Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Дневники участников »   Дневник Бонч-Осмоловской Марины »   Занимательные истории Ивана Сивопляса
RSS

Занимательные истории Ивана Сивопляса


<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ >>>>>> ]
Модератор: Bontch–Osmolovskaia Marina
Bontch–Osmolovskaia Marina
Модератор форума

Bontch–Osmolovskaia Marina

Сообщений: 3522
Регистрация: 2009
Рейтинг: 4962 


ИСТОРИЯ 11-я. ЗАГОВОРНЫЕ ТЕТРАДИ СИМБИРСКИХ КОЛДУНОВ

"Колдовство процветало в симбирских пределах в позапрошлом веке. Бабки, знахари и колдуны были едва не в каждом селе, даже самом мелком. Колдунов боялись, колдунам кланялись в болезнях и житейских трудностях.
Для истории сохранилось несколько любопытных документов. Это – рукописные тетрадки, содержащие тексты заговоров, которыми оперировали стародавние колдуны. Кажется, более всех прочих и наших предков занимала проблема взаимоотношений полов – заговоры и наговоры на присушку мужчин и женщин занимают в книжечках большую и самую интересную часть:
«На море, на Кияне на острове на Кургане, стоит медная баня, в той бане лежит доска, на той доске сидит Тоска, тоскует Тоска, горюет Тоска об рабе (имя мущины). Бросься, Тоска, кинься, Тоска, в рабу такую-то (имя женщины), войди в ея сердце, во все ея члены, в ея черныя глаза, черныя брови и волосы такие-то, в ея белое лицо, за всякое бы она время сидела под окном, глядела бы в окно, как бы не увидала, так бы зарыдала об рабе (имя мущины), минуты, часы бы не забывала (раба таково-то).
Раб такой-то, мущина, призываю себе на помощь, выходит ко мне, рабу такому-то, белый бес. Я тебя братом называю, на дела наставляю, к стопам ног твоих припадаю. Соберитеся вы, 77-мь бесей, подите вы в рощу заповедную, дубовую, принесите 77-мь полен. Истопите баню медную, раскалите печку железную, испеките вы, 77-мь бесей, сердце с печенью рабе такой-то женщине, дабы была раба такая-то разжена похотью, тосковала бы она по рабе таком-то за всякое бы время на своем сердце, воздыхала минуты и часы, рыдала, никогда бы не забывала, не могла бы на меня никогда наглядеться на раба такого-то.
Должно говорить три раза и дойдя до женскаго имя, на что наговариваешь, каждый раз надо дуть 3 раза, говорить три раза и дуть, потом давай пить или есть».
Это еще не самый длинный – и не самый страшный текст. В другом несчастливый возлюбленный гнет свою шею перед великим князем Вельзевулом, а отчаявшись в нечистой силе – скопом призывает на помощь Михаила Архангела, Гаврилу Архангела, Ермила Милостивого, Антипа Праведного и Святого Николая Чудотворца с железной клюкой. Страшная сила, любовь!
Книгу любовных заговоров полиция отняла в 1838 году у дворового человека села Загарино Елпидифора Ефимова. Другие «заговорщики», «помещичьи крестьяне Ни жегородской и Симбирской губерниии», изловленные в 1852 году в том же Сызранском уезде, были куда как более практичными людьми. Книжка содержала тексты «от всякой, порчи, смерти и от всякого зла», от излишней болтовни при допросе – или такой вот, «от собак заговор»:
«Матушка Владычица Пресвятая Богородица! Заговариваюся раб имярек Божий ни своим словом, а Матушки Владычицы Пресвятой Богородицы ото пса слепова. Родился пес слеп, легкий, при доме раба имярек лежит слеп, не лает и нем. Я хожу супротив ветру и с по ветру. Мое слово скрозь забор отбейся от слепова. Родился пес слепой, легкий, нем и не лает, без зубов. Аминь. 3 раза».
Если иметь в виду, что кроме заговорной книжки у удалых «знахарей» отняли три кистеня и топор, вполне понятен подобный «репертуар».

---
http://lit.lib.ru/b/bonchosmolowskaja_m_a/Бонч-Осмоловская М.А. Литературная страница

Данные о предках помещены на сайт VGD.RU с целью восстановления родословной.
Bontch–Osmolovskaia Marina
Модератор форума

Bontch–Osmolovskaia Marina

Сообщений: 3522
Регистрация: 2009
Рейтинг: 4962 


ИСТОРИЯ 12-я. ПРОГУЛКИ ПО СИМБИРСКУ

"Не одни только царственные особы, но и более-менее простые смертные наведывались за разными надобностями в старинный Симбирск. «Симбирский край, страна Татар, Чувашей, Мордвы, хлебородный уголок, где широкая Сура отделяет полевые степи от вековых дремучих лесов – из урны судьбы туда выпала мне дальняя дорога. Еду», - начинались путевые записки некоего И. Л. Неронова, путешествовавшего в 1839 году. Что ж, попробуем и мы взглянуть на губернский город глазами путешественников XIX столетия. Разумеется, что взгляд досужего туриста никогда не бывает слишком глубок – однако, он ухватывает самые запоминающиеся, характерные черты.
Ожидая царей и прочих высокопоставленных особ, Симбирск красился, скоблился, белился, подметался, украшался триумфальными воротами и национальными флагами. Люди надевали свои лучшие платья, и толпы окрестных крестьян заполняли городские площади. Каков же был его вид в обыденных одеждах, без флагов и без грима? Симбирск называли «дворянином на Волге». Дворянство, с его роскошью, праздниками, балами, задавало тон в общественной жизни всю первую половину позапрошлого века. Город и выглядел настоящим дворянином.
«Гора, на которой находится Симбирск, очень высока; всходя на оную, мы не один раз должны были отдыхать. С вершины ее нам открылся город, в котором мы оставались недолго, потому и видели его, так сказать, мельком… Широкие чистые улицы, прекрасные домики с садами, некоторые из них выстроены с большим вкусом; вообще внутренний вид города очень хорош…». Так писали в дневнике художники братья Г. и Н. Чернецовы, делавшие остановку в губернском городе на исходе 1830-х годов. Братьям-художникам вторил сенатор П.И. Сумароков, в 1838 году объехавший кряду 12 губерний: «Город расположен правильно, прекрасно, лучше всех прежних (Тулы, Воронежа, Тамбова, Пензы и др.). Лучшая улица, Саратовская, шире всех улиц Петербургских, кроме Адмиралтейской площади. Другие не столь хороши, но хороши»!..
С закатом славы «столбового» дворянства, истратившегося на балы и туалеты, потускнел и прежний «город-дворянин». Перелистаем страницы изданного в 1862 году в столичном Санкт-Петербурге путеводителя «Волга от Твери до Астрахани»: «Улицы широки и правильны, но как оне не метутся вовсе или весьма редко, то в засухи город осажден страшной пылью, а в дождливое время грязью, которой забрызганы все дома подряд. Постройки большей частью деревянные, даже и на главных улицах, либо некрашены вовсе, либо стоят под полинялой краской. Многие каменные дома имеют отбитую штукатурку, нижние этажи также покрыты грязными пятнами, а в мясных рядах нечистота. Все это взятое вместе кладет какой-то грустный отпечаток на весь город».
На выбор образованных путешественников предлагалось всего два вида развлечений: прогулки и театр. «Для гуляний в городе устроены два сада: Александровский, примыкающий к больничным зданиям, и Николаевский на Венце. Последний еще не разросся, но со временем будет лучшим местом для прогулок. В нем устроен вокзал, где по известным дням играет музыка, и можно получить кушанье по весьма умеренным ценам. Городской бульвар нельзя рекомендовать для места прогулок, потому что на нем нет никакой тени. Кроме этого, для развлечения публики, в городе существует театр, в котором даются представления заезжими артистами, а зимою в известные дни бывают балы и вечера в залах дома благородного собрания».
«В Симбирске нет вовсе гостиниц для приезжающих, есть только номера и постоялые дворы, но как те, так и другие далеко не удовлетворительные. Номера помещаются большею частью в старых, не привлекательной наружности домах, а постоялые дворы до того грязны и бедны по обстановке, что в них и по нужде нет возможности остановиться. Номера для приезжающих находятся на Большой улице, лучшие из них в доме Вейса. Кафе-ресторанов и вместе кондитерских всего два в городе: Пица и Семечкина, оба на Большой улице».
Симбирск, город, безнадежно отставший в гонке за общественным и техническим прогрессом - это клише, как видим, имеет вполне почтенную историю. Но вид дряхлевшего города наводил не только на критический лад – он навевал ностальгию, пробуждал эстетические чувства. Столичный журналист С. Шарапов писал в далеком 1891 году:
«Странное, хотя не скажу, чтобы неприятное (а для художника, пожалуй, и драгоценное) ощущение испытывает путник после Москвы, Петербурга, даже Нижнего и Казани, высадившийся в Симбирске и сразу из привычной «европейской» обстановки попавший в бытовые условия начала царствования императора Николая. Припомните описание губернского города у Гоголя, где Чичиков совершал свои акты на покупку мертвых душ - вот вам живой Симбирск. Обширные не мощеные площади с собором и присутственными местами, около которых растет травка. Отсутствие всякого движения и жизни и какая-то сонно-торжественная тишина. Редкие пешеходы-чиновники и еще более редкие дамы, совсем чуждые погони за модами. «Нумера» вместо гостиниц, где вам говорят: «Есть комнатка, да дорогая – полтора рубля!» и угощают обедом «суп лапша, жаркое гусь»… Будочники в серой амуниции, только без алебард. Пешеход, на ваш вопрос: «Как пройти на Московскую улицу?», идущий вас провожать и спрашивающий, к кому вы и зачем? Деревянные мостки вместо тротуаров. Стук редкой извозчичьей пролетки, заставляющей обывателя оборачиваться и смотреть, кто проехал, и – петербургские газеты, в навигацию на пятый, а «сухой» погодой – на девятый день!
Вот вам Симбирск, когда-то «дворянский город», гордый центр особенного «столбового дворянства», а теперь запустевший, оставшийся в стороне от всякого движения. «Ничей» город, не имеющий ни торговли, ни промышленности. Ничего, кроме губернатора, архиерея, земства, да полного комплекта губернских, административных, судебных и общественных учреждений... Тихо растеряв свое «первое» сословие, Симбирск не перетянул в себя никаких соков из провинции, а остался попросту ее административным центром. Всякие веяния плыли мимо по Волге, не взбираясь на высокие симбирские кручи, не внося смуты в умы… Не смотря на падение дворянского элемента, Симбирск все же сохранил физиономию дворянского города по преимуществу, «бедного, но благородного»…».
Как относились к подобным сентенциям наши предки-земляки?
«Описание Симбирска – очень верно, - отзывался о статье столичного журналиста дворянин-старожил А.П. Родионов, - Шарапов, написав свое «похвальное слово», во многом сказал правду.
Но – как вообще все «писарчуги погани» - не мог отказаться от красного словца и, поэтому, кое-что и наврать!..»

---
http://lit.lib.ru/b/bonchosmolowskaja_m_a/Бонч-Осмоловская М.А. Литературная страница

Данные о предках помещены на сайт VGD.RU с целью восстановления родословной.
ljalja
Долгожитель форума

ljalja

Чехия
Сообщений: 1353
Регистрация: 2005
Рейтинг: 7852 

Да, да рисунки были бы очень кстати к такому превосходному повествованию. Почему-то особый интерес вызвал симбирский вундеркинд Андрей Семёнович Немятов. Он и взаправду вундеркинд! Прелюбопытнейшая личность! Как он выглядел?
Думаю, что симбирята в восторге от такой книги.

---
Л.
Bontch–Osmolovskaia Marina
Модератор форума

Bontch–Osmolovskaia Marina

Сообщений: 3522
Регистрация: 2009
Рейтинг: 4962 


ljalja написал:
[q]

Да, да рисунки были бы очень кстати к такому превосходному повествованию. Почему-то особый интерес вызвал симбирский вундеркинд Андрей Семёнович Немятов. Он и взаправду вундеркинд! Прелюбопытнейшая личность! Как он выглядел?Думаю, что симбирята в восторге от такой книги.
[/q]


Дорогая Лилечка :) У меня есть сейчас рисунки к выставке Ивана Эдуардовича, кот. проходит прямо сейчас в Симбирске (пардон, Ульяновске, не могу себя заставить -)). Картинки близки по тематике к этой книге, но не до конца. Я спросила его, прочитав Ваше письмо, не захочет ли он проиллюстрировать свою книгу. Идея гениальная!

---
http://lit.lib.ru/b/bonchosmolowskaja_m_a/Бонч-Осмоловская М.А. Литературная страница

Данные о предках помещены на сайт VGD.RU с целью восстановления родословной.
Bontch–Osmolovskaia Marina
Модератор форума

Bontch–Osmolovskaia Marina

Сообщений: 3522
Регистрация: 2009
Рейтинг: 4962 


ИСТОРИЯ 13-я. ПАРОХОД «ПО ВОЛГЕ» ПЛАВАЛ

"Первый пароход проплыл по Волге еще в 1818 году. А к началу XX столетия волжские воды бороздили почти 1200 паровых судов: пассажирских, товарно-пассажирских, товарных, буксирно-пассажирских, буксирных и служебных. Крупнейшими перевозчиками пассажиров и грузов были акционерные общества «Кавказ и Меркурий», «Самолет», «Русь» и, старейшее, «Пароходное общество «По Волге» 1843 года». С 1846 года эта компания начала регулярное движение паровых судов по великой реке. В том же году общество устроило «заведение» для строительства и зимовки пароходов в симбирских пределах, в Криушинском затоне.
«Криуши – довольно большое село. Находящееся не вдалеке отсюда заведение «Пароходного Общества «По Волге» в значительной мере оживляет деятельность местного населения, прилив служащих и рабочих привлек сюда торговцев. Большая часть из здешних жителей работают на заведении и получают хороший заработок…
В зимнее время на заведении одного леса расходуется на 15.000 руб.; работает до 1500 чел., на плату которым издерживается в течение года до 100.000 руб. Это указывает, какое значение имеет для окрестных селений заведение», - гласил путеводитель середины XIX века. На долгие десятилетия Криушинский затон стал крупнейшим промышленным предприятием в крае.
В народе, для краткости, пароходы общества называли попросту «волжскими». Они носили громкие имена когда-то царствовавших особ, но пассажиров влекли не столько «царским» комфортом, как дешевизной. «Пароходы «Общества «По Волге» наполняли чиновники средней руки, коммивояжеры, туристы разных сословий, студенты, учащиеся», - записывал один старожил.
«Волжские» суда имели особую окраску: черное днище, белый «верх». «Волжские» капитаны, по преимуществу из обрусевших немцев, держали своеобразный рекорд, среди всех волжских капитанов, по части употребления спиртных напитков.
Кстати, в Криушинском затоне начал свою жизнь самый, пожалуй, оригинальный из старых волжских кораблей. Буксирно-пассажирский пароход «Пират», длиной в 43 и шириной в 7 метров, с машиной на 240 лошадиных сил, построили в Криушах в 1860 году. Почти полвека развозил он, пробираясь среди мелей-перекатов, баржи и пассажиров, прежде чем компания, в 1907 году, не выставила морально устаревшую посудину на аукцион. «Пирата» приобрело Кирилло-мефодиевское православное миссионерское общество – для переоборудования в плавучий храм!
Над капитанской рубкой поставили звонницу, матросский кубрик обратился в алтарь. В носовой части поднялись пять куполов-луковок, а пассажирские каюты стали монашескими кельями. Вся команда состояла из слуг Божиих, исключение сделали только для капитана и механика. Но и сюда, вопреки прошлой волжской традиции, взяли людей исключительно трезвенных.
Прежнее забубенное имя парохода переменили на «Святителя Николая Чудотворца», в честь святого покровителя России, моряков, царствующего императора и всего путешествующего люда. В низовьях Волги, под колокольный перезвон, «Святитель Николай Чудотворец» обходил рыбацкие деревни. Расторопные монахи спускались на берег, служили обедни, крестили детей, сочетали новобрачных, напутствовали умирающих – и спешили к новому берегу.
На совесть сработанный криушинскими мастерами, пароход бороздил волжские воды до 1918 года. «Святитель Николай Чудотворец» наверняка прослужил бы еще не один десяток лет, только вот Советская власть начала бороться с религиозным дурманом. Пароход-церковь вначале убрали с глаз долой, а потом и вовсе разобрали на металлолом".

---
http://lit.lib.ru/b/bonchosmolowskaja_m_a/Бонч-Осмоловская М.А. Литературная страница

Данные о предках помещены на сайт VGD.RU с целью восстановления родословной.
Bontch–Osmolovskaia Marina
Модератор форума

Bontch–Osmolovskaia Marina

Сообщений: 3522
Регистрация: 2009
Рейтинг: 4962 


ИСТОРИЯ 14-я. ВЕЛИКАН ИЗ РАСТОВКИ

"Крохотная деревенька Растовка, что в Цильнинском районе – почти ровесница Симбирску. В самый год основания города, в 1648-м, боярские дети, братья Тимофей и Григорий Растовские получили здесь, на берегах речки Бирюч, поместье в 130 четвертей.
Случай полтора века тому назад прославил Растовку на всю губернию, и более полувека история эта не сходила с народных уст. Около середины XIX столетия в Растовке поселился однодворец Захар Петрович Иглин с тремя сыновьями, Иваном, Евграфом и Сергеем, парнями на загляденье, один здоровее другого.
Однодворцами называли потомство разорившихся дворян, живших на крестьянском положении. От предков-дворян осталась фамилия, а так однодворцы, подобно другим мужикам, сами пахали землю, пасли скот и – вот уж, точно барская роскошь! – не умели ни читать, ни писать.
Старший, Иван, отделился от отца и зажил своим хозяйством. Средний по возрасту, но самый здоровый из трех, Евграф женился, но продолжал жить с отцом. А на младшего, Сергея выпала очередь в рекрутский набор, и в 1853 году забрали парня в солдаты. За рост и стать, Сергея Иглина отправили служить прямиком в Санкт-Петербург, в гвардейский Преображенский полк, лучший из лучший в Российской Империи, любимый полк Государя Николая I.
Надо же так случиться, что на первом же смотре молодой солдат привлек внимание императора. Было 6 декабря 1853 года – именины Николая I. «Откуда, молодец?» - «Симбирской губернии, деревни Растовки, однодворца Иглина сын!» - бойко отвечал тот. «Сразу видно, что черноземной губернии – экий великан!» - «А брат мой Евграф, Ваше Величество, двумя вершками выше меня!» «Скучаешь, поди, о родных?» - «Точно так!» «Назначить молодцу двойную порцию!» - приказал Государь полковому командиру и зашагал дальше.
Этот разговор много дней не шел из головы у Николая. Государь, сам человек немаленький, испытывал особенную симпатию к высоким людям. Он затребовал данные о росте Сергея Иглина – 2 аршина 12 2/8 вершков, 197 сантиметров. Лишних два вершка – да это 2 метра 6 сантиметров! Вот какого красавца не хватает в его Преображенском полку!.. Абсолютный монарх «изъявил желание», чтобы однодворец Евграфа Иглина «определился в Лейб-гвардии Преображенский полк на правах вольноопределяющегося».
7 января 1854 года курьер со специальным приказом примчался в Симбирск. Через день в город привезли Евграфа и Захара Иглиных. Однодворцы переживали не лучшую зиму. В семье 26-летнего Евграфа и жены его Ольги подрастало четверо детей – 7-летний Петр, 7-месячный Григорий, 9-летняя Степанида и Прасковья, 5 лет. Пала единственная лошадь. Холодно, голодно.
«Назначение Государя для меня священно – и я, получив благословение родителя моего, с полной готовностью иду на службу Его Величества; прошу только одной милости Государя, да позволит он мне взять с собою в Петербург жену и малолетних детей моих – и да не оставит престарелого отца моего – который, лишась брата моего и меня, будет затрудняться в уплате Государственных податей», - отвечал великан Евграф, с благоговением выслушав царское желание.
Император не скупился. Отец Иглин получил 200 рублей на покупку новой лошади (на деньги эти можно было купить даже четырех лошадей!) и ежегодное пособие для найма работника. На имя братьев-гвардейцев в петербургский банк положили полторы тысячи рублей, чтобы на процент от этой суммы старший Иглин платил подати. После выхода в отставку Сергей и Евграф вольны были распоряжаться этими деньгами по своему усмотрению.
Евграфу, его жене и детям накупили и нашили разного теплого платья. Семейство везли до Москвы на целых трех подводах, а там и поездом до столичного Санкт-Петербурга. 11 марта 1854 года Евграф Иглин прибыл к месту службы. Через три дня Государь лично вызвал его в свои покои. От вида Евграфа он пришел в полнейший восторг. Роста в Растовском жителе оказалось, паче всех чаяний – сажень и два вершка, 2 метра 21 сантиметр! Такого и в строй не поставишь – все равно, на голову выше любого гвардейца!
Но Евграфу Иглину нашлось дело по душе и по росту – должность тамбурмажора, командира полковых барабанщиков и горнистов. Громадный гвардеец, в расшитом галунами парадном мундире, играючи взмахивавший тяжеленным жезлом, много лет поражал своим видом иноземцев, попадавших на парады в русскую столицу. Казалось – вот она, былинная мощь, ничем неистребимая сила России".

