Всероссийское Генеалогическое Древо
На сайте ВГД собираются люди, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!
Вниз ⇊

Книги о Донских казаках


← Назад    Вперед →Страницы: ← Назад 1 2 3 4 5 ... 12 13 14 15  16 17 18 19 20 21 Вперед →
Zabellisa
Администратор
следопыт

Zabellisa

Москва
Сообщений: 11814
На сайте с 2003 г.
Рейтинг: 8401
Размещаю по просьбе Гусева В.А.

Добрый день! Уважаемые читатели!
Предлагаю приобрести мои книги!

Я, Гусев Виталий Александрович, проживаю в г. Волгограде, историк, занимаюсь исследовательской работой в области генеалогии и истории донского казачества. Мои предки – донские казаки. За продолжительное время работы в архивах ГАРО, РГАДА, РГВИА, РГВА, ГАВО накопилось много копий архивных документов 17-нач. 20 вв., которые необходимо публиковать, чем занимаюсь в настоящее время. Уже вышло из печати 3 моих книги, на март-апрель 2014 г. намечен выход 4 книги. Идет подготовка 5 книги.

Всем кому интересны мои книги, обращайтесь по тел. 89023641710 или пишите на: guseffv@mail.ru

Концепция данных выпусков – предоставить читателю возможность лично ознакомиться с источниками, после чего он сможет самостоятельно оценивать качество научных или научно-популярных трудов по истории и генеалогии казачества. Широкие массы интересующихся этой темой, особенно под влиянием выложенного в Интернете огромного количества разных откровенных «сочинительств», за незнанием источников охотно верят таковым. В последнее время каждый может объявить себя историком и писать все, что ему заблагорассудится, путая при этом исторический и литературный подход. Архивные изыскания для таких авторов – занятие сложное и непопулярное. А когда недостает фактов и источниковедческой базы для выдвинутых ими версий, в качестве аргументации используются «предания», под прикрытием которых очень удобно сочинять все, что приходит в голову.



ПРОДАЮ КНИГИ:

-ПРИСЯГИ ДОНСКИХ КАЗАКОВ 1718 год. Материалы по истории и генеалогии казачества. Выпуск I.

-"О происхождении донских казаков". Материалы по истории и генеалогии казачества. Выпуск 2.

-Поселение на Волге ДОНСКИХ КАЗАКОВ. XVIII век. Материалы по истории и генеалогии казачества. Выпуск 3.

-готовится к выпуску:Сказочные казаки на Дону. Переселение на Терек сказочных и волгских казаков. XVIII век. Материалы по истории и генеалогии казачества. Выпуск 4.

-готовится к выпуску: Служба донских казаков. XVII-XVIII века. Материалы по истории и генеалогии казачества. Выпуск 5.

содержание книг
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 186
Как полтавский хлопец вызывал на борьбу донского казака, но получив оплеуху, написал на него донос и объявил «ГОСУДАРЕВО СЛОВО И ДЕЛО»

Уже много раз убеждаюсь, что любое, даже, казалось бы, поначалу неинтересное дело, всегда необходимо изучать «от корки до корки». Как пример, показания 1711 г. выходца из плена – «воронежца» Комарова /ранее я уже писал об этом, но будет не лишним и повториться/, в котором он сообщал, как «после Азовского взятья на другой год послан он был с Воронежа с воронежскими ж и иных городов работными людьми на бударах с хлебными запасы в Азов», как на пути на них напали кубанские татары, пожгли и потопили будары, а их полонили. Потом подробный рассказ о его скитаниях, как убегал «с Кубани», и судьба его вновь возвращала туда же... Ну казалось бы, а при чем тут казаки? Да и вообще, какая ценность для историков? Вот поэтому его до финала никто и не читал. А под конец повествования Комаров оказался у некрасовцев и подробнейше донес об их жительстве, назвал много имен и фамилий, кто откуда родом, а также о сыновьях атаманов Савелия Пахомова и Игната Некрасова. Именно из этого документа стало известно, что «Игнашка де Некрасов и все донские казаки имеют послушание салтану кубанскому так же как и кубанские татары», «у всех казаков старшиною медведецкой казак, которой пришел на Кубань в прошлых годех, Савка Пахомов, … вместо старца, и он, Игнашка, и все казаки о всем ево спрашиваютца, и в походы их отпускает он, Савка, а без ево согласия ничего они не чинят», в 1710 г. «крымской прислал от себя указ к вышеписанному старшине Савке Пафомову да к Игнашке Некрасову, чтоб они приехали к нему, хану, в Крым ... и они … ис Крыму приехали … и … казаки все и учинили круг, и в том кругу чли присланной от хана крымского … указ, и на словах они говорили, что де в Констянтинополи прежняго салтана турского яныченя убили до смерти, для того что он хотел выдать ис Турецкой стороны Великому Г[о]с[у]д[а]рю шведцкого короля да ево, Игнашку Некрасова, для того что де он, Игнашка, их нагайской природной». ВОТ ТАКОЙ ПОВОРОТЕЦ!!! Опубликовано: Служба донских казаков XVIII век. Отставные казаки Войска Донского 1777 год: материалы по истории и генеалогии казачества. Выпуск XII. / Авт.-составитель Гусев В.А. Волгоград. 2019.


И вот передо мною очередное и на первый взгляд «непримечательное дело». Но «чем дальше в лес, тем больше дров»!

В 1715 г. прислали в «Новой Транжамент» «полковника Вилима Андреева сына Рыкмана беглова ево человека» Богачева, который сказал за собою «великого государя слово». В чем же была суть? О себе он нес разное. В канцелярии он сказал о себе: «уроженец де он был города Корочи и жил у полковника Вилима Андреева сына Рыкмана в холопстве» от него «бежал на Дон в городок Медведицу, и будучи в том городке, сошол он … с ума, и был прикован к часовне», а никакого дела за ним нет и ни за кем не знает… /О, КАК!/

Повели в пыточную. «И на дыбе сказал за собою государево слово то, что де будучи в верхних казачьих городках, приходил из Березовской станицы в Малодельскую станицу» казак Сошников, напился и говорил «похвальные непристойные слова», мол «дай же сроку», доберется он до царя и до бояр, и якобы еще и ударил Богачева да хотел в воду посадить /т.е. утопить/. И все это было при многих местных казаках и атаманах.

«Учинили» серьезный розыск. Вызвали всех свидетелей. Провели очные ставки. Атаманы и казаки под клятвою подтверждали свои показания.

Картина вырисовывалась следующая. Отец Богачева «бывал черкаского кумпанейского городка Нехворощи Полтавского полку казак», жили своим двором. А «после Полтавской баталии» спасаясь «от шветцкаго разорения» ушли в Харьковский уезд. Там же «стоял с салдацким полком полковник Вилим Андреев сын Рикман». И родитель занял у полковник 4 рубля, а «заложил тому Рикмону в работу до росплаты тех денег сына». Затем после займа батя помер «и жил он у того Рикмона в работе в Харькове два года да в Новопаловском года с полтора». «Было тягостно от работы» и в 1715 Богачев бежал на Дон, как молвил он в допросе, «похотел служить казачью службу, как служил отец ево». «Пришел в казачьи донские городки на Усть Медведицу и пристал к станичному попу … И тот поп подрядил ево… построить себе мельницу на Медведецком протоке, и от того попа з зятем ево поповым с казаком … Селиверстовым ездили в урочищи на речку Безимянку, которая вверх по реке Медведице для жерновного дела». А он владел мастерством – жернова делать. В урочищах ломали камни, «и с тем камнем приехали в казачью Заполянскую станицу на двор х казаку». Тут через несколько дней «прилучился праздник в Молодельской станице Архистратига Михаила». Заполянской станицы атаман пригласил Богачева «к себе обедать», пили вино и пиво. Атаман и спросил: а какой ты породы? Похоже спьяну Богачев запямятовал тогда о своем якобы казачьем происхождении. Почему-то «сказался: литовской породы». Хорошо посидели, вышли на улицу. Там другие казаки подошли. Зеленый змий похоже «вернул к истинным корням», Богачев внезапно почуял себя каким-то нереальным «характерником» /КАК СЕЙЧАС СТАЛО МОДНО СОЧИНЯТЬ/, и принялся домогаться к донским казакам: давай бороться! Один из казаков подтрунивал: да ты еще тот мОлодец, дерись уж за сто рублей тогда. Это еще более раззадорило «бойца»: «сказал: и о сте де рублех боротца он станет»! «есть ли де, братцы, с кем мне поборотца во сто рублев». И бросил шапку на землю. К нему вышел казак Березовской станицы Сошников, и «вшед в тот круг, молвил: благословите де, братцы, мне свою шапку возле вашего бутору бросить». Хмельной чудо-богатырь Богачев подошел к казаку Сошникову: «что де ты, не боротца ль со мною хочешь, поборемся де во сто рублев». Сошников ехидно отметил, мол откуда у тебя такие деньги, одна шапка еле на полтинник потянет. Богачев «стал ево бранить матерны: такой де чорт во сто рублев не боресься, а боресься за полтину». И Сошников отвесил ему оплеуху. Как он посмел так поступить с характерником? В ответ Богачев выхватил нож. А Сошников выломал из забора оглоблю и влепил ею по плечу оппоненту, развивая обычные в подобных ситуациях темы: ТЫ ХТО ВАЩЕ ТАКОЙ?, т.е. по рукописи «какова чину», «что он за человек и откуды»; ХТО КРЫША? – «и есть ли по нем поруки». «И он сказал: порук по нем нет и поручитца некому; а какова чину и откуды, не сказал». Тут вмешались казаки: «ныне де день праздничной, а у праздника де они рады всякому человеку». И вроде разошлись. Мастер жерновов пошел в одному казаку гостевать. Казак Сошников «с вышеписанными своими товарыщи пошел пить по иным дворам». И по именуемому в наши дни «ЗАКОНУ ПОДЛОСТИ» «тогож числа в отдачю дневных часов» оба конечно же встретились опять. Богачев расслабленный пил у казака Болдырева, куда и заглянул уже известный березовский казак Сошников. И перепалка возобновилась. «Помянутой … Богачев стал говорить: сколько де я у праздников бывал, а нигде меня не бивали, а здесь де меня били». А Сошников ему: «как бы де ты глупо не делал, так бы де и бит не был; а он де… бил ево за то, что бранил ево матерны и гонялся за ним с ножем; и спросил: какова он чину и откуды». Богачев опять назвался казаком, «а жил де он в Черкаском у войскового атамана Максима Фролова и держал мельницы». «Ну и где же ты служил, если ты казак?» – поинтересовался Сошников. «И тот … сказал: я де был при Степане Андреевиче Колычове вожем». Что привело казака в хохот: «говорил, что он называетца казаков, а служил при руском боярине, а чаю де у него вожем были и лутчи тебе». И это чрезвычайно оскорбило черкашенина Богачева. Он рванул в станичную избу, требовал атамана и созвать круг! Себя сковать накрепко «в кайдалы», ибо знает он за собой «ГОСУДАРЕВО СЛОВО И ДЕЛО», а то дело до обидчика-казака Сошникова, и его нужно приковать к его же Богачева ноге /НУ ТОЧНО ПРИЗНАКИ БЕЛОЙ ГОРЯЧКИ/ . На что казак Сошников «молвил, что де ты дурак, бл*дин сын, врешь, за собою де ты сказываешь; а до него де … какое ему дело, и для чего велит ево приковать к себе к ноге». И в который раз «ударил ево ладонью по щеке».

