Всероссийское Генеалогическое Древо
На сайте ВГД собираются люди, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!
Вниз ⇊

Что там за окном?

Заметки на полях и прочее интересное из Интернета и публикаций.

    Вперед → Страницы: ← Назад 1 2 3 4 5 ... ... 43 44 45 46 47 * 48 Вперед →
Модератор: valcha
weright

weright

Санкт-Петербург
Сообщений: 917
На сайте с 2020 г.
Рейтинг: 1257
Да, Валерия. Нахлынуло сегодня. Спасибо за комментарий. Очень приятно.
---
Ищу сведения по Куньинскому району Псковской области ( бывший Торопецкий уезд) о Львовых, Фомицких, Шляхтенковых, Болотовых, Яковлевых.
- Ластовка ( берег Жижицкого озера), Васьково( недалеко). Андроново ( озеро Двинь). Францово (Труженик) близ дер.Груздово (Ломы).

Удачи всем в поисках))).
Лайк (1)
OlegVS

Сообщений: 10663
На сайте с 2015 г.
Рейтинг: 9166

weright написал:
[q]
Там вверху мостовая соединялась с горизонтом и опускающимся над городом солнцем, которое медленно стекало вниз по отполированным камням.
[/q]


weright написал:
[q]
Я частенько вспоминаю тот уголок счастья с солнцем, стекающим по отшлифованной поколениями римлян мостовой , старинной церковью, маленькими итальянцами и думаю, каково это, когда выйдя из дома, ты можешь не только сразу погрузиться в мир
[/q]

Какое искреннее повествование, какой слог!

Пишите, обязательно пишите!
---
Олег. Ищу: дворян Унковских (Тихв.), Мордвиновых (Новолад.), Назимовых (Пск.), Архиповых (Волын. губ.), Ушаковых (Борович.), Качаловых (Новг.), Кутузовых (Белоз.), бар.Швахгейм , Шатиловых (Пск.), Елагиных (Пск.), Кушелевых (Новг.), кн-й Шаховских.
Лайк (2)
weright

weright

Санкт-Петербург
Сообщений: 917
На сайте с 2020 г.
Рейтинг: 1257

OlegVS написал:
[q]

weright написал:
[q]

Там вверху мостовая соединялась с горизонтом и опускающимся над городом солнцем, которое медленно стекало вниз по отполированным камням.
[/q]



weright написал:
[q]

Я частенько вспоминаю тот уголок счастья с солнцем, стекающим по отшлифованной поколениями римлян мостовой , старинной церковью, маленькими итальянцами и думаю, каково это, когда выйдя из дома, ты можешь не только сразу погрузиться в мир
[/q]


Какое искреннее повествование, какой слог!

Пишите, обязательно пишите!
[/q]

Спасибо, Олег)). Это все Рим, он такой.
---
Ищу сведения по Куньинскому району Псковской области ( бывший Торопецкий уезд) о Львовых, Фомицких, Шляхтенковых, Болотовых, Яковлевых.
- Ластовка ( берег Жижицкого озера), Васьково( недалеко). Андроново ( озеро Двинь). Францово (Труженик) близ дер.Груздово (Ломы).

Удачи всем в поисках))).
lu043

Сообщений: 345
На сайте с 2019 г.
Рейтинг: 841
>> Ответ на сообщение пользователя weright от 28 апреля 2021 16:04

Восхищена Вашим стилем изложения. Это ведь уметь надо, не только запечатлеть в памяти эти мгновения, но и так же "сочно" донести их до читателей. Я как будто сама это все увидела. Спасибо Вам.
---
Ищу информацию о Бородиных (Бородиновых) (с. Заломное Курской губернии, ст. Лабинская), Шаферовых (г. Лабинск, Киев, Алушта, Армавир), Ягодиных (Московская губ, Иркутск), Виноградовых (Костромская губ., ст. Лабинская), Корнюшко (Минская губ)
Лайк (2)
OlegVS

Сообщений: 10663
На сайте с 2015 г.
Рейтинг: 9166

lu043 написал:
[q]
но и так же "сочно" донести их
[/q]

Какое верное слово "сочно" Вы употребили, уважаемая lu043!
---
Олег. Ищу: дворян Унковских (Тихв.), Мордвиновых (Новолад.), Назимовых (Пск.), Архиповых (Волын. губ.), Ушаковых (Борович.), Качаловых (Новг.), Кутузовых (Белоз.), бар.Швахгейм , Шатиловых (Пск.), Елагиных (Пск.), Кушелевых (Новг.), кн-й Шаховских.
Лайк (1)
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 26951
На сайте с 2006 г.
Рейтинг: 14893
А. И. Филюшкин
доктор исторических наук, профессор, Санкт-Петербургский
государственный университет, Санкт-Петербург,


Памяти Анны Леонидовны ХОРОШКЕВИЧ (28.03.1931 – 01.05.2017)


Прерывается связь времен. Уходит поколение историков, которые учились у профессоров, исповедывавших высокие научные стандарты университетов Российской империи. Это поколение в годы СССР сумело создать выдающиеся труды по изучению отечественной истории периода средневековья и раннего нового времени. Д. С. Лихачев, Я. С. Лурье, Р. Г. Скрынников, А. А. Зимин, А. И. Копанев, С. О. Шмидт…
Теперь к числу ушедших прибавилось имя Анны Леонидовны Хорошкевич.
Будущий историк родилась в 1931 г. в Москве в семье художника Л. Н. Хорошкевича и врача А. В. Черной. На ее становление как ученого огромное влияние оказал академик М. Н. Тихомиров (1893–1965) ― Анна Леонидовна говорила об «ощущении ослепительного открытия», которое она испытала при знакомстве с его работами о международных путях средневековой России. Это и предопределило выбор научных интересов: с одной стороны, это были международные связи России, ее торговые и культурные
контакты. С другой, эти связи изучались не сами по себе, а в компаративистском ключе, для выявления через сравнение культурного и цивилизационного облика России. При этом западноевропейская цивилизация была для Анны Леонидовны ценностным ориентиром, к которому Россия должна была стремиться изначально, но пришла только в эпоху Петра I.
Кандидатская и докторская диссертации А. Л. Хорошкевич были посвящены социально-экономической проблематике («Торговля Великого Новгорода с Прибалтикой и Ганзой в XIV–XV веках: (состав ввоза и вывоза)», 1958); «Очерки социально-экономической истории Северной Белоруссии в XV в.», 1974). Для их написания был привлечен колоссальный круг источников, причем немало иностранных и впервые переведенных на русский язык. Введение в оборот иностранных источников вскоре станет своеобразной «визитной карточкой» А. Л. Хорошкевич. Она принимала активное участие в издании и комментировании сочинений Сигизмунда Герберштейна, Михалона Литвина, Якова Ульфельда, Генриха Штадена, Мартина Груневега, Левассера де Боплана, и др. Надо подчеркнуть особую роль А. Л. Хорошкевич в издании свода Полоцких грамот эпохи средневековья.
В научном творчестве Хорошкевич можно выделить ряд линий. Прежде всего, она выдвинула несколько концепций по истории и символике российской государственности. Небольшая книжечка о происхождении официальной государственной символики до сих пор востребована и специалистами, и широким кругом читателей (1). Хорошкевич предложила трактовать опричнину Ивана Грозного (которую однозначно определяла как тиранический кровавый режим) как мобилизационную меру, направленную на обеспечение ресурсами агрессивной внешней политики царя Ивана (2). Важной кон-
цептуальной работой была развернутая статья по владетельному (объектному) титулу
русских государей (3).
Другой линией было изучение исторического наследия Древней Руси, постановка вопроса об исторических судьбах восточного славянства после распада Древнерусского государства. А. Л. Хорошкевич приняла участие в издании к 1500-летию Киева: «Древнерусское наследие и историческое наследие восточного славянства»(4). Несмотря на естественные идеологические издержки, порожденные эпохой, в которой книга вышла в свет, главная роль книги была в том, что она ставила проблему, делала актуальной историю Восточной Европы между временем Киевской Руси и моментом вхождения Украины и Белоруссии в состав России. Эти «темные века» (период Великого княжества
Литовского) в советской историографии освещались мало и предвзято, и роль работ Хорошкевич, приподнимавшей идеологическую завесу, здесь трудно недооценить. Она пользовалась огромным уважением у украинских и белорусских историков и до 1991 г., и в постсоветский период, когда считалась одним из главных в России специалистов по Литовской метрике.
Третьим направлением было изучение внешней политики России ХV–ХVI вв. Хорошкевич начала здесь с социально-экономических сюжетов (5), которые потом постепенно распространились и на политическую плоскость. И если насыщенный фактическим материалом труд по внешней политике Ивана III (6) был еще написан в традиционном ключе, то несомненной творческой удачей стала ее книга по истории русско-крымских отношений в начале ХVI в. (7) Здесь впервые в отечественной историографии был дан столь глубокий и тонкий анализ сложных материй русско-татарских отношений, приэтм на фоне широкого международного контекста. Эту монографию в творческом наследии А. Л. Хорошкевич надлежит считать одной из лучших.
Более восьми лет писалась другая фундаментальная работа, посвященная внешней политике Ивана Грозного (8). За нее Анна Леонидовна была удостоена высшей премии России за труды по историческим наукам ― Макарьевской премии (2005). В книге была сформулирована концепция существования внутренней оппозиции внешней политике Москвы, вплоть до саботажа и противодействия царю. По Хорошкевич, русская знать не хотела воевать, Ливонская война была крайне непопулярна в обществе, но тиранический режим с помощью репрессий сломил сопротивление оппозиции и настоял на своем.А. Л. Хорошкевич всегда отличала активная жизненная и гражданская позиция.
Человеческая судьба у нее была непростая, в жизни приходилось преодолевать очень много личных трудностей и проблем. В 2001 г. она была вынуждена из-за конфликта с руководством покинуть Институт российской истории РАН, где проработала почти 10 лет. Тогда одновременно с ней из-за вненаучных факторов ушли многие видные ученые, которые нашли себе место в Институте всеобщей истории РАН и Институте славяноведения РАН.
А. Л. Хорошкевич стала старшим научным сотрудником в Отделе восточного славянства Института славяноведения РАН. Последним шагом, который был для нее крайне важен, стала публикация знаменитых мемуаров А. А. Зимина, друга и соратника. Хорошкевич видела в этом свой долг и свою миссию.
Хорошкевич была ученым, широко признанным за рубежом, особенно среди специалистов по истории Балтики. Она была членом-корреспондентом Немецкой исторической комиссии по истории Балтики, неоднократно публиковалась в ведущих зарубежных исторических журналах и периодических изданиях.
Память об Анне Леонидовне навсегда останется в ее книгах, ее идеях, которые мы продолжаем обсуждать, ее поступках, которые уже факт истории нашей исторической науки на рубеже ХХ–ХХI вв. Когда-то давно А. А. Зимин воскликнул в адрес Хорошкевич: «Как много сделано!». Думается, что эти слова будут самой точной и самой главной эпитафией выдающемуся историку. Без обращения к ее трудам невозможно изучение русского ХVI века.


Прикрепленный файл: Ася_фото.jpg
---
С просьбами о поиске и по темам форума в личку обращаться НЕ НАДО! Вопросы задавайте, пож-ста, в темах, которые я веду или модерирую

митоГаплогруппа H1b
Дневник
Лайк (4)
weright

weright

Санкт-Петербург
Сообщений: 917
На сайте с 2020 г.
Рейтинг: 1257
Вопросы взаимоотношения Великого Новгорода с Ганзой - интересная тема. Книга Анны Леонидовны у меня тоже есть в закладочках. Только, видимо, не первая редакция ( 1963). Очень кропотливый труд, основанный на первоисточниках, переводных и старинных новгородских и не только.
Большого уважения заслуживает такой труд. Безусловно.
Понятно, что не весь фактический материал, видимо, попал в книгу. Но я хорошо понимаю почему не затрагивается тема водных торговых путей.
Искренняя благодарность тем людям, которые работают со старинными документами, рукописями. Сколько их ещё в архивах. И сколько их там и останется.


Комментарий модератора:
Спасибо, Татьяна, что добрым словом помянули мою, уже ушедшую, кузину.

Мне ее очень нехватает в этой жизни.

---
Ищу сведения по Куньинскому району Псковской области ( бывший Торопецкий уезд) о Львовых, Фомицких, Шляхтенковых, Болотовых, Яковлевых.
- Ластовка ( берег Жижицкого озера), Васьково( недалеко). Андроново ( озеро Двинь). Францово (Труженик) близ дер.Груздово (Ломы).

Удачи всем в поисках))).
Лайк (2)
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 26951
На сайте с 2006 г.
Рейтинг: 14893

Скромное обаяние Наполеона:
зачем президент Франции Макрон отметил 200-летие со дня смерти императора........



В Париже 5 мая прошли две официальные церемонии к 200-летию смерти Наполеона Бонапарта. Сначала — в Институте Франции, где президент Макрон произнес речь, затем — в Доме инвалидов, у могилы императора. Там тоже без президента не обошлось.

Церемонии были сдержанными, но и очень любопытными.

Число участников чрезвычайно ограничили из-за эпидемии. В зале Института Франции, — где когда-то, в 1797-м, и самого Наполеона приняли в академики — присутствовали министры, премьер Жан Кастекс, председатели обеих палат парламента, не присутствовал экс-президент Олланд (по идеологическим причинам), но сидел экс-президент Саркози (которого, кстати, его супруга, певица К. Бруни, любит называть Наполеоном: так что Николя, можно сказать, был тут самым уместным гостем), другие официальные лица, а также журналисты и лицеисты.

Последние своим присутствием напоминали о том, что именно при Наполеоне во Франции появились лицеи. А также, к слову, много чего еще: Гражданский кодекс, Апелляционный и Кассационный суды, Банк Франции, Счетная палата, Госсовет, кадастр, префектуры; нумерация домов и проч. и проч. Кроме того, как отметили в Елисейском, лицеисты призваны были подчеркивать «неразрывность французской истории», из которой не стоит выбрасывать ни славных страниц, ни самых черных (включая возвращенный Наполеоном в 1802-м «институт рабства», просуществовавший затем еще почти полвека).

Кроме того, речь президента держалась на «реперных точках» в виде прямого обращения к лицеистам.

До Макрона выступили Ксавье Дарко (глава Института) и Жан Тюлар, член Французской академии моральных и политических наук, опытнейший «наполеоновед», который еще в 1969 году участвовал в церемонии к 200-летию Бонапарта. То был последний раз, когда глава французского государства (президент Помпиду) устраивал мероприятия, посвященные императору — они проходили на его родине в Аяччо.

После яркого выступления Жана Тюлара, рассказавшего о том, что все разговоры и рассказы о Наполеоне, в основном, «балансируют (…) между двумя легендами: золотой и черной», наступил черед президента.

Он попытался дать более-менее поровну и темных и ярких красок, но все-таки получилось больше ярких. В какой-то момент, высоко оценивая талант Наполеона к риску, к «абсолютной свободе», созидательному воображению, Макрон намекнул, что все это, в общем-то, близко и ему самому.

И не случайно, наверное, подчеркнул: пример Наполеона демонстрирует, что человек «может изменить ход истории».

Глава французского государства заявил и о том, что Наполеон, так много сделавший для Франции, заложивший основы «нашей администрации» и поучаствовавший в конструировании национального самосознания — это «часть нас самих». (В связи с этим некоторые российские читатели, безусловно, должны вспомнить знаменитую максиму «Ленин в тебе и во мне» — Прим. Ю.С.).

Макрон перечислил славные победы Наполеона и упомянул поражение в России. Рассказал о том, что многое из лучшего, придуманного им, завоевало мир.

Впрочем, и худшее, конечно, завоевывало тоже — в другом значении этого слова.

В связи с этим Макрон не стал скрывать от общественности еще одну темную сторону императора: «Наполеон Бонапарт в своих завоеваниях никогда по-настоящему не считался с человеческими потерями».

Процитировал Шатобриана, который «дойдет до обвинений (Наполеона) в том, что он пожертвовал (…) 5 миллионами французов» (сегодня историки называют другие цифры: Франция потеряла около 1 млн, а всего в наполеоновских войнах погибло от 3 до 6,5 млн человек). Подчеркнул, что с тех пор многое изменилось, и к настоящему дню во Франции «человеческая жизнь стала цениться превыше всего — и в войнах, и в пандемиях».

Таким образом, фигуру Наполеона удалось привязать еще и к актуальному коронавирусному контексту. И использовать великое имя для прославления той аккуратности, с которой правительство Макрона действует во время коронавирусного кризиса (оппозиция часто называет это медлительностью, особенно в том, что касается вакцинации, а также еще и некомпетентностью, но на то она и оппозиция — Прим. Ю.С.).

Отвечая на звучавшую накануне церемонии критику со стороны левых, — которых на самой церемонии не было, — Макрон отметил, что не решится «ступать на зыбкую почву» рассуждений о том, продолжил ли Наполеон завоевания революции или подавил их. Можно ведь посмотреть с одной стороны, а можно и с другой — подчеркнул Макрон в своем фирменном стиле: Наполеон установил порядок в стране после нескольких лет революционного хаоса, но он также узурпировал и «с произволом использовал единоличную власть».

«Орел и людоед, Александр и Нерон, воплощение свободы и полицейских репрессий, он действительно мог быть и «душой мира», как писал Гегель (…), и демоном Европы», — сказал нынешний глава французского государства о своем предшественнике.

Речь президента была короткой, и через 19 минут завершилась словами:

«И солнце Аустерлица все еще сияет! Да здравствует Республика, да здравствует Франция!»

После этого в зале зазвучали аплодисменты, и в общем, стало окончательно понятно, какую сторону Наполеона все-таки чуточку больше предпочитает президент Макрон. И к какому электорату он обращается, в первую очередь.

Вряд ли к левому, чьи политические представители напомнили перед церемоний о том, что он почему-то никак не отметил 150-летие Парижской коммуны (18 марта с.г.), а вот память «опьяненного завоеваниями деспота, опустошившего Европу», «могильщика Республики» (цитаты из передовицы «Юманите») почему-то решил почтить.

Понятно, в основном, почему. Иначе бы Макрон воспользовался еще более приемлемым поводом — 250-летием со дня рождения Наполеона (2019 г.). Но тогда до выборов было далековато, а сейчас — уже меньше года.

И любая «лишняя» пара сотен тысяч голосов — хоть монархистов, хоть правых, хоть ультраправых — совсем не будет лишней.

А иначе может ведь наступить bérézina (фр. «катастрофа»).

Марин Ле Пен накануне мероприятия, «приветствовав величие» Наполеона — который «так много сделал для нашей страны» и «так много дал миру», — одновременно осудила намерение Макрона почтить память императора так скромно, «на скорую руку».

В общем-то все так и получилось: на обе церемонии у главы государства ушло два часа, включая переезд из Института Франции в Дом Инвалидов и small-talk с уважаемыми гостями.

В Доме инвалидов, у гробницы Наполеона, президента Макрона (с супругой Брижит) встречали: министр обороны Флоранс Парли, начальник Генштаба Франции Франсуа Лекуантр; военный губернатор Парижа генерал Кристоф Абад; ординарий Вооруженных сил Франции епископ Антуан Романе де Бон; его превосходительство Жан-Кристоф Наполеон…

34-летний господин Наполеон — потомок (в седьмом, вроде бы, поколении) младшего брата великого императора французов. Увы, но прямых «легитимных» потомков у Наполеона Бонапарта не осталось. Но и Ж.-К. Наполеон не испортил обедни, вел себя очень сдержанно, что для меня, видевшего его в первый раз, стало даже несколько неожиданным — ведь господин уже давно не устает называть себя «претендентом на императорский трон Франции».

Макрон, известный своим предпочтением к единоличной манере правления, наверное, не принимает эту бонапартистскую угрозу всерьез: иначе, может, и не пригласил бы на церемонию конкурента.

Церемония была лаконичной и тихой: возложили венок, потом — минута молчания, потом Хор Французской армии исполнил «Марсельезу».

Проникновенно, как это ему и свойственно, и положено.

Полная церемония


Сайт Елисейского дворца

Текст речи Макрона

Monsieur le Président,
Monsieur le Premier ministre,
Monsieur le Président du Sénat,
Monsieur le Président de l’Assemblée nationale,
Mesdames et Messieurs, en vos grades et qualités,
Chères lycéennes, chers lycéens.
Merci beaucoup, Monsieur le Chancelier pour cette invitation malgré tout, et la délicatesse qui vous a conduit à faire les travaux nécessaires pour l’accueil donc de cette commémoration. Je suis heureux de vous retrouver en ce lieu.

« Les vraies conquêtes, les seules qui ne donnent aucun regret, sont celles que l’on fait sur l’ignorance. » Si je cite ces mots, ce n’est pas simplement parce qu’ils furent écrits par Napoléon BONAPARTE le jour-même de son élection ici à l’Institut, le 25 décembre 1797. Mais parce qu’ils décrivent en quelque sorte ce qui nous réunit sous cette coupole, chacune et chacun ce soir, à l’occasion de ce bicentenaire.
La lutte contre l’ignorance.
L’amour du savoir et de l’Histoire.
La volonté de ne rien céder à ceux qui entendent effacer le passé au motif qu’il ne correspond pas à l’idée qu’ils se font du présent.
Non.
Napoléon BONAPARTE est une part de nous.
Il l’est parce que dire son nom continue de faire vibrer partout mille cordes d’imaginaire : les canonnades de la campagne d’Italie, l’entrechoquement des sabres d’Austerlitz, les suppliques grelottantes des soldats de la Grande armée engagés dans la campagne de Russie.
Napoléon BONAPARTE est une part de nous parce que l’action et les leçons du guerrier, du stratège, du législateur autant que du bâtisseur, portent encore jusqu’à notre siècle.
Il l’est, car à mesure que son mythe s’est construit, il devint cette part de France qui a conquis le monde. Châteaubriand, dont vous avez rappelé, l’un et l’autre, la relation tumultueuse avec l’Empereur, a saisi en quelque sorte, dans ces termes qui résonnent encore aujourd'hui, ce paradoxe : « vivant, il a manqué le monde. Mort, il le possède ! »
Vous êtes lycéens, lycéennes. L’institution-même du lycée, la forme d'université, nous connaissons parfois la grande école que vous rejoindrez dans les mois ou les années à venir, nous en devons quelque chose à Napoléon.
Pour venir ici à l'Institut de France, vous avez traversé Paris. Sans doute êtes-vous passés devant l'Arc de Triomphe, l'église de la Madeleine, la colonne Vendôme, peut-être avez-vous traversé le pont d'Austerlitz ou d'Iéna, parcouru la rue de Rivoli. Ces chefs-d'œuvre d'architecture et d'urbanisme, toutes ces références, nous les devons aussi à Napoléon.
C'est là. Vivant. Bien peu de destins, il faut le dire, ont façonné autant de vies au-delà de la leur. C'est ce qui fait que nous sommes rassemblés ce jour.
Non pas pour nous livrer à une célébration exaltée comme le fit en 1840 le peuple de Paris au retour des cendres de l'Empereur ;
Mais pour une commémoration éclairée.
Pour regarder notre Histoire en face et en bloc.
Dire, comme Nation, ce que Napoléon dit de nous et ce que nous avons fait de lui.

NAPOLÉON en 1802, vous l'avez là aussi évoqué, a rétabli l'esclavage que la Convention de 1794 avait aboli.
En 1848, avec Victor SCHŒLCHER, la Deuxième République a réparé cette faute, cette trahison de l'esprit des Lumières.
Elle a honoré au Panthéon ceux qui, comme Toussaint LOUVERTURE ou l'Abbé Grégoire, portèrent alors le flambeau de l'universel.
Napoléon, dans ses conquêtes, ne s'est jamais véritablement préoccupé des pertes humaines. Chateaubriand ira jusqu'à l'accuser d'avoir sacrifié avec force exagération, il faut bien le dire, 5 millions de Français. GOYA immortalisa le massacre cruel de civils espagnols en mai 1808. Nous avons ensuite, et depuis lors, placé la valeur de la vie humaine plus haut que tout, que ce soit dans les guerres ou dans les pandémies.

NAPOLEON, ainsi fidèle à l'esprit de 1789, a gravé dans le marbre l'égalité civile entre les hommes dans le Code civil, la protection de la loi pour tous avec le Code pénal.
Nous avons poursuivi cette œuvre de progrès en agissant pour l'égalité entre les femmes et les hommes et en retirant du Code pénal le plus cruel des châtiments, la peine de mort.
Comme nous avons aussi élargi le chemin de mérite tracé avec le baccalauréat, en ouvrant progressivement notre système éducatif au plus grand nombre.

Au fond, de l'Empire, nous avons renoncé au pire, et de l'Empereur nous avons embelli nos meilleurs.

Commémorer ce bicentenaire, c'est dire cela. Simplement. Sereinement. Sans céder jamais à la tentation du procès anachronique qui consisterait à juger le passé avec les lois du présent. Mais en retraçant ce que nous sommes nous, Français.
Une société historique.

Un pays de temps long qui avance sans effacer, sans nier ni renier, mais en réinterprétant sans cesse, en reconnaissant, en cherchant à comprendre.
Une Nation-palimpseste qui reçoit les héritages sans testament.
En peuple libre.
« De Clovis au Comité de salut public, j’assume tout » disait-il lui-même. Aujourd’hui encore, nous assumons tout.

Mais la vie et l'œuvre de NAPOLÉON ne valent pas seulement pour ce que nous en avons fait en tant que Nation.
Si sa portée est sans frontières, si son éclat résiste à l’érosion des années, c’est parce que, charriant l’universel, sa vie porte en quelque sorte en chacun de nous comme un écho intime faite de vertus anciennes et de paradoxes si contemporains.

La vie de NAPOLÉON est d’abord une ode à la volonté politique.
À ceux qui jugent les destins figés, les existences écrites à l’avance, le parcours de l’enfant d’Ajaccio devenu maître de l’Europe démontre qu’un homme peut changer le cours de l’Histoire.
Supprimez ses choix, son génie militaire, son énergie, ses options tactiques à Toulon, Austerlitz, Friedland ou Wagram, le visage du monde d'hier comme celui d'aujourd'hui en eut été changé. Imaginez réussies les tentatives d'assassinat de la rue Saint-Niçaise ou de Vienne, le destin de la France n'aurait pas été le même.
On aime NAPOLÉON parce que sa vie a le goût du possible.
Parce qu'elle est une invitation à prendre son risque, à faire confiance à l'imagination, à être pleinement soi.

La vie de NAPOLÉON est aussi un chant de la raison.
Sans doute est-ce en effet l'un de ceux qui poussa le plus loin en pratique l'héritage des Lumières, la confiance en la science, l'art de l'organisation et tout cet héritage du 18ème siècle. Dans le mémorial de Sainte-Hélène sont décrites ces dispositions hors normes en mathématiques, les traités d'arithmétique et de physique dévorés, les jours et les nuits passés sur des ouvrages de stratégie militaire. Gaspard GOURGAUD, un autre de ses compagnons d'exil, dira même de l'Empereur qu'il était un « système de Spinoza ».
Mais au-delà de sa construction personnelle, NAPOLÉON voulut que la raison, la science, la technique puissent irriguer le pays dans son entier pour l'emmener sur le chemin du progrès. Ce fut ainsi la réforme de l'Ecole polytechnique qui donna et donne encore à la France des générations d'ingénieurs au plus haut niveau.
Ce fut, pour l'art militaire, Saint-Cyr, qui forma et forme toujours des Officiers de génie. NAPOLÉON voulut aussi à chaque fois lui-même contribuer à la progression du savoir scientifique et de la recherche. La campagne d'Égypte, pour ne citer qu’un exemple. Plus encore qu’une entreprise militaire de conquête, fut une exposition scientifique.
Depuis l’Institut où il se montrait assidu, NAPOLÉON convainquit plus de cent-cinquante mathématiciens, chimistes, géomètres, architectes, médecins, botanistes parmi les plus en vue de son temps pour rejoindre une Commission des sciences et des arts qui eut la charge d’étudier la civilisation, la faune, la flore, les techniques d’administration de l’Egypte.
Ils le firent. Ramenèrent une somme de connaissances saluée de tous.

