Всероссийское Генеалогическое Древо
На сайте ВГД собираются люди, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!
Вниз ⇊

Великомихайловка.

Белгородская область.Новооскольский район

← Назад    Вперед →Страницы: ← Назад 1 2
Модератор: TabacnyRoman
TabacnyRoman
Сидоровка (51° с.ш. - широта Киева, 37° в.д. - долгота Москвы) в настоящее время находится на территории Корочанского района Белгородской области...

Первый владелец Великомихайловки князь Михаил Михайлович Голицын (1675-1730) сыграл решающую роль в победе над шведами в Полтавской битве 1709 года, позднее являлся главнокомандующим царских войск на Украине. Князь, по имени которого слобода получила свое название, поселил на землях в Диком поле, пожалованных ему Петром I, украинских казаков и крестьян.

Введение

Историков часто привлекают внешне эффектные события, возможно, решающие судьбы народов. Широкой популярностью пользуются также смелые гипотезы (наподобие гипотезы Фоменко о новом летоисчислении), претендующие на объяснение хода исторического процесса. Рассуждения о смысле истории без тщательного исследования исторических источников малоубедительны. Смысл деятельности историка состоит в накоплении и систематизации фактического материала, в том числе по краеведению и изучению малых населенных пунктов. В данной работе рассматривается история Сидоровки, откуда родом предки автора по материнской линии.

Сидоровка (51° с.ш. - широта Киева, 37° в.д. - долгота Москвы) в настоящее время находится на территории Корочанского района Белгородской области, западнее одной из главных рек Белгородчины - Оскола, в 9 км южнее трассы Белгород - Новый Оскол. На расстоянии 25 км от села - граница Белгородской области России с Харьковской областью Украины. Между Сидоровкой и Москвой 600 км, Киевом - 500 км, Воронежем - 170 км, Курском - 150 км, Харьковом - 120 км, Белгородом - 70 км.

Заселение Белгородского края

Вкратце рассмотрим историю заселения Приосколья. На территории современной Белгородской области, с ее чарующими меловыми горами и ковыльными степями, во времена Киевской Руси жили славяне и хазары. Еще в конце XIX века на полях крестьян Сидоровки можно было заметить несколько городищ. В четырех километрах к северу от Сидоровки находилось два городища радиусом 10 и 15 м, окруженных несколькими валами. А между Жигайловкой и Гороженным находилось еще одно городище, а рядом с ним - два вала длиной 17 м и шириной 12 м [1]. Все эти городища были построены до татаро-монгольского нашествия, возможно, в период расцвета старо-салтовской культуры.

После татаро-монгольского нашествия XIII века благодатный Белгородский край надолго обезлюдел. Несколько веков степные территории к югу от Рязанского княжества назывались Диким полем, в котором практически не было славянских поселений. Недалеко от Сидоровки проходила Изюмская сакма, по которой крымские татары совершали свои набеги на Московское государство. В конце XVI века российским государством были основаны города Белгород, Старый Оскол и Валуйки. А в середине XVII века сооружена Белгородская черта, на которой были основаны города Яблонов, Новый Оскол (в 1637 г.) и Короча (в 1638 г.). Основной задачей этих городов-крепостей была защита южных границ Московского государства от набегов крымских татар. В окрестностях городов-крепостей возникали села и деревни, основанные русскими служилыми людьми. Как правило, чем дальше от города находится село, тем позднее оно было основано.

Одновременно с возведением Белгородской черты или вскоре после этого города Харьков, Изюм и Острогожск были основаны украинскими казаками. К переселению украинцев в незаселенные степные районы Приосколья подталкивало бедственное положение Украины, которая была разорена непрерывными войнами второй половины XVII века между Крымским ханством, Московским государством и Речью Посполитой. К началу XVIII века интенсивность набегов крымских татар стала ослабевать. Поэтому спустя столетие после основания первых городов началась интенсивная крестьянская колонизация края. Заселение территории современных Воронежской, Белгородской и Харьковской областей происходило практически одновременно как с севера русскими служилыми людьми, так и с запада украинскими казаками и крестьянами [2]. К середине тридцатых годов XVIII века были основаны практически все крупные украинские слободы Белгородской области (Алексеевка, Борисовка, Вейделевка, Великомихайловка, Волоконовка, Грайворон, Ольшанка, Староивановка).

Изучение материалов переписи малороссиян cлободских полков, Белгородской и Воронежской губерний 1732 года показывает, что наиболее интенсивно основание украинских слобод на землях российских помещиков в Приосколье происходило в 20-ые годы XVIII века. Например, слобода Екатериновка основана в 1723, Стрелица - в 1726, а Дмитриевка - в 1730 году [3]. Слобода Михайловка (именно таким было первоначальное название слободы) была основана в 1726 году, причем ее население составляло 3729 душ мужского пола [3]. Великомихайловка в XVIII веке была одним из наиболее крупных населенных пунктов губернии. Действительно, в начале XVIII века в городах Курске и Воронеже проживало около 30 тысяч человек, полковой город Острогожск насчитывал 5 тысяч жителей, а в уездных городах Короче, Яблонове и Новом Осколе было 1-2 тысячи жителей.
Великомихайловка

Первый владелец Великомихайловки князь Михаил Михайлович Голицын (1675-1730) сыграл решающую роль в победе над шведