Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Ономастика (антропонимы, топонимы и пр.), этимология »   Книги, статьи и ресурсы по ономастике\этимологии Вниз ⇊


Книги, статьи и ресурсы по ономастике\этимологии

<<Назад    Вперед>> [ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... ... 20 21 22 23 24 * 25 [ >>>>>> ]
Модераторы: valcha, Geo Z
Большой Эльф
Долгожитель форума



Москва
Сообщений: 370
Регистрация: 2006
Рейтинг: 27 


Тем, кто заглянул на эту ветку:

Посмотрите предварительно по интересующей Вас фамилии следующие ресурсы:

Русские фамилии. Популярный этимологический словарь
Словари, в т.ч. словарь русских фамилий
Электронные словари и энциклопедии
Словари и энциклопедии on-line
Словарь татарских, тюркских, мусульманских фамилий
Тайна твоей фамилии
Происхождение фамилий
Версии происхождения некоторых фамилий около 1800 фамилий от Познахарёва Сергея Александровича
Ответ.ру в нижней части: 5 ресурсов по поиску фамилии и й 1 по населенным пунктам
Газета "МiРЪ ИМЁНЪ И НАЗВАНiЙ" ИИЦ "История фамилии"
Фамилии инфо
Родство.ру
Родословник.ру
Происхождение фамилий в "Российской газете" от А.Суперанской
Газета Кузбасса "Шахтерский край" в разделе "Здесь и твоя фамилия" (через архив газеты или поиск - фамилии от "А" до "К")
Российские династии немного, но есть, например, Утолин, Декатов, Шевкун и другие фамилии в программе «Российские Династии»

Справочник личных имен.
Имена. Имя и характер.
Этимология и история имен (сайт на английском языке)

Своих поискать (пообщаться):
Одноклассники.ру
Одноклассники.км.ру
Однокласcники.com Международный поиск одноклассников и сокурсников, сослуживцев и друзей.
Вконтакте.ру
Вебкруг.ру
Мой мир на Mail.Ru
Все родственники
Анализфамилии.ру
Мир тесен
Мой круг
Поиск людей, родственников, одноклассников
проект Много.ру
"Энциклопедия нашего детства" - воспоминания людей, которые родились с 1976 по 1982 год.
проект "Мой город" - дан список городов России с краткой информацией по ним, а затем - форумы уже конкретного города, в каждом форуме есть подфорумы "Ищу старых друзей"
Жди меня Национальная служба взаимного поиска людей
Поиск потерянных людей и земляков в "Германия по-русски"
Немецкий сайт Проект "Поиск 24"


Погибшие во время Великой Отечественной войны
ОБД "Мемориал" - Обобщенный компьютерный банк данных, содержащий информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, а также в послевоенный период
Сводная база данных Книг памяти и некоторых других источников за 1939-45 гг - в сводной базе 3.893.543 персоналий
Забытый полк - информация о солдатах России, пропавших без вести в войнах XX века

Репрессированные
Вовзвращенные имена
Международное общество "Мемориал:
Сталинские расстрельные списки

Множество полезных ссылок:
Петербургский Генеалогический Портал
Кольцо генеалогических сайтов
Метромир
http://goon.ru/dir/Reference/Search_people/

---
Ищу: Бабановых, Ничковых, Яниных, Павловых, Пироговых (г.Шадринск, Курганская обл.), Опариных (Кировская обл.), Камских (Курган и обл.), Калининых и Потаповых (Рязан.обл.- с. Добрые Пчелы и с. Захарово), Фроликовых (Москва), Колодяжных (Ставрополь, Сахал
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 24806
Регистрация: 2006
Рейтинг: 13102 

.....Холзаков (196 чел. — Шенк. у.). Из диалектного глагола холзать — «соваться, качаться» (Под. С. 184, с пометой: «шенк., пинеж., мезен.»).

Хрушкий, Хрушкой (Шенк., Холмог. уезды и рабочие из Сольвычегод. у. Вологод. губ.). Из хрушкий — «круглый» (АПИ. Записано в Устьян. и Лешукон. р‑нах). Сейчас известна семья этой фамилии близ Архангельска в Верхне-Тойм. р‑не.



Худяков (362 чел. — Арх., Пинеж., Шенк., Холмог. уезды). Отчество от нецерковного личного имени Худяк, нередкого там же в XVI—XVIII вв., например Худяк Григорьев с Лодмы — 1592 г. (РИБ. XXV. С. 159).

Цивилев (42 чел. — Мезен. у.). Отчество от прозвища или нецерковного мужского имени Чивиль — «воробей», с характерной для местных говоров меной ч/ц. В Тотемском у., на верхнем течении Северной Двины, документирован в 1646 г. Омелка Цывил — родоначальник многих поколений рабочих по добыче соли, фамилия сохранилась до нашего времени (МИЕС. III. С. 97).

Черепанов (470 чел. — Шенк. у., в нескольких волостях). Отчество от прозвища Черепан, не по «наружному виду» (см. Елизаровский. С. 27); нарицательное черепан — в архангельских говорах «изготовитель глиняной посуды» (АПИ) или «житель г. Череповца».