Ломали головы атаманы-казаки: как же быть? В те времена после выкрикивания любым человеком, хоть честным, хоть и вором «СЛОВА и ДЕЛА» нужно было реагировать согласно букве закона. Богачева в «станичной избе … атаман со всею станицею положили в колодки» и выслали в Черкасской, а Сошникова отпустили. Но ненадолго. Вскоре вызвали в «Транжамент», а оттуда всех перевезли в Москву в Преображенский приказ.

СОШНИКОВ был заслуженный казак, «в роспросе сказал: отец ево был томбовец бобыль, … звали … сын Сошников, жил в том городе своим двором; и в прошлых годех, как он …был в малых летех, отец ево … ис Тамбова перешел с матерью ево … в Черкаской пригородок в Черногаевскую станицу, что на реке Медведицы …жили в той станице у зятя своего родного у казака … … сына Спасеникова по свойству, кормились работою». Когда родители умерли, его воспитывал тот зять. В службе был «тому лет с семь города Черкаского с атаманом с … … сыном Кутейниковым да с полковниками с … … сыном Серебряковым, с …Леонтьевым, с … Дяткиным были при фельтмаршале Борисе Петровиче Шереметеве за Киевом на польской границе», «Черкаского ж города с атаманом з … … сыном Улыбиным да с полковники с … Хохлачем, да прозвище Росторгуй… были под Азовым на море», «после здачи Азова отпущены они в домы свои; и пришед ис под Азова, в Березовской станице, что на реке Медведице, женился на казачье на … дочери … на девке …, шел к матери ее ко вдове … во двор».
По сыску явилось, что Богачев говорил все ложно, лишь бы как-то отомстить казаку, много врал. Что и подтвердили свидетели. Казаков отпустили на Дон. «Изветчика черкашенина» Богочева за ложный донос приказано «бить кнутом нещадно» и «сослать в ссылку в Пусто озеро на вечное житье».

ВРОДЕ ВСЕ ЯСНО И НИКАКИХ СЮПРИЗОВ НЕ ОЖИДАЕТСЯ? Ну уж нет, не тут то было!

Вдруг откуда не возьмись, в тексте рукописи появляется ВТОРОЙ и ОТДЕЛЬНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ АКТ!

В то время, как везли Богачева и Сошникова, первый услышал беседу последнего с конвоем. О чем он тут же заявил очередное «дело», что Сошников «в розговорех с провожатыми салдаты говорил о изменниках некрасовцах, как те изменники ушли на Кубань; и в тех разговорех говорил же: и сестра де моя проклятая с мужем ушла на Кубань же, и слышал де я, что живут там худо, а другие де выезжают оттуды и богаты …».

Естественно за это спросили и с Сошникова. Если кратко, да без имен и фамилий, он отвечал так. Солдаты у него выведывали: много ли «у вас на Дону было от булавинцов помутки ....». Сошников ничего не таил: «как де они, буловинцы, великому государю изменяли, так и пропали». А вот кто верно служил царю, «те де живы и по се число». Да добавлял: «как де буловинцы бунтовали и ушли на Кубань, и за теми де булавинцы ушли з деверем своим … и сестра моя проклятая …, и хотя де она в Кубань и ушла, чаю де пропала, что капустной черт!». А ныне «которые де изменники ис Кубани ушед, в винах своих великому государю добили челом, и тех де он, великий государь, простил». «И измены и бунта за ним нет».


Подробности читатель найдет в 15 выпуске "Материалы по истории и генеалогии казачества"
#архиввиталиягусева
Всем, кому интересно далекое прошлое предков-казаков, обращайтесь: guseffv@mail.ru Гусев Виталий Александрович


Прикрепленный файл: Характерник.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 186
О донском казаке ЛЕНИВОМ назвавшимся императором

Не знаю, как там насчет старинного казачьего «роду Ленивовых на Дону, предки которого были уже известны во время войны Донских казаков за Азов с турками, в 1637-1642 гг.: известный казачий разведчик Петр Ленивов». Желание удревнить свои корни на основе якобы «семейных преданий» общеизвестно. Очень часто они никак не соответствуют найденным документам. По крайней мере, в источниках XVII века мне никакие «разведчики Ленивовы» не попадались. Зато разбирал розыскное дело XVIII века.

Город Черкасск. Попался на воровстве у «казацкой жены» «пожитков ее» донской же казак прозывавшийся Пухлый, он же писался и Пухлов. А «будучи в … остроге под караулом», сказал за собою «СЛОВО И ДЕЛО». С ним же сидели казаки: «города Черкасска Средней станицы … … Хромой», того же города «Рыковской Старой станицы» Яковлев и Скородумовской станицы казак … «прозвище ПОЛТОРЫ ЛОШАДИ»! /ДАЖЕ СЛОЖНО ПРЕДСТАВИТЬ, КАК ЖЕ ПИСАЛИСЬ ЕГО ПОТОМКИ/.

А еще казак «Черкаского города Средней станицы» … … «сын Ленивой» /кстати, род вышеупоминаемых ЛЕНИВОВЫХ был из тех же мест, неисключено, что его прямые отпрыски/. И вот при свидетелях казак ЛЕНИВОЙ вдруг заявил: А за что «меня здесь держат?». Я – «сам император!!!». «И в другие разные времена говорил неоднократно такия ж непристойные слова: я де император», что у него огромная турецкая сила – «со ста тысяч готово», с ней пойдет на Москву, вырубит всех «бояр и генералов», а тела их выставит «на железные колья!». При первом допросе стал называть себя другим именем и отчеством, «а прозвища де никакова ему нет», «и по сему делу, о чем надлежало, по многим вопросам ничего не сказал», нес какую-то несвязную ерунду. «Было ему 25 ударов». Но твердил одно и тоже. «И говорил многократно: живите де в благополучии з Божиею помощию». А дьяки жаловались, что никак не могут его речи записать, потому как «говорил посторонние сумобродные слова, которых к склонению речи к рече написать немочно». «Велено держать ево под крепким кароулом в кайдалах, приковав на чепь к стенке».

Сыскари пытались разобраться: так в чем же истина, кто прав, а кто может быть соврал? Приводили в застенок остальных казаков-колодников. Те божились, что именно такие «непристойные речи» и изрекал казак ЛЕНИВОЙ. Давали им очные ставки. Посылали в Москву. И там выяснили, что казак Ленивой … «приведен в безумстве», «явился во иступлении ума». Определили перевести «в канцелярию Святейшаго правительствующаго синода», а затем «отослать ево для исправления ума в монастырь», «и принуждать, чтоб он творил молитву и молился Богу». А для безопасности «в том монастыре держдать ево под караулом на стенной чепи».

