Всероссийское Генеалогическое Древо
На сайте ВГД собираются люди, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!
Вниз ⇊

Книги о Донских казаках


← Назад    Вперед →Страницы: ← Назад 1 2 3 4 5 ... 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 21 Вперед →
Zabellisa
Администратор
следопыт

Zabellisa

Москва
Сообщений: 11819
На сайте с 2003 г.
Рейтинг: 8407
Размещаю по просьбе Гусева В.А.

Добрый день! Уважаемые читатели!
Предлагаю приобрести мои книги!

Я, Гусев Виталий Александрович, проживаю в г. Волгограде, историк, занимаюсь исследовательской работой в области генеалогии и истории донского казачества. Мои предки – донские казаки. За продолжительное время работы в архивах ГАРО, РГАДА, РГВИА, РГВА, ГАВО накопилось много копий архивных документов 17-нач. 20 вв., которые необходимо публиковать, чем занимаюсь в настоящее время. Уже вышло из печати 3 моих книги, на март-апрель 2014 г. намечен выход 4 книги. Идет подготовка 5 книги.

Всем кому интересны мои книги, обращайтесь по тел. 89023641710 или пишите на: guseffv@mail.ru

Концепция данных выпусков – предоставить читателю возможность лично ознакомиться с источниками, после чего он сможет самостоятельно оценивать качество научных или научно-популярных трудов по истории и генеалогии казачества. Широкие массы интересующихся этой темой, особенно под влиянием выложенного в Интернете огромного количества разных откровенных «сочинительств», за незнанием источников охотно верят таковым. В последнее время каждый может объявить себя историком и писать все, что ему заблагорассудится, путая при этом исторический и литературный подход. Архивные изыскания для таких авторов – занятие сложное и непопулярное. А когда недостает фактов и источниковедческой базы для выдвинутых ими версий, в качестве аргументации используются «предания», под прикрытием которых очень удобно сочинять все, что приходит в голову.



ПРОДАЮ КНИГИ:

-ПРИСЯГИ ДОНСКИХ КАЗАКОВ 1718 год. Материалы по истории и генеалогии казачества. Выпуск I.

-"О происхождении донских казаков". Материалы по истории и генеалогии казачества. Выпуск 2.

-Поселение на Волге ДОНСКИХ КАЗАКОВ. XVIII век. Материалы по истории и генеалогии казачества. Выпуск 3.

-готовится к выпуску:Сказочные казаки на Дону. Переселение на Терек сказочных и волгских казаков. XVIII век. Материалы по истории и генеалогии казачества. Выпуск 4.

-готовится к выпуску: Служба донских казаков. XVII-XVIII века. Материалы по истории и генеалогии казачества. Выпуск 5.

содержание книг
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 187
ИЗ ДОНСКИХ КАЗАКОВ В МАТРОСЫ
В документах попадались сведения о донских казаках из бывших матросов. Например, казак Середней станицы города Черкасска: "уроженец Азовской матроской с[ы]н вывезен из Озова в малых летех". Или казак Павловской станицы того же Черкаска: "бывший отставной матрос, а по силе указу 710 году на Дону лета зажил... уроженец грек". После сдачи Азова в 1711 году обратно туркам азовские жители, бывшие матросы и солдаты пополняли и ряды донских казаков.
И вот нашел дело об обратной ситуации. В 1706 году "явился в Посольском приказе ... ПОЛОНЯНИК РУСКОЙ ЧЕЛОВЕК и ВЕРЫ ХРИСТИАНСКОЙ, а в роспросе сказался: ДОНСКОЙ КАЗАК ГОРОДКА ИЛАВЛИНСКОГО ..., взяли де ево в полон в другом Азовском походе под Таганрогом крымские татары и отвезли в Тавань, и продали ево турчанину торговому человеку". После привезли его в Царьград и продали "Осман паше", у которого пробыл он шесть лет. И как приезжал в Царьград венецкой посол, а при нем был "гречанин торговой человек", который казака у Османа паши выкупил и вывез в Венецию. А через два года казака тот грек дал ему "отпускную", и с ней побрел бывший невольник "к Москве" "через Польскую землю на Киев" и далее. По дороге одолевал голод, приходилось попрошайничать - "кормитца Христовым именем". И просил донской казак "за полонное терпение" царского жалованья, да отпустить его к "свойственником" на Тамбовщину в город Козлов, откуда до бегства на Дон он и сам был родом. А еще просил государя, чтоб указал бы "быть ему в МОРСКОМ ФЛОТЕ НА КАРАБЛЯХ МАТРОСОМ, а тот де матроский чин ему заобычен", мол учился он "того матроского ученья, будучи в неволе в Турской и Венецкой землях на тамошних караблях". Оказывается, был указ "руских полоняников", которые "будучи в неволе научились матроскому и иному карабельному делу, и таких для службы" отсылать в "приказ Воинских Морских дел". И было велено того в прошлом донского казака "отослать с памятью в приказ Воинских Морских дел".
Какая интересная судьба!
Подробности в 15 выпуске "Материалы по истории и генеалогии казачества"
#архиввиталиягусева

Прикрепленный файл: МАТРОС.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
Leontiya
ПОИСКИ В АРХИВАХ, БИБЛИОТЕКАХ Петербурга и др.

Leontiya

Частный специалист

Волгоград, Санкт-Петербург
Сообщений: 5743
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 7143
GuseFF Vitaly
Спасибо!
А как складываются Ваши отношения с "потомками скифов"? Попыток покушения пока не было? 101.gif
Я в придонском селении,когда летом на родину приезжаю, лишний рад рот открыть боюсь. Эти "сармато-черкасы" и материнский дом спалить могут
---
ПРИГЛАШАЕМ В НАШЕ СООБЩЕСТВО https://vk.com/infogen
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 187
Начало булавинского выступления традиционно связывают с земельными спорами донских казаков с Изюмским полком
В 15 сборнике этому вопросу будет уделено особое внимание, т.к. все точки над "i"до конца так и не расставлены. Не предлагаю задачу окончательно решить этой вопрос в данной заметке, не тот формат. Предоставим эту перспективу для историков, которые будут изучать опубликованные документы в 15 книге. В довоенном издании "Булавинское восстание (1707-1708 гг.). М. 1935. С. 87–106. земельных "спорных вопросов" касается «память» от 19 октября 1704 г. с отметкой "конец утрачен". А "Отписка" изюмского полковника Ф. Шидловского с жалобами на донских казаков 1706 г. представлена с рядом неточностей при идентификации и пропусками слов: Мининков Н.А. Первое упоминание о Кондратии Булавине // Новый часовой. Русский военно-исторический журнал. № 13-14. 2002. С. 225-229.
Несколько выписок.
"1705-м году декабря в 3 день" состоялся круг станицы "Бахмуцкой", но коей "станишной отоман Кондратей Буловин с товарыщи" приговорили поставить "во дьяки" местного казака. А в январе 1706 г. Булавин прибыл в составе "лехкой станицы" и подал челобитье в Патриарший приказ "преосвященному Стефану митрополиту Резанскому и Муромскому", чтоб дозволили "за небытностию в ближних местех церквей", ибо "Бохмутцкой станицы прихотцкие люди помирают без покаяния и бес причастия, и погребают без вещеника; и в том нам великая бес вещенника нужда; а иныя городки в дальном ростоянии верст за пятьдесят и больши". И "где посторена часовня, построить церковь на том месте во имя Иоанна Предотечи", а того донского казака, а теперь дьячка, как человека доброго и не пьяницу, "благословить во дьяконы и посветить в попы". "Горада Черкаского козак Тимофей Амвросимов вместо станичного атомана Кондратья Афонасьева и всей Багмутской станицы по их велению руку приложил". Как видим, Кондратий Булавин грамоты не знал, да и старообрядцем не был. И когда во время восстания одним из лозунгов якобы была борьба "за старую веру", вероятно это был такой "ход конем", чтобы привлечь под свое знамя как можно больше сторонников. Это одно из первых документальных упоминаний о Булавине, как о донском казаке.
В далеком 1599 г. "Волость Донетцкая по реке по Донцу от Белагорода вниз, а в ней было за помещики", но "по государеве цареве и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии грамоте Донетцкая волость по Донцу юрты, которые были отданы за помещики, отданы донецким атаманом и казаком, которым быти на Донце по перевозам от татар и от черкас беречи." В итоге "Донским атаманом и казаком" отданы "вниз по Донцу" "Катковской юрт", "Бабкинской юрт", "Мохначевской юрт", "юрт Можевской", "юрт Коменшенской", "юрт Иловской", "юрт Коменшенской", "Тюндиковской юрт", "юрт Болыклейской", "юрт Чепелевской", "юрт Берецкой", и тот самый "юрт Изюмской от Солоново озера вниз по Донцу по обе стороны по Оскол, а ныне тот юрт дан атаману ...".
И владели "изстари донские казаки по Дону и по Донцу ... по своей казачьей обыкности всякими угодьи, покамест от реки их казачье пищали голос слышать".
И вот прошло более ста лет. Как только в тех местах находили новые соляные озера и стали варить больше соли, строились городки Тор (Соляной), Мояк, Изюм др., туда пробирались "руские люди" да "черкасы". Еще "до измены Ивашки Брюховецкого и Стеньки Разина владели по речке Бахмуте рыбными и звериными ловли цареборисовские и мояцкие, и торские жители, и иных городов чюгуевцы, салтовцы, волуйчаня от приходу неприятельских воинских людей тайно". Как выяснилось, отец Кондратия Булавина - был рейтар из "руских людей" и боярских детей Афанасий Абакумов сын Булава, пришел в Салтов из Чугуева, и после бежал на Дон. Не исключено, что для семьи Булавина эта местность по Донцу была уже давно известна не по наслышке.
Для решения сыска, у кого же больше прав на "угодья", стороны привлекали свидетелей, чьи показания порой противоречили друг другу:
"Города Волуек старожилые станичники четырех, казаков трех, стрельцов три, ямщика, один человек сказали: наперет сего в давных годех, как не было городов Изюма и Мояцкого, Соляного, и речками ж Багмутом и Красною, и Жеребцом со всеми угодьи владели донские казаки; и для зимняго времени были у них, казаков, курени; да владели ж из розных городов люди наездом для рыбной и звериной ловли".
"Царевоборисовские жители руские люди и черкасы шездесят три человека сказали: как де не было городов Царево Борисова и Мояцкого, и Тору, и Изюма, и в то время речки Багмут и Красная, и Жеребец за приходами неприятельских воинских людей была в пусте, и поселения на них никакова не бывало, только по тем речкам были наездом для звериных и рыбных ловель Белогороцкого розряду розных городов руские люди и черкас. А донских казаков по тем речкам никакого поселения не бывало, только изстари те вышеписанные речки во владении были Белогородцкого розряду городов".
"Мояцкие жители сорок человек сказали ... пасеками владеют и сено косят торские и маяцкие жители. А поселения никакова на тех речках до построения города Бахмута и села Ямполя, и села Красного, что у Меловаго броду, их, донских казаков, никакова не бывало. И до тех вышеписанных измен донских казачьих городов Боровского, Краснянского, Сухорева не было".
"Бахмуцкие жители атаман с товарыщи тритцать человек сказали: наперед де сего речками Бахмутом и Красною, и Жеребцом владели цареборисовские и мояцкие, и иных городов розных чинов людей, а донские казаки теми речками не владели, а владели де они, донские казаки, вверх по речке Донцу только до речки Айдара".
"Донские ж казаки сухоревские жители четыре человека сказали: речками Бахмутом и Красною, и Жеребцом изстари владели де они, донские казаки; и на речке де Бахмуте обыскали они соляные воды и для проведы и ванья той соли ездили, и близ той речки Бахмута на берегу выкопав колодезь, и варили они тое сольдь недель з десять и больши."
"И они, донские казаки, к тому сыску взяв де с собою с Волуйки и ис Чюгуева свойственников и друзей своих, ково они похотели", и от них брали выгодные для них "скаски".
"И в сыску явилось, что те урочища изстари владельства Белогородцкого розряду руских людей; и по тем крепостям тех донских казаков свойственников и друзей ложны скаски стали быть явны, что сказали неправду".
Ну и как тут было реально и справедливо разобраться, кто же прав?
Тогда царь отписал все земли на себя, а управляющим поставил изюмского полковника Федора Шидловского.
Но спорщики этим довольствоваться не могли. То казаки "изюмцев" гоняли. То старшины и козаки Изюмского полку ловили казаков верховых городков и "чинили" им "смертныя убивствы, и разорения, и всякой многой грабеж".
В 1703 г. Изюмского полку сотники и "полчане"" неприятельским спасобом ... городок козачей ... весь да основания" разорили, "и домовное поселение все" поломали, "и пожитки у казаков наших полчане ево все пограбили и рознесли".
В декабре 1705 г. "Изюмского ж полку наказной атоман Шуст, собрався многолютством, по неприятельски воинским поведением со всяким ружьем приступал к городку" донскому, "бил на них боем; и ранили Озовского Предтечева монастыря ченца". И видя "такое их неприятельское нахождения", "послали в ночи в розныя станицы" за помощью. Но "Изюмского полку атоман Шуст, видя свое воровство, той же ночи убрався совсем с полчаны своими пожитки", из "войскового юрту Бахмута речки бежал."
"В отписке ж брегадира изюмского полковника Федора Шидловского" сказано: "в прошлом 705-м году по указу великого государя ... к атаману и ко всему Войску Донскому велено ... послать от себя войсковые указы Сухаревской станицы к атаману и х казакам, и к иным, которые поселены на речках Красной и Жеребцу, и на Бохмуте, и от спорных земель и угодей живут в близости, чтоб они по тем речкам и урочищам землями, и лугами, и лесами, и всякими угодьи владели", а к изюмцам не цеплялись, "и во владение изюмских казаков в земле, и в луга и в соляные, и в селитреные промыслы и в ыные их угодьи не вступалиса б", "и на речке Бахмуте таможенную пошлину с приезжих людей и проезд брать, и описной соли продавать выборным головам не возбраняли б, и ссоры б и драк не чинили, покамест о тех землях и о угодьи розыск и указ учинен будет." Но донские казаки "учинились ослушны", "казаки Кондрат Булавин с товарыщи, собрався многолюдством, в прошлом 705-м году в октябре да в декабре месяцах, наехали на речку Бахмут неприятельским способом и с огненим ружьем, и ... с обоих сторон речки Бахмута полчан ево збили, многих смертным боем били, от которого бою иные полчаня ево померли; а солеваренные их заводы, и печи и сковороды, и всякие их пожитки пограбили, и з дворами их завладели, и государеву таможню разорили; а выборных голов и целовальников, бив смертным боем, пошлины збирать не дали, а описную соль пограбили". Из новопоселенных слобод Изюмского полка тут же посыпались жалобы к "адмиралтейцу к Федору Матвеевичю Опраксину" да к войсковому атаману к Лукьяну Максимову.
Послали "с Воронежа" дьяка Алексея Гочакова "с начальным человеком и с солдаты, изюмцы и с торскими жительми, и с мояцкими, всех будет с ним, дьяком, людей с четыреста с ружьем и знамени". "И бахмуцкой атоман Кондратей Булавин с козаками вышед из городка и встретил ево, дьяка Алексея Горчакова, и спрашивал: для какова дела многолютством норядным делом приехоли. И он, дьяк Алексей Горчаков, сказал, что приехол де я по наказу для осмотру и переписки спорных бахмуцких соляных заводов. И те ... бахмуцкия козаки ево, Алексея Горчакова, с честию пустили и отвели постоялой двор, и всякою подобающую честь ему воздали, и кораул у двора поставили для всяких невеж, чтоб безчестия никакова не учинили." А вот остальных 404 человека далее не пустили, "чтоб они на Бохмуте чего ... козаком своевольством своим какова убивства и гробежу не учинили б". И несмотря на казалось бы радушный прием, и вроде бы донцы типа забыли о "разорении, и о убитых и безвесно потерянных козаках, и о всяком гробеже", и даже "ему, дьяку, во всем осматривать и переписовать соляныя заводы павольно довали". Вот только Горчаков "сам осмаривать" не пожелал, и уехал в Воронеж....
А что происходило потом, читатель найдет в 15 выпуске "Материалы по истории и генеалогии казачества"
#архиввиталиягусева

Прикрепленный файл: Булавинцы.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 187
ИМЕННЫЕ СПИСКИ ДОНСКИХ КАЗАКОВ 1712-1713 годов
Информация и для тех, кто после выхода первой полной переписи донских казаков - "КРЕСТОПРИВОДНОЙ КНИГИ 1718 года", где казаки целовали крест на верность царевичу Петру Петровичу, сетовал, что многие записаны без фамилий. Присяги донских казаков 1718 год: материалы по истории и генеалогии казачества. Вып. I / Авт.-сост. В.А. Гусев. Волгоград. 2012. 224 с.
После выхода 14 сборников давно уже на многочисленных примерах было доказано, что при сопоставлении данных за разные годы можно отождествить одного и того же казака. Возьмем хотя бы атамана "переведенных з Дону к Волге казаков" - Макара Персидского. В 1718 году он казак Дурновской станицы г. Черкасска "Макар Никитин"
"Макар Никитин ... обещаюсь пред С[вя]тым Еу[ванге]лием что понеже чрез грамоту всемилостивейшаго нашего Ц[а]ря и Г[осу]д[а]ря ПЕТРА Алексеевича всероссийского, объявлено за важные причины лишение наследства престола всероссийского сыну его Ц[а]ревичу Алексею Петровичю, и объявлен в наследники онаго престола другой с[ы]н его Ц[а]рскаго величества, Г[осу]д[а]рь Ц[а]ревич Петр Петрович. Того ради кленусь всемогущим Б[о]гом в Тр[ои]це славимым, что я то его Ц[а]рскаго величества определение за правдивое признаваю, и оному во всем повиноватися буду, и помянутаго определенного в наследство сына его Ц[а]ревича Петра Петровича за истиннаго наследника признавать, и в всяком случае за его стоять, и с положением живота своего против всех тех которые сему противно чинить бы дерзнули, не оставлю ... Дурной Станицы Казак подписую своею рукою".
К тому же сличая копии подписей казаков, которые часто приставлены в книгах, можно установить, что принадлежали одному лицу.
Теперь тому будут более масштабные возможности. В 15 издание войдут дела "о выдаче денежного жалования донским казакам".
Так в 1713 г. "с Москвы на Дон до Черкаского с его великого государя денежною казною на дачю его государева жалованья донским казаком атаману Алексею Кутейникову с товарыщи пятистам человеком ... посланы две тысячи шестьсот семь рублев".
"Атаман Алексей Кутейников – великого государя денежного жалованья взял атаман Алексей Кутейников дватцать рублев, а вместо ево росписался войсковой писарь Иосиф Персицкой.
У него в полку ..."
Иосиф Персицкий - по всей видимости это родной брат Макара Персицкого.
В книге
Казаки на Дону, Волге и Кавказе XVIII век: материалы по истории и генеалогии казачества. Вып. XIV / Авт.-сост. В.А. Гусев. Волгоград. 368 с.
имеются ряд документов о племянниках волгского атамана, сиротах на Дону, которых он просил перевести к себе в Дубовку: "Волскаго Войска войсковой атаман Макар Персидский, старшины и все Войско Волское всеподданнейше просим. Понеже в Войске Донском после брата моего роднаго Осипа Персидскаго остался в сиродстве сын ево ... "
В 1718 г. среди казаков Дурновской станицы уп. казак "Семен Никитин". В 1713 - Семен Персицкой. В 1749 г. за его сына просил атаман Макар Персицкий: "после брата моего роднаго Семена Персидскаго остался в сиродстве сын ево Илья Персидсков". От "походного атамана" Ильи Семеновича Персицкого пошли царицынские дворяне Персидские, чьи современные отпрыски еще до недавнего времени считали атамана Макара Персидского своим прямым пращуром.
Вернемся в 1713 год. Какие знакомые прозвища:
"... Недоруба – великого государя жалованья взял пять рублев, а вместо ево росписался полковой писарь Федор Васильев"."... Кривошлыкой", "Быкодор" и т.п.
Уникальны пометы у казаков на смотре не бывшим:
"... Кумшацкой – пропал безвесно", "... Полеевец – на смотре не явился, остался в доме", "... Прибылянской – остался в Польше", "... Бохмуцкой – пропал безвесно", "... Хохлач – убит", "... Болдырь – остался в Польше", "... по скаске полковника и казаков остался в черкаских городех", "... за болезнью остался болен"
Ненадолго продлилось "перемирье" с турками. В феврале 1713 г. "По его великого государя указу и по приговору Правительствующаго Сената велено для нынешней турецкие войны послать на Дон полуполковника Кирилу Сытина, а с ним послать донским казаком на жалованье". "велеть ему донскому атаману и старшинам, и всем донским казакам объявить его государев указ, чтоб они окроме тех пятисот человек, которые определены быть при фельтмаршале, собрались и были против неприятеля в великом числе, а по крайней нужде в пяти тысячах человеках". Примечательно, что в письме царя Петра было сказано: "чтоб в нынешней поход было з губернатором больши донских казаков, ибо оные надежнее других нерегулярных, а на Дону, что меньши их в домех останетца, то лутче"(!!!)
Весной 1713 г. пришли вести, "что неприятель нагайская и кубанская, и крымская орда, перешед реку Дон, разделились на три части", а с ними предатели - "булавинцы и запорожцы", которые точно проведут бусурман тайными тропами до донских казачьих городков да "украинных руских городов".
Из "дела о высылке пятитысячного отряда донских казаков в корпус Шереметева", 1713 г.
Походное войско атамана Максима Фролова расписано по полкам и сотням. А в них казаки: Бабской, Шахов, Богаевской, Сухорукой, Сухопарой, Курмин, Свинухов, Швец, Ростеряев, Голда, Качюк, Разумной, Белогородской, Яблонской, Фляжников, Полунин, Одоевской, Зимовской, Черной, Земляхин, Дуров, Постовалов, Кривошлыкой, Кривцов, Зыков, Смороченой, Шелышка, Самофалов, Хохлачев, Пугочев, Топилин, Хорошей, Шишка, Мекинников, Кузнецов, Веревкин, Маргунов, Королев, Лупыш, Семизоров, Гриднев, Бирюк, Сметанников, Кривонос, Кромской, Кудряш, Заикин, Боков, Резцов, Девкин, Зима, Алалин, Котельников, Сухорев, Лаптев, Казин, Сулин, Рыкочев, Кружилин, Мысеев, Черномордой, Боков, Софьин, Копылов, Евтропов, Коновалов, Арехов, Семен Арехов, Гудочников, Коморев, Ермаков, Жерков, Сысоев, Латыш, Бойбак, Калундов, Коноплин, Бердник, Бочаров, Пятиков, Галицын, Мальцов, Грош, Анцыфоров.
Беспалой, Некрасов, Терской, Сасунов, Беляевской, Глухов, Кабан, Молай, Калмык, Дьяков, Греков, Кулжут, Черной, Репа, Скасырской, Тушканов, Елташ, Сухоревской, Сухоревской, Папов, Лукавой, Зацной, Сапега, Кружилин, Свиридов, Жупеев, Коршунов, Долгой, Зайцов, Мордвинов, Гужов, Лощонай, Трусов, Седов, Пучков, Носов, Чеботарев, Сурнин, Гребенев, Татарин, Осетров, Плотников, Коновалов, Боршовской, Вершилин, Птахин, Стариков, Глухов, Беляев, Смиренной, Шурупов, Везников, Калмыков, Потехин, Крючков, Удалов, Романовской, Тапилин, Чернобровкин, Шмарин, Сусалин, Росторгуев, Дупряторош, Излегошин, Алифлинской, Скрыпочник, Кумин, Гринин, Зершик, Рыбин, Гайдуков, Буянов, Ветютев, Долгов, Сухой, Шустов, Дрегил, Безпалов, Икрянка, Косой, Безчетной, Жуков, Рыковской, Жук, Островской.
Байдин, Аломин, Чимотков, Кривых, Пересыпкин, Болдырь, Плешаков, Носов, Бородин, Козловцов, Нелаев, Суботин, Ломовец, Агнищев, Саламатин, Жданов, Гудков, Вьюгин, Гуща, Сашников, Заплевин, Воробьев, Бесергеневской, Шефатов и многие другие
А есть и такие прозвища: Кобылья Голова, Темные Деньги, Пьяной, Толстобрюх, Храброй, Прыткой, Дурак, Драной, Мокрой.
Открываем "Крестоприводную книгу 1718 г." Казак 1713 г. по прозванию "Юра" в 1718 г. значится в Федосеевской станице.
Один из полковников 1713 г. - Денис Ильин. Это родоначальник пятиизбянских знаменитых Денисовых (один из моих предков). У него в полку казаки Гуреевы, Евсеевы - тоже пятиизбянские фамилии. Еще есть "Александра Силин". В 1718 г. упоминается казак той же Пятиизбянской станицы "Сила Иванов", от него Силичевы и Силкины. А вот Александра Силина там нет, зато есть "Александра Селиванов", о нем "Тоя ж станицы Атаман Савелей Павлов сказал что де взяты в поход казаки к Г[оспо]д[и]ну Брегадиру Кропотову Казаком Денисом Ильиным". Имя "СИЛА" могло быть неполным от "Силуан-Селиван"
Подробности в 15 выпуске "Материалы по истории и генеалогии казачества"
#архиввиталиягусева

Прикрепленный файл: КАЗАКИ.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 187
Как генерал Тараканов пытался выслать с Дона всех беглых
Многочисленные жалобы дворян и постоянные царские указы о поиске бежавших на Дон и отправке их обратно к помещикам особых результатов не приносили. "С ДОНА ВЫДАЧИ НЕТ"
Так в 1690 г. "по челобитью стольников и стряпчих, и дворян московских, и жильцов резанских, и шатцких и ряских помещиков, и городовых дворян резанцов, и мещерян, и ряшен, копейщиков и рейтар, и детей боярских, и мурз и татар, и салдат" на Дон была послана грамота, чтоб "по всем городкам учинить закон крепкой под жестоким ... указом и под смертною казнию, чтоб ... из великоросийских городов беглых дворцовых волостей помещиковых и вотчинников людей и крестьян, и жон их и детей на Дон отнюдь не принимали". Но в Москву шли ведомости, что "беглые крестьяня из-за помещиков збежав, живут на Дону в казаках и служат службу многие годы". Из них многие "плутовскими вымыслы там о себе сказовали неправо", и "которые бежали ... переменяли имена свои и прозвании, и живут у донских казаков по разным станицам по рекам и по городкам".
Ограничительный указ 1703 года требовал всех сошедших после "Азовских походов", 1695 года, "высылать в прежние их места, откуды хто пришол". На что тогда еще "атаманы и казаки" взмолились царю: если "таких новопришлых с Руси людей не принимать ни в котором городку, и высылать бы их по прежнему в Русь", и "у нас, холопей твоих, жить и единаго человека не останетца"!
И прошло более 20 лет, а по сути особых подвижек по решению этой проблемы не наблюдалось. В 1725 году на повеление "о высылке из донских казачьих городков беглых крестьян и людей на прежние помещиковы жилища" "от того Войска ответствовано, что они таких людей высылают, токмо де по присланным из Воронежской губернии промемориям требуютца такие казаки, кои с Руси сошли и живут в казачьей службе лет по дватцати и по тритцати, и в Азовских и в Польских службах, и в протчих знатных походех бывали, которых они, Войском, на прежния жилища как высылать, не знают". "Токмо по тем указом помянутой атаман Лопатин ни одной души ис тех беглых крестьян посланным людем помещиков ... не отдал, но учинился указу противен".
В 1728 г. от "Правительствующаго Сената" был послан генерал-майор Алексей Иванович Тараканов, и "прибыв на Дон в Черкаской, посланную ... из Верховнаго Тайнаго совета о высылки беглых ... грамоту войсковому атаману Андрею Лопатину при собрании старшин и многаго числа козаков июля 19-го дня сего 728-го года оддал. А притом ему, атаману, и всем публично ваш императорскаго величества указ объявил, дабы оне по вашей императорскаго величества грамоте пришедших к ним в козачьи горотки великоросийских людей з 203-го года и поныне всех без утайки на прежния жилищи выслали, а впредь бы таких не принимали".
По Дону пошел слух, что точно начнут высылку всех бежавших после 1712 года и на этот раз казаки осознали, что власти взялись за них серьезно. Генерал Тараканов имел "секретные инструкции" и наблюдал над их реакцией. А в Войске Донском даже из "атаманских зятьев и протчих знатных козаков со 100 семей ис Черкаскаго выслать надлежит, о чем де многия плачют, и всех де их" вышлют. "Бывшаго атамана Фролова от жены о ее зяте ... /которой к высылке надлежал, а ныне отправлен в зимовой станице есоулом в Москву/, слезы видел, також бывшаго ж атамана Ромазана зятя ж ... и нынешнего войскового атамана Лопатина свояка старшину ... Иванова з братом, и протчих выслать надлежало".
И вот понесли старшины и казаки "свидетельства" от старожилов, что якобы пришли они на Дон точно до 1712 года.
Но вот же незадача! По "многочисленным просьбам" в знак уважения прежних заслуг донских казаков "из Верховного тайного совета грамотою по прошению Войска Донскаго таковых беглецов з 203 году высылать не велено, а велено тое высылку чинить з 1710 году"! И получилось, что прежние "скаски" уже по подходили. Тогда казаки пытались объяснять Тараканову, мол старики не в себе были, "обшиблися". "И учинили в первых скасках, надеяся, что по их челобитью пришедшими до 712-го года пожалованы будут, один о другом за 712-й год приход показовали, а увидя, что с 710-го года выслать повелено, в свою пользу рассудили, якобы во время требования с них сказок, старыя на них знатаки были на рыбных ловлях и в протчиих отлучках, и нашед будто старых знатаков, оными чрез другия скаски старея 710-го года приход свой переделали и на Дону все остались".
А чтобы была видимость исполнения, подобрали, кто негож и не в служит, "новопришлых с росиских городов всякого чина людей", "кои по розыску явились сходкою на Дон з 712 и 710 годов": таких как "Города Дмитрева села Игнатова патриаршей дворцовой крестьянин ... прозванием Рыльской з женою ...", "Города Казлова стрелецкой слободы .... з женою Аксиньею, с сыном Иваном, крестьянин помещика Казловской канцелярии старого подьячего Свечникова", "Города Баброва села Баршова государев волосной крестьянин ", "Танбовского уезду села Расказовшыны дворцовой крестьянин", "Города Сапошка села Черной речки государев волосной человек Михайла, а чей сын, не помнит", "Беглой салдат ... сын Чукусов", "города Борисаглебского села Чегарака дворянского роду Ланцева жена", "Воронежской губернии Елецкого уезду села Краснова государев волосной", "Белагорода помещика дворянина Ивана Униковского крестьянин ", "Города Москвы ж крестьянин вышеписанного ж дворянина Ивана Герасимова сына Арлова уезду Кашинского деревни Подгорной", "Государев человек города Тулы", "города Усмонии, служил тамо городовую казачью службу", "уроженец города Еропольцы слободы Везниковой стрелецкой сын", "Города Воронежа посацкой человек .... Гарелкин с матерью ... з женою ..., з детьми ...", "... назвался поляк, а подлинного свидетельства не показал", "... сын Резанцов, которой о себе объявил, что уроженец он бывшего казачья городка Боровского, а подлинного свидетельства не показал". /Таких как "Резанцев" с Дона не высылали, а оставляли работать в ранге "сказочных"/.
В 1730 г. Генерал Алексей Тараканов "в Правительствующий сенат... доносил": "В прошлом 728-м году по данным мне ... из Верховнаго тайнаго совета указу и иструкции для высылки из донских козачьих горотков великоросийских всяких чинов беглых людей был я на Дону в Черкаском, а данною мне инструкциею четвертым пунктом повелено по окончании высылки беглых, взяв у войскового донскова атамана и у старшин за их руками высланным имянныя росписи, и за их руками репорт, что у них больше того никаких росийских беглецов нет, ехоть в Москву". А тому от Войска Донского даны "имянные росписи за руками войскового атамана и старшин", что у них "больше того никаких росийских беглецов нет"!
Правда не учитывали тех, "которые ныне имеются в разных его императорского величества службах": "при крепости Светаго Креста в дву камандах..., при Дербене и Баке ..., при линии ..., при Астрахани ..., при подполковнике Беклемишеве ..., итого всех семь тысяч двесте шестьдесят шесть человек" (а это чуть ли не половина, если согласно Крестоприводной книги 1718 г. в 119 городках проживало 15 753 казака). Но обещались, "когда из службы помянутые каманды Войска Донскаго казаки прибудут, потому ж с представлением свидетелей розыскивать, и кои явятся сходкою в донские казачьи городки з 710 году, или которые бежали" - "таковых по силе его императорского величества указов, куды надлежит, высылать, и с роспискою отдавать будем". А были ли на самом деле дальнейшие "розыски" - документально неизвестно. Вряд ли. Да и в правительстве прекрасно осознавали, что "из таких беглых" у казаков действительно "много старшин и лучших людей", и ежели реально начать поголовную высылку - это значило б опустошить итак малолюдные казачьи городки, и тем самым создать угрозу южным рубежам, т.к. службу нести казачью станет НЕКОМУ. И потому в донских казаках надобность была "зело велика".
В 1744 г. от сильного пожара Черкасска выгорела и войсковая канцелярия. До нас дошли лишь отрывки из "реестра" станицы Середней города Черкасска ок. 1726-28 гг.: "Старшины .... Филатьев живет на Дону тридцеть два года, о чем свидетеля скаска взята", "Рядовые казаки ... Милованов сказал живет на Дону дватцеть лет, о чем свидетелей и скаска взета", "оной живет на Дону дватцать третей год, о чем свидетелей скаска взята", "и скаска взята, вышел из неволи", "живет на Дону восемьнатцеть лет, о чем свидетеля скаска взята, а н[ы]не по розыску и по скаске явился хохлач", "родом греченин", "Города Стара Дуба паляк ... сход ево в Черкаской пятой год, а о пропуске имеет данной ему от драгуна ... пашпорт", "Каменского Подолу паляк ... ис Польше свезен в малых летех в Черкаской бывшим старшиною ", "Города Танбова старожалованной ...", "Города Казлова старожалованной ", "Города Сакольска ... сказал живет на Дону семнатцеть лет, в чем свидетеля скаска взята", "Тульской губернии города Алексина ", "Московской губернии города Михайлова ... сказал: сход ево дватцеть два года, о чем у свидетеля скаска взята" И ТОМУ ПОДОБНОЕ
Подробности в 15 выпуске "Материалы по истории и генеалогии казачества"
#архиввиталиягусева

Прикрепленный файл: БЕГЛЫЕ НА ДОНУ.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 187
Как казаки малым числом врага били
Продолжаю подготовку текстов для публикации в следующем, уже 15 сборнике. Вновь передо мною открываются рукописные тайны. Поведаю об оных выписками из древних повествований.
В самом разгаре шла очередная «у России с Портою Оттоманскою» война (Русско-турецкая 1735—1739 гг.)
«По древнему обыкновению» бОльшая часть донских «доброконных и добровооруженных казаков» ушли в дальние походы, от чего казачьи городки «сильно обезлюдели».
А из вражеского стана доходили тревожные вести.
«1738 году генваря 22 дня вышедшей ис плену ис Кубани» волошенин в Азове генералу Василию Левашеву сообщал как «в разговорах слышел, что в Крыму всем татарам по ханскому приказу велено для нападения … в поход готовым быть».
«1738-го году февраля 18-го дня пополудни в третьем часу прибежал в Азов из кубанского войска некрасовской казак и в военной походной генерала Левашова канцелярии допрашиван и сказал,
Зовут его Наум Семенов сын Гусек, в сей ночи из кубанского собрания с речки Челбаша ушел, а о объявил», что «некрасовцы многие в Росию возвратитца желают», только татары «их удерживают и разглашают, якобы когда возвратятца, все кажнены будут», и «у всех старую веру отоймут и затем итьти боятся. При том же и кубанцы накрепко стерегут, чтоб некрасовцы не только бы все ушли, но и за всяким человекам того смотрят, чтоб никто не уходили». Еще в 1737 году бежавший с Кубани Яков Коржихин показывал: «Бедные казаки в разговорах объявляют тайно, что намерены бы идтить по-прежнему под державу российской государыни, а другие, большая часть, идтить не хотят и за другими того смотрят, и перепоручились круговыми поруками и всему бедному народу объявляют, что российская государыня никак их в вине не простит и по приходу их на Дон повелит всех перевешать». И тогда же «в 737-м году … присылан был с Дону войсковой наказной атаман Иван Фролов для уговорения тех некрасовских казаков, но, не могши их уговорить, возвратился обратно на Дон». «Что узнав татарские начальники, и собрав корпус татар» и некрасовцев, «выступили в преследование помянутаго Фролова, но не могши ево преследовать, остановились при речке Керпели». «И учинили начальники между собой заговор, и войско свое на три части розделили, а имянно: половине корпусу 15000 человекам иттить к городу Черкаску и напасть на оной в расплох ночью; а 10000 иттить по Дону и разорять селении казаков; достальным же 5000 отогнать табуны». Наум «был в том же числе, впало ему намерение уйтить и дать известие российскому войску, слыша от всемилостивейшей государыни милосердие». Он «родился на Кубани в Некрасовских станицах от казака, во владении татарских саваскиров, где и остался от отца и от матери в сущем малолетстве, почему и воспитан был в сиротстве сестрою своею родною». Но по всей вероятности, имел какую-то связь c донской родней. Поэтому находясь в татарском войске, точно знал о «злом их умысле», решился, «чтоб ушед из их толпы, и уведомить на Дону казаков», ночью взяв «коня ис табуна», «пустился в путь». За ним была погоня, «пяти сотная команда». А он «не знал на Дон по степи дороги», «скакал по степи туда, куда глаза … видеть могли», «и так менее однех суток прискакал … в Азов более двух сот верст от Челбазы лежащей». «Где объявя о себе караульным, и представлен был главнокомандующему генерал-аншефу и ковалеру господину Левашеву». Там и сообщил «кубанской казак» Наум Гусек, «что идет кубанской саваскир с немалым войском для взятья города Черкаскова, и донских казачьих станиц».
19 февраля «в высокой ея императорскаго величества кабинет» ушло от генерала Левашева о «переметчике некрасовце и о кубанских ведомостях всенижайшаго доношения», а для «доподлинного известия», где же точно находятся «кубанцы», «послана з Дону лехкая партия».
23 февраля 1738 г. «посыланными лехкими подъездами, те кубанцы усмотрены: от Азова в верстах шестидесяти или больше за рекою Ея в степи обращение имеют, и к Азову, и к Дону по се время не приближаютца». А «орда ж, знав» «о … на Дон побеге … и видев посыланную с Дону для осмотру команду», «… с Еи речки пошла обратно на Кубань». И на этот раз «так город Черкаск со всею своею округою от грозящей ему погибели спасся». А некрасовец Наум Семенов «выпросился на малое время в город Черкаской к своим родственникам», а затем «от Войска Донскаго и принят был в число казаков с немалою благодарностею», «с самого того времяни продолжал … службу, и был в Пруском и в протчих походех», также его «женили … на дочери казацкой, с которой и прижил … семь сынов» под фамилией ГУСЕВ в станице Пятиизбянской (как документально удалось выяснить, это мой прямой предок в 10 колене).
Но вернемся в суровый 1738 год.
30 июня 1738 года «пришли к Азову» «вышедшия из Кубани две невольницы казачьи жоны бывшаго Кумшацкова городка», который ровно год назад, в 1737 году, был полностью разорен татарами и некрасовцами, и притом перебиты почти все казаки и старики, да уведены в неволю 10 казаков, 240 «казачьих жонак» и 500 «детишек». Полонянки «присланные из Азова в Черкаской допрашиваны, а в допросе показали», что «взяты в полон прошлого года по разорении того Кумшацкого городка кубанскими татарами и были в полону на Кубани у Касая мурзы», где «они сами видели» как тот мурза «четырнатцать человек татар да изменнических некрасовских казаков четыре человека посылал под Азов для взятья языков, и оные посланные взяли под Азовым четыре человека да одну бабу на бахчах азовских, а в том числе один отставной салдат, и привезли оных языков на Кубань», а «те языки объявляли, что на Дону ни одного военного человека не осталось, а все вышли в Крым», и ежели «кубанския татары, пойдут на Дон, то де за тем малолюдством великую себе добыч получить могут». «К тому ж крымской хан писал и сараскер на Кубань, что руское войско все идет на Крым … и потому надеятца, что на Дону в домех казаков никово не осталось». «Назад тому три недели бежали оне и при них еще третья женка казачья жена того Кумшацкого городка … Лобова сноха, и шли оне степью, а в одном месте лежали в скрытии в камышах неделю по близости Кубану … А как де оне уже и шли из полону из Кубанского займища, то означенной мурза Касай с татары с той партии и шел, которого они сквозь камыши угодали по голосу», но их не заметили, «а оне ночи дождався, пошли, и не дошед Азова за три дни, «а … упоминаемую Лобову сноху, затем что изнемогла, оставили в степи».
Рапортовал войсковой атаман Данила Ефремов, что в июле 1738 года «чрез выходцов с Кубани трех человек, черноярского … сына Партнова, торского жителя …, донской Романовской станицы казака …, известно ж, что доподлинно кубанская орда вся ныне в собрании итить под наши казачьи городки, и разсылают под городки наши и под калмыцкия улусы партии для взятья языков».
«Июля 26-го дня выбежал из полону ис Кубани от некрасовских изменнических казаков ведения Донскаго Войска з Донца Митякинской станицы казак …», а с ним «малороссиянин, объявивший о себе: «назад де тому будет лет з десять взят был он от Бахмута кубанскими татарами в полон». Кстати, еще в апреле 1738 г. Ефремов докладывал в в Санкт-Питербург, мол «есть опасность та, что бывшие запорожские казаки, изменя, ныне живут под протекцыею крымского хана, не могли б как под образом малоросиан к нам в Черкаской и в Азов приезжать», и передавать «купецким армянам» лазутческие письма. «И содержались они, казак … и малороссиянин … на Кубани в ясырстве у некрасовских изменнических казаков до побегу … а минувшаго июля 10-го дня прислан к упоминаемым некрасовским изменническим казакам от кубанского сераскера Бахтыгиреева … татарин с таким объявлением, чтоб те некрасовские казаки были к походу на донские станицы половинное число в готовности, ибо де на Дону по станицам никого казаков не осталось, а все отправились в службу».
Озадачился войсковой атаман Данила Ефремов: кто же сможет «защиту чинить» от предстоящего «неприятельского приходу»? «Сколько мог, со всех рек с станиц конных и пеших станищных атаманов, есаулов, писарей и выростков казачьих детей /кои хотя б мало годны ружьем владеть/, всех без изъятия собрав, разставил в средних … донских станицах до Черкаского во опасных местах на фарпосты», а вдобавок «для обережи от таковых неприятелей Черкаского и Азова, и из крепости Святыя Анны» требовал «двесте человек салдат с афицеры и несколько кананиров». Немало оставалось казаков пеших. Дабы «приумножено было людей ко отпору против сильного неприятельского собрания», Ефремов, «пригнав войсковые конные два табуны, в коих были лошади пущены и приезжих всякого чина людей, и из собственного своего конного табуна» – «дал же позволения всем пешим казакам и калмыкам, кои своих лошадей не имеют, разбирать по две лошади».
1738 года «августа 12-го дня рано из Черкаского выступили, и следовали денно и ночно в верховыя … донские городки». «В собрании казаков и казачьих детей, и престарелых казаков, и калмык, и базовых здешних татар в тот поход собратца могло всего до тысячи человек /что никого из казаков не осталось в Черкаском, но токмо присланные из Азова двесте человек салдат с надлежащим числом афицерами и кананерами/, с коим числом казаками и юртовыми калмыками, и базовыми татарами, и с походными пушками … августа 14-го дня дойтить мог до Кагальника городка». А вперед «посылал партии наблюдать и смотреть: на кои места оной неприятель следует и где чрез Дон мог бы переправы обыскивать». «А как знатныя и способные переправы по Дону имееютца пониже оной Когальницкай станицы у Бабьем и в урочище Сабачей коловерти», то и ожидать противника «чаятельно» здесь. Но «неприятельское сильное собрание» вдруг «поворотясь скорым ходом», нашли брод «выше Когольника верстах в сорока между Михалевскою и Каргальскою станицами», 15 августа «на зоре рано Дон на сю сторону на салах, а другия нагия на лошедях с одними ружьи и копьями, переправились и напали на Нижнею Каргальскую и Быстрянскую станицы, и оные станицы … штурмовали».
Как только со стороны этих станиц донеслась пушечная стрельба, войсковой атаман разделил свое малое войско на две части. «Выбрав доброконных казаков и калмык, и базовых татар до трехсот человек», поспешил на выручку осажденным, да артиллерию «со оставшими старшинами и казаками определил поспешать» за ними же. А с другою частью казаков, юртовых калмык и базовых татар, настиг «при переправе с полоном и скотом и с пожитками». «Неприятели» побросали все награбленное и пленных, бросились наутек: «токмо собою в Дон уходить на ту сторону». «Из коих … многих побили и потопили, а полон, також скот и весь пожиток отбили». «В поздные обеды» казаки прискакали к Быстрянскому городку. Расстоянием в двух верстах оборонялись и Каргалы. «А во оных станицах во отпоре находилось не более, и с теми, кои с морской флотилии прибыли, человек по тритцати». Как только «усмотрели» татары в близости «команду» атамана Ефремова, запалили Быстрянскую, «а от Каргальской станицы от штурма оборотясь», «стали чинить … бой» с донцами. И Ефремов «с старшинами и казаками, и калмыками, и базовыми татарами принял азарт», чтобы «оную Каргальскую станицу … неприятели достать не могли», да и до иных станиц далее их не допустить, «ударили на оного неприятеля боем напролом, и имели сильное срожение на копьях и саблях». Донские казаки «до самой крайней возможности наступали на оных неприятелей, и весьма отважно имели бой». И враг побежал к Дону, а там обнаружилось, что никакой переправы уже нет. Кто прямо «с лошадьми и оправою военною», «другие скоча с лошадей, бросаясь в воду в Дон, плыли на ту сторону х кошу своему и бежали в степь к речке Салу». «Оной неприятель, как полону, так и скота и протчаго пожитка никакого чего в добыч себе не получил; но с вышеписанным стыдом бежал». «На коей переправе многие неприятели побиты и потоплены, и переранены», а всего «при означенной сильном срожении и переправе побито и потоплено до тысячи человек», да в плен «забрато» до сотни. Итак «оная вся орда … как чрез Дон прогната, пошла в ход прямо х Кубани». А Данило Ефремов «с оставшим Войском Донским остановился ныне при переправе Бабской в караулах, опасаясь того, дабы оные неприятели, как уведают, что и поблизости от Черкаского по станицам малолюдство есть» не задумали «паки перейтить Дон на означенных Бабской и с Сабачей коловерти переправах на сю сторону для добычи».
«А при означенном главнем нашем действии и от нашей стороны взяты оными неприятельми в полон» двое знатных старшин Эркашарин да Поздеев, двое походных старшин, 18 рядовых, «да всмерть побито» – один полковник, два есаула, пять хорунжих, лекарь, писарь, и рядовых 31 человек.
Подробности в 15 выпуске "Материалы по истории и генеалогии казачества"
#архиввиталиягусева
guseffv@mail.ru
МЕТКИ: #архиввиталиягусева