---
http://lit.lib.ru/b/bonchosmolowskaja_m_a/Бонч-Осмоловская М.А. Литературная страница

Данные о предках помещены на сайт VGD.RU с целью восстановления родословной.
Bontch–Osmolovskaia Marina
Модератор форума

Bontch–Osmolovskaia Marina

Сообщений: 3522
Регистрация: 2009
Рейтинг: 4962 


ИСТОРИЯ 15-я. КОШАТНИКИ ИЗ ЖАДОВКИ

"Помню, как мы веселились в школе, читая гоголевскую «Шинель». Мелкий чиновник Акакий Акакиевич, скопив трудами и лишениями нужную сумму, идет покупать сукно, ткань на подкладку, мех на воротник – кошку! А так как зверь этот устойчиво ассоциировался с «общепитовскими» пирожками, получался законченный логический ряд: мясо на пироги, шкура – на воротник.
Но в позапрошлом столетии, когда творил великий Гоголь, все, оказывается, было вполне серьезно. «Кошка товар заграничный; ее идет много в Австрию и в Китай. На мех идет обыкновенно от 18 до 20 и более кошек; идет она и на воротники, а также вставляются лучшие из нее кусочки в другие меха», - писал секретарь Симбирского статистического комитета.
Торговля кошачьими шкурками и «высоко ценимым» кошачьим салом составляло целый народный промысел, центр которого располагался в Симбирской губернии, в Карсунском уезде, в большом торговом селе Жадовке. Немало так называемых «кошатников» было в Румянцеве, Воецком, Базарном Сызгане, Должниково, Русской Хомутери, Новой Зиновьевки. Всего по уезду промыслом занималось более полутора тысяч человек.
По осени кошатники разъезжались за товаром буквально по всей Российской Империи, на Дон, в Сибирь, в губернии Вятскую, Пермскую, Самарскую, Оренбургскую, Тамбовскую. С собою не брали денег – телеги загружали щепным товаром, деревянной посудой и предметами домашнего обихода, посудой стеклянной, лентами, бусами. В земли донских и уральских казаков кошатники везли оконные рамы, иногда даже со вставленными стеклами. Кошек не покупали, а меняли на вещи.
Лучшими «мехами» считались кошки сибирские и вятские – в последней губернии их даже разводили особо. А так – по селам бабы и неугомонные мальчишки ловили все, что не попадя, и волокли к предприимчивым симбирянам. Кошек били и обдирали прямо на месте покупки. Набрав за два-три месяца трудов телегу-другую необработанных шкур (в одной до 1000 штук), кошатник вез товар прямиком на Жадовский базар.
Здесь их уже поджидали агенты-приказчики крупных оптовиков, тульских, владимирских и нижегородских первогильдейских купцов, имевших право на торговлю с заграницами. За сотню шкурок кошатникам платили 15-20 рублей, в то время как приобретение их обходилось всего-то в 2-4 целковых. За иной год через базар проходило до миллиона кошачьих шкур, до 800 пудов кошачьего сала!..
Даже в XIX промысел этот казался весьма диковинным. Как местную достопримечательность, в 1859 году, описывал его в своем докладе царю Александру II губернатор Егор Николаевич Извеков. Промысел умер, когда за границею минула мода на кошек – ничего не попишешь, свободный рынок. Но кошатники, предприимчивые люди, надо полагать, долго без дела не сидели".

