Уехали на дачу, но не хотите пропустить важные новости? Подключите генеалогического бота для Telegram и следите за всеми обновлениями с телефона
Всероссийское Генеалогическое Древо
На сайте ВГД собираются люди, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!
Вниз ⇊
Имена, фамилии и географические названия - этот раздел на форуме открыт для вопросов о возможном их происхождении, а НЕ для объявлений о поиске. Не рекомендуется открывать новую тему по ОДНОЙ фамилии или по одному имени.
Такие темы будут удаляться.

Книги, статьи и ресурсы по ономастике\этимологии

Только ссылки на ресурсы, тексты публикаций и пр. информация. Обсуждение этих ресурсов. ВОПРОСОВ по конкретным именам\топонимам задавать НЕ НАДО.

← Назад    Вперед → Страницы: ← Назад 1 2 3 4 5 6 7 * 8 9 Вперед →
Модераторы: valcha, Geo Z
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 26627
На сайте с 2006 г.
Рейтинг: 14749
.Елена Л. Березович
К изучению западнославянских заимствованийв русских народных говорах........



Западнославянские (особенно польские) заимствования в русском языке
уже становились объектом внимания лексикологов, однако изучалисьв первую очередь заимствования в литературный и деловой язык (cм.,например: Гарбуль 2009; Золтан 1983; Лесюв 1978; Мельников 1967; Ми-лейковская 1978, 1984; Тамань 1953; Целунова 1987; Kochman 1967, 1970,1975, 1991; Leeming 1976; Witkowski 2006). О полонизмах в русских говорах
специальных работ очень мало (см., например: Мжельская 1963); имеющиеся версии в основном «точечно» представлены в этимологическихсловарях, включающих диалектную лексику (РЭС; Фасмер 1964–1973),
и диалектологических исследованиях.
Наиболее ожидаемы такие заимствования, разумеется, в западныхи юго-западных русских говорах (смоленских, брянских, псковских
и др.), а также в русских говорах Прибалтики, ср., к примеру,
пск.бавелна ‘бумажные нитки’ < польск.bawełna
‘хлопок; хлопчатобумажная пряжа; бумага (нитки)’ (РЭС 2: 44);
смол. кадýк ‘падучая болезнь, эпилепсия’, смол.
Коли б тебе кадýк побрал! (СРНГ 12: 301) < польск. kaduk ‘то же’ (Фас-мер 1964–1973, 2: 157) и др.
В ряде случаев польские и чешские заимствования в русские говоры прошли через украинское, белорусское или балтийское посредничество:
смол. апчуги́ ‘щипчики’, смол., орл., зап.-брян.,пск., литов. обцуги́ ‘клещи, щипцы’ и др. – через блр. и укр. из польск. obcęgi ‘щипцы, клещи’, ст.-польск. hebcągi из нем. Hebzange (РЭС 1: 251);
смол. видéлка ‘столовая вилка’, курск., орл., ворон. видëлка ‘то же’ – через укр. и бел. из польск. widelec ‘вилка’, widełki ‘то же’ (РЭС 7: 145) etc.

В свою очередь западнославянские языки явились «проводниками» для ряда русских диалектизмов, имеющих «конечную» германскую (чаще) или романскую (реже) этимологию:
влг. антáбка ‘рукоятка на косовище’ – через польск.antaba ‘рукоятка, ручка’ из нем. Handhabe (РЭС 1: 227);
ряз. андрóна подпускать , влг. андрóны ‘шутки, росказни’, ряз., влад.,курск., тул., симб. самар., волог., пск., калуж. андрóны едут ‘о неправде’ –из польск. androny ‘чепуха, вздор’ < итал.androne ‘проход (во внутренний двор)’, ‘закоулки, подворотня’ (Там же: 218–219). То же можно сказать и о латинизмах,
ср. смол. кавúтая ‘водка’ – через польск.okowita ‘то же’ из лат. aqua vitae (Фасмер 1964–1973, 1: 65).
Возможно, сюда же смол. авдóтка ‘крестьянка-богомолка, приходившая в Смоленск на богомолье’, если допустить, что оно ведет свое происхождение из польск. dewotka ‘женщина, демонстрирующая показную набожность, ханжа, святоша’ < лат. dēvōtus ‘набожный, благочестивый’ (РЭС 1: 80–81) и т. п.

Естественно, есть среди западнославянских заимствований и исконные славянские факты.
Предположительно к ним относятся: новг. абрóк ‘навес над стогом’ – из польск. obrog ‘(крытый) стог сена’ < прасл. * obborgъ (РЭС 1: 73);
смол. встужка ‘лента’ – из польск. wstążka ‘лента’, уменьш. от wstęga ‘то же’, далее ср. ст.-чеш. vztuha и stuha < *vъz -/* sъ tǫga (-žьka ) от *-tęgnǫti (РЭС 9: 74).

В этимологических словарях русского языка более последовательноотражены заимствования в говоры из литературного польского языка,но есть и включения из польских диалектов: литов. (рус.) бáйки ‘ничего, ничего себе’, ‘не беда’ – из польск. диал. bajki
в сходных знач., далее к польск. bajki ‘неплохой’ (РЭС 2: 89); смол. бал ‘глаз’ – из польск. диал.bały ‘буркалы, зенки’ (Там же: 111); смол. ангéрка ‘короткое женское пальто илидлинная кофта на вате’ – из польск. диал. (aŋg’erka ‘кафтан или пальто на вате’ (РЭС 1: 215) и др.
Многие заимствования подверглись словообразовательной, фонетической и семантической адаптации в принимающей диалектной среде.
Примером может служить краснояр.школдá ‘разыгравшиеся дети’, которое, по мнению О. Г. Щитовой, можно возвести к польск. szkoda ‘ущерб’ (Щитова 2008: 261).
О. Д. Сурикова рассмотрела смол. беспокýтный ‘невеселый, печальный’, беспокýтно
‘скучно’ – при смол. покýтный ‘грустный, скучный’ (Сурикова 2016: 68). С ее точки зрения, эти слова связаны с латв. (рус.)
покýта ‘горе, беда, страдание’, литов. (рус.) покутовáть ‘мучиться, страдать’, являющимися результатом семантического расширения лексем, обозначающих религиозное наказание, мучение, возмездие заг рехи: зап., смол., самар. покýта ‘церковная епитимья’, смол.
покýтать ‘наказать’, пск. отнести покуту ‘помучиться перед смертью’ и др. (Тамже). При этом рус. покута, как указывает М. Фасмер, заимствовано из польского и чешского языков, ср. польск. pokuta , чеш. pokuta ‘покаяние;наказание’. адаптированных производных
беспокутный и беспокутно приставка без - усиливает негативную семантику производящей основыи не имеет обычного для нее значения отсутствия (Там же)¹.
В настоящей статье рассматриваются несколько русских диалектизмов, отсутствующих в этимологических словарях или имеющих спорные этимологические решения, которые можно считать заимствованиями из западнославянских языков (либо имеющими не славянский источник, но проникшими в русский язык через западнославянское посредничество).
Эти слова интересны главным образом с точки зрения развития семантики, а также путей попадания в русские говоры, участия в процессах аттракции к другим диалектным лексемам. При этом особое внимание уделяется тем лексемам, которые фиксируются не столько в западных говорах России, а в говорах Русского Севера и иных удаленных территорий.
Подача материала, как правило, начинается с лексем, которые семантически наиболее далеки от предполагаемого западнославянского источника (именно с них есть смысл «раскручивать» словообразовательную цепочку)

Слова, являющиеся вторичными заимствованиями в говоры из литературного языка


Один из примеров такого рода рассмотрен в (Березович – Кучко 2017).Авторы доказывают, что многочисленные русские диалектизмы с корневым мазур -, являющиеся негативными характеристиками человека(влг., твер., яросл. мазýр, пск. мазýрок ‘вор, мошенник, негодяй’, новг. мазýрик мазýра , влг. маздýрик ‘шалун, озорник’, яросл. мазýристый ‘маленький, худенький, некрасивый’ и др., ср. также простореч. мазýрик ‘плут, мошенник, вор’), являются польскими заимствованиями, возникшими на основе обозначения этнографической группы поляков: Mazur ‘житель центральной и юго-восточной Польши, а также переселенец из этой области в других направлениях, главным образом, на северо-восток’.


