… « Расчищали » пространство вокруг стадиона.

Евгения Владимировна с дочкой проживали у своих родичей несколько месяцев… Больше им пойти было некуда… Ситуация была почти безвыходной… Спасибо, что приютили…
А атмосфера в семье Алексея Чистова была, мягко говоря, не слишком подходящей…
Алексей Григорьевич Чистов после окончания института МИХМ служил в каком-то Главке…
Все, знавшие его, признавали, что Алексей Григорьевич очень талантлив, и у него – светлая голова. И, что Алексей мог бы стать даже министром, если бы не его пагубная страсть… Алкоголь… Мой дядя часто находился в состоянии подпития. В доме регулярно были « гулянки ». Спиртные напитки под винегрет… Песни под гитару и бубен…
Море разливанное… Часто случались и скандалы между супругами.
« Анафемаси Фуризмен ! », ( что в переводе означало примерно: " Проклятый злодей ". ) - громко кричала Эмилия Апостоловна. Она сыпала проклятья на голову мужа на своём родном языке… Странная была пара…
История женитьбы Алексея Григорьевича Чистова тоже представляла собой некоторую странность…


Алексей Григорьевич Чистов




В молодости Алексей Григорьевич был – то, что в народе называется « ходок ». На своём пути он оставил множество разбитых женских сердец. Но желание обзавестись семьёй у Алексея начисто отсутствовало.
И вот, за несколько лет до начала войны он отдыхал во время отпуска в Геленджике. Там Алексей и встретил красавицу Эмилию. Завязался бурный роман. Отпуск закончился, и мой дядюшка благополучно отбыл домой. Он полагал, что в очередной раз ему всё « сойдёт с рук ». Но – « нашла коса на камень» …
Вскоре в один прекрасный день, когда вся семья Чистовых находилась за обеденным столом, в комнату с чемоданами в руках вошла Эмилия. Она пояснила изумлённому семейству: « Я – жена Алексея. И у нас будет ребёнок …»
Мои бабушка и дедушка были просто в шоке. Но Григорий Архипович быстро пришёл в себя. Стукнул кулаком по столу.
« В нашей семье подлецов не было! Лёшка – женись! »
Так и «охомутали» моего дядю… Дочь Людмила родилась у молодожёнов через три года…

Эмилия Апостоловна довольно плохо вписывалась в общую картину жизни простой русской крестьянской семьи.
Моя будущая бабушка - Пелагея Чистова даже потихоньку жаловалась моей матушке, когда Женя Логвинова изредка заходила в гости домой к Васе Чистову.
Так вот, Пелагея говорила: « Странная - эта Эмилия ! Понять её не могу …
Может, все греки – такие странные… Ох, не повезло Алексею с женой…
Слава Богу, у Васи всё будет хорошо! Лучшей невесты, чем ты - Женечка, ему не сыскать... »
Моя матушка при этом думала: « Знала бы бедная женщина, что и я - на четверть гречанка…»


Когда Алексей Григорьевич Чистов внезапно скончался в самолёте от инфаркта ( он летел в очередную командировку ), на его поминки пришли родственники, друзья и сослуживцы. И все они увидели несколько странную картину ---
Эмилия Апостоловна, одетая в роскошное чёрное блестящее платье, в мрачном безмолвии возлежала на супружеском ложе. Просто - древнегреческая трагедия !



Но нужно было приводить в жизнь придуманный моей матушкой план дальнейшего устройства жизни.
План Евгении Владимировны был гениально прост :
1. Она нарочно плохо сдаёт вступительные экзамены в Академию.
2. Параллельно находит работу в Москве и подыскивает жильё.

Но, не смотря на то, что Женя Логвинова специально сделала грубые ошибки в экзаменационных работах, её приняли на 1-й курс Тимирязевской Академии.

Тимирязевская Академия





И, когда моя матушка пришла в приёмную комиссию забирать документы, её долго уговаривали не делать этого.
Но моя мама отвечала, что она и рада была бы учиться, но нет такой возможности.
Ни денег, ни жилья… А на стипендию ей с дочерью не прожить.

Приходилось думать, как выживать… В военное время всем было тяжело… Но жёнам офицеров было немного полегче.. Заботливые мужья из офицеров часто присылали своим семьям деньги или аттестат - документ, по которому можно было получать продукты. Но мой отец, к сожаленью, не относился к числу заботливых…
Денег он почти не присылал или присылал очень мало… В письмах он писал, что ему самому не хватает…
« Все мои сослуживцы обедают с коньяком, не могу же я от них отставать…»
А то, что его дочь и жена почти голодают, это его не волновало…

Ну вот, моя матушка стала подыскивать рабочее место. На собеседование Женя зашла и в научный институт микробиологии..
В лабораторию знаменитой Зинаиды Ермольевой требовался специалист-химик. Моя матушка переговорила с Зинаидой Виссарионовной. И та с удовольствием бы взяла Евгению на работу... Вот только жилой площади сотрудникам института не предоставлялось. Так и уплыла мимо эта возможность работы в научном институте...

