Всероссийское Генеалогическое Древо
На сайте ВГД собираются люди, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!
Вниз ⇊

Молчанов Иван Александрович

вопрос к литературоведам

← Назад    Вперед →Страницы: ← Назад 1 2 3 4 5 ... ... 11 12 13 14 15 * 16 Вперед →
Модераторы: N_Volga, Asmodeika, Радомир
thesolarrain

thesolarrain

Сообщений: 1650
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 1166
вот один рассказ

Ал.Молчанов
НОВЫЕ ПЕСНИ


На меже с крестьянским полем стояла невысокая досчатая амбарушка. Это была не просто амбарушка, а своеобразное, своих рук предприятие Никанора Петровича. Семнадцать годов назад крестьянину случилось бывать в далеком женском Варваринском монастыре. Черницы показали ему свое хозяйство. Его особенно поразила ветродуй-машина, разбиравшая по сортам зерно. Он долго оглядывал машину, трогал, поворачивал, запоминал. Ему захотелось иметь ветродуй-машину. Несколько лет он откладывал на машину деньги, ездил в город, спрашивал о машине у торговых, торговые разводили руками, - машина в России – редкость, своих вырабатывающих машины заводов Россия не имеет.
Лопатин обиделся на Россию и купил четыре решетчатых полотна. Он задумал смастерить машину сам. Из полотен сделал решота с трубицей посередине, наподобие колеса. В таблицу продел стяг, стяг поставил вертикально, в основаниях его укрепил. Решота могли кружиться: верхнем откладывалось крупное зерно, в средних - съедобное, внизу –торица. Год от года он совершенствовал свое предприятие, стяг уже вращался колесом, а решота покачиваясь вздрагивали; пыльная хлебная струя окутывала предприятие. Простые решота превратились в сортировку-ветродуй. О сортировке-ветродуй услыхала деревня; сначала приходили, смотрели, потом привезли зерно, очищали, хвалили.
Доглядывал за решотами Гриша: крутил, прочищал, оси смазывал смолой. Парню нравилось быть на людях, важничать, из себя разыгрывать хозяина. Молодой, а спрашивал у мужиков о многих хозяйственных вещах, о севе, погоду определял по батогу, определением погоды хвалился; редкостный парнишка, умный, своя голова на плечах…
Вход в досчатую амбарушку теперь оброс лопухами; между ними сквозь зеленые лопушины густо пробивается крапива, она цветет и цветом пахнет горько. Само предприятие, запустелый сгиблый мир его, в бледных стеблях ячменя, торицы, ржи – от былых бесприютных зерен: на досчатых стенах зеленеет пыль, слежалая, моховитая; на решотах – паутина: пахнет заброшенной мельницей, - российская промышленность.
Григорий не без интереса оглядывал амбарушку. Четыре года назад при его отъезде она еще работала, тропу к ней прочищала деревня, крапива не цвела и цветом горько не пахла. Вздрагивая кружились решота на трехгранном стяге, вращаемые колесом; и заведывал предприятием он, Григорий Лопатин, с согласия на то комсомольской и партийной организации.
Григорий раздвинул лопухи. Ему было радостно раздвинуть лопухи, - старая российская пыль перед ним. А видеть российскую старую пыль - и горько и радостно: жили люди, коптили небо, пыль копили, подошли советские ветра, дым пригнали к земле, пыль забили в щели. Слежалая и поховитая лежит она на досчатых стенах, по углам и на решотках. Григорий повернул колесо, оно заскрипело, но не сдвинулось, упрямое в своей забытости. Решота потрогал рукой. И решота неподвижны. К верхнему решету вела лесенка, по ней наверх поднимали хлеба, хлеба высыпали в кожух, из кожуха тонкой сыплющейся струйкой хлеба падали в решота, - устройство подобное мельничному. Григорий поднялся над кожухом. В кожухе, на дне, на фоне серой пыли виднелись белые скелеты крыс. Голодные, враждующие крысы когда-то вцепились одна в другую, одна другой перегрызли горло, оскелетились, - оскелетилась непривлекательная кустарщина. Серый фон и белые кости – жалкая, обокраденная жизнь…