Sa vie enfin est une épiphanie de la liberté.
Malgré tous ces paradoxes et tout ce que vous avez parfaitement restitué de son rapport à celle- ci quand il s’agit de la liberté des autres.
Mais si NAPOLÉON est le premier des romantiques, ce n’est pas seulement parce qu’il fascina GOETHE lors de leur rencontre à Erfurt, parce que STENDHAL l'adorait, parce qu’HUGO n'eut pas assez de mille alexandrins pour le célébrer, ou parce que Antoine-Jean GROS le peignit, au pont d'Arcole, visage émacié, cheveux au vent en cet arrangement avec l'Histoire que vous évoquiez à l'instant, non.
Mais parce qu'à chaque instant et en tous aspects, il réinventa son existence et fut infiniment libre. Une force qui va.
Ainsi de ses amours, qu'il mena toujours selon son cœur jusqu'à divorcer après avoir été couronné par le pape et avoir noué le Concordat.
Ainsi, de son génie militaire fait d'une grande maîtrise des stratégies autant que d'un art du mouvement et de la surprise, d'un écart avec les schémas classiques qui lui permirent d'atteindre des sommets.
Ainsi, du panache des Cent Jours et de ses clameurs inouïes.
Ainsi aussi de ses faiblesses, de la mélancolie de Sainte-Hélène.
Ainsi de ses contradictions : individualiste rassembleur, lucide inconscient, despote éclairé, NAPOLÉON, cela a été écrit, était capable de «hauteurs ubuesques», de «modesties provocantes », de « réussites de rêve » comme de ces « chutes qui l'accompagnent ».
Aigle et Ogre, Alexandre et Néron, incarnation de la liberté autant que de la répression policière, il pouvait en effet être à la fois « l'âme du monde » décrite par HEGEL à Iéna et le démon de l'Europe.
Revers funeste de sa liberté sans limites.

Ce que NAPOLÉON représente dans la construction de la Nation, ce que NAPOLÉON charrie d'universel est là.
De là où je suis enfin, NAPOLÉON est l'homme qui a donné corps à notre organisation politique et administrative, qui a donné forme à cette souveraineté tâtonnante qui sortait de la révolution. Là encore, nulle volonté de juger les conditions d'accès au pouvoir : Sieyès, le 18 brumaire et l'Orangerie du parc de Saint-Cloud.
Nulle volonté non plus de dire si NAPOLÉON a concrétisé ou au contraire dévoyé les valeurs révolutionnaires. Je me garderai bien de m'aventurer sur ces terres. D'abord devant beaucoup plus experts que moi et parce que ce débat divisa les historiens dès l'instant où il rendit son dernier souffle et les agite encore aujourd'hui.
Non.
Mais le fait est qu'après des mois d'échec, de France assiégée, de violence latente, NAPOLÉON sut incarner l'ordre.
Le fait est qu'après des mois de tâtonnements et d'hésitations, il sut donner une forme durable à la géniale intuition révolutionnaire de souveraineté nationale.
Comment ?
NAPOLÉON comprit très vite la nécessité de répondre au vertige de la fin du droit divin, en le substituant par une autre légitimité, une autre transcendance. Ce fut pour lui, le peuple français. Tout ce qui est fait sans le peuple est illégitime. Mais derrière le peuple français ainsi déclaré, ainsi installé comme nouveau foyer d’une souveraineté nationale, d’une transcendance ainsi trouvée, il n’y avait évidemment pas les libertés démocratiques. Il y avait tout de suite encore la forme de l’État. L’État, au travers entre autres des préfets et des maires qui se déployèrent bientôt partout dans le pays et permirent à la Nation de rester Une. L’État à travers les grandes institutions mises en place alors.
NAPOLÉON comprit alors qu’il devait rechercher sans cesse l’unité et la grandeur du pays.
Il le fit par la guerre, en trouvant à la France des ennemis communs comme l’Angleterre, en répondant aussi à la soif française d’universel par une projection du modèle révolutionnaire à l’échelle de l’Europe.
Il le fit en apaisant les relations avec les grandes religions, par le Concordat au Grand Sanhédrin. Il le fit par les arts.
Il le fit en veillant à réconcilier aussi ceux que la Révolution avait opposés dans le sang. S’il ne renonça jamais au principe de mérite et d’égalité d’accès aux charges, Napoléon fut ainsi l’artisan de l’amnistie d’une partie des royalistes, d’une unité incarnée jusque dans son Gouvernement ; au fond l’acteur résolu d’une synthèse nationale concrétisée jusque dans les symboles utilisés lors de son sacre : la main de Justice, les abeilles mérovingiennes, le collier de l’Ordre de la Légion d’honneur.
Car son ultime intuition fut de vouloir combler le vide laissé par la figure du roi le 21 janvier. La solution de celui qui devint en 1802 Consul à vie fut radicale : confiée dans un oxymore extraordinaire, « la République a un Empire » en devenant Empereur des Français. Ambition personnelle, assurément. Façon de prévenir toute tentation de retour à l'état antérieur et d'ancrer la révolution dans la durée, certainement.
« Les Français, en 1789, ont fait », écrit Tocqueville, « le plus gros effort auquel se soit jamais livré aucun peuple : couper en deux leur destinée, se séparer par un abîme de ce qu'ils avaient été jusque-là de ce qu'ils voulaient être désormais ».
Le génie de Napoléon fut d'aider les Français à rompre définitivement avec ce qu'ils avaient décidé d'abandonner en 1789 et de franchir cet abîme.
Il ne pouvait cependant tout à la fois ancrer la Révolution et interdire aux Français le goût de la liberté dont elle était porteuse.
En cela, 1789 fut plus fort que Napoléon.

