Всероссийское Генеалогическое Древо
На сайте ВГД собираются люди, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!
Вниз ⇊

История курского села Репец


    Страницы: 1 * 2 3 4 5 ... ... 67 68 69 70 71 72 Вперед →
Модератор: htgtw
htgtw
Модератор раздела

Москва
Сообщений: 396
На сайте с 2017 г.
Рейтинг: 263
СЕЛО РЕПЕЦ.
Пришло тепло, и Александр Горожанкин достал из старинного сундука холщовые рушники с яркими вышитыми узорами - наследство от бабушки Клавдии Егоровны Махриной, моей тёти по отцу . Вывесил посушить.

Прикрепленный файл: Пришло тепло, а с ним и время достать из сундука да  просушить   холщовые рушники с яркими выштым%E
---
barittd
Лайк (2)
htgtw
Модератор раздела

Москва
Сообщений: 396
На сайте с 2017 г.
Рейтинг: 263
СЕЛО РЕПЕЦ.
Это мой отчий дом. Сиротливо стоит, покинутый, обветшал. Я взошёл на его крыльцо в последний раз в июле 2004 года. А попрощавшись с родной обителью, сфотографировал её на память.

Прикрепленный файл: Это мой отчий дом. Сиротливо стоит,покинутый, обветшал, состраился. Я попрощался с ним в июле 2004
---
barittd
Лайк (2)
htgtw
Модератор раздела

Москва
Сообщений: 396
На сайте с 2017 г.
Рейтинг: 263
СЕЛО РЕПЕЦ.
На снимке, которому более 65-и лет, - Анастасия Махрина (моя соседка). Поит телёнка. Сыновья и дочери её и мужа Якова, знаю, живут в Старом Осколе, Губкине, в Донбассе. Думаю, великой и нечаянной радостью будет для них увидеть это фото.

Прикрепленный файл: Телёнка поит  Анастасия Махрина (да будет ей земля пухом!). Потомки ее и мужа Якова живут в Донба
---
barittd
htgtw
Модератор раздела

Москва
Сообщений: 396
На сайте с 2017 г.
Рейтинг: 263
ИСТОРИЯ КУРСКОГО СЕЛА РЕПЕЦ И СУДЬБЫ, ФОТОГРАФИИ ЕГО УРОЖЕНЦЕВ

В России генеалогический бум. В государственных архивах страны многолюдно, уйма запросов приходит в эти хранилища документов по почте, интернету. В мировой паутине немало сайтов типа «Форум ВГД (Всероссийское Генеалогическое Древо)», «Родословная»… Люди ищут свои фамильные корни. И как тут не вспомнить слова знаменитого русского историка Василия Ключевского: «Изучая предков, мы изучаем себя».

Многие ищут документы, свидетельствующие об истории не только своей фамилии, но и родных сёл и деревень. В Дневнике ВГД размещено немало таких сообщений. Признаться, они и вдохновили меня, журналиста, кандидата исторических наук, взяться, наконец, за перо, чтобы рассказать уроженцам Репца его историю. Сведения я черпал из архивов, материалов «Форума ВГД», старинных и современных книг, официальных интернет-сайтов администраций Мантуровского районаи Репецкого сельсовета Курской области. .

После того, как это исследование появилось на страницах форума ВГД, его участники прислали мне ( и продолжают присылать) ценные архивные данные. Я их внёс в текст. Так что "История курского села Репец" - плод коллективного поиска сведений о нём. Один человек на поле истории - не воин.

ТАЙНА ИМЕНИ

В России два села наречены одним именем - Репец. Одно находится в Мантуровском районе Курской области, другое – в Задонском Липецкой.

Курское село Репец – моё отчее. От него до Курска 100 км, до райцентра – 35, до Старого Оскола - 50, до Губкина – 18.

Происхождение названия малой Родины земляки нередко связывают с зарослями сорняка с колючими малиновыми головками - репья вокруг Репца. При этом ссылаются на «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Даля: «Репей, репейник, репьяк, репенник, репник, репец».

Бытует ещё одна версия, почему люди нарекли свое поселение Репцем. Версия чисто лингвистическая и, на мой взгляд, очень уж прямолинейная: в старину, мол, холм, бугор называли так: репице. А село, в основном, на бугре.

Липецкое село Репец, поясняют историки, окрестили по реке Репец, на которой основано в начале 17 века. Мой родной Репец также основан на реке Репец (Репецкая Плата) и Осколе. Видно, река и этому поселению дала своё имя. От рек и рельефа местности получали в старину названия поселения людей, облюбовавших места возле воды и около лесов. Сатрый и Новый Оскол - на Осколе, село Стужень - от реки Стуженёк, притока Оскола, Тим - от реки Тим. А по имени реки Репец (Репецкая Плата) народ окрестил сразу три села - Репец у слияния с Осколом, Репецкие Бутырки в середине и Репецкая Плата (плата - значит, лог, балка) у истока.

Родной мой Репец разбросал свои дома по косогору у слияния двух рек. Одна – Оскол течёт от Погожего, другая - Репец от села Репецкая Плата, что неподалёку. Правда, речку односельчане-старожилы называли, помню с детства, сокращённо. Репплатой. Поэтому я был сильно удивлён, увидев на современной топографической карте, изданной в столице в 1999 году, иное название – Камышенка.

Мой родной дом стоит на берегу Оскола. Вода даже в 80-е годы была очень чистая, недаром водились в реке раки. Я любил ловить их и летом ходил с искусанными клешнями пальцами рук. С детства хотел попасть на исток Оскола. Старожилы села уверяли, что он совсем рядом, в пяти километрах - у села Прилепы. И вот читаю в «Сборнике статистических сведений Курской губернии. Тимский уезд. Курск, 1886 г.»: «…р. Оскол с притоками Быстрая, Головуша и Репецкая Плата, берёт начало близь села Погожега: по границе Тимского и Старооскольского уездов…». В следующий свой приход в Ленинку взял в руки такое солидное издание, как "Военно-статистическое обозрение Российской империи. Том XIII, часть3. Курская область". СПБ, 1850 г. Прочёл: "Река Оскол начинается двумя ручьями, вытекающими из возвышенностей Тимского уезда, одна, при с. Погожем, именуемый Малым Осколом; по соединении их немного выше с. Прилепы Тимского уезда, река принимает название Оскола, протекает по этому уезду 20 вёрст".

"В 17 веке Оскол был судоходным, по нему плыли будары с частными и казёнными грузами" - написано в труде А. А. Танкова "Историческая летопись курского дворянства", Москва, 1913 год.

В Российской государственной библиотеке в Москве (бывшая Ленинка) хранятся издания, где воспроизведены старинные карты Курской губернии. На фолиантах XIX, XX столетий, которые подобрали мне профессионалы Справочно-библиографического отдела, ни село моё, ни река Репец не обозначены. А вот на графическом изображении Оскольского уезда XVII века, опубликованном в одной из книг, есть и сам Репец, и речка с тем же именем.

РОДОСЛОВНАЯ МОЕЙ МАЛОЙ РОДИНЫ

В книге «Курская губерния. Список населённых мест по сведениям 1862 г.". СПБ, 1866 г.» есть сведения о моей малой Родине: « Курская губ., уездъ Тимскiй, станъ - 1. Репецъ, с. при р. Репецъ. Число дворов 160, жителей м.п. 659, ж.п. 714».

На этой же странице (смотрите её фото ниже) возле Репецкой Платы (180 дворов), Безлепкино Хутор (50 дворов), Становые Лески (47 дворов), Репецкие Бутырки (110 дворов) указано: при р. Репец. Откуда современные топографы взяли для реки Репец с её извечным именем название Камышенка? С потолка, видимо. Странно: на всех старинных картах есть река Репец, во многих документах значится:"С.Репец при р. Репец". Картографы явно не в ладах с историей! Теперь, выходит, Репецкую Плату надо переименовать в Камышенскую, а село Репец в... Камышенец.

С конца 17 века Репец входил в состав Ублинского стана Старооскольского уезда Белгородского разряда, затем (до 1708 года)- в состав Пузацкого стана. С 1708 по 1719 год - в составе Пузацкого стана старооскольского уезда Киевской губернии. С 1719 по 1727 год - в составе Пузацкого стана Старооскольского уезда Белгородской провинции. С 1717 по 1779 год - в составе Тимского уезда Курского наместничества. С 1797 по 1802 год - в составе Тимского уезда Курской губернии. С 1802 по 1924 год - в составе Платавской волости , затем Репецкого сельского общества Рогозецкой волости Тимского уезда Курской губернии.

Оставалось село в его составе до 1924 года. Затем перешло в Щигровский уезд. С 1928- го - в Ястребовском районе. А через два года моя малая Родина вернулась на круги своя - в уезд- прародитель, в родной Старооскольский район. Но ненадолго: в 1935-ом опять числится за Ястребовкой. В 1963 году наш земляк Никита Хрущёв затеял административную реорганизацию в стране, и Репец очутился за 70 километров от райцентра - Горшечного. В 1977 году власти причислили его к Мантурово.

Административно-территориальное деление Курской губернии: уезды, станы ( волости).

Когда поселились мои предки у слияния рек Оскол и Репец? Точной даты даже в самых древних фолиантах нет. А вот в книге «Старый Оскол (историческое исследование Оскольского края)», Курск, 1997 год известного краеведа А. Никулова она, хотя и предположительно, названа. Он приводит «Списки населённых пунктов южных уездов России в XVII-начале XVII веков» (составил по переписным табелям и ведомостям итогов переписи 1719-1720 годов, хранящимся в Москве, в Центральном государственном архиве древних актов). «В Пузацкий стан Старооскольского уезда входили поселения вдоль верхнего течения реки Оскол: с. Кунье, д. Бараново, с. Никольское - Голое тож, с. Стужень, с. Репец, д. Хутор (ныне деревня Безлепкино - прим. автора), с. Куськино, д. Прилепы, с. Пузачи, д. Бутырки, д. Роговая". К селу Репец А. Никуловым сделана приписка: «Село на реке Оскол в устье реки Репец, по которой и названо поселение. Основано не позднее 1676 г.».

Глядя на бескрайние поля малой Родины, невольно задумываешься о судьбе этих просторов. Когда они начали заселяться? В уже названном мною солидном труде «Курская губерния» описана история юга Московского государства.

В X столетии южнорусские степи заполонили печенеги. Русские были оттеснены далеко к северу. В середине XI-го из-за Дона и Волги сюда хлынули кипчаки-половцы. Потом Русь угодила на триста лет под власть Золотой Орды. Свергнув в 1480 году ордынское иго, Москва начала активно объединять русские земли. Люди робко, но стали было заселять чернозёмный край. Но из распавшейся Орды выросли опасные соседи – Крымское, Казанское, Астраханское ханства и Нагавская орда. Их полчища начали терзать опустошительными набегами поселения славян.

Обезлюдела лесостепь. «Край этот стал надолго пустынею» - свидетельствует курский летописец. Крайними на Севере русскими городами стали Орёл, Мценск, Новосиль, Данков, Ряжск, Шацк. Территорию, расположенную южнее этих городов, историки окрестили так: «Поле», «Дикое Поле».

Особенно страшными были набеги крымских татар в 1643-1645 годах, когда в Крыму были засуха и голод. В Московское государство вторгались до 60 тысяч лютых, хорошо вооружённых по тому времени воинов. Захватывали имущество, скот. Угоняли людей, чтобы продать их в рабство в Турцию и другие страны Причерноморья. Историки называют такие цифры. Только в первой половине 17 века в Крым угнано до 200 тысяч русских, а за века набегов – до двух миллионов наших предков истребили, пленили татары.

Проданных татарами русских мужиков хозяева чаще всего заковывали в кандалы и они становились рабами на галерах.

Изводили целые семьи русских. В "Росписи людей, побитых и взятых в плен во время нападений татар" на различные уезды, за 1642 год, есть леденящая душу запись: «Взят в плен сын боярский Томила Васильев сын Андреев, и у него же татары увели двух сыновей Ивашку и Марку, жену Меланью, двух дочерей Ульяну и Онютку, сноху Федосьицу, трёх внучек: Катерину, Онютку и Орютку. У Меркула Семёнова сына Понарина в том же году татары убили жену Омелфу, взяли в плен сына Гаврику, мать Офросинью, шесть дочерей: Онютку, Маврюшу, Февроницу, Варьку, Устиньицу и Марицу, сноху Овдотицу. Двух племянниц: Марьицу и Овдотьку».

На Старооскольский уезд только с февраля 1641-го по август 1642-го татары нападали 22 раза.

Тремя дорогами двигались от Крымского Перекопа на Ливны, а далее на Тулу и Москву татары. Западнее реки Оскол пролегали два пути - Изюмский и Муравский шляхи. Восточнее - Кальмиусский. Главным, самым бойким, был шлях вдоль рек Ворскла, Оскол, правого берега Тима. Тянулся он с юга на север по степной траве мураве ( по Далю, мурава - сочная, зелёная, густая трава на корню), которая кормила лошадей несметных полчищ крымцев. Отсюда и название: Муравский шлях, Муравка. Он пролегал от Репца совсем не далеко - у нынешнего села Пузачи. В древней книге "Большому Чертежу всему Московскому государству", составленному в 1552 году, есть запись: "А ниже Изюмского перевозу впала в Донец река Оскол. А река Оскол вытекла от Муравской дороги, ис под Пузацкого лесу, от верха реки Семи Пузацкое". Там же: "В верховье реки Оскола проходят дубравы небольшие, а больших лесов нет".

"Муравский шлях имеет три ветви: одна тянется из г. Ливны Орловской губернии через... с. Погожее, Мантурово и Останино Тимского уезда" - читаю в "Военно-статистическом обозрении Российской империи". В нём есть "Алфавитный список мест, удобных к помещению различных штабов, ротных и эскадронных дворов". На случай войны. Наше село попало в тот список: "С. Репец Тимского уезда: число дворов - 140. Для какого рода войск преимущественно удобен: для артиллерии".

От Муравского шляха ответвлялись сакмы - конные тропы к поселениям русских людей. По одной из них татары примчались к Репцу, спалили церковь с верующими. В каком году?

Французский инженер Г.Боплан, работавший в 30-40-е годы 17 века на территории Украины (входила тогда в состав Речи Посполитой) так описал грабительские набеги крымчан ("Описание Украины". СПб, 1832 г.). " Татары вооружены саблею, луком и колчаном с 18 или 20 стрелами; на поясе висят нож, огниво для добывания огня, шило и 5 или 6 сажен ремённых верёвок для вязания пленных... Стрелы их летят дугою, вдвое далее ружейной пули... Окружают селения со всех 4-х сторон и, чтобы не ускользнули жители, раскладывают по ночам большие огни; потом грабят, режут сопротивляющихся, уводят не только мужчин, жён с младенцами, но и быков, коров, лошадей, овец, коз". И ещё одно свидетельство француза: "Зверские мусульмане бесчестят жён и девиц в глазах мужей и отцов, обрезают детей на глазах у родителей в честь Магомета, одним словом совершают тысячи неистовств. Крики и песни буйных татар, стоны и вопли несчастных русских приведут в трепет и жестокую душу, у самых бесчувственных людей дрогнуло бы сердце...".

Обычно татары грабили русские селения летом. Но в 1645 году засуха в Крыму погнали их на Север зимой. В декабре они полонили более шести тысяч русичей. Гнали их на Юг как скот. Крепкие морозы погубили тысячи пленников.

Чтобы защитить государство от набегов, решено было соорудить Белгородскую засечную черту – города-крепости, остроги, крепостцы (небольшие укрепления). Возводили её в три этапа - с 1635 по 1658 год. Протянулась по нынешним Сумской, Белгородской, Воронежской, Липецкой и Тамбовской областям почти на 800 километров. Охраняли рубежи Отечества 10 тысяч воинов.

Крымчане много раз пытались проломить засечную черту, но неудачно. (Нашли обходной - западный путь грабительских походов на Русь. Через Путивль). И началось быстрое заселение берегов Оскола.

"На первом этапе заселения оскольского края в писцовых материалах упомянуты места выхода - Тула, Дедилов, Данков, Орёл. На последующих этапах география прихода мигрантов расширяется - Болхов, Венёв, Мценск, Чернь, Путивль, Новосиль, Лебедянь, Рязань, Ярославль и многие другие. Естественно, служилые люди перемещались также из недавно основанных городов, таких как Кромы и Курск, Воронеж, Ливны и Елец. Основная масса переселенцев направлялась из центральных уездов. С 30-х годов 17 столетия уже оскольские жители переводятся в города на "линии". (Из книги А.Никулова "Оскольские древности", часть 3, вышедшей в ноябре 2017 года в Старооскольском издательстве РОСА).

Лишь в конце 18 века, после первых азовских походов Петра I, окраина Курской губернии стала безопасной для людей.

Вольная народная колонизация юга Московского государства шла в течение XVI века. "В поле" из центра страны двинулись крепостные крестьяне, спасаясь от феодального гнёта. Здесь они становились вольными людьми - "казаками". Угроза татарских набегов не позволяла им заниматься земледелием, кормились охотой ( в том числе тихой - грибной), рыбной ловлей и бортничеством. В документе 1570 года есть определение "оскольский казак" - за два с лишним десятилетия до основания г. Оскол (Разрядная книга 1475-1598 годов).

"Существование поселений людей на берегах Сейма и Оскола в 80-х годах XVI века подтверждается и документами - отмечает учёный В.П.Загоровский в историческом исследовании "Белгородская черта" (Воронеж, 1969 год) - В наказе путивльцу А. Зиновьеву, посланному в 1589 г. "на поле" с отрядом служилых людей, говорится, что вольные казаки "житьём живут" по Осколу и по Семи".

А.Никулов в своей диссертации отмечает на основании документов, что в начале вольной народной миграции в Старооскольском уезде преобладали поселения из 4-6 дворов. В конце XVI и в начале XVII века основными стали уже сёла с примыкающими к ним деревнями. К середине XVII столетия села состояли из 8 дворов, к началу столетия - из 32-х, к концу - из 40.

Первыми поселенцами на берегах Оскол-реки стали, естественно, воины крепости Оскол (основана в 1593 году) и поселений Приосколья. Здесь жили служилые люди двух категорий: "служилые люди по отечеству", то есть по происхождению, и "служилые люди по прибору", то есть по набору. В Оскольском уезде проживали, в основном, служилые люди второй категории. Правительство наделяло их землёй - от 8 до 2- четвертей. В то же время правительство усиленно раздавало земли Дикого поля помещикам.

Среди первопоселенцев были и "сходцы" - беглые люди. Селились, занимая свободные земли.

Савелий Рогожников, «служивый человек по прибору», станичный ездок облюбовал (приблизительно в 30-е годы 17 века) привольное место в 30-и километрах вверх на одноимённой реке. Нарёк Ястребовкой: так именовался его родной хутор в Тульской губернии. Первое упоминание о селе есть в архивных документах за 1640 год.

Поверив, что заслон в виде Белгородской засечной черты от татарских набегов прочен, другие служивые люди потянулись вслед за Рогожниковым. И он заложил в трёх верстах от Ястребовки починок Стужень на одноимённой реке. Потом появились деревня, затем, когда возвели церковь, село. А в пяти от него осколяне поставили хаты и назвали поселение тоже по имени реки - Репец. Можно предположить: он лишь на десяток лет моложе Ястребовки. Значит, можно полагать: в конце сороковых – начале пятидесятых годов 17 столетия появилось у слияния рек Репплата и Оскол первое поселение.

Долгожитель форума Dim ev сообщил в моём Дневнике ВГД: "Две группы оскольских детей боярских (будущих жителей Репца) били челом о получении земли в конце 1640-х г.г "в Ублинском стане из дикого поля за речкой за Стуженем вверх по течению по Осколу, за Ездочным чертежем, от дачи Савелия Рогожникова, по обе стороны Оскола, к Пузацкому лесу, под дворовые места в устье Репенского колодезя, у того же Оскольского верховья". Получили они её по отказной книге в начале 1649 года. Однако, вероятно, далеко не сразу поставили здесь дворы и образовали населённый пункт, так как в окладных книгах церквей Оскольского уезда 1653 года Репца ещё нет. А в 1659 году часть из них снова подала челобитную о выделении земель под дворы.Так что сам населённый пункт возник, предположительно, между 1658 и 1671 г.г. 1671 год - первое упоминание о Репце, которое мне удалось найти".

На мой вопрос, где удалось найти первое упоминание о Репце, Дмитрий ответил: "В "Списке с приходно-расходных книг хлебного сбора по разным городам Белгородского полка". По Старооскольскому уезду есть несколько записей о сборе натурального налога, так называемого четверикового хлеба (рожь и овёс), где перечислены населённые пункты. В их числе и село Репец за 1671 год". Документ хранится в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА).

Итак, благодаря находке Dim ev в скрижалях истории, наш родной Репец постарел на пять лет. Основан, оказывается, не не позднее 1676 года, как указано в книге А.Никулова, а не позднее 1671 года. Так что ему за 340 лет.

"...Не удалось установить точный год заселения намелённого пункта (которое произошло, вероятно, в промежуток 1658-1671 г. г.), хотя есть подтверждённые данные о получении земли в этих местах уже в начале 1649 года". Д. А. Евсюков (Dim ev): "К истории основания села Репец Мантуровского района". Историческое исследование в сборнике "События и люди в дореволюционных курских архивах" - Курск, 2019 год. Полностью читайте на стр. 51 "Истории курского села Репец".

Исследователь Dim ev сообщил также мне: "В окрестностях будущего Репца землю получили осколяне. Многие из них уже имели её в уезде. Коршиковы, Нефёдовы - в Долгой Поляне, Баклановы, Беседины, Махрины, Митяхины, Фаустовы - в Ездочной, Горожанкины - в Верхней Атамановке, Мелентьевы - в Курской. Из 25 челобитчиков только восемь были беспоместными. В начале 1650-х годов многие проживали на тех же местах".

В "дикое поле", не тронутое сохой, правительство выселяло служилое сословие - "боярских детей". " На обязанности которых лежала охрана государства от внешних врагов, из коих главными в то время были Ордынцы. - читаю в "Сборнике статистических сведений по Курской области" - Чтобы создать наиболее прочную связь служилого сословия с местностью, правительство заботилось о его оседлости и наделяло землёй, в безоборочное личное пользование: таким образом, защищая свои дома, свои семьи, этот разряд оседлых воинов, волей неволей, принуждён был защищать и государство".

Далее в сборнике утверждается: "Нынешние четвертные крестьяне и есть потомки того служилого сословия - боярских детей. Они прекрасно знают, что в их жилах течёт дворянская кровь, и не преминут поставить это на вид при всяком удобном случае". В общем, нынешние потомки первых поселенцев на берегах рек Оскол, Репец, если они были "боярскими детьми", могут тешить своё самолюбие: не простолюдины, а голубых дворянских кровей люди. Чтобы убедиться в этом, надо заглянуть в Государственный архив Курской области, РГАДА - изучить ветви своего родового дерева.

Семьи переселившихся осколян были многолюдными, прибывали переселенцы из других мест, и люди начали с течением лет заселять окрестности Репца. Поставили срубы в верхней части затона реки Оскол, на лугу – вот вам Луговка, Кулига, далее - Савиловка, за рекой Оскол – Заосколье, в восточном направлении – Угол. В разговоре с чужаками, помню, мои земляки всегда уточняли: «Живу в Репце – в Заосколье». Теперь эти микрорайоны села называются на сайте администрации "Репецкий сельсовет" хуторами. Безлепкино ныне числится уже селом, хотя церкви там никогда не было, а Разбираевка деревней.

Большая часть Репца расположилась не на берегу Оскола, а на взгорье реки Репецкая Плата (Репец), отсюда и название - Репец. От дома Бакшеевых, где нынче живёт учительница Анна Тимофеевна, идёт проулок к месту слияния двух рек. Дом Ольги Бурцевой стоит на правой стороне проулка, на Репплате, а щитовой домик соседей, что на левой стороне, уже на берегу Оскола. Плант - так называли мои земляки местность от дома Бакшеевых до жилья Мелентьевых за церковью. Раньше за ним проходила дорога к гати, а далее на Выселки, Стужень и Ястребовку. Поселение за гатью, на пути к Адамову пруду, называется Новосёловкой. А тот кусок села, что за бывшим сельсоветом, на изгибе реки Оскол, именовали репчане Кутком. "Начну обход с Кутка" - говорила, помню, почтальон начальнику своего отделения.

Члены многолюдных семейств расселялись и далее по берегам сливающихся рек. Есть ныне деревня Большие Бутырки. Она - дочь Репца. Судите сами. На старинных картах, помещённых в письмах-откликах на этом сайте (одна за 1907 год), чётко выведено: "Репецкие Бутырки". Первая мысль: названы так, потому что основаны на реке Репец (Репплата). Но не торопитесь с выводом. Задумайтесь: "Бутырки", по словарю Владимира Даля, - "изба, жилище, селитьба, отделённые от общего поселения, дом на отшибе, особняком". Отделились от Репца его сыны и дочери, начав ставить избы в четырёх километрах, - окрестили деревню не просто Бутырками, а Репецкими. Чтобы видна была связь с родовыми корнями.

На сайте МОУ "Больше-Бутырская основная общеобразовательная школа есть раздел "Милые Бутырки - краешек планеты". Читаю: "По архивным данным наше село возникло в 1715 году. Первыми жителями были три двора братьев Коршиковых, переселившихся на нашу землю из соседнего села Репец".

Кстати, в России Бутырки - часто встречающееся название поселений, начинавшихся с дома на отшибе от материнского. Знаменитая тюрьма "Бутырка" именуется так тоже потому, что дом поставили на отшибе Первопрестольной.

Большие Бутырки - есть ещё (деревня) в Становлянском районе Липецкой области, в Пестречинском районе Татарстана (село).

На мою версию, что деревня Бутырки - дочь Репца, откликнулся Dim ev: "Действительно, Репецкие Бутырки - репецкие. На это есть прямое указание в переписной книге 1718 года: "Из оного ж села Репец вышли и поселились в деревне Бутырки: Деревягины, Долгие, Коршиковы, Махрины, Нефёдовы, Скворцовы, Фаустовы". То есть жители Репца основали деревню Репецкие Бутырки между 1714 и 1718 годами".

Многозначительный факт: поставили в Бутырках церковь, и освятили её, как и в Репце, - Дмитриевской (именно так названа она в "Справочной книге о церквах, приходах и причтах Курской епархии за 1908 год", Курск,1909 г) и село названо так: Репецкие Бутырки. Поставили храм позднее 1862 года - в книге, названной мною в первом абзаце этого раздела, рядом с "Репецкие Бутырки" стоит буква "д" - значит, ещё деревня, а не село.

В "Сборнике статистических сведений по Курской губернии", Курск, 1886 г. я нашёл такие строки:" с. Репецкие Бутырки. Выселок из с. Репец, причисленный к Рогозецкой волости. Земля до сих пор остаётся в чересполосице с землёй с. Репец, владенная запись общая".

Во многих старинных документа село Репец упоминается вместе, рядом с хутором (деревней) Становые Лески, Старые Лески, Лески. Они - на другой стороне реки Репец (Репецкая Плата). Надо лишь перейти мосток. Хотя с советских времён относились к Стуженскому сельсовету и тамошнему колхозу (ныне - к Ястребовскому сельсовету). Но вот Юлия (Yulua_Kotlyarova) нашла в архиве "Экономические примечания Тимского уезда 1782-1797 г. г." ( смотрите стр. 16). В этом документе записано: "Село Репец с сельцами Николаевское Дмитровское и Репецкого хутора з деревнями Репецкие Бутырки, Становые Лески". Значит, Лески, как и Репецкие Бутырки (ныне - Большие Бутырки) - дочерняя деревня села Репец.

В Российской империи с 1718 по 1856 годы проведено десять ревизских сказок. Это - перепись населения с целью подушного налогового обложения. В переписи указывалось имя, отчество и фамилия (если она у человека была) владельца двора, его возраст, имя и отчество членов семьи с указанием возраста, отношения к главе семьи. В РГАДА хранятся "Ревизские сказки 1697 года". Документ называется так: "Сказки, поданные в Старом Осколе стольнику А.С.Титову старооскольцами - детьми боярскими городовой службы и рейтарами, подьячими приказной избы, стрельцами, пушкарями, казаками, об их службе, семейном составе и о состоящими за ними поместьях".

Есть в "сказках" фамилии, имена жителей села Репец. «Емельян Родионов сын Беседин, Ларион Прокофьев сын Горожанкин, Денис Петров сын Горожанкин, Фёдор Дмитриев сын Быков, Иван Тимофеев сын Залотой, Иван Фролов сын Коршиков, Борис Осипов сын Коршиков, Семён Павлов сын Нефёдов, Семён Сафонов сын Нехвёдов (Нефёдов), Григорий Михайлов сын Мелентьев, Кузьма Акимов сын Фоустов, Иван Иванов сын Фаустов, …».

Приведу один образец "сказок", записанный старооскольским стольником Титовым: "Ермол Андреев сын Горожанкин, с. Репец, служит с 181 году отец мой Андрей Матвеев сын Горожанкин солдатскую службу и умре а я ни в какую службу на написан, братья Григореа 16, Фолимон 13 да сын Поликарп 2".

Рядом с некоторыми фамилиями есть помета: " поместье в с. Репец 60 чети", "...30 чети", "...20 чети". Одна чети (четверть) - около 0, 55 гектара земли. При генеральном межевании земли в 1780 году ввели новую меру измерения - десятины. 100 четей - 50 десятин, 200 четей - 100 десятин.

Нашёл в «сказках» я и своих предков с несколько изуродованной писцом фамилией. «Митрофан Натаров сын Мохрин, Свирид Ларионов сын Мохорин». Последний в «сказке», поданной в Старом Осколе стольнику А.Титову, указал: «Служу я Великому Государю c 1687 году». Но вот, наконец, в сказках старооскольцев 1697 года встречаю: "Натан Григорьев сын Махрин". В Репце, в сёлах Старооскольского района я встречал однофамильцев только с буквой "а".

А в Разборной книге старооскольских детей боярских 1675 года записан Ларион Григорьев сын Махрин (РГДА, Ф. 1163, Оп.1, Д.1). Возможно, это мой пращур.

Долгожитель форума ВГД Dim ev в своём сообщении в мой Дневник перечисляет фамилии тех, кто бил челом о выделении земли у слияния рек Репплата и Оскол: Баклановы, Беседины, Гамовы, Горожанкины, Деревягины, Емельяновы, Захаровы, Золотые, Зунины, Коршиковы, Котенковы, Маклаковы, Махрины, Мелентьевы, Микифоровы, Митякины, Нефёдовы, Осташевы, Рязанцевы, Скворцовы, Фаустовы, Яковлевы. "Махрин Григорий Афанасьевич - Ваш пращур. Именно он был среди челобитчиков. К этому времени уже имел в слободе Ездочной 22 чети и 1,5 четверика земли, которую получил в 1644 году".

В 1720 году главами дворов села Репец числись: Авдеевы, Баклановы, Беседины, Быковы, Горожанкины, Деревягины, Долгие, Золотые, Захаровы, Иванниковы, Карцовы, Коршиковы, Левыкины, Макаевы, Махрины, Мелентьевы, Нефёдовы, Панковы, Поповы, Рудаковы, Скворцовы, Скорые, Ушековы, Фоустовы, Шеталовы, Щербочевы.

На хуторе Безлепкино ( в 5-й и 8-й ревизских сказках он значится как деревня Хуторец) жили: Безлепкины, Бородины, Иванниковы, Коршиковы, Макаевы, Ращупкины, Хорошиловы, Чуйковы... В самом Репце, в Луговке жили РОщупкины. Только так писалась эта фамилия в прошлом веке.

Dim ev обнаружил в архивах, что "Иван Петров сын Коршиков перед 1-й ревизией (проводилась с 1718 по 1718 год - примечание моё: Ю. М) выехал из Репца в д. Хутор. Этот населённый пункт позже назывался деревней Хуторей или хутор Безлепкин".

Выходит, Безлепкино ведёт своё летоисчисление примерно с 1714 - 1717 годов. (Название, возможно, дал кто-то из переселенцев из Тульской губернии, где есть деревня Безлепкино (ныне Одоевский район). Хуторец, Репенский Хуторей, хутор Безлепкин, Безлепкино - это, как и Репецкие Бутырки, тоже "выселок из села Репец" и почти что их одногодок.

Название тульского поселения Безлепкино, утверждают исследователи, - от фамилии Безлепкиных. А она - от древнего славянского имени языческих времён - Безлепка.

Безлепкино разбросало свои дома на берегу речки Рогозец, впадающей у Савиловки в Оскол. У истоков её - одноимённое село Рогозцы.

Меня сильно удивило, что среди глав дворов нет такой распространённой в Репце фамилии, как Бакшеевы - её носили мои предки по материнской линии. Заглянул на сайт Dim ev и нашёл ответ. Этот исследователь на основании документов РГАДА составил списки фамилий жителей Староскольского уезда, начиная с 1615 года. Бакшеевы есть в тех списках. Среди тех осколян, кто бил челом о выделении земли у слияния Репплаты и Оскола, Бакшеевых не было. В Репец они пришли, предполагает автор сайта, из Стужня, где по первой ревизии упомянут двор Бакшеевых.

А в Стужень Бакшеевы пришли тоже из Оскола. В "Крестноприводной книге" в 1645 году значится подьячим съезжей избы Бакшеев Иван Нефёдович. А в Оскол Бакшеевы переселились, возможно, из древнего села Бакшеево Александровского района Владимирской губернии, где эта фамилия господствовала.

А гнездо Коршиковых, оказывается, "свито" в селе Репец Пузацкого стана во второй половине XVII столетия. Родовое же их гнездо, выяснил по документам Dim ev, - "д. Котенёва, Долгая Поляна тож" Оскольского уезда. В 1720-е годы в уезде было 18 дворов Коршиковых, 5 - в Репце. Главами дворов в нашем селе были Акинофей, Борис, Афонасей, Иван, Иван. "Иван Петров сын Коршиков перед 1-й ревизией вышел из Репца в деревню Хутор. Этот населённый пункт назывался позже деревней Хуторей, хутор Безлепкин". 1-я ревизия - перепись населения началась в 1718 году.

"История курского села Репец" появилась в моём Дневнике форума ВГД в апреле 2017-го. А в ноябре в Старооскольском издательстве РОСА вышли 3-я и 4-я книги серии "Оскольские древности" А. П. Никулова. В них опубликованы оригиналы редкостных исторических документов, хранящихся в Москве в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА). В 3-ей книге - "Переписной книге 1646 года" сведений о Репце, естественно, нет, так как первое упоминание о нём содержится лишь в документе за 1671 год. В 4-ой - "Писцовые книги 1685/86 и 1691 годов" Репец упоминается. Хотя и не часто. Дело в том, что переписаны владельцы земли только одного стана (из пяти) Старооскольского уезда - Окологороднего. Однако в писцовой описи упоминаются поместные владения сёл Репец, Стужень, Куськино, Роговое Пузацкого стана с пометой: "То же стану", то есть Окологороднего.

В "Переписной книге 1646 года" называются такие поселения людей: починок (значит, его начало), хутор, деревня, сельцо, село. С починка начинались деревни, сёла. В названной книге довольно часто упоминаются названия: починок Верховой, починок Русанов, починок Токмачёв.. Починок Репца появился, разумеется, значительно ранее 1671 года, когда село впервые упомянуто в архивном документе.

В разделе " Село Ездочная Слобода" много родных, репецких фамилий - Акинины, Баклановы (их больше всего, иногда фамилия написана через "о"), Беседины, Бурцевы, Поповы (имели земли в селе Стужень, откуда затем переселились в Репец - прим. моё), Махрины, Фаустовы, Тулиновы... Все они имели земли в нашем селе. Выходит, больше всего первых поселенцев у слияния рек Репец ( Репецкая Плата) и Оскол - из Ездочной Слободы.

За четырьмя братьями Баклановыми - Абрамом, Кузьмой, Никитой, Оникимом по отчеству Илларионовичи в селе Репц 32,5 чети земли. За Баклановым Яковом Илларионовичем - 81,5 чети. За Баклановым Иваном Лукьяновичем - 16,5 чети.

О Махриных приведу цитату из документа целиком: "За Махриным Елисеем Григорьевичем, Махриным Иллирионом Григорьевичем и Махриным Натаном Григорьевичем по раздаточным книгам Дмитрия Плещеева 1645 года отписан надел в 22, 366 чети их отца Махрина Григория Афанасьевича. В селе (Ездочная Слобода - примечание моё) за ними помещичье дворовое место, поместный надел с прибавкой - 44, 75 чети. За ними в селе Репец 50 чети".

Итак, по раздаточным книгам 1645 -го за Махриными записано в Репце земли 50 чети. Когда они поселились в Репце? Ясно, что задолго до 1671 года, когда село (уже село, не починок, не деревня) впервые упоминается в архивном документе. Минимум в 50-е годы 17 века поставили хаты на планте.

Много земельных поместий жители Ездочной Слободы получили "по одной стороне речек Стужени и Горосим", в селе Стужень. Баклановы (Боклановы), Золотые... И хотя это был уже иной стан, автор "Писцовой книги" привычно относит эти поместья к стану Окологороднему.

Земли вдоль реки Рогозцы заселялись с двух сторон. Из Репца ( в нижнем течении), и из села Рогозцы (в верхнем). Хуторей, Репецкий Хуторец, хутор Безлепкин, наконец, Безлепкино. Люди с этой фамилией, а также - Белых, жили в селе Верхние Опочки. По "Писцовым книгам 1686 и 1691 годов" в нём проживало до десятка Безлепкиных и Белых. В эти годы ветви родов отселились в "Пустошь Дикое поле на Рогозецком колодезе". А уж оттуда - на территорию нынешнего Безлепкино. Безлепкины и дали поселению своё имя и оно вытеснило другое - Репецкий Хуторей.

В Российском архиве древних актов я посмотрел оцифрованную переписную книгу 1748 года выбывших после 1 ревизии однодворцев. (Фотокопии страниц этого документа смотрите на странице 45). Выбывших... В основном, умерших. Рядом с фамилиями указано число прожитых лет. Лишь один наш пращур топтал землю до 80-и, двое - до 70-и, трое - до 60-и. Уходили в мир иной рано - в 30-40 лет. Велика была детская смертность. Пестрят в древней книге цифры: 1, два, три, пять, восемь годочков от роду... Порой одинаковые фамилии следуют в ряд, знать, напал на семью мор.

Только высокая рождаемость позволяла Репцу прирастать населением.

Репец в течение веков хранит память о том, что "плант" у слияния рек Реплата и Оскол заселили некогда осколяне. Об этом мне поведал в 50-е годы прошлого века Василий Егорович Бакланов (дед главы администрации "Репецкий сельсовет" Юрия Бакланова), рождённый, по-моему, в конце 19 столетия. Замечательный, добрейший был человек! Любил лошадей, знал в них толк. Своих вместе с отцом отвёл на колхозный двор. Стал конюхом. А потом, когда организовалось Репецкое сельпо, начал возить зимой на санях, летом на телеге товар для магазинов. Из Ястребовки, но чаще - из Старого Оскола. Когда я учился в Старооскольском геологоразведочном техникуме, односельчанин-сосед не раз подвозил меня. Поразительно: его в сёлах от Репца до города знали все, встречные учтиво здоровались. Зазывали в дома погреться. Он отказывался, доставал из хозяйственной сумки бутылку водки, восклицал: "Вот, держу для сугрева". Старик однажды и рассказал, что у них в роду все были ездоками: "Мы, Баклановы, - все ездоки. Попали в Репец из-под Оскола. Давно это было, как пустили тут корни". Я уточнил: " Ямщиками?". "Да нет, ездоками!".

"Ездоки"- слово это дошло до нас из 16 века. Первые ездоки прибыли из северных городов в новую крепость Оскол в 1593 году. Селились в слободе Ездоцкая. Несли сторожевую службу в Приосколье "по росписи воеводы", как сказано в одном из документов той поры. Ездоки - это вовсе не ямщики.

На сайте Dim ev в разделе "Миниродословные XVII века: старооскольские Баклановы" перечислены имена - Иван Лукьянович, в 1615 году оскольский станичный ездок, Мина Иванович, в 1636 году ездок 11-й станицы, Григорий Иванович, в 1637 году ездок 15-й станицы. Кто-то из них - прародитель рода Юрия Бакланова.

Рассказал старик и о любимце-коне:" Был у отца Гнедок. Ох и хорош! Горяч, резв, статен. А главное - мелодия в нём была".

В сенях у Василия Бакланова висели уздечки с тиснёной кожей и тёмными металлическими удилами. "Наследство от прадедов" - пояснил мне.

Многие фамилии в Репце одинаковые, различали людей по названию, или, вернее, по прозвищу дворов. Я уехал из Репца 16-и лет от роду - в 1957 году, но до сих пор помню названия, что были с детства на слуху. Двор моей бабушки Дарьи Ивановны Бакшеевой, так и называли - Бакшеевы. А дворы однофамильцев-соседей иначе: Чуриловы, Чемберленовы. Запомнились мне и такие названия дворов: Лашины, Лубкины, Ленцовы,Тюваевы, Егорочевы, Ереметкины, Самаргины, Стражниковы, Токмаковы, Адамовы, Шахтёровы, Апполоновы, Афанасовы, Борищевы, Воюйчиковы (Богомазовы), Гришины, Васёнины, Партизановы, Пешкуровы, Петулины, Котковы, Калиборовы Настя Калиборова - (в её избе располагалось до 60- годов правление колхоза), Микишакины, Маречихины, Матвейчевы, Миронихины, Соловьёвы, Саламали, Савалиховы,Таболины, Шубины, Хохины, Турчёнковы, Цукахины. Чурилины. Хватовы... Земляки, какие названия репецких дворов добавите к этому списку?

Двор Лашины назван явно по фамилии его хозяина, возможно, первого. Хотя при мне в хате жили сёстры по фамилии Горожанкины. От прошлого века сохранилось имя этого двора.

В Заосколье и на Угле жили Панковы. Их всех именовали: Панки.

Названия дворов пришли не только из глубины веков. Иные рождались при мне. В Новосёловке, под самой кручей, на отшитбе стояла хата под соломенной крышей. Двор этот односельчане с войны стали называть Одиночиной. В нём с дочкой Аллой жила солдатская вдова. На кладбище у могил родителей она голосила, причитая: " На кого же вы покинули меня - Одиночина я, Одиночина!". Так и прилипло слово. Посмню, бабушка говорила:"Схожу к Одиночине за рассадой".

Репецкие фамилии можно встретить сегодня в Томской и Оренбургской областях, на Алтае и на Кавказе. Наши предки попали туда в 19 веке, когда правительство проводило массовую добровольную колонизацию Сибири и Кавказа. При поддержке государства на свободные земли ринулись Коршиковы, Нефёдовы, Махрины. Участник форума ВГД Арина (Arina_chebatorovich) написала в моём Дневнике: "Огромное спасибо за интересную информацию о селе и, конечно, за карты. Мои Коршиковы с Нефёдовыми, Махриными и Горожанкиными в 1894 году переселились на Алтай. Мой прапра...дед Коршиков Дмитрий Терентьевич 1835 года рождения со своим сыном Терентием, унтер офицером, семью внуками и одной внучкой, снохами и односельчанами, получив разрешение на переселение, двинулись в путь.Через Томск, Новониколаевск на Алтай, на не такие уж и свободные земли. В 1884 году прибыли в село Долганка. А за ними в 1898 году приехали Захар и Иванов Коршиков, Борис Ефимов Коршиков, Роман Дмитриев Коршиков, Иван Дмитриев Коршиков. Это то, что мне удалось узнать. Практически все были военные (служивые). С Махриными они дружили и служили с 1615 года".

Видно, унтер офицер Терентий Коршиков, проведя в Долганке, как говорится, разведку боем, счёл, что жить здесь вольнее, и послал в Репец письмо родичам и землякам: "Приезжайте!". И они тоже отправились в дальнюю дорогу искать счастье на чужбине.

Наши земляки переселялись в 1882 году на Кавказ. Дмитрий ( Punchik) нашёл на форуме ВГД информацию долгожителя форума Юрвена и передал в мой Дневник (смотрите стр. 16) такие сведения. "По недостатку у них во владении земель изъявили желание переехать в Кавказскую область на пустопорожние казённые земли Тимского уезда Плотавской волости села Репец
Афоносий, Семён, Александр Горожанкины
Иван Мухрин ( т. е. МАхрин),
Яков Макиев, (т. е. МакАев),
Акинфей Фурсенков,
Михайло, Емельян Золотых
Фёдор Панков
Гаврило Комаревцев
Иван Алпеев
Афоносий Федотов
Семён, Яков Коршиковы".

Деревни Станового Леска
Иван Соболев.

Фамилии, как видим, все нашенские, репецкие. Писарь, правда, исказил две из них: конечно же, Иван Махрин, а не Мухрин, Яков Макаев, а не Макиев. "Грамотей" и имя Афанасий написал через "О".

СЁЛА РЕПЕЦ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ И БАКЛАНОВКА ОРЕНБУРГСКОЙ - РОДНЫЕ

В 30-е годы 19 века немало жителей Репца пожелали переехать в Оренбургскую губернию, так как "самые достойнейшие имеют всего на душу по 3-4 десятины земли". Это - цитата из письма Курской казённой палаты в Департамент государственных имуществ от 4. 02.1826 г. № 1076. Документ (хранится в РГИА) размещён на форуме ВГД его долгожителем Доня.

РГИА. Ф.379, оп.,1, д. 744 на 295 листе. Дело 1826.
О переселении казённых крестьян разных уездов Курской губернии в Оренбургскую губернию С 22. 03. 1886 по 28. 08. 1829 г. с указанием числа переселяющихся в семьях

Села Репца:
Коршиковы: Гавриил - 6, Терентий - 1.
Михрины (т.е. Махрины): Пётр - 4, Наум - 7.
Семён Шкуридин - 3.
Горожанкины: Иван - 3, Фёдор -2.
Баклановы: Иван - 4, Лаврентий - 18.
Филатовы: Василий - 3, Казьма - 6.
Иван Алпеев - 2.
Яков Беседин - 3, Терентий - 7 и Алексей -3.
Нефёдов.
Иван Мелентьев - 8, Андрей Золотой - 5.
Паньковы (т.е. Панковы): Роман - 4. Агей - 5.
Всего 19 семей - 94 душъ.

Из Становые Лески:
Мелентьевы, Нефёдовы.

В 1826 году в Оренбургскую губернию отправились, сообщил Dim ev, то ли мои предки, то ли однофамильцы, - Махрин Пётр Семёнович с сыном Иваном, внуками Матвеем и Федосеем, племянниками. В Кавказскую область переехали Махрин Наум Иванович, его брат Пётр с детьми Романом, Ильёй и Семёном, брат Алексей с сыном Поликарпом.

Div ev сообщил (5-е ревизские сказки, хранятся в ГАКО) с насиженного места также снялись из деревни Безлепкин хутор и отправились в оренбургские степи:
Тимофей Ращупкин - 8, Андрей Коршиков - 11, Евгений Бородин -4.
Итого: 3 семьи - 23 души.

Полностью эти и другие архивные документы смотрите на странице 17 (сообщения Dim ev и Punchik).

Заявки на переселение люди подавали многие , но получив разрешение, не рискнули сорваться с насиженных мест (немало и тех, кто потом вернулся в места обетованные). О путях-дорогах наших земляков в Оренбургскую область хорошо написал потомок уроженцев Репца профессор, житель Екатеринбурга Г. В. Ращупкин ( подробнее о нём узнаете из Дневника ниже):"Далеко не всякий мог решиться на переселение, которое требовало больших сил и средств. Более тысячи вёрст нужно было преодолеть на конной тяге. На телеги грузили домашний скарб, продовольствие, сельскохозяйственные орудия, семена на первый посев. Ехали старики, дети, везли с собой скотину. Мостов через реки не было, нужно было переплывать на паромах. Путешествие длилось несколько месяцев, а потом приходилось обустраиваться на новом месте до наступления зимы".

Переехали наши предки на свободные земли в Бузулукском уезде Оренбургской губернии. Земли, как и в Приосколье, чернозёмные, место на берегу реки Боровки красивое. Понравилось, поселились здесь. Построили жильё. Как назвать деревню? Решили окрестить её по одной из репецких фамилий: Алпеевка, Баклановка, Махриновка, Мелентьевка, Нефёдовка... Бросили жребий, удачливым оказался Золотых Тимофей Иванович. Быть бы поселению Золотовкой, но Бакланов (Иван или Лаврентий?) уговорил земляка, любителя "зелёного змия", продать выигрышный жребий ему за 3 четверти водки. Ударили по рукам. Так появилась в Оренбурской степи Баклановка. А позже - и Баклановская волость.

О жребии на имя села я прочёл в "Истории села Баклановка" на официальном сайте МБОУ "Баклановская средняя общеобразовательная школа Сорочинского района Оренбургской области". Репец там не упоминается вообще. Сказано, что переселенцы - из Курской области, одна из версий - из курского села Баклановка. Но, во-первых, это противоречит описанию на этой же странице, как новосёлы бросали жребий на название поселения, как Бакланов купил выигрыш за водку у Золотых, а, во-вторых, Dim ev и Доня привели документы из двух архивов, подтверждающих: Баклановы, Махрины, Мелентьевы, Ращупкины... приехали на вольную степную землю из села Репец. Из села Репец - не из курской Баклановки! Так что в "Историю села Баклановка" ныне Сорочинского района Оренбургской области надо внести поправки.

Я зашёл на сайт администрации Баклановки, в списке местных депутатов есть наши, репецкие, фамилии: Бакланов, Меркулов.

Екатеринбуржец Г. В. Ращупкин, потомок Ращупкиных, переселившихся из Безлепкино в оренбургские степи, Исполнительный директор Уральского экологического союза, кандидат химических наук опубликовал на форуме "Казаки и Орловская область" (84) результаты исследования своей родословной. Оказывается, Ращупкины - от слова "рассудить, понять" ( по Далю). В Приосколье они переселились из Новосиля. По 1-й ревизии 1723 года в Оскольском уезде Ращупкиных было уже 60 дворов в 24 поселениях. А село Нижнее Чуфичево носило ранее другое название - Рощупкино. В документах о служилых людях 16-18 веков городов и весей нынешних областей Центральной России эта фамилия встречается часто.

Баклановы, Мелентьевы, Махрины, как и Ращупкины, тоже пришли в Присколье из Новосиля, Ельца, Тулы, Орла и других городов, расположенных севернее. Там и сегодня живут люди с такими фамилиями.

Рощупкины жили в самом Репце, в Луговке. Я учился в школе с ними. И не ведал, что это потомки богатых родов древних русских дворян. "В 18 веке все дворянские роды Ращупкиных обеднели и стали однодворцами" - пишет Г. В. Ращупкин.

На стелах у памятника Воинской Славы в Репце - восемь фамилий "Рощупкин... ".

Г. В. Ращупкин продолжает изучать генеалогические ветви своего рода, ведёт в архивах поиск документов, которые позволят выяснить, откуда жители Новосиля Ращупкины, поселившиеся в 17 веке в Приосколье, пришли в Новосиль.

Прочтя "Историю курского села Репец", Геннадий Владимирович прислал мне 1 декабря 2017 года такое письмо:

"В августе я побывал в Баклановке, а 18 ноября там отмечали 190-летие образования села. Главная улица в нём - Курская.

На памятнике погибших в ВОВ жителей 10 фамилий Ращупкиных, 10 - Баклановых, а также фамилии Махриных, Нефедовых, Мелентьевых, Золотых..., чьи предки основали Баклановку.

Путь моего рода после Баклановки - г. Сорочинск, г. Новотроицк (там я родился в 1953 году), Свердловск.

Потомки "детей боярских", однодворцев, достойно защищали свою Родину. Мой прадед Емельян Васильевич Рощупкин - Георгиевский кавалер, воевал на русско-японской и Первой мировой войне. А дед Григорий Емельянович воевал в Сталинграде и на Курской дуге, на родине своих предков.

Мои предки в 1827 году выехали в Оренбургскую губернию из деревни Репецкий Хуторей.

В архиве Самарской области хранятся ревизские сказки села Баклановка за 1850 и 1858 годы. В 1858-м в селе проживало 70 Рощупкиных. Все они были потомками братьев Рощупкиных: Тимофея, Степана и Фёдора. Старшему Тимофею Мироновичу шёл 88-й год. Мой род идёт по его линии.

Очень хочу побывать в Репце и Безлепкино, а также в Старом Осколе, Нижнечуфичево ("Рощупкино тож"), Курске".

28 октября 2018 года Г. В. Ращупкин сообщил мне : "В июне 2018 года побывал на родине предков - с Старом Осколе, Репце, Безлепкино , Нижнечуфичево (ранее - Ращупкино). Древо родов наших крепко корнями!". Присланные им фотографии смотрите на странице 24.

Вот ведь как: Ращупкины уехали из Репецкого Хуторея (Безлепкино) в оренбургские степи в 1827 году, а их потомок ступил на эту землю в... 2018-ом... Генетическая память привела его на берега Оскола.

Удивительно, но факт: я не слышал ни от одного старожила Репца, что его предки переселились в Сибирь, на Кавказ, в Оренбургскую область. Забыло село о них. Хотя уехали люди "на вольные земли" в двадцатые годы 19 века. Сто лет минуло, и о них в отчем поселении уже никто не помнил... Даже уроженцы конца 19 столетия.

В сборнике "Волости и важнейшие селения Европейской России: "По данным обследования, произведённого статистическими учреждениями Министерства Внутренних Дел, по поручению Статистического Совета", СПБ, 1880 г. в разделе "Рогозецкая волость" записано: "Репец, с., при р.Оскол, д (дворов) 214, ж (жителей) 1 498, ц. пр. (церковь православная).

"ДЕТИ БОЯРСКИЕ" - ОДНОДВОРЦЫ, КОЛХОЗНИКИ

В "Сборнике статистических сведений по Курской губернии" за 1886 год в разделе "Рогозецкая волость" значится: " С. Репец и д. Становой Лесок (нынешнее название - Старые Лески, деревня на холме правого берега Репплаты между Репцем и Репецкими Бутырками). Со времени выдачи владений крестьяне распахали и заселили 70 десятин выгона и распахали 43 десятины покоса. Почва, главным образом, чернозёмная". И ещё: "Общественный доход получают (общий с хутором Безлепкино) с кабака и он поступает на постройку церковной ограды и караулки". Указан в этом сборнике и разряд крестьян с. Репец и поселений в округе - государственные четвертные.

"Четвертные крестьяне - это бывшие государственные крестьяне, именовавшиеся до реформы 1886 года однодворцами - поясняется в "Энциклопедическом словаре Брокгауз и Ефрон". Разряд однодворцев образовался из служилых людей, детей боярских и низших разрядов - казаков, стрельцов, драгун, пушкарей..., селившихся в 16-17 веках на границах Московского государства. Правительство давало им землю".

В историческом исследовании "Белгородская черта" В.П.Загоровского приводится список служилых людей полевой охраны Оскольского уезда за 1626 год. По нему здесь числилось 175 детей боярских ( всего на оскольском рубеже засечной черты тогда находилось 695 служилых людей) . Они получали денежное и поместное жалование. "Поместный оклад составлял 100-150 четвертей земли " в поле, а в дву по тому ж". Право владения поместьем подтверждалось документом". Пашню в поместьях центра России обрабатывали крепостные крестьяне. А у детей боярских, поселившихся в местах полевой охраны, их не было - "кормилицу" обрабатывали своими руками. Об этом свидетельствует писцовая книга 1615 года (хранится в РГДА).

Более того, дети боярские несли особую службу - обрабатывали Государеву пашню.

Землю сумела получить также часть "поместных казаков" полевой охраны Приосколья.

Служилые люди - "дети боярские", и "по прибору" - получали небольшой, на один двор, клин земли. Поэтому они стали называться однодворцами. (Впервые это понятие историки обнаружили в документе 1630 года). Есть множество толкований слова "однодворец", сперва привожу то, что содержится в документе XVII века - "лицо из низшего разряда служилых людей, владевшее небольшим земельным участком без крестьян". "Однодворцы - государственные крестьяне. Потомки служилых людей, которым не было присвоено дворянство. Утраченное предками, оно могло быть присвоено только через военную службу при получении офицерского чина" - толкует другой источник .

Дмитрий (ник Punchic) - сын уроженца Репца, увлечённо изучающий историю села и родословную предков Панковых, сообщил мне по электронному адресу: "Все жители Репца были однодворцами. По 9-й ревизии в Репце числились 1281 однодворец, 7 отставных офицеров и 14 однодворческих крестьян". 9-е "Ревизские сказки" начали проводится в 1850 году.

"Однодворцы на казённом окладе" - говорится о крестьянах села Репец в документе "Экономические примечания Тимского уезда 1782-1797 г. г.", добытом в РГАДА Юлией (Yulua_Kotiuarova).

В статистическом отчёте "Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г.. Курская губерния" есть такие данные: население Тимского уезда - 141. 416 душ; из них грамотные - 21, 5 %. По плотности населения уезд занимал предпоследнее место в губернии, имея 2053 души на квадратную милю. По подворной переписи населения 1885 года средний размер семьи уезда - шесть человек.

Для уроженцев Репца и их потомков, желающих найти свои родовые корни, сообщаю такие ценные сведения. В Госархиве Курской области хранятся клировые ведомости за 1916, 1922-1923 годы, метрические книги за 1804, 1831, 1874, 1882, 1887, 1895, 1889, 1902-1903, 1908-1910, 1912-1913 годы. Для уроженцев Репецких Бутырок (ныне Больших Бутырок) сообщаю: метрические книги Дмитриевской церкви села Репецкие Бутырки сохранились за 1874. 1882. 1885, 1902, 1903, 1908-1916 годы.

Православные метрические книги велись в храмах России с 1722 по 1920 год ( в некоторых по 1923-й). Напечатанные типографским способом страницы с графами заполняло в двух экземплярах духовно уполномоченное лицо, в конце года перешивало их - получались две книги. Одна хранилась в церкви, вторая передавалась в Духовное управление уезда. В троечастую книгу (так она еще называлась) записывались сведения о людях в трёх разделах: "О родившихся", "О бракосочетающихся", "О умерших" (записи о самоубийцах не делались) .

В книгах-ежегодниках отражена вся жизнь прихожанина: крестился, женился, был поручителем жениха, воспреемником (крёстным отцом младенца), умер (указывалась причина смерти). Называлось сословное состояние человека. По этим метрикам можно проследить историю человеческих родов почти за 200 лет. Ищите, и обрящете!

Моя сестра Инна, живущая в Курске, в октябре 2019 года начала просматривать в Государственном архиве Курской области метрические книги Дмитриевской церкви села Репец. Прежде всего, конечно, ищет родовые корни Махриных и Бакшеевых. В разделе "О родившихся" за 1909 год нашла запись о моём деде и моей тете Клаве - родной сестре отца :
"10 марта. Клавдия.
Офицер Григорий Климентв. Махрин Наталья Иванов". Крестился как Григорий, а писался как Егор.

Так я впервые узнал имя моей бабушки - Наталья Ивановна. Да святится имя твое!

Выписки из метрических книг Дмитриевской церкви, сделанные сестрой, я начал размещать на странице 47 дневника. Ищите своих родичей!

Уроженцы Репца участвовали во всех войнах государства Российского. И в Русско-турецкой, и в Отечественной 1812 года, и в Первой мировой.

Дмитрий сообщил также данные с "Портала памяти первой мировой войны" (смотрите пост Punchic). На портале - семь имён воинов из нашего села, получивших ранения и поступивших на лечение в различных городах России в 1914, 1915, 1916 годах. Фамилие все - родные, нашенские. Горожанкин Антон Семёнович, унтер-офицер. Афанасьев Дмитрий Парфёнович, рядовой. Афанасьев Пётр Павлович, ефрейтор. Бакланов Яков Александрович. Бакланов Илья Сергеевич, ефрейтор. Горожанкин Павел Алексеевич, рядовой. Золотых Стефан Павлович.