Подробности о нем и других казаках читатель найдет в 15 выпуске "Материалы по истории и генеалогии казачества"
#архиввиталиягусева
Всем, кому интересно далекое прошлое предков-казаков, обращайтесь: guseffv@mail.ru Гусев Виталий Александрович




Прикрепленный файл: Анпиратор.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
Лайк (1)
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 186
Как некрасовцы с татарами в 1737 году выжгли донской Кумшацкий городок

Летом 1737 года на Кубани собирали войско «кубанские мурзы», «и при них кубанских и горских темиргоевцов, всего тысяч с шесть человек или более», да с ними «бывших азовских турок и бешлеев со ста дватцать; да изменнических некрасовских казаков сто пять человек». Всех «с семь тысяч». Прельщали показания плененного азовского казака, «которой объявил, что он азовской житель и знатной человек», «что при Азове и на Дону в казачьих городках и в калмыцких Дондук Омбиных улусех людства никакова не имеетца, понеже де все до единого человека поголовно в службы отправились». В начале задумали «итить хана калмыцкого Дондук Омбина улусы», «и шли вверх по Кубани до урочища Домбайтюпа, и от того урочища искали означенного Дондук Омбы улусы», но нигде никого не обнаружили. Но помнили, что «казачьи городки состоят в самом малолюдстве». Как же таким подарком и не воспользоваться. Риск конечно был, но все же огромное бусурманское войско да с ними /как это сейчас принято толерантно называть «коллаборацией», а в те времена – «изменники да предатели»/, некрасовкие казаки, двинулось без артиллерии, «не нарядно, но для удачи» на Дон /благо некрасовцы все тайные пути покажут/.

В конце июля 1737 г. «на заре переправились Дон» «на Крымскую сторону», «многолюдством» подошли «к донским городкам». «И оная вся кубанская орда с ызменническими некрасовскими казаками напала на все их станицы и отаковала». А в городках в то время были «токмо одни казачьи жены и дети, и весьма скорбные престарелыя казаки, но и таковых весьма ж малое число». А «за крайним в станицах малолюдством» даже «на казачьих жонок и взрослых девок надевали платье казачье, и выстовляли таковых с ружьями против оных неприятелей». И «атаманы и отставные казаки, пушечною и оружейною стрельбою в станицах спаслись». Но противник все же «многих мужеска и женска полу людей з басков, лежащих близ станиц, побрали в полон, також и конския и скотские табуны поотогнали, и хлеб попалили».

Особенно досталось Кумшацкому городку: «Кумшацкую станицу всеми силами во весь день от утра до вечера оная орда приступом доставала», «всеми силами», а впереди своих хозяев – «в первом приступе были некрасовские изменническия казаки»! Не смотря на отчаянное сопротивление стариков, женщин, юных защитников – мальчишек и девчонок, супостаты Кумшак «взяли, и всю оную станицу и церковь Божию огнем вызжгли, до сущаго младенца побрали в полон и порубили»…

Вскоре татары ушли на Кубань. А на Дону понимали, что при сложившейся обстановке, на следующий год непременно нужно ждать их прихода вновь: «как на Кубани оставшия татары увидят вышеписанную добыч и ясырь, и услышат, что весьма малолюдно на Дону в казачьих городках, то конечно еще будут из татар охотники под казачьи городки для добычи ж».

Слали на имя императрицы Анны Иоанновны «отписку Войска Донского», что «в нынешния компании из Войска нашего» по наряду велено «всех поголовно, и сколько б в зборе ни было, отправить бы ко оному господину генералу фельтмаршалу и ковалеру Фон Лесию в путь в поход немедленно», а «имеетца по списку всего Войска Донскаго, атаманов и казаков, також юртовых наших калмык и базовых татар, четырнатцать тысяч триста семьдесят восемь человек». «Хотя в самом деле от тритцати до сорока тысяч действительно де находитца может». «Слезно», просили, «дабы … указом повелено было из нынешних компаниев донских и донецких наших казаков конных и пеших для охранения от приходу кубанских татарских и протчих тамошних орд отпустить к нам, всеподданнейшим, на Дон в станицы вскорости», чтоб «за вышепоказанным малолюдством от приходов неприятельских до конца не разоритца». И в дальнейшем необходимо «оставлять на Дону надлежащую часть конных и пеших атаманов и казаков».



Подробности читатель найдет в 15 выпуске "Материалы по истории и генеалогии казачества"
#архиввиталиягусева
Всем, кому интересно далекое прошлое предков-казаков, обращайтесь: guseffv@mail.ru Гусев Виталий Александрович




Прикрепленный файл: КАзачий городок.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 186
Разбираю текст 1742 года "Список имянной турок, крымских и кубанских татар, взятых в плен донскими казаками и калмыками".
3 сентября 1741 г. "во время правления принцессы Анны Брауншвейг Люнебурской" вышел "печатной указ", по которому велено с Дона "в немедленном времяни невосприявших веру християнскую Порты Оттоманской подданных пленных в их отечество отпустить".
В этом деле интерес представляют имена донских старшин и казаков, у которых эти "полоняники" проживали, и где были взяты в полон. Перечислено ОЧЕНЬ много родоначальников известных казачьих родов: Машлыкины, Грековы, Краснощоковы, Свечниковы, Альбаковы, Терезниковы, Эркашарины, Ханжонковы, Жмурины, Поздеевы, Яновы, Туроверовы, Арчаковы, Волошениновы, Бобриковы, Уваровы, Каршины, Ребриковы, Каюшниковы, Быкодоровы, Байгарины и другие.
В 1737 г., после разгрома летом татарским войском и некрасовцами Кумшацкой станицы было решено "вскорости" собрать войско, "дабы оным нетокмо вышеупомянутое разорение сугубо отомстить, но и жилища б их искоренить, искать. К сей же столь нужнейшей и важнейшей экспедиции имеет с калмыками и с Войском Донским совокупиться и в тот поход итьти з гребенскими и терскими казаками, и другими тамошними военными людьми". К калмыцкому хану Дондук-Омбе было много посланий от "войскового наказного атамана Ивана Фролова" с призывом к совместному выступлению. А в ответ "писал к ним в Черкаской калмыцкой хан Дундук Омбо с посланными от них казаками Андреем Машлыкиным, Федором Плоты". В итоге осенью 1737 г. на Дону выбрали "лутчих казаков, юртовых наших калмык и татар, на добрых лошедях с пять тысяч человек, а хан Дондук Омбо також отобрав на добрых же лошедях калмык своих довольное число, також и капитан порутчик и от команды своей, отправили оных мало поперед себе х Кубани". В начале декабря 1737 г. объединенное казачье-калмыцкое войско с приданной к ним командою "лейб гвардии ... императорского величества Преображенского полку" капитан-поручика Андреяна Лопухина, "на Нижнем броду чрез многие топи и Кубань реку на упоминаемом же Мунтянской остров переправились", а далее вышли к Темрюку, "где ... на оном острову и под самим городом Темрюком ... с тысечю кибиток оные разбили". Но "округ оного города Темрюка" были "водяные обливы", не покрывшиеся льдом. "Аднакож на один остров вплавь токмо с одними копьями отправлены были ... казаки и протчих каманд казаки ж и ханские калмыки; и тамо изменнической некрасовской городок, главней и лутчай их, называемой Хантюбе, разоря, выжгли, скота рогатова с тысячю взяли; из них, изменников казаков, двоих убили".
А один некрасовец по прозванию "Поляк" добровольно перебежал "к донским казакам", т.к. "давно желал, как придут на Кубань росийские войски для разорения кубанцов, оттуль убежать в Росию и жить под державою ея императорского величества". Сообщил, что "всего числом оных некрасовских казаков действительных к войне ... будет до пятисот, а всех наберетца до семисот человек кроме жен и детей. И из оных же некрасовских казаков некоторые бедные казаки в разговорах объявляют тайно, что намерены они итить по-прежнему под державу росийской государыни". НО за ними следят татары и непримеримые богатые некрасовцы: "и всему бедному народу объявляют, что росийская государыня никак их в вине не простит, и по приходе их на Дон повелит всех перевешать". Летом того же 1737 года пытались "уйтить лодкою в море, а из моря на Дон" 15 человек. "и таковых не допустя до того побегу, те некрасовские казаки взяли и отдали означенному салтану, а салтан оных продал за полон в горы и в Крым". И потому остальные "от того страха", "все тамо доброжелательные к стороне ея императорского величества немалаю опастность имеют, и как быть, не знают".
"Во всем походе из наших пленных и протчих подданных же вашаго императорского величества великоросийских городов людей отбито у неприятелей, а другие и сами к войскам нашим вышли, всего до тритцати человек".
Пленили и татар. По списку 1742 г. у казака "у Федора Плоты" во дворе жил "кубанской татарин ... взят в полон в 1737-м году".
Напомню, что о родоначальнике ПЛАТОВЫХ сведений очень мало. Генеалоги писали:
"Ро­до­на­чаль­ник – Са­ве­лий Пла­тов (гг. ро­ж­де­ния и смер­ти не­изв.). Его сын – Фё­дор Са­вель­е­вич (гг. ро­ж­де­ния и смер­ти не­изв.), ка­зак, за­ни­мал­ся ры­бо­лов­ст­вом. Двое из трёх его сы­но­вей ос­но­ва­ли две вет­ви ро­да Пла­то­вых. Ос­но­ва­тель 1-й вет­ви – Иван Фёдо­ро­вич (ок. 1723–1794)". Это отец будущего графа Матвея Ивановича Платова.
Полагаю, что следует внимательнее отнестись к тому казаку "Федор Плота". Вполне возможно, что он - одно лицо с Федором Савельевым, и фамилия ПЛАТОВ закрепилась за потомками не от мифического пращура "Савелия Платова".
В "том же 1742 г. в доме "господина войскового атамана" значился некто "кубанской татарин Атан Гельды, уроженец Минтанской, взят в полон в 739-м году в ЕСАРСОНКАНЕ (???)".
Возник вопрос к специалистам, о каком населенном пункте шла речь? Какое-то искаженное наименование?
Подробности читатель найдет в 15 выпуске "Материалы по истории и генеалогии казачества"
#архиввиталиягусева
Всем, кому интересно далекое прошлое предков-казаков, обращайтесь: guseffv@mail.ru Гусев Виталий Александрович