Чуприков (30 чел. — Шенк. у., Предтеч.). Отчество от уменьшительной формы Чуприк из полного имени Чуприян (каноническое Киприан, древнегреч. — «происходящий с острова Кипр»). Мена у/и произошла еще в древнегреческом языке из-за изменения произношения гласного ипсилон, смягчение к/ч вызвано несвойственностью древнерусскому языку к перед гласными переднего ряда. Имя Чюприон на Севере документировано в Кевроле в 1578 г. (по документам Антониево-Сийского монастыря). Фонетический вариант — фамилия Чуфряков (54 чел. — Шенк. у., Предтеч.).



Чураков (230 чел. — Шенк. у.; 69 чел. — Холмог. у.). Отчество от прозвища или нецерковного имени Чурак, объяснение находим в сибирских говорах, где чурак — «обрубок дерева»; переносное — «глупый, темный» (Пал. Д. II. С. 270; III. С. 234).

Чухарев (56 чел. — Онеж. у.; 6 чел. — Холмог. у.). Отчество от прозвища Чухарь из онежского диалектного чухарь — «глухарь», переносно — «глухой человек» (МГУ).

Шадрин (302 чел. — Онеж. у.; 64 чел. — Шенк. у.; 6 чел. — Холмог. у.). Отчество от прозвища Шадра от диалектного шадра — «рябь на лице от оспы». Диалектное слово шадра и фамилия Шадрин продвинулись на Урал и Зауралье.

Шалгунов (57 чел. — Шенк. у.). Фамилия связана с местным словом шалкун — «дорожный мешок» (Боричевский. С. 153). Написание Шелгунов, очевидно, фонетический вариант, так как встречается там же, где и Шалгунов.

Шаньгин (404 чел. — во всех 4 уездах). В северных говорах шаньга — сдобная лепешка с творогом и сметаной.



Шаров (196 чел. — Холмог. у.). Вероятна связь с уральским диалектным шары — «глаза», а не с ненецким шар — «пролив» (в фамилиях на Двине ненецкая лексика не обнаружена).

Шелгунов — см. Шалгунов.

Шелегин (Шенк. у.). Северное слово шелега — «сало морского зверя» (Борич. 153).

Шестаков (во всех уездах). Четвертая по частоте фамилия в губернии; распространена также на Урале и в Сибири, нередка на северо-востоке Вологодской обл. Первоначальное значение — шестой ребенок в семье.

Шиморин (Шенк. у.). Фамилия связана с диалектным глаголом шиморить — «копаться над чем-то, возиться» (Даль. IV. 650, с пометой «архангельск.»).

Широкий (300 чел. — Мезен. у.; 4 чел. — Холмог. у.), Широких (9 чел. — Мезен. у.). Антонимичная пара узкий/широкий стала основой фамилий в своих значениях скудный/обильный; ср. «жить на широкую ногу», «широкая масленица» (см. узкий).

Шитиков (20 чел. — Холмог. у.; 100 чел. — Шенк. у.). В основе — диалектное шитик — разновидность лодки.

Шкулев (89 чел. Онеж. и Холм. уезды). Отчество от прозвища Шкуль. Существование прозвища документировано с 1561 г. — запись в писцовой книге: «против двора шкулева», «васюк шкуль, содовар» (МИЕС. II. С. 476). Прозвище — из диалектного псковского шкуль — «запас», тверского — «кошель», переносно — «скряга».

Штинин (25 чел. — Онеж. у.). Фамилия связана с архаичной формой шти — современная щи, как и фамилия Долгоштинов в д. Труфанова гора Пинежского у. в писцовой книге XVII в., очевидно, из прозвища Долгие шти; ср. неоднократно встреченные Высокие шти (в Муроме 1574 г., Ярославле 1671 г., Симбирске 1678 г.). Не были ли долгие и высокие шти кулинарными терминами?

Шумилов (366 чел. — Шенк. у.; 49 чел. — Онеж. у.; 18 чел. — Холмог. у.). Отчество от нецерковного мужского имени Шумило — «шумный, крикливый». Имя очень часто у русских вплоть до конца XVII в. означало крикливого ребенка. Фамилия на Севере старинная (как и сами имена с ‑ило — Будило, Твердило, Томило и др.). В Чухченемской вол. близ Архангельска она документирована в 1634 г.

Ядовин — см. Едовин...............

---
Я уже не работаю в архивах, поэтому с просьбами об архивном поиске в личку обращаться НЕ НАДО!
митоГаплогруппа H1b
Дневник
hgv
Долгожитель форума

hgv

Харьков. обл.
Сообщений: 916
Регистрация: 2011
Рейтинг: 555 

О с в я з я х ФАМИЛИИ И ИМЕН НАРИЦАТЕЛЬНЫХ В XVII В.по материалам деловой письменности Прикамья.



Прикрепленный файл (vo_13_02.pdf, 583441 байт)
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 24806
Регистрация: 2006
Рейтинг: 13102 

.Елена Л. Березович
К изучению западнославянских заимствованийв русских народных говорах........