Продолжение см. по ссылке a_003.gif
---
С просьбами о поиске и по темам форума в личку обращаться НЕ НАДО! Вопросы задавайте, пож-ста, в темах, которые я веду или модерирую

митоГаплогруппа H1b
Дневник
hgv

hgv

Харьков. обл.
Сообщений: 1022
На сайте с 2011 г.
Рейтинг: 709
Массу материала можно скачать, но нужно копаться в разделах.

Донецкая ономастическая школа НАН України

http://azbuka.in.ua/category/azbuka/

Філологічна школа Юрія Олександровича Карпенка

http://karpenko.in.ua/
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 26627
На сайте с 2006 г.
Рейтинг: 14749

let1312 написал:
[q]
Из архива пришла справка с выпиской из метрической книги о том, что моя прабабушка носила такую фамилию. Она из казачьего рода Тургинского поселка станицы Улятуевской
[/q]


Так это Забайкалье! Забайкальское казачье войско?. В поселках этой станице жили не только казаки были там и иногороднии

И "каторжные" места там недалеко и инородцев много.
Фамилия для тех мест confuse.gif

https://predistoria.org/forums/index.php?topic=48.90.



МК о рождении? Какого года?

ФИО отца-матери есть?
---
С просьбами о поиске и по темам форума в личку обращаться НЕ НАДО! Вопросы задавайте, пож-ста, в темах, которые я веду или модерирую

митоГаплогруппа H1b
Дневник
Palasha

Palasha

Санкт-Петербург
Сообщений: 1001
На сайте с 2018 г.
Рейтинг: 340
Интересная статья про имена
https://docviewer.yandex.ru/vi...mp;lang=ru
---
Новоржевского у. Псковской губ.: САВЕНКОВЫ, СТЕПАНОВЫ, ЯКОВЛЕВЫ (д. Заречье), ИВАНОВЫ (д. Рубцово), ТИМОФЕЕВЫ (д. Крашневец); Бежаницкий у. Псковской губ.: НИКИТИНЫ (д. Удачино);Новосильского у. Тульской губ. (д. Новоселки, с. Подъяковлево, с. Вышнее Скворчье, и др. ): ФИЛИЧЕВЫ, ТОЛКАЧЕВЫ.
Русислав

Русислав

Омск
Сообщений: 1041
На сайте с 2008 г.
Рейтинг: 547
Palasha, благодарю. Статья интересная, но выводы, которые она делает (или к которым подталкивает читателя) некорректные. В начале статьи верно упоминалось об ономастиконе определённого социума. К сожалению, далее по тексту, отсылки на это больше не делались, а выводы были сформулированы достаточно общие, из-за чего создаётся впечатление, что автор ситуацию некоторых регионов распространяет на всю Россию. Такую тематику нужно изучать в постоянной оглядке на локальность. Потому как те имена, которые в описанных регионах считались странными, в соседнем уезде, а то и волости могли быть самыми что ни на есть обычными.
Ну и ещё, мне показалось, что там выборка респондентов там не очень корректная. Сам сталкивался на практике, когда люди 30х г.р., говоря о тех именах, которые ушли из ономастикона после революции, делали какие-то свои додумки по поводу их ненормальности или причин получения этих имён.
---
Савончук, Пигаль, Бруцкие, Козубовские, Конончук, Гузовец (Волынская губ.), Шутылевы, Ворожцовы, Юферевы, Михеевы, Желонкины, Вавиловы, Фоминых, Онучины (Вятская губ.)
-
Чи не зрадив я Роду,
Чи ім’я не зганьбив?
Чи поглянути зможу
У світлі очі Богiв?
Palasha

Palasha

Санкт-Петербург
Сообщений: 1001
На сайте с 2018 г.
Рейтинг: 340

Русислав написал:
[q]
Статья интересная
[/q]

Возможно эта статья хоть на чуточку дает "пищу" для размышлений над тем, почему некоторые имена становились модными в определенное время, а некоторые ассоциировались с какими то неприятными вещами, действиями. Вообще где то слышала такое, что при крещении каким то заковыристым именем народ забывал как назвали, ходили переспрашивали у попа, на бумаге записывать бесполезно, неграмотные были некоторые.
---
Новоржевского у. Псковской губ.: САВЕНКОВЫ, СТЕПАНОВЫ, ЯКОВЛЕВЫ (д. Заречье), ИВАНОВЫ (д. Рубцово), ТИМОФЕЕВЫ (д. Крашневец); Бежаницкий у. Псковской губ.: НИКИТИНЫ (д. Удачино);Новосильского у. Тульской губ. (д. Новоселки, с. Подъяковлево, с. Вышнее Скворчье, и др. ): ФИЛИЧЕВЫ, ТОЛКАЧЕВЫ.
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 26627
На сайте с 2006 г.
Рейтинг: 14749
.Морозова М.С. Говор албанцев Украины: некоторые особенности лексики .......