Илья Сергеевич Бакланов - ефрейтор 206-го пехотного Сальянского полка участвовал в семи боях. В том числе, во встречном сражении 3-й русской армии и 3-й австро-венгерской армий на реке Золотая Липа, в сражении на реке Гнилая Липа, брал Львов. Был ранен в бою 11 ноября 1916 года.

Имена семи уроженцев Репца - участников Первой мировой попали в "Картотеку Бюро по учёту потерь" армии России, куда записывались не только убитые, но и раненые, контуженые. И сохранились на века. А ведь мобилизовали, наверняка, многие десятки наших земляков. Ведь в клировой ведомости за 1916 год записано, что в селе проживало 2114 мужчин. Ещё более солидным резерв защитников Отечества был в 1914-ом!

На Первой мировой войне сражались полмиллиона курян. Погибли, умерли от ран в госпиталях, пропали без вести более 241 тысячи. Вот когда был нанесён первый демографический удар по России!

Будучи в читальном зале № 1 (профессорском) главной библиотеке страны, я набрал на сайте «Электронная библиотека» (предназначена только для посетителей этого огромного хранилища изданий) слова: «Уроженцы села Репец». Хотел узнать, кто из земляков и чем прославился в веках. Поиск дал всего лишь одну фамилию с именем. В 19 веке в историю, что называется, влип на века Фаустов Михаил. Его судебное дело попало в Государственный архив Курской области. Слыл крестьянин в округе врачевателем. Однажды к нему пришла жительница Старооскольского уезда Дарья Головина с язвами на теле из-за запущенной «дурной» болезни. «Обсыплю раны мукой, и боль как рукой снимет» - обнадёжил страждущую народный целитель. Обсыпал белым порошком, и она… тут же умерла. Оказалось. Михаил использовал сильнодействующий яд – мышьяк. «За такое врачевание Фаустов был заключён под стражу и предан по закону церковному покаянию» - свидетельствует документ.

В Госархиве Курской области хранятся также дела других уроженцев нашего села. "Дело об убийстве однодворки с. Репец Тимской округи М.А.Рощупкиной однодворцами села Рощупкиным, дворовой девкой А. Безлеткиной ( видимо, Безлепкиной) и крестьянином помещицы Овсянниковой П.Губановым" - 1 марта 1782 года.

Дел об убийствах, в том числе незаконнорожденных младенцев, в описи суда Тимской округи много.

"Дело по объявлению тимского помещика гвардии капитан-поручика В.Л.Бабарыкина о порубке его леса в дачах с. Репец Тимской округи однодворцем этого же села Ф.Макаевым" - 2 января 1790 года.

В те годы чаще всего рассматривались судом Тимской округи дела о беглых крестьянах и дворовых девках. Их удерживали обычно другие помещики, реже - однодворцы и однодворки. Нередки дела о закрепощении детей однодворцев помещиками, о насильственной выдаче замуж девушек. Встречаются в описи суда и такие дела: "О взыскании штрафов с однодворцев за неисповедание в приходской Дмитриевской церкви". И это всё в конце 18 века.

«Военно-статистическое обозрение Российской империи» в разделе «Характер» так характеризует нравственные качества наших предков: «…Терпение, неутомимая деятельность в делах, сметливость относительно своих выгод, способность переносить всякого рода лишения и довольствоваться малым, здравый рассудок природный, неограниченное упование на авось, безотчётное бесстрашие, удальство, наклонность к обману и корысти, гостеприимство, хлебосольство». Всё смешалось в курянах - и доброе, и не очень похвальное.

Вспоминая о 20-х годах, старожилы рассказывали мне, что тогда ужас наводила "банда Рыбкина". Она действовала в Тимском районе. Во главе её стоял Иван Коршиков по прозвищу "Рыбчёнок" - белый дезертир из армии. Главной задачей было убивать коммунистов и комсомольцев, руководителей органов советской власти, милиционеров. Однако бандиты-рыбкинцы также беспощадно грабили население. Орудовали в окрестных сёлах, в Тиму, наведывались в Репецкие Бутырки, Пузачи, но Репец обошли стороной. Хотя "Рыбчёнка" жители Репца видели не раз в Харитоном логу.

Слышал я рассказы стариков о кулачных боях в Репце. Мужики, парубки центра села, Луговки и Заосколья, Угла сходились у перешейка Оскола. И нещадно бились. До боли, до крови. Но никто никого не был убил, не изуродовал. Синяками да шишками отделывались. Это была забава, в которой мужчины должны показать молодецкую удаль. Затухали бои, и жители села не помнили обид друг на друга. Запретили такие драчки лишь в 30-е годы.

Кулачки утвердились ещё в древней Руси. Считалось, что каждый мужчина должен владеть ратными навыками. Бои шли "стенка на стенку", "один на один". Начинали поединок подростки, затем кулаки в ход пускали парубки, следом добры молодцы - женатые. Строго соблюдалось правило: лежачего не бьют.

Репец - село бедное. Местность степная, лес на вес золота. Я не раз с интересом наблюдал, как ломают старые избы. Целые брёвна были лишь в первых венцах, а стены забраны деревьями с берегов рек Оскол и Репец, из болота, в том числе таким сорным древом, как ольха. Лишь после войны, особенно в 60-е годы, здесь стали появляться новые просторные дома-красавцы. А то стояли хаты. Так на Украине и юге России называли крестьянское жильё. "Моя хатёнка" - обычно говорили односельчане. Малая, с соломенной крышей, крохотными оконцами. Мазанками называли ещё: брёвна обмазывали летом глиной, потом белили. (Смотрите фото ХАТЫ СЕЛА РЕПЕЦ на странице 7). Фундамента у таких изб не было - брёвна клали прямо на землю. И дощатых полов внутри не было, они были земляные. В хате была лишь одна комната. Стояла печь, на ней спала чуть ли не вся семья. Стояла одна кровать. Молодожёны ночевали, даже в лютые морозы, в амбаре или клети, на сене или соломе. Ватное одеяло вечером грели на печи. "И не холодно было?" - спросил я как-то у старой односельчанки, рассказывавшей мне о своём житье-бытье в молодости. Она лукаво улыбнулась: "С моим Иваном и в лютый мороз не озябнешь!".

Хатку хозяин утеплял снаружи, соорудив завалинку из всякой всячины. На ней можно было и посидеть.

В сенцах с осени до весны стояла корова, тут же был и хлев для овец.

Власть к Советам перешла во всех уездах Курской губернии в ноябре-декабре 1917 года. А в Тимском уезде, в том числе и в Репце, - лишь в январе 1918-го. В Репце смена власти прошла тихо, мирно. Помещика в селе не было (наши предки были в это время государственными крестьянами), жечь усадьбу не требовалось.

Самым добротным в Репце с начала 20 века был дом ( с железной крышей) Махрина Егора Климентовича - моего дедушки. Он при царе был урядником, тоже, что участковый милиционер при Советской власти. Как государеву человеку, ему выделили лес. Основа дома - дубовая, а далее положена сосна. Большая часть - сени, где стояла зимой корова, содержались поросёнок и овцы. Меньшая - горница с мощёным досками полом. Как о великой трагедии рассказывал дед мне о событиях 20-х годов: "Зависть людская жгла иным соседям душу, что у меня такой дом. В разгар зимы записали меня, как царского офицера, урядника, в богачи и экспроприировали жильё. Семью с четырьмя детьми выбросили на улицу... ". Заступился за несчастных окружком ВКП(б) (Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков)). И они вернулись в дом. Двор бывшего урядника селяне называли Стражниковым.

Дому свыше ста лет, а он и поныне крепок, хотя уже давно пустой, неухоженный.

В 1930 году по решению Комитета крестьянской бедноты в Репце был раскулачен Пётр Петрович Горожанкин, живший на Угле. Впрочем, звали-величали его односельчане не по имени и отчеству, а по прозвищу - Полковник. К царской армии он никакого отношения не имел. Не взяли Петра на службу, потому как макушка отстояла от земли на неполных полтора метра. А гонору у этого недомерка-коротышки было очень много: куда тебе, Наполеон! Ну и прозвали сельские остряки мужика Полковником.

-Но работник он был великий! - рассказала мне Анна Андреевна Горожанкина ( смотрите фото на 16 странице Дневника) - Рубахи на нём гнили от пота. Чуть кто из из мужиков угодит в беду - он тут как тут: "Продай землицу!" Скупил боле 100 десятин лугов и пашни. Посадил большой сад. Яблоки сорта апорт - крупные, ярко красные, и пахучую курскую антоновку возил продавать в Москву. Держал пасеку, гусей и уток, лошадей, двух коров, много овец,уйму собак. Имел мельницу- крупорушку. Женщин нанимал на работу, они кляли его, что платит им за труд копейки. Село не любило Полковника.

Доход от хозяйства Полковник вкладывал только в золото. Жил с семьёй в отцовской хате под соломенной крышей. Двух дочерей и жену не баловал одеждами. Всё - в "жёлтого дьявола". Лишь при Советской власти, в середине 20-х годов начал строить в стороне от планта новый дом. И Анна Андреевна , и её однофамилец Владимир Горожанкин рассказывали такую историю.

Под первый венец сруба, как принято, положил по углам монеты. На счастье, на долю. А мужики-сторители объегортли Полковника: тайком от него подняли лесины, вынули те монетки. Пропили. Тем и обрекли, считают, и дом, и самого богатея на беды.

Дом люди назвали несуразным. От крыльца до стены тянется коридор, а слева - две длиннющие комнаты. Справить новоселье семья Полковника не успела. Сослали. Хоромину власть отдала под Углянскую начальную школу. Когда её закрыли, хозяйкой списанного с баланса сельсовета дома стала бывшая техничка школы Анна Андреевна Горожанкина.

Увезли кулака из Репца. Но по пути в Сибирь он на какой-то железнодорожной станции пошёл за кипятком и исчез. Односельчане рассудили: "Золото у богатея было, откупился".

-Вскоре жена и младшая незамужняя дочь Полковника уехали из Репца. С тех пор о них не было ни слуху, ни духу. И вот в прошлом, 2003 году, подходит ко мне женщина. Говорит: "Здравствуйте, я внучка Полковника. Шурой меня называйте". Оказалось, семья нашла прибежище в Узбекистане - рассказала мне Анна Андреевна. - За "несуразный" дом ей государство выплатило крупную компенсацию.Хватило на квартиру под Москвой. Но жители Угла считают: приехала, достала золото, припрятанное дедом-кулаком, вот и купила жильё.

"Дом с золотым дном" - так односельчане называли хоромы Полковника. Молва утверждала, что он успел припрятать драгметалл перед арестом.

18 июня 2019 года хранитель фондов Мантуровской Межпоселенческой библиотеки Нелли Тененева передала мне по электронной почте историю Репца по воспоминаиям старожилов (читайте на странице 40). В ней говорится, что кроме Полковника в селе раскулачили и других зажиточных крестьян: Василия Ильича Горожанкина, Григория Евдокимовича Макаева, Ивана Васильевича и Тимофея Васильевича Горожанкиных.

В 20-е годы в Репце было три коммуниста: М. А. Логачёв, Т. А. Иванников, А. М. Панков.

Топили хаты до 60-х годов, когда стали завозить уголь, торфом. Им Репец был богат. На правой стороне реки Репецкая Плата долго добывали это топливо. Было даже торфопредприятие - заготавливало торф для организаций, школ района. В июне колхоз выделял два-три дня, чтобы жители села накопали себе торфа на зиму. В 50-е годы торф начали копать уже на правой стороне реки Оскол - на лугу.

В 60-е годы хаты Репца хозяева ломали и строили рядом дома с полами и шиферными крышами. Деньги брали на новостройки с огородов. Благо, они по пятьдесят соток. Сажали картофель, в сентябре выкапывали, грузили клубни в машины колхоза или "Сельхозтехники" и везли продавать в Донбасс. Две-три поездки - и вот уж стоит дом.

Некоторые молодые люди вербовались на лесозаготовки в Кировскую или Архангельскую области, зарабатывали кубометры на новый дом.

В 70-е годы средства на добротный дом механизаторы, животноводы зарабатывали уже в колхозе.

На планте Репца (плант - так называлась главная улица в сёлах Оскольского уезда с 17 века), от Кутка до Новосёловки, было несколько колодцев. Три - журавлиные. Но на варево и питьё люди ходили всё же по воду в колодцы у Оскола и Репплаты. Хотя от домов Бакшеевых - Мелентьевых это далековато, все полкилометра. К тому же идти приходилось под крутую гору. Зимой было особенно тяжело да опасно шагать с вёдрами на коромысле по снегу и гололёду. Но шли. Даже когда в селе появился водопровод. "Живая вода из колодца не ровня трубной" - уверяли односельчане.

Особой славой пользовался Чурилин колодец (дед Чурила получил такое прозвище, видимо, от курской фамилии - Чурилов). Он поил и меня. Бегал по воду с ведёрками (коромысло не брал) и в детстве, и потом, когда приезжал на родину на побывку. Родник бил из-под земли прямо у слияния двух рек - Оскола и Репплаты. Под огородом деда по прозвищу Чурила. Жена его умерла рано и он доживал жизнь вдовцом. Он и обихаживал колодец своего имени. Подновлял сгнившие венцы, всегда почему-то осиновые. Да и было их немного - три-четыре. Так что черпать водицу было легко - прямо ведёрком, нагнувшись над невысоким срубом.

В жару люди черпали ключевую или прямо ладонями, лопушком, капустным листом. Отвернул края листа, сделал "ободок", сомкнул края - готова кружка, пей на здоровье.

Когда на лугу закипали в июне сенокосы, мы, мальчишки, носили косцам воду в лужёных ведёрках. Чурилинская явно впитывала в себя запахи луговых трав. А, может, это лишь чудилось косцам, когда они, охая и ахая, пили прямо из ведёрка, нахваливали:

-Ах, хороша и сладка!

Случалось в веках так, что у одно в хате пусто, у другого - густо. Но всех, и состоятельных, и бедных, выпоил этот колодец.

Я исколесил весь СССР. Встретив земляка, непременно слышал вопрос: "Как там Чурилин колодец - жив, поит людей?".

Не раз слышал такие рассказы земляков. Занемогла старуха, в молодости выданная замуж в Останино, Быстрец или Репплату, послала мужа или сына за лечебной водой из Чурилина Колодца. Привёз, попила жена - и, чудеса да и только! - полегчало. Старожилы-земляки объясняли это так: "Верно, целебная водица - она тут живая!"

Думаю, этот культ воды у нас в генной памяти - от праотцов-язычников.

Когда проложили по селу новый водопровод, из пластиковых, не ржавеющих труб, постаревшим жителям села стало морокой топать за полкилометра к Чуриле. Постепенно начал зарастать родник, венцы сруба сгнили, их никто не подновлял. Вода застаивалась, теряла родниковую свежесть. В 2004 году, приехав в Репец, я, конечно, пошёл с ведёрком к любимому колодцу. Но на его месте лежала борона (оказывается, по пьяни, не один человек падал в воду, вот и прикрыли от беды).

Что ж: колодец жив, пока людей поит.

Этот водяной ключ у слияния Оскола и Репплаты (Репца) наверняка поил и первых поселенцев будущего села в середине 17 века. Иссяк через 250 лет. Сколько же тысяч и тысяч репчан радовал живой водой!