Зинаида Виссарионовна Ермольева



Зинаида Виссарионовна Ермольева (27 октября 1898, Фролово области Войска Донского — 2 декабря 1974, Москва) — выдающийся советский ученый-микробиолог и эпидемиолог, создатель антибиотиков, действительный член АМН СССР (1963). Ермольева — прототип доктора Татьяны Власенковой в трилогии В.А. Каверина «Открытая книга» и главной героини в пьесе Александра Липовского «На пороге тайны» — Световой. Окончила с золотой медалью Мариинскую женскую гимназию в Новочеркасске и поступила на медицинский факультет Донского университета, который окончила в 1921 году.
Занималась изучением холеры. Открыла светящийся холероподобный вибрион, носящий её имя.
В 1942 г. впервые в СССР получила пенициллин (крустозин ВИЭМ), впоследствии активно участвовала в организации его промышленного производства в Советском Союзе.
Первый муж — известный вирусолог Л. А. Зильбер — был репрессирован в 1937 году. Хотя в это время они были разведены, З.В. Ермольева приложила много усилий к освобождению Л. А. Зильбера. Второй муж Ермольевой, микробиолог Алексей Александрович Захаров, также был арестован. Известно, что он умер в тюремной больнице в 1940 году.


Мою матушку обещали принять на работу в трест Мосгаз. И обещали выделить комнату в доме-общежитии Московского газового завода
И началась беготня в заколдованном кругу. Для трудоустройства требовалась московская прописка…
А, чтобы прописаться в Москве, необходимо было предъявить справку с места работы…



Московский газовый завод



" Московский газовый завод – памятник промышленной архитектуры XIX-XX веков, находится рядом с платформами Курского вокзала по адресу Нижний Сусальный переулок, д. 5. Завод интересен сохранившимися старинными газгольдерами и заводскими корпусами с перекрытиями инженера В.Г.Шухова.

Строительство Московского газового завода началось в 1865 году. Газгольдеры были возведены по проекту профессора Санкт-Петербургского Института гражданских инженеров архитектора Рудольфа Бернгарда. Конторские корпуса построены по проекту Фёдора Дмитриева. В 1893 году на территории завода построены дополнительные здания по проектам архитектора М.К.Геппенера.

В 1911 году Московская городская дума выделила на реконструкцию и развитие газового завода 4 миллиона рублей. На эти деньги с целью увеличения мощности завода были возведены 6 новых заводских корпусов и дополнительный газгольдер. По проектам инженера В.Г.Шухова на Московском газовом заводе были построены перекрытия очистного цеха, цеха производства счётчиков и регуляторов, цеха водяного газа, перекрытия ретортного и аппаратного зданий, перекрытия электростанции и холодильника и перекрытия регулирующего газгольдера.

В советское время Московский газовый завод до середины XX века обеспечивал газоснабжение Москвы, а потом стал производить запорную газовую арматуру и в 1997 году переименован в ОАО "АЗ "Арма". В конце 90-х годов XX века завод "Арма" практически прекратил выпуск продукции. В настоящее время заводские площади сдаются арендаторам "



Хорошо, что сотрудники треста Мосгаз и Газового завода помогали моей маме в этих хлопотах и добились московской прописки для неё. Особенно много помогал работник треста Мосгаз по фамилии Кутузов.
Добрые и бескорыстные люди встречаются во все времена... Ну, теперь можно было оформляться на работу.

И вот, 9 октября 1944 года Евгению Владимировну Логвинову зачислили инженером в Технический отдел треста « Мосгаз ».

Из истории треста Мосгаз

" Первым управляющим Трестом «Мосгаз» «эпохи метана» был назначен Юлий Максимович Белодворский, который возглавлял его с 1943 по 1962 гг.




В состав треста в то время входили: Мос­ковский газовый завод, районные эксплуатационные кон­торы, завод по изготовлению и ремонту газовой аппарату­ры, служба аварийных работ, автогараж, проектная конто­ра «Мосгазтеплосветпроект». "

И так - вопрос трудоустройства был решён... А вот с жильём было сложнее.
Когда Евгения Владимировна со Светой перебирались от семьи Алексея Чистова в общежитие Газового завода, их вышла провожать сама хозяйка дома - « Орлиха ». Пожелала счастья на новом месте и сказала:
« Как я рада за вас, что вы уезжаете отсюда !! Как я молила Господа об этом ! »…


Прописали мою маму с дочкой в дом-общежите в Сусальном переулке, но свободной комнаты в доме не было.
И тогда на лестничной площадке в подъезде этого дома поставили фанерную стеночку.
А на этом отгороженном « пятачке » поставили кровать и несколько стульев.
Там и поселилась моя матушка с трёхлетней дочерью… Светочке приходилось спать на стульях.
Еду готовили на керосинке…