албанские диалекты, исконно албанская лексика, заимствования, языковые контакты

Албанский говор, который является объектом настоящего исследования, сохраняется в четырех селах на юге Украины. Самое крупное из них, с. Жовтневое (укр. Жовтневе; старое название села – Каракурт), находится в Болградском районе Одесской области. Остальные села расположены в Приазовском районе Запорожской области: с. Георгиевка (укр. Георгiiвка; прежде называлось Тюшки), с. Девненское (укр. Дiвнинське; старое название – Таз) и с. Гаммовка (укр. Гамiвка; ранее – Джандран). Cела отличаются весьма пестрым этническим составом: помимо ал-
банцев, в них проживают болгары, гагаузы, русские, украинцы, молдаване. Село Жовтневое было полиэтничным начиная со своего основания в начале XIX века смешанной группой «задунайских колонистов», состоящей из албанцев, болгар и гагаузов (подробнее см. (Ермолин 2012), с библиографией). Села Приазовья, основанные выходцами из Каракурта в 60-х годах XIX века, прежде были моноэтничными; только в селе Гаммовка небольшую часть населения, наряду с албаноговорящим боль шинством, составляли гагаузы.
По мнению большинства исследователей, территорией первоначального расселения предков нынешних албанцев Украины было македонско-албанское пограничье, т. е. юго-западная часть современной Македонии и/или районы юго-восточной Албании (Десницкая 1968: 375; Жугра, Шарапова 1998: 118; Новик 2011:82), которые издавна являются зоной интенсивного славяно-албанского культурно-языкового взаимодействия. Примерно в XV–XVI вв. предки украинских албанцев мигрировали на территорию Северо-Восточной Болгарии. Наряду с сохранением языковых и культурных связей со славянами, «болгарский» период отмечен возникновением тесных контактов албанцев с гагаузами, получивших продолжение после переселения в Буджак, а затем – в Приазовье. В XX в. на этноязыковую ситуацию в албанских селах Украины накладывают отпечаток усиливавшиеся контакты «задунайских колонистов» с русскими и украинцами.
В связи с миграциями носителей условия, в которых говор развивается на протяжении нескольких последних столетий, можно назвать ситуацией «классического» языкового контакта,«когда доминирующий и престижный в культурном плане язык оказывает воздействие на первый язык билингвального речевого сообщества» (Русаков, Соболев 2008: 15). Для современной языковой ситуации в албанских селах Украины характерно преобладание русского языка во всех с ферах ж изни, в ключая п овседневное общение, и возрастание роли государственного украинского я зыка в делопроизводстве, СМИ, при обучении в школе.
Тенденция к утрате албанского говора (общение на говоре только между представителями старшего поколения; низкая языковая компетенция молодого поколения) особенно ощутима в селах Приазовья – в отличие от Жовтневого, где ситуация значительно более благоприятна, хотя сочетает в себе языковые контакты разного уровня и исторической глубины. Находясь в условиях доминации русского языка, исследуемый албанский говор контактирует также с языками других малых этнических групп, проживающих в э том с еле, – болгарским и гагаузским.
При этом длительное проживание представителей перечисленных малых этнических групп на территории Болгарии, очевидно, было сопряжено с доминацией болгарского языка. Представляется, что подобная ситуация должна была не только сказаться на развитии словарного состава взаимодействующих идиом,но и вызвать появление общих фонетико-фонологических и морфосинтаксических инноваций. Анализ языкового материала обнаруживает очевидное соответствие говора албанцев Украины севернотоскскому диалектному типу, что неоднократно отмечалось в литературе (Islami 1955; Десницкая 1968; Voronina et al. 1996; Жугра, Шарапова 1998 и др.). Бо́льшая часть архаичных фонетико-фонологических и морфологических особенностей говора носит общетоскский характер либо обнаруживается в различных комбинациях в разных частях албаноязычного ареала, лучше всего сохраняясь в
периферийных говорах (подробнее см. (Морозова 2013)). Лексическая система, ставшая предметом настоящего исследования, представляет собой конгломерат исконно албанской лексики и заимствований, различных по происхождению, времени вхождения в языковую систему и тематической отнесенности. В настоящей статье лексика говора албанцев Украины рассмотрена в сопоставлении с данными Диалектологического атласа албанского языка (далее – ДААЯ) (ADGjSh 2008), Малого диалектологического атласа балканских языков (далее – МДАБЯ)
(МДАБЯ 2003)3 и диалектологических описаний (Xhaçka 1958; Domi, Shutëriqi 1965 и др.). Анализируются источники (Державин 1948; Islami 1955; Voronina et al. 1996) и материалы, собранные автором в ходе экспедиций в албанские села Украины в 2005–2012 гг. и отражающие современное состояние говора. В фокусе исследования оказались следующие группы лексики: природа (ландшафт, метеорология, фитонимы и зоонимы), человек (анатомические названия, семья и семейный этикет), деятельность человека (животноводство, птицеводство, земледелие,
ремесла, одежда, жилище, кухня).