Я пошёл в первый класс Репецкой семилетней школы в 1948 году. Моими первыми учителями были жительницы соседней деревни Выселки, что прямо за Репплатой (рекой), Прасковья Антоновна и Дарья Васильевна (их фамилий, увы, не помню). В старших классах меня учили, опять же жительницы Выселок (Гуслей), Мария Матвеевна Полозова и её дочь Римма Васильевна, преподававшая русскую литературу и привившая мне любовь к родному слову (благодаря этому я окончил факультет журналистики Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова). Зинаида Михайловна Тулинова, жительница Репца, помогала осваивать премудрости математики. Директором являлась Капитолина Ивановна Сотникова - жительница села Знаменское нашего же Ястребовского (в то время) района. Уверен, бывшие их ученики помнят, как и я, эти имена наставников.

На моём веку мукой, крупой жителей Репца обеспечивали две колхозные водяные мельницы. Одна стояла на реке Оскол и называлась Ладонкиной (видимо, по фамилии хозяина в царское время). Вторая - на реке Репецкая Плата рядом с хутором Старые Лески. У неё тоже было имя собственное - Адамова, знать, по имени владельца. Вода ворочала их жернова до начала 70- годов прошлого века. Приговор им подписала мельница электрическая, построенная в центре села. Эта умерла около сорока лет назад. За ненадобностью: муку люди стали покупать в сельмаге в пакетах и мешках.

В 1929 году в селе была проведена коллективизация крестьянских хозяйств, созданы колхозы. В самом Репце - "12 лет Октября", в Заосколье - "Труд пахаря", в Угле - "Надежда пахаря", в Луговке - "Политсовет", в Кулиге - "Волна революции", в Савиловке - "Красноармеец". В 1959 году эти хозяйства, а также хуторов Кулига, Савиловка объединились, и новая сельхозартель стала называться "Родиной". В 1958-ом к ней присоединился колхоз деревни Безлепкино - так народилась "Искра", название это - в честь ленинской газеты, первый номер которой вышел 5 мая 1912 года.

Земельный клин "Искры" - 4 658 гектаров.

Колхоз - значит, коллективное хозяйство. Сельскохозяйственная артель. Потому-то, в отличие от единоличных хозяйств, многие работы выполнялись сообща, всем миром. Мне запомнились 50-е годы прошлого века. Самое яркое и светлое воспоминание детства - скирдование соломы. Июль, жара. Копны соломы, ржаной или пшеничной, выстроившиеся в ряд после копнителя комбайнов, женщины, мы, подростки, вилами подавали мужикам на возы. Кони двигались в центр поля - к месту, где клали стог. Там были женщины и мужчины и они подавали солому наверх.

Самое большое крестьянское искусство - вершение стога. Надо было уложить, утоптать солому так, чтобы ни ветры её не сдули, ни осенние дожди не промочили. Доверяли это дело только самым умелым мужикам.

Работа затихала к вечеру, когда опускались сумерки. И тут начинался стихийный концерт. Самые певучие женщины Репца садились на солому и начинали петь. Не помню какие именно звучали песни. Помню их тональность - не звучные, разудалые частушки, а протяжные, просветлённые чувством радости от рабочего дня, от красоты вокруг: луна, небо в сполохах сухих гроз и терпкие запахи высохших трав. Вот уж поистине, трогали человеческие голоса душу! И запали в мою навсегда.

В начале 90-х в России провели деколлективизацию. Поля "Искры" поделили на 757 паёв. Везде колхозы и совхозы распались, а в Репце 25 декабря 1992-го образовалось СПХТ (колхоз) "Искра" (официальное название). То есть - сельскохозяйственный производственный кооператив "Искра". Его возглавил бывший председатель колхоза Козлов Виктор Иванович, уроженец соседнего села Екатериновка. Талантливый хозяйственник! Он взял в аренду угодья пайщиков. Обеспечил работой и куском хлеба 160 человек.

Но вот вернулась из Репца Юлия Котлуярова, сообщила мне 6 июня 2018 года: " Фермы закрывают, коров вывозят, к концу лета в СХПК (колхоз) "Искра" уже ничего не останется".

В последние годы земельные доли бывших колхозников активно скупала, как говорят земляки, Москва. За пай в шесть гектаров давали ... по 170 тысяч рублей. (Вот как дёшевы ныне тучные курские чернозёмы, на которых, утверждал писатель, воткни оглоблю - вырастет телега). Вот и похоронила "Москва" бывший колхоз "Искра" - кормильца людей... "Репец стоит на месте, но произошли большие перемены. СПХК (колхоз) "Искра" уже нет. Земли (паи), больше половины, проданы ООО "Луч" - сообщил мне 5 декабря 2018 года глава администрации села Репец.

В июле 1942 года в Репец пришли оккупанты. Мадьяры. Отступая, украли из церкви древние иконы.

Оккупанты нашли в большом селе единственного прислужника-предателя. Из двора, который Репец презрительно обозвал так: Симаки. Жили они в Кутке. Очень были задиристые, с великим апломбом. Видно, это и толкнуло одного из Симаков прислуживать врагам: из грязи да в князи - как же, начал командовать селом. Когда фашисты побежали под напором наших воинов, побежал вместе с недругами и Симак. И как в воду канул. Я расспрашивал не раз старожилов, как звали подонка. Никто не вспомнил. А, может, не захотели люди произносить имя предателя. Забыли - и всё тут. Нечего память марать мразью. Симак - этим всё сказано!

После войны прошёл слух в селе, что Симак живёт у своих родственников в Кадиевке. Участковый милиционер Иван Васильевич Войнов говорил, что КГБ искало оборотня. Но не нашло, видно, он сменил фамилию, добыл поддельный или чужой паспорт. Лишь в 80-е годы Симаки проговорились, что изменник да, жил в Кадиевке, там и сдох. Вечное проклятие предателю!

С войны не вернулся домой 391 житель Репца (среди них мой отец, дед, три дяди). Во славу их в центре Заосколья (теперь это центр Репца) возведён памятник Воинской Славы - воин с поднятым вверх автоматом, символом Победы (смотрите на странице 4-5 снимки Dim ev).

Великий скорбный список для одного села! 391 жизнь оборвали фашисты. Обрекли быть солдатскими вдовами 391 женщину-мать, стать сиротами сотни детей фронтовиков. Не дали появится на белый свет новым сынам и дочерям, внукам и правнукам, пра-пра, пра-пра... И нет им числа! Обрубили ветви родового древа Баклановых, Бакшеевых, Коршиковых, Махриных... "Ах, война, что ж ты сделала, подлая!" - сами собой всплывают в памяти строки Бориса Окуджавы.

Вечная память землякам, павшим на фронтах Великой Отечественной!

Внимание! Полный список жителей Репца, погибших на фронте, смотрите на странице 4-5.

В боях за Безлепкино в 1943 году погибли, по данным Мантуровского райвоенкомата, 70 красноармейцев. (В решении Курского облисполкома № 382 от 14 июня 1979 года о памятниках местного значения записана другая цифра: "Захоронено 165 человек"). Они обрели вечный покой в Безлепкине в братской могиле. Над ней с 1957 года возвышается скульптура "Скорбящая мать". Известны фамилии 32 павших на поле боя бойцов. Раньше поклонится долу сюда приезжали жёны, дети солдат. Ныне едут правнуки.

А 38 защитников Отечества, по сведениям райвоенкомата, лежат в земле сырой безымянными... Как это в русской народной песне?

И никто не узнает, где могилка моя.
И никто не узнает, и никто не придёт.
Только раннею весною соловей пропоёт.

Знаменитый голосистый курский соловей пропоёт...

Репецкий сельсовет со дня образования располагался в самом Репце, в доме бывшего священника Дмитриевской церкви ( под окном рос каштан, единственный в Репце). Здесь же ютились почта и библиотека. В 80-е сельсовет переехал в новый щитовой домик, построенный для него в Заосколье Здесь же давно обосновалось в кирпичном здании правление колхоза, а вместе с ним и почтовое отделение. Рядом - сельский клуб с библиотекой. Так что центр села Репец с тех пор в Заосколье. Он переместился туда в конце 70-х, потому что здесь проходит дорога Старый Оскол-Тим, а сам Репец оказался в стороне от неё, притом за Осколом.

Поэтому ныне в Заосколье, ставшим центром села Репец, больше всего народа - 234 человека, в Безлепкино - 140, на хуторе Угол - 106, в Луговке - 74, Кулиге - 28, в Савиловке - 23. А на "бугру" - то есть в самом Репце, - 105. Всего ( с учётом жителей Разбираевки и Криволаповки) -850 человек. Женщин везде больше, чем мужчин. Трудоспособных - 250. Детей в возрасте до 18 лет - 177. Эти данные приведены на официальном сайте администрации "Репецкий сельсовет" Мантуровского района.

Глава администрации сообщил мне 5 декабря 2018 года: " С начала нынешнего года умерли 12 человек, а родился 1 младенец"...

Дорогие земляки! Пришлите, пожалуйста, фото сельсовета в Репце с каштаном под окном. Он был много десятилетий центром жизни села и памятен многим уроженцам поселения. Всем будет радостно увидеть вновь здание с пристройкой - широким крытым крыльцом на высоких опорах-столбах,

Уверен, уроженцы Репца, давно не бывавшие здесь, порадуются, узнав такую новость: в 2007 году в село пришёл долгожданный газ.

Дмитрий (Punchik) в письме на электронную почту спросил: "Не помните ли легенды села Репец?". Сразу я ничего не вспомнил. Но вскоре получил письмо, напомнившее одну то ли быль, то ли легенду. От жительницы Самары Натальи ( дневник ВГД - Schuttenhoft) :" Огромное спасибо за подборку сведений о селе Репец, о Коршиковых. Наши Коршиковы из Безлепкино. Поиск Коршиковых веду давно, пока безрезультатно. Не встречали ли вы по Репцу Коршиковых - Максима Романовича, Григория Романовича, Ивана Романовича 1921 г. рождения? На ОБД есть Коршиков Дмитрий Романович 1901 г.р., с. Репец, погиб в 1942 г. Жена Евдокия Васильевна. Наш ли? ".

Следом от Натальи пришло дополнение: "Коршиков Григорий Романович переехал в Москву, был отличным сапожником. Жил рядом с Кремлём. Мой муж часто ездил к деду Грише. Прекрасно помнит его рабочую комнату, разные машинки по шитью кожи. Шил не только сапоги, но и плащи, куртки, френчи - по заказу правительства. Вроде самому Сталину сшил сапоги (может, быль?)". Григорий Романович, пишет, умер, его уже не расспросить.

Только тут я вспомнил восторженные рассказы земляков, что репецкий умелец-башмачник шил сапоги самому Иосифу Виссарионовичу. Гордились: знай , мол, наших! Вполне это может быль. Зачем было моим землякам придумывать историю с вождём? Тут, как говорят юристы, нет мотива "преступления".

Правда, в столице обувных дел мастеров России - Кимрах довелось слышать, что именно их кудесник обувал вождя. Тоже, может, быль. Не единственные же кожаные сапоги были у генералиссимуса?!

Уважаемые жители и уроженцы Репца, Безлепкино, может, кто-то из вас знает потомков Коршиковых - Максима Романовича, Григория Романовича, Ивана Романовича? Откликнитесь!

Жило в Репце сказание старожилов о местных Ромео и Джульетто.

Через дорогу от сельсовета стоял дом Баклановых (Турчёнковых) - Иосифа Афанасьевича и Александры Васильевны. Я дружил с их сыном Геннадием, ставшим лётчиком (заболел и рано ушёл из жизни), и дочерью Ниной, окончившей юридический факультет Воронежского госуниверситета. Слышал от людей, что их отец, комсомолец, в 20- годы посылал сватов в семью здешнего священника, прося руки их дочери. Её отец и слышать не хотел о будущем зяте комсомольце-безбожнике. И тогда Иосиф " украл дочь попа Дмитриевской церкви и тайком от её родителей обвенчался в другой церкви - села Стужень". Женщины судачили: "Украл! Ну была бы красавица, а то...". Я уже забыл было подробности этой любовной страсти, как вдруг недавно прочёл на сайте "Горшки" Неофициальный сайт рп Горшечное" "Историю Покровского храма, что в селе Кунье". В ней как раз рассказывается о Иосифе.

"Это был очень интересный человек. В своё время Иосиф взял себе в жёны Александру, дочь местного священника Василия Севостьяновича Алпеева. Все были против этого брака. И члены комсомольской ячейки, в которой состоял Иосиф, и отец избранницы. Батюшка с матерью установили за дочерью постоянный контроль и никуда от себя не отпускали. Однажды во время церковной службы Александра пожаловалась матери на головокружение, вышла из храма и исчезла. Когда отец Василий закончил литургию и собрался на поиски дочери, ему сообщили, что она обвенчалась с Иосифом в другом селе. Родство с духовенством и венчание негативно сказалось на карьере молодого комсомольца Бакланова. На какое-то время он даже вынужден был уехать из родного села. Однако потом всё улеглось".

Родители отвернулись от дочери, но когда у неё появились дети, сменили гнев на милость.

В Кунье жила старшая дочь Баклановых Вера (по-моему, учительница), вот почему там сохранилась память о всепобеждающей любви Иосифа и Александры.

Судьба Василия Алпеева трагична. Он родился в Репце в семье крестьянина-батрака в 1882 году.В 1904 году окончил учительскую семинарию, и стал преподавать Закон Божий в Репецкой церковно-приходской школе. С 1912 года был сначала псаломщиком, а затем диаконом церкви села Вязное Щигровского уезда. Здесь в 1920 году стал священником. Вернулся в Репец, 9 лет прослужил в храме родного села. В 1930 году - настоятель храма села Салтыковка (ныне Губкинский район). В ноябре 1938 года его арестовали. В 1939 году приговорён к 8 годам исправительно-трудовых лагерей: "Член контрреволюционной церковно-монархической группы, антисоветская агитация".

Отбывал наказание в ИТГ посёлка Котомыш Молотовской области (Пермский край), Усольлаг. Умер 15 сентября 1942 года. Причина смерти: "старческая дряхлость". 29 августа того года ему исполнилось 60 лет.

Реабилитирован в 1989 году.

В печатных и интернетовских книгах рассказывается, что дочь Раиса искала следы отца в Усольлаге. Приводятся слова старого охранника, предположившего, что Алпеев (он его не знал) мог замерзнуть в вагоне при переправке в другой лагерь. Но это домыслы. Я указываю дату смерти по официальной справке Гуфсина России по Пермской области № 60 /41/19 от 26.09.2008 года.

Отъезд из Репца стал для Алпеева роковым: донос на него написали жители чужой Салтыковки, а не отчего села. Причина отъезда в 1929 году? Возможно, одна из них прослеживается в статье священника Владимира Русина на информационном портале "Православное Осколье": " Девять лет он служил в храме родного села, видя, как стремительно оскудевает вера в душах односельчан... Безбожными становились и некоторые выпускники церковно-приходской школы. И отцу Василию было очень больно видеть, что его вчерашние ученики так плохо усвоили содержание уроков".

У него была жена Прасковья ( смотрите фото на стр. 16) и трое дочерей. Одна из них - Александра (Джульетта).

Чета Баклановых до старости сохранила заботливое отношение друг к другу. Село завидовало: "Он за всю жизнь голоса на жену не повысил!". Иосиф Афанасьевич выделялся в Репце своим видом: картуз не носил, в тёплое время года ходил в шляпе. На крестьянина, мужика не походил, скорее - на сельского интеллигента. Любил читать книги, выписывал газеты. У глухого дощатого забора, единственного в селе, смастерил лавочку. Выходил на плант, чтобы поговорить с прохожими "за жизнь". Комсомолец 20-х годов и "дочь попа" не были набожными. И дети их, как и почти все в ту пору, выросли атеистами.

Репрессирован был ещё один священник уроженец села Репец - Яков Ефимович Панков 1876 года рождения. Служил в церкви села Волобуево (ныне Рыльского района). 10 ноября 1929 года на общем собрании прихожан сложил с себя сан священника, заявил: "Призываю всех священников оставить дело одурманивания народа и последовать моему примеру". Уехал в Донбасс. Но здесь жизнь не заладилась, и Яков вернулся в родную область. Устроился псаломщиком в храм села Нижнее Гурово (ныне Советский район). В августе 1937-го был арестован вместе с настоятелем церкви Александром Щербаковым. На допросе Панков заявил, что "служил техническим исполнителем религиозных обрядов". Приговор обоим : 10 лет лагерей.

Умер Я.Панков в курской тюремной больнице 4 сентября 1938 года. "От старческой дряхлости и декомпрессионного миокардита", как записано в одном из документов архива УФС РФ по Курской области. Ему было 62 года.

Реабилитирован в 1989 году.

В том же году реабилитирован и третий репрессированный уроженец Репца - Филатов Павел Елисеевич 1884 года рождения. Образование начальное, работал завхозом колхоза. 22 сентября 1937 года был арестован, приговорён у 10 годам лагерей. В "Книге памяти Курской области" возле многих фамилий есть страшные пометы: "Расстрелян", "Умер в ИТЛ". Возле имени нашего земляка их, к счастью, нет. Но ничего не сказано о его дальнейшей судьбе. Может, кто-то из жителей или уроженцев села напишет в Дневнике, посчастливилось ли Павлу Алексеевичу выжить?

В интернете есть "Расстрельные списки" жертв репрессий. Есть в них жители Старооскольского района. Но больше всего уроженцев Алтайского края и Томской области - потомков переселенцев из Репца и других поселений Курской области.

В 1956 году нам, студентам и сотрудникам Старооскольского геологоразведочного техникума, секретарь партком зачитал закрытое (оно не было напечатано) постановление XX съезда КПСС о культе личности Сталина. Факты, цифры доклада Хрущёва ошеломили меня. Приехав домой, я рассказал о тех фактах деду - Егору Климоновичу. Он сказал, что в 1937 году "чёрный воронок" забирал и врагов советской власти, и невинных людей. Помню, он назвал какое-то имя, возможно, как раз Павла Филатова: " Сболтнул лишнее в разговоре на колхозном дворе, кто-то написал донос, ну и загремел в лагеря по статье "антисоветская агитация". На этом примере учил меня "держать язык за зубами".

На моём веку в Репце было до шести-семи, сколько припомнил, психически больных людей. В Новоселовке жила Клава-Волоконушка. Природа от рождения изуродовала не только её психику, но и лицо. Когда выпивала самогон, буйствовала, кричала.

Горькую память оставил о себе юродивый по прозвищу Комаров (кажется, звали его Алексеем). Мать Фёкла Мелентьева родила его, как говорится, в девках, дала ему свою фамилию. Но к сыну прилипло Комаров да Комаров (это - фамилия учителя Безлепецкой школы, отца Комарова, грех его молодости). Чудачества юродивого были тихие. Клавдия Алексеевна Мелентьева, хата которой стояла рядом с избой Фёклы Мелентьевой, рассказала мне: " В войну посыпались с фронта похоронки. Комаров норовил ухаживать и за солдатками, и за девками, но, конечно, получал отпор. Так он не раз стращал гордых, мол, вот погибнут все ваши мужья и женихи, так я накажу матери посадить меня в яму, прикрыть сверху попоной. И будете приходить, платить денежку за то, чтобы только поглядеть, как выглядит мужик.

Такая вот горестная история о войне.

ДЕРЕВЯННУЮ ЦЕРКОВЬ ТАТАРЫ СОЖГЛИ ВМЕСТЕ С ПРИХОЖАНАМИ

Бабушка Олимпиада Тимофеевна Попова, дожившая до 100-летия, рассказывала мне в 50—е годы прошлого века, что сначала в селе церковь была деревянная. В один летний день нагрянули татары. Закрыли дверь храма, где шла служба, и подожгли. Всегда со слезами на глазах говорила: «Сгорело заживо немало прихожан».

На официальном сайте «Репецкий сельсовет» изложена несколько иная версия трагедии: «На день Святой Троицы татары согнали в церковь большинство жителей и подожгли. От алтаря остался один только камень, который хранится во дворе новой церкви».

Деревянная церковь стояла не на "бугре", где теперь возвышается каменная, а в начале проулка к дому Шахтёра. Здесь же было в старину и кладбище. Когда по главной улице прокладывали новый водопровод, экскаваторщик выкапывал гробы. Я был тогда в селе и видел их. Необычные: не из досок, а долблёные - из стволов вязов.

В книгах, документах, на сайтах администрации Мантуровского района и «Репецкий сельсовет» видел я дату освящения Дмитровского храма села Репец: 1801 год. Но с детства помню цифры, выложенные кирпичом над входом в неё: 1911. Что за загадка?

Разгадать тайну кирпичных цифр на церкви, помогла сотрудница Курской областной библиотеки им. Н. Н. Асеева Елена Чурилова. Прислала фотокопию некоторых страниц книги «Из истории храмов Курской епархии», изданной ОКУ «Госархив Курской области» в 2014 году. Приведу факты из неё.

В справочном издании Курской епархии и исторических документах церковь с. Репец именуется двояко: Димитровская, Дмитриевская (ныне её чаще всего называют так: церковь великомученика Димитрия Солунского). Первое упоминание о ней – в «Топографической описи» 1784 года: "...Во оном селе церковь деревянная во имя святого великомученика Димитрия". В "Справочной книге о церквах, приходах и причтах Курской епархии за 1908 год " речь идёт уже о каменном храме села Репец: «В 1801 году тщанием прихожан построена каменная церковь с каменной колокольней в единой связи». В документах Курского облисполкома названа иная дата постройки: 1825 год (полагаю, это ошибка). В облгосархиве хранится документ о том, что в 1908 году Курская духовная консистория передала в Курское губернское правление проект на расширение церкви. 21 мая того же года он был утверждён. Выходит, кирпичные цифры над входом в храм, врезавшиеся в мою память с детства, извещают, что в 1911 году возведена пристройка.

В названном мною издании Госархива Курской области, в постановлении губернатора о реестре культовых памятников истории регионального значения от 30 октября 1998 года (№ 566) называется ещё одна дата постройки церкви села Репец - 1761 год. Откуда взята??? ( Под охрану, разумеется, взята кирпичная - 1801-1911 годов возведения, трёхпрестольная).

Форумчанин Punchik написал: "Видимо, дата - 1761 год - просто ошибка".

Церковь необычной архитектуры. Трехпрестольная. Освящена в 1801 году как храм Димитрия Салунского. В день его рождения - 8 ноября - в приходе престольный праздник. Позже, в 1911 году, пристроены два придела, левый - в честь Пресвятой богородицы Иверской Божьей Матери, правый - преподобного Серафима Саровского.

На выгоне за нынешним кладбищем видны углубления, поросшие травой. Я думал - это окопы военных лет. "Нет - возразили старожилы - Прадеды сказывали: на этом месте в конце 17 век, когда начинали строить Дмитриевскую церковь, действовал временный кирпичный завод. Стояли сараи для формовки и сушки кирпича, обжигательные печи - на дровах. Глину, песок добывали тут же, благо, их много кругом. Смешивали с водой. Потом "завод" воскрес, когда возводили пристройку к храму - в 1911 году. Он весь сложен из местного кирпича, обожжённого накрасно".

Юлия (Yulua_Kotlyarova), для которой Репец родное село и она усердно собирает сведения о нём, кроме цифр над входом в храм заметила ещё и буквы: И Ф А. Написала в моём Дневнике на форуме (смотрите фото на стр. 10):" Там инициалы Адамова Ивана Фёдоровича, что пожертвовал деньги на пристройку церкви". Адамова мельница на реке Репплата, выходит, принадлежала ему и люди окрестили её так не по имени, как предполагал я, а по фамилии владельца. Село сохранило память о нём в названии мельницы и пруда.

Позже Юлия прислала мне "Историю церкви", электронную версию МОУ "Безлепкинская основная общеобразовательная школа". Там есть такие строки: "В 1911 году была возведена пристройка к храму на средства помещика Ивана Фёдоровича Адамова, который жил в деревне Лески. Ему принадлежали земельные угодья и водяная мельница на реке Репецкая Плата".

В этой, школьной, истории храма приводятся воспоминания Панкова Афанасия Ильича (родился в 1883 году), переданные его детьми:"Новую каменную церковь строили всем миром. Кирпичи изготавливали местные крестьяне. Они ходили по дворам и собирали куриные яйца. Эти яйца добавляли в раствор. В этом заключается секрет прочности церкви. Место для церкви выбрали самое высокое, удобное и спокойное, где всегда ложились овцы".

В 1887 году в Репце и Безлепкине были открыты церковно-приходские школы. В 1916-ом в Репецкой учились 17 девочек и 15 девочек, в Безлепкинской - 18 девочек и 22 мальчика. Действовали также земские школы: 1-я Репецкая с 1906-го, вторая - с 1914-го и третья - с 1902 года в деревне Становые Лески.

В" Истории церкви" читаю:" Священник Дмитриевской церкви (фамилия не установлена) преподавал в той церкви Закон Божий". Так вот сообщаю: "Заведующим двух церковно-приходских школ с 1910 года состоял священник Иван Петрович Аббакумов, в Репецкой земской школе он преподавал Закон Божий". Эти сведения содержатся в документе Государственного архива Курской области: Ф. 483. Оп.1.Д.48. Л. 15 боб. 157. Это же написано в упомянутой мною книге "Из истории храмов Курской епархии" . Курск, 2014 год.

Василий Алпеев с 1904 по 1912 год ( в этот год он уехал жить в село Вязовое под Щигры, где сначала был псаломщиком, а затем диаконом. В 1920 году стал священником и вернулся в Репец)) в Репецкой церковно-приходской школе преподавал Закон Божий.

В Государственной библиотеке России я нашёл научный труд, в котором утверждается со ссылкой на документы:"Священники церквей села Погожее ( здесь было две церкви) решили открыть церковно-приходскую школу для жителей сёл Прилепы и Репец. На строительство школьного помещения ими были выделены специальные средства".

Школу возвели рядом с Дмитриевской церковью. В ней было три класса, один - проходной, выходил окнами на кладбище. Именно в нём я учился. На странице 13 Дневника есть фото 1966 года, церковь со школой. Тогда она ещё стояла. Сломали, когда построили в Заосколье (1976 год) кирпичное здание.

В 1918 году началось создание советской системы образования, церковно-приходские и земские школы были ликвидированы.

В Репце, как и в других селах были созданы курсы ликбезы - ликвидации безграмотности. К 1938 году она - безграмотность населения - в СССР была ликвидирована. Правда, моя бабушка Дарья Ивановна Бакшеева до конца жизни не умела даже расписаться.

При Советской власти доступ к высшему образованию был открыт для детей рабочих и крестьян. Много гениальных учёных, конструкторов, инженеров, организаторов производства выросло из них!

Удобное место со свободной землёй, где были деревянная церковь, спалённая татарами, и старое кладбище, более двух столетий пустовало. Потому что жители Репца считали, как и вообще славяне, что селиться на костях предков предосудительно, счастья в таком жилье не будет. Лишь в начале века 20-го в прогалине между рядом хат, на отдалении от планта, появились дом Соловьёвых и хатёнка Шахтёра ( в 80-е он возвёл добротный дом рядом с мазанкой). Односельчане не одобряли выбор этого места для поселения... Хотя оба жилья срублены не в ряду других, как должно бы, а выпадают из него, отнесены к реке на добрых триста метров. Хозяева наверняка знали о строгом завете пращуров не тревожить прах усопших, потому и отступили от планта. Дом и хата поставлены рядом со старым кладбищем, на его восточной стороне, а не прямо на нём.

Там, где стояла деревянная церковь, был сад, а слева от него, где было старое репецкое кладбище, - огороды.

Однако, вопреки тому факту, что дом и хата стоят за кладбищем, досужая молва утверждала, будто именно на нём. О злом роке, преследующем тех, кто поселился рядом с могилами предков, старожилы Репца, помню, впервые заговорили в 50-е годы, когда юную обитательницу дома Соловьёвых Фаину (дочь учительницы Зинаиды Михайловны) поразила молния, девушка-красавица стала инвалидом, и вскоре умерла. Потом заговорили и в 60-е, когда в расцвете лет нелепо ушла из жизни жена Шахтёра Нюся (только так называли Анну, уроженку Стужня, в Репце) и он остался вдовцом с двумя малолетними детьми на руках - Галей и Александром. И уж совсем громко заговорили, когда трагически погиб 18-летний Александр, мол, дед зря поставил хату на погосте.

Три смерти, одна страшнее и нелепее другой, в двух стоящих рядом домах в течение всего-то 30 лет... Старожилы Репца, памятуя о грозном предупреждении праотцов, связали несчастье односельчан с карой небесной. О тех несчастьях, что в веках не раз обрушивались на обитателей других изб, при этом забыли. Так что, если отбросить мистику, полагаю, беды семей Соловьёвых и Шахтёра - стечение трагических обстоятельств. Не более того.

А моральную заповедь предков - коллективную мудрость веков - не селиться на костях предков, разумеется, надо блюсти.

На форуме ВГД часто встречаются вопросы типа: "Мои предки жили в селе Безлепкино, в метрических книгах какого прихода искать родовые корни?". Сообщаю: до 1922 года прихожанами Дмитриевской церкви села Репец, кроме его обитателей, являлись жители хутора Гусли (Выселки), деревни (деревни!) Безлепкино, Становые Лески (ныне Старые Лески), Алексеевка, Разбираевка. Всего - 565 дворов по данным 1882 года. Сохранившиеся метрические книги Дмитриевской церкви хранятся в Госархиве Курской области. За какие годы сохранились- читайте в разделе "Родословная моей малой Родины" "Истории курского села Репец".

В 17-18 веках наши предки находили вечный покой на погосте рядом с деревянной церковью, спалённой крымчанами. С 1801 года, когда освятили кирпичную Дмитриевскую церковь, кладбище появилось рядом с новым храмом. С тех пор наши родичи находят последний приют здесь. Кроме жителей Безлепкино (лишь уроженцев Репца хоронят на погосте у Дмитриевской церкви) и Разбираевки. У них своё кладбище - на разбираевской горе.