---
http://lit.lib.ru/b/bonchosmolowskaja_m_a/Бонч-Осмоловская М.А. Литературная страница

Данные о предках помещены на сайт VGD.RU с целью восстановления родословной.
Bontch–Osmolovskaia Marina
Модератор форума

Bontch–Osmolovskaia Marina

Сообщений: 3522
Регистрация: 2009
Рейтинг: 4962 


ИСТОРИЯ 16-я. ОБРАЩЕНИЕ БАРОНА

"Звание «почетного гражданина» появилось в Российской Империи 10 апреля 1832 году. Его позаимствовали из Польши, бывшей тогда частью нашего государства, и распространили на всю страну.
«Желая новыми отличиями более и более привязать городских обывателей к состоянию их, от процветание коего зависят и успехи торговли и промышленности, Мы признали за благо права и преимущества их упрочить», - объяснял свою волю император, - «В состоянии городских обывателей установляется новое сословие Почетных граждан. Почетными гражданами могли быть купцы, а также «лица других свободных состояний, по отличиям в науках и изящных художествах».
Почетный гражданин получал свободу от подушного оклада и рекрутской повинности, освобождался от телесного наказания в случае преступления, имел право участия в городских выборах и избираться на должности в городском самоуправлении и – «Право именоваться во всех актах Почетными гражданами»!
Только трое из 34 начальников Симбирской губернии удостоились звания почетного гражданина города Симбирска – барон И.О. Велио, Д.П. Еремеев, В.Н. Акинфов. Губернатор Н.П. Долгово-Сабуров стал почетным гражданином уездного города Ардатова. Ходатайство городской думы об избрании почетным гражданином «красного» князя Л.В. Яшвиля император Николай II «оставил без последствий». Барона Ивана Осиповича Велио, «много потрудившегося над возникновением Симбирска из пепла, после великого пожара», тепло вспоминали спустя десятилетия.
22-й по счету Симбирский губернатор вступил в исполнение обязанностей 20 февраля 1865 года. Действительный статский советник, камергер Высочайшего Двора, кавалер множества российских и иностранных орденов очутился в Симбирске не в лучшую годину. Вместо домов – пепелище. Между горожанами – распри. Городской голова купец Зотов обвинен дворянством в расхищении пособия погорельцам и под следствием. Дворянам, губернским чиновникам легче других – каждый из них уже получил пособие в размере немалого годового жалованья.
Почему именно барона послали в Симбирск? Маленький, сутулый, одноглазый, своим видом он не мог привести в трепет. Но по оценке современников, Иван Осипович «всегда был безукоризненно честен, добивался введения лучших порядков и преследовал злоупотребления; его упрекали лишь в некоторой грубости форм при сношениях с подчиненными».
И.О. Велио быстро и делово развел ситуацию в городе. Уже спустя каких-то две недели после приезда он лично обратился в Ремесленную управу с предложением беспроцентных ссуд для ремесленников-погорельцев. С напрасно оболганного головы были сняты обвинения. Именно Иван Осипович предложил благоустроить Новый Венец – скоро полторы сотни лет как любимое место отдыха горожан. Из собственного своего кармана барон то и дело доплачивал суммы, которых не хватало у Городской Думы для расчета с подрядчиками – например, 253 руб. 09 коп. за шоссирование Тихвинского спуска. Понятно, в деньгах наш герой, внук придворного банкира, особо не нуждался – но ведь мог и на фейерверк извести.
«Симбирск заметно поправляется после прошлогоднего пожара… Вместе с возобновлением города изменилась и его физиономия: на живых торговых улицах явились дома лучше, чем даже до пожара… Из казенных и общественных домов уже отстраиваются Гимназия, Дворянское собрание и дом Елизаветинского училища», - сообщали «Губернские ведомости» в сентябре 1865 года. До чего у барона так и не дошли руки, это до реставрации Губернаторского дома. Он квартировал в частном доме дворян Бычковых по Спасской (ныне Советская) улице, одном из немногих уцелевших после пожара.
В начале осени того же 1865 года Иван Осипович опасно заболел оспой. Болезнь подвигла католика-барона принять важный духовный шаг. Довольно равнодушный к вопросам религии человек, пять лет по собственным словам не посещавший храма, он пригласил к себе православного священника и присоединился к греко-российской церкви. И что же? – Силен русский Бог! И.О. Велио поправился и с новой силой взялся за праведные труды.
Распекая нерадивых подчиненных, Иван Осипович показывал немало красноречия и юмора: «Большая площадь города Буинска могла бы служить украшением его, но значительная часть ея обезображена лужами, никогда не высыхающими. Я ожидал, что после указаний, сделанных в прошлую ревизию, площадь и лавки будут приведены в порядок, но, как видно, городскому управлению весьма трудно расстаться с таким драгоценным наследством …». Барон, несомненно, довел бы губернию до красоты и блеска – но тут в планы и перспективы вмешался нелепый и всемогущий случай…
36-летний холостяк позволил себе увлечься 24-летней симбирской дворянкой Екатериной Петровной Бестужевой. Молодая женщина была замужем и имела в обществе не лучшую репутацию. «Беспутная Катеринища», не самый сильный эпитет, которым ее наградили современники. Однако, чем-то ведь могла увлечь эта женщина самых разных и вполне выдающихся государственных мужей! Романы с Е.П. Бестужевой вспыхивали еще у двух начальников нашей губернии, барона А.Ф. фон Гойнинген-Гюне и Д.П. Еремеева – и всем троим, спасаясь от пересуд и скандала, пришлось срочно задуматься о трудоустройстве в столице.
В конце октября 1866 года Иван Осипович выехал в Санкт-Петербург. 2 декабря император повелел Симбирскому Губернатору барону Велио быть директором Департамента полиции МВД. В феврале 1867 года Александр II «высочайше соизволил» учредить стипендию имени барона Велио при Симбирской Мариинской гимназии и утвердить его в звании почетного гражданина Симбирска, которым отметили Ивана Осиповича благодарные горожане. А в начале июня того же года у симбирской дворянки Екатерины Петровны Бестужевой родился сын Александр. Мальчика, спасая родовую честь, выдал за собственного ребенка гвардейский ротмистр Алексей Каханов, родной брат «беспутной Катеринищи».
Лично знавшим обоих симбирянам, офицер Александр Алексеевич Каханов «очень напоминал барона; рост, нос (в особенности) – обличают в нем «грехи» матушки и баронское потомство». К добавлению сходства, А.А. Каханов успел послужить губернатором в одном из западных краев Империи.
Но совсем не грехи, и даже не Симбирская служба навечно вписали имя барона Ивана Осиповича Велио в историю России. В 1868 году он возглавил Почтовый департамент МВД и в несколько лет сумел блестяще реформировать почтовое дело в громадной стране. Он возглавлял политическую полицию Империи – и здесь, наверное, единственный раз за длинную карьеру «прокололся», позволив террористам убить императора Александра II; был сенатором и членом Государственного Совета.
Вот такая судьба почетного гражданина нашего города… "