Подробнее см. по ссылке
---
С просьбами о поиске и по темам форума в личку обращаться НЕ НАДО! Вопросы задавайте, пож-ста, в темах, которые я веду или модерирую

митоГаплогруппа H1b
Дневник
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 26627
На сайте с 2006 г.
Рейтинг: 14749
.О проблеме раннеславянского заселения Русского Северо-запада (по материалам ономастики и диалектной лексики)* В. Л. Васильев Великий Новгород............


О проблеме раннеславянского заселения Русского Северо-запада
(по материалам ономастики и диалектной лексики)* В. Л. Васильев Великий Новгород


Во взглядах на проблему раннеславянского заселения Русского Северо-запада (далее — РСЗ) издавна конкурируют две основные точки зрения. Первая гипотеза — «западнославянская», разделяемая многими историками и языковедами начиная с 1-й половины XIX в., — подчеркивает западнославянский генезис первых насельников окрестностей озер Чудско-Псковского и Ильмень и resp. первых диалектов РСЗ.
Есть две разновидности этой гипотезы. Одни предпочитают говорить о миграции славян с южного побережья Балтики (балтийских славян), другие предполагают приход славян со среднего течения Вислы.
Пути миграции — либо напрямую пересекая земли балтов, либо даже на судах по Балтийскому морю. Разделение летописных кривичей и словен ильменских на РСЗ либо не учитывают, либо возводят эти два племени к разным потокам западных славян (А. А. Шахматов, Д. К. Зеленин, В. В. Седов, Г. А. Хабургаев, В. Л. Янин и мн. др.).
Лингвистически продвинутый вариант данной гипотезы был предложен А. А. Зализняком. На долготе примерно от Пскова до Новгорода превалировал диалект псковских, или северных, кривичей, находившийся в близком родстве с западнославянскими диалектами, а восточнее Новгорода распространялись говоры общевосточнославянского типа, принадлежавшие ильменским словенам.
Вторая гипотеза — «среднеднепровская», или «южная» — трактует первых славян РСЗ как пришельцев с области Киева и Среднего Поднепровья, подчеркивая их общевосточнославянский генезис. Пути прихода славян — по Днепру и его притокам, далее на Ловать и в бассейн Великой (Ф. П. Филин, О. Н. Трубачев, В. Б. Крысько и др.).
Эволюция изложенных мнений относительно лингвоэтногенеза в регионе РСЗ претерпела с сер. XIX в. определенные изменения, заключавшиеся в постепенном сдвиге акцентов в пользу второй гипотезы.
В частности, мнение о первоначальной миграции на РСЗ славян с берегов Балтийского моря, бывшее некогда наиболее популярным, не нашло достаточных лингвистических аргументов и сегодня может быть расценено скорее как факт историографии.
Предположение В. В. Седова о приходе кривичей и ильменских словен из Средневисленского региона, хорошо известное благодаря авторитету крупного археолога, подвергнуто критике в современной археологической литературе; ср.: «Система археологической аргументации для обоснования западной гипотезы так и не была создана» при том, что «южная версия за последние десятилетия значительно укрепила фактологическую базу» (В. Я. Конецкий 1998).
Наконец мы наблюдаем изменение взглядов А. А. Зализняка, который в последних своих трудах избегает упоминаний об особом родстве северно-кривичского с севернолехитскими и лужицкими диалектами, ограничиваясь предположением «о ранней изоляции носителей прановгородско-псковского диалекта от остального славянства» (А. А. Зализняк 2003).
Разумеется, сколь бы логичны и стройны ни были этноисторические схемы раннеславянского освоения РСЗ, они с необходимостью должны быть верифицированы конкретными фактами, прежде всего лингвистическими. Остается актуальным требование переводить общую дискуссию «в план конкретного сравнительного анализа форм, этимологии слов и имен» (О. Н. Трубачев).