Прикрепленный файл: КАзак против турка--.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 187
КАК КАЗАКИ С ТАТАРАМИ ПЛЕННЫХ ОБМЕНИВАЛИ
Продолжаю открывать рукописные тайны примерами из выписок
Осень 1738 года. Еще недавно донские казаки и кубанские татары да черкесы уничтожали друг друга в смертельных схватках. Когда «изменнические некрасовские казаке» тайными тропами приводили вражеское войско под донские казачьи городки и пытались громить Быстрянский да Кагальницкий, но получили такой отпор в основном от стариков и малолеток, что «от тех казачьих городков … отогнаты и переправлялись чрез Дон, в то время за скорым переправлением многия пометали в Дон сагайдаки, стрелы, сабли, ружья и седла и у многих татар казаки лошадей отбили, а иных из ружья побили, и от того оныя татары в аулы свои бежали с великою торопостию и стали быть весьма худоконны».
И «при означенной сильном срожении и переправе побито и потоплено до тысячи человек и в полон» взято «со сто человек и более, и знатных татарских мурз и черкеских узденей».
Некрасовцев донские казаки в бою в плен не брали, «по обыкновению войсковому» вешали «на якорь за ноги»: «а вышеписанного изменника некрасовца … мы, холопи твои, Войском по древней своей обыкности у себя в Черкаском повесели за ноги на якорь».
А «от нашей стороны взяты оными неприятельми в полон» 18 рядовых казаков да несколько старшин, в том числе и двое знатных – ПОЗДЕЕВ и ЕРКАШАРИН.
Как только замолкали «пушки», вдруг вроде бы как забывались вчерашние обиды, и начинался процесс «розмены» да «окупа». Как правило, посредниками между сторонами становились греки и армяне. Именно они были вхожи «по торговым делам» в любые крепости или станы. Часто лично вносили за кого-то деньги и на свои средства привозили на Родину, что потом им возмещалось, в том числе и из царской казны.
Уже осенью шла активная переписка между Доном с Кубанью и Кавказом. И 17 декабря 1738 г. в Черкасской к войсковому атаману Даниле Ефремову «привезенной с полону с Кубани на размен … Данского Войска старшина … … сын Поздеев доносил, что как нынешнего минувшаго лета августа 15-го дня приходила кубанская орда с черкесами на донския казачьи городки, и как з господином войсковым атаманом Данилою Ефремовичем и с оставшим Войском Донским показанные неприятели имели сильное срожение, и во оном же сильном срожении … неприятелями саблею ранена под ним лошадь, … взят кубанскими татарами в полон и отвезен на Кубань, и был в полону у китай кипчаков у мурзы Юсюпа».
«А как уведал про него, Паздеева, кубанской сераскер Салим Гирей салтан, и призывал хозяина ево, показанного мурзу Юсюпа, и требовал у оного ево, … для отсылки х крымскому хану Менгли Гирею». Но мурза знатного донского старшину не отдал, ибо были у казаков два брата «темиргоевских черкеса Керий и Арсламбек». «Написал письмо в Черкаской к господину войсковому атаману Даниле Ефремовичю и с тем послали кубанского татарина Салтакая и помянутого армянина Исака. А ево … содержала мать показанных черкес хотя и скованного, токмо кормили и поили довольно».
«А при отпуске ево … в Черкаской с показанным же черкесом с татары … мурза Юсюп… донес господину войсковому… атаману Ефремову, что все кубанскии татары и черкесы готовятца в поход итить на Черкаской и на казачьи городки, и обще с Крымской стороны войски намерены учинить нападение всеми силами, а в забеги отнюдь людей распускать не хотят, а намерен кубанской сераскер тот поход учинить нынешней зимы» и обещал присылать и далее «ведомости», «как с Кубани собирающия войски на Черкаской поход выступят», он даст знать атаману. А ежели когда «оной Юсюп мурза с татары вознамеритца … от сераскера … притить к Черкаскому, то б ево приняли, и по требованию на кубанцов и войска дали, понеже де он, Юсюп, и с отцем своим и напред сего в Черкаском бывал». Также просил, «дабы брат Алхасов Амархан с полону отпущен был к ним, в чем оные Юсюп и Алхас присягу дать могут, что оне оного Амархана со всякими известями с Кубани присылать будут в Черкаской».
«Приезжай с Кубани черкешенин Керий, которой привез с Кубани старшину … Поздеева на размен себя и брата своего Арсламбека» тоже «о тамошних известиях сказовал тайно господину войсковому атаману Даниле Ефремовичю». Сохранились копии с подробных «доносов» и переводы с турецких и татарских писем к донским полоняникам, и от татарских невольников на Дон с уникальной генеалогической информацией, вроде таких: «брату моему Ивану поклон. … матери Самариновой высокий поклон. Здорова ли живешь. И ежели ты в своей стороне здорова, и мы в своей стороне здоровы. … Хурин сын», «а держит меня на размену невольника. А ежели меня на размену не выкупите, то я пропаду», «Бесергеневской станицы, отец мой Степан, мать моя Агафья, поклон. Кали меня сожелеете, пожалуйте, выкупите … казак …» И т.п.
Еще к войсковому атаману понесли горцы всяческие дары: «черкеские ножи», кубанских скакунов, «панцырей, и ружей, сабель и протчай военной збруи, на размен содержащихся здесь в плене черкесских узденей, також черкес и татарских мурз, и татар». Но Ефремов взял себе только «ножи». «А у протчих присланных … принимать никому не велел и запретил». Однако высказал интересное «мнение», что если не будет на кого менять, то не лучше ли действительно «по предусмотрению здешнего времяни, на лошади и на военную збрую, ружьи, сабли, панцыри, мисюрки, наручеи и протчае, из некоторых пленников отдавать», так как «лошади и военная … збруя … казакам к службе ея императорского величества весьма же надобно».
И притом при всем возникла следующая проблема: «для переводу присыланных с Кубани турецких писем» нет «искусного турецкого или татарского письма переводчика». Атаман Данила Ефремов просил «из Государственной коллегии иностранных дел, ибо здесь к тому надежного и умеещаго такова переводчика не имеетца». Ибо он «ис того опасен … » что как бы не переврать при неверном толмачестве, и не привлечь из-за этого беду какую. «Которой и в Азове переводчик Зотов имеетца, но оной також по турецки написать в такой корешпонденцыи неизвычаен», «каковые случались турецкия или татарския в крепости Святыя Анны, или ныне как в Азове письма, таковые оной перевотчик Зотов один собою переводить не мог», чего-то он все же пытался творить, «но и то во оных переводах мало сходственно бывало». А если передавать что-то важное, «дабы чрез неискуство в надлежащей образ в таковых письмах другаго чего внесено не было». Можно конечно и на словах или «по великороссийски письма» составить, но и здесь могла быть «засада» великая! Это «пред сим прочитать могут тамошния изменнические некрасовския казаки», кои «ненавидя, … по своей к ея императорскому величеству неверности, толковать сараскеру и протчим салтаном и мурзам» ту «пересылку» могут «в другой какой помешательной образ». Вот и решил донской войсковой атаман «посылать во ответ к салтаном и мурзам по басурмански», тут уж даже и некрасовцы не смогут вмешаться!!!
Подробности в 15 выпуске "Материалы по истории и генеалогии казачества"
#архиввиталиягусева
Всем, кому интересно далекое прошлое предков-казаков, обращайтесь: guseffv@mail.ru Гусев Виталий Александрович