Также не без интереса Григорий оглядывал и дом. Строение было ему знакомое, ничего в нем не изменилось – ни убыло, ни прибыло; только в бревнах, разодранных солнцем и морозами, стало разве больше щелей да выпуклого сучья. Над тесовым переметом все так же непокорно возвышалась труба, белая, из белого дождеупорного камня. Низко над землей блестели старомодные окна; на вершинах берез темнели птичьи гнезда. И дом, и житница, и граненое колье, засмоленное на концах, и куча строганного тесу, и сани оглобляли верх, - все это было так знакомо, словно Григорий никуда не выезжал, был здесь позавчера и все это видел. А если бы он приехал не через четыре, а через двадцать лет, - все было бы на том же месте, - ни течет, ни изменяется, - по-дедовски.
Отец сидел на скамье и грыз вишни, заботливо складывая в корзину косточки. Свое гнездо ему наверное казалось таким, лучше которого в мире нет: и есть, да не про нашу честь, мы своим довольны. Когда он увидел подошедшего сына, им овладело желание похвастаться собой и хозяйством. Вот он какой: и старый, а ничего из хозяйства не опустил, все лежит на своем месте, ничего не изменилось. На его лице попрежнему много хозяйской важности, глаза загорелись гордо.
Лопатин раскрыл перед сыном хлев.
Осклизлые бревна и желтая капель на них; под ногой скрипит жижа; в отстойниках неубранные с весны корма; в левом углу, за темными досками – хрюкающая свинья, супоросая, скоро родит поросят, если поросят не успеют отсадить – съест: воздух в хлеву зловонный, затхлый, свинячий.
Жили люди, коптили небо: как навоз, жалкая слежалая жизнь. Скотный затхлый двор, без отдушины и окон, с низкими перерубами, - старая Россия опрятных стойников не имела, глядела на чужие, на датские.
В женском Варваринском монастыре семнадцать годов назад было так же темно и зловонно. И никакой такой своеобразной выдумкой по примеру монастырского двора Лопатин себя не утешил. Кроме того в сознании крестьянина сыздавна господствовало мнение: ничто коровам не надо, не для молока корова – для навоза. Так и жили: для навоза человек и корова.
И важничали. Никанор Петрович почтительно закрыл хлев, по навозу шел как по бархату, крякал, улыбался.
Из дома вышла Ульяна: двор принадлежал ей и она сообщила сыну:
- Коров попрежнему две: одна пеструха, одна ледруха, свой бычок, свинья на сносях.
Старик перестал крякать, его подзадорила ревность. Бабье дело – молчать и работать! Он сделал вид, что не заметил Ульяны и сказал сыну:
Поле, что ли, еще осмотрим?..
А женщина и не почувствовала, что ее отстраняют, свыклась.
- Скоро печенюха готова, - покорно проговорила она.
- Не до печенюхи! – важничал старик. – Пойдем-ка, сынок, в поле!
Левой рукой размахивая, правой держа корзину, он шел впереди. Ему бы не впереди идти и не поле показывать, а косточки вишневые разбрасывать; налево бросить – вишенка, направо – куст вишневый.
Так вот она родина: белые кости на сером фоне, жалкая, слежалая, обокраденная жизнь. Еще вчера Григорий мечтал поваляться на травах, ночевать в густом таежном лесу, бродить по лесу с собакой; еще вчера Григория манили проторенные детством кривые, затерянные в чертополохе тропы, бледные лесные пыреи, герпентиновый запах и пламя большого костра среди высоких замолчавших сосен: еще вчера мечталось быть ребенком, собирать грибы и свежую есть землянику. А сегодня, повинуясь какому-то необъяснимому року, он шел по полю без романтики, без мечтаний. Отец показывал ему посевы, пшеницу, ржи, - четыре года они не виделись с отцом, встретились, а разговаривать не о чем. Григорию стылно спросить отца, как он жил, что перечувствовал, спокойно ли его старое сердце. Он инстинктивно познавал одинаковую с прошлым жизнь и он словно видел отца позавчера, позавчера еще с ним наговорился, а теперь разговаривать не о чем.
Белые ржи были пустоколосы, легки и гибки, их не шатали ветры, зерно в них было убогое. Овсы заполонила колючая зябрия. Над житом цвела осота и легкий осотинный пух носился по полю. Пшеничный колос был тоже тонок, - о больших урожаях понятия не имела Россия, а слыхать – слыхала, родит земля обильно: хорошая, знать, земля, не наша, заграничная…