Проводимое мной исследование славянских топонимических древностей на территории средневековых Новгородской и Псковской земель (в основном в области пятин Великого Новгорода) во многих случаях учитывает широкий общеславянский фон имен и апеллятивов. В результате постепенно появляются ареальные обобщения исследуемого материала. Некоторые из выводов имеют отношение к проблематике раннеславянского заселения РСЗ.
Довольно многочисленные на РСЗ названия с различными приметами позднепраславянского и древнерусского времени (например, производные от древней композитной и префиксально-корневой антропонимии, от апеллятивов, забытых не только на РСЗ, но и в русском языковом пространстве вообще, названия с j-овым суффиксом, на -ичи/-ицы и т. д.) вплетены в сеть междиалектных и межъязыковых соотвеетствий по всему славянскому миру.
Для этноистории РСЗ преимущественно важны те новгородско-псковские названия, которые имеют
межславянские параллели, показывающие более или менее «читаемую» ареальную предпочтительность за пределами изучаемого региона.
Предварительная ареальная генерализация материала дает основания заключить, что в восточнославянском языковом пространстве славянская топонимическая архаика РСЗ находит наиболее частые и достоверные топоизоглоссы в восточной половине Белоруссии (Витебщина, Могилевщина, Гомельщина, восток Минской обл.), в примыкающих к Белоруссии западнорусских областях (Псковская, Смоленская, частично Брянская обл.) и на территории северной, особенно северо-западной Украины (правобережные притоки Припяти, верховья Днестра).
Не менее высок уровень архаических топонимических схождений Новгородской землей с западнославянским пространством, взятом в широком охвате (Чехия, Словакия со словацкой топонимией Венгрии, Польша, серболужичане, поморско-полабские славяне).
Таким образом, на восточнославянской территории прослеживается широкая полоса повышенной концентрации раннеславянских топонимов, которая от Ильменя и Чудско-Псковского оз. тянется прямо на юг, затем поворачивает на юго-запад и запад, свидетельствуя о направлении самых древних и традиционных языковых связей РСЗ и обрисовывая преимущественные пути славянского проникновения на РСЗ из Галиции и Волыни по рекам Верхнего Поднепровья, главным образом по левобережным притокам Днепра.
Судя по этой полосе, славяне распространялись на РСЗ не напрямую через земли балтов, а отчасти огибая массив плотного древнебалтийского населения в левобережье Припяти и в бассейне Немана.
В сущности, исследование топонимических древностей на РСЗ дало подкрепление выводу, полученному в свое время благодаря изучению верхнеднепровской гидронимии, о том, что западная часть Верхнего Поднепровья лежала в стороне от основных магистралей восточнославянского продвижения (В. Н. Топоров, О. Н. Трубачев 1962).
Кроме того, приблизительно такая же, хотя и более размытая, полоса вырисовывается на материале апеллятивных схождений. Так, было отмечено, что на восточнославянской территории намечается зона архаических изолекс, начинающаяся от той части Русского Севера, которая преимущественно связана с новгородской колонизацией, а затем проходящая через Псковщину, Белоруссию, Полесье до Карпат (Н. И. Толстой 1977).
Проведенный мной анализ восточнославянских ареалов новгородской географической терминологии тоже раскрывает наиболее прочные лексико-семантические связи новгородских (централь-ноприильменских) говоров с говорами южной ориентации: южно-псковскими, западнотверскими, смоленскими, брянскими, а из белорусских — с витебскими и могилевскими, реже с центральными и северо-западными белорусскими (В. Л. Васильев 1995; 2001).
