Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Дневники участников »   Дневник Tasha56 »   Задушевные темы: о нас, о нем, и обо всем »   Минувших дней ЛЮДСКИЕ СУДЬБЫ...
RSS

Минувших дней ЛЮДСКИЕ СУДЬБЫ...

Помним предков и думаем о потомках...


<<Назад  [ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 6 * 7 8 9 10 11 12 13 14 [ >>>>>> ]
Модератор: Tasha56
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10911
Регистрация: 2008
Рейтинг: 17471 

Невыдуманные истории о людях, живших на земле и оставивших после себя добрую память потомкам. Они опередили время, и современники не были готовы и способны оценить и понять их талант, поведение, поступки….



Содержание:
1. А.В. Колчак и А.В. Тимирева
2. Лили Брик и В.Маяковский
3. Сафонова Е.В.
4. Музей истории Гражданской войны
5. Софья Федоровна Колчак
6. Валентина Васильевна Серова и Константин(Кирилл) Михайлович Симонов
7. Ефросиния Антоновна Керсновская
8. Женщины Куприна Александра Ивановича
9. \"Жизнь полосатая\". О Маргарите Назаровой.
10. Алексей Верстовский и Надежда Репина
11. Виктория Петровна Денисова (Брежнева)
12. Александра Федоровна Романова
13. Дзига Вертов
14. Надя Рушева
15. Некрасова Зинаида Николаевна
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27. Петр Петрович Павлов (1860-1924)
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.

36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.



---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
эленКНИПЗ
Долгожитель форума
Член Союза краеведов Ополья

эленКНИПЗ

г.Ковров
Сообщений: 1530
Регистрация: 2012
Рейтинг: 3372 

Tasha56
Спасибо.С такой любовью всё представлено!
В июле ездили в Иваново, Кинешму и Юрьев-Польский. Собираемся съездить в Шую. Так что Ваш рассказ про Екатерину Яковлевну Мазурову для меня оказался весьма кстати.

С уважением и благодарностью.Елена.



Комментарий модератора:
Рада, что Вы смогли приятно отдохнуть на моих страницах.

---
Вера Надежда Любовь
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10911
Регистрация: 2008
Рейтинг: 17471 

Сегодня на глаза попалась статья об известном артисте Евгении Веснике. Мне доводилось встречаться с ним дважды. Будучи женщиной эмоциональной и впечатлительной, после прочтения статьи, на меня нахлынули воспоминания об этом удивительном человеке.

1980-е. Мероприятие нашей организации проходило в Центральном Доме актера, который раньше находился на улице Горького, в доме 16 (после пожара ЦДА находится на Арбате). В этот день мне предстояло выступить с большой сцены для «солидной» аудитории. Нервничала ужасно. Перед началом как-то все группками «разбежались» по коридорам здания, в нем были очень уютные, с мягкими диванами и креслами уголки, где можно было уединиться с приятной тебе компанией для беседы. Вообще атмосфера Дома актера оставляет очень приятное впечатление, некий клуб, где все встречаются для живого общения: поговорить и посмотреть друг на друга.

По коридору шел Весник, увидев нашу компанию, прямиком направился к нам. Ему не нужно было время, чтобы «влиться» в коллектив, он с первой секунды оказался в нем, с какими-то шутками и прибаутками. Через пять минут он уже знал всех поименно, а через какое-то время уже сидел в первом ряду зала и хлопал в ладоши, подмигивая для подбадривания тем, с кем успел познакомиться, хотя туда не собирался вовсе.

Позже все собрались в ресторане, где в это время обедали многие знаменитые актеры, и там же накрыли столы всем нам. Создалось такое впечатление, что сами стены Дома кино людей объединяют, стоит перешагнуть его порог человеку любой профессии, некий притягательный центр творческой интеллигенции. Никакой «игры на зрителя», «а вот я какой (какая)» - ничего подобного не было.

Вторая встреча произошла в ресторане киноактера на Кузнецком мосту, возле здания «Центральный детский мир», примерно через год. Что удивительно, нас было двое из тех, кто участвовал в мероприятии, и когда мы столкнулись на лестнице с Евгением Весником, он нас не только вспомнил, но и назвал по имени. Насколько была феноменальная память у человека.

Евгений Весник тоже был коллекционером, он собирал походки разных людей.

Вот такая небольшая предыстория к моему следующему сообщению.

---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10911
Регистрация: 2008
Рейтинг: 17471 

Евгений Яковлевич Весник
Народный артист СССР (1989).
Кавалер Ордена "За заслуги перед Отечеством" IV степени (1998).




Евгений Весник родился 15 января 1923 года в Петрограде в семье одного из первых советских государственных деятелей Якова Ильича Весника. Его мама Евгения Эммануиловна была организатором движения жен инженерно—технических работников (ИТР), за что была награждена орденом Трудового Красного Знамени. Именно ей принадлежала главная заслуга в строительстве в СССР детских оздоровительных лагерей.

Правильное ударение в фамилии - на втором слоге. Яков Ильич был белорусом, а мама - русифицированной чешкой. А "весник" в переводе с белорусского (так говорили в Пинской губернии) — означало "сморчок" или "строчок".

Сын врага народа
Отец, Яков Весник, был видным деятелем и личным другом Орджоникидзе. В 1930-х годах занимался строительством, а впоследствии стал первым директором завода «Криворожсталь». После загадочной смерти Орджоникидзе последовала расправа с родственниками и знакомыми наркома. Яков Весник был арестован и расстрелян; его жена была отправлена в ссылку в Казахстан, а сын помещен в детский дом.

Оставшись один, Евгений жил на то, что продавал одежду родителей, библиотеку. С пятнадцати с половиной лет он пошел подсобным рабочим в цех, где проверяли целостность противогазов. Во время Великой Отечественной войны Весник отправился на фронт. "Мы все шли воевать за высшую цель. Я забыл свои обиды. Я воевал за свою родину и за светлую память о моих родителях" - говорит Евгений Яковлевич.

В 1941-1945 годах Евгений Весник участвовал в Великой Отечественной войне (младший лейтенант, командир огневого взвода 1-й гвардейской корпусной артиллерийской бригады). Был награждён двумя медалями «За отвагу», орденами Красной Звезды и Отечественной войны 2 степени (на сайте "Подвиг народа" информация есть - примеч. мое).

Театр
После войны он поступил и успешно окончил Театральное училище им. М. Щепкина (1948). После училища Евгений Весник стал актером драматического театра им. К.С. Станиславского, с 1954 перешел в театр Сатиры, а в 1963-1992 служил в академическом Малом театре. Кинодебют состоялся в 1955, с тех пор актер активно снимался – на его счету около 70 работ в кино.

"Я поступил в Малый театр, когда там играли Пров Михайлович Садовский, Рыжова, Турчанинова. Я горжусь тем, что был партнером Елены Николаевны Гоголевой в ее последнем спектакле "Мамуре" совсем недавно. Когда "старики" ушли, ушла моя влюбленность в этот театр" - говорит Евгений Яковлевич. В 1992 году он покинул Малый театр. В 1990 на сцене Криворожского музыкально-драматического театра имени Т.Шевченко поставил спектакль о судьбе своих родителей "Чистка" (пьеса В.Козака).

Кино
В кино - с 1955 года, первая роль - Родриго ("Отелло"). В 60-е - 70-е Весник снимался особенно много. Самые известные фильмы: "Старик Хоттабыч" (1956), "Семь стариков и одна девушка" (1968), "Вас вызывает Таймыр" (1970), "Офицеры" (1971), "Летучая мышь" (1979).

Весник - удивительный актер, мастер перевоплощения. Одних походок у него в арсенале более шестидесяти. Когда, к примеру, к нему обратился артист Николай Гриценко с просьбой помочь выбрать походку для Каренина, Весник предложил ему "иноходца": это когда одновременно выступают вперед левая нога и левая рука, затем правая нога и правая рука... Эту походку Весник подсмотрел у композитора С. Прокофьева. После съемок Гриценко позвонил Веснику, поблагодарил и признался, что едва он начинал идти "иноходью", как мгновенно и легко настраивался на роль, что очень важно для всякого артиста.

В 1979 году Евгений Весник был приглашен на роль учителя математики в школьный фантастический фильм "Приключения электроника". По его собственному признанию, некоторые характерные черты, например, манеру разговаривать немного в нос, он взял от Маршака, походку - у знакомого врача и т.д. Получился очень симпатичный и смешной человек. Настолько симпатичный, что вскоре после выхода фильма на экраны Весник получил письмо от учащихся одной школы с просьбой прийти к ним преподавать математику.

В 90-е годы Весник снимался мало. Самые известные работы - доктор в комедии "Ширли-мырли" и роль в экранизации романа Булгакова "Мастер и Маргарита", которая так и не вышла на экран.

О своей работе в "Мастере и Маргарите" Весник отозвался так: "Я же там недоснялся, поругался, психанул. Вторую половину снимался Игорь Кваша. Я играл врача в сумасшедшем доме, куда попадает поэт Бездомный. По-моему, сыграл смешно. Мне вообще интересны простые люди, работяги. Я вожжаюсь среди шпаны, рыбаков, матерщинников, пьяниц. У меня в записной книжке столько сюжетов! В жизни тех, кого мы иногда называем малообразованными, бывают такие бешеные интриги - вот где Отелло-то…".