---
http://lit.lib.ru/b/bonchosmolowskaja_m_a/Бонч-Осмоловская М.А. Литературная страница

Данные о предках помещены на сайт VGD.RU с целью восстановления родословной.
Bontch–Osmolovskaia Marina
Модератор форума

Bontch–Osmolovskaia Marina

Сообщений: 3522
Регистрация: 2009
Рейтинг: 4962 


ИСТОРИЯ 17-я. ВЛАДИМИР ЮРЛОВ – ПОКРОВИТЕЛЬ СКОТОВ

«БЛАЖЕН ИЖЕ И СКОТЫ МИЛУЕТ», эти библейские строки стали девизом Высочайше причисленного к ведомству МВД Российского Общества покровительства животным, устав которого был утвержден 4 октября 1865 года.
«Вообще запрещается всякое мучение каких-либо животных и всякое жестокое с ними обращение… Всех упорствующих в прекращении поименованных нарушений задерживать и предоставлять в полицию», - гласило распоряжение министра. К благородному делу покровительства скотам на местах подключались члены-сотрудники Общества. В Симбирске на этом нелегком и благородном поприще блистал коллежский асессор Владимир Петрович Юрлов (ок.1830 – 1903), замечательный характер и оригинал.
Он происходил из старинного дворянского рода. Его отец, Петр Иванович, геройствовал в войну 1812 года, собирал старинные редкости, служил губернским предводителем дворянства. Маленького Володю трепал по волосам великий Пушкин, в честь приезда которого в Симбирск папаша-Юрлов дал торжественный ужин. Восьми лет, в деревне, во время грозы в мальчика угодила молния. Он пережил то, что называется клинической смертью – впечатление души, парящей над мокрым лугом, рекой, над собственным, простертым в траве телом, не оставляло В.П. Юрлова до конца жизни.
Родитель прочил Владимиру военную карьеру, но впечатлительный юноша девятнадцати лет подал в отставку и из блистательного Санкт-Петербурга, где служил в гвардейской кавалерии, перебрался в милый сердцу тихий Симбирск. Он много занимался литературой, этнографическими и историческими изысканиями, по заслугам получив звание действительного члена Русского Географического Общества. Но вот помещик из молодого литератора получился никакой, и объявленный несостоятельным должником, 30-летний Владимир Петрович очутился в тюремном замке.
Вид человеческих страданий, с которыми наш дворянин столкнулся в этом месте скорби, глубоко повлиял на всю его последующую жизнь. Желая облегчить участь ближних, В.П. Юрлов устроился смотрителем губернских земских больничных заведений. Он много писал, ратуя за улучшение быта заключенных, больных, падших женщин. Владимир Петрович живо откликнулся на новое дело покровительства животным – страдания тварей бессловесных ничем не меньше страданий человеческих.
Первым делом его на новом поприще стала судьба поросенка, которого 10 июля 1866 года гоняли по улице два нетрезвых солдата. Они махали ножом и обложили нехорошими словами хозяйку животинки, госпожу Пламеневскую. В.П. Юрлов двинулся с жалобой в полицию – но там только покрутили пальцем у виска. Тогда коллежский асессор зашагал прямиком к губернатору барону Велио. Тот вежливо выслушал, обещался сделать распоряжения – и забыл про поросенка за другими делами.
Первый опыт не обескуражил, не охладил горячего сердца. Пусть так непросто было члену-сотруднику достучаться до полицейских властей, на произвол которым была отдана судьба страдающих животных!
«Замечено мною, что под горою почти ежедневно встречаются случаи жестокого обращения возчиков с их лошадьми… Всепокорнейше прошу подтвердить полицейским чинам, дежурящим на улицах и при будках, чтобы они прекращали всякое жестокое обращение с лошадьми», - обращался Владимир Петрович в мае 1867 года к приставу одной полицейских частей.