Западнославянские (особенно польские) заимствования в русском языке
уже становились объектом внимания лексикологов, однако изучалисьв первую очередь заимствования в литературный и деловой язык (cм.,например: Гарбуль 2009; Золтан 1983; Лесюв 1978; Мельников 1967; Ми-лейковская 1978, 1984; Тамань 1953; Целунова 1987; Kochman 1967, 1970,1975, 1991; Leeming 1976; Witkowski 2006). О полонизмах в русских говорах
специальных работ очень мало (см., например: Мжельская 1963); имеющиеся версии в основном «точечно» представлены в этимологическихсловарях, включающих диалектную лексику (РЭС; Фасмер 1964–1973),
и диалектологических исследованиях.
Наиболее ожидаемы такие заимствования, разумеется, в западныхи юго-западных русских говорах (смоленских, брянских, псковских
и др.), а также в русских говорах Прибалтики, ср., к примеру,
пск.бавелна ‘бумажные нитки’ < польск.bawełna
‘хлопок; хлопчатобумажная пряжа; бумага (нитки)’ (РЭС 2: 44);
смол. кадýк ‘падучая болезнь, эпилепсия’, смол.
Коли б тебе кадýк побрал! (СРНГ 12: 301) < польск. kaduk ‘то же’ (Фас-мер 1964–1973, 2: 157) и др.
В ряде случаев польские и чешские заимствования в русские говоры прошли через украинское, белорусское или балтийское посредничество:
смол. апчуги́ ‘щипчики’, смол., орл., зап.-брян.,пск., литов. обцуги́ ‘клещи, щипцы’ и др. – через блр. и укр. из польск. obcęgi ‘щипцы, клещи’, ст.-польск. hebcągi из нем. Hebzange (РЭС 1: 251);
смол. видéлка ‘столовая вилка’, курск., орл., ворон. видëлка ‘то же’ – через укр. и бел. из польск. widelec ‘вилка’, widełki ‘то же’ (РЭС 7: 145) etc.

В свою очередь западнославянские языки явились «проводниками» для ряда русских диалектизмов, имеющих «конечную» германскую (чаще) или романскую (реже) этимологию:
влг. антáбка ‘рукоятка на косовище’ – через польск.antaba ‘рукоятка, ручка’ из нем. Handhabe (РЭС 1: 227);
ряз. андрóна подпускать , влг. андрóны ‘шутки, росказни’, ряз., влад.,курск., тул., симб. самар., волог., пск., калуж. андрóны едут ‘о неправде’ –из польск. androny ‘чепуха, вздор’ < итал.androne ‘проход (во внутренний двор)’, ‘закоулки, подворотня’ (Там же: 218–219). То же можно сказать и о латинизмах,
ср. смол. кавúтая ‘водка’ – через польск.okowita ‘то же’ из лат. aqua vitae (Фасмер 1964–1973, 1: 65).
Возможно, сюда же смол. авдóтка ‘крестьянка-богомолка, приходившая в Смоленск на богомолье’, если допустить, что оно ведет свое происхождение из польск. dewotka ‘женщина, демонстрирующая показную набожность, ханжа, святоша’ < лат. dēvōtus ‘набожный, благочестивый’ (РЭС 1: 80–81) и т. п.

Естественно, есть среди западнославянских заимствований и исконные славянские факты.
Предположительно к ним относятся: новг. абрóк ‘навес над стогом’ – из польск. obrog ‘(крытый) стог сена’ < прасл. * obborgъ (РЭС 1: 73);
смол. встужка ‘лента’ – из польск. wstążka ‘лента’, уменьш. от wstęga ‘то же’, далее ср. ст.-чеш. vztuha и stuha < *vъz -/* sъ tǫga (-žьka ) от *-tęgnǫti (РЭС 9: 74).