Прикрепленный файл: Ханский татарин.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
Лайк (1)
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 186
О крещеных татарах на Дону
В 6 сборнике /Служба донских казаков XVIII век. Отставные казаки Войска Донского 1770 год: материалы по истории и генеалогии казачества. Вып. VI / Авт.-сост. В.А. Гусев. Волгоград. 2015/, опубликован «Имянной список Войска Данскаго старшинам и протчим чинам и редовым казакам назначенным по осмотрам войсковаго атамана с старшинами з доктором и лекарем к отставке, 1770 года», где среди отставных донских казаков упоминаются и такие:
«Города Черкаского Середней станицы казак ... | Ис каких чинов: из татарских детей | Время вступления в службу: 736 | Когда, где со вступления в службу в походах и у дела был против неприятеля, и в которое время: под Крымом, под Кубаном, под Каргалами, в Кизляре, до Бойволы, в Финляндии, в Прусии, по речке Салу на заставе ...».
«Маноцкой станицы ... из татар | 735 | под Крымом, под Очаковом, до Днестра, для размежевания с турками земель, в Ифляндии, в Вязьме и Доргобуже, по речкам Тузлову, Миюсу и Каменки на заставах | не умеет | не бывал | женат, имеет четырех с[ы]нов из коих двое написаны в казаки ...».
В 7 сборнике /Служба донских казаков XVIII век. Запорожские и донские казаки в Приазовье 1699 – 1705 годы. Отставные казаки Войска Донского 1775 год: материалы по истории и генеалогии казачества. Вып. VII / Авт.-сост. В.А. Гусев. Волгоград. 2015/, представлен: «Список сочиненной Войска Донскаго в войсковом гражданском правительстве отставленным в 1775-м году от службы казакам с показанием кто и за какою невозможностью», вновь упоминаются донские казаки татарского происхождения:
«Середней станицы ... Бузин ... татарской сын | Время вступления в службу: в службе с 750-го | Кто, где со вступления в службу в походах и у дела против неприятеля был, и в которое время: по Миюсу, на Крымской и Кубанской сторонах, на Морских косах, до Днепра и по речки Маночи | Грамоте читать и писать умеет ли: не умеет | Кто был в фергерах и криксрехтах, штрафах, по каким делам, и что кому учинено: не бывал | Кто женат или холост, и сколько у себе мужеска полу детей, и коликих лет, и где находитца: женат, имеет у себя четырех сынов ...».
«Скарадумовской ... Калмыков ... татарской сын | с 735-го | под Азовом, под Кубаном, под Крымом, до Кальмиюса, до Бойволы, до Обска, в Даргабуже, и в Прусии ...».
«Нижней Рыковской ... Данилов ... | татарской с[ы]н | с 767-го | в ныне окончанной Турецкой войне во Второй армии, в Польше, и в Петербурге ...».
«Арчадинской ... из татарских детей | с 757-го | в Прусии, где при сражении неприятелем ранен саблею в левую руку, и в ныне оконченной Турецкой войне во Второй армии | не умеет | не бывал | женат, имеет одного сына ...».
В 12 выпуске /Служба донских казаков XVIII век. Отставные казаки Войска Донского 1777 год: материалы по истории и генеалогии казачества. Выпуск XII. / Авт.-составитель Гусев В.А. Волгоград. 2019./: «Список отставленным от службы Войска Донскаго казакам с 12 апреля 1776 по октябрь 1777 году»:
«Середней Рыковской ... Лиманов ... ис татарских детей | 758 | в Прусии и в Кизляре | не умеет | не бывал | женат имеет одного сына ...»
«Мелеховской ... Ис каких чинов: из кубанских татар | Время вступления в службу: в 752 | Кто, где со вступления в службу в походах и у дела против неприятеля был, и в которое время: на Кагальнике для предосторожности, в годовом карауле, в Прусии, на Волге, по Маноче, по Миюсу, до Днепра, до Ачуева, по речке Кундрючье и на Кубане | ... Кто женат или холост, и сколько у себе мужеска полу детей, и коликих лет, и где находитца: женат имеет у себя одного с[ы]на ... | Зачем по осмотру войскового атамана с присудствующими судьями и лекарями кто в службе быть неспособен: за данною на Кубане неприятелем в спину раною, отчего на коне ему ездить неможно |»
Один из примеров того, как оседали на Донской земле «инородцы», читаем в 10 сборнике / Сыскные дела о донских казаках XVII-XVIII вв.: материалы по истории и генеалогии казачества. Вып. X / Авт.-составитель Гусев В.А. Волгоград. 2017. /: 1700 год «А на дуване нам, Козьме с товарыщи, досталось взятого полону: мужеска полу два ч[е]л[о]в[е]ка робят, да женска полу одна девка. И ту девку продали донскому казаку Юде, которой живет у Познеевых в Черкаском, взяли двенатцать рублев. А дву робят продали казаком: Василью Логинову, одного малого взяли одиннатцать рублев; а другова в Ново Григорьевской городок продали ж казаку Гарасиму, взяли одиннатцать рублев».
Для будущей 15 книги разбираю текст документа 1742 года «Список имянной восприявших добровольно веру християнскую из татарских пленных». Среди «новокрещенов» встречаются и взрослые «полоняники». Так при доме «господина войскового атамана» жил крещеный татарин по крестному отцу носивший теперь фамилию ДАНИЛОВ «а по бусурмански Иннан, взят в Крыму в Карасу в 1737-м, а крещен в Черкаском в 738-м году». Но более всего при старшинах и казаках жили и крестились татарские дети:
При доме «господина брегадира Ивана Фролова»: «мальчик Василей, а бусурманского имени не помнит, родился в городе Ачакове, ис которого и в полон господином брегадиром Фроловым в 738-м году взят, а крещен в Черкаском в 739-м году». У старшины Воронина: «мальчик Михайла, а по бусурмански Емтик, родился за Кубаном, мурзы и аулу не помнит, откуль и в полон в 738-м году ханскими калмыками взят, у которых куплен за 20 рублев, крещен в Черкаском в 740-м году». У старшины Емельянова «девка Ефимия, а по бусурмански Эльмес, родилась за Кубаном в ауле Минтанах, ис которого за Кубаном и в полон ханскими калмыками в 733-м году взята, у которых куплена за 20 рублев, а крещена в Черкаском в 741-м году». У старшины «Грекова: мальчик Петр, а по бусурмански Топчара, родился за Кубаном, а в каком ауле, не помнит, откуль и в полон ханскими калмыками в 738-м году взят, у которых куплен за 7 рублев, а крещен в 739-м году». И МНОГИЕ ДРУГИЕ.
«Возрастая» на Дону при казачьих семьях, крещенные девчата-татарочки нередко выходили замуж за казаков, а «робята» становились казаками. Вспомним хотя бы отставного донского казака Мелеховской станицы 1777 года, по происхождению кубанского татарина, после вступления в «донскую казачью службу» храбро воевавшего на Родине предков против «вчерашних соплеменников» и получившего ранение!
ВОТ УЖ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, СТОИТ КАЖДОМУ ИЗ СОВРЕМЕННЫХ ПОТОМКОВ ТЩАТЕЛЬНЕЕ ПОКОПАТЬСЯ В КАЗАЧЬИХ КОРНЯХ, опираясь в первую очередь не на нарративы-предания, а на рукописные источники, и будет почти как из слов известной песни, мол «только русские в родне», пращур «мой – самарин, если кто и влез ко мне так и тот татарин»! И даже тот самый «самарин» вполне может подтвердиться, как из челобитной донского казака 1703 г.: «лет з дватцать с лишком жил я по крепостям в Темниковском уезде в д[е]р[е]вне оброчно за Обрамом Ивановым с[ы]ном Хитровым и из той д[е]р[е]вни сошел в низовые городы на Самару в дворцовую д[е]р[е]вню в Сосновой Соленец … а служить на городе на Кашпуре пехотную салдацкую службу, и тою пехотную службу служил я лет с семь, ис Кашпира города сошел на реку Медведицу в Бурлуцкую станицу и служил в той Бурлуцкой станице с Первого Азовского походу …» / Сказочные казаки на Дону. Переселение на Терек сказочных и волгских казаков XVIII век: материалы по истории и генеалогии казачества. Вып. IV / Авт.-сост. В.А. Гусев. Волгоград. 2014/.
Подробности читатель найдет в 15 выпусках "Материалы по истории и генеалогии казачества"
#архиввиталиягусева
Всем, кому интересно далекое прошлое предков-казаков, обращайтесь: guseffv@mail.ru Гусев Виталий Александрович

Прикрепленный файл: Крещеный татарин.png
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
Лайк (1)
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 186
Встречи беглых солдат с мятежным атаманом Игнатом Некрасовым: правда или ложь?

В 1715 г. трое беглецов-солдат якобы были под Азовом на «рыбной ловле были, и в те числа приезжал в Азов вор и изменник Игнашка Некрасов с единомышленники своими ч[е]л[о]в[е]к с сорок, и розставя в лугу близ их … вотаги полатку, стоял дни с три. И в те де числа с того стану он, Некрасов, с пятью ч[е]л[о]в[е]ки приезжал к ним на рыбную вотагу, и спрашивал их … какия они люди, и в Азове не обусурманились ли; и ежели не босурманились, то де вас турки продадут на каторгу. И они де … ему Некрасову сказались: беглыя салдаты, и не босурманились. И взяв де он, Некрасов, к себе в полатку, говорил им при всех товарыщев своих… что он с единомышленники своими изменил Великому Г[о]с[у]д[а]рю и нагрубил народу христианскому многое число. А н[ы]не де … хочет … Великому Г[о]с[у]д[а]рю вину свою заслужить … Азов возьмет, и турак вырубит». Даже планом захвата поделился. Затем Некрасов дал солдатам три письма, которые «написаны до приходу их к нему Некрасову в полатку», и «велел те письма отнести … одно … к генералу адмиралу кавалеру и губернатору графу Феодору Матвеевичю Апраксину; другое … велел иттить же к Москве, и явитца в Военном приказе судье; третье … иттить велел к генералу ж к фельтмаршалу Барису Петровичю Шереметеву». Игнат Некрасов «им говорил: как они те письма отнесут, и ему, Некрасову, будет против тех писем отповедь. И он де, Некрасов, то вышепомянутое учинит: Азов возьмет и турак вырубит, и принесет Великому Г[о]с[у]д[а]рю повинную». Некрасов объяснял посылаемым «парламентером», что у него в войске «пять тысяч триста ч[е]л[о]в[е]к ...». На дорогу дал «денег серебрянных руских по десяти алтын человеку».
Один из тех беглых солдат, некто Петров, ощутив полноту кармана, двинулся «к Черкаскому ... и пришел в шинок… и купя вина пил. И в том де шинку казаки стали ево … спрашивать: какова он чину ч[е]л[о]в[е]к и для чего обрит по турецки. И он сказался: беглой салдат и был в Азове, а брили ево турки. И те де казаки, взяв и бив, отвели ево, и отдали за войсковой караул, а шапки де, в которой зашито было вора Некрасова помянутое письмо те казаки с него … в то время збили… и … из Черкаского на другой день отослали ево в Транжамент к вышереченному полковнику и каменданту Пилю без шапки». Когда шапку нашли, письма в ней уже не было.

ЭТО КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ, а полный текст опубликован в 10 сборнике / Сыскные дела о донских казаках XVII-XVIII вв.: материалы по истории и генеалогии казачества. Вып. X / Авт.-составитель Гусев В.А. Волгоград. 2017. /. А почему делаю на «полноте» акцент, читатель поймет далее.

А что же потом случилось с тем солдатом? Я выяснил его дальнейшую судьбу, но загадок к вышеписанному меньше не стало!

Итак, Петрова сразу же арестовали и посадили в «Транжаментской застенок» /в 1711 г. после заключения «Прутского мира» Азов передали туркам, у города Черкасска возвели военное укрепление – Retranchement, а донцы называли «Транжамент»/. «В Транжаменте в роспросе и с пытки» называл имена и приметы его подельников: «ростом высок, тонок, в лице полон, волосы русы, молод, усы и бороды нет, на нем кафтан серой, русский поношенный, сапоги хохлацкие; … ростом средний, собою плотен, в лице полон, волосом белокур, летами средович, на нем кафтан черной, курской, сапоги хохлацкие», и еще что из них «вышеписанной де ево товарыщ Преображенского полку солдат … сказывал ему, что он жил у воровских козаков на Кубани тому уже лет с пять и ныне с Кубани в Озов пришел ради рыбной ловли».

Весной 1716 года запрашивали в Сенат: что же с ним далее делать? К осени получен ответ: «велено оного солдата роспросить и пытать накрепко: которое письмо дал ему вор Некрасов, где он оное дел». И держать «под крепким кораулом». Колодник «пытан дважды … и клещами зжен». Допрос вел «полковник Алферей Пиль». «И после розыску тот Пиль послал ево в Танбов к виц губернатору Степану Колычеву, и тот Колычов з двеми и колодники переехал на Воронеж, и сидел он в губернской канцелярии», «пытан четырежды». «С первого розыску он говорил тож, что сказал вышеписанному Пилю; а с трех пыток сказал, что у Некрасова» писем не брал, никуда его Некрасов не посылал, а «ево, Некрасова, и в лицо не знает». А солгал мол «в прежних де распросех и с пыток про посылку с ним писем», побоявшись «отбыть вины своей», что бегал в Азов!

Да, возможно он был лжец и фантазер. Но возникает резонный вопрос, а сопоставимы ли последующие наказания: за «побег к туркам в Азов» с одной стороны, а с другой – обвинение в шпионстве и связях с «вором и государственным изменником Некрасовым» ? Зачем городить на себя такое, да притом еще насочинять все те подробности, что излагал? Это же точно – верная смерть? Вспомним отношение тех лет у донских казаков к некрасовцам вообще: в 1717 г. поймали «некрасовского казака» и Войском Донским порешили «оного пойманаго изменника по своему казачьему артикулу казнить смертью, повесить на якоре». Сомнение вызывает если только «повинная» Игната Некрасова.

Похожий на него такой же солдат и беглец Позняков / О нем см. прежние заметки. Кстати, имена и отчества у них одинаковые, только родились в разных местах и Позняков в 1721 г. умер/, откровенный ворюга и душегуб, также утверждал о плотном общении с Некрасовым и выполнении его заданий, а после от них тоже отнекивался, «а при смерти при отце духовном сказал: казаки де деньги и золотые, и вещи, и животы подлинно у него взяли, а не клеплет». «И очищая душу свою от грехов покаянием к Богу … вину свою и приносит, чтоб ему по смерти своей за тое измену и за шпионство не быть в вечном проклятии».

В 1724 году Петров еще живой, содержался «на тюремном дворе» «Воронежского надворного суда» и «сказал … его императорского величества слово и дело за собою … а в какой силе за ним есть его императорского величества слово и дело, о том де он в Воронежском надворном суде не скажет», ибо касается оно «о здравии его императорского величества». Обвинял донского казака Полякова, «жителя Черкаского … атамана Сарыча» и однодворца Котенева, но по сравнению с прежним рассказом на несколько листов о Некрасове, «извет» получился скудным, всего в несколько строк. Не хватило в этот раз воображения или придумывать сложнее, чем вещать истину?

Обо всем читатель узнает из 15 выпуска "Материалы по истории и генеалогии казачества".

#архиввиталиягусева
Всем, кому интересно далекое прошлое предков-казаков, обращайтесь: guseffv@mail.ru Гусев Виталий Александрович