Семнадцать годов назад в женском Варваринском монастыре земельное хозяйство Лопатин увидел согласное со своим. И никакой такой своеобразной выдумкой не нарушил отцовского земельного распорядка. Плуг приобрел не потому, что он лучше вспахивает землю: за плугом легче ходить самому, ручки плуга на ладонях не навертывают мозолей; бороной пользовался деревянной, своей работы, - хорошая борона, подпрыгивает…
Грузно ступал Никанор Петрович, руками по сторонам разводил, ученого сына вводил в хозяйство. Вспотел, ворот сатиновой рубахи сдавливал шею, в сапогах было мокро от пота, а намерения ввсети ученого сына в хозяйство не оставил. Понемножку, полегоньку он начал рассказывать сыну о хозяйстве, новой грамоте учить:
- На пар вывезено двести телег навоза; земельку накормишь – в долгу не останется; на полосу свезешь – с полосы увезешь! Сказок земля не любит, ей подай да выложь! Живу – долг плачу, в долг даю – себя кормлю.
Григорий слушал внимательно. Нового отец ничего не открывал – старые мысли, неприхотливые. И в душе у него становилось как-то мутно, неловко, нехорошо. Словно впервые перед ним раскрывалась крестьянская жизнь: сказок земля не любит, ей подай да выложь, самого себя отдай. И от самого себя – самому себе ничего не останется. Его отец разработал эту землю, сила земли пожрала его силу, ему пора на покой, на печку. А земля осталась, земля пошла по рукам: от дедов к отцам, от отцов к сыновьям; отработают на земле одни, превратятся в развалину, на печке лежат, помирают; на землю приходят новые хозяева, поколения за поколениями, долг платят, в долг дают, себя кормят, помирают, о них сначала помнят, потом забудут – издавна так.
Жизнь слежалая и матерь земля неизменчива.
Подули сухие ветры, носился по полю осотинный пух, пахло согретыми хлебами, лебедой; звонко стрекотали кузнечики. Григорий думал: жизнь крестьянина – преждевременная могила, в ней человек погребен заживо. Чувство горького стыда за людскую приниженность, нищету, рабство овладело им.
Вспомнились поля совхозов – обширные, залитые солнцем. В теплых южных ветрах шаталась высокая пшеница, шатаясь вылегала, вылегала налитая, ядреная, неустойная. На железных рысаках выезжали рабочие в поле, поле гремело, пенилось, скипало в песнях. В мир, в иную земную правду, по обширным полям «Гиганта» много пролегло дорожек…
Но как рассказать отцу об этих дорожках, о кторых еще пером не писано и в сказках не рассказано? Как поведать ему о новой земной правде, о новой, свободной жизни, где человек не угнетен трудом и на земле работает с радостью и улыбкой, управляя мощными машинами, которые одновременно и жнут, и молотят, и солому прессуют в стога? Какими словами передать ему о новых скотных дворах, опрятных и чистых, с навозосточными желобами, вентиляцией и окнами? Как начать переиначивать его мир, недвижный и слежалый, как разбудить в нем простые человеческие чувства, чтобы на старости своей он открыл глаза и по-иному, независимо, взглянул на мир?
Старик не замечал размышлений сына и все еще ступал важно, гудящим хозяйским шагом. В серой его бороде вилась улыбка. Григорию было радостно видеть отца улыбающимся, но он не знал, чем вызвана эта неловкая улыбка. Как не похоже это поле на обширное колхозное поле! Там дорожки пролегаю в мир, здесь ни сходятся к дому, а от дома в мир дорожек нет.
Они остановились на береговой може. Направо – межа с крестьянским, налево – с совхозными полями. Старик в сторону совхоза не взглянул, а пригласил сына на крестьянскую межу. А Григория невольно привлекал совхоз. Уже с короткого взгляда он видел огромные перемены. Когда он отсюда уезжал, совхозовские поля мало чем отличались от хуторских. Хлеб не рос, клевера и корнеплоды погибали, не было машин, а которые и достались в наследство от помещика, были расшатаны, да и не те, что нужны советскому хозяйству. Теперь же совхозовские поля были покрыты бараками клевера. На высоких вешалах просыхала вика. Между темными бараками клевера темнела зеленая отава. По отаве бежали ветры, она переливалась. А за бараками и вешала и желтели хлеба. И по ним ходили ветры, но ими не играли, - туго налитые, вызревшие, они припали к земле.