Vous êtes lycéens. Comme Français, vous vous inscrivez dans cette histoire. Vous n'en êtes ni les responsables, ni les gardiens. Vous pouvez l'aimer comme la critiquer. Encore faut-il l'apprendre, la connaître. Mais elle est là. Elle vous construit. Viatique pour affronter ce siècle, elle fait partie de vous. Vous avez à la continuer.
Alors sans doute l'œuvre totale de Napoléon tout en clair-obscur, n'a-t-elle pas livré encore tous ses secrets.
Mais incontestablement, elle continue de nous forger.
Le soleil d'Austerlitz brille encore.
Vive la République. Vive la France.
---
С просьбами о поиске и по темам форума в личку обращаться НЕ НАДО! Вопросы задавайте, пож-ста, в темах, которые я веду или модерирую

митоГаплогруппа H1b
Дневник
Лайк (1)
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 26951
На сайте с 2006 г.
Рейтинг: 14893
Napoléon, deux cents ans de polémiques


Antoine Reverchon, journaliste au « Monde », nous raconte en podcast pourquoi Napoléon Ier n’en est pas à sa première polémique.

Ces polémiques en rappellent d’autres. Depuis deux siècles, Napoléon divise. Cette figure incontournable de l’histoire de France, dont la vie digne d’un roman passionne partout dans le monde, a toujours eu deux faces : une légende sombre et une légende dorée.

---
С просьбами о поиске и по темам форума в личку обращаться НЕ НАДО! Вопросы задавайте, пож-ста, в темах, которые я веду или модерирую

митоГаплогруппа H1b
Дневник
valcha
Модератор раздела
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 26951
На сайте с 2006 г.
Рейтинг: 14893
Индикты