В этимологических словарях русского языка более последовательноотражены заимствования в говоры из литературного польского языка,но есть и включения из польских диалектов: литов. (рус.) бáйки ‘ничего, ничего себе’, ‘не беда’ – из польск. диал. bajki
в сходных знач., далее к польск. bajki ‘неплохой’ (РЭС 2: 89); смол. бал ‘глаз’ – из польск. диал.bały ‘буркалы, зенки’ (Там же: 111); смол. ангéрка ‘короткое женское пальто илидлинная кофта на вате’ – из польск. диал. (aŋg’erka ‘кафтан или пальто на вате’ (РЭС 1: 215) и др.
Многие заимствования подверглись словообразовательной, фонетической и семантической адаптации в принимающей диалектной среде.
Примером может служить краснояр.школдá ‘разыгравшиеся дети’, которое, по мнению О. Г. Щитовой, можно возвести к польск. szkoda ‘ущерб’ (Щитова 2008: 261).
О. Д. Сурикова рассмотрела смол. беспокýтный ‘невеселый, печальный’, беспокýтно
‘скучно’ – при смол. покýтный ‘грустный, скучный’ (Сурикова 2016: 68). С ее точки зрения, эти слова связаны с латв. (рус.)
покýта ‘горе, беда, страдание’, литов. (рус.) покутовáть ‘мучиться, страдать’, являющимися результатом семантического расширения лексем, обозначающих религиозное наказание, мучение, возмездие заг рехи: зап., смол., самар. покýта ‘церковная епитимья’, смол.
покýтать ‘наказать’, пск. отнести покуту ‘помучиться перед смертью’ и др. (Тамже). При этом рус. покута, как указывает М. Фасмер, заимствовано из польского и чешского языков, ср. польск. pokuta , чеш. pokuta ‘покаяние;наказание’. адаптированных производных
беспокутный и беспокутно приставка без - усиливает негативную семантику производящей основыи не имеет обычного для нее значения отсутствия (Там же)¹.
В настоящей статье рассматриваются несколько русских диалектизмов, отсутствующих в этимологических словарях или имеющих спорные этимологические решения, которые можно считать заимствованиями из западнославянских языков (либо имеющими не славянский источник, но проникшими в русский язык через западнославянское посредничество).
Эти слова интересны главным образом с точки зрения развития семантики, а также путей попадания в русские говоры, участия в процессах аттракции к другим диалектным лексемам. При этом особое внимание уделяется тем лексемам, которые фиксируются не столько в западных говорах России, а в говорах Русского Севера и иных удаленных территорий.
Подача материала, как правило, начинается с лексем, которые семантически наиболее далеки от предполагаемого западнославянского источника (именно с них есть смысл «раскручивать» словообразовательную цепочку)

Слова, являющиеся вторичными заимствованиями в говоры из литературного языка


Один из примеров такого рода рассмотрен в (Березович – Кучко 2017).Авторы доказывают, что многочисленные русские диалектизмы с корневым мазур -, являющиеся негативными характеристиками человека(влг., твер., яросл. мазýр, пск. мазýрок ‘вор, мошенник, негодяй’, новг. мазýрик мазýра , влг. маздýрик ‘шалун, озорник’, яросл. мазýристый ‘маленький, худенький, некрасивый’ и др., ср. также простореч. мазýрик ‘плут, мошенник, вор’), являются польскими заимствованиями, возникшими на основе обозначения этнографической группы поляков: Mazur ‘житель центральной и юго-восточной Польши, а также переселенец из этой области в других направлениях, главным образом, на северо-восток’.


Продолжение см. по ссылке a_003.gif

---
Я уже не работаю в архивах, поэтому с просьбами об архивном поиске в личку обращаться НЕ НАДО!
митоГаплогруппа H1b
Дневник
hgv
Долгожитель форума

hgv

Харьков. обл.
Сообщений: 916
Регистрация: 2011
Рейтинг: 555 

Массу материала можно скачать, но нужно копаться в разделах.

Донецкая ономастическая школа НАН України

http://azbuka.in.ua/category/azbuka/

Філологічна школа Юрія Олександровича Карпенка

http://karpenko.in.ua/
Palasha
Долгожитель форума

Palasha

Санкт-Петербург
Сообщений: 1005
Регистрация: 2018
Рейтинг: 299 

Интересная статья про имена
https://docviewer.yandex.ru/vi...mp;lang=ru

---
Новоржевского у. Псковской губ.: САВЕНКОВЫ, СТЕПАНОВЫ, ЯКОВЛЕВЫ (д. Заречье), ИВАНОВЫ (д. Рубцово), ТИМОФЕЕВЫ (д. Крашневец); Бежаницкий у. Псковской губ.: НИКИТИНЫ (д. Удачино);Новосильского у. Тульской губ. (д. Новоселки, д. Подъяковлево, с. Вышнее Скворчье, и др. ): ФИЛИЧЕВЫ, ТОЛКАЧЕВЫ.
Русислав
Долгожитель форума

Русислав

Омськ, Сiрий Клин
Сообщений: 997
Регистрация: 2008
Рейтинг: 496 

Palasha, благодарю. Статья интересная, но выводы, которые она делает (или к которым подталкивает читателя) некорректные. В начале статьи верно упоминалось об ономастиконе определённого социума. К сожалению, далее по тексту, отсылки на это больше не делались, а выводы были сформулированы достаточно общие, из-за чего создаётся впечатление, что автор ситуацию некоторых регионов распространяет на всю Россию. Такую тематику нужно изучать в постоянной оглядке на локальность. Потому как те имена, которые в описанных регионах считались странными, в соседнем уезде, а то и волости могли быть самыми что ни на есть обычными.
Ну и ещё, мне показалось, что там выборка респондентов там не очень корректная. Сам сталкивался на практике, когда люди 30х г.р., говоря о тех именах, которые ушли из ономастикона после революции, делали какие-то свои додумки по поводу их ненормальности или причин получения этих имён.

---
Савончук, Пигаль, Бруцкие, Козубовские, Конончук, Гузовец (Волынская губ.), Шутылевы, Ворожцовы, Юферевы, Михеевы, Желонкины, Вавиловы, Фоминых, Онучины (Вятская губ.)
-
Чи не зрадив я Роду,
Чи ім’я не зганьбив?
Чи поглянути зможу
У світлі очі Богiв?
Palasha
Долгожитель форума

Palasha

Санкт-Петербург
Сообщений: 1005
Регистрация: 2018
Рейтинг: 299 


Русислав написал:
[q]
Статья интересная
[/q]

Возможно эта статья хоть на чуточку дает "пищу" для размышлений над тем, почему некоторые имена становились модными в определенное время, а некоторые ассоциировались с какими то неприятными вещами, действиями. Вообще где то слышала такое, что при крещении каким то заковыристым именем народ забывал как назвали, ходили переспрашивали у попа, на бумаге записывать бесполезно, неграмотные были некоторые.

---
Новоржевского у. Псковской губ.: САВЕНКОВЫ, СТЕПАНОВЫ, ЯКОВЛЕВЫ (д. Заречье), ИВАНОВЫ (д. Рубцово), ТИМОФЕЕВЫ (д. Крашневец); Бежаницкий у. Псковской губ.: НИКИТИНЫ (д. Удачино);Новосильского у. Тульской губ. (д. Новоселки, д. Подъяковлево, с. Вышнее Скворчье, и др. ): ФИЛИЧЕВЫ, ТОЛКАЧЕВЫ.
Эта тема была выделена из темы "Христианские (канонические) ИМЕНА " (27 января 2020 14:10)
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 24806
Регистрация: 2006
Рейтинг: 13102 

.Морозова М.С. Говор албанцев Украины: некоторые особенности лексики .......

албанские диалекты, исконно албанская лексика, заимствования, языковые контакты

Албанский говор, который является объектом настоящего исследования, сохраняется в четырех селах на юге Украины. Самое крупное из них, с. Жовтневое (укр. Жовтневе; старое название села – Каракурт), находится в Болградском районе Одесской области. Остальные села расположены в Приазовском районе Запорожской области: с. Георгиевка (укр. Георгiiвка; прежде называлось Тюшки), с. Девненское (укр. Дiвнинське; старое название – Таз) и с. Гаммовка (укр. Гамiвка; ранее – Джандран). Cела отличаются весьма пестрым этническим составом: помимо ал-
банцев, в них проживают болгары, гагаузы, русские, украинцы, молдаване. Село Жовтневое было полиэтничным начиная со своего основания в начале XIX века смешанной группой «задунайских колонистов», состоящей из албанцев, болгар и гагаузов (подробнее см. (Ермолин 2012), с библиографией). Села Приазовья, основанные выходцами из Каракурта в 60-х годах XIX века, прежде были моноэтничными; только в селе Гаммовка небольшую часть населения, наряду с албаноговорящим боль шинством, составляли гагаузы.
По мнению большинства исследователей, территорией первоначального расселения предков нынешних албанцев Украины было македонско-албанское пограничье, т. е. юго-западная часть современной Македонии и/или районы юго-восточной Албании (Десницкая 1968: 375; Жугра, Шарапова 1998: 118; Новик 2011:82), которые издавна являются зоной интенсивного славяно-албанского культурно-языкового взаимодействия. Примерно в XV–XVI вв. предки украинских албанцев мигрировали на территорию Северо-Восточной Болгарии. Наряду с сохранением языковых и культурных связей со славянами, «болгарский» период отмечен возникновением тесных контактов албанцев с гагаузами, получивших продолжение после переселения в Буджак, а затем – в Приазовье. В XX в. на этноязыковую ситуацию в албанских селах Украины накладывают отпечаток усиливавшиеся контакты «задунайских колонистов» с русскими и украинцами.
В связи с миграциями носителей условия, в которых говор развивается на протяжении нескольких последних столетий, можно назвать ситуацией «классического» языкового контакта,«когда доминирующий и престижный в культурном плане язык оказывает воздействие на первый язык билингвального речевого сообщества» (Русаков, Соболев 2008: 15). Для современной языковой ситуации в албанских селах Украины характерно преобладание русского языка во всех с ферах ж изни, в ключая п овседневное общение, и возрастание роли государственного украинского я зыка в делопроизводстве, СМИ, при обучении в школе.
Тенденция к утрате албанского говора (общение на говоре только между представителями старшего поколения; низкая языковая компетенция молодого поколения) особенно ощутима в селах Приазовья – в отличие от Жовтневого, где ситуация значительно более благоприятна, хотя сочетает в себе языковые контакты разного уровня и исторической глубины. Находясь в условиях доминации русского языка, исследуемый албанский говор контактирует также с языками других малых этнических групп, проживающих в э том с еле, – болгарским и гагаузским.
При этом длительное проживание представителей перечисленных малых этнических групп на территории Болгарии, очевидно, было сопряжено с доминацией болгарского языка. Представляется, что подобная ситуация должна была не только сказаться на развитии словарного состава взаимодействующих идиом,но и вызвать появление общих фонетико-фонологических и морфосинтаксических инноваций. Анализ языкового материала обнаруживает очевидное соответствие говора албанцев Украины севернотоскскому диалектному типу, что неоднократно отмечалось в литературе (Islami 1955; Десницкая 1968; Voronina et al. 1996; Жугра, Шарапова 1998 и др.). Бо́льшая часть архаичных фонетико-фонологических и морфологических особенностей говора носит общетоскский характер либо обнаруживается в различных комбинациях в разных частях албаноязычного ареала, лучше всего сохраняясь в
периферийных говорах (подробнее см. (Морозова 2013)). Лексическая система, ставшая предметом настоящего исследования, представляет собой конгломерат исконно албанской лексики и заимствований, различных по происхождению, времени вхождения в языковую систему и тематической отнесенности. В настоящей статье лексика говора албанцев Украины рассмотрена в сопоставлении с данными Диалектологического атласа албанского языка (далее – ДААЯ) (ADGjSh 2008), Малого диалектологического атласа балканских языков (далее – МДАБЯ)
(МДАБЯ 2003)3 и диалектологических описаний (Xhaçka 1958; Domi, Shutëriqi 1965 и др.). Анализируются источники (Державин 1948; Islami 1955; Voronina et al. 1996) и материалы, собранные автором в ходе экспедиций в албанские села Украины в 2005–2012 гг. и отражающие современное состояние говора. В фокусе исследования оказались следующие группы лексики: природа (ландшафт, метеорология, фитонимы и зоонимы), человек (анатомические названия, семья и семейный этикет), деятельность человека (животноводство, птицеводство, земледелие,
ремесла, одежда, жилище, кухня).

Подробнее см. по ссылке

---
Я уже не работаю в архивах, поэтому с просьбами об архивном поиске в личку обращаться НЕ НАДО!
митоГаплогруппа H1b
Дневник
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 24806
Регистрация: 2006
Рейтинг: 13102 

.О проблеме раннеславянского заселения Русского Северо-запада (по материалам ономастики и диалектной лексики)* В. Л. Васильев Великий Новгород............


О проблеме раннеславянского заселения Русского Северо-запада
(по материалам ономастики и диалектной лексики)* В. Л. Васильев Великий Новгород


Во взглядах на проблему раннеславянского заселения Русского Северо-запада (далее — РСЗ) издавна конкурируют две основные точки зрения. Первая гипотеза — «западнославянская», разделяемая многими историками и языковедами начиная с 1-й половины XIX в., — подчеркивает западнославянский генезис первых насельников окрестностей озер Чудско-Псковского и Ильмень и resp. первых диалектов РСЗ.
Есть две разновидности этой гипотезы. Одни предпочитают говорить о миграции славян с южного побережья Балтики (балтийских славян), другие предполагают приход славян со среднего течения Вислы.
Пути миграции — либо напрямую пересекая земли балтов, либо даже на судах по Балтийскому морю. Разделение летописных кривичей и словен ильменских на РСЗ либо не учитывают, либо возводят эти два племени к разным потокам западных славян (А. А. Шахматов, Д. К. Зеленин, В. В. Седов, Г. А. Хабургаев, В. Л. Янин и мн. др.).
Лингвистически продвинутый вариант данной гипотезы был предложен А. А. Зализняком. На долготе примерно от Пскова до Новгорода превалировал диалект псковских, или северных, кривичей, находившийся в близком родстве с западнославянскими диалектами, а восточнее Новгорода распространялись говоры общевосточнославянского типа, принадлежавшие ильменским словенам.
Вторая гипотеза — «среднеднепровская», или «южная» — трактует первых славян РСЗ как пришельцев с области Киева и Среднего Поднепровья, подчеркивая их общевосточнославянский генезис. Пути прихода славян — по Днепру и его притокам, далее на Ловать и в бассейн Великой (Ф. П. Филин, О. Н. Трубачев, В. Б. Крысько и др.).
Эволюция изложенных мнений относительно лингвоэтногенеза в регионе РСЗ претерпела с сер. XIX в. определенные изменения, заключавшиеся в постепенном сдвиге акцентов в пользу второй гипотезы.
В частности, мнение о первоначальной миграции на РСЗ славян с берегов Балтийского моря, бывшее некогда наиболее популярным, не нашло достаточных лингвистических аргументов и сегодня может быть расценено скорее как факт историографии.
Предположение В. В. Седова о приходе кривичей и ильменских словен из Средневисленского региона, хорошо известное благодаря авторитету крупного археолога, подвергнуто критике в современной археологической литературе; ср.: «Система археологической аргументации для обоснования западной гипотезы так и не была создана» при том, что «южная версия за последние десятилетия значительно укрепила фактологическую базу» (В. Я. Конецкий 1998).
Наконец мы наблюдаем изменение взглядов А. А. Зализняка, который в последних своих трудах избегает упоминаний об особом родстве северно-кривичского с севернолехитскими и лужицкими диалектами, ограничиваясь предположением «о ранней изоляции носителей прановгородско-псковского диалекта от остального славянства» (А. А. Зализняк 2003).
Разумеется, сколь бы логичны и стройны ни были этноисторические схемы раннеславянского освоения РСЗ, они с необходимостью должны быть верифицированы конкретными фактами, прежде всего лингвистическими. Остается актуальным требование переводить общую дискуссию «в план конкретного сравнительного анализа форм, этимологии слов и имен» (О. Н. Трубачев).
Проводимое мной исследование славянских топонимических древностей на территории средневековых Новгородской и Псковской земель (в основном в области пятин Великого Новгорода) во многих случаях учитывает широкий общеславянский фон имен и апеллятивов. В результате постепенно появляются ареальные обобщения исследуемого материала. Некоторые из выводов имеют отношение к проблематике раннеславянского заселения РСЗ.
Довольно многочисленные на РСЗ названия с различными приметами позднепраславянского и древнерусского времени (например, производные от древней композитной и префиксально-корневой антропонимии, от апеллятивов, забытых не только на РСЗ, но и в русском языковом пространстве вообще, названия с j-овым суффиксом, на -ичи/-ицы и т. д.) вплетены в сеть междиалектных и межъязыковых соотвеетствий по всему славянскому миру.
Для этноистории РСЗ преимущественно важны те новгородско-псковские названия, которые имеют
межславянские параллели, показывающие более или менее «читаемую» ареальную предпочтительность за пределами изучаемого региона.
Предварительная ареальная генерализация материала дает основания заключить, что в восточнославянском языковом пространстве славянская топонимическая архаика РСЗ находит наиболее частые и достоверные топоизоглоссы в восточной половине Белоруссии (Витебщина, Могилевщина, Гомельщина, восток Минской обл.), в примыкающих к Белоруссии западнорусских областях (Псковская, Смоленская, частично Брянская обл.) и на территории северной, особенно северо-западной Украины (правобережные притоки Припяти, верховья Днестра).
Не менее высок уровень архаических топонимических схождений Новгородской землей с западнославянским пространством, взятом в широком охвате (Чехия, Словакия со словацкой топонимией Венгрии, Польша, серболужичане, поморско-полабские славяне).
Таким образом, на восточнославянской территории прослеживается широкая полоса повышенной концентрации раннеславянских топонимов, которая от Ильменя и Чудско-Псковского оз. тянется прямо на юг, затем поворачивает на юго-запад и запад, свидетельствуя о направлении самых древних и традиционных языковых связей РСЗ и обрисовывая преимущественные пути славянского проникновения на РСЗ из Галиции и Волыни по рекам Верхнего Поднепровья, главным образом по левобережным притокам Днепра.
Судя по этой полосе, славяне распространялись на РСЗ не напрямую через земли балтов, а отчасти огибая массив плотного древнебалтийского населения в левобережье Припяти и в бассейне Немана.
В сущности, исследование топонимических древностей на РСЗ дало подкрепление выводу, полученному в свое время благодаря изучению верхнеднепровской гидронимии, о том, что западная часть Верхнего Поднепровья лежала в стороне от основных магистралей восточнославянского продвижения (В. Н. Топоров, О. Н. Трубачев 1962).
Кроме того, приблизительно такая же, хотя и более размытая, полоса вырисовывается на материале апеллятивных схождений. Так, было отмечено, что на восточнославянской территории намечается зона архаических изолекс, начинающаяся от той части Русского Севера, которая преимущественно связана с новгородской колонизацией, а затем проходящая через Псковщину, Белоруссию, Полесье до Карпат (Н. И. Толстой 1977).
Проведенный мной анализ восточнославянских ареалов новгородской географической терминологии тоже раскрывает наиболее прочные лексико-семантические связи новгородских (централь-ноприильменских) говоров с говорами южной ориентации: южно-псковскими, западнотверскими, смоленскими, брянскими, а из белорусских — с витебскими и могилевскими, реже с центральными и северо-западными белорусскими (В. Л. Васильев 1995; 2001).
Относительно территории Белоруссии ранее было констатировано на основе изучения лексики праславянского происхождения, что архаические языковые зоны в этой республике локализуются в восточной части этноязыкового ареала: это Восточное Полесье, а также Витебская зона, которая тесно прилегает к южнопсковской, образуя с ней некую локальную единицу (Этымалагiчны слоўнiк беларускай мовы, 1978, вып. 1, с. 4).
Существен вывод, который следует из анализа межславянских связей топонимической архаики РСЗ, — наличие многих древних схождений с украинской Волынью и Галицией при заметной слабости и вторичности связей с более северными областями западной Белоруссии (Гродненская, большая часть Брестской и Минской обл.).
Это проявляется не только в относительной разреженности РСЗ-западнобелорусских схождений, но главным образом в том, что регион РСЗ обнаруживает немало двусторонних топонимических схождений именно с Галицией и Волынью (Туховежи — Тиховиж, Витенеж — Witoniż, Рамышево — Rameszkow, Збуж, Збудки — Збуж, Збудово, Пробужа — Probużna, Погвизд — Pogwizdowa и др.), тогда как с Белорусским Западом специфические схождения отсутствуют.
Еще больше тех названий РСЗ, которые объединяют Галицию и Волынь со всей обрисованной выше поясной зоной ранневосточнославянского расселения, но обычно минуют запад Белоруссии (Порхов, Пирятино, Дорогини, Чернигово, Перенежье, Смолиговицы, Шнятин и др.).
Кроме того, топонимия Галиции и Волыни почти всегда разделяет число тех многочисленных изоглосс, которые связывают пояс ранневосточнославянского расселения с западно- и южнославянскими областями.
Ранее уже писали о некоторых лексических параллелях между северо-западными русскими и прикарпатскими украинскими говорами (жито, волошка, багно и др., Н. И. Ашиток 1987).
Более показательны волог. песной ‗песчаный‘ и зап.-укр. (бойковск.) пiсниця ‗неурожайная песчаная земля‘, но особенно новг. бердо ‗холм‘, ‗глубокое место‘ и зап.-укр. бердо ‗скала‘, ‗пропасть‘, — этот горный термин безусловно мигрировал на РСЗ только с окрестностей Карпат.
Много архаических топоизоглосс объединяет РСЗ с западнославянским пространством, но нельзя забывать, что заметное количество архаических названий и апеллятивов связывает РСЗ (а следом за ним Русский Север) преимущественно или исключительно со Славянским Югом, особенно с западной его частью (словен., сербохорв.).
Выразительны, к примеру, изолированные РСЗ-южнославянские, чаще словенские, топоизоглоссы:
пск. Невель, новг. Невль — словен. Mevlja, Nevljica,
пск. Идрица, новг. Едерка — словен. Idrija,
витеб. Лисно — словен. Lisna,
витеб. Днико — словен. Dnika,
пск. Свибло, твер. Свибла — словен. Svibnik,
витеб. Укля — словен. Ukva, Ukova,
новг., пск. Пскова, Псковица — хорв. Pliskovica, болг. Плесков,
смол. Велиж, новг. Велиже Поле — хорв. Veleţ и нек. др.
Выявлены десятки топонимов и апеллятивов, которые имеют более частые и территориально рассеянные параллели в восточно- и южнославянских областях, минуя западных славян.
Среди них выделяется заметный слой географических названий и терминов, объединяющих преимущественно Русский Север и Северо-Запад прерывистыми связями со словенско-сербохорватской областью; иногда такие изоглоссы проявляются также в говорах северо-западной и западной Украины (Жупаново, Видимирское, Городолюбское, Теребонежье, Выползово, Пачки, Ракомо, Рачка, термины занога, дор, веретье, грем, пожня, печище, губа и др.).
В целом межславянские связи топонимической архаики РСЗ, во-первых, предполагают южный путь проникновения первых славян к оз. Чудско-Псковскому и Ильмень, во-вторых, отсылают к широкому центру позднепраславянских миграций (точнее — к восточной части этого центра), сложившемуся к сер. I тыс. н. э. и археологически представ-ленному Пражско-Корчакской культурой (от Эльбы на западе до правобережья Днепра на востоке и от Припяти и среднего течения Вислы на севере до Карпат и Дуная на юге). Карпатські

Еще некоторые интересные статьи Сборника V Чтения памяти академика О.Н.Трубачева

С. О. Вербич (Київ). Карпатські топоніми з основою желемен-, зелемен- / зелемін- у давньоєвропейському онімному контексті ............
Т. А. Исаченко (Москва). О трансляции в русский перевод средневековой фармацевтической номенклатуры
Р. М. Козлова (Гомель). К проблеме генезиса античных ономастичных реликтов (Cytae, Oranos,...
Л. И. Маршева (Москва). И снова о топонимическом типе ..................
Л. П. Михайлова (Петрозаводск). Поиск этимологии с опорой на экстенциальные признаки диалектного слова
І. М. Нечитайло (Київ). Семантика праслов‘янських девербативів в українських діалектах
Е. В. Пчелов (Москва). Херсонис Таврический в императорском титуле и государственной геральдике России
И. Н. Рассоха (Харьков). Древнейшая индоевропейская гидронимия ареала среднестоговской культуры и решение проблемы индоевропейской прародины ....................................................................
Е. В. Сердюкова (Ростов-на-Дону). Ономасиологический аспект праславянских фитонимов
Т. А. Сироткина (Пермь). Этнонимика как раздел ареальной лингвистики
Е. Л. Смаль (Киев). Микротопонимия города киева: историколингвистический аспект
Е. В. Терентьева (Волгоград). Функционально-семантические компенсации в истории русского глагола
В. Ю. Франчук (Киев). Архаическая семантика некоторых летописных слов и выражений
В. П. Шульгач (Киев). К этимологической реинтерпретации некоторых диалектных лексем..................................................................
В. О. Яцій (Київ). Етимологічні спостереження над деякими західноукраїнськими діалектизмами


---
Я уже не работаю в архивах, поэтому с просьбами об архивном поиске в личку обращаться НЕ НАДО!
митоГаплогруппа H1b
Дневник
<<Назад    Вперед>> [ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... ... 20 21 22 23 24 * 25 [ >>>>>> ]
Модераторы: valcha, Geo Z
Генеалогический форум ВГД »   Ономастика (антропонимы, топонимы и пр.), этимология »   Книги, статьи и ресурсы по ономастике\этимологии
RSS