Жить в подъезде было очень неудобно… А, главное – холодно. Приближалась зима. Днём Светочка находилась в детском саду по адресу - улица Чкалова дом № 34…



А вечером моя мама старалась согреть постель для дочери. Просила у соседей кипятку, наливала его в бутылку, затыкала горлышко бутылки тампоном из скомканного куска газеты ( пробок просто не было и достать их было негде…) и клала эту импровизированную грелку к ногам дочки. Иногда вода всё-таки протекала… И приходилось сушить немудреные постельные принадлежности.
Кстати, для посещения туалета тоже надо было просить кого-либо из соседей впустить ненадолго в квартиру….

Как-то вечером Светочка, находясь в детском садике, долго не могла дождаться, когда же придёт забрать её Евгения Владимировна. Наконец-то моя мама пришла за дочерью.



Оказалось, по Москве вели очередную партию военнопленных, и перейти через улицу было невозможно.
Но и на обратном пути к дому Евгения Владимировна и Света долго стояли на тротуаре среди толпы зрителей.
А по улице под конвоем шли колонны пленных немцев.
Большинство москвичей смотрели на них в полном молчании. Некоторые кидали в немцев камни, некоторые подходили к пленным и давали им хлеб….


Марш пленных немцев по Москве




Замыкали шествие ряды поливальных машин. Струями воды они старались смыть следы прошедших немцев. .





В декабре 1944 года в одной из комнат коммунальной квартиры на 2-м этаже общежития скончался пожилой и сильно пьющий мужчина. Всё тот же « добрый ангел » - Кутузов пришёл к моей матушке и сказал:
« Женя! Беги скорее за ордером пока комнату не заняли ! А я отнесу туда ваши чемоданы и Светочку отведу ...»
Моя мама умчалась за документами.
Свету посадили на стареньком чемодане в освободившейся девятиметровой комнатушке.
Девочка с ужасом разглядывала нарисованный на полу мелом контур человеческого тела. Ещё недавно здесь лежал покойник. В этот момент в комнату вошёл участковый милиционер.



« Попрошу очистить помещение ! Мне нужно комнату опечатать ! »
Кутузов стал упрашивать милиционера: « А, может, не надо опечатывать, товарищ милиционер … Вы же - добрый человек ! Не будете же выгонять на улицу женщину с маленьким ребёнком …»
Но милиционер был, казалось, не умолим… « Ничем не могу помочь… Я должен запереть комнату и опечатать…»
Тогда Кутузов стал выразительно смотреть на Свету, стараясь мысленно ей что-то внушить…
Трёхлетняя девочка сразу поняла намёк и зарыдала во весь голос. Очень убедительно плакала. Даже Станиславский поверил бы… Милиционер махнул рукой и ушёл…
Вскоре вернулась и Евгения Владимировна с ордером на жилплощадь.
В комнату перенесли с лестничной площадки железную кровать, стулья и оставшиеся пожитки.

Светочка



Теперь Светочке можно было больше не спать на стульях. От умершего старика в наследство достался небольшой хорошенький диванчик. Правда, у диванчика было только три ноги. Вместо четвёртой ножки приходилось подкладывать несколько кирпичей. Диванчик был крепкой конструкции и довольно тяжёлый. Кирпичная нога долго не выдерживала и крошилась… Приходилось время от времени менять кирпичи.
Ещё в комнате было работающее радио - большая чёрная "тарелка"... Света очень полюбила слушать детские радиопередачи. Особенно ей нравился "Клуб знаменитых капитанов". И музыкальная заставка к этой передаче:

" В шорохе мышином, в скрипе половиц
Медленно и чинно сходим со страниц,
Шелестят кафтаны, чей там смех звенит,
Все мы капитаны. Каждый знаменит.

Нет на свете далей, нет таких морей,
Где бы не видали наших кораблей
Мы полны отваги, презираем лесть,
Обнажаем шпаги за любовь и честь…"


Пол в комнате был деревянный, местами прогнивший и зиявший тёмными дырами. Из этих дыр по вечерам и ночам вылезали огромные наглые крысы. В темноте глаза у них горели жуткими красными огнями…



Моя мама достала где-то цемента и замазала дыры в полу. Ничего не помогало… Крысы продолжали вылезать. Тогда пришлось повторить эту процедуру, но в цемент добавить битое стекло. Это остановило хвостатых зверей… Хотя всё же они пытались проникнуть в комнату - ломились и верещали, разрезая лапы в кровь…
А по остальным помещениям коммунальной квартиры эти зверюги ходили, где хотели. Особенно часто крыс можно было встретить по ночам на общественной кухне. Они забирались на раковину и пили воду. И никого не боялись…
В кухне кроме умывальника стояли четыре газовых четырёх-конфорочных плиты. По одной конфорке - на семью…

Коммунальная квартира была примерно такой, как в песне Владимира Высоцкого: «...система коридорная, на 38 человек - всего одна уборная…». А уборная была такой же, как на вокзале – большое отверстие в полу и два « следа ».
Ванной комнаты не было вообще... Был небольшой чуланчик, где мылись жители квартиры, заходя туда со своими вёдрами, тазиками, корытами и чайниками с кипятком.


В густонаселённой квартире никто особенно не обрадовался тому, что появились новые соседи в лице моей мамы и сестры. Все семьи жили в страшной тесноте. И многие рассчитывали получить освободившуюся комнату.
Больше всех шумела многодетная мать - Клава Кульмухамедова: « Ну, конечно ! Она - анженерша ! Вот ей комнату и дали! А мы – не анженеры! Вот нам ничего и не полагается !»
А потом на кухне разгоралось живейшее обсуждение – действительно ли моя матушка имеет право работать на инженерной должности ?
Общее собрание приходило к выводу – « Нет, не может женщина быть инженером ! И свой диплом Евгения Владимировна, наверняка, купила за большие деньги…»
Обрывки этих разговоров слышала трёхлетняя Светочка и с удивленьем пересказывала их нашей маме.
А моя мама говорила Свете: « Не слушай ты всякие глупости !! И – вообще – не ходи ты на кухню, нечего тебе там делать ! »

У Клавы Кульмухамедовой был муж – Булат, башкир по национальности, трое своих детей и падчерица Зоя. Симпатичная черноглазая и черноволосая девочка в своей семье была на роли Золушки…
Моя мама жалела маленькую Зою и иногда её подкармливала чем-нибудь вкусненьким… Самые тёплые чувства к нашей семье Зоя сохранила на всю жизнь…



Но постепенно страсти утихли. Все привыкли к новым жильцам.
Моей маме потом ещё часто приходилось выступать в роли судьи, разбирая местные конфликты.
Просто настоящие сраженья разыгрывались из-за форточки на кухне.
Кухня была центром местной Вселенной. В кухне постоянно находилась куча народу. Кто-то готовил еду, кто-то умывался, кто-то развешивал на верёвке постиранное бельё.
Одной пожилой женщине не хватало воздуха – и она форточку открыла…
Но в это время другая соседка – молодая женщина собралась в кухне мыть маленького ребёнка. Поставила детскую ванночку, налила в неё горячей воды, плотно закрыла форточку и стала купать младенца.
Пожилая женщина стала задыхаться и тут же открыла форточку.
Молодая мамаша закричала: « Да ты что, старая ! Хочешь мне ребёнка простудить ?!! » И тут же захлопнула форточку.
« Ах, ты поганка ! » - возмутилась пожилая, открывая снова форточку.
« Бандерша !» - завопила молодая…
Дело чуть до драки не дошло. На крики из комнаты на кухню вышел муж молодой женщины. И стал требовать, чтобы пожилая дама извинилась перед его женой. Но та категорически отказалась.
И тогда обиженный муж постучался в комнату Евгении Владимировны. Рассказал моей маме всю историю в лицах и просил, чтобы моя матушка повлияла на пожилую даму и заставила её извиниться.
« И, не подумаю…» - отвечала моя мама.
« Она же оскорбила мою жену ! Обозвала её поганкой !» - возмутился мужчина.
« Ну, « поганка » - это ещё не так обидно…» - сказала Евгения Владимировна – « Можно стерпеть… А Вы знаете, как Ваша жена назвала пожилую женщину ? « Бандершей» ! То-то… Так, что - это Ваша супруга должна просить прощения у соседки. »
Мужчина вынужден был согласиться…

А Евгении Владимировне и без этих «разборок» жилось очень непросто.
На работе, в техническом отделе треста «Мосгаз» ей приходилось много трудиться, чтобы освоиться со спецификой нового рода деятельности.

В то время начиналась массовая газификация московских жилых домов и производственных помещений. В трест поступал поток проектов по газификации. И сотрудники техотдела должны были проводить экспертизу этих проектов перед утверждением.

Вообще то - в те годы боролись между собой две концепции.
Одна - предполагала оборудовать дома москвичей электрическими плитами, что было бы гораздо безопаснее.
Никаких взрывов газопровода. Никаких взрывов в квартирах.
Кроме того, метан – сильнейший яд. И к тому же – совершенно без запаха… А противный запах бытового газа получается вследствие добавления пахучей присадки.
Если пламя конфорки случайно гасло, надышавшись газом можно было смертельно отравиться.
Но, не смотря ни на что, газовики победили… В Москве стали внедрять вторую концепцию. Слава, Богу, что, спустя два десятилетия, новый район Москвы ( Зеленоград ) - весь изначально снабдили электрическими плитами.