Период Индикт Сентябрьский год


1401.IX.01 – 1402.VIII.31

10

6910

1402.IX.01 – 1403.VIII.31

11

6911

1403.IX.01 – 1404.VIII.31

12

6912

1404.IX.01 – 1405.VIII.31

13

6913

1405.IX.01 – 1406.VIII.31

14

6914

1406.IX.01 – 1407.VIII.31

15

6915

1407.IX.01 – 1408.VIII.31

1

6916

1408.IX.01 – 1409.VIII.31

2

6917

1409.IX.01 – 1410.VIII.31

3

6918

1410.IX.01 – 1411.VIII.31

4

6919

1411.IX.01 – 1412.VIII.31

5

6920

1412.IX.01 – 1413.VIII.31

6

6921

1413.IX.01 – 1414.VIII.31

7

6922

1414.IX.01 – 1415.VIII.31

8

6923

1415.IX.01 – 1416.VIII.31

9

6924

1416.IX.01 – 1417.VIII.31

10

6925

1417.IX.01 – 1418.VIII.31

11

6926

1418.IX.01 – 1419.VIII.31

12

6927

1419.IX.01 – 1420.VIII.31

13

6928

1420.IX.01 – 1421.VIII.31

14

6929

1421.IX.01 – 1422.VIII.31

15

6930

1422.IX.01 – 1423.VIII.31

1

6931

1423.IX.01 – 1424.VIII.31

2

6932

1424.IX.01 – 1425.VIII.31

3

6933

1425.IX.01 – 1426.VIII.31

4

6934

1426.IX.01 – 1427.VIII.31

5

6935

1427.IX.01 – 1428.VIII.31

6

6936

1428.IX.01 – 1429.VIII.31

7

6937

1429.IX.01 – 1430.VIII.31

8

6938

1430.IX.01 – 1431.VIII.31

9

6939

1431.IX.01 – 1432.VIII.31

10

6940

1432.IX.01 – 1433.VIII.31

11

6941

1433.IX.01 – 1434.VIII.31

12

6942

1434.IX.01 – 1435.VIII.31

13

6943

1435.IX.01 – 1436.VIII.31

14

6944

1436.IX.01 – 1437.VIII.31

15

6945

1437.IX.01 – 1438.VIII.31

1

6946

1438.IX.01 – 1439.VIII.31

2

6947

1439.IX.01 – 1440.VIII.31

3

6948

1440.IX.01 – 1441.VIII.31

4

6949

1441.IX.01 – 1442.VIII.31

5

6950

1442.IX.01 – 1443.VIII.31

6

6951

1443.IX.01 – 1444.VIII.31

7

6952

1444.IX.01 – 1445.VIII.31

8

6953

1445.IX.01 – 1446.VIII.31

9

6954

1446.IX.01 – 1447.VIII.31

10

6955

1447.IX.01 – 1448.VIII.31

11

6956

1448.IX.01 – 1449.VIII.31

12

6957

1449.IX.01 – 1450.VIII.31

13

6958

1450.IX.01 – 1451.VIII.31

14

6959

1451.IX.01 – 1452.VIII.31

15

6960

1452.IX.01 – 1453.VIII.31

1

6961

1453.IX.01 – 1454.VIII.31

2

6962

1454.IX.01 – 1455.VIII.31

3

6963

1455.IX.01 – 1456.VIII.31

4

6964

1456.IX.01 – 1457.VIII.31

5

6965

1457.IX.01 – 1458.VIII.31

6

6966

1458.IX.01 – 1459.VIII.31

7

6967

1459.IX.01 – 1460.VIII.31

8

6968

1460.IX.01 – 1461.VIII.31

9

6969

1461.IX.01 – 1462.VIII.31

10

6970

1462.IX.01 – 1463.VIII.31

11

6971

1463.IX.01 – 1464.VIII.31

12

6972

1464.IX.01 – 1465.VIII.31

13

6973

1465.IX.01 – 1466.VIII.31

14

6974

1466.IX.01 – 1467.VIII.31

15

6975

1467.IX.01 – 1468.VIII.31

1

6976

1468.IX.01 – 1469.VIII.31

2

6977

1469.IX.01 – 1470.VIII.31

3

6978

1470.IX.01 – 1471.VIII.31

4

6979

1471.IX.01 – 1472.VIII.31

5

6980

1472.IX.01 – 1473.VIII.31

6

6981

1473.IX.01 – 1474.VIII.31

7

6982

1474.IX.01 – 1475.VIII.31

8

6983

1475.IX.01 – 1476.VIII.31

9

6984

1476.IX.01 – 1477.VIII.31

10

6985

1477.IX.01 – 1478.VIII.31

11

6986

1478.IX.01 – 1479.VIII.31

12

6987

1479.IX.01 – 1480.VIII.31

13

6988

1480.IX.01 – 1481.VIII.31

14

6989

1481.IX.01 – 1482.VIII.31

15

6990

1482.IX.01 – 1483.VIII.31

1

6991

1483.IX.01 – 1484.VIII.31

2

6992

1484.IX.01 – 1485.VIII.31

3

6993

1485.IX.01 – 1486.VIII.31

4

6994

1486.IX.01 – 1487.VIII.31

5

6995

1487.IX.01 – 1488.VIII.31

6

6996

1488.IX.01 – 1489.VIII.31

7

6997

1489.IX.01 – 1490.VIII.31

8

6998

1490.IX.01 – 1491.VIII.31

9

6999

1491.IX.01 – 1492.VIII.31

10

7000

1492.IX.01 – 1493.VIII.31

11

7001

1493.IX.01 – 1494.VIII.31

12

7002

1494.IX.01 – 1495.VIII.31

13

7003

1495.IX.01 – 1496.VIII.31

14

7004

1496.IX.01 – 1497.VIII.31

15

7005

1497.IX.01 – 1498.VIII.31

1

7006

1498.IX.01 – 1499.VIII.31

2

7007

1499.IX.01 – 1500.VIII.31

3

7008

1500.IX.01 – 1501.VIII.31

4

7009

1501.IX.01 – 1502.VIII.31

5

7010

1502.IX.01 – 1503.VIII.31

6

7011

1503.IX.01 – 1504.VIII.31

7

7012

1504.IX.01 – 1505.VIII.31

8

7013

1505.IX.01 – 1506.VIII.31

9

7014

1506.IX.01 – 1507.VIII.31

10

7015

1507.IX.01 – 1508.VIII.31

11

7016

1508.IX.01 – 1509.VIII.31

12

7017

1509.IX.01 – 1510.VIII.31

13

7018

1510.IX.01 – 1511.VIII.31

14

7019

1511.IX.01 – 1512.VIII.31

15

7020

1512.IX.01 – 1513.VIII.31

1

7021

1513.IX.01 – 1514.VIII.31

2

7022

1514.IX.01 – 1515.VIII.31

3

7023

1515.IX.01 – 1516.VIII.31

4

7024

1516.IX.01 – 1517.VIII.31

5

7025

1517.IX.01 – 1518.VIII.31

6

7026

1518.IX.01 – 1519.VIII.31

7

7027

1519.IX.01 – 1520.VIII.31

8

7028

1520.IX.01 – 1521.VIII.31

9

7029

1521.IX.01 – 1522.VIII.31

10

7030

1522.IX.01 – 1523.VIII.31

11

7031

1523.IX.01 – 1524.VIII.31

12

7032

1524.IX.01 – 1525.VIII.31

13

7033

1525.IX.01 – 1526.VIII.31

14

7034

1526.IX.01 – 1527.VIII.31

15

7035

1527.IX.01 – 1528.VIII.31

1

7036

1528.IX.01 – 1529.VIII.31

2

7037

1529.IX.01 – 1530.VIII.31

3

7038

1530.IX.01 – 1531.VIII.31

4

7039

1531.IX.01 – 1532.VIII.31

5

7040

1532.IX.01 – 1533.VIII.31

6

7041

1533.IX.01 – 1534.VIII.31

7

7042

Западноевропейский индиктовый счет (январский)
1408 – 1 || 1409 – 2 || 1410 – 3 || 1411 – 4 || 1412 – 5
1413 – 6 || 1414 – 7 || 1415 – 8 || 1416 – 9 || 1417 – 10
1418 – 11 || 1419 – 12 || 1420 – 13 || 1421 – 14 || 1422 – 15

О.Л., 2009 г.

---
С просьбами о поиске и по темам форума в личку обращаться НЕ НАДО! Вопросы задавайте, пож-ста, в темах, которые я веду или модерирую

митоГаплогруппа H1b
Дневник
    Вперед → Страницы: ← Назад 1 2 3 4 5 ... ... 43 44 45 46 47 * 48 Вперед →
Модератор: valcha
Вверх ⇈