Всероссийское Генеалогическое Древо
На сайте ВГД собираются люди, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!
Вниз ⇊

Перцевы (Перцовы)

Данная тема посвящена роду столбовых дворян и детей боярских Перцовых / Перцевых с 16-17 вв. и их потомкам
Исследование ведется преимущественно по территории современных Липецкой и Орловской обл.

← Назад    Вперед →Страницы:  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Вперед →
Модераторы: N_Volga, Asmodeika, Радомир
Pertseval
Участник

Москва, Липецк, Сочи
Сообщений: 73
На сайте с 2022 г.
Рейтинг: 38
Если ваша фамилия "Перцев" или "Перцов", а ваши предки - коренные жители Липецкой и Орловской областей, то вы являетесь потомком одного рода, несшего "службу по отечеству" на территории Русского Пограничья в 16 - 17 вв. Перцевы - древний род "столбовых дворян" (старорусское, допетровское дворянство) и детей боярских, представители которого фиксируются в источниках с 1546 г. Первоначальное разделение рода, вероятно, произошло еще раньше, однако практически все липецкие представители Перцевых являются потомками 3 родственных ветвей, вышедших с территории Болховского уезда в период Смутного времени: Ивана Сумароковича Перцова, Зенова Первовича Перцова и детей Воина Кузьмича Перцова: Саввы, Семена, Артемия Воиновичей. До Смуты их семьи проживали в деревнях Перцово, Малая Перцова и д. Воинский верх (возможно, хуторок Воиновых детей), находящиеся примерно в 10 км от Болхова (ныне это п. Перцевский Болховского района Орловской области). В нач. 17 века Перцевы начали переселение в новые "украинные города", основанные для защиты Южнорусских земель царем Федором Ивановичем. Надо полагать, что немалую роль в активизации данного процесса стало неудачное участие наших предков (Воинко и Петра) в восстании Болотникова против царя Василия Шуйского, а также тяжелая ситуация в уезде из-за постоянных войн, разорений и Великого голода 1601-1603 гг. "Строптивый" характер Перцевых прослеживается и в последующие десятилетия: в Болхове Воин и Петр самовольно захватили отчужденные за бунт земли и саботировали царские грамоты о земельном разделе до 1637 г., в Ельце Зенов Первович с родственниками стал одним из инициаторов дела ельчан о воровстве крестьян со стороны людей И.Н. Романова, дяди царя Михаила (сама постановка такого вопроса была немыслима в эпоху до Смуты), а в Орловских уездах другая линия Воиновичей, дети Клима Артемьевича, стали грозой для местных помещиков и обвинялась "во многих татевых и разбойных делах". Вместе с тем, Перцевы исправно являлись на смотры, воевали и погибали на войнах с татарами, запорожцами и поляками, защищая отеческую землю от многочисленных врагов. Их основным местом службы стал Елец, один из важнейших военных центров Русского царства, а также Ливны, Кромы, Болхов, Белев и Воронеж. Наши предки принимали активное участие в административной и политической жизни не только этих краев, но даже Российского государства: Григорий Кузьмич Перцов был одним из 315 подписантов Соборного Уложения 1649 года! Вместе с несколькими сотнями семей дворян и детей боярских Перцевы стали первыми жителями современной Липецкой области, освоивших и цивилизовавших территории "Дикого поля". История нашего рода - как срез истории нашего отечества, способ, которым мы можем лучше понять наше прошлое и настоящее. Земельные приобретения представителей нашего рода, прослеживающиеся по многочисленным справкам и отказным, становятся важным источником знания о расселении Перцевых по территории региона и родственной связи его представителей. В общем виде оно выглядит следующим образом:

1. После Смуты одним их первых Перцовых, получивших землю в Елецком уезде, стал Иван Сумарокович Перцов. К 1615 г. за ним значились земли по обоим берегам р. Дон и поместье в деревне Пятницкой (первоначальное название - Болховичи, т.к. основана выходцами из Болхова). В течение всего 17 века дети, внуки, правнуки Ивана Сумароковича получали отказные на земли в этом районе, с 1646 - в Панарьино, пустоши у Хмелинца, а с 1661 - в Маланьино.

2. К 1620 г. в тех же местах обосновался Зенов Первович Перцов: его земельное владения находились под Яковлевским лесом в д. Колодезной (первоначально это был починок Чюрсиных, выходцев из Болхова), по р. Хмелинец, в Малой Панариной, починке Величков (д. Студеная), пустошах за р. Дон под Стрыговым лесом. Примечательно, что в 1682 г. потомки Зенова и Ивана Сумароковича делили общие земельные наделы в пустошах по Хмелинцу, что подтверждает близкое родство двух ветвей. В справке 1686 г., данной Ивану Федотовичу на землю его деда Зенова, последний значится как Зеновий Пахомович. Однако, по результату исследований орловских списков, такого имени у Перцовых начала 17 века мы не находим.

3. Савва Воинович Перцов и его родственники пришли в Елецкий уезд несколько позже. В 1628 г. в соседней с Хмелинцом д. Колодезной были упомянуты Зенов Перцов и Михаил Перцов, причем Михаил - это православное имя Воина Перцова (см. далее по теме форума). В 1630 г. был впервые упомянут его сын Савва Воинович (Михайлович), получивший "дачу" в починке Ильина сверх Хмелинского леса (оно же "Реткино"). В 1632 г. Савва присутствовал на отказе по делу детей боярских, просивших землю для основания Старого Дубового. В 1642 г. он получил земли у д. Никольской (Ксизово / Оксизово / Аксизово), по которым с середины 1640-х шло активное межевание с соседями: в Засновье по р. Колыбельке, а также в урочищах под Дцыпным (Сцепным) лесом. На другом берегу р. Дон, напротив Оксизово, обосновался брат Саввы - Семен Воинович, упомянутый в отказной 1647 г. в местах у Дубова леса (д. Елец-Маланино, д. Дубовое). В 1682 г. в отказной по деревне Реткино Ларион Зиновьевич был назван двоюродным братом Фомы, Алфера и Ивана Савельевых, что надежно соединяет все три ветви рода Перцовых. Вероятнее всего, линии Ивана Сумароковича, Зенова Первовича и Саввы Воиновича должны смыкаться либо на уровне их отца (что наиболее вероятно для Воина и Первоя: их дети практически одногодки), либо на уровне деда (что наиболее вероятно для Ивана Сумароковича).

4. Григорий Кузьмич Перцов. Предположительно, брат Воина Перцова: без отчества Григорий Перцов был впервые упомянут как челобитчик на прежнюю дачу по Болхову в 1613/1614 гг. (такие же челобитные подавали дети Козьмы Перцова - Богдан, Емельян, Петр и жена Воина Кузьмича - Кристина). В кон. 1620-х Григорий Кузьмин сын Перцов был упомянут как елецкий помещик в деле о воровстве крестьян, в 1636 г. - по делу крестьянина Васьки Еремина, бежавшего к нему в поместье в д. Немерзль (Немержи, Антоновское). Активно упоминался по отказным 1640-х гг. в д. Гнилуше, поч. Семенихина (Елец-Маланино), т.е. практически в тех же местах, где имели земельные наделы дети Воина Перцова, его племянники. В 1649 г. вместе с Денисом Шиловым являлся подписантом Соборного Уложения от Ельца. В 1650-х Григорий Кузьмич, вероятно, скончался и помещиком в этих местах стал его сын Савелий Григорьевич Перцов (новик на Ливнах 165 года (1657 г.)). Сказки 1659 г. об убытках… в приход под Елец в крымских и нагайских татар и изменников-черкас подавал Е.С. Сытину именно он.

5. Рода Артемия Воинович Перцов на данной карте нет, т.к. речь идет о других географических локациях. В то время, как младшие представители рода ушли в Елецкий уезд, Артемий оставался в Болховских краях. Его сыновья Федор и Никифор прослеживаются в Ливнах, Клим - в Кромах, Илья - в Болхове, а затем в Елецком и Воронежском уезде. В 1655 г. Илья Артемьевич получил отказ на землю дяди Дмитрия Воиновича, в 1669 г. - дачу в "пустоши Чаплыгиной да в пустоши Плесовой в поместье", а в 1681 г., вместе с детьми Иваном и Калиной - первое елецкое поместье в д. Сухинине "с урочищи имение на пяти листах", в 1683 г. - отказную на землю дяди Максима Воиновича. Илья Артемьев активно торговал и в 1679 г. в курских платежных книгах есть данные об оплате им торговой пошлины. В дальнейшем в Сухинине остались Калина Ильич с сыном Кириллом, Иван Ильич перешел на службу в Воронеж, Герасим Ильич оставался в Болхове, в котором упоминался вплоть до 1700-х гг.. В 1685 г. Иван Ильич получил землю в Вербилове (Карачунский стан), женившись на Маланье Васильевне Полозовой и расширил земельные владения за счеты покупки поместий в Круглом (Круглянке) и Гремячьем (Вертячье) в 1690 гг. Примечательно, что его внучатая племянница Феодосья Кирилловна, также вышла замуж за представителя Полозовых - Ивана Афанасьевича. После 1706/1710 гг. помещиком в Вербилово числится сын Ивана Ильича и Маланьи Васильевной - Андрей Иванович Перцов (1687 - 1757), от которого ведут свое начало все вербиловские представители фамилии Перцевых.

В данный момент сложно выполнимой, но крайне интересной задачей является соединение всех ветвей Перцовых, над которой работают участники темы. Наиболее сложные участки - это поиск прямых документов о родственной связи Ивана Сумароковича, Зенова Первовича и детей Воина Перцова, а также последовательное проведение ливенской и кромской ветвей.

Как мы видим, по первому вопросу практически нет сомнений, что Первой и Воин являются родными братьями, так как их внуки прямо называются двоюродными и делят общие земельные наделы. Однако двоюродными они быть не могли, так как Воин и Первой не были одним и тем же человеком. В практике 17 века "двоюродный" - это еще и троюродный, и даже четвероюродный. Усложняет задачу и то, что у Первоя и Воина были канонические, православные имена, а их потомки могли упоминаться как по одному, так и другому отчеству. И если для Воина установленное имя - Михаил, то сын Первоя в поздней справке 1686 года был указан Пахомовичем, а среди многочисленных болховских Перцовых не найдено ни одного Пахома.

Обращаясь к Ивану Сумароковичу, задача выглядит сложнее: с одной стороны он и его потомки - выходцы из Болхова (следовательно, из деревень Перцова или Малая Перцова), найдены прямые пересечения в земельных делах как с Воиновичами, так и с Первовичами. С другой стороны, Иван Сумарокович был верстан на 12-14 лет раньше Зенова и сыновей Воина, и сам факт того, что праправнук Сумарока делил земельный надел с внуком Первоя не добавляет уверенности, что речь идет о двоюродных братьях: более вероятно отношение дядя-племянник.

Касательно ливенско-кромской ветвей, идет активный сбор информации (08.05.22), однако существуют разрывы прямой родственной связи в кон. 17 - нач. 18 вв., над которым работает форумчанин, большой специалист по старорусским текстам saper54. Огромную помощь оказывает Tigirek.

В настоящее время ветвь Воиновичей и его родственников собрана мной в генеалогической социальной сети geni.com:
Вербиловская ветвь доведена до наших дней на моем уровне, по другим представителям - до 10-ой ревизской сказки (1858) и первым сохранившимся метрикам (1887). Практически любой представитель рода, родственники которого проживали в Вербилово, и о которых он помнит хотя бы до 1900 г. (а лучше до 1858 г.), может включиться в наше древнее древо:
https://www.geni.com/family-tree/index/6000000184082870832

Прикрепленный файл: Перцевы, Засосненский стан 17 век 1.jpg
Лайк (1)
Pertseval
Участник

Москва, Липецк, Сочи
Сообщений: 73
На сайте с 2022 г.
Рейтинг: 38
Генеалогическое древо Перцовых 16 - 17 вв.

(в процессе обновления! здесь только самые основные елецкие представители кон. 16 - 17 вв).



Прикрепленный файл: Перцевы 16-17в с Болховскими (ред2).jpg
Лайк (1)
Pertseval
Участник

Москва, Липецк, Сочи
Сообщений: 73
На сайте с 2022 г.
Рейтинг: 38
Перцевы из кандидатской диссертации Ляпина Д.А. 2006 г.

«Дети боярские Елецкого уезда в конце XVI - XVII вв.»
специальность 07.00.02 - «Отечественная история»

«Важной и во многом показательной является для нас история рода детей боярских Перцевых. Нам известно четыре ветви этой фамилии. Все они, видимо, были родственны друг другу. Первым в документах встречаемся Перцев Иван Сумароков сын. Он упомянут в десятне 1604 г. (Л. 16 об.) как явившийся на смотр впервые (новик). Размер его земельного оклада составил 150 чeтвepтeй[1] и следовательно, он принадлежал ко второй статье. По платежным книгам 1615 г. и 1620 г. владелец поместья в д. Болховичи под Яковлевским лесом [2]. По десятне 1622 г. он погибший на службе[3]. Далее в источниках упоминается Иван Иванович Перцев, сын И.С. Перцева. В писцовой книге 1628/30 гг. (Л. 621 об.) он владелец поместья, ранее принадлежавшего отцу, позже младшему брату Федоту, в с. Пятницком (Болховичи) под Яковлевским лесом. На его земле проживали два крестьянина и бобыль. Три двора были пусты. Поместье в 35 четвертей включало: пашню - 2 четверти с осьминой., крестьянскую и бобыльскую пашню - 1 четверть с осьминой, перелог - 11 четвертей, дикое поле - 20 четвертей и сенокос - 30 копен. Иван Перцев, как и его брат Федот участвовал в деле о споре ельчан с И.Н. Романовым в 1628 г. Согласно росписи потерянного имущества и крестьян И.И. Перцев потерял пять крестьянских семей, а также «колчан, кобылу гнеду, саадак, да саблю, котел винной, опашень, да летник, да шапку женскую камчатую[4] красную, сапоги сафьяновые, зипун лазорев»[5]. В отказных книгах 1643 - 1644 гг. он выступает как составитель мерных записей для распределения пустошей в Засосенском стане под Ериловским лесом, а также в Егорьевском приходe [6]. По переписной книге 1646 г. И.И. Перцев владелец поместья в с. Болховском. Па его земле проживали шесть крестьян и два бобыля [7]. По десятне 1648 г. он явился на смотр дворовый сын боярский. Имел поместье в 150 четвертей. На его земле проживали семь крестьян. На смотре И.И. Перцев выступает поручителем'' [8]. Факты об поручительстве и составлении мерных записей свидетельствуют в пользу высокого авторитета, которого достиг к этому времени И.И. Перцев.

Рассмотрим судьбу второго сына И.С. Перцева Федота. Он упоминается в платежной книге 1618 г. как недоросль, за которым числилось поместье в о. Пятницком (ранее д. Болховичи)[9]. Это поместье в дальнейшем перешло его старшему брату Ивану. По десятне 1622 г, он сирота и недоросль 10-ти лет. За ним числилось поместье отца в 70 четвертей. Па земле проживали шесть крестьян [10]. Как мы уже писали выше, Ф.С. Перцев принял участие в деле о споре ельчан с И.П. Романовым. Интересно, что он тогда был еще недорослем, т.е. ему не было 15 лет. По данным следствия из его поместья вывезли к великому боярину четыре крестьянские семьи. Ф.И. Перцев не получил наказания, в отличие от остальных детей боярских [11]. По писцовой книге 1628/30 гг. (Л. 621 об.) Ф.И. Перцев владелец поместья в с. Пятницком (Больховичи) под Яковлевским лесом. Па земле проживали два крестьянина. Два двора были пусты. Поместье в 35 четвертей включало: пашня - 2 четверти с осьминой, крестьянскую пашню - 1 четверть с осьминой, перелог - 11 четвертей, дикое поле - 20 четвертей, сенокос - 50 копен. В переписной книге 1646 г. упоминается Василий Федотович Перцев, сын Ф.И. Перцева. Он помещик в с. Болховском. Па земле проживали восемь крестьян, один числился беглым" [12]. По десятне 1648 г. В.Ф. Перцев явился на смотр. Имел небольшое поместье в 35 четвертей Па земле проживали три крестьянина [13].

Далее в документах хорошо прослеживается других Перцевых. Вероятно родственников И.И. Перцева. Так Зиновий Перцев упоминается в 1622 г. он имел поместье в 132 четверти. Па земле проживали шесть крестьян и пять бобылей [14]. По писцовой книге 1628/1630 гг. 3. Перцев крупный землевладелец. Его поместья в Засосенском стане составили 281 четвертей с осьминой и с полутретиком: помещичья пашня - 15 четвертей, крестьянская и бобыльская пашни - 24 четверти с осьминой, дикое поле - 168 четверти, перелог - 74 четверти с полутретиком. сенокос- 217 копен. На его землях проживали десять крестьян, двенадцать бобылей, два задворных человека, приказчики. Владел поместьями в починке Чурсине, д. М. Панарино, починке Величкове, пустошами в устье р. Хмелинец и за р. Дон под Стрыговским [15] лесом. По елецкой таможенной и кабацкой книгам за сентябрь 1630 г. Зиновий Перцев - кабацкий голова. Он поставил крымскому посольству на Валуйки («на посольский обиход») 20 пудов меда по 20 алтын за пуд и 15 ведер вина по 30 алтын за ведро [16]. В последствии упоминаются его дети Ларион и Дементий. Дементий Зиновьевич Перцев упоминается в десятне 1648 г. как явившийся на смотр. Имел поместье в 80 четвертей. Па земле проживали три крестьянина» [17].

< ... >

В декабре того же года были допрошены и елецкие стрельцы и беломестные казаки. В обыскных речах, составленных на основании этих расспросов, стрельцы и беломестные казаки вины Ф. Володимирова не подтверждают. Однако из данного документа мы узнаем, что Ф. Володимирову было предъявлено еще одно обвинение, на этот раз в избиении целовальников[18]. в конце декабря были расспрошены некоторые дети боярские, среди них самые авторитетные представители служилого «города», такие как Я. Меркулов, О. Каверин, И. Перцев, Е. Шилов и другие, всего 35 человек. Все они не подтверждали факт кражи. Сын боярский Иван Гнездилов при допросе других обратил внимание на то, что Ф. Володимиров не напрасно избил кабацкого целовальника И. Шелгачева, он в кабаке «питухом не полны чарки давал»[19].

< ... >

С 1631 г. по 1638 г. губным старостой в Ельце был Иван Бовыкин. В десятне 1648 г. упоминается его сын Микула Иванович как явивщийся на смотр дворовый сын боярский. Имел поместье в 225 чет. Па его земле проживали девять крестьян. После И. Бовыкина, до 1650 г. должность губного старосты занимал Иван Алексеевич Бехтеев". Род Бехтеевых будет рассмотрен нами более подробно в следующем параграфе. Отметим, что этот род один из самых известных в Елецком уезде и его история выходит за пределы XVII в.

С 1656 г. по 1661 г. губным старостой в Ельце был Степан Иванович Перцев [20]. Это был сын Ивана Перцева, авторитетного дворового сына боярского распределявшего земли в уезде в 40-е годы. В отказных книгах 1643 -1644 гг. Степан Перцев упоминается как сопровождающий отца Ивана Перцева в поездках и ставивший вместо него подпись в документах [21]. По десятне 1648 г. он явился на смотр, дворовый сын боярский. Поместья не имел и жил у отца [22].

В 1667/68 г. губной староста - Поликарп Степанович Алексеев, а в 1675 г. этот пост занимал сын И.А. Бехтеева - Евсей. В 1679 г. губным старостой на Ельце был Иван Клишин. В 1684 - 1685 г. губным старостой был Первил Селуянович Лазарев.

< ... >

«Новая волна недовольства детей боярских была связана с выборами на Земский собор 1649 г. Елецкий воевода решил сам определить делегатов, при воздействии со стороны авторитетных детей боярских. И в результате были «выбраны» Д.Б. Шилов и Г.С.Перцев (Скорее всего, здесь опечатка. Известных представителей Перцевых с инициалами "Г.С". не наблюдается, кроме того у Л.В.Черепнина упоминается Г.К.Перцев, см Третий этап народных восстаний). Оба входили когда-то в группу Снетина и были близки к его семье. Это вызвало негодование со стороны рядовых детей боярских. Группу недовольных вновь возглавил вышедший уже из тюрьмы сын боярский Василий Насонов. Они написали собственную челобитную и выдвинули своих кандидатов для поездки на Земский собор. Через некоторое время В. Насонов и сын боярский М. Андреев были брошены в тюрьму. Однако челобитная попала в Москву. В этой челобитной предлагалось сменить состав местной власти и передать правление городом на время группе детей боярских «для государева и для городового всякого дела». В число этой авторитетной группы вошли: Насонов, Андреев, Телегин, Морев, Родионов и др. Обстановка в городе накалялась и ночью кто-то поджег торговые ряды.

Елецкий воевода был отстранен от должности. В 1648 г. в Ельце была выбрана компромиссная комиссия окладчиков, в нее вошли Д. Снетин, И.Перцев, В. Насонов и М. Андреев. После раздачи жалования и проведения смотра в 1648 г. дети боярские требований больше не выдвигали[23]. Итак, события 1647 - 1648 гг. свидетельствуют о возрастающей социальной дифференциации в среде детей боярских. Единство корпорации детей боярских не было. Они не выступают против местной власти единым фронтом, часть из них находится на стороне воеводы. В первой половине XVII в. дети боярские первоначально выступают с заметным единством. К середине столетия ситуация меняется и теперь образовавшаяся местная элита следует своим интересам. Это прослеживается очень четко во второй половине XVII в. Мы остановимся подробно на этом в следующей главе».

< ... >

«В Елецком уезде дворянство получили 90 человек из общего числа детей боярских, составлявшего примерно 1300 человек [24]. Итак, среди детей боярских, ставших дворянами, значатся: Архиповы, Бабанины, Бавыкины, Барановы, Басовы, Башкотовы, Бехтеевы, Бибиковы, Боевы, Бородины, Бредихины, Булгаковы, Бунины, Бутурлины, Быковы, Владимировы (Володимировы), Гвоздевы, Гладкие, Горяиновы, Гребенкины, Губановы, Гурьевы, Гущины, Демины, Дешины, Долбиловы, Еропкины, Есины, Есиповы, Зибровы, Журовлевы, Зайцевы, Зеленины, Злобины, Змеевы, Измайловы, Измалковы, Исаевы, Клевцовы, Климовы, Кинаевы, Кобелевы, Коблуновы, Кобозевы, Кобузевы, Коверины, Ковыршины, Котовы, Курасовы, Кудрявые, Кузьмины, Курбатовы, Лазаревы, Дедовские, Ломакины, Макаровы, Маховы, Меркуловы, Михайловы, Насоновы, Неклюдовы, Немцовы, Нестеровы, Нетесевы, Нехорошевы, Новиковы, Невокшеновы, Очкасовы (Ачкасовы), Наршины, Перцевы (Дворянство подтвердило только колено Трофима Ларионовича Перцова, внука Зенова Первоевича Перцова. Эраст Петрович Перцов, Константин Петрович Перцов, Александр Петрович Перцов являются прапраправнуками Трофима Ларионовича - мой комментарий), Нолуехтовы, Поповы, Нарахины (Пряхины), Пьяновы, Родионовы, Рындины, Сомовы, Софоновы, Субочевы, Сулдешовы, Телегины, Тереховы, Фаустовы, Филатовы, Хрущевы, Чаплыгины, Чулковы, Чурсины, Юшковы, Юрьевы. Большинство этих фамилий в первой половине столетия были рассмотрены нами в предыдущей главе».

< ... >

«Среди общего числа представителей местной элиты молшо выделить несколько родов местных детей боярских имевших большое значение для жизни региона и бывших наиболее показательными. Таких фамилий несколько, это Бехтеевы, Лазаревы, Перцевы, Хрущевы, Боевы. Возьмем для рассмотрения две фамилии, поскольку объем исследования не позволяет нам большего. Эти дети боярские - Бехтеевы и Лазаревы, рассмотрим их историю на протяжении всего XVII в. подробнее».

< ... >

«В материалах Приказного стола РГАДА сохранилось также интересное дело о споре сына боярского Афанасия Дегтярева, занимавшего пост губного старосты с елецким воеводой Борисом Петровичем Городецким. Это дело ярко показывает особенности местного управления в уезде, и в регионе в целом. Данное дело весьма объемно и занимает более 70 листов'. Оно сохранилось не в полном объеме, что не влияет на его понимание.

Итак, в 1689 г. елецкий сын боярский А. Дехтярев подал воеводе Б.П.Городецкому челобитную для отправки в Москву. В челобитной излагалась просьба о распределении земли в его пользу от детей боярских Акима и Свирида Кузьминых. Из текста суть этой челобитной не ясна, сама она не сохранилась. Б.П. Городецкий отправил документ в Разрядный приказ. Ошибка воеводы состояла в том, что он прислал челобитную «не за рукою и бес поручных записей». В связи с этим из приказа пришло строгое распоряжение: «А по тому, де делу по записи за неустойку на Акима да на Свирида Кузьминых довелось доправить 100 рублей»". Однако вскоре приходит другое распоряжение: «доправить» 100 рублей на самом воеводе, потому, что А. и С.Кузьминых обнаружить не удалось. В связи с этим, «по нашему указу и по уложению исцовы иски велено править на приказных людях, которые дела присылают из городов без поручных записей»^

После этого воевода Никита Городецкий пытается обвинить в неправильном составлении документа А. Дегтярева и писавшего челобитную подьячего П. Лаврова. В начавшейся тяжбе было поручено разобраться возглавлявшему Белгородский полк боярину Б.П. Шереметьеву, который послал с особыми полномочиями в Елец сыщика дворянина Родиона Маслова'. Р. Маслов приехав в Елец ознакомился с документами, после чего начал допрашивать окружение воеводы Н. Городецкого, чем вызвал недоумение последнего. По словам воеводы, он «изымав людишек моих, дерлсал на постоялом дворе день и ночь в колодах многое время и бил смертным боем и допрашивал.. .»^. В результате разбирательства сыщик Маслов занял сторону А.Дегтярева, и потребовал от воеводы 100 рублей. Получив сумму, сыщик отослал ее в Белгород. Однако воевода вскоре потребовал деньги назад, заявив, что сыщик не уполномочен был вести следствие, так как был прислан не из Москвы, а из Белгорода от Б.П.Шереметьева. Воевода Городецкий стремился отнять деньги у сыщика, и, не добившись результата, требовал денег у А. Дегтярева, который укрывался во дворе у сыщика Р. Маслова. Н. Городецкий посылает для ареста сыщика Маслова и сына боярского Дегтярева елецких стрельцов и казаков с головой Б. Степановым. Однако засевшие в доме оказали решительный отпор. Сыщик Р. Маслов «по посыльным людям стрелял из ружья и его, Афоньку, не дал». Удалось договориться с Масловым только сыну боярскому А.Л. Перцеву и он отдал А. Дегтярева воеводе. Сам Маслов не отдал Городецкому документов по этому делу, и покинул город. Заметим, что А.Л.Перцев обладал большим авторитетом в среде детей боярских. Его отец Ларион Зиновьевич по переписной книге 1678 г. был крупным землевладельцем, а дед занимал должность кабацкого головы [25]».

< ... >

«Это дело обрывается на том, что из Белгорода посылаются в Елец караульщики, которые должны были доставить воеводу в Москву. Думается, что подобная мера должна иметь логичное продолжение. Вероятно, елецкий воевода Н.Р. Городецкий был отстранен от воеводства на Ельце, и понес определенное наказание. Итак, в этой тяжбе побеждает губной староста сын боярский А. Дегтярев».

< ... >

«Постепенно, после середины столетия формируется группа из наиболее авторитетных детей боярских. Эта так называемая правящая группа или местная элита оказала влияние на жизнь уезда. Иногда вступая в конфликт с местной властью, иногда напротив поддерживая эту власть. Представители этой группы не обязательно могли занимать какие-либо посты, их влияние от этого не уменьшалось. Среди наиболее влиятельных фамилий в служилом «городе» Елецкого уезда отметим детей боярских Бехтеевых, Лазаревых, Толстых, Хрущевых, Тюниных, Боевых, Бехтеевых, Перцевых»

< ... >

«Изучение генеалогии детей боярских XVII в. попавших в ряды дворян позволяет выделить несколько факторов повлиявших на их судьбу. Прежде всего, это личные заслуги одного из представителей рода. Его потомки поддерживали авторитет отца на службе и в повседневной жизни. Наиболее ярко этот момент прослеживается на примере родов Бехтеевых, Бовыкиных, Лазаревых, Шиловых, Перцевых. Однако чаще причина возвышения рода была более прозаической: постепенное улучшение своего поместья, привлечение крестьян на свои земли, активное участие в межеваниях, отказах и распределениях порозжих земель... К середине XVII в. в Елецком уезде складывается местная элита. В нее входили наиболее авторитетные представители родов детей боярских. Представители этой группы не обязательно могли занимать какие-либо посты, их влияние от этого не уменьшалось. Среди наиболее влиятельных
фамилий в Елецком уезде отметим детей боярских Бовыкиных, Лазаревых, Шиловых, Толстых, Хрущевых, Тюниных, Боевых, Бехтеевых, Перцевых. На протяжении всего рассматриваемого периода дети боярские привлекались к выполнению особого рода поручений, а также занимали важные посты в структуре местного управления. Можно сказать, что это было одной из особенностей группы детей боярских. Особенно важным был пост губного старосты. Как отмечал В.Н. Глазьев «Личность занимающего пост губного старосты была не безразлична сословным группам...»'. Известные нам губные старосты - дети боярские имеющие значительный авторитет среди служилых людей уезда, такие как И. А. и Е. И. Бехтеевы, П.С. Лазарев, С.И. Перцев».

< ... >

[1] РГАДА Ф. 210. Оп.4. Ед.хр. 88. Л. 16 об.
[2] Платежные книги Елецкого уезда Засосенского стана 7123 г (1615 г.) // Памятная книжка
Воронежской губернии на 1908 г. - Воронеж, 1908. С. 64; РГАДА. Ф. 1209. Оп.1. Ед.хр.
131. Л. 227 об..
[3] Ф. 210. Оп.4. Ед.хр. 87. Л. 293.
[4] Камка - шелковая китайская ткань с разводами.
[5] Сташевский Е. Великий боярин И.Н. Ромнанов... С. 379.
[6] Котков СИ. Отказные книги... С. 43, 86,87,101,114.
[7] РГАДА. Ф. 1209. Он.1. Ед.хр. 135. Л. 117 об
[8] Ф. 210. Оп.4. Ед.хр. 88. Л. 9.
[9] Ф. 1209. On.L Ед.хр. 135. Л. 45.
[10] Ф. 210. Оп.4. Ед.хр. 87. Л. 293.
[11] Сташевский Е. Великий боярии И.Н. Ромнанов... С. 372.
[12] Ф. 1209. Оп.1. Ед.хр. 135. Л. 117 об.
[13] Ф. 210. Оп.4. Ед.хр. 88. Л. 222 об.
[14] Ед.хр. 87. Л. 26
[15] Ф. 1209. Оп.1. Ед.хр. 133. Л. 611.
[16] Котков СИ. Памятники южновеликорусского наречья. Кабацкие книги. - М., 1990. С.
74.
[17] Ф. 210. Он.4. Ед.хр. 88. Л. 36.
[18] Памятники... С. 100 -101; РГАДА. Ф. 210. Оп.1. Белг. стол, стб. 2. Лл. 53 - 54 об.; Лл.55
- 56 об.
[19] Памятники... С. 102; РГАДА. Ф. 210. Оп.1. Белг. стол, стб. 1. Лл. 51 - 52 об.
[20] Глазьев В.Н., С. 100, 101
[21] Котков СИ. Памятники южновеликорусского наречия. Отказные книги. М., 1990. С. 41.
[22] РГАДА. Ф. 210. Оп.4. Ед.хр. 88. Л. 9 об.
[23] Ф. 1209. Оп.1. Ед.хр. 131. Л. 211-216.
[24] Ф. 210. Столбцы Бел. Ст. Стл. 327. Л. 115
[25] Там же. Оп.1. Ед.хр. 8830. Л. 109; Котков СИ. Памятники южновеликорусского наречья.
Кабацкие книги. М., 1990. С. 74.
Лайк (1)
Pertseval
Участник

Москва, Липецк, Сочи
Сообщений: 73
На сайте с 2022 г.
Рейтинг: 38
Перцевы в диссертации 2016 г. Рощупкина А.Ю.

«Служилые казаки города Ельца и уезда в конце XVI - первой половине XVII вв»

/о борьбе с татарами/

«В большинстве случаев служилым людям приходилось самим вступать в борьбу с небольшими татарскими отрядами. В 1626 г. группа из 100 кочевников прошла мимо Елецкого уезда и отправилась в Данковский уезд, где они разорили деревню Спешнево. Для возвращения в степь татарами была выбрана дорога через елецкие земли по реке Хмеленец. Продвижение татар представляло опасность для жителей уезда, поэтому голова Иван Киселев собрал отряд из полковых казаков и детей боярских и выдвинулся навстречу неприятелю. Столкновение между ельчанами и татарами состоялась в Бруслановском стане под Рысиным лесом. Татары не стали вступать в прямое столкновение со служилыми людьми и поспешно ретировались. Начатое И. Киселевым преследование продлилось до реки Сосны, где силы ельчан разделились. Погоню продолжил небольшой отряд под командованием дворян Воина Опухтина и Зиновия Перцева. В районе реки Олым на небольшой речке Плоте состоялась битва, по результатам которой ельчанам удалось разбить татар и освободить пленных[580]».

[580] РГАДА. Ф.210. Оп.9. Д.27. Л.11-13.

О том же событии у Ляпина Д.А.

В 1626 году группа татар примерно в 100 человек обошла Елецкий уезд и вторглась в пределы Данковского уезда. Продвижение татар было замечено ельчанами. Накануне вторжения воевода получил приказ, в случае нападения татар дать бой. В 1626 году воеводой был князь Федор Елецкий. Однако отписку в Москву о случившемся писал не он, а Иван Киселев, елецкий голова. Киселев и выехал на встречу неприятелю. В походе участвовал также казачий и стрелецкий голова Аким Кривский. Были собраны елецкие полковые казаки с пищалями и лучшая дворянская конница.

Разорив деревню Спешнево в Данковском уезде, татары повернули в Елецкий уезд вниз по реке Хмелинец. Возглавляемые Иваном Киселевым, ельчане двинулись на встречу. Численность ельчан нам не известна, но очевидно, что татар было меньше. Лучших детей боярских могло быть в городе тогда около 100 человек, а полковых казаков около 300 человек. Встреча состоялась в Бруслановском стане под Рысиным лесом. Увидев ельчан, татары «пошли на утек», т. е. спешно отступили. Иван Киселев и ельчане преследовали татар весь день и уже глубокой ночью доскакали до реки Быстрой Сосны. Подойдя к реке, татары спешно переправились, а у ельчан «стали лошади». Русские лошади были загнаны до такой степени, что ехать на них, а тем более переправляться через реку, было невозможно. Неприятель видя, что погони нет, спокойно удалялся. Татары везли с собой много награбленного и могли еще нанести большой урон русским. Ельчане собрались на военный совет. Было решено отобрать лучших лошадей и продолжить погоню уже в небольшом количестве. Возглавили этот неожиданный для татар рейд дворяне Воин Опухтин, командовавший несколькими десятками казаков, и дворянин Зиновий Перцев с «товарищи». В погоню отправились немедля.

Догнать татар удалось «на крымской стороне в степи» в районе реки Олым. За рекой Олым на речке Плоте состоялся бой. Ельчане одержали полную победу. Удалось взяхь много пленных, часть татар были убиты. Командовал сражением Воин Опухтин, он и доложил о победе, не последнюю роль играл и дворянин Зиновий Перцев [200].
http://vorgol.ru/istoriya-elts...-i-razboj/


Рощупкина А.Ю. Челобитная на людей И.Н. Романова
Комментарий: в конце 1620-х годов в Елецком уезде сложилась тяжелая ситуация в связи с нехваткой рук для обработки пашенных земель. Ни одно поместье дворян и детей боярских не обрабатывалось полностью, в связи с чем сами помещики были вынуждены принимать непосредственное участие в тяжелой работе на земле. С той же проблемой столкнулись крупные помещики малонаселенного Дикого поля, среди которых был дядя царя и младший брат патриарха Филарета И.Н. Романов. Управляющие его поместья, пользуясь силой и авторитетом "великого боярина", а также спорным административно-территориальным статусом (границы уездов и станов не были четко разделены) занялись переманиванием крестьян, зачастую насильственным угоном, что вызвало острую реакцию находящихся на службе детей боярских. Конфликт вспыхнул в Ельце и одним из активных участников начавшихся волнений стал Зенов Первоевич Перцов. Далее материалы из исторических источников.

«Коллективную челобитную на бесчинства людей И.Н. Романова подписали самые влиятельные жители уезда. В их число вошли игумен Троицкого монастыря, соборный поп, черный поп Задонского монастыря, двадцать шесть попов Ельца и уезда, а также двадцать семь ельчан всяких чинов. Причем, вероятно, не все служилые люди были грамотны, поэтому часть из них была вынуждена просить «приложить за них руку». Также многие попы расписывались за свои приходы[615]. Для доставки челобитной грамоты были избраны ходоки: боярский сын Григорий Шуринов с товарищами Зиновием Перцевым, Иваном Бавыкиным, Иваном Бехтеевым, Гаврилой Тихоновым, Лорей Трофимовым, Иваном Ермоловым и Владимиром Яковлевым[616]
...
В январе 1629 года по указу царя И.Н. Романов был оправдан. В доказательство невиновности его людей были составлены «перепись»[622] и «список перечневой и роспись крестьянам»[623] с переписных книг вотчины И.Н. Романова, где документально подтверждалось владение теми или иными территориями и крестьянами
...
На основе материалов обысков сыщиков в Ельце, в Ливнах, в Лебедяни и Данкове были собраны дополнительные данные о челобитчиках и ходе
дела. В обыскных речах по Елецкому уезду посадские, уездные и служилые люди давали показания о том, что они «руки свои на порожней бумаге написали», так же как и на челобитной Никиту Вельяминова и дьяка Ивана Тимофеева. В то же время они акцентировали внимание на том, что подлинная челобитная им была не показана, и «наперед» Гаврило Черницын и Пересвет Тараканов ее своровали и назвали «воровским делом». За что были «нещадно» наказаны [625]
В Ливнах[626], Лебедяни[627] и Данкове[628] уездные люди в большей части слышали о бесчинствах людей И.Н. Романова, но каких-либо деталей и имен
не смогли вспомнить. И лишь немногие из опрошенных указали имена детей боярских, которые жаловались на свое разорение. Так, опрошенные свидетели указали на Перцева Зенова, Филиппа и Алфера Тюниных, Кузьму Новгородова, Григория Шуринова и Найдена из Каменки.

В итоге ельчане были обвинены «за их воровское и ложное челобитье», а челобитчиков, пришедших в Москву, было приказано бить батогами и посадить в тюрьму, а с жителей города «доправить прогоны» - взыскать расходы казны по сыску. Ельчане «в одних рубашках» были избиты и посажены в тюрьму, а двое их товарищей казаки Иван Ермолов и Владимир Яковлев,предвидевшие исход дела, бежали [629]. Зачинщики недовольств Черницын и Тараканов подали челобитную Михаилу Федоровичу о бедственном положении их семей и непомерных нуждах, с которыми те столкнулись после конфискации имущества. Так как челобитчики на тот момент сами находились в тюрьме, то они просили выпустить их на поруки, чтобы «напрасно, в конец не погибнуть». По решению царя детей боярских велено было выпустить с условием «впредь не воровать», не участвовать в неправомерных выступлениях, а также не ездить в Крым и в Литву для поисков «воровства»[630]».

/о потери части земель/
«К весне 1619 г. относятся первые сведения о наделении поместьями казаков, переведенных в Елецкий уезд[675]. Они были расселены по разным селам
и деревням Елецкого уезда на землях, отписанных у столичного дворянства или местных детей боярских. По наблюдению Станиславского, часть казаков
была поселена на землях З. Перцева, другие разделили поместье Т.В. Измайлова[676]».