Так как моя матушка была членом ВКПб ( В партию она была вынуждена вступить ещё в Миассе…), она обязана была посещать партийные собрания.
Собрания проводились после окончания рабочего дня. Евгения Владимировна успевала перед собранием забежать в детский сад и забрать оттуда Светочку с собой в трест Мосгаз.
Пока шло партсобрание, Света сидела в приёмной начальника треста Юлия Максимовича Белодворского под присмотром секретарши. Секретарь выдавала Свете несколько листов бумаги для рисования и большой гранёный сине-красный карандаш. Таких шикарных карандашей моя сестра раньше не видела. И с удовольствием рисовала на протяжении всего собрания…


Новогодние истории




Приближалось 31 декабря 1944 года. Евгения Владимировна решила порадовать дочку и устроить для неё на свои скудные средства настоящий Новогодний праздник. Раньше такой возможности просто не было.
Она договорилась с одной своей знакомой из общежития – Екатериной, молодой женщиной - встречать вместе Новый год.

Екатерина рассказывала, что она была маленькой девочкой, когда её семью записали в кулаки. Семья была работящая. Все трудились, не покладая рук… Единственным достоянием, вызывающим всеобщую зависть, были четыре лошади. Когда пришла команда по раскулачиванию, всю семью выбросили из избы. И старых, и малых погрузили на телеги и повезли…
Мать маленькой Екатерины незаметно выкинула из телеги дочку, шепнув ей: « Беги к крёстной ! »
Кате удалось убежать. Была зима - Катя бежала по глубоким сугробам и потеряла валенки - бежать ей пришлоь босиком !
Крёстная мать вырастила девочку. А о своей семье Екатерина больше никогда ничего не слышала. Вероятно – все погибли.

Екатерина была женщиной оборотистой и достала где-то дня за три до конца декабря пять штук сарделек. Чтобы они не испортились, авоську со свёртком дефицитных продуктов вывесили за окно. Куда они денутся с окошка второго этажа ?
Но очень скоро сардельки исчезли – нашлись ловкачи с приставной лестницей. Стянули авоську – и поминай, как звали. Пропала новогодняя еда. Ужасное было огорчение, почти трагедия…

И вот, утром 31 декабря Светочка проснулась и увидела над собой зелёную колючую ветку и висящего на ней отливающего серебром картонного зайца с кочаном капусты в лапах. В комнате стояла ёлочка, украшенная самодельными, вырезанными из цветной бумаги цепями и гирляндами из флажков. Сказка ! Ещё на ёлке были развешаны несколько мандаринов и конфет-ирисок. Эту ёлку Евгения Владимировна тихонько установила ночью, пока дочка спала.




А ведь ещё несколько лет назад рождественские ёлки были запрещены, как пережиток царизма и проявление религиозного дурмана.
И те родители, которые хотели порадовать своих детишек и поставить у себя для встречи Нового года и Рождества ёлочку, делали это в большой тайне. Плотно занавешивали окна, чтобы нельзя было увидеть с улицы
« криминальный » праздник.
На эти зимние деньки Евгения Владимировна не отводила Светочку в садик. Оставила дома - немного отдохнуть. Забегала только в обеденный перерыв - покормить девочку. 1 января в те времена был рабочим днём… Но вот и пришёл 1945 победный год...



1945 год


Поздно вечером 8-го мая 1945 года разнеслась ещё неофициальная весть об окончании войны. Москвичи стали выбегать на улицу... Незнакомые люди обнимались и целовались… Многие двинулись в сторону Красной площади. Как рассказывала моя мама, более счастливого дня у неё не было за всю жизнь.


Очень волнующим был и июньский день 1945 года. Тогда проходил знаменитый парад Победителей. Некоторые из сотрудников треста «Мосгаз» попали в тот день на Красную площадь. Шёл сильный дождь. Потрясающее впечатление произвёл самый финал парада, когда фашистские знамёна стали бросать к подножию мавзолея, прямо в лужи…








После окончания войны в Москве продолжилась традиция - салюты по праздникам.
Моя сестричка до сих пор помнит такую картинку: вечером она стоит возле двери в подъезд общежития. А по тёмному небу движутся, пересекаясь между собой, лучи мощных прожекторов.
А в центре этой феерии висит огромный портрет « ОТЦА НАРОДОВ »








После окончания войны начальником Технического отдела треста Мосгаз назначили вернувшегося с фронта Александра Ивановича Гордюхина

Александра Ивановича сотрудницы техотдела иногда просили рассказать что-нибудь о его боевом пути… Его спрашивали – что на войне самое страшное ?
« Самое страшное на войне - это паника » – отвечал Александр Иванович.
И рассказал историю о переправе через реку…
В начале войны, когда наши войска отступали, вслед за ними шли толпы беженцев…
И вот, части Красной армии перешли по мосту через большую реку. А подразделению сапёров, которым командовал Гордюхин, был отдан приказ – взорвать мост, как только все наши перейдут на другой берег.
Уже были видны наступающие немецкие танки... Обезумевшие от ужаса люди кинулась к мосту, давя друг друга… Перед мостом образовался затор… И почти никто не мог перебраться на другую сторону… В отчаянье Александр Иванович схватил оглоблю от брошенной телеги и стал размахивать ей в воздухе, разгоняя толпу.
« Всем построиться в очередь! Сначала пойдут женщины и дети ! Потом – все остальные ! Иначе – я взорву мост ! » - кричал он громовым голосом.
Только таким образом был восстановлен порядок и все благополучно успели переправиться на другой берег. И мост тоже успели взорвать буквально « под носом » у фашистов.