«При начавшемся с 24 марта месяца и продолжающемся ежедневно на улицах Симбирска истреблении собак, как бродячих, так имеющих хозяев, я получил множество заявлений и был свидетелем самых возмутительных сцен, среди белого дня, на улицах.
В 8 часу утра 27 марта городовой самым варварским образом убил в Лосевой улице у ворот номеров купца Бабушкина щенка многими ударами головой об стену… В день праздника Благовещения, девица, дочь священника противу двора дома Косливцева едва не была задета кинутым у самых ног ее багром в ее комнатную собачку…
Когда я лично желал растолковать означенным людям способ истребления собак, то получил в ответ: «Нам все едино, хоть баре, хоть барышни, велят бить, и будем бить везде». Осмеливаюсь льстить себя надеждою, что высокопросвещенное внимание Ваше положит, наконец, предел тем действиям, которые причинили и причинят последствия, вредные для людей больных, слабонервных, женщин, рожениц и детей», - взывал он в 1876 году к полицмейстеру Арапову.
В ноябре 1886 года Владимир Петрович взял под покровительство Общества брошенную съехавшими в Саратов хозяевами «белую суку с пятнами» Лидку вместе со щенком Шмулькой, «черным кобелем малым». Шмульку, уже «большого черного кобеля», нехорошие люди потом отравили. Мамаша, Лидка питалась от «общественных» щедрот (2 рубля в месяц) до самой смерти, последовавшей 16 декабря 1895 года.
И это еще не самый поразительный случай – 28 лет оказывало Общество материальную помощь в «призрении» четырех собак, щенков, подобранных 12 июля 1872 года в овраге у Маришки сердобольной дочерью священника Анной Васильевной Перовой. И пусть собаки выросли и произвели потомство, и девица Перова стала женой мелкого чиновника Савенкова – добрая девушка, а потом и женщина получала пять целковых в месяц на прокорм своих псов.
Владимир Петрович добивался и куда больших капиталовложений на благо животных. Много лет «бомбардировал» он Городскую Думу требованиями позаботиться о ломовых лошадях – «ввиду того, что лошади сильно страдали в Симбирске, вследствие крайнего неудобства дороги, так называемого Смоленского спуска к Волге, по которому ежедневно проходят обозы с хлебом и товарами». Не в силах дальше отмахиваться от бодрого старика, Дума выделила в 1901 году 80000 рублей на благоустройство спуска.
И забота о животных неожиданно вылилась в настоящую заботу о людях – в тот, сильно неурожайный, год десятки крестьян из окрестных селений смогли таким образом найти себе заработок, пропитание для своих голодавших детей. Добро всегда отзовется добром".

---
http://lit.lib.ru/b/bonchosmolowskaja_m_a/Бонч-Осмоловская М.А. Литературная страница

Данные о предках помещены на сайт VGD.RU с целью восстановления родословной.
Bontch–Osmolovskaia Marina
Модератор форума

Bontch–Osmolovskaia Marina

Сообщений: 3522
Регистрация: 2009
Рейтинг: 4962 


"Про поросенка (из Истории выше), которого 10 июля 1866 года гоняли по улице два нетрезвых солдата. Они махали ножом и обложили нехорошими словами хозяйку животинки, госпожу Пламеневскую. В.П".
Рисунок Ивана Эдуардовича Сивопляса






---
http://lit.lib.ru/b/bonchosmolowskaja_m_a/Бонч-Осмоловская М.А. Литературная страница

Данные о предках помещены на сайт VGD.RU с целью восстановления родословной.
<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ >>>>>> ]
Модератор: Bontch–Osmolovskaia Marina
Генеалогический форум ВГД »   Дневники участников »   Дневник Бонч-Осмоловской Марины »   Занимательные истории Ивана Сивопляса
RSS
Пользователи на сайте

Генеалог
geneologia2009

Волгоград
Провожу поиск в архивах Волгоградской и ...

Генеалог
Olga Nikolaevna

мой старый ник Мы Николай Второй

Генеалог
Tiana717

Москва

Генеалог
Yama

СПб
Восстанавливаю старые фотографии.