Прикрепленный файл: ДАРЫ.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 187
Как искатели Кудеяровского клада задумывали бежать на Кубань к атаману Некрасову
Сокровища легендарного разбойника Кудеяра всегда прельщали народ. Кто в давние века не мечтал их отыскать и внезапно разбогатеть. И вот объявился "Свияжского Богородицкого монастыря" в селе "Мамадышах" некий "дворенин ... Киевленин", "которой живет в Синбирском уезде в селе Копышевке в доме салдата ...Шоглина, и был у них в селе Мамадышах у крестьянина ...Иванова", и якобы куда-то созывал местных крестьян "Ляпина, ...Иванова, ... Иконникова, ... Ларионова, ... Архипова, ... Шишарина", да о чем-то с ними "Киевлянин" "говорил тайно". А "искивал с ними кладов" Кудеяровых. Например, он вроде бы даже знал "положенную Кудеярскую денежную казну в дву местах". Первую - "первая в Троицком уезде в мордовской деревне Глушкаве на мордовском дворе в погребу", "видел он тот погреб с казною тому другой год летом", и того двора хозяин точно поведал, что в погребе "Кудеяровская казна" зарыта. Вот только взять ее нельзя, "буде кто для взятья ее пойдет, и того де убьет до смерти"! Да "в другом месте такую ж поклажу нашол в Пензенском уезде близ мордовской же деревни Саранковой".
Помянутых крестьян схватили и держали "в Казани под караулом"
Но ладно бы какие-то разбоничьи схоронения. Дошли слухи, что тот "дворенин ... Киевлянин" подговаривает, "чтоб они, крестьяне, пошли к Некрасову; а там де жить добро и податей никаких не спрашивают". А это уже - "ГОСУДАРЕВО ДЕЛО"!
И в 1720 г. "Киевленин до того розыску взят в Преображенской приказ", "а по осмотру в Преображенском приказе явился он ... пытан и отрублена рука". А пытали его еще в Саранске. И "в роспросе" назвал свое "молитвенное имя", имя отчество и фамилию отца своего родного, "жил в Нижегороцком уезде в вотчине Плещеева в деревне Ябланках во крестьянех", там и он же родился. "А слыхал от того отца своего в малолетстве, что он был помещик", но по какой-то неведомой причине разорился и вынужден был "крестьянствовать", "и в бунт вора Стеньки Разина тот ево отец убит". А сын некоторое время жил там же "во крестьянех же", но затем "от хлебного недороду " сбежал, и шатался "по разным деревням по миру, кормился Христовым имянем". Но как-то раз забрел в Симбирский уезд и в солдатской слободе "Копышевке пристал к салдату ...Шоглину", и жил у него, "кормился" лечением "людей от перечосной болезни и от ран", "и переменя себе имя и отечество". И родом он не киевлянин, да и в Киеве никогда не бывал. "Киевляненом ... называют ево в народной молве", что собирался он "было" сходить в Киев "молитца Богу", но заболел.
Подробности в 15 выпуске "Материалы по истории и генеалогии казачества"
#архиввиталиягусева
Всем, кому интересно далекое прошлое предков, обращайтесь: guseffv@mail.ru Гусев Виталий Александрович