Также Александр Иванович рассказывал про один жуткий эпизод на фронте, который он наблюдал собственными глазами.
При наступлении Советских войск фашисты неистово оборонялись.
И вот однажды немцы применили ПСИХИЧЕСКУЮ АТАКУ... Зрелище было невыносимое. В парадной форме немецкие офицеры шли строевым шагом в сторону наших окопов. Советские солдаты беспрерывно стреляли по врагам, но фашистов, как будто не уменьшалось вовсе.
Немцы смыкали ряды и продолжали движение... Некоторые советские бойцы просто не выдерживали этого ужаса и сходили с ума в самом прямом смысле слова...

А вот - другая история, которая произошла после окончания войны в мае 1945 года, когда Александр Иванович Гордюхин находился в Германии.
Для сапёров война ещё не закончилась. Приходилось разминировать огромное количество разнообразных объектов.
Так однажды, подразделению Гордюхина было поручено проверить на наличие мин и демонтировать оборудование шоколадной фабрики для отправки его в Советский Союз. Фабрику разминировали. Сапёры стали разбирать оборудование. Так, как производственный процесс был остановлен внезапно, везде был застывший шоколад.
Но наши герои не съели ни одной крошки сладкого лакомства.
Александр Иванович приказал в приготовленные для отправки ящики укладывать вместе с « железками » и шоколадный лом. Пусть на Родине кому-нибудь повезёт – попробуют натуральный шоколад…




Александр Иванович Гордюхин



Краткая биография А. И. Гордюхина


" Александр Иванович родился в деревне Воронино Калужской области, в многодетной семье, рос старшим сыном в семье из тринадцати детей. Окончил Калужский гидротехникум, работал строителем в Верхней Солде на Урале. С середины 30-х годов – начал работать десятником в «Мосгазе» и одновременно учился в вечернем строительном институте им. Моссовета. Работал техником, затем старшим инженером и начальником технической службы треста «Мосгаз». В июле 1941 года добровольно подал заявление об отправке на фронт. Окончил краткосрочные курсы лейтенантов, возглавил взвод опергруппы инженерных сооружений на Западном фронте. Взводный, ротный, наконец, командир саперного батальона. Трижды был ранен. За свои ратные подвиги Александр Иванович удостоен орденов Красной звезды в 1943 и 1944 годах, Красного знамени в 1944 году и Отечественной войны II степени в 1944 году.
После войны снова вернулся в «Мосгаз» - начальником технического отдела, потом начальником отдела подземных газопроводов. С 1950 года Александр Иванович - главный инженер «Мосгаза». Окончив вечернюю аспирантуру при Академии коммунального хозяйства, защитил диссертацию, получил степень кандидата технических наук.
С 1958 по 1985 год Гордюхин А.И. возглавлял Управление газового хозяйства Московской области – нынешний «Мособлгаз».
За этими строчками биографии стоит человек блестящего ума и огромной силы воли, который создал «Мособлгаз» как единую систему, действующую и сегодня, сплотил и возглавил коллектив единомышленников.
Гордюхин А.И. оказал заметное влияние на развитие газового хозяйства не только Подмосковья, но и СССР. Он создал новую структуру управления газовым хозяйством, в которой вместо горгазов функционируют межрайонные тресты. Это нововведение позволило значительно сократить численность управленческого персонала и оптимизировать деятельность крупнейшей в России газораспределительной организации.
Александр Иванович написал 18 книг по проблемам газового хозяйства, в том числе учебник для техникумов «Газовые сети и установки», а также десятки статей в различных специализированных журналах. По его учебникам учились и учатся специалисты газового хозяйства. "



В книге о войне Дагаева Владимира Васильевича " Тропами риска " довольно часто упоминается и Гордюхин Александр Иванович.






Открытие памятника Александру Ивановичу Гордюхину




Закончилась война... И снова - стали появляться семейные фотографии...


Светочка. 1945 г.




В конце 1946 года Василий Чистов приехал в отпуск к семье. Мои родители решили расписаться в ЗАГСе. И это событие произошло 12 декабря 1946 года в Бауманском ЗАГСе.
Светочке - скоро в школу... И документы у девочки должны быть в порядке... И Вот моя матушка сменила свою родовую фамилию - Логвинова - на мужнюю - Чистова...
И часто жалела об этом в последствии... Впрочем - и я тоже...