[615] Елецкая челобитная 1628 г. // Новосельцев В.А. Горлов В.П. Елец веками строился. Липецк, 1993.
[616] Там же. С.399.
[623] Там же. С.367- 368, 372, 376.
[625] Там же. С.340-342.
[626] Там же. С.351-356
[627] Там же. С.356-362.
[628] Там же. С.363-366
[629] Елецкая челобитная 1628 г. // Новосельцев В.А. Горлов В.П. Елец веками строился. Липецк, 1993. С.399.
[630] Там же. С.319-321. С.400-402.
[675] РГАДА. Ф.1209. Оп.1. Д.131.
[676] Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории. М., 1990. С. 210.
Pertseval
Участник

Москва, Липецк, Сочи
Сообщений: 73
На сайте с 2022 г.
Рейтинг: 38
Обстоятельства конфликта ельчан детей боярских И.Н. Романову

их материалов
Горлов В.П., Новосельцев А.В.
Елец веками строился

«Обычай того времени требовал объявить (сделать явку) о своих претензиях к кому-либо. Устно такие заявления делали “на торгах”, на торговых площадях при скоплении народа. Можно было известить (явить, объявить) наиболее авторитетных людей и письменно. “Явка” повторяла московскую челобитную “в обидах и насильствах” приказных людей и крестьян И. Н. Романова. А приехавшие в Елец боярин Н. Д. Вельяминов и дьяк И. Тимофеев повели дознание.

Вначале сыск пошел успешно. Челобитчики были быстро собраны, перья писцов строчили записи: “Соборов в городе на Ельце один. А в соборе два попа да дьякон. Да на посаде монастырь Троицкий один же, а в нем игумен Авраам да черный поп Моисей. Да на Ельце ж двенадцать приходских храмов, оприч соборной церкви и монастыря”.

Но неожиданно стройный ход следствия был “нарушен непослушанием ельчан. Царский наказ, сыщикам требовал для сличения собрать подлинные подписи челобитчиков, заставить их “приложить руки” на чистой, “порожней” бумаге. Гаврил Черницын и Пересвет Тараканов усмотрели в этом подвох. Так возник первый конфликт.
...
Ельчане взбунтовались. Собирать подписи на чистом листе уже тогда считалось подозрительным, “воровским делом”, — нарушением законопорядка. И в этом были убеждены не только Гаврил Черницын и Пересвет Тараканов. Их поддержали и некоторые священники, и служилые люди. “Великий шум” подавлен силой. Избитый Пересвет Тараканов с Гаврилом Черницыным в тюрьме. Следствие остановлено. Сыщики ждут указа сверху по своей докладной отписке.
...
Да к распросу же взят был на Ельце сын боярский Евдоким Руднев. И в распросе сказал: сидит де он на Ельце в тюрьме от Николина дня вешнего (9 мая) 136-го года по челобитью ельчанина Гаврила Черницына в деревенском деле, в зажоге, по крестьянине своем в поруке (Пришлось отвечать за взятого на поруки крестьянина — В. Г.). И как де он до тюрьмы сидел за приставом и приходили де к нему ельчане, дети боярские Зенов Перцов со товарищи, человек с десять. А принесли с собою челобитную за руками. Писана на Ивана Никитича Романова и на его людей и на крестьян во всяких обидах. А велели де они к той челобитной руку приложить. И он де по их велению к той челобитной руку приложил. А того он не ведает, со всего ли города веленья та челобитная писана, или не со всего города, что де он, бедный, сидит в тюрьме. Да к тем своим речам он, Евдоким, руку приложил же и на порожней бумаге против челобитной руку свою написал же.
...
Стоп! Сыщики требуют от елецких писцов имена ельчан и описания их поместей, на которых поселились романовские крестьяне. Сделав это, Леонтий Погожий и Игнатий Дмитриев односторонне обвинят И. Н. Романова в земельном захвате. Ельчане в опасную ловушку не идут. Они предлагают сыщикам почитать писцовые книги, в которых все подлинно написано. “Не однажды” повторенное сыщиками требование не меняет позиции сторон. Никто не хочет получить врага в лице великого боярина. Елецкие писцы новых бумаг не дали, московские сыщики читать готовые писцовые книги не сочли нужным.

Допросив ельчан, Никита Вельяминов и Иван Тимофеев направились в Ливны.

...

В обыску же козмодемьянский поп Антон, да ливенцы ж дети боярские Алексей Ефанов, Кирей Поцелуев, Павел Микульников, Климент Руднев, Тит Кобылшин, Михаиле Шавов, Марко Хорошилов, Андрей Митусов, Матвей Золотухин, всего 10 человек, поп сказал по священству, а и дети боярские по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всея Руси крестному целованию: Боярина Ивана Никитича люди и крестьяне из-за ельчан крестьян вывозят. А слышали де они то от ельчан. Поп Антон слышал на Ельце от Григория Шуринова да от Филипа Тюнина, что вывезли из-за Григория Шуринова 12 человек крестьян. А того не помнит, в кою пору слышал. А семь человек детей боярских, Алексей Ефанов со товарищи, сказали: слышали на Ельце перед Троицыным днем от ельчан, от Филипа и от Алфера Тюниных, да на Ливнах слышали от ельчан же от Григория Шуринова, что из-за Филипа вывезли из двенадцати дворов крестьян, а из-за Григория развезли 17 дворов крестьян.

А Андрей Митусов слышал на Ельце в Николины вешнего дни от ельчан от Зенова Перцова да от Григория ж Шуринова, что из-за Зотова вывезли крестьян человек с десять. А Матвей Золотухин слышал на Ельце в Великий пост от ельчанина от Филипа ж Тюнина, что вывезли из-за Филипа крестьян человек с десять же. А про иные де ни про какие насильства и обиды ельчанам боярина Ивана Никитича от людей и от крестьян сами они опричь того ничего не ведают и не слыхали».

Pertseval
Участник

Москва, Липецк, Сочи
Сообщений: 73
На сайте с 2022 г.
Рейтинг: 38
Росписи представителей ветви Зиновьевичей, Ивановичей, Григория (Кузьмина?) о воровстве крестьян людьми И.Н. Романова

Зенов Перцов

Да в нынешнем 136-м году в Васильевы дни приезжали из боярской вотчины Ивана Никитича Романова крестьяне Ромашка Кислой да Андрюшка Басов со товарищи. Взяли у ельчанина сына боярского у Зенова Перцова насильством крестьян его Тимошку Рыжего, да сына его Оброску, да Проньку Горбунова, да сына его Данилку, да Гришку Ульянова, да фомку Кривозовца, и со всеми крестьянскими животы, да Трофимка Иванова с женою и с детьми.

Роспись недоросля ельчанина сына боярского Федота Перцова.

В нынешнем в 136-м году перед Масленою, вывезли из боярской вотчины боярина Ивана Никитича Романова приехав, Сережка Васильев со своими товарищи вывезли насильством крестьян Ромашку Семенова, да Палуньку Семенова ж, Софоньку Степанова, Фирсика Невлева с женами, и с детьми, и со всеми крестьянскими животы.

/134-136гг./
Роспись Силы Перцова (неизвестный представитель рода)

В кой поры приезжали за Ивановыми крестьянами Бехтеева, и в те поры отняли у крестьянина моего трое лошадей, да колчан с трубою и с крючом, да два топора, да два...

доспись крестьянам Алексея Юрьева, поместного казака, которых вывезли за боярина за Ивана Никитича Романова в вотчину насильством.

Роспись ельчанина Григория Перцова

В нынешнем в 136-м году, неделю спустя после дня Семена летопроводца из боярской вотчины Ивана Никитича Романова приехав из новой слободы из Запольного, Афонька Дурнищев, да Томилка Поздняков со товарищи, двор выжгли без остатку. Да в нынешнем же 136-м году, в Великий пост, приехав из боярской вотчины боярина Ивана Никити¬ча Романова, Петрушка Огарков, да Афонька Дурнищев, да Томилка Поздняков, со товарищи меня в ночи пограбили, и животы, и статки (достаток, имение, нажитое — В. Г.) поймали.

Роспись ельчанина Ивана Перцова

В прошлом, в 135-м году из боярской вотчины Ивана Никитича Романова приезжали Антошка Гладной со товарищи. Вывезли насильством крестьян моих Ивашка Банного, да Максимка Маркова, да Ваську Клейменова, да Мишку Иванова, да человека моего Николка Архипова с женами и с детьми, и со всеми крестьянскими животы. Да моих, Ивановых, животов взяли: колчан, кобылу гнеду, саадак (налучник, чехол на лук — В. Г.), да саблю, котел винной, опашень (широкий, долгополый кафтан, с короткими рукавами — В. Г.), да летник, да шапку женскую камчатую красную, (камка — шелковая китайская ткань с разводами) сапоги сафьяновые, зипун лазорев. А вывез человека моего Николка Архипова с женою и с детьми Захарка Петров со товарищи.

------

Для доставки челобитной грамоты были избраны ходоки: боярский сын Григорий Шуринов со товарищами Зиновейкой Перцевым, Ивашкой Бавыкиным, Ивашкой Бехтеевым, Гаврилкой Тихоновым, Лорей Трофимовым, Ивашкой Ермоловым и Володей Яковлевым. 11 июля 1628 года в соборе был отслужен напутственный молебен. Перед собравшимся народом зачитали челобитную. Под шатром собора раздавались слова "И вашу государеву вотчину елецкий уезд разорили многая села и деревни вез остатку" "насильством жнут, и лошади и коровы по полем и по деревням отнимают". "А наших крестьян, отнимают насильством дочерей и жен от живых мужей. А которые наша Братья дети боярские разорены от крестьян Ивана Никитича, те дети боярские пошли жить в ево Боярскую вотчину. Я нам, государи в украином городе с таким великим Боярином в соседстве жить невозможно". "И воеводы каши государевы на Елце, что на дурна Ивана Никитича люди и крестьяня творят, и оне против их дурости молчат, никакова наказанья над ними учинить не смеют". "Нам выло разоренья злое от Литвы", - вспоминали челобитчики Сагайдачного и поляков. Но экспансия великого боярина оказалась самой тяжелой бедой:
....
К сей челобитной Иван Бавыкин за Зиновия Перцова по его веленью руку приложил.
...

137-го года января в 14 день государь царь и великий князь Михаил Федорович всея Руси и великий государь святейший патриарх Фила¬рет Московский и всея Руси сего дела слушали и указали:

боярина Ивана Никитича Романова по обыскам оправить (оправдать, освободить от обвинения, признать правым, невиновным — В. Г.), а ельчан обвинить, потому что они о том деле били челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всея Руси и великому государю святейшему патриарху Филарету Никитичу Московскому и всея Руси на боярина Ивана Никитича Романова и на его людей и на крестьян в обидах, и в насильствах, и в земляном владении, и по крестьянской вывозке ложно. И кричали непригожим жестоким челобитьем многажды (много раз, многократно — В. Г.). И подали челобитную ото всего города за руками. Челобитчики ельчане — дети боярские Гриша Шуринов, Зинов Перцев, Ивашко Бобыкин, Ивашко Бехтеев, Гаврилко Тихонов, Ларка Трофимов, Ивашко Ермолов, Володя Яковлев, что будто все поместья их и вотчины в Елецком уезде запустели без остатку от разорения боярина Ивана Никитича Романова людей и крестьян. Приезжают де люди его и крестьяне человек по сороку и по пятидесяти и больше в их поместья и вотчины днем и ночью, и их грабят, и жен и дочерей позорят, и из денег и из платья пытают, и из-за монастырей и из-за них крестьян и бобылей вывозят насильством. И их поместьями и вотчинами. к селу к Романову Городищу многими завладели насильством и сенными покосами. И на тех их поместьях и на вотчинах в Запольном, и под Стрыговым, и под Тешевым лесом, и в иных многих местах в Елецком уезде устроили новые слободы в 136-м их же крестьяне и бобыли, которых из-за монастырей и из-за них вывозили насильством.

И по дорогам грабят и побивают, И от тех новых слобод, которые на их местах поселилися в Елецком уезде, многие села и деревни без остатку разорили. Села и деревни жгут, и хлеб стоячий зажигают, и по полям хлеб насильством жнут, И лошадей и коров по полям и деревням отнимают. И им в украинном городе с таким великим боярином с Иваном Никитичем жить не мочно и мочи их не стало. И только не будет к ним государьской милости, и они пропали без остатка.
Каково им было разоренье от государевых недругов и от Литвы, и они их попленили на одно время. А нынешнему плену, каков над ними плен боярина Ивана Никитича людей и крестьян, и конца не ведают.

Пуще им стало крымской и нагайской войны. Во всем Елецком уезде не осталось за ними крестьян и бобылей третьего жеребия (участок, доля, пай, доставшийся в надел по жребию — В. Г.). Вывезли крестьян их в его боярскую вотчину, в новые слободы.

А которые де за ними остались крестьяне и бобыли, и тех де крестьян и бобылей, приезжаючи, боярина Ивана Никитича люди и крестьяне отнимают насильством. Дочерей и жен от живых мужей отдают замуж в его боярской вотчине за иных мужей.

И по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всея Руси и отца его государева великого государя святейшего патриарха Филарета Никитича Московского и всея Руси указу против челобитья ельчан
...

Да и потому ельчане виноваты: сверх тех обысков для подлинного сыску посланы с Москвы тех новых слобод досматривать и крестьян переписывать и распрашивать Иван Яковлев сын Вельяминов да подьячий Онисим Ильин. А велено им в тех в новых слободах и в деревнях переписать дворы крестьянские и бобыльские в Запольном, и под Стрыговым, и под Тешевым лесом и в тех слободах. И во дворах людей по именам с отцами и прозвищами. И их распросить порознь, по одному человеку, накрепко и по именам старинные крестьяне боярина Ивана Никитича тут ныне живут ли? И где наперед того жили? И кто именем (из) прихожих крестьян и бобылей в те новые слободы и в деревни пришли? И собою ли кто пришел или кого сильно вывезли? И кто их вывозил? И по Ивану дозору Вельяминова да подьячего Онисима Ильина в тех слободах ельчан детей боярских и всяких чинов людей крестьян не объявилось ни кого. И то их ельчан всяких людей челобитье на боярина на Ивана Никитича стало вовсе ложно. И оглашали своим воровским непригожим челобитьем, затеяв напрасно. И за то их воровское и за ложное, непригожее челобитье, что они оглашали боярина Ивана Никитича всякими непригожими делами, государь царь и великий князь Михаил Федорович всея Руси и отец его государев великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всея Руси указали:

— тех елецких челобитчиков Гришку Шуринова, Зиновка Перцова, Ивашка Бовыкина, Ивашка Бехтеева, Гаврилка Тихонова, Ларку Трофимова, Ивашка Ермолова, Володьку Яковлева, восемь человек, которые на Москве в Разряде, бить батоги, а бив батоги, посадить в тюрьму до своего государева указа.

— Да на ельчанах же на всяких людях, указали государь и святейший государь партиарх, доправить прогоны (взыскать убытки, плату за проезд — В. Г.), что дано прогонов из государевой казны Миките.да Ивану Вельяминовым со товарищи 35 рублев 4 алтына 2 деньги. Да что дано кормовых денег московским стрельцам, которые посланы с Микитою Вельяминовым да с дьяком Иваном Тимофеевым, 19 рублей 2 алтына 2 деньги. И всего прогонных и стрелецких кормовых денег доправить на ельчанах 54 рубля 6 алтын 4 деньги».


Комментарий мой:
1. Зенов Перцов, игравший важную роль в противоборстве боярских детей с крупным помещичьим землевладениям, вероятно, втянул в это противостояние других представителей рода Перцовых, которые были наказаны за ложное доносительство. Известно, что избежал наказания лишь Федот Иванович, бывший на тот момент недорослью в отцовском поместьем. Несмотря на то, что сыск не закончился ничем хорошим для ельчан, "воровство" крестьян со стороны людей Романова прекратилось.

Pertseval
Участник

Москва, Липецк, Сочи
Сообщений: 73
На сайте с 2022 г.
Рейтинг: 38
Жалобы на бегство крестьян или факт их прибытия

ветвь Зенова Первоевича:

1) в 1639 г. ельчанин Л. Перцов (Ларион Зиновьевич Перцов) подал в Разрядный приказ челобитную о возвращении из Козлова обратно бывшего его крестьянина А. Ягодина. Ответчик прибыл в Москву и предстал перед судом. Однако истец так и не приехал. Поэтому решение суда было определенным. А. Ягодина отправили обратно в Козлов на службу, а истцу запретили еще раз подавать подобную жалобу.
(Ю.А.Мизис. ПОИСКИ БЕГЛЕЦОВ НА ЮЖНОЙ ГРАНИЦЕ РОССИИ В 30–40-х гг. XVII в.)

ветвь Ивана Сумароковича:


ветвь Саввы Воиновича:


ветвь Григория Кузьмича
Pertseval
Участник

Москва, Липецк, Сочи
Сообщений: 73
На сайте с 2022 г.
Рейтинг: 38
Д.А. Ляпин.
К ВОПРОСУ О «ГОРОДСКИХ ВОССТАНИЯХ»
В РОССИИ в середине XVII века
2010
(по материалам южнорусских уездов)

О новой фазе противостояния выборного дворянства и центральной власти

Ветвь Ивана Сумароковича

Елец. В Ельце в начале 1640-гг. сложилась «правящая группа». Ее члены принадлежали к различным слоям общества: 4 сына боярских, 2 рядовых священника, поместный казак и дьячок. Лидером елецкой группы был Дмитрий Снетин[30]. Последний приехал в Елец в 1630-х гг.31 Он поначалу мало отличался от большинства своих сослуживцев, «на службе был» на коне с самопалом и саблей, его земельный оклад составил 250 четвертей. К 1646 г. Снетин стал выделяться среди своих соседей: на его земле проживали 19 крестьян и бобыль, а сам он получил чин дворового сына боярского[32]. Второй участник группы, Иван Иванович Перцев – представитель елецких помещиков, его предки приехали сюда еще в начале XVII столетия. Материальный достаток И. Перцева был средним. В 1630 г. он владел небольшим поместьем в 35 четвертей, а на его землях проживали трое крестьян[33]. К 1640 г. его земельный оклад увеличился до 200 четвертей[34], он пользовался авторитетом у сослуживцев и доверием властей: Перцев составлял мерные записи для распределения пустошей[35]. На его землях теперь проживали 8 крестьян, размер его поместья – 150 четвертей. Он также имел чин дворового[36]. Третьим представителем елецкой «правящей группы» был Василий Никитич Козлов, фигурирующий в документах как житель Курска. Он появился в Ельце в 1646 г., в 1648 г. был послан в Крым37. Четвертый участник группы Михаил Третьякович Сухинин по десятне 1622 г. – сирота и недоросль 7 лет, за ним числилось поместье в 100 четвертей без крестьян. К 1640-м гг. на его земле жили уже трое крестьян [38]. Поместный казак Степан Никитич Долгий в десятне 1648 г. значился служилым «новиком». Он имел поместье в 30 четвертей и 4 крестьян[39]. Про других участников «правящей группы» сказать что-либо сложно. Это два «вдовых попа» Трофим и Алексей и «казачий дьячок» Мартинов. Таким образом, представители елецкой «правящей группы» с точки зрения государства были вполне благонадежными. В документах есть также упоминания о «советниках» «правящей группы». Это около 10 человек местных детей боярских.

Членам «правящей группы» воевода давал различные поручения, связанные с организацией службы: ремонт городских стен, сбор хлеба и его посылка в новые крепости Усерд, Корочу и Яблонов, изготовление рогожных мешков, сбор денег, поставка спиртного и продуктов к царскому двору и проч. Члены правящей группы были ответственны перед воеводой за выполнение служилыми и посадскими людьми всех этих многочисленных поручений, за что имели льготы и пользовались своим положением в личных интересах («для своей бездельной корысти»). Вероятно, для них был занижен

146

размер податей, они забирали себе часть кабацких сборов, лес, свезенный в город для ремонта стен.

К концу 1630-х гг. в среде горожан и жителей Елецкого уезда выросло недовольство местной властью и «правящей группой». Лидером недовольных выступил сын боярский Василий Насонов. В 1640 г. Насонов и «товарищи» решили направить в Москву челобитную с жалобами на свое тяжелое положение. Елецкий воевода Федор Алябьев приказал стрельцам арестовать челобитчиков. Арестованные были посажаны в тюрьму и «биты батогами несщадно»[40]. Оппозиция местной власти была невелика и большой силы не имела, жители города не оказали поддержки арестованным.

В 1646 г. ельчане подали новую «заводную» челобитную. В ней говорилось, что они якобы всем городом и уездом, «поговорив промеж собя», решили «полюбовно» выбрать людей «для государева и для городового всякого дела». Далее прилагался список из 24 имен, а затем еще один список с 22 именами, который предваряли слова, что ельчане уже просили об этом и раньше царя, бояр и воевод, и «всяких начальных людей». Ельчане обещали «во всем их (выбранных детей боярских. – Д.Л.) слушать и не в чем не подавать, и протор в государеве деле и в челобитье не ставить... и на них не пенять».
В документе определялись права и обязанности выбранной группы. Смысл этой челобитной, на мой взгляд, сводится к ограничению власти воевод и к попытке устранить «правящую группу»[41]. После рассмотрения челобитной в Москве Д. Снетина и членов правящей группы было приказано отправить в Царев-Алексеев. Оттуда они написали челобитную, где изложили свою точку зрения на проходящие события[42], согласно которой, они добросовестно выполняли «государеву службу» и вызвали зависть. Вскоре Снетина «со товарищи» было приказано вернуть в Елец. Противостояние продолжилось.

В июне 1647 г. группа недовольных снова появилась в городе. Здесь несколько человек собрались на совет в Новосильской башне[43]. Среди них были Василий Насонов с детьми боярскими, 3 служилых казака и казачий дьячок Григорий Белозеров. Они читали челобитную на имя царя, которая, видимо, была написана заранее. Тогда же все собравшиеся клялись на кресте, что «от той челобитной им не отступаться». Однако не все челобитчики были единодушны. Дьячок Григорий Белозеров решил донести о челобитной казачьему и стрелецкому голове Ивану Буженинову. Голова сообщил воеводе Григорию Даниловичу Долгорукому, и тот велел арестовать челобитчиков и провести допрос. Это вызвало недовольство у некоторых казаков, потребовавших освободить Насонова «с товарищи»[44]. Воевода это сделать отказался. Ответив ему «невежественными словами», казаки разошлись. Г. Белозеров донес на собравшихся, делая упор на то, что они целовали крест. В 1647 г. воевода отнесся к этому особенно внимательно. В 1645 г. царем стал молодой Алексей Михайлович, и по стране поползли слухи, что он не настоящий царь, власти боялись неповиновения. Поэтому слова дьячка о целовании креста в башне могли означать измену.

Результаты допроса челобитчиков показали, что измены царю они «не замышляли». Василий Насонов говорил, что единственное, чего они хотели, «бить челом о своих нужах» государю, а также «вверяли промеж себя, чтоб заодно стоять и друг друга не выдать»[45]. Г.Д. Долгорукий отослал результаты допросов, которые могли успокоить центральную власть, но в Разрядном приказе потребовали провести допрос всех жителей города по этому делу. На допросе мнения жителей города по поводу злоупотребления «правящей группы» разделились. Большинство ссылалось на неосведомленность, другие считали, что «ельчане наносят на них во всем неправду». Однако подтвердили обвинения только несколько казаков и кузнецы. Единодушны ельчане были лишь в утверждении того, что «креста никому не целовали, а целовали только... Алексею Михайловичу» в 1645 г.[46]. На этом «восстание» в Ельце закончилось.»

30 РГАДА, ф. 210, оп. 1, д. 229, л. 1–210.
31 Там же, д. 122, л. 11.
32 Там же, ф. 1209 (Поместный приказ), оп. 1, д. 135, л. 276 об.; ф. 210, оп. 4, д. 86, л. 8.
33 Там же, ф. 1209, оп. 1, д. 133, л. 621 об.
34 Там же, ф. 210, оп. 1, д. 122, л. 11.
35 Котков С.И., Коткова Н.С. Памятники южного великорусского наречия: Отказные книги.
М., 1977. С. 43, 86, 87, 101, 114.
36 РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 135, л. 117 об.; ф. 210, оп. 4, д. 86, л. 9.
37 Там же, ф. 210, оп. 4, д. 86, л. 290.
38 Там же, ф. 1209, оп. 1, д. 133, л. 99; ф. 210, оп. 4, д. 86, л. 140.
39 Там же, ф, 1209, оп. 1, д. 133, л. 1324 об.; ф. 210, оп. 4, д. 86, л. 279 об.
40 Там же, ф. 210, оп. 1, д. 275, л. 3.
41 Там же, л. 175–178.
42 Там же, л. 188.
43 Там же, л. 199.
44 Там же, л. 200.
45 Там же, л. 206.
46 Там же, л. 210
Pertseval
Участник

Москва, Липецк, Сочи
Сообщений: 73
На сайте с 2022 г.
Рейтинг: 38
В. Черепнин. Третий этап народных восстаний 1648 г. и подготовка к новому (сентябрьскому) земскому собору // Земские соборы Русского государства в XVI - XVII вв., М.: Наука, 1978

https://statehistory.ru/books/...VII-vv-/54


Третий этап народных восстаний 1648 г. и подготовка к новому (сентябрьскому) земскому собору Подготовка к новому земскому собору происходила в то время, когда в ряде городов Русского государства продолжались народные движения. Мы знаем о волнениях в Чугуеве, Чердыни, Соли Камской[1152]. По мысли правительства, решение о новом соборе должно было ослабить классовую борьбу, расколоть фронт восставших, оторвать от них попутчиков. Недаром патриарх Никон впоследствии говорил: «И то всем ведомо, что збор (т. е. собор. - Л. Ч.) был не по воли, - боязни ради и междуусобия от всех черных людей, а не истинныя правды ради». По характеристике Никона, Соборное уложение -это «беззаконная книга»[1153].

В соответствии с царским указом, изложенным в памяти от 16 июля, со второй половины июля началась рассылка грамот по городам о производстве выборов на земский собор. Грамоты направлялись из тех приказов, в которых ведались соответствующие города. Нам известно, что из Новгородской четверти были посланы грамоты в Нижний Новгород, Великий Новгород, Псков, Кевролу, на Мезень, в Пермь, Чердынь, Соль Камскую, в Вологду, на Двину, в Арзамас[1154]. Нечеткость приказной системы иногда ставила в туник местную администрацию. Так, в Новгород было послано из Новгородской четверти предписание выбрать одного человека, затем пришла грамота из Разряда, по которой надо было выбрать двух человек из Новгородского посада и по человеку из пригородов и рядков[1155]. На недоуменный вопрос в Новгородскую четверть новгородского воеводы - как быть, последовал ответ: поступать так, как было указано в грамоте из Новгородской четверти[1156].

Во второй половине июля, в августе и даже в сентябре 1648 г. происходили выборы в земский собор в разных частях России. К сожалению, у нас нет материалов, которые позволили бы нарисовать полную и всестороннюю картину выборной кампании. Сохранившиеся сведения довольно случайны. Наиболее подробные данные имеются по Переяславлю Рязанскому. На основе их изучения складывается впечатление, что выборы здесь проходили в обстановке политического индифферентизма населения и волокиты со стороны приказной администрации. 9 августа 1648 г. переяславль-рязанский воевода Григорий Кириллович Огарев получил из Разряда грамоту, которую должен был «в торговые во многие дни... велеть прочесть всяких чинов людем вслух», причем дворянам и детям боярским сказать, чтобы они для «государева и земсково дела выбрали свою братю - из болших станов по два человека, а из менших, и из новокрещенов», и из белозерцов рязанских помещиков по человеку, посадским же людям велеть выбрать одного человека. Воевода «сказывал» царский указ в Переяславле Рязанском «во многие дни», посылал переяславских пушкарей и затинщиков «сказывать» его в поместья и вотчины всех станов и «по торжком кликать». В результате всего этого 20 августа в «съезжей избе» «объявились» перед воеводой 12 рязанцев, которые заявили, «что де им малыми людми выборных людей выбрат не умет, потому что город де болшой». Что касается посадских людей, то те выбрали одного представителя[1157].

Через неделю воевода снова сообщил в Москву, что вплоть до 26 августа ни один новый человек к нему для выборов не явился[1158]. 27 августа прибыли еще 10 человек[1159]. В царской грамоте в Переяславль Рязанский от 4 сентября содержалось настойчивое требование произвести выборы[1160], ибо срок приезда выборных в Москву (1 сентября) уже прошел. Новая правительственная грамота из Москвы в Переяславль Рязанский на имя Огарева датирована 16 сентября. В ней читаем: «А из городов многие люди для нашего и земского дела съехались и живут на Москве», там собрались выборные люди «из дальных городов Новгорода Великого, и изо Пскова, и из Казани, и изо всех городов». Воевода должен добиться высылки выборных из Переяславля Рязанского «безо всякого мотчанья»[1161].

Выборы в Переяславле Рязанском состоялись лишь 24 сентября, причем с нарушением установленных норм. Как писал в Москву воевода, в выборах приняли участие рязанские дворяне и дети боярские, «немногие люди, и бордаковския новокрещоны и подали мне, холопу твоему, в съезжей избе выбор за руками на резанцов же дворян все вопче, а не по станом». Выборных представителей рязанских дворян и детей боярских было семь - меньше установленной нормы. Бордаковские новокрещены выбрали одного человека[1162]. Рязанские помещики из белозерцев, ссылаясь на то, что их осталось (в Рязанском уезде, Каменском стану) лишь 15 человек (из 24-х) и что из служилых людей Белозерского уезда уже выбраны два депутата, просили «записать» их челобитье, т. е. фактически освободить их от обязанности выделять своего представителя[1163].

Только 25 сентября воевода Огарев послал в Москву «выборы», а 1 октября (более чем через два месяца после начала всей кампании) выехали туда сами рязанские выборные[1164].