В клировой ведомости за 1916 год записано: в приходе 480 дворов, в которых проживают 2114 мужчин и 2036 женщин. Сравните: в «Памятной книжке Курской губернии на 1892 год» другие цифры – 1227 мужчин и 1236 женщин. Во время первой (и единственной) переписи населения Российской империи 1897 года в Репце жили 2007 человек. А в губернии - 2 371 012. Её население было крайне молодым. Люди от рождения до 30 лет составляли почти 70 процентов, а старше 60-и - всего лишь 13. Особенность демографии того времени: высокая, неограниченная рождаемость, раннее вступление парней и девчат в брак и малое число разводов.

Первый сильный отток сынов и дочерей Репца начался после Великой Отечественной войны. Люди хлынули в Донбасс. В здешних шахтерских городах и посёлках ныне обитает много тех, чьи родовые корни на берегу Оскола. Второй крупнейший отток произошёл в шестидесятые годы, когда начался бурный рост Губкина и Старого Оскола.

Мать моего одноклассника была сельским почтальоном. Нередко она просила нас, ребятишек, пробежать по Репцу и вручить письма. Они приходили со всех концов СССР, от Калининграда до Курильских островов. Вот как широко расселились сыны и дочери Репца! Уверен, им будет интересно узнать историю своей малой Родины, увидеть на фотографиях живыми односельчан, ушедших в мир иной.

В книге "Из истории храмов Курской епархии" есть сведения, что до революции Димитровская церковь владела 49-ю десятинами полевой и 17-ю сенокосной земли. Согласно декрету ВЦИК от 23.02 1922 года, её прихожанами было сдано 1, 70 денег серебром. Видимо, на нужды молодого советского государства.

В книге Госархива области читаю: "С 1937 года богослужения в храме прекратились, хотя официально церковь не была закрыта. Здание было занято под зернохранилище. Решение Курского облисполкома о закрытии Дмитриевской церкви с. Репец Ястребовского района было принято 9 сентября 1940 г. В документе отмечается плохое состояние здания: трещины на стенах, на колокольне наклон с восточной стороны до 20 см, повреждены стены колокольни при снятии колоколов... Сведения о дате возобновления богослужений в храме не выявлены, однако, начиная с 1952 года каменная церковь с. Репец числится зарегистрированной и действующей".

Никогда не слышал от односельчан, что церковь нашу закрывали. Наверное, именно поэтому "сведения о дате возобновления богослужений не выявлены". Если не закрывали, значит, и не возобновляли. Решение о закрытии, видно, осталось на бумаге. Да и то сказать - до Репца от облисполкома далековато... Примечательный факт. В интернете есть несколько сайтов о судьбе священника Андрея Москаленко, принявшем 16 октября 1946 года постриг в иеромонахи Николая. В частности, на сайте "Монах в собственном смысле этого слова - Форум Старого Оскола" читаю: " 25 февраля 1944 года владыка Питирим, опасаясь закрытия прихода, предложил отцу Андрею "немедленно приступить к обязанностям священника в селе Репец". В Репце Андрей Москаленко прослужил четыре года". Меня крестили в 1944 году. Видимо, именно он окунул меня в купель. Воистину, мир тесен!

"Опасаясь закрытия прихода". Значит, Дмитриевская церковь действовала, несмотря на постановление облисполкома. Но в 1944-ом не было священника -прежний то ли уехал, то ли скончался - и владыка Питирим перевёл отца Андрея из Валуек в Репец, опасаясь закрытия прихода, в котором нет священника.

В школьной "Истории церкви" утверждается, что служба в Дмитриевском храме возобновилась в феврале 1943 года, сразу после изгнания с территории нынешнего Мантуровского района немецких захватчиков.

Колокол с репецкой церкви сняли только один - большой. Отправили на переплавку: стране требовался металл, чтобы ковать из него оружие. Сняли, как явствует из постановления облисполкома о закрытии церкви, до 1940- го или в этом же году. На сайте же администрации сельсовета читаю: "Во время Великой Отечественной войны самый большой колокол был снят...". Это - неточное утверждение: не во время войны, а до неё.

В главной библиотеке России я нашёл сведения о патриотическом порыве земляков помочь увечным участникам Первой мировой войны. "В мае 1915 г. на лечение раненых ратников в церквах сел Гнилой Колодец, Успенское и Репец Тимского уезда собрано 500 рублей". А на госпиталь для воинов в один из дней в Дмитриевской церкви собрали покружечно (так сказано в документе) более трёх рублей.

Уроки в деревянной школе (бывшей церковно-приходской) рядом с церковью часто шли под доносившееся пение церковного хора. Запомнились мне и крестные ходы к реке Оскол, прямо у слияния с Реплатой, на Крещенье. Там во льду вырубалась иордань. Наш сосед – дедушка Степан, помню сызмальства, в зарослях ивняка на берегу раздевался, прикрывал левой рукой «срам» и степенно шел по льду, опускался в ледяную воду. Потом спешил домой. Человек он был непьющий, а тут выпивал гранёный стакан водки и лез на печь под овечий полушубок, чтобы согреться.

Сведений о сожжении крымскими татарами деревянной церкви с. Репец вместе с прихожанами ни в документах, ни в печатных изданиях я не нашёл. Крымские татары подходили к Осколу и в 1642, и в 1677 годах, но взять крепость им не удалось. «Летучие отряды» незваных гостей числом до шестидесяти- ста человек вполне могли прорваться в верхнее течение реки Оскол до села Репец. Ведь даже в 1680 году они совершили набег на Белгород и уезд. Сожгли семь церквей "неверных".

"История курского села Репец" размещена в Дневнике форума ВГД в апреле, а 11 ноября 2017 года Юлия (Yulua_Kotlyarova) прислала мне на электронный адрес копию страницы текста "Экономических примечаний Тимского уезда 1782-1797 годов", хранящихся в РГАДА. В этом документе о Репце написано:"Село по обе стороны реки Оскола церковь деревянная во имя великомученика Димитрия". Итак, в те годы 18 века храм был деревянный. Выходит, он был сожжён татарами после 1797-го? Или автор "Экономических примечаний" ошибочно назвал репецкую церковь деревянной?

В РГАДА хранятся ревизские сказки, другие документы 17-18 веков, в которых отражена история Репца. Но исполнены они русской скорописью. То есть, прочесть их невозможно, не освоив эту старинную "грамоту". Поэтому не стоит идти в этот архив древних актов, не освоив таинства скорописи. Как она выглядит - можно увидеть на странице 45- 46 "Истории курского села Репец".

"Перевод" русской скорописи могут выполнить сотрудники архива. Я поинтересовался, сколько придётся заплатить за список жителей Репца по переписи 1719 года. "Более 10 000 рублей" - услышал ответ.

ЗАПОВЕДНАЯ ЗЕМЛЯ, "СТРАНА ЖИВЫХ ИСКОПАЕМЫХ"

Самое дальнее репецкое поле ( в шести километрах от села) люди нарекли весьма красноречиво: Америка. Оно примыкает к урочищу леса у Екатериновки. Здесь начинается один из 6-и участков Центрально-Черноземного государственного заповедника имени В.В.Алёхина - Букреевы Бармы. Они занимают 259 га. А охранная зона - 5 370. В неё попадает и наш Харитонов лог, протянувшийся по репецкому полю к реке Репецкая Плата на границе с Бутырками.

"Лоскуты рая" - называют эти заповедные места учёные.

Букреевы Бармы... Букреев - фамилия помещика, владевшего этими землями до революции. Бармы - украшение князей в виде оплечья или ожерелья. По склонам меловых холмов - репецкого и бутырского - спускаются зелёные бармы реликтовых, переживших последнее оледенение Земли, растений. "Страна живых ископаемых" - вырвалось у знаменитого русского ботаника Б.П.Козо-Полянского, когда он увидел дивное, пахучее ожерелье сёл Репец, Репецкие Бутырки, Репецкая Плата и Екатериновка.

Центрально-Чернозёмный заповедник создан в 1935 году и назывался долгое время - "Стрелецкая степь", которая начинается за Курском. Букреевы Бармы стали его частью лишь в 1969 году. Заместитель директора природного биосферного заповедника Валентина Сошнина (смотрите фото на стр.12) поведала мне:
- 524 растения, произрастающих в верховьях бассейна реки Оскол, имеют особую ценность. Для их охраны и были созданы здесь заповедные участки Букреевы Бармы и Баркаловка. Основу травостоя составляют ковыли - перистый и красивейший, типчак, чабрец меловой, солнцецвет монетолистный... Среди этих "живых ископаемых" есть реликты - они росли здесь во время оледенения на наиболее возвышенных местах Тимской гряды. Дожили до наших дней. Восемь из них, в частности, волчеягодник боровой, проломник Козо-Полянского, венерин башмачок настоящий, касатик безлистный, рябчик русский, занесены в Красную Книгу России.

Чтобы попасть в "страну живых ископаемых", надо пройти по репецкой стороне Лесковского пруда к логу. И на первом же его травянистом склоне увидите реликтовые растения - пришельцев из глубины веков.

Юрий Махрин,
уроженец (1941 год) села Репец. Журналист, кандидат исторических наук, москвич.

Р. S: Уважаемые посетители сайта "Форума ВГД"!
Спасибо за отзывы об "Истории курского села Репец"! Благодарю также долгожителей этого форума - Dim ev, adis, Punchic, schattenhoff, Yulya_Kotlyarova за ценную информацию, переданную мне, и добрые советы.

Я размещаю на этом сайте снимки села Репец, фотографии его уроженцев, живых и давно ушедших в мир иной, чтобы вы, дети Репца, много лет назад расставшиеся с ним, как бы побывали вновь в родных местах, увидели заветные уголки на берегах Оскола и Репплаты, те стёжки-дорожки, по которым ходили, увидели знакомые лица земляков... Это, думаю, трогательно и для тех потомков уроженцев Репца, кто никогда здесь не был и впервые видит земной образ Родины предков, фотографии их потомков.

Пожалуйста, размещайте здесь ваши снимки села и своих родичей!

Вышел из печати ноябрьский номер "Московского журнала" (издание мэрии столицы). В нём опубликована "История курского села Репец" и фото. Эти страницы журнала можно посмотреть на странице 25 этого вот Дневника.



СЕЛО РЕПЕЦ

Хата с плетёной изгородью. Памятник крестьянского жилья села Репец.

Мазанка семьи Васёненых (по двору). В ней жилы сёстры Мария и Нина с матерью. Эта хата пережила все другие. Грела своих обитателей вплоть до 70-х годов. Чудом сохранилась в моём архиве на фото 1954 года.

Мужчина - Михаил Махрин, сын Якова. Уехал из села в 70-е годы под Старый Оскол, по-моему, в Каплино. Слева - его мать Анастасия. А справа на снимке - глава семьи Васёниных, солдатская вдова (не помню её имени). Вышли на плант встречать стадо коров.



Прикрепленный файл: file (3).jpg
Лайк (1)
yulia32
Новичок

Брянск
Сообщений: 1
На сайте с 2017 г.
Рейтинг: 1
Репец - родное село моего отца. С удовольствием прочла историю, посмотрела снимки. Спасибо за историческое исследование!
---
yulia32
htgtw
Модератор раздела

Москва
Сообщений: 396
На сайте с 2017 г.
Рейтинг: 263
Юлия, благодарю за отзыв!
---
barittd
Yulya_Kotlyarova
Участник

Yulya_Kotlyarova

Шебекино
Сообщений: 81
На сайте с 2014 г.
Рейтинг: 108
Спасибо за такой интересный рассказ! Все детство я провела в этом селе. И навсегда сохраню память о нем. Приятно, что есть люди, интересующиеся историей родного мне места.
---
Ищу сведения о: Котляровы, Фесенко (Шебекино), Унковские (с. Логовое), Снимщиковы (с. Нежеголь), Алистратовы,Барановские, Горожанкины (Тимский у.); Коршиковы, Иванниковы (Тимский у., д. Безлепкино), Кривошеевы, Зеленские (с. Михайловка, Лебединский у.)
Punchiс
Участник

Сообщений: 69
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 69

htgtw написал:
[q]
На фолиантах XIX, XX столетий ни село моё, ни река Репец не обозначены
[/q]

Репец есть на картах ПГМ и Куского намесничества
Repec_PGM.JPG?raw=1
Kursk_nam.JPG?raw=1
htgtw
Модератор раздела

Москва
Сообщений: 396
На сайте с 2017 г.
Рейтинг: 263
Великое спасибо! Этими фото карт Вы лишний раз подтвердили мой замысел: главное начать писать историю Репца, а земляки, форумчане подключаться, дополнят новыми фактами родословную села.
---
barittd
Dim-ev

Dim-ev

Сообщений: 1477
На сайте с 2005 г.
Рейтинг: 1774
Две группы оскольских детей боярских (будущих жителей Репца) действительно били челом о получении здесь земли в конце 1640-х гг. (в Ублинском стане из дикого поля за речкой за Стужнем, вверх по реке Осколу, за Ездочным чертежем, от дачи Савелия Рогожникова, по обе стороны Оскола, к Пузацкому лесу, а под дворовые места в устье Репенского колодезя, у того же Оскольского верховья). Получили они ее по отказной книге в начале 1649 году. Однако, вероятно, они далеко не сразу построили здесь дворы и образовали населенный пункт, так как в окладных книгах церквей Оскольского уезда 1653 г. Репца еще нет. А в 1659 году часть из них снова подала челобитною о выделении им земли под дворы. Так что сам населенный пункт возник предположительно между 1658 и 1671 гг. 1671 год - это первое упоминание, которое мне удалось найти.

Челобитчиками в 1648 году были представители следующих фамилий: Баклановы, Беседины, Гамовы, Горожанкины, Деревягины, Емельяновы, Захаровы, Золотые, Зунины, Коршиковы, Котеневы, Маклаковы, Махрины, Мелентьевы, Микифоровы, Митякины, Нефедовы, Скворцовы, Фаустовы, Яковлевы.

В начале 1690-х гг. среди жителей села Репец: Агеевы, Баклановы, Беседины, Быковы, Винниковы, Горожанкины, Деревягины, Золотые, Зунины, Карцовы, Коршиковы, Махрины, Мелентьевы, Микифоровы, Нефедовы, Осташевы, Резанцевы, Фаустовы.

В начале 1720-х гг. фамилии глав дворов Репца: Авдеевы, Беседины, Баклановы, Быковы, Горожанкины, Деревягины, Долгие, Золотые, Захаровы, Иванниковы, Карцовы, Коршиковы, Левыкины, Макаевы, Махрины, Мелентьевы, Нефедовы, Панковы, Поповы, Рудаковы, Скворцовы, Скорые, Ушековы, Фоустовы, Шеталовы, Щербочевы.

P.S. Вы не совсем верно указываете тип источника 1642 года с моего сайта... Это не разборная книга, а росписи людей, побитых и взятых в плен во время нападений татар на различные уезды. Их было много, таких росписей, а также сказок об уведенных в плен, о нанесенном ущербе и т.п.
---
Евсюковы/Есюковы. Заселение Белгородской черты.
Служилые люди Старооскольского и Яблоновского уездов XVII - нач. XVIII вв.
Справочные материалы, миниродословные
Краеведческие статьи
Для донатов 👉
Лайк (2)
    Страницы: 1 * 2 3 4 5 ... ... 67 68 69 70 71 72 Вперед →
Модератор: htgtw
Вверх ⇈