Прикрепленный файл: Некрасов.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
Лайк (1)
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 186
Вся правда о "шпионе атамана НЕКРАСОВА" беглом солдате Познякове
Еще относительно недавно, а именно 17 марта 2021 года, была моя заметка под названием "КАК АТАМАН ИГНАТ НЕКРАСОВ ОТПРАВЛЯЛ ШПИОНОВ, СЛАЛ ПИСЬМА К РОДНЕ В ГОЛУБИНСКУЮ СТАНИЦУ, да его казаки с басурманами разоряли донские городки".
В которой сообщал, что разбирал несколько сыскных "дел 1718-1721 годов о "колодниках", связанных между собою" тематически, и "будто погрузился в чтение авантюрно-приключенческого романа о казаках-разбойниках".
Напомню несколько строк: "Если кратко, то допрашивали беглого солдата Познякова «за многие воровства», и он, «отбывая наказания», как только дело доходило до пыток, каждый раз заявлял «государево слово и дело», и выдавал все новые и новые «изветы» против государя и его ближних соратников, вроде таковых: «какой де он царь, иноземец стал де, слыть царем с того времени, как государь царь Петр Алексеевич пошол за море …», «сказали де про царевица Алексея Петровича, бутто он умер, а он, царевич, жив … идет де в казачьи городки …и хочет итьти выводить неправду, которые на него, царевича, посягали». И вовлекал в них большое количество «разных чинов людей» и «донских казаков»: тут и войсковой атаман Петр Рамазан и его жена, другой войсковой «атаман Кумшацкой», личный лекарь азовского губернатора Толстова Горлин, адмирал Апраксин, «войсковой дьяк … Филатьев», «старшина … Мартинов», «медведицкой казак … Касимовской», «Липских заводов слесарской писарь», «чугуевской бурлак», «гулящей человек … Маленькой», «сержант Камаев», «салдат … Орлов», «Ингермоланского полку барабанщик …Коптев», «поляк Зеленский» и многие др. И его возили в разные места на очные ставки, откуда он благополучно ни единожды сбегал; его вновь ловили, и снова приводили к пытке, а он в который раз заявлял очередное «государево дело». И вот когда по розыску нескольких лет казалось, якобы о его личности и воровских деяниях вырисовывалась очевидная картина, вдруг в одном из последних допросов он выдал о себе кардинально иное, но зато ставящее все на свои места. Из прежде явного преступника, вора и убийцы он «сказался» одним из некрасовских шпионов!".
Но оказалось, что все эти "связанные между собою сыскные дела" на самом деле были только ВЫПИСКАМИ, причем с кратким и местами отличным изложением оригинального текста, из рукописи всего ОДНОГО ФУНДАМЕНТАЛЬНОГО СЫСКА о "тюремном сидельце" Познякове, который держался "за многое воровство и за побеги", и за сказанное "за собою государево тайного слова и дела". И вот тут уже есть и показания "оговорных людей", в том числе донских атаманов и казаков, "поручные записи", очные ставки. Имеются даже акты о выемке спрятанных тайных писем /"три письма, два за печатьми сургучевыми, одно за красным, другое за чорным, а третье без печати"/, при свидетелях, их внешнее описание, включая изображения на сургучных печатях, а также содержание /даже количество строк в каждом/.
А еще поражает тщательный розыск обо всех упоминаемых Позняковым лицах. Например, показывал он, что якобы Некрасов его отправлял в Голубинскую к сестре, а в Кумшацкую к атаману по прозвищу РОТ. Нашли и последнего, упоминается его имя и отчество. Или как был в плену в Царьграде и его продали турецкому "яническому писарю" и привезен в Азов, а там "того писарьского сына зарезал до смерти, и разбив на себе железа, бежал", прихватив немало янычарского добра. "И пришол на Дон в казачей город Черкаской и явился войсковому атаману Петру Рамазану". А чтобы откупиться, раздавал казакам "ис тех сносных животов ... на 575 рублев". Допросили всех казаков, кто обирал беглеца. Прошлись по станицам Войска Донского, выявляя причастных: Скасырченок, Мацкой, Фролов, Попов, Андреев, Беспалов, Касимов, Мартынов, Федотьев и др. По несколько раз Позняков то обстоятельно рассказывал о своих "воровствах и изменах", то потом ото всего отказывался, и "брал на себя новые вины".
На следственных мероприятиях сбегал, его ловили вновь.
Под финал своей жизни, не ясно "каким случаем", когда его вели в застенок, у него в руках объявился ...КИНЖАЛ, коим он безуспешно пытался покончить с собою: "УЧЕЛ РЕЗАТЬ СЕБЯ", "ПЕРЕРЕЗАЛ ГОРЛО ЧЮТЬ НЕ ПОПОЛАМ", но спохватился "караульщик", "поймав за правую руку с ножем, тот нож вырвал"! И ведь умудрился выжить! Правда не надолго. При священнике на смертном одре, "очищая душу свою от грехов покаянием к Богу … вину свою" приносил, "чтоб ему по смерти своей за тое измену и за шпионство не быть в вечном проклятии". Скончался в 1721 году.
Чего только не отрывают недры древней истории. Одного "авантюрно-приключенческого романа" из "оного повествования" уже маловато, тянет на МНОГОСЕРИЙНЫЙ СЕРИАЛ))
Подробности читатель узнает из 15 сборника "Материалы по истории и генеалогии казачества".
#архиввиталиягусева
Всем, кому интересно далекое прошлое предков-казаков, обращайтесь: guseffv@mail.ru Гусев Виталий Александрович

Прикрепленный файл: Воры и разбойники+.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 186
О сыне атамана Игната Некрасова – донском казаке городка Голубинского
У видных предводителей Булавинского восстания в источниках упоминаются дети. Например, 15 июля 1708 г. князь Василий Долгорукой, находясь в «Донском походе», доносил царю Петру, что «в Черкаской Дранова сын прибежал с вестью, что отца ево под Тором убили», и у «бунтовщиков» от «того у них лутчая надежда пропала». Как только пришла в стан булавинцев весть, что «Драново убили», «сказали: ежели в Черкаском то сведают о Драном, конечно же Булавина убьют, для тово что Булавин был дурак; все воровство и вся надежда была на Драного»! И быстро многие переметнулись на царскую сторону в Азов, а Кондратий Булавин вскоре, как и предрекалось, погиб – 7 июля 1708 г.

14 июля 1708 г. в полки князя Долгорукого явился запорожский казак Тишка Верховир и в «походной канцелярии» поведал, что после разгрома под Азовым, оставшиеся в живых сторонники Булавина вернулись в Черкаской, «и стали кричать гвалтом, что по посылке ево, Булавина, под Озовом побито из них многое число и многие потанули в воде, а он де, Булавин, их не выручил и им изменил, и за то де ево хотели убить до смерти». «И Булавин де от них ушел и заперся в комнату». И «донские де казаки» атаковав булавинское убежище, «учели комнатные двери рубить топорами». «И он де, Булавин, зарезал сам себя ножем, разрезав брюхо, и внутреннее из нево выволилось». «И выволокли ево, Булавина, в круг, чтобы все видели». По другим данным – застрелился из пистолета: «видя де оный вор свою погибель, застрелил себя сам ис пистоля до смерти», когда тело привезли в Азов, «а по осмотру у того вора голова прострелена знатно ис пистоли в левой весок, и от тела ево смердит».

«А сына его, вора Булавина, также Драного сына, поймав, посадили на цепь и сковали по ногу».

«Роспись ворам и бунтовщикам булавинцом, которые октября в 8-м числе посланы из Острогожска … к Москве в Преображенской приказ … По первой дороге … воры Черкаского острова: вора и изменника войскового атамана Кондрашки Булавина сын Микишка … Походного зборного воровского войска атамана Сеньки Драного сын Мишка».

Как известно, другой сподвижник Булавина – атаман Игнат Некрасов, увел остатки мятежников с семьями на Кубань «под власть» крымского хана.
А были ли у него прямые потомки? Да конечно были!

Найдено дело, в подробности которого пока вдаваться не стану, все будет в 15 сборнике "Материалы по истории и генеалогии казачества", лишь отмечу, что в нем точно о сыне атамана Игната Некрасова! Родился он явно еще на Дону – донской казак «городка Голубых». «Приехав с Кубани, вора Игнашки Некрасова сын … …» женился на дочери горского князя. В 1723 году тесть посылал «к тому зятю своему в город Чаканной, где оной Некрасов живет», более трехсот лошадей …

#архиввиталиягусева
Всем, кому интересно далекое прошлое предков-казаков, обращайтесь: guseffv@mail.ru Гусев Виталий Александрович


Прикрепленный файл: Булавин самоубийство.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 186
О КАЗАКАХ И ШПИОНАХ

В 6 сборнике /Служба донских казаков XVIII век. Отставные казаки Войска Донского 1770 год: материалы по истории и генеалогии казачества. Вып. VI / Авт.-сост. В.А. Гусев. Волгоград. 2015./, упоминается донской казак, «житель казачья городка Лугану», по прозвищу ЗАИКА, которого было «велено в его Г[о]с[у]д[а]рственном великом деле прислать в Преображенской приказ». И в отписке присланной «з Дону к Москве в Посольской приказ лехкой станицы с атаманом Алексеем Мартиновым с товарыщи» войсковой атаман Максим Фролов оправдывался, что когда взяли того казака в Луганском «городке в доме своем», да за «крепким караулом» отправили с лехкой станицей, а когда «отъехали от Черкаского до Бесергеневского их городка», и в дороге ЗАИКА заболел и «от болезни своей умре». А по какому такому сыску его везли в Преображенский приказ, не ясно.

В 1715 году объявился в Изюме какой-то «руский человек», по внешнему виду монах, «в ыноческом платье в нищенском образе» с иконой в руках, а о себе говорил, мол «послан де он с реки Дону из новопостроенной пустыни, которая строитца под городком Кремянным, по отпуску той пустыни строителя Никонора с ыконою Чюдотворца Николая во многие городы для собрания милостыни на ту новопостроенную пустыню». Да предъявлял «подорожную за печатью Войска Донскаго». В то же время вышли царские указы «о смотрении шпионов»: «что де выбрали азовцы своим злым намерением шпионов … и послали под армию царского величества и под украенныя городы … и знают де они всяким языком, и будут сказыватца именами рускими». И за то, «что он ходил с образом для збирания милостыни в чернеческом платье, а таких де людей велено ловить», его задержали и привезли вначале в Острогожск. Там представили «на обличение» «новопостроенной пустыни строителю Никонору», «которой в то время в Острогожску прилучился». А «Никонорий» заявил, что «от себя ево никуда не отпускивал и в лицо ево не знает». Доставили «колодника» в Тамбов, где он «попросил бумаги и чернил, и написал своею рукою письмо, в котором объявлено … великого государя слово», а «вице губернатору Колычову тот же колодник объявил, что такое слово говорил волуйчанин … Клемышов». «И для того он … роспрашиван о состоянии ево вновь, в котором роспросе с прежним говорил многую разнь».