Но далеко не во всех городах (так, как это было в Переяславле Рязанском) приказная администрация и дворяне уклонялись от выборов или проявляли к ним безразличие. Иногда выборы становились орудием борьбы в среде местных служилых людей или между служилым дворянством и воеводой. Так, острая ситуация сложилась в Ельце. 13 августа 1648 г. елецкий воевода Алексей Иванович Хрущов получил из Разряда грамоту с предписанием организовать выборы на земский собор двух детей боярских и одного посадского человека. Воевода выполнил приказ и сообщил в Москву, что дети боярские выбрали Дениса Ермолова сына Шилова и Григория Кузьмина сына Перцова, а посадские люди - Степана Федорова. Однако в челобитной царю ельчан детей боярских и поместных казаков «всем городом» (она была составлена, видимо, вскоре после 13 августа, к 4 сентября она была уже доставлена в Москву, в Разряд) с жалобой на воеводу приводились другие сведения. По словам челобитчиков, воевода, «по наговору» стрелецкого головы Ивана Буженинова, самовольно выбрал на собор детей боярских Дмитрия Снетина и Василия Козлова, а им у «государева земскова дела» «быть нельзя», потому что они свою братью детей боярских «продают заодно с воеводы» и «небылыя слова» на них «воеводам наговаривают». Челобитчики еще два года тому назад составили «запись», договорившись обратиться к государю «обо всяких своих нужах и на ушников», которые «всему городу чинят убытки большие и упродают... без вины». Воевода заявил: «вы де завод заводите недобран и запись де у вас межи себя написана заговорноя с заводу», и «тое запись отнел». После этого он выбрал к «государеву земскому делу» «отводных людей детей боярских» Дениса Шилова и Григория Перцова (которые «с и ими ушниками в заговоре и во всем им помагают») «и к тому выбору уезных попов заставил руки прикладывать сильна...»[1165]. Словом, выборная кампания в Ельце всколыхнула местное дворянство, вызвала в его среде брожение, обострила его взаимоотношения с воеводой».


1152 Бахрушин С. В, Указ. соч., с. 51.
1153 Мнения патриарха Никона об Уложении и проч. (Из возражений и Стрешневу и Паисию). Под ред. В. Ламанского. - «Записки отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества», т. II. СПб., 1861, с. 426-427; Ундольский В. М. Отзыв патриарха Никона об Уложении царя Алексея Михайловича. - «Русский архив», 1886, № 8,тс. 611.
1154 Смирнов П. П. Несколько документов..., с. 8-11, № II-III.
1155 По грамоте из Разряда от 28 июля новгородский воевода кн. Федор Андреевич Хилков послал память губному старосте Обонежской пятины Нагорной половины Ивану Кобылину с предложением выбрать для «государева и земского дела» «человека добра и смышлена» (ААЭ, т. IV. СПб., 1836, с. 40-41, № 27). Писали из Новгорода о производстве выборов также в Порхов и Ладогу (Смирнов П. П. Несколько документов..., с. 15-16, № VII).
1156 Смирнов П. П. Несколько документов..., с. 10-11, № III.
1157 Кабанов А. К. Выборы местных представителей на земский собор в 1648-49 гг. в Переяславле Рязанском. – «Труды Рязанской ученой архивной комиссии», 1910, т. XXIII, вып. 1, с. 1-5, № 1-2.
1158 Там же, с. 6-8, № 3.
1159 Там же, с. 9-11, № 5.
1160 Там же, с. 8-9, № 4.
1161 Там же, с. 11-13, № 6.
1162 Там же, с. 13-14, № 7.
1163 Там же, с. 14-15, № 8.
1164 Там же, с. 15-16, № 9; см. также: Шмелев Г. Отношение населения и областной администрации к выборам на земские соборы в XVII в. - В кн.: Сборник статей, посвященных В. О. Ключевскому. М., 1909, с. 493-494.
1165 Акты, относящиеся к истории земских соборов. Под ред. Ю. В. Готье. М., 1909, с. 61-62, № XIV-XV; см. также: Шмелев Г. Указ. соч., с. 500-501.
Pertseval
Участник

Москва, Липецк, Сочи
Сообщений: 73
На сайте с 2022 г.
Рейтинг: 38
Основатели елецкой ветви рода:

Иван Сумарокович Перцов (1580-е - 1618/1622)

Дата рождения:

Ивашко Сумороков сын Перцов впервые упомянут как новик 112 года (1604) со скромной статьей оклад по 4 ж рубли земли по 150 чети.. "Дано ему государева жалованья четыре рубли. Порука по нем в службе и в денгах елчаня Меркул Иванов сын Добриков, Федор Иванов сын Чаплыгин, Левонтей Михайлов сын Толдыкин, Яков Тимофеев сын Меркулов". Упомянут в том же документе (л. 16) о поруке Первуша Дмитреева сын Чюрсина: "Дано ему государева жалованья три рубли. Порука по нем в службе и в денгах || (Л. 22) елчаня Иван Сомороков сын Перцов, Осип Иванов сын Коверин, Семей Васильев сын Лобынец, Самойло Богданов сын Чеплыгин".

1615-18 гг. - Список елецких детей боярских. Городовые. || (Л. 117) По 350 чети (оклад значительно увеличен). Дмитрей Назарьев сын Сопелкин. Яков Тимофеев сын Меркулов. Кузма Тимофеев сыи Ноугородов. Иван Сумороков сын Перцов.

В Десятне разборной 1621/22 г. из двух сыновей Ивана Сумароковича недорослью-сиротой значится только Иван Федотович, следовательно, старший сын, Иван Иванович, был старше возраста верстания (17 лет), дата рождения старшего сына не позднее 1606 г. с более вероятными датами от 1600 до 1604 года. Таким образом, Иван Сумарокович должен быть рожден не позднее нач.1580-х гг.

Поместье: деревня Болховичи на двух берегах р.Дон под Яковлевским лесом (до 1615 г.)

Дата смерти: в своей диссертации Ляпин, ссылаясь на десятню, пишет, что Иван Сумарокович погиб на службе в 1622.
Список жертв относится к 1618/19 гг.:
https://nashi-predki.ru/wiki/%...1%82%D0%B2
По 350 чети.

Иван Сумороков сын Перцов - умре


Зенов Первович Перцов (ок. 1596/1599 - 1632)

Дата рождения: Был новиком 124-126 гг. (1616 - 1618 гг), родился в 1590-х гг.

Биография: Л. 26. «Зенов Первого сын Перцов. Сказали про нево окладчики и сам Зенов: поместья за ним в Елетцком уезде в дачах 132 чети, крестьян за ним в том поместьи 6 человек да 5 бобылей да задворной человек Филка Кудинов, поместья ево середнея. Будет под ним на государеве службе с тово поместья конь в полку, ружья саадак да сабля, да за Зеновом конь прост, а с простым конем человек Ондрюшка Савин на меринке, ружья у человека (л. 26 об.) саадак да сабля. Сказал Зенов: писал, де, я тое службу надеючись на государева жалованья. Собою Зенов добр. Денег ему з городом 8 рублев».
https://forum.vgd.ru/post/311/...0%BE%D0%B2

Принимал активное участие в противодействии крупным землевладельцам Романовым (см начало темы)
Принимал активное участие в сражения с татарами (см начало темы)
Административная работа: На 1630 г. Зенов занимает должность кабацкого головы, поставил крымскому посольству на Валуйки («на посольский обиход») 20 пудов меда по 20 алтын за пуд и 15 ведер вина по 30 алтын за ведро.

Поместье: в десятне 1621/22 г. имеет среднее поместье и 132 чети земли, в конце десятилетия (1628/30 гг.) за ним числится уже ряд поместий по обеим сторонам реки Дон (пом. в Хмелинце, поч. Величков, Малая Панарина под Яковлевским лесом, пустоши у р. Хмелинца, пустоши за р. Дон под Стрыговым лесом (см карту) на Левом берегу). Общее количество земли составляло 281 четвертей с осьминой и с полутретиком: помещичья пашня - 15 четвертей, крестьянская и бобыльская пашни - 24 четверти с осьминой, дикое поле - 168 четверти, перелог - 74 четверти с полутретиком. сенокос- 217 копен. Как видно, значительная доля необратываемой земли относительно ее общего количества могло стать причиной резкого неприятия переманивания ("воровства") крестьян со стороны крупных землевладельцев Романовых, также сталкивающихся с нехваткой людских ресурсов на территории Русского пограничья).

Дата смерти: погиб в сражениях с татарами в 1632 г.
https://forum.vgd.ru/post/1576/68970/p2785727.htm


Савва Воинович Перцов (ок. 1600 - после 1660/64)

Дата рождения: Верстан в 1622 г., дата рождения попадает на начало 1600-х и не позднее 1606 г. В том же году был верстан Максим Воинович в Болхове, Артемий Воинович уже не был новиком (был на смотре в Болхове), следовательно, Савва - третий по старшинству сын Воина.

Биография: Сава Воинов сын Перцов. Упомянут новиком по 130 году (1622), верстанным воеводой Семеном Волынским
(Л. 213об.) По 200 чети.
"Сказали про него окладчики и сам Савва: поместья за ним в Елетцком уезде нет. Пеш, ружья саадак да сабля. Собою добр. Денег ему з городом 7 рублев." Если у Зенова Первоевича уже было среднее поместье в Елецком уезде, то у Саввы на 1622 г. земли в Ельце не было (см. болховских Перцовых). В 1639 в списках детей боярских с вооружением уже не пеш: Савелий Михайлов с конем, саойдаком и саблей. Служил с 1620-е по 1660-е гг.

Административная работа: значится в списках выборных детей боярских 1647/50 г.

Поместье: к 1628 г. починок Ильина сверх Хмелинского леса, с высокой степенью вероятности это земли по р. Липовка у Извалов. В 1630 - "возле реки Дона сурочищи имение на 3 листах". Вероятно, земли сверх Хмелинского леса не были особенно хороши (изрезаны оврагами, сложный доступ к воде) и в 1630-50-х высокая активность Саввы/Савелия наблюдается по отказным в районе с. Ксизова. В декабре 1632 г. он участвовал в межевании с ДБ на другом берегу Дона (основание С.Дубового), в 1640-х активно межевался с соседями в Засновье по р. Колыбельке. В 1650 очередная отказная в Засновье вышла на Савелия Михайлова сына Перцова. Однако Савелиев Михайловичей источники не фиксируют, как и Михаилов, за одним исключением: в отказных на пустоши в устье рч. Хмелинец и вверх по р.Дон в списках прежних владельцев (за 1628 г) упомянуты Зенов Перцов на один жеребей (с М. Чурсиными) и Михайло Перцов на второй жеребей (с Иваном Бавыкиным). Отсюда делаем вывод, что с высокой степенью вероятности Михаил - это церковное имя Воина Перцова, что также имеет смысл по ономастике.

Дата смерти: последнее упоминание о Савве/Савелии Воинове сыне Перцове находим в списке приверстном ельчан детей боярских с окладом в 250 четей земли.
РГАДА 210-12-534. (1664 г., доп. в 1667 г).
https://forum.vgd.ru/post/2168/58431/p1630512.htm#pp1630512

← Назад    Вперед →Страницы:  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Вперед →
Модераторы: N_Volga, Asmodeika, Радомир
Вверх ⇈