Не обошлось и без курьёзных историй.
Мой отец, выходя вместе с моей матушкой из общежития в город, надевал в зависимости от обстоятельств иногда военную форму, а иногда - костюм, пальто и шляпу.
Штатскую одежду приходилось одевать Василию Григорьевичу для посещения магазинов. Так как - с авоськами и сумками в руках военному, одетому в шинель и мундир, ходить по Москве было рискованно. Не положено по статусу офицера... Мог остановить патруль. Да и останавливал. И делал замечания…
Ну а военную одежду отец одевал, когда с женой ходил в гости или театр.
И вот наблюдая эти превращения внешненего вида Чистова Василия Григорьевича, население общежития забурлило, рождая новые сплетни: « Ой, вы гляньте! Что это делается ? У нашей « анжанерши » от кавалеров отбою нет…
По нескольку раз на день мужиков меняет ! То офицеры, то штатские… А у других то баб - никого нет… »
До моих родителей доходили эти слухи, которые их очень веселили…





Моя матушка - Е.В. Логвинова

Прикрепленный файл (Логвинова.jpg, 110272 байт<!--, скачан: 2748 раз-->)
---
Все мои личные данные, размещены мною на сайте добровольно и специально для поиска родственников.
Хочу объять необъятное.
ОВЧ
ОВЧ
Модератор раздела
Ассоциированный член РДС

ОВЧ

г. Москва
Сообщений: 11803
Регистрация: 28 фев. 2007
Рейтинг: 3350 

Москва 1945 - 1949 г.


Саломея Вячеславовна


Единственная женщина, с которой близко подружилась моя матушка в то время – Саломея Вячеславовна - жила в соседней квартире с сыном, невесткой и внучкой Людмилой. Очень печально, но члены её семейства не в грош не ставили пожилую даму … А прожитая жизнь у Саломеи Вячеславовны была захватывающе интересна…


Старинная открыка





Родилась Саломея в польской графской семье. Будучи юной девушкой, она без памяти влюбилась в артиста цирка. . ( Кажется, он был наездником… Вольтижёром…)

Какой скандал !... Графиня собралась замуж за циркача ! Фи! Мезальянс !
Родители Саломеи настоятельно требовали, чтобы она выкинула эту блажь из головы.
Но Саломея сбежала из дома к своему возлюбленному. Был назначен день венчания. Юная графинечка послала родителям покаянное письмо и приглашение на бракосочетание.
Ответом было полное молчание. Единственное, что сделали граф и графиня для своей дочери – прислали ей в этот день карету с фамильными гербами, чтобы Саломея могла доехать до церкви. Оскорблённые родители вычеркнули Саломею Вячеславовну из списка своей семьи.

Но, не смотря на это, новобрачные жили очень счастливо.
У мужа Саломеи был лучший друг – молодой купец. Как-то этот купец пришёл в дом к артисту по его приглашению.
Молодожёны радушно принимали гостя. Саломея приготовила изысканное угощение…
Купец был в восторге – « Повезло тебе, друг, с женой ! »
« Ещё бы ! » - согласился артист –
« Моя жена – и красавица необыкновенная ! И хозяйка – исключительная ! А, любовница – просто мечта ! ».
Эти слова глубоко врезались в память купца.


Старинная открытка




Саломея со своим мужем жила в любви и согласии, и могла бы так бы прожить всю жизнь…
Но тут грянула революция… Потом началась Гражданская война… Артист цирка скоропостижно скончался от тифа. Саломея осталась одна без опоры и поддержки…
А молодой купец находился в это время вместе со своей семьёй в Крыму. У него в жизни тоже произошла драма – от испанки умерли его супруга и дети. И тогда вдовец стал добираться до Москвы. Пересаживаясь с поезда на поезд…
Иногда – на крыше вагона… Но в Москву он приехал... И сразу кинулся к Саломее Вячеславовне - с предложением руки и сердца. Красавица Саломея обещала выйти за него замуж. Но – при одном условии... Если жених бросит пить… А купец в течение предыдущей жизни пил много и часто… С купеческим размахом…
Но теперь, уже бывший купец, а ныне – гражданин республики Советов – поклялся…
И клятву свою сдержал… Больше он не выпил ни капли спиртного.
А вот сын Саломеи Вячеславовны крепко выпивал. Никуда не денешься - наследственность …
Работал он, кажется бухгалтером… Часто его назначали в комиссию по проведению ревизий. И с денежными средствами и продуктами проблем в семействе не было… Но от этого изобилия очень мало что перепадало на долю Саломеи Вячеславовны.
Не знаю, получала ли Саломея Вячеславовна пенсию ? Если и получала – то копейки… Она постоянно нуждалась в деньгах.