Евгений Яковлевич выпустил больше десятка книг, среди которых: "Абракадабры" и "Задушевные беседы со снежным человеком".

В последние годы у Евгения Весника были проблемы со здоровьем. В 2005 году он перенёс пневмонию, а 7 апреля 2009 года у него случился инсульт. 10 апреля 2009 артист скончался в больнице. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.

Продолжение следует...

---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10911
Регистрация: 2008
Рейтинг: 17471 

Продолжение....


Из архива Евгения Весника
Записи вел - Андрей Колобаев.



Договариваясь о встрече с журналистами, Евгений Яковлевич сразу предупреждал:
– Надо определиться, о чем будем говорить. Обо мне? Писано-переписано. О театре, кино? О политике? Хохмить мне уже порядком надоело. Быть до конца искренним? Значит, быть полным идиотом.
– Выберем «золотую середину».
– Тогда подъезжайте!

_____
– Только для газеты «Совершенно секретно», которую я очень уважаю, хочу признаться публично – вряд ли это сделает кто-нибудь из актеров, – что я... украл. Когда я после войны в 1946 году демобилизовывался из армии, надо было сдать винтовку, противогаз и так далее – все, что было записано в офицерской книжке. А мы, не доезжая до линии фронта, противогазы выбрасывали. Они нам просто мешали. Стоимость потерянного надо было вернуть в двенадцатикратном размере... Представляете, что это тогда было для офицера! Я взял первый попавшийся противогаз у солдат в казарме ночью, когда дежурный на минутку отлучился, и выбросил его в открытое окошко. В пять утра я его подобрал, спилил номер и вернул государству как свой. Мне это не давало покоя всю жизнь. Ну вот, наконец, покаялся..
– Евгений Яковлевич, как получилось, что вы, народный артист СССР, популярный актер театра и кино, первый «Остап Бендер», вдруг стали писателем-философом, автором тринадцати книг?
– Я сыграл Бендера сначала в «Золотом теленке», который ставил Эммануил Краснянский в пятьдесят шестом, потом в «Двенадцати стульях», где был режиссером Эраст Гарин (кстати, спектакль по моим инсценировкам). В общей сложности я сыграл «великого комбинатора» шестьсот раз. А ведь Бендер – фигура не комедийная, а трагикомедийная. Как он говорит: «Мне тридцать три года. Возраст Иисуса Христа. А что я сделал? Я ничего не создал. Учеников разбазарил...» А в другом месте романа: «Может быть, я идиот. И ничего не понял?» Он имел в виду то, что происходило в стране.


_____
Что касается писательства, я был склонен к нему еще в школе. А «философом», как вы говорите, стал в четырнадцать лет, когда в тридцать седьмом арестовали моих родителей и я остался один-одинешенек. Уже тогда я понял, что живу в больной стране. Как можно было репрессировать моего отца, военного комиссара, почти маршала в двадцать шесть лет, честнейшего и порядочнейшего человека, фанатика построения социализма?! Или мать, которая из оперной певицы переквалифицировалась в зоотехника, чтобы вместе с отцом, начальником «Криворожстроя», строить завод «Криворожсталь». Удивительные люди были! Когда в тридцать шестом всей семьей мы входили в театр (у отца – два ордена Красного Знамени, Орден Ленина, у матери – Трудового Красного Знамени), вставал весь зрительный зал! Я тогда чуть не умирал от гордости, что у меня такие родители... Но их арестовали, а я автоматически стал «сыном врагов народа».
– Аукнулось?
– Конечно! В сорок восьмом после окончания Щепкинского училища меня, круглого пятерочника, фронтовика, не взяли в Малый театр по анкете. Только после разоблачения «культа личности» и реабилитации родителей мне позвонил Царев: «Возвращайтесь!»
– Известный молдавский философ Милеску Спафари говорил: «Руководить большой страной надо яко философ». А у нас «балом правили и правят» то бывший террорист, то политик, то разведчик...
– А надо «яко философ». Когда я узнал, что после революции у нас не было ни одного руководителя с высшим образованием, был потрясен. У Молотова, по-моему, за плечами было вообще четыре (!) класса. Большинство из них просто не знали правильного русского языка. А ведь давно социологами доказано: человек, неправильно говорящий на родном языке, не может логически мыслить. Я рад, что у нас наконец у власти человек образованный, мыслящий.



Или вот интересная тема. Вы знаете, что Москва уже давно не русский город? Только в Москве львиная доля текстов рекламы на английском. Только в Москве на стенах туалетов надписи на любом языке, кроме родного. В лучшем случае – мат, и то чаще какой-нибудь «фак оф». Я, народный артист, не могу пойти в ресторан, поесть или заказать себе водки, потому что сто граммов – шесть долларов, а второе блюдо – пятьдесят. Да что я, таких – большинство! Тогда для кого этот город? Поймите, я его очень люблю, но я люблю другую Москву. Ту – Казакова и Баженова, – которая олицетворяла собой архитектуру русскую, ампир русский... А не нынешнюю, где, например, внутри Садового кольца чуть ли не равное число проституток и чиновников.
– Это правда, что вы жуткий матершинник?
– О! Просто жутчайший! Скоро выходит книга Раскина – об истории мата в России, куда он уговорил меня отдать несколько рассказов. Он сам написал предисловие и дал мне прочитать. Я прочитал и сказал: «Ты или передо мной вые...ваешься, или я должен тебя за это благодарить». Он написал, что, мол, в книге использует рассказы народного артиста СССР Евгения Весника. «И даже не потому, что они смешные, а потому, что на моей памяти Весник – единственный человек, всю свою жизнь полностью не зависимый ни от партии, ни от демократов, ни от кого другого. И вообще он положил на всех...» Кстати, это чистая правда. Помню, от одного моего поступка многие были в шоке. Звонит какой-то начальник: «Евгений Яковлевич! Виктор Степанович Черномырдин составил список из двенадцати народных артистов Союза. Он и вас хочет видеть в своем кабинете. Кстати, у нас здесь шикарный банкетный зал...» А я отвечаю: «Должен вас огорчить – я не люблю эти тусовки, поэтому никуда не хожу. У меня и так собутыльников много. Передайте Виктору Степановичу мой адрес и скажите, что у меня всегда есть хорошая водка и всегда есть рыбка – сам ее ловлю. Поэтому, если он так хочет меня видеть, жду в любое время». Тот рассмеялся: «Ну это тоже – позиция!..» Красиво, не так ли?

– Так вы еще и рыбак?
– Раньше был. А теперь задыхаюсь – только что из госпиталя. Мне уже конец скоро. Лопаются сосуды. Я же на гормонах сижу, гормонозависимый. Если лекарств не будет, все – п....ц!

_____
– Что больше всего волнует сегодня народного артиста, заслуженного фронтовика, писателя-философа Евгения Весника?
– Кстати, правильно ударение в моей фамилии делать на втором слоге – Весник! Отец у меня был белорус, а мать русифицированная чешка. А «весник» в переводе с белорусского (так говорили в Пинской губернии) – «сморчок» или «строчок». Помню из-за фамилии в школе меня девчонки дразнили – «Женька-сморчок»...
А волнует меня буквально все!

Разумеется, как воспитанник школы великого Малого, я небезразличен к судьбе театров. И благодарен судьбе за то, что окончил курс у знаменитого артиста Алексея Дикого, пятикратного лауреата Сталинской премии, народного артиста СССР, к сожалению, в свое время репрессированного, как почти все гениальные в этой стране.

Я был неотесанным парнем, да еще войну прошел, но меня научили понимать: что такое хорошо, что такое плохо, что если зрелище тебя трогает и заставляет думать, то это – искусство, а если наоборот, то наоборот. Вот развлекательное искусство! Оно должно быть! Но нельзя же всегда есть «компот или мед». Вот вы включите телевизор – в любое время, – посмотрите, что творится. Что творится! Какие-то полуголые, босые бабы! Ну хорошо – сделайте один канал для «озабоченной» публики. Но это же на всех каналах! И чуть ли не каждая говорит: «Ведь я этого достойна!» Безграмотные диалоги, да еще скабрезные...

Меня радует появление новых студий, театров. Это прекрасно! Люди хотят выразить себя, а не то, что горком или ЦК КПСС «рекомендовали», себя, свое отношение к жизни. Я вижу в каждом театре замечательных актеров, на которых ходят, переполненные залы на двести-триста мест. Например, у Арцебашева в «Театре на Покровке» я посмотрел «Кабалу святош». Это же талантливое решение сложнейшей пьесы Булгакова! Во МХАТе или Малом театре так никогда бы не поставили! Они не тратят миллионы, чтобы сделать шикарные декорации.

Но есть другая сторона медали. Вы знаете, сколько при царе было артистов в Малом театре? Тридцать три! А знаете, сколько сейчас? Сто сорок два! Когда открылся МХАТ, в нем было около сорока человек, причем собранных со всей России. Сейчас – сто пятьдесят!