А «войсковая подорожная» оказалась «подложной». «В том же роспросе объявил он, что вышеписанную подорожную, которая прислана при письмах изюмского полковника за войсковою печатью, написал он … своею рукою и войсковую печать подделал он же». «По которым … ево роспросом и по многим ево необычайным проходом явно значит, что он … – шпион».

Схватили по извету «Клемышова» и вместе с шпионом, «положа на руки железа и на ноги кайдалы, и на шеи цепи, приковав к телегам», выслали к «великому государю», придав для охранения капрала и пять солдат, и велели им «тех колодников вести с великим бережением».

Изначально о себе в «Танбове» «присоланной из Ызюма» рассказывал: «ево зовут … …сын Симонов, родина де ево в Пензе городе, отец ево был, также и он Пензенской приказной избы подьячие». Весной 1711 года «посылан он ис Пензы от каменданта Федота Дубасова в Пензенской уезд в село Сердобу для высылки в город сердобинских жителей», а в пути «напали на … кубанской орды человек с тритцать … привели ево с протчими пленники на Кубань», где жил «с полгода» у местного мурзы, а в «сенокосное время» бежал. «И пошед от того места х Кубану реке версты с три в лес, и стал с себя разбивать кайдалы». Но на звук вдруг примчались кубанцы, «взяли ево и отвезли в горы, и продали черкесом за сто осламов». Через год «из гор ушел и … пришел в Азов и явился губернатору Ивану Андреевичю Толстому. И из Азова отпущен он в дом свой». Находясь у бусурман, обещал себе, если вырвется, пойдет «молитца в Соловецкой монастырь», куда и побрел, а через год «оттоль возвратясь в дом свой на Пензу, жил с полгода». Затем «ходил по обещанию в Киево Печорской монастырь». В феврале 1715 года, «надев на себя черной сермяжной мужицкой кофтан», «взяв образ Чюдотворца Николая из дому своего», «ходил с тем образом явно и собирал милостыню деньгами на оклад того образа и себе на пропитание». В Ольшанске у попа купил себе для внушительности «черное платье».

А далее подробнейше описан его «тракт», с перечислением населенных пунктов и их жителей, часто его «свойственников», приказных людей и воевод, встречавшихся в пути. Приведу лишь несколько выписок: «И ис Киева шел он тем же трактом до Изюма, а с Ызюма шел он чрез Царев Борисов». «И оттоль перешел в Святогорской монастырь». «Ис того монастыря пошел он вниз по Донцу чрез городки, чрез Маяки, чрез Краснянск, чрез Боровской, да чрез козачьи городки чрез Лугань, чрез Митякин, чрез Гундоров». В ноябре «пришел он в казачей же донецкой городок Каменку», где зимовал. «Из городка Каменки того городка Каменки казаки по прошению ево … взяли ево на Дон в казачей же городок Казанку», и представили атаману, там же жил у казака «недели с четыре». «И ис того городка шел он чрез Тулучееву слободу, и жил в той слободе за розлитием полых вод с неделю». «И переехав реку Дон, шол он через село Белогорье, чрез Острогожск и чрез другие городы», далее до Изюма. А «воровскую подорожную» написал «своею рукою в бытность свою на Волуйке», а «войсковую де донскую печать», как «шел с Пензы чрез казачей городок Михайловской и стоял у козака …», «снял с войскового их письма, которое у того казака в курене было … и к той своей подорожной ту войсковую печать подделал»… А в ней: «От донских атаманов молатцов от войсковаго атамана Максима Фроловича и ото всего Великого Войского Донскаго … с реки Дону из новопостроенной обители во имя Николы Чюдотворца, что пот Кремянным горатком, отпущен по обещанию трудник … Симонов с образом Николаем Чюдотворцам резным для побирания в святую обитель на церковное строение …».

«Сентября в 2 день присланные ис Танбова колодники … Симонов, … Клемышов привожены в застенок, и у пытки роспрашиваны и пытаны». Симонов, «боясь пытки, написал о том государеве слове в канцелярии письмо», а «шпионом он не хаживал … во время бунта вора Булавина в донских городках не был; а был в полках в службе», «в бытность свою на Кубани про вора Некрасова он слышал … а сам ево не видал …». «Было ему 26 ударов». А Клемышову «16 ударов».

«Симонов в пополнение к прежнему роспросу сказал: в прошлом де 704-м году по розбору наборщика … и с Пензы отослан был к Москве … отдан в Копорской драгунской полк полковника иноземца Феликса барона Девежника» писарем, а в 1707 г. «будучи де он при полку в походе на реке Соше в Польше», «и царскому величеству доносил на маеора Чирикова в утайке лошадей» – аж 55 голов.

«По сему роспросу … сыскано в Преображенском приказе дело, что он приведен был на Потешной двор, что он сказывал за собою государево дело», а нем значилось, что в 1709 году «Филипова полку барона Девежника драгун» с тем же именем, как и у шпиона Симонова, но по фамилии «Крахиленской» или «Крафилевской», а «в Копорском де полку был он писарем», «сказал за собою государево дело … Копорского полку на маеора … Чирикова в пятидесяти в пяти лошадях».

В 1710 году «отдан он … в писари без наказания … отправлен был на Терки», там был он «в стрелецком полку под командою стрелецкого головы Никиты Дрокина в писарях». Но оттуда сбежал, его пленили «кубанские татары»… и вроде бы он от них бежал…

В апреле «1716 году присланной ис Танбова шпион … привожен к пытке и пытан в другоряд, а с пытки говорил» … «что в бытность ево у города Архангельского», встречал там ссыльного донского атамана Василия Познеева и вроде бы тот Познеев посылал его на Дон с письмом, «велел ему искать … в донском городке Каменном поставленных дву котлов с серебом…».

Между прочим, тот самый Василий Познеев – известная на Дону личность, в 1708 году посылался атаманом в легкой станице «в Москву с повинною в булавинских воровствах нововыбранного донскаго атамана Ильи Зерщикова». Об этом подробно в 10 книге / Сыскные дела о донских казаках XVII-XVIII вв.: материалы по истории и генеалогии казачества. Вып. X / Авт.-составитель Гусев В.А. Волгоград. 2017./.

И в застенке шпиону Симанову был «21 удар». Потом через два дня пытан третий раз – «Было ему 40 ударов».
В ноябре 1716 года следствие еще продолжалось. Симанов «пытан в четвертые, а с пытки говорил прежние речи, что с первых пыток. Было ему 43 удара».

В августе 1717 года его пытали в пятый раз – 47 ударов!

В марте 1718 истязали в шестой раз, на этот раз 30 ударов.

Через три дня пытан в седьмой раз – «Было ему 30 ударов и огнем зжен».

А взятого по его показанию Клемышова пытали три раза – ото всего отказывался. «С третей пытки … Было ему 31 ударов и огнем зжен. С огня говорил тож». В июле 1719 года умер.
В 1722 году шпиона Симанова «вместо смертной казни по милостивому его императорского величества новосостоявшемуся указу за вечной мир с Швецкою короною», били кнутом, выдрали ноздри. «Послан за многие воровства и за многое шпионство вместо смертной казни» в Сибирь «в работу вечно».

А при чем же тут донской казак ЗАИКА? Оказалось, что это Симанов «после пытки написал своею рукою письмо, что в донском городке Лугане казак Заика говорил непристойные слова», а слышал их «волуйченин Клемышов». Но вот в чем фишка – из материалов сыскного дела сложно выяснить суть. Даже в показаниях разных лиц упоминается об этом примерно таким образом: «инде будет – такие слова и говорил». А пометы следующие: «В сем месте было шпионское письмо, которое написал он в Преображенском приказе своею рукою … то письмо за непристойностью слов в нем писанных, вынято повелением ближняго стольника князя Ивана Федоровича Рамодановского … то письмо с письмами ж, которые выняты из сегож дела выше сего, ближней стольник князь Иван Федорович в Преображенском приказе по имянному указу царского величества зжег …».

А все потому, что в «государеве слове» шпион Симанов сообщал о таких «непристойных словах» казаков на царя, которых даже и «написать немочно». И по царскому указу все листы с этими непристойностями «из дела выняты», а «ближней стольник князь Иван Федорович Рамодановской зжег на огне в Преображенском приказе».

#архиввиталиягусева
Обо всем развернуто можно узнать из 15 сборника серии «Материалы по истории и генеалогии казачества». Всем, кому интересно далекое прошлое предков-казаков, обращайтесь: guseffv@mail.ru Гусев Виталий Александрович


Прикрепленный файл: Трудник 1.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 186
О донских и слободских казаках, о блуде, измене и … прощении


В 1725 году «из Старого Оскола ис канцелярии вечерных квартир драгунского Новогородского полку маэор Тимофей Павлов при доношении» прислал в Преображенский приказ «Старого Оскола жителя … Сергеева». Который сообщил о себе, что «уроженец родом черкашенин, и служил в Острогожском полку в Старооскольской сотне атаманом», «и живет в Старом Осколе и в новопоселенной слободе Бирючье, понеже указом повелено ему из Старого Оскола переселитца и каманды своей казаков перевесть во оную Бирючью». А «пришед к судейскому столу, доносил словесно»: как везли его «в Севск посланные за ним караульщики Новогороцкого полку из драгун габоист … Сурмин, старооскольской стрелецкой слободы з жительми, а имянно: с … Юшиным, с …Макаровым, с …. Рощупкиным, с …Боевым», и «из тех Юшин» «незнамо х каким разговорам, называл помянутого Макарова: ты де изменник, и мы де хотели тебя на семик повесить; а с кем повесить и какая того Макарова измена, не выговорил». При разборе те «караульщики» рассказали о своих корнях, и оправдывались, что «Рощупкин де говорил оному Макарову смеясь, что он татарского роду; а к тем же словам говорил же атаману ... Сергееву: мы де ево, Макарова, хотели повесить … а к тем де Рощупкина словам назвал он, Юшин, того Макарова с простоты изменником», вроде как еще в детстве играли, «бивались мы с мала в кулачки», а Макаров всем «выдавал».