Относительно территории Белоруссии ранее было констатировано на основе изучения лексики праславянского происхождения, что архаические языковые зоны в этой республике локализуются в восточной части этноязыкового ареала: это Восточное Полесье, а также Витебская зона, которая тесно прилегает к южнопсковской, образуя с ней некую локальную единицу (Этымалагiчны слоўнiк беларускай мовы, 1978, вып. 1, с. 4).
Существен вывод, который следует из анализа межславянских связей топонимической архаики РСЗ, — наличие многих древних схождений с украинской Волынью и Галицией при заметной слабости и вторичности связей с более северными областями западной Белоруссии (Гродненская, большая часть Брестской и Минской обл.).
Это проявляется не только в относительной разреженности РСЗ-западнобелорусских схождений, но главным образом в том, что регион РСЗ обнаруживает немало двусторонних топонимических схождений именно с Галицией и Волынью (Туховежи — Тиховиж, Витенеж — Witoniż, Рамышево — Rameszkow, Збуж, Збудки — Збуж, Збудово, Пробужа — Probużna, Погвизд — Pogwizdowa и др.), тогда как с Белорусским Западом специфические схождения отсутствуют.
Еще больше тех названий РСЗ, которые объединяют Галицию и Волынь со всей обрисованной выше поясной зоной ранневосточнославянского расселения, но обычно минуют запад Белоруссии (Порхов, Пирятино, Дорогини, Чернигово, Перенежье, Смолиговицы, Шнятин и др.).
Кроме того, топонимия Галиции и Волыни почти всегда разделяет число тех многочисленных изоглосс, которые связывают пояс ранневосточнославянского расселения с западно- и южнославянскими областями.
Ранее уже писали о некоторых лексических параллелях между северо-западными русскими и прикарпатскими украинскими говорами (жито, волошка, багно и др., Н. И. Ашиток 1987).
Более показательны волог. песной ‗песчаный‘ и зап.-укр. (бойковск.) пiсниця ‗неурожайная песчаная земля‘, но особенно новг. бердо ‗холм‘, ‗глубокое место‘ и зап.-укр. бердо ‗скала‘, ‗пропасть‘, — этот горный термин безусловно мигрировал на РСЗ только с окрестностей Карпат.
Много архаических топоизоглосс объединяет РСЗ с западнославянским пространством, но нельзя забывать, что заметное количество архаических названий и апеллятивов связывает РСЗ (а следом за ним Русский Север) преимущественно или исключительно со Славянским Югом, особенно с западной его частью (словен., сербохорв.).
Выразительны, к примеру, изолированные РСЗ-южнославянские, чаще словенские, топоизоглоссы:
пск. Невель, новг. Невль — словен. Mevlja, Nevljica,
пск. Идрица, новг. Едерка — словен. Idrija,
витеб. Лисно — словен. Lisna,
витеб. Днико — словен. Dnika,
пск. Свибло, твер. Свибла — словен. Svibnik,
витеб. Укля — словен. Ukva, Ukova,
новг., пск. Пскова, Псковица — хорв. Pliskovica, болг. Плесков,
смол. Велиж, новг. Велиже Поле — хорв. Veleţ и нек. др.
Выявлены десятки топонимов и апеллятивов, которые имеют более частые и территориально рассеянные параллели в восточно- и южнославянских областях, минуя западных славян.
Среди них выделяется заметный слой географических названий и терминов, объединяющих преимущественно Русский Север и Северо-Запад прерывистыми связями со словенско-сербохорватской областью; иногда такие изоглоссы проявляются также в говорах северо-западной и западной Украины (Жупаново, Видимирское, Городолюбское, Теребонежье, Выползово, Пачки, Ракомо, Рачка, термины занога, дор, веретье, грем, пожня, печище, губа и др.).
В целом межславянские связи топонимической архаики РСЗ, во-первых, предполагают южный путь проникновения первых славян к оз. Чудско-Псковскому и Ильмень, во-вторых, отсылают к широкому центру позднепраславянских миграций (точнее — к восточной части этого центра), сложившемуся к сер. I тыс. н. э. и археологически представ-ленному Пражско-Корчакской культурой (от Эльбы на западе до правобережья Днепра на востоке и от Припяти и среднего течения Вислы на севере до Карпат и Дуная на юге). Карпатські