Я вроде бы давным-давно ушел из театра, но знаю актеров, очень их люблю, знаю, насколько это трудная профессия, очень печалюсь, что всякая серятина «вылезает», не имея права на то, подминает, глушит талантливых людей. Всегда это было – талантливый человек не приспособлен заниматься всякими «шахерами-махерами». Посмотрим правде в глаза. Из ста сорока с лишним актеров Малого играют от силы двенадцать-пятнадцать. Ведь это же геноцид творческий! Держать сто тридцать человек, получающих эпизодические роли от случая к случаю! Это же издевательство, русская безалаберность, русская бестолковщина! А ведь посмотрите, сколько районов в Москве, сколько места в Подмосковье. Какие театры можно сделать интересные с труппами из этих ста тридцати! Как минимум шесть театров! Да пусть даже четыре! Разве актер не согласится при добротной оплате играть во Всероссийском выездном театре?! Пусть на периферии, по школам, заводским клубам, но играть, а не ждать всю жизнь своей «звездной» роли.

А что сегодня? Эти люди стоят в очереди за своей крошечной зарплатой, в театрах нездоровая атмосфера: сплетни, склоки, интриги, заискивание перед начальством. Дайте театр какому-нибудь папуасу или корейцу! Он скажет: «Что я – сумасшедший, такую огромную труппу держать, да еще и оплачивать?!» Оставит сколько ему нужно и в итоге только выиграет: билеты дешевле, качественнее спектакли будут, потому что у актеров ответственности станет больше... В театре Корша, который работал в бывшем филиале МХАТа, каждые две недели была премьера! А артистов было всего тридцать человек. Посмотрите, сколько великих актеров из театра Корша вышло... А сейчас? Театр Станиславского, где я начинал, остался без руля и ветрил сразу после смерти Станиславского и Кедрова. Они, основатели театра, были вершиной, пиком, который как ни пытались штурмовать – безрезультатно... Потенциальные «великие» актеры не состоялись из-за отсутствия великого режиссера! И это беда многих театров. Сейчас вроде появились талантливые режиссеры. Дай им Бог удачи. И денег.

Что меня еще беспокоит? Наша медицина. Вот я – больной человек. Но я – поклонник двух слов Василия Розанова: «Беги толпы!» Как увижу огромные очереди в наших поликлиниках, убегаю. К сожалению, у меня нет блата, я ничего не умею делать, только работать за письменным столом. Должен оговориться, мне лично, как участнику ВОВ, кавалеру семи орденов, народному артисту СССР, инвалиду, пенсионеру, Министерство здравоохранения очень помогает. Спасибо! Но миллионы других! Так что это? Тенденциозное истребление пенсионеров? Тогда «истребители» – наивные люди. Потому что пока мы помрем, подрастет новое поколение стариков!.. Все на уровне папуасов. Но папуасы хоть знают: если заболел – надо кору съесть или хвост обезьяны. Или сунуть в задницу глаз сдохшей крысы. Так научите нас – мы тоже будем всовывать! Сами не можете решить проблемы, позовите варягов, как русские князья. Весь мир убедился, что все предсказания-обещания наших вождей – от Ленина до Горбачева и Ельцина – не сбылись. Ведь ничегошеньки не сбылось! Хотя надо честно признаться в том, что Борис Николаевич поставил Россию на новые рельсы, но... шпалы и стрелки оказались бывшими в употреблении.

Что меня сегодня еще беспокоит? Телевидение. А у нас по всем каналам – режут, бьют, убивают. Ведь у нас уже дети давно подражают не романтическим героям, а киллерам. Раньше они не знали, как на магните крепить взрывчатку к днищу машины, теперь знают. Этому специально учат? Не могу понять. Эти скандалы между каналами... Во время войны у меня во взводе было семьдесят два «беломорканальника». Эти отпетые преступники воевали так, как никто не воевал. Почему? Потому, что я с ними по-человечески обращался. У них прекратилась поножовщина, воровство. Они меня звали «пахан», «батя». Я жил как «цыганский барон». На завтрак мне курицу трофейную жарят и... сразу в бой. Первыми орудия под обстрелом тащут, строят наблюдательный пункт быстрее всех. Воевали как звери! А почему? Я с ними разговаривал по душам, представлял к наградам. И был результат...
– Но сейчас на все нужны огромные деньги...

– Я вам расскажу по этому поводу анекдот. Вызвали Рабиновича в КГБ. Говорят: «Рабинович, вы получили из Америки наследство – шесть миллиардов долларов. Зачем вам в Советском Союзе такие деньги? Мы вас и даже правнуков обеспечим машинами, дачами, будете ездить на лучшие курорты... Отдайте нам, государству, шесть миллиардов». «А що ви будете делать на эти шесть миллиардов?» – «Мы будем строить Днепрогэс, доменные печи, аэропорты...» – «А що вас нет на это денег?» – «Нет». – «Тогда не х... строить!»

Откуда могут взяться деньги, если никто не хочет работать? Почему никто не хочет работать? Потому что никто не платит или мало. Неужели это непонятно? А ведь деньги лежат повсюду. Макулатуру, флаконы медицинские – не принимают, мусор не перерабатывают. Это же живые деньги! Автопокрышки валяются по всей стране. Я гастролировал с концертной бригадой по Дальнему Востоку – там же сплошь железо. Затонувшие баржи, лодки, шмотки и так далее. В Костромской области на территории дома-поместья Островского до сих пор гниет брошенный в 1921 году трактор. Спит, бедняга, уж поседел. Рядом яма, вонь, над ней летают птицы, заражают всю округу... Нет денег? Найдите богатого дядю, на худой конец попросите у братвы...


_____
– Евгений Яковлевич, вы затрагивали тему войны. Ваше мнение: вся правда
о ней написана?
– Частично. Например, в лучшей книге о войне «В окопах Сталинграда» Виктора Некрасова, которого потом выжили из страны, что-то есть в мемуарах Жукова. В лучших стихах поэтов того времени – Михаила Дудина, Константина Ваншенкина и других – я узнавал те чувства, которые меня сопровождали на фронте. Только в последние годы, наконец, военные историки развеяли некоторые мифы, связанные с ВОВ. Признали, что немцы в некоторых случаях были лучшие вояки, чем мы, что победили мы скорее числом, а не умением, за счет огромного количества «пушечного мяса», помноженного на неистребимый патриотизм. Иначе было не победить...
Россия сегодня пожинает плоды геноцида. Революция, НЭП, раскулачивание, «выдвиженцы», репрессии тридцать седьмого года, война... Если говорить образно, ситуация мне представляется такой. Допустим, существует огромное стадо дойных коров. И для того, чтобы получать от них хорошее потомство, привозят со всего мира голландских, индийских и прочих быков. Они коров оплодотворяют, получается чудесное потомство, продолжается род, увеличивается удой... Если бы я снимал фильм о России, я бы ничего не снимал о России. А бы снял то, о чем сейчас рассказывал, – несчастное коровье стадо, у которого отняли и пустили под нож быков-производителей – наши лучшие умы, интеллигенцию.

Прочту один триптих из своей последней книги. Очень прошу напечатать. Триптих номер 75: «Россия будет расчленена на свои составные части. Каждой республике надо отдельно предоставить свободу. Тенденция такова: не допускать больше существования на Востоке гигантской империи. Большевизм остается в прошлом, тем самым мы выполним нашу историческую задачу». Это из дневника... Йозефа Геббельса. Я пишу: «Страшно! Предсказания из таких уст! Но и «смешно»: мы выполнили его заветы!»
Когда меня спрашивают по поводу боевых действий в Чечне или оргпреступности: «А какой выход?» – я всегда отвечаю своей формулой: «Если боевые действия справедливые, их нужно довести до конца любой ценой. Если нет, надо извиниться и прекратить». Что, наша армия не в состоянии довести их до конца? Может. Значит, происходит что-то непонятное... Дальше. «Как бороться с преступностью?» Бороться! Как иначе?

Если говорить в целом о стране, то самая страшная наша беда – потеря чувства обязательности в обществе. У нас каждый чиновник говорит: «Я со всей ответственностью заявляю...» – зная, что он ни за что отвечать не будет. Мне кажется, страна заболтана. Ах, если бы у нас по телевизору показывали людей, стремящихся куда-то, чего-то делающих, радующихся от того, что они что-то сделали – и полезное! А то ведь на экране все чиновники как саранча сидят и... толстеют. Распухают прямо на глазах.

Помню, в девяностом году в Токио на станции метро «Таканава» продавались фигуры Горбачева. Похож невероятно. А в том месте, где у него родимое пятно, – прорезь. Это – копилка. Кидаешь какую-то сумму, и из-под губы выползает пластинка с надписью: «Ударь по губе!» Ударяешь, и «горбачев» целую минуту скороговоркой: «Бррр – ляля – бррр – ляля...» Уже тогда японцы кое-что раскусили. Рассказывали, что видели японский журнал, где на обложке трезвенник номер один Горбачев рекламирует... пиво!
И еще. На мой взгляд, самый большой грех наших политиков – говорить с миллионами людей на полунаучном, полуфилософском, непонятном для большинства языке. Помню, на первом съезде демократов мне дали слово. Я сказал: «Вы очень сложно говорите с народом. Народ не понимает этого витиеватого языка, больше похожего на словесный лабиринт. Я сам ни черта не понимаю. Если вы не пойдете в школы, институты и не объясните толком, чего вы, демократы, добиваетесь, то вас скоро будут больно бить за то, что вы «непонятные» люди». Вскоре так и случилось. Мне непонятно, что иной раз говорят и теперь, как и прежде, по-коммунистически: «В общем – дали! В общем – сделали!» А что конкретно сделали сегодня, а не в ближайшие десять лет? Мне кажется, если кто-то обещает на десять лет вперед, тот сам с трудом в это верит. Никто не знает, что даже завтра произойдет. В селах, деревнях – просто пьяные хорошие русские люди ведь все это понимают! Пьяницы – они ведь мудрые, потому что свободны духом. Их шпыняют, говорят: «Ты – говно! Молчи!» А он свободен, самостоятельно мыслит, ни в каких партиях и движениях, которые ему долбят по голове, не состоит. Поэтому и рубит правду-матку. За это я очень люблю пьяниц... Пардон!






Расскажу интересный случай, хотя и из другой области. В нашей «высотке», напротив зоопарка, жил Петр Мартынович Алейников – один из лучших артистов советского кино. Он был подвержен известному русскому пороку. И знал, что у него рак. В шесть утра сторож зоопарка готовил ему четвертиночку «Русской». Поправиться. Я знаю, что это такое. Петр Мартынович сдружился с волком по кличке Норик. Подкармливал его. Однажды угостил «друга» кусочком хлеба, смоченного водкой. Как-то Алейников пришел очень «тяжелый». У него были скандалы дома. Пришел к Норику и плачет. И как мне рассказывал сторож: «Всегда опасался, что волк его укусит. А тут вижу: Норик вылизывает ему слезы. Петр Мартынович, трезвея на глазах, говорит: «Норик! Ты самый лучший из людей!!!»

– Больше всего я не хочу, чтобы у читателя создалось впечатление, что все это вздохи старого ворчуна, ностальгия по прошлому, которого он и сам не застал. Я часто бываю счастлив. Проснулся живой и уже счастлив. Увидел улыбающегося – и на душе хорошо...
Недавно я в который раз убедился, что в жизни от трагического до смешного – один шаг. Загорелась вдруг наша «Волга», огонь под капотом мгновенно заполыхал. Я только приподнял капот, как подбегает мужик в одной пижаме, с бутылкой «кока-колы» в руках и с диким криком: «Горит, пожар!» начинает этой «кокой» поливать мотор. Потушил. Клянусь, я чуть не уписался!
– У нашей страны есть будущее?
– Земной шарик устроен так, что будущее есть у блохи, у змеи, у крокодила. У рек. Они пересохнут или в них появятся крокодилы – и это тоже будущее. Значит, есть и у России. Но вопрос: какое? Когда закончилась война, мне было двадцать два года, и все мы, фронтовики, были убеждены, что завоевали рай. Самое настоящее светлое будущее! Того рая, каким он нам тогда грезился, мы не увидели! Но это же не значит, что «будущее» не состоялось...

Был у меня партнер Дудник – мы были очень известной эстрадной парой. А отец его был начальником пуговичной артели. Однажды я ему говорю: «Как вы хорошо живете». А он, старый еврей и отъявленный коммунист, мне отвечает: «Женечка, ви человек свой, поэтому я вам скажу: все, что ви здесь видите – телевизор, мебель, одежа, – это все на спернутые пуговицы. Если би я не делал этого, то, конечно би, жил очень плохо». Потом посидели, выпили. Я его спрашиваю: «Вот вы – член партии. Объясните, что такое коммунизм?» «Пожалуйста. Когда я сперну очередную партию пуговиц, меня схватят за руку, но... скажут, что я ничего не спернул, и отпустят – это и будет настоящий коммунизм!» – «И он будет построен?». – «Обязательно! Но только на улице Горького!»
В диалектике есть совершенно гениальное определение: «Количественное накопление приводит к качественному скачку». Рассуждая как обыватель, могу сказать: накопление отрицательных эмоций, которые мы сейчас наблюдаем, может привести куда угодно, но только не туда, куда мы хотим. И это тоже будущее. Может, завтра вся прекрасная половина планеты будет ходить в чадре. Ведь это не зависит от того, что об этом думают в Кремле. Например, будущее моего дома может зависеть от внезапно лопнувшей батареи. Или. Молодые собираются в ЗАГС, а вдруг – бац! – землетрясение. И все. Жители Ленска строили планы, о чем-то мечтали и – бац! – города нет. Американцы спокойно жевали жвачку и думали, что если есть пуп Земли, то это они. И вдруг бац... Так что будущее есть всегда, но какое и когда, я не знаю. Но все-таки надеюсь на лучшее. Мой девиз: «Я думаю одно, а говорю то же самое». И у меня на столе под стеклом «лежат» слова Сенеки: «Необходимо мужественно переносить то, что ты не можешь изменить». И делается легко на сердце.


_____


Об этом актере говорят, что он знал анекдотов больше, чем Юрий Никулин. Про него "ходит" бесчисленное число баек. Например такая -

ПОКЛОННИКИ ЛЯЛИ ЧЕРНОЙ



Однажды во время гастрольной поездки по Грузии Евгений Весник отстал от поезда. Выскочил на перрон в дорожной пижаме и тапочках, и пока торговался с продавцом привокзального киоска, поезд ушел. Ни денег, ни документов, ни знакомых... Но по странной случайности в кармане пижамы оказалась фотография, на которой Весник был снят рядом со знаменитой цыганской певицей Лялей Черной. В привокзальной милиции, куда артист обратился, сказали, что поезд будет только завтра. И тут Весник увидел, что в привокзальном скверике расположился небольшой табор. Словно по наитию, артист отправился к цыганам, показал фотографию и поразился тому, как благоговейно они относятся к своей звезде. Его тут же одели с головы до ног, подарили часы, дали денег, накормили, напоили, посадили в легковой автомобиль и отправили догонять поезд.
Вскоре после возвращения в Москву Весник отправил деньги цыганам, но те вернули их обратно телеграфным переводом.



Светлая память Евгению Яковлевичу Веснику!












---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10911
Регистрация: 2008
Рейтинг: 17471 

№ 9 ЖУРНАЛА «ИСКРЫ», ГОД 1917-Й


17 февраля в Москве скончался известный коллекционер И. Е. Цветков.
Покойный одно время, с 1899 по 1905 г., был членом совета Третьяковской галереи. В 1909 г. И. Е. Цветков сделал распоряжение о передаче городу после своей смерти своего большого собрания картин вместе со специально построенным домом на набережной р. Москвы, у храма Христа Спасителя.
Умирая, покойный распорядился, чтобы его похоронили самым простым образом, чтобы венки не возлагались, чтобы публикации в газетах о смерти не делались.

Завещанная Москве картинная галерея И. Е. Цветкова насчитывает свыше 1.800 художественных произведений русских художников, главным образом, акварелей и рисунков. По воле завещателя, галерея должна навсегда остаться в его доме, на набережной, у храма Спасителя, выстроенном по эскизам В. М. Васнецова.
Цветковское собрание составилось, главным образом, из произведений передвижников и их предшественников. Новое русское искусство в цветковском собрании представлено очень слабо: Серов, например, представлен незначительными вещами, а Врубеля нет совсем.

Из старых русских художников богато представлены: Тропинин (более 40 вещей, и в их числе «Гитарист», «Золотошвейка»), Венецианов (более 20-ти вещей, почти все масляными красками), Кипренский (особенно интересны портреты артистки Семеновой и танцовщицы Телешевой), Брюллов (около 40 произведений, и среди них великолепный рисунок «Распятие»), Федотов, рисовальщик Шмельков. Есть также произведения: Левицкого, Боровиковского, Щедрина, Орловского, Варнека, М. Воробьева, Чернецовых и др.

С открытием для широкой публики его галереи, Москва будет обладать тремя галереями русской живописи, почти с исчерпывающей полнотой представляющими картину ее развития: Третьяковскою, Румянцевскою и Цветковскою.


И. Е. Цветков в коридоре своей галереи.
Дом Цветкова на Пречистенской набережной, в котором находится Цветковская галерея.
Подружки. К. В. Лебедева.
Певчий. А. П. Лосенко (1737—1773 гг.).
Девушка с цветами. А. И. Стрелковского.
На гастроли. В. Е. Маковского.
Гусляры. В. М. Васнецова.


ИВАН ЕВМЕНЬЕВИЧ ЦВЕТКОВ

(28.04.1845—02.1917,Москва)



В отличие от Третьякова и Морозовых собиратель не был миллионером. Около двух тысяч произведений искусства он приобрёл на зарплату банковского служащего. И в 1909 году передал всё вместе с домом, который построил для своей семьи, городу. Вплоть до революции увидеть произведения Брюллова и Федотова, Левитана и Репина, Поленова и Васнецова мог любой желающий, придя в общедоступный музей «Галерея Цветкова».

Как и почти все лучшие собиратели дореволюционной России, Цветков не был профессионалом в искусстве.
Математик, выпускник Московского университета, он проникся интересом к живописи в долгие годы студенчества.
Выходец из небогатой многодетной семьи, он мог рассчитывать только на себя. Сначала скромный бухгалтер, потом агент по оценке недвижимости, он в летние месяцы посещал усадьбы - производил обмеры и оценивал возможности кредитования владельцев. Русская усадебная культура была вместилищем произведений искусства.

Начав их собирать, Цветков сосредоточился на русском искусстве, более доступном и любимом. Рациональный человек, он понимал и ценил реализм, познакомился и по­дружился с художниками-передвижниками. Его друзьями стали Владимир Маковский и Константин Савицкий, частым гостем по приезде в Москву бывал Илья Репин. Однако при этом Цветков покупал уникальные рисунки Лермонтова и Тараса Шевченко - они соседствовали в его собрании с эскизами Александра Иванова и Саврасова. Автопортрет Павла Федотова, оставшийся после смерти художника у его племянницы, Цветков выпрашивал у неё за любые деньги. Он ходил к ней 20 лет, пока после смерти племянницы не добился своего у её потомков. «У меня маленький конспект по истории русского искусства», - скромно оценивал собственное собрание Цветков.

В 1898 году он купил участок на берегу Москвы-реки и набросал эскиз дома. За проект взялся модный московский архитектор Лев Кекушев. Однако владельцу «итальянский палаццо» не понравился, и он обратился к художнику Виктору Васнецову, заказал ему дом в духе боярских палат. В итоге на Пречистен­ской набережной, 29, вырос сказочный терем в «русском стиле».

После революции коллекция перестала существовать как единое целое. Из 429 картин более 300 разбросали по провинциальным музеям, около 100 поместили в Третьяковку. Что-то до сих пор демонстрируется посетителям, а что-то похищено в годы Второй мировой войны.

Много лет мечтает восстановить Цветковскую галерею москвовед Сергей Кузаков. Понимая, что вернуть обратно в терем у Москвы-реки всё из него вывезенное нереально, он работает над виртуальным проектом.

Кстати, в доме Цветкова находится резиденция французского военного атташе. Сложилась добрая традиция: дважды в год сюда приезжают уцелевшие бойцы эскадрильи «Нормандия-Неман». Хозяин усадьбы по этому случаю приглашает гостей, устраивает экскурсию, рассказывая о своём предшественнике - замечательном меценате. И всякий раз удивляется тому, что приглашенные русские, интеллигентные и начитанные, как правило, впервые слышат об Иване Цветкове.







После революции галерея была национализирована и 17 августа 1917 года открыта для свободного доступа посетителей. В 1917—25 Цветковская галерея существовала как самостоятельный художественный музей. В 1926 году была присоединена к Третьяковской галерее, получив статус отдела рисунков. В 1926 году в Государственную Третьяковскую галерею поступили личный архив и библиотека Цветкова.


До Октябрьской революции здесь располагалась картинная галерея, а теперь - резиденция французского военного атташе. Фото: Из личного архива Алексея Витвицкого

Затем часть коллекции рисунков и часть собрания живописи (свыше 100 картин) оставили в Государственной Третьяковской галереи, а свыше 300 картин переданы в Государственный музейный фонд и распределены по другим музеям России.
Сам особняк в настоящее время принадлежит военному атташе Франции.




---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10911
Регистрация: 2008
Рейтинг: 17471 

Московский фотограф Петр Петрович Павлов (1860-1924)

Печальная традиция — в аннотациях к воспроизводимым в различных изданиях фотографиям, как правило, не указывается имя автора. Между тем фотограф, более столетия назад запечатлевший своих современников или события, очевидцем которых являлся, обладал всеми секретами ремесла, а кроме того, он давал свою оценку происходящему. Изучение творческого наследия не только знакомит нас с работами того или иного автора, но и позволяет осветить весьма любопытные факты его биографии, понять мотивы творческого процесса. Это тем более важно, что о мастерах русской светописи мы знаем непростительно мало.

Биография Петра Петровича известна в самых общих чертах. Он родился в 1860 г. в крестьянской семье в деревне Федоровская Петрозаводского уезда Олонецкой губернии. В 1881 г. приехал в Москву и поступил на службу в знаменитую фотографическую фирму ≪Шерер, Набгольц и К0≫, принадлежавшую А. Мею и М. Шиндлеру. Здесь он проработал 10 лет, постигнув все тонкости искусства съемки. Ему повезло: в фирме работали профессионалы высокого класса, а организация дела была образцовой.



В августе 1887 г. в Ермоловской церкви, что на Садовой улице, Петр Петрович венчался с Евгенией Алексеевной Саврасовой, дочерью художника, домашней учительницей по образованию. И здесь же в мае 1888 г. был крещен их первенец — Борис. В последующие годы в семье появились еще два сына — Михаил и Петр.



В 1891 г. Павлов открыл собственное фотоателье и фототипию. Ателье, как гласила надпись на фирменном паспарту, находилось в доме Вятского подворья, № 10, против книжного магазина братьев Салаевых на Мясницкой — оживленной московской улице, где располагалась вереница магазинов, торговые склады и конторы, доходные дома, почтамт. Здесь же известные в старой столице культурные центры — Училище живописи, ваяния и зодчества, картинная галерея К.Т. Солдатенкова и дом купчихи К.Н. Обидиной, в котором в разные годы арендовали помещение Московское архитектурное общество, Литературно-художественный кружок, Общество любителей садоводства, а также книжные магазины и книгоиздательства. Здание это было знакомо москвичам как ≪дом Чертковых≫, по имени прежних владельцев. В одном из его помещений когда-то находилась знаменитая Чертковская библиотека. Напротив этого дома, на углу Златоустинского переулка, и располагалось ателье Павлова.

За стеклом выходящей на улицу витрины специально для прохожих, потенциальных клиентов ателье, были представлены лучшие фотографические произведения. Ведь витрина — лицо мастера: работы демонстрируют уровень профессионализма, люди, запечатленные на снимках, свидетельствуют о социальном составе посетителей, а от клиентуры, как известно, зависит и престиж фирмы. Творческое наследие Павлова дает возможность представить, как могла бы выглядеть эта своеобразная фотовыставка на Мясницкой: гордость русской литературы Л.Н. Толстой, художник А.К. Саврасов, знаменитый писатель и драматург А.П. Чехов, не менее известные основатели и руководители Московского Художественного театра К.С. Станиславский и В.И. Немирович-Данченко, историк и директор Исторического музея И.Е. Забелин, купец и страстный собиратель П.И. Щукин, княгиня З.Н. Юсупова. Этот блистательный список заказчиков фотографа Павлова может быть продолжен.

Портретирование являлось основой деятельности любого профессионала, и в этой области Петр Петрович преуспел. Особенно удавались ему групповые портреты — удивительные композиции, в которых чувствовалась несомненная связь между персонажами, теплота их взаимоотношений. Это прекрасно подтверждает знаменитая фотография, запечатлевшая А.П. Чехова в окружении артистов Московского Художественного театра — исполнителей ролей в пьесе ≪Чайка≫.



Снимок имеет свою предысторию. Антон Павлович, как известно, не был на премьере ≪Чайки≫, так как находился в Ялте и приехал в Москву только весной, после окончания театрального сезона. Специально для него, единственного зрителя, 1 мая 1899 г. труппа сыграла пьесу, сняв для этого помещение театра ≪Парадиз≫ на Большой Никитской. После спектакля возникло желание сфотографироваться вместе.

7 мая 1899 г. в ателье на Мясницкой во время фотографического сеанса было выполнено два варианта группового портрета, на котором рядом с любимым автором — К.С. Станиславский, В.И. Немирович-Данченко, О.Л. Книппер, В.Э. Мейерхольд, М.П. Лилина, А.Р. Артем и другие прославленные актеры. В тот же день Чехов сфотографировался отдельно. Может показаться странным, что труппа Художественного театра предпочла Павлова другим, куда более именитым фотографам, например К.А. Фишеру, чье ателье по праву считалось театральным, а сам он официально именовался ≪Фотографом Императорских театров≫. Секрет кроется в личности Павлова.



1.Массовая сцена из спектакля МХТ «Царь Федор Иоаннович». Фото П.П. Павлова. 1899. ГИМ
2. К.С. Станиславский. Фото П.П. Павлова. 1901. Музей МХАТ


В 1880-1890 гг. Петр Петрович состоял членом Московского общества искусства и литературы. К сожалению, неизвестна в полной мере степень его участия в деятельности этой организации. Можно лишь сказать, что в 1895—1896 гг. он выполнил съемку спектаклей ≪Уриэль-Акоста≫ и ≪Отелло≫, постановка которых была осуществлена силами общества. Два великолепных альбома с фотографическими сценами из этих драматических произведений Павлов тогда же изготовил для знаменитой театральной коллекции московского собирателя А.А. Бахрушина.



Сцена из спектакля «Царь Федор Иоаннович».
В ролях: царь Федор — И.М. Москвин, Иван
Петрович Шуйский — В.В. Лужский, царица Ирина
О.Л. Книппер, Луп Клешнин — А.А. Санин.
Фото П.П. Павлова. 1899. Музей МХАТ


После основания Московского Художественного театра Павлов, как и многие члены Общества искусства и литературы, не вошедшие в состав труппы, продолжал сохранять с театром самые дружеские отношения. В отчете о деятельности этого коллектива за первый сезон 1898/99 гг. упоминается, что Павлов осуществил съемку спектаклей ≪Царь Федор Иоаннович≫, ≪Антигона≫, ≪Потонувший колокол≫. Дирекция посчитала необходимым ≪установить порядок, чтобы постановка каждой пьесы оставалась в наглядных фотографических изображениях≫ для распространения их ≪в публике дешевым и доступным путем≫. Таким образом, Петр Петрович стал одним из первых среди создателей фотохроники Художественного театра.


З.Н. Юсупова. Фото П.П. Павлова. 1900. ГИМ

Съемки всех театральных постановок проводились в ателье на Мясницкой. Сюда приезжали актеры, костюмеры, гримеры, сюда же доставляли фрагменты декораций и бутафории. Вероятнее всего, выбор сцен для фотофиксации и режиссура на съемочной площадке осуществлялись А.А. Саниным, актером и режиссером, принимавшим в постановке ≪Царя Федора Иоанновича≫ самое непосредственное участие.

Продолжение следует...

---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10911
Регистрация: 2008
Рейтинг: 17471 

Продолжение...

В 1901 г., когда состоялось юбилейное представление ≪Царя Федора Иоанновича≫, Павлов отправил Санину письмо: ≪Глубокоуважаемый Александр Акимович! Услыхав, что будет сотое представление ≪Царя Федора≫, конечно страшно захотелось побывать, долго думал, как достать билет, чтобы никого не беспокоить, ни до чего не додумался, но Бог Всесильный, а у меня друзья хорошие, на кого же мне больше надеяться, как только ни на Вас и на Бога [...] Думаю, что я буду счастлив, если я буду на сотом представлении ≪Царя Федора Иоанновича≫. Целиком весь твой. Петр Павлов≫.

Сцены спектакля — из числа самых удачных произведений фотографа. Успеху способствовал и зрительский триумф пьесы. С разрешения обер-полицмейстера снимки продавали в антрактах в фойе театра. Кроме того, на основании их издательство И.Д. Сытина выпустило массовым тиражом цинкографию с рисунками И. Мануйлова. 20% вырученной от продажи суммы Павлов пожертвовал в пользу благотворительного фонда для артистов. Позже он самостоятельно выпустил фототипии и серию открыток на эту тему.

В 1894 г. в Москве было основано Русское фотографическое общество — крупнейший творческий союз, объединивший самых разных по уровню профессиональной подготовки и взглядов на искусство светописи фотографов.1896 г. на выставке Русского фотографического общества в Москве его произведения были удостоены бронзовой медали и в том же году отмечены на торгово-промышленной выставке в Нижнем Новгороде. Посетители и эксперты особенно восхищались его платинотипиями. М.П. Дмитриев, известный в России фотограф, в своих мемуарах вспоминал, что Павлов был одним из немногих, кто работал на матовой платиновой фотобумаге, добиваясь при этом прекрасных результатов.

В 1900-е гг. Петр Петрович осуществил масштабную съемку Москвы — ее площадей и улиц, архитектурных ансамблей и памятников, сцен московской городской жизни. Еще ранее, в 1880-е гг., когда он служил в фирме ≪Шерер, Набгольц и К°≫, ее владельцы А. Мей и М. Шиндлер по заказу известного своей благотворительной деятельностью купца Н.А. Найденова, председателя биржевого комитета, осуществили съемку старой столицы и издали ряд альбомов фототипий: ≪Соборы, монастыри и церкви≫, ≪Виды некоторых городских местностей, храмов, примечательных зданий и других сооружений≫ и прочие. Был ли Павлов участником этой работы? Неизвестно, ясно лишь, что не мог не быть ее очевидцем. Спустя время он сумел проявить подлинное творческое начало и создать собственный образ Москвы.







В Кремле фотографом была осуществлена грандиозная съемка. С большим мастерством запечатлел он памятники древнего зодчества, предполагая, по-видимому, издать отдельную серию, посвященную этой святыне русской национальной культуры. Кстати, располагая правом на съемку в Кремле, Павлов запечатлел некоторые исторические события, в том числе открытие памятника Александру II в 1898 г., а также празднование 300-летия Дома Романовых в 1913 г. Съемки Москвы были прерваны с началом первой мировой войны.





В этот период делами фотографической фирмы занимался Михаил Петрович, сын фотографа, освоивший профессию под руководством отца. Кстати, еще ранее Петр Петрович обучил фотографическому ремеслу своего младшего брата Ефима, который долгое время работал в его фирме, а затем открыл собственное ателье на Арбате.

Н.И. Свищев вспоминал, что Михаил был одним из организаторов 1-го Всероссийского общества фотографов-профессионалов Москвы и входил в его правление. После Октябрьского переворота в 1922—1924 гг. фирма еще продолжала работать.

В 1924 г. Петр Петрович скончался и был похоронен у деревни Хомяки близ местной церкви. Согласно декрету от 17 мая 1925 г. все фотографы были отнесены к разряду кустарей и ремесленников и для разрешения на дальнейшую деятельность подлежали перерегистрации. Прошел ли Михаил Петрович такую регистрацию — неизвестно. В адресных книгах Москвы в дальнейшие годы это фотографическое ателье не упоминается.

Фотографу повезло: его творческое наследие сохранилось до наших дней в достаточно полном объеме в крупнейших собраниях страны —Государственном Историческом музее, Государственном Эрмитаже, Государственном Центральном театральном музее им. А.А. Бахрушина, в музеях МХАТ, Истории города Москвы, Российской Государственной библиотеки и др.

Долгое время никто не знал о существовании уникальной коллекции О.Б. Павлова — внука фотографа, художника по профессии. В его домашнем архиве не только семейные портреты, но и авторские негативы — чудом сохранившиеся хрупкие стеклянные пластины с изображениями старой Москвы. При жизни Петра Петровича только часть из них была выпущена в виде открыток и серии фототипий.

Наследие фотографа еще раз подтверждает, казалось бы, простую истину, высказанную когда-то И.И. Мечниковым: ≪Если систематически закреплять при помощи фотографического аппарата всю проходящую мимо нас жизнь, то получится в результате бесконечно длинная полоса изображений прошлого. А прошлое, чем дальше оно отходит, тем делается для нас дороже≫.
Т. Г. Сабурова


Москва в начале XX века: Будни и праздники. Московская старина.
Новорусский стиль. Книга-альбом / Авт.-сост. А.С. Федотов. —
М.: Издательство объединения «Мосгорархив», 1997. — 364 с: илл.



---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
valcha
Долгожитель форума
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 25103
Регистрация: 2006
Рейтинг: 12003 

Наташа, заглянула - сплошные Откровения!



Спасибо!

---
Я не работаю в архивах, поэтому с просьбами об архивном поиске в личку обращаться НЕ НАДО!
митоГаплогруппа H1b
Дневник
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10911
Регистрация: 2008
Рейтинг: 17471 



Биография этого выдающегося человека, талантливого русского самородка, занимающего почетное место в галерее одаренных, наделенных острым умом, творческой инициативой и исключительной энергией русских хозяйственных пионеров, дана самим И. В. Кулаевым в книге воспоминаний “Под счастливой звездой” (Тяньцзин, 1938; М., “Русский путь”, 1999).

Иван Васильевич Кулаев (1857 - 1941)



Иван Васильевич Кулаев был внуком крепостного, отпущенного князем Трубецким на волю в 1805 году. Отца сослали на каторгу в Сибирь за протест против тогдашних условий военной службы. Там он и остался на поселении в Енисейской губернии. Иван родился в Красноярске в 1857 году. Его отец к тому времени вел уже значительные торговые и промышленные дела. Окончив четыре класса Красноярской гимназии, Иван оставляет школу и начинает помогать отцу вести дела. Осиротев на семнадцатом году жизни, он стал самостоятельным хозяином.

Еще юношей Иван Васильевич основал первый в Сибири медеплавильный завод, затем занялся разработкой золотых приисков в Ачинской тайге и на Алтае. Счастье не улыбалось молодому золотоискателю, и спустя пятнадцать лет он переехал на Амур, имея всего две тысячи рублей. Он снова переменил направление своей деятельности и в эпоху постройки Великого Сибирского пути стал подрядчиком на строительстве Уссурийской, Забайкальской и Китайско-Восточной железных дорог. Параллельно открыл на разных участках дороги универсальные магазины. Эта строительная и торговая деятельность быстро обогатила его. В 1900 г., во время Боксерского восстания в Китае, Кулаев понес крупные финансовые потери, но уже к 1902 году, когда он переселился в Харбин, Иван Васильевич располагал значительным капиталом.

В Харбине И. В. Кулаев развил новую деятельность. Он занялся постройкой мельниц, основал Русское мукомольное товарищество, и вскоре Русско-Азиатский банк передал в его ведение все мукомольные дела. Кулаевым были основаны крупные мельницы в Ново-Николаевске, Никольске-Уссурийском и во Владивостоке. Помимо этого, он открыл пивоваренный завод, вел торговлю пушниной, участвовал в пароходстве на Амуре, приобретал недвижимость в Харбине, Чите и Владивостоке, принимал участие в операциях Русско-Азиатского банка, организовал Банк взаимопомощи и Банк домовладельцев и открыл ломбард, доходы с которого отдавал на благотворительность. В качестве гласного Харбинской городской думы Кулаев защищал русские интересы в отношениях с китайскими властями. Во время Первой мировой войны И. В. Кулаев опять берется за золотые прииски, на этот раз более счастливо: в 1915 году на приисках в Дарсуне были открыты богатейшие залежи рудного золота. Революция оборвала эту кипучую разностороннюю деятельность. Богатые золотые прииски Кулаева были национализированы. С переходом власти к большевикам все состояние в Сибири и на Дальнем Востоке оказалось потерянным.

И. В. Кулаев считал себя коренным жителем Харбина. С 1900 по 1920 год он вложил много сил и средств в развитие и благоустройство города. Харбин был административным центром областей, не подчиненных советской власти, и в первые послереволюционные годы и по окончании Гражданской войны здесь оказалось большое количество беженцев из Сибири и европейской России. В связи с этим встал вопрос о необходимости получения высшего образования для русской молодежи, заканчивавшей среднее образование в Харбине. Тогда же возник план организации высшего учебного заведения, с привлечением профессуры из Томского университета. И. В. Кулаев принял деятельное участие в работе организационного комитета. Как член комитета, он привлек к финансовому участию харбинских коммерсантов. Иван Васильевич также поддерживал реальное училище в Харбине и частные начальные школы на станциях КВЖД. С наплывом беженцев в Харбин, он оказывал помощь школе и столовой для детей беженцев.

Коммерческая деятельность И. В. Кулаева распространялась на многие районы Китая. Он основал торговые дела в Тяньцзине и Шанхае. Как всегда, его торговая деятельность сопровождалась крупной благотворительностью. В Тяньцзине, куда он переехал в начале двадцатых годов, Кулаев построил церковь и больницу, оказывал помощь детским приютам и другим просветительским учреждениям.

Некоторое время И. В. Кулаев делил свое время между Америкой и Китаем, затем окончательно обосновался в Калифорнии, сначала в Беркли, где в Калифорнийском университете учились его дети, а потом переселился в Лос-Анджелес. В последние десятилетия жизни он много путешествовал по США и Западной Европе, вникал в жизнь и нужды русских эмигрантов.

Имя И. В. Кулаева могло бы потонуть среди множества преуспевавших коммерческих и хозяйственных деятелей предреволюционной России и Сибири, если бы Кулаева не выделяло то, как он пользовался нажитым капиталом. Он тратил крупные средства не на роскошь – в личной жизни Иван Васильевич был всегда очень скромен, также воспитывал и детей. Он участвовал в хозяйственном и культурном подъеме Сибирского края, помогал нуждающимся, школам, церквам, строил просветительские учреждения.

Венцом меценатской деятельности Кулаева стал Просветительно-благотворительный фонд его имени, основанный 17 декабря 1930 года в Сан-Франциско. Отныне имя талантливого русского самородка-хозяйственника и жертвенного благотворителя неразрывно связано с Фондом. На создание Фонда И. В. Кулаев пожертвовал капитал в двести тысяч американских долларов. Согласно уставу корпорации ее делами и принадлежащим ей капиталом должны были ведать попечители, они же – директора правления Фонда; вначале их было четверо, а затем число попечителей увеличилось до шести.

В 1935 г. И. В. Кулаев был в Европе, где воочию видел острую нужду русских эмигрантов. Поэтому с 1936 года, по его предложению, корпорация включила в свои задачи оказание помощи русским детям и учащейся молодежи, русским школам, приютам и просветительским организациям, а также художникам, писателям и ученым, оказавшимся в эмиграции в тяжелых материальных условиях.

На торжественном собрании, посвященном десятилетию деятельности Фонда, в ответ на приветствия, Иван Васильевич Кулаев ответил: “Бог помог мне, я один из тех очень немногих русских эмигрантов, которые оказались за границей в таких исключительно благоприятных условиях, что имеют возможность помогать другим, и я счастлив, что не уклоняюсь от этой возможности и что основанный мною Фонд помогает делу обучения и образования русской молодежи за границей. На старости лет меня удовлетворяет сознание, что мне выпало счастье в жизни своей сделать кое-что полезное и нужное для других”.

На праздновании своего восьмидесятилетия И. В. Кулаев, отвечая на многочисленные приветствия, сказал: “Жизнь моя прошла в скромной деятельности, в настоящее же время я испытываю чувство глубокого удовлетворения от того, что на склоне лет имею возможность, по мере сил, оказывать поддержку большому русскому общественному делу – делу воспитания и образования юношества, идущего на смену нас, стариков, в надежде, что оно даст полезных людей для нашей родины России. Мое последнее, искреннее желание заключается в том, чтобы оставить по себе добрую память здесь, на земле, где столь много мне было даровано Богом”. Тогда Кулаев получил многочисленные поздравления и приветственные адреса от православных русских епископов в США, Китае и Маньчжурии, от православных приходов в эмиграции, от многих русских организаций, общественных деятелей и от множества частных лиц, кому И. В. Кулаев или Фонд оказывал финансовую помощь. Были упомянуты Центральный комитет по обеспечению высшего образования русского юношества за границей, Высший русский технический институт, Русский народный университет, Русский национальный комитет, Союз сибиряков и дальневосточников, Русская гимназия, Комитет по сооружению Храма-памятника русским воинам, павшим в Великую войну во Франции, Общество быстрой помощи, Корпус-лицей имени Императора Николая Второго – во Франции, Реальное училище в Териоки, Русская школа с общежитием для бедных детей – в Финляндии, Комитет русских эмигрантов и русские школы, Русское благотворительное общество – в Эстонии, Национальный педагогический семинарий в Берлине, православные Прикарпатской Руси, русские студенты Римского университета, Русская школа (Токио), Русская школа (Пекин), Приют еп. Иоанна (Шанхай), Детский приют (Хайлар), Школа в Трехречье (Маньчжурия), в Харбине – Реальное училище, школа Свято-Алексеевской церкви, Политехникум им. Св. Владимира, Педагогический институт, Общественная библиотека-читальня, Русские музыкальные курсы, Русский Дом, Общество помощи инвалидам, Школа для глухонемых, Комитет помощи русским беженцам с бесплатной столовой; в Тяньцзине – Русская национальная община и русская больница, Православное братство, Объединенный комитет русских национальных организаций города Сан-Франциско, Общество покровительства и просвещения русских детей и Русская вечерняя гимназия (Сан-Франциско), Общество помощи русским детям за рубежом (Нью-Йорк). Проф. Ильин писал о преданности Ивана Васильевича России: “За тысячи верст чую в Вас родное русское сердце, бьющееся для России и молящееся за нее. Спасибо Вам за это и за все, что Вы для нее сделали и делаете”.

Иван Васильевич Кулаев скончался у себя в доме в Голливуде 22 ноября 1941 г., окруженный заботами семьи – дочери, сыновей, внучки и зятя. Супруга Ивана Васильевича, Глафира Виссарионовна, урожденная Шайдурова, мать пятерых детей, скончалась в Тяньцзине еще в 1928 году.


Купец Кулаев и его жена (слева), Пшеничников К - матрос с "Варяга" и его сестра. г. Томск. 19931/1 осн.

Созданием Фонда Иван Васильевич Кулаев воздвиг себе величественный памятник, семьдесят семь лет несущий помощь бесчисленным русским изгнанникам почти во всех странах русского рассеяния. С 1936 года пособия выдавались русским эмигрантам, особенно нуждающимся престарелым людям, живущим в Австрии, Аргентине, Бельгии, Болгарии, Бразилии, Венгрии, Венесуэле, Германии, Греции (до 1995 г.), Испании, Италии (до 1990 г.), Канаде, Китае, Парагвае, Перу, США, Тунисе, Уругвае, Филиппинах, Финляндии, Франции, Чехословакии, Чехии (с 1991 г.), Чили, Швейцарии, Эстонии, Югославии, Японии. Фонд также поддерживает Духовную миссию и Елеонский монастырь в Иерусалиме и монастырь Воскресения Христова и школу при нем в Вифании.

В США Фонд оказывает помощь православным богословским семинариям, церковным школам и культурно-просветительским организациям, среди них – Православная семинария (Джорданвилль, Нью-Йорк), Свято-Владимирская Богословская семинария (Крествуд, Нью-Йорк), Свято-Тихоновская Православная семинария (Саут-Канаан, Пенсильвания) и Свято-Германовская Православная семинария (Кадьяк, Аляска); православные церковные школы в Калифорнии и других штатах, русские культурно-просветительскиее и благотворительные организации в Сан-Франциско – Музей русской культуры, Комитет помощи зарубежным военным инвалидам, музей Общества ветеранов, Общество Дома Св. Владимира и Русский Центр. Помимо помощи церковным школам, Фонд поддерживал различные начинания русских молодежных организаций – постройку Дома русского скаута в Сан-Франциско (ОРЮР-НОРС), оборудование детского и юношеского лагеря Русского Студенческого Христианского Движения во Франции, русских разведчиков (НОРР) в Нью-Йорке, организацию “Русских витязей” во Франции и Православный лицей имени Св. Архиепископа Иоанна (Шанхайского) в Сан-Франциско. Фонд поддерживает русские школы и дом для престарелых в Аргентине; школу и три старческих дома в Бразилии; Общество содействия образованию русских детей и детский сад при Иово-Почаевском монастыре в Мюнхене и школу при Благовещенском монастыре в Лондоне. Много лет оказывается содействие Русской академической группе в США. Поддержку Фонда получали “Вестник Р.Х.Д.” (Париж), “Вече” (Мюнхен), “Голос зарубежья” (Мюнхен), “Кадетская перекличка” (Нью-Йорк), “Наши вести” (Санта-Роза, Калифорния), “Русское Возрождение” (Нью-Йорк), “Русское прошлое” (Питсбург, Пенсильвания), “Согласие” (Лос-Анджелес) и газета “Русская жизнь” (Сан-Франциско).

Своим существованием Фонд обязан щедрости и дальновидности основателя, Ивана Васильевича Кулаева, крупного и удачливого предпринимателя, простого русского человека, неизменно воплощавшего в жизнь один из основных христианских принципов, согласно которому богатство дается человеку не для собственного обогащения, а для использования его на помощь тем, кто нуждается.

Продолжение следует....

---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10911
Регистрация: 2008
Рейтинг: 17471 

Продолжение......
Родословная Кулаева Ивана Васильевича...
(Из его автобиографии - "Под счастливой звездой")



Мои предки
Время безжалостно расправляется с человеческой памятью. Немного подробностей сохранилось у меня о жизни моих деда и бабушки. Известно, что дед мой Аким и бабушка Анна Орловы до 1805 года были крепостными людьми князя Никиты Юрьевича Трубецкого. В 1805 году дед освободился от крепостной зависимости. При каких обстоятельствах, в силу каких причин получил дед свободу? Трудно сказать – давно это было.

Жизнь Орловых протекала в большой торговой слободе Никитовке Воронежской губернии, где дед мой имел кожевенный завод. Бабушка Анна рано умерла, оставив деда с троими сыновьями. Через несколько лет после ее смерти Аким Орлов женился вторично на уроженке города Алтырки Харьковской губернии – Софье Шелестовой. Сам дед мой был малоросс родом.
Софья Шелестова была, очевидно, незаурядной женщиной. Спустя сто лет среди населения тех мест, где жила бабушка Софья, сохранилась память о ней как о добром, отзывчивом, энергичном и умном человеке. Не могла она остаться и не осталась равнодушной и пассивной к такому явлению, как крепостное право. Не осталась она равнодушной и к существовавшему тогда бесправию, к произвольным поборам с крестьян, к двадцатипятилетней рекрутской службе, когда двадцать пять лучших лет человеческой жизни отдавались на отбывание воинской повинности.

Окрестные слободы приглашали бабушку Софью на сходки, выслушивали ее мнения и безоговорочно принимали делаемые ею предложения. Бабушка пользовалась большим авторитетом.

Эту полезную деятельность Софьи Орловой власти признали, однако, революционной, направленной против существовавших правительственных порядков, и в 30-х годах прошлого столетия бабушка Софья, по указу императора Николая I, была сослана в Сибирь на каторгу.

Мой отец
Трое сыновей росли у Акима Орлова: старший Василий, средний Алексей и младший Андрей. Воспитанием всех троих ведала бабушка Софья.

Самым способным, разумевшим грамоту, что в те времена случалось не часто, был отец мой, старший из братьев, Василий. На него, тогда еще юношу, возложил дед Аким руководство кожевенным заводом, предоставив ему полную самостоятельность во вверенном его заботам деле. По инициативе моего отца был организован сбыт продуктов производства его завода на Кавказ, благодаря чему завязались у него знакомства и дружба с князьями из горцев. Одежда горцев настолько пришлась ему по вкусу, что он стал с тех пор и сам носить черкесский костюм.

Уходили годы. Приблизилось время отцу моему и на себе испытать суровый режим николаевской военной службы: пришла очередь Василия Орлова отбывать воинскую повинность. Возможностью нанять вместо себя рекрута отец воспользоваться не захотел. Не потому, что материальные средства исключали эту возможность – нет, основная причина была в том, что внутренние убеждения моего отца не позволяли ему посылать вместо себя другого на каторгу. Да, на каторгу! Какое более подходящее название придумаешь для военной службы того времени?..

Против воли моего деда отец уехал на Азовское море. Население прилежащих к этому морю районов не подлежало в то время отбыванию воинской повинности. Молодой, энергичный, полный сил и жажды деятельности, отец мой решил заняться судостроительством. На его счастье или несчастье, не знаю, подвернулась работа: надо было поднять затонувшую баржу с товаром. Отец внес залог в обеспечение исправности работ и обязался, в случае неудачи, уплатить неустойку. На этот раз ему не повезло. Баржу благополучно подняли со дна и начали ставить ее на леса, но по неосторожности ли или потому, что не все было предусмотрено, баржа, почти в самый последний момент, перевернулась и со всем грузом пошла снова на дно моря.
Эта неудача заставила моего отца бросить свои начинания на Азовском море и вернуться на родину. Избежать воинской повинности ему так и не удалось. Но выпавшие на его долю испытания не сломили его и не изменили его убеждений. На военной службе он продолжал возмущаться и открыто высказываться против сурового, бесчеловечного военного режима, отчетливо представляя себе возможные последствия своего поведения: он совершенно сознательно, в силу своих убеждений, решил сменить военную службу на каторгу. Не надо забывать, что отец мой воспитывался в революционные годы, годы появления политических кружков и восстания декабристов. Способный, любознательный и восприимчивый юноша, под соответствующим руководством умной и развитой бабушки Софьи, он много читал и, конечно, не мог не знать и не разделять идей декабристов. А эти идеи признанием со стороны правительства не пользовались. Кончилась эта история тем, чем она и должна была кончиться: отец мой, Василий Орлов, как когда-то бабушка моя, Софья Орлова, был сослан в Сибирь, на каторгу.

Казалось, над жизнью моего отца следовало поставить крест. Однако судьба судила иначе.
В Сибирь по этапам круглый год двигались партии ссыльных. Разный люд попадал в эти партии. Нередко встречались там, так сказать, «странники по призванию», для которых весь смысл существования заключался в вольной, бродячей жизни. Не бродяжить – скука заест! Не бродяжить – значит не жить. Дойдет такой «прирожденный бродяга» до места ссылки и при первом удобном случае, с полевых работ или лесозаготовок, убежит на волю. Лето он проводит на лоне природы. Много ли надо человеку, чтобы не умереть с голоду? Выпрашивая милостыню, пробирается такой любитель вольной жизни, человек без родины, без дома, не имея никакой определенной цели, по направлению к России. На зиму он всегда обеспечен кровом и пищей. Заявляется такой бездомник зимой в полицейский участок и откровенно сознается, что он – человек без роду и племени, не знает, как его зовут, где он родился. Такого «вынырнувшего из неизвестности» бродягу заключают, для исправления, в тюрьму. Быть на государственном иждивении для него дело привычное: ему только этого и надо. Отсидит зиму, а весной тем же самым, давно знакомым ему путем, по этапам, направляют его опять к месту поселения. Снова до зимы обеспечен он своим любимым занятием – бродяжничеством. Но разве возможно, чтобы такой любитель вольной жизни твердо осел на каком-нибудь определенном месте?

Нередко между ссыльными заключались соглашения о перемене фамилий. За известную плату человек, который уже отбыл каторгу и должен выйти на поселение, меняется фамилией с другим осужденным на каторжные работы на тот или иной срок. Подобные соглашения происходили в присутствии свидетелей из ссыльных, и условия этого своеобразного договора строго соблюдались заключавшими его сторонами.
Случилось, что в одной партии с моим отцом оказался ссыльный Василий Кулаев, по происхождению грузин, который направлялся на поселение в Енисейскую губернию. Вероятно, за какое-то вознаграждение со стороны моего отца Кулаев согласился обменяться с ним фамилией.
Когда партия, о которой идет речь, прибыла к месту назначения, тюремный смотритель вызывает ссыльного Василия Кулаева. Выходит Василий Орлов – мой отец.
– Василий Кулаев? – спрашивает смотритель.
– Я! – отвечает отец.
– Выходи, свободен!
Никаких документов, удостоверяющих личность ссыльного, на руках у него нет. При желании его личность можно установить по фотографическим карточкам, прилагаемым к документам ссыльного. Но при несовершенстве фотографических снимков и однообразной одежде ссыльных трудно различать их друг от друга. Да и, вероятно, смотрителю казалось скучным и ненужным рыться в документах: к чему еще эти формальности, если сам человек налицо?
Отец мой строго хранил тайну своего прошлого, и никто из нас, детей, не знал, как протекала его жизнь в молодости. Не обмолвился он также ни словом и о своих политических убеждениях. Может быть, по мнению отца, мы были еще слишком молоды, чтобы с нами можно было делиться мыслями о государственном устройстве и существующих непорядках, а может быть, он пришел к выводу, что все его идеи об изменении жизни были для того времени несбыточными мечтами. Возможно, что не хотел он посеять в наших детских душах смуту и, кто знает, тем самым, может быть, искалечить нашу жизнь…

---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
<<Назад  [ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 6 * 7 8 9 10 11 12 13 14 [ >>>>>> ]
Модератор: Tasha56
Генеалогический форум ВГД »   Дневники участников »   Дневник Tasha56 »   Задушевные темы: о нас, о нем, и обо всем »   Минувших дней ЛЮДСКИЕ СУДЬБЫ...
RSS
Пользователи на сайте

Генеалог
Bibigon

Вечный ученик... Да так, всего понемногу

Генеалог
vikarii

Профессиональные: военная история (соц...

Генеалог
Tiana717

Москва

Генеалог
Yama

СПб
Восстанавливаю старые фотографии.