Но главное в "СЛОВЕ И ДЕЛЕ" следующее: «в прошлом» 1724 г. «из Охтырки от генерала и ковалера Михаила Михайловича Голицына в Острогожскую полковую ратушу к полковнику Ивану Тевяшову прислан ордер, по которому повелено из оного Острогожского полку ис казаков канпанейцов конных и оружейных добрых людей выбрать, и к тем канпанейцом определить дву сотников в Гиляндию в крепость Чеснаго креста, и к походу б были в готовности; и соединитца б ко оному походу с полками, а имянно: с Сумским, с Ахтырским, с Харьковским, с Изюмским». А в тот час Сергеев «стоял у равенского сотника … Игнатьева». И зашел разговор: а кто же «определен» сотниками. Один – «белогороцкой сотник … Шапочков», а другой – некто Кочелихин, «тот де Кочелихин из Острогожской ис полковой ратуши прислан в слободу Бирючью сотником». И тут сотник же Игнатьев воскликнул: «вельми де он удивляетца, что етокова вора и изменника пожаловали сотником»! Оказывается Игнатьев был из донских казаков, «отец ево … … Донского Войска города Черкаска Прибылой станицы казак, а он … родился и взрос в том же городе, и по возрасте служил в Донском Войске казачью службу», «а тому ныне третей год полковник Иван Тевяшов … написал ево … в Равенскую слободу сотником». И когда он жил на Дону, знал того Кочелихина, вместе служили при доме войскового атамана Петра Рамазана. И казак Кочелихин «в доме того атамана зжился блудно з двемя дворовыми девицами», татаркою и чухонкою. О чем узнала жена атамана Петра Емельянова (он же в разные годы - Петр Рамазан, он же Петр Грек и даже Петр Турченин Грек), и донесла мужу. За что войсковой атаман приказал Кочелихина «бить солеными плетьми». И тогда Кочелихин «с теми девками бежал к туркам в Азов», где и «обосурманился»! А это уже было двойным преступлением – переход к противнику и отказ от «Христианского Закону». Началось следствие.

Допрашивались слободские казаки. Упоминались в деле и давали показания «по заповеди святаго евангелия и под страхом смерти» донские старшины и казаки с известными и уважаемыми фамилиями: «Лопатин», «Луковкин», «Кранощеченок» – он же Краснощекин, «Обросимов», «Дядюшкин» – он же «Дячкин», «Сарин», «Каршин», «Скосырсков», «Фокин», «Мокей Осипов» – он же Иловайский, «Тимонин», «Дрыганов», «Турчанинов», «Мигузов» и другие.

Удостоверились, «что оной Кочелихин из донских козаков по определению Острогожской полковой ратуши выбран х компанейцом в сотники». В мае 1725 г. «пошел из Острогожска з другими козаками в поход в крепость Святаго Креста». В сентябре 1725 г. «вышереченные слобоцкие казаки х крепости Святаго Креста прибыли, при которых и вышеписанной сотник Кочелихин в прибытии явился», и в декабре 1725 г. «из крепости Святаго Креста Государственной военной колегии в кантору прислан за караулом», да передали в Преображенский приказ, и там «по сему делу, о чем довелось, роспрашиван обстоятельно». Кочелихин поведал о своем отец, брате, сестре. Родитель его – «Донскаго Войска города Черкаска Средней станицы казак, а потом пожалован в казачьем полку полковником», старший брат «был взят в полон к туркам», «и атаман де Рамазан того ево брата ис полону выкупил, и за те деньги жил оной брат ево у того атамана», где и младший живал, да по случаю «з дворовыми ево атаманскими девками … блудом … зжился». «И как де оной атаман о том ево Кочелихина блудодействе сведал, и хотел ево, Кочелихина, и тех девок бить солеными плетьми». И Кочелихин «с теми девками бежал от того атамана в Азов, и явились турецкому паше». Турки якобы принуждали его принять ислам: «ежели он не обосурманитца и закона их не примет, то де они убьют ево до смерти или продадут в дальные турецкие городы». «И был в босурманской вере года с полтора, или больше, не помнит», «а будучи де в Азове, с неприятельскими людьми войною на росийские городы и шпионом не хаживал, и зла никакова не мыслил».

А после, девок своих оставил в Азове, а сам вернулся в Черкасск и явился к войсковому атаману уже Максиму Фролову с повинною. При этом не исключено, что в Азове от продолжавшегося и там сожительства от казака у тех девиц могли оставаться и детишки, благо за двоих «женок» турки и татары с него не спрашивали.

А ДАЛЕЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ!

Как донские казаки поступали с изменниками – известно: «вешали на якоре». По всей видимости, семья

Кочелихина была на Дону уважаемой. Отец упомянут знаменщиком в 1696 г. в «Росписи Войска Донского старшине, которые были на службе Великого Г[о]с[у]д[а]ря под Азовым в Большом полку боярина и воеводы Алексея Семеновича Шеина и в морском короване в прошлом в 204-м году» / Служба донских казаков XVII век: материалы по истории и генеалогии казачества. Вып. V / Авт.-сост. В.А. Гусев. Волгоград. 2015./. К войсковому атаману вместе с беглецом пришел просить за меньшого старший брат. И «по объявлении той вины держан был под арестом».

Вслед за тем созвали круг, «судили по три дни», все три дня лежал Кочелихин перед всеми старшинами и казаками на земле «ниц по три дни три раза». «И по суду третьяго круга та ево Кочелихина вина ему, Кочелихину, отпущена», в назидание другим, «которые казаки прежде того бегивали ис Черкаского в Азов, а из Азова явились в Черкаском собою, и тем по суду войскова ж вины были отпущены ж», «того ради, чтоб и другие такие ж беглецы обращались и приходили б по-прежнему в Черкаской без страха». «А когда таких беглецов имали войною, и таких вешали в Черкаску на якоре за ноги смертию», «по обыкновению войсковому», «по древней своей обыкности».

«И по отпуске вины ево о возобновлении святаго крещения прочтены над ним молитвы и от босурманские веры отрекся в церкви Святаго Иоанна Предтечи, и имел пост». Затем служил «верой и правдою»: когда «неприятельские люди Тударык мурза собрався … пришли было разорять казачьи местечка, и в то время пошли на тех неприятельских людей боем донские казаки Дурновской станицы старшина за атамана … Кранощеченок», и с ним ходил против кубанцев, и тех «кубанцов збили, и многих кубанцов побили; и взяли ис тех оставших кубанцов в полон», «лет восмь назад», т.е. примерно в году 1718-м, «откамандрован … в полк полковника …Шишкина з другими казаками, и был в Царицыне, строили вал».

Хорунжим «будучи в команде Г[оспо]д[и]на Брегадира Кропотова», присягал сыну Петра Первого: «1718-го году июня 1-го дня Войска Донскаго как Старшина ниже именованная, так и редовыя казаки по указу Ц[а]рского Величества в наследии Г[осу]д[а]ря Царевича Петра Петровича по сему наличному списку присегали» / Присяги донских казаков 1718 год: материалы по истории и генеалогии казачества. Вып. I / Авт.-сост. В.А. Гусев. Волгоград. 2012. /.

И все же былое предательство окончательно ему не простили. Каждый раз казаки припоминали ему переметничество и клятвопреступление. «За упреком других казаков, что он был в босурманстве», отпросился он опустить «ево в Рыбенск на житье». Держать не стали. Дали ему «пашпорт», с коим явился к полковнику Тевяшову, «и жил при том полковнике с полгода, а потом за услугу ево, Кочелихина, написан сотником в Бирюченской сотне, и бывал на службах…».

Еще одна неоднозначная казачья судьба. Кстати, его отпрыски необязательно носили родовую фамилию «Кочелихин-Кочалихин». Могли записаться от его имени или отчества, или новой, как сказали бы сейчас, «уличной клички», а прежнее прозвание «кануло в Лету».

Обо всем подробно можно узнать из 15 сборника серии «Материалы по истории и генеалогии казачества». Всем, кому интересно далекое прошлое предков-казаков, обращайтесь: guseffv@mail.ru Гусев Виталий Александрович

#архиввиталиягусева





Прикрепленный файл: КРУГ Казачий-.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
← Назад    Вперед →Страницы: ← Назад 1 2 3 4 5 ... 12 13 14 15  16 17 18 19 20 21 Вперед →
Генеалогический форум » Библиотека » Новости раздела » Книги о Донских казаках [тема №58250]
Вверх ⇈