Еще некоторые интересные статьи Сборника V Чтения памяти академика О.Н.Трубачева

---
С просьбами о поиске и по темам форума в личку обращаться НЕ НАДО! Вопросы задавайте, пож-ста, в темах, которые я веду или модерирую

митоГаплогруппа H1b
Дневник
Tomilina

Tomilina

С.- Петербург - Москва
Сообщений: 4655
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 7414
История географических названий: Русская топонимия в терминах
Барандеев А.В.

КНИГА

Топонимия Центральной России
Поспелов Е.М.(ред.)

КНИГА

Топонимия Чечни
А.Сулейманов

Значение, перевод, история происхождения названий чеченских сел, рек, географических названий и т.п.Автор настоящей книги, А.Сулейманов, краевед, историк и поэт, посвятил десятки лет сбору и обработке топонимических названий на территории исторического проживания чеченского народа.
КНИГА

Толковый этимологический словарь грузинских топонимов
Бедошвили Г.

КНИГА

Древнетюркская топонимия Средней Азии
Камолиддин Ш.

КНИГА

Топонимия Москвы
Смолицкая Г., Горбаневский М.

КНИГА

Топонимия побережья Чёрного и Азовского морей на картах-портоланах XIV-XVII веков
Гордеев А.Ю.

КНИГА

Топонимия Урала
Матвеев А.К.

КНИГА

Корейские топонимы российского Дальнего Востока
Ким Л.Ф., Пак Н.С.

КНИГА

Башкирские географические термины и топонимия
Камалов А.А.

КНИГА

Топонимия высокогорья Балкарии
Мусукаев Б.Х.

КНИГА

Абазинская топонимия
Ионова С.Х.

КНИГА

Владимир в волшебном зеркале топонимии: история города в названиях его улиц, переулков, площадей
Титова В.И.

КНИГА
---
Человек — существо азартное. Хорошего ему мало. Ему подавай самое лучшее.
Мои исследования в Дневнике >>
Tomilina

Tomilina

С.- Петербург - Москва
Сообщений: 4655
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 7414
Абхазские топонимы Большого Сочи
Шакирбай Г.З.

КНИГА

Топонимия Северной Осетии
Цагаева А.Д.

КНИГА

Топонимия Донетчины
Отин Е.С.

КНИГА

Топонимия Заонежья: словарь с историко-культурными комментариями
Муллонен И.И.

КНИГА

ТОПОНИМИЯ АЗЕРБАЙДЖАНА
Г. А. ГЕЙБУЛЛАЕВ

КНИГА

ОЧЕРКИ ПО ТОПОНИМИИ И МИКРОТОПОНИМИИ ТАДЖИКИСТАНА
Хромов А.Л.

КНИГА

Адыгская (Черкесская) топонимия
Джамальдин Наховых Коков

КНИГА

Липецкая топонимия
Валентин Андреевич Прохоров

КНИГА

Топонимия Павлодарской области: Аксуский район
Сапаров К.Т., Ракишева А.К., Шайхина А.Н.

КНИГА

Топонимия Северной Осетии. Часть 1
Цагаева А.Д.

КНИГА

Топонимия Северной Осетии. Часть 2
Цагаева А.Д.

КНИГА

Топонимы Белгородской области:
системный лингвоанализ названий населенных пунктов
Жиленкова Ирина Ивановна

КНИГА
КНИГА

Топонимия Магаданской области
Бурыкин А.А., Иконникова О.А., Важенин В., Евсюкова О.Н.

КНИГА

Топонимы Рязанской области
Никольский А.А., Кононенко Л.А., Хрусталев И.Н.

КНИГА

Топонимия юго-восточных районов Республики Алтай в сопоставлении с монгольскими топонимами
Самтакова К.Б.

КНИГА

Словарь китайских топонимов на территории советского Дальнего Востока
Соловьев Ф.В.

КНИГА

Названия родов в ненецкой топонимии
Квашнин Ю.Н.

КНИГА
---
Человек — существо азартное. Хорошего ему мало. Ему подавай самое лучшее.
Мои исследования в Дневнике >>
← Назад    Вперед → Страницы: ← Назад 1 2 3 4 5 6 7 * 8 9 Вперед →
Модераторы: valcha, Geo Z
Генеалогический форум » Ономастика (антропонимы, топонимы и пр.), этимология » Книги, статьи и ресурсы по ономастике\этимологии [тема №11130]
Вверх ⇈