Моя матушка старалась хоть немного ей помочь и покупала у графини салфетки, связанные крючком. Рукодельницей Саломея Вячеславовна была редкостной… И салфетки получались у неё чудесные - просто маленькие шедевры.



А, когда через несколько лет моей матушке и сестре предоставили комнату немного большего размера всё в том же общежитии Газового завода, Евгения Владимировна наконец смогла осуществить свою давнюю мечту - купила фортепьяно фирмы « Красный октябрь ». Деньги на приобретение пианино моя мама долго копила, отрывая средства от небольшого семейного бюджета.
И тогда Саломея Вячеславовна заходила в гости уже с определённой целью - отвести душу, поиграть на новом инструменте. А играла она - божественно… Особенно проникновенно получались у польской графини произведения Фредерика Шопена. Моя матушка слушала эти дивные звуки, замирая от восторга.

"Красный октябрь"




Иногда Саломея Вячеславовна разговаривала с моей мамой о « наболевшем ».
Она сильно возмущалось системой воспитания внучки Людмилы. Родители Людмилы разрешали ей абсолютно всё. И безумно её баловали. В результате девочка росла наглой и беспардонной. Да ещё - врала на каждом шагу.
« Представьте себе, Женечка, » - говорила Саломея Вячеславовна – « Людочка с утра до вечера, непрерывно жуёт шоколад…
Ведь это вредно ! Испортит себе желудок ! Не говоря о том, что это просто – распущенность… Когда я была ребёнком, в нашей семье шоколадом угощали детей только по праздникам…» Но к советам и замечаниям Саломеи никто и не собирался прислушиваться.

А несколькими годами позже семья Саломеи Вячеславовны благополучно «сбагрила» титулованную старушку в дом престарелых. Хотя графиня оставалась в здравом уме и твёрдой памяти… Да, человеческая неблагодарность не имеет границ…
Моя матушка вместе с дочерью иногда посещала Саломею Вячеславовну и приносила ей немудрёные гостинцы.





Света в 1945 году




Мария Владимировна Логвинова ( моя тётя ), мой кузен - Володя Гладких и моя сестра - Светочка




Послевоенная Москва





Светочка и Е. В. Логвинова. 1947 г. ?





Мои родители. 1948 г.






Логвинова Е.В. В тресте Мосгаз 8 марта 1949 г. .





Евгения Владимировна Чистова (Логвинова) 8 марта 1949 г. Фотография в многотиражной газете треста Мосгаз




Семейный портрет. 1949 г.






Улица Чкалова, 1950 год







Е.В. Логвинова с дочерью Светой

Прикрепленный файл (Е.В. Логвинова с дочерью  Светланой.jpg, 215677 байт<!--, скачан: 397 раз-->)
---
Все мои личные данные, размещены мною на сайте добровольно и специально для поиска родственников.
Хочу объять необъятное.
ОВЧ
ОВЧ
Модератор раздела
Ассоциированный член РДС

ОВЧ

г. Москва
Сообщений: 11803
Регистрация: 28 фев. 2007
Рейтинг: 3350 

1950 - 1953 г.г.




Вильнюс 1950 г.



В.Г. Чистов Е. В. Чистова и Света




Из Перми В.Г. Чистова перевели в Вильнюс. И вскоре --- в Москву !


Мой дядя — Сергей Григорьевич Чистов с женой Стеллой





В апреле 1952 года родилась - я . Хотя все ожидали сына, и все врачи говорили - " Будет мальчик !" Приготовили даже имя - Никита. Я долго не хотела появляться на свет... Мама моя мучилась двое суток... Но сработало народное средство... Одна старушка, жившая в общежитии газового завода, узнав об этой проблеме, стала обходить все комнаты в общежитии и просить хозяев открыть все окна. Когда окна были открыты, Старушка и говорит моему отцу: " Звони Вася в роддом!" Отец позвонил...
Ура! В 21.00 всё благополучно разрешилось...


Моё семейство.и я в 1952 г.




Москва. Улица Чкалова. И меня возили в точно такой детской коляске...












Родильный дом имени Клары Цеткин в Шелапутинском переулке ( Морозовская богадельня была построена в 1889-1890 гг.). Там я и появилась на свет весной 1952 года.

Прикрепленный файл (fileCAZUJW3V.jpg, 288231 байт<!--, скачан: 412 раз-->)
---
Все мои личные данные, размещены мною на сайте добровольно и специально для поиска родственников.
Хочу объять необъятное.
ОВЧ
<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 * 9 10 11 12 ... 27 28 29 30 31 32 [ >>>>>> ]
Модератор: ОВЧ
Генеалогический форум ВГД »   Дневники участников »   Дневник овч »   Мемуары
RSS

Реклама от YouDo
Плиточник в Бутово на http://remont.youdo.com/tile/geo/butovo/.
Стоимость реферата на http://kazan.youdo.com/coach/studentam/referaty/stoimost/.