Постройки стояли на том же месте, где был высокий с белыми колоннами барский дом. В детстве, забравшись на изгородь, Григорий часто смотрел на этот высокий, с белыми колоннами барский дом. Окруженный липами и сверкающий белым сквозь зеленое, он привлекал внимание ребенка. Этого дома Григорий сейчас не видел. Впереди липовой аллеи стояла новые строения: белые, широкие, с массой высоких ворот. Ворота были раскрыты, в их черных провалах мелькали люди. Вот что-то блеснуло; ветер донес запевы трактора.
Григорий выпрямился, из черных провалов одна за другой вышли машины. Одна за другой пошли они к зрелым хлебам. Вот часто закружились барабаны, тракторы загудели громче и жнейки застучали, заработали. Могуче и смело врезалась в хлеба первая колонна машин. Было видно, как хлеба пригибались, волною ложились на полотно и шли по конвейеру в сноповязалку. Сноповязалка работала быстро, снопы сверкали на солнце, поле играло и молодые работницы в белых тугих платках пели песни. Звонко и широко расплывались по нивам и песни и звоны машин.
Знакомая сила, сила вырастающего на полях социализма, глубоко взволновала Григория. Он не удержался и сказал старику:
-Ты слышишь, отец?
- Я ничего не слышу, - немножко мрачно ответил Лопатин. – Пойдем-ка домой. Печенюка наверное готова. Пирогов откушаем.
Григорий впал в состояние такого могучего опьянения новизной, что не понял этого немножко мрачного отчуждения старика.
- Что ты там такое говоришь о печенюхе? – с веселой укоризной воскликнул он. – Ты погляди-ка, какую печенюху выпекают вот эти девчонки… Ой, хорошая печенюха, неподражаемая печенюха! Ешь страна! Ешь, батько! Да ты погляди-ка, погляди!..
В это время из черных ворот мастерских совхоза в поле выходила вторая колонна машин. Медленно отделяясь от густой липовой аллеи, она шла по направлению к хлебам по следам первой колонны. Поднятые надыбы ножи жнеек блестели, как серебряные, переливая в своем блеске лучи солнца, падавшие прямо на них. Поравнявшись с хлебами, машины на минуту остановились, серебряные ножи описали в воздухе полукруг, люди заняли свои места и колонна, по примеру первой, глоток за глотком стала поглощать гибкие и переливчатые волны спелых хлебов. Поле заиграло, запело, отовсюду неслись легкие и свободные звуки труда, земля сладостно и трепетно дрожала.
Опьянение новизной захватывало Григория все сильнее. Он не ожидал услышать на родных полях эту знакомую по уральским и северо-кавказским советским хозяйствам светлую и радостную песню труда. Он дмал, что страна еще слишком нища и бедна, чтобы снабдить все уголки, куда Макар не гонял телят, а цари сгоняли ссыльных, орудиями ума, электричества и железа. Всякий раз, когда он мечтал услышать на родных полях песню, перекликавшуюся с песней северо-кавказского «Гиганта», он вспоминал отцовскую амбарушку с решотками и ему становилось неловко. Это чувство неловкости и стыда он испытал и сегодня, оглядывая не только амбарушку, но и все хозяйство отца. И тем разительнее для него была эта необычайная радостная перемена. Он пошатывался от раздирающего его душу ликования и восторга.
Когда обе колонны, следуя одна за другой, обогнули огромный желтый остров хлебов и вышли на край, близкий к Григорию, и пошли по второму кругу, свободно и легко поглощая гибкие и переливчатые волны ржи. Григорий не выдержал, обернулся и схватил отца за руку.
- Смотри! Смотри! – торжествующе воскликнул он. – Смотри какие хорошие салазки мы загнули помещику Никольскому!
При звуках этого имени Никонор Петрович вздрогнул. Он как-то по особенному, тепло и трогательно поглядел на сына. Далекое ли прошлое припомнилось старику, или эти простые и бодрые слова сына зажгли в его душе костер, таимый всякими радостями, но он вдруг приподнялся на носках и взглянул на поле легким и свободным взглядом, и с редких длинных ресниц его упали на землю большие светлые слезины.
То были слезы человека, встречавшего долгожданное будущее.
- Батько! – почти закричал от радости Григорий, хватая старика и заключая его в свои объятия, - давай поцелуемся, батько!..



---
Тем кто ищет по Кашире : у меня 2 темы : Метрические книги и Ревизские сказки
thesolarrain

thesolarrain

Сообщений: 1650
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 1166
был в ленинке...на удачу просмотрел Журнал Литературный Современник 1933-1941
и О УДАЧА --2 рассказа!
16)журнал Литературный Современник 1937№12
рассказ Простое Сердце подпись Ал Молчанов стр 141
шифр XIX 40/97
17)журнал Литературный Современник 1938 №11 рассказ Дружба ,стр166,подпись Ал Молчанов
шифр XIX 40/97
---
Тем кто ищет по Кашире : у меня 2 темы : Метрические книги и Ревизские сказки
thesolarrain

thesolarrain

Сообщений: 1650
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 1166
набросал табличку произведений,тех которые обнаружил автора по годам
получается как то так:
1925
1926--три публикации в Резце
1927--одна в Резце
1928--одна в Резце
1929-первое издание романа Пылающая Земля
1930--второе издание романа Пылающая земля
1931
1932
1933--три публикации в Резце
1934--первое издание романа Крестьянин
1935
1936--второе издание романа Крестьянин
1937--одна публикация в Звезде,одна в Литературном Современнике,три в Резце
1938--одна в Литературном Современнике,одна в Резце
1939
1940--подготовлен к печати но не издан а переработан роман Деревня( ПЛАН -НАЙТИ РУКОПИСЬ !!!,если повезет)
1941 --одна публикация в Звезде
---
Тем кто ищет по Кашире : у меня 2 темы : Метрические книги и Ревизские сказки
thesolarrain

thesolarrain

Сообщений: 1650
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 1166
вот повесть вообще страшноватенькая...
Заморский гостинец


Прикрепленный файл (Заморский гостинец.doc, 1670144 байт)
---
Тем кто ищет по Кашире : у меня 2 темы : Метрические книги и Ревизские сказки
thesolarrain

thesolarrain

Сообщений: 1650
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 1166
в поисках произведений Молчанова Ал. купил на алибе книгу БОИ В ФИНЛЯНДИИ 1941 года издания.
там много фамилий авторов кому интересно могу список выложить ..не знаю нужно ли вообще и нужно ли здесь...
---
Тем кто ищет по Кашире : у меня 2 темы : Метрические книги и Ревизские сказки
thesolarrain

thesolarrain

Сообщений: 1650
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 1166
вот прислал краевед Пуйский интересную выдержку из воспоминаний:
Из Воспоминаний Буракова Ивана Егоровича.
Во втором и третьем классах с нами учился Иван Молчанов. Он со своим слепым дедом нищенствовал, в школе появлялся один раз в неделю. Но учился он лучше всех. В последствии он был известный поэт и жил в Москве.

Еще один Иван Молчанов учился со мной. Это был способный ученик, хорошо учился и первый шалун. У него были большие ораторские способности, мог часами говорить без конспекта. Семнадцатилетним он был секретарем Шенкурского укома комсомола. Там он организовал какой-то крестомол, за что был исключен из комсомола и из партии. Впоследствии он был писателем, в Отечественную войну погиб в Ленинграде.


здесь в одном стакане говорится о двух моих Молчановых: писателе и поэте....
родство еще не доказано но уже рядышком...


вот про поэта Ивана Никаноровича:
Стихийные противодействия крестьян существующим порядкам не могли бороться с вооруженными солдатами и казаками. В 1906 году карательная экспедиция прошла по всем волостям Шенкурского уезда. По прибытию карателей в какую-нибудь деревню их расквартировывали по домам, реквизировали продовольствие и фураж для казацких лошадей, резали скот на питание и все бесплатно. Одновременно шло следствие: одних арестовывали и садили в Шенкурскую тюрьму, других штрафовали, третьих пороли. Было мне тогда 6 лет, (вспоминает Быков А.С.) как из школы прибежала запыхавшаяся сестренка и взволнованно говорила, что уроков сегодня не было, в Долматово приехали солдаты и казаки, они ищут «студентов». Помню как казаки прибыли в нашу деревню, что в трех километрах от Долматово. Были это оренбургские бородачи в черных, как и бороды, высоких длинношерстных папахах. Пока они осматривали избы для размещения, мы ребятишки с удивлением смотрели, как другие показывали выучку своих коней, которые по команде ложились и вставали. Изба наша была новая и просторная, поместили у нас 7 человек, во главе со старшим, а всего в деревне было человек около 20. Одного из них безбородого с усиками звали Мекешкой. Он прислуживал старшему. Отец наш в то время был в отходе на заработках. За плечами у казаков были винтовки, с боку болтались кавалерийские шашки, а в руках оружие для расправы- треххвостные кожаные нагайки. Говорили, что нагайками казаки могла запороть человека до смерти, безнаказанно. Винтовку и шашку без особого распоряжения применять не разрешалось. Вечерами они пили водку и играли в карты, на деньги, которые хранились у них россыпью меди и серебра в рукодельных мешочках с задергишем, а бумажные деньги в кошельках. В 1907 году в Долматово вторично прибыл уездный пристав со свитой. Из «студентов» в нашей волости казаки поймали Суетина Никиту Егоровича и увезли в Шенкурск. Остальные кто-где попрятались, в лесу в лесных избушках, куда заглядывать солдаты не решались. В этот же день был произведен обыск в доме Суетина И.А. Но и в этом случае обыск не дал положительных результатов для полиции. Ни политической литературы, ни самого Ивана Андреевича им обнаружить не удалось. После раздела с отцом Иван Андреевич жил в отдельном двухэтажном флигеле. На первом этаже находилось складское помещение а на втором жилое помещение состоящее из трех комнат. В одной из них, самой большой находилась его личная библиотека, книги находились на стеллажах, занимавших стены от потолка до пола. За стеллажом у одной стены, без окон была установлена дополнительно параллельно основной стена на расстоянии на расстоянии 0.4-0.5 метра на всю высоту от пола до потолка. В таком межстенном пространстве Ивану Андреевичу неоднократно удавалось скрываться от полиции и прятать там же запрещенную литературу. Такое укрытие было сооружено по инициативе Буракова Егора Петровича (их жены были сестрами) члена кружка «Лесные братья». Но в этот раз его ночью увезли в лесную глухомань на Прислон. Здесь в одиноком ветхом домике, под высокими березами жил дальний родственник Суетина И.А., старик Федор Иванович Молчанов, у которого был внук Ваня черный, как галчонок. Их с дедом нередко можно было встретить идущими дремучим лесом по проселочной дороге в Долматово к И.А. Суетину. Здесь Ваня постигал азбуку, читал книжки, отсюда и открылся ему путь к науке. И кто бы мог подумать Иван Никонорович Молчанов стал незаурядным писателем-поэтом. Прочесывая деревни в поисках «студентов», казаки неоднократно были и у Федора Ивановича. Искали, заглядывали в подполье, где были 2 картофельные ямы. Одна с картошкой, другая замаскирована, где и отсиживался Иван Андреевич. Каратели уехали. В течение года Иван Андреевич скрывался от полиции жил на Прислоне, в избушках, нелегально в Москве. После разгрома революционного движения он добровольно явился в полицию и был осужден на два года лишения свободы. Степан Жилин наш сосед так же отсиделся в лесной избушке, в Сюземе верст за 20 от деревни, а потом уехал в Петербург, где брат его служил приказчиком в магазине у купца. Нелегальную литературу, газеты кружковцы еще до приезда казаков попрятали или уничтожили. Моя мать в гумне в стоге соломы обнаружила изъеденные мышами газеты. «Не иначе как Степан спрятал»- говорила она.
---
Тем кто ищет по Кашире : у меня 2 темы : Метрические книги и Ревизские сказки
psyandr

Сообщений: 3727
На сайте с 2013 г.
Рейтинг: 1638
Наб. р. Карповки, д. 19, кв. 6 - жилой дом 2-го петербургского товарищества для устройства постоянных квартир 1912-1913 года постройки. В частности, здесь жил писатель Евгений Замятин. На месте нынешнего 10-ого дома в те годы была аллея-парк.

Прикрепленный файл: Ленинград набережная реки Карповки, дом 19 фото.jpg
thesolarrain

thesolarrain

Сообщений: 1650
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 1166
И ВОТ НАСТОЯЩЕЕ ОТКРЫТИЕ!!!
получил письмо из ИРЛИ Рукописный
о Вас не забыли, просто исследовательских запросов за время моего отпуска накопилось много, и я отвечаю на них в порядке поступления.
В собрании отдельных поступлений нашего Рукописного отдела имеется машинопись с правкой автора романа "Деревня", датированная мартом 1935-августом 1940 г., 455 стр. (поступление 1969 г., № 28). Архивный шифр - Р. I, оп. 17, № 500. Кроме того, в составе этого же поступления имеются еще несколько произведений И.А.Молчанова: машинопись романа "Лес" (не полностью)- 56 л. автографа, 125 л. машинописи (Р. I, оп. 17, № 499), типографский экз. со значительными вставками и правкой автора романа ""Крестьянка (Р. I, оп. 17, № 501), машинопись и журнальная публикация повести "Лес в огне" (Р. I, оп. 17, № 502), машинопись "Повести о первом комиссаре" (Р. I, оп. 17, № 503). Что касается дополнительной информации, то мы просмотрели описи фондов всех писательских организаций этого времени в поисках анкет и пр., но, к сожалению, ничего не нашли. Вы уже обращались в архив на Шпалерной (РГАЛИ)? Там хранится фонд союза писателей после реорганизации и слияния всех прежде существовавших писательских организаций. Там может быть анкета и другие материалы И.А.Молчанова.
Всего доброго, желаю Вам успехов в научной работе.

про мою научную работу уважаемый научный работник конечно пошутила....

---
Тем кто ищет по Кашире : у меня 2 темы : Метрические книги и Ревизские сказки
thesolarrain

thesolarrain

Сообщений: 1650
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 1166
СЕГОДНЯ ПОЛУЧИЛ ОТВЕТ НА ЗАПРОС О ЦЕНЕ КОПИРОВАНИЯ...не скрою я в ужасе
возможно кто нибудь из форумчан обладает опытом или возможностью дать словом или делом толковый совет как миновать разорительного копирования предложенного системой?
вот письмо:
Возможно, Михаил, что этот мой ответ Вас не обрадует: мы принимаем заказы на копирование наших материалов, но, поскольку Институт переведен на частичный хозрасчет, копируем за плату. Все материалы снимаем на бесконтактном сканере, каждый скан стоит 50 рублей. Еще, в зависимости от опубликованности / не опубликованности рукописи, взымается та или иная сумма за использование, еще какой-то незначительный процент сотруднику, производящему съемку, и за оформление договора. Копирование таких обширных произведений выльется в крупную сумму.
Если Вы можете это оплатить (можно привлекаь спонсоров или организацию), напишите письмо заведующей Отделом с просьбой разрешить копирование с указанием его цели (публикация, изучение, цитирование в монографии, диссертации и пр.).
Тогда, получив разрешение, мы передадим Вашу заявку (в ней должны быть указаны шифры интересующих Вас рукописей) для оформления договора.
---
Тем кто ищет по Кашире : у меня 2 темы : Метрические книги и Ревизские сказки
ylia32
Новичок

Самара
Сообщений: 15
На сайте с 2014 г.
Рейтинг: 6
Добрый день.
Есть информация что поэт Иван Никанорович Молчанов был в родственных связях с веткой Морозовы. Моя прабабушка, Степанова (в девичестве Морозова) Екатерина Федоровна (год рождения примерно 1894-1900) из Тулы или Москвы, по крайне мере после замужества с моим прадедушкой Степановым Дмитрием Ильичом они проживали в Туле. У нее была сестра Морозова Мария Федоровна. Молчанов И.Н. идет по ветке сестры - Морозовой (девичья фамилия) Марии Федоровны. Если у кого то есть информация о Молчанове, его родственниках - прошу связаться со мной.
Заранее спасибо!
---
Ищу Степановы Тула, Морозовы Тула, Львовы, Медниковы - Самарская область
← Назад    Вперед →Страницы: ← Назад 1 2 3 4 5 ... ... 11 12 13 14 15 * 16 Вперед →
Модераторы: N_Volga, Asmodeika, Радомир
Вверх ⇈