Прикрепленный файл: КУДИЯР.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
GuseFF Vitaly

Сообщений: 324
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 187
О разбойнике Курке, атамане Некрасове, "Мазепщине" и ... "москалях"
Разбираю ряд дел 1718-1721 годов о "колодниках", связанных между собою как совместными "воровскими деяниями", так и заявлениями "государева слова" на тему связей с "изменником Некрасовым". И вот один из некрасовских шпионов (о нем обязательно напишу в другой заметке - его история личного общения с мятежным атаманом Игнатом Некрасовым заслуживает отдельного внимания), упоминает о встрече с неким "разбойничьим атаманом" по "прозванию Курка". С ним он "умышлял ... из-за караула бежать, и для того подрезывали в тюремной избе пол". Открываю отдельное "розыскное дело" этого разбойника. Его привезли в Преображенский приказ из Курска "по оговору" другого "разбойничья атамана ... Шишиги в разбое полковника Савелова", где Курка "переменя он себе имя, назывался ... Ачкасовым", а когда "копнули глубже", оказался "родиною он города Ряска рейтарской сын". И за ним было полно и иных преступлений. Конечно же его жестоко пытали: "зжен огнем, у левой руки отсечены 2 перста", "да на нем же явилось 4 раны". По осмотру "на спине повыше поясницы с правой стороны пострелено, знатно пулею", и "на шее с правой же стороны рана ж, знатно пострелено пулею ж, не зажила, потому что мокнет".
Одна рана у него от того, что успел набедокурить еще и на Дону. "Жил на Донце в городке Новой Ерде и в том городке казачью ... жену ... Оринку воровал он ... блудно". И надо же было так случиться - "тот казак" вдруг "застал ево у той своей жены" и всыпал ему как следует, да схватив копье, еще "спину поколол". "А на шее рана у него от болезни, а какая болезнь, не знает" - не иначе широко распространенная в тот век "французская", т.е. сифилис.
И как провели вора и разбойника Ачкасова-Курку вновь к истязанию, объявил он за собою "государево слово и дело". Мол в прошлом году "в осень до Покрова за неделю был он на ярмонке в Сурже ", а стоял "у казака прозвище Мамицы". В тоже время "у тогож Мамицы были в гостях Сумского полку сотник ... да афицер". "А за тем сотником были сурженские казаки".
Видать выпивали. А к часу ночи зеленый змий сделал свое коварное занятие, и как нередко бывает и сейчас, "у сотника с афицером учинилась ссора и брань". Разгорячились до того, что "афицер ... выбежав из светлицы на двор", на всю улицу заорал: "БУНТОВАТЬ де ВЫ ЗАЧИНАЕТЕ И ЕЩЕ де В ВАС МАЗЕПОВЩИНА НЕ ВЫВЕЛАСЬ!"
А за ним выбежал "сотников челядник", и "кричал вслед тому афицеру: РОСТАКИЕ де МАТЕРИ, МАСКАЛИ, БУДЕТ де НА ВАС НЕКРАСОВ и БУДЕМ МЫ ВОЛОЧИТЬ ВАС ЗА НОГИ"!!!
А следом выскочив "на крыльцо, тот сотник кричал казаком, которые за ним были", почему "они того афицера не поймали и не изрубили"?!! Но казаки не желали на себя царского гнева, отвечали так: "государевых де людей рубить им не надлежит"! Но сотник не унимался: "рубите де всех драгун, которые на вас кинутца", "пропали ... мы от москалей". А далее похоже, как бы сейчас сказали, уже посетила того сумского сотника "белочка"🙃, и он во всеуслышание объявил: "Я де САМ ЗДЕСЬ ГОСУДАРЬ"!!!
А что случилось после, читатель найдет в 15 выпуске "Материалы по истории и генеалогии казачества"
#архиввиталиягусева
Всем, кому интересно далекое прошлое предков-казаков, обращайтесь: guseffv@mail.ru Гусев Виталий Александрович

Прикрепленный файл: Казачка.jpg
---
история и генеалогия казачьих фамилий ДОНСКИХ КАЗАКОВ
Leontiya
ПОИСКИ В АРХИВАХ, БИБЛИОТЕКАХ Петербурга и др.

Leontiya

Частный специалист

Волгоград, Санкт-Петербург
Сообщений: 5743
На сайте с 2012 г.
Рейтинг: 7143
GuseFF Vitaly Вы публикуете в книгах тексты документов или вот такие адаптированные заметки по содержанию документов?
---
ПРИГЛАШАЕМ В НАШЕ СООБЩЕСТВО https://vk.com/infogen
← Назад    Вперед →Страницы: ← Назад 1 2 3 4 5 ... 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 21 Вперед →
Генеалогический форум » Библиотека » Новости раздела » Книги о Донских казаках [тема №58250]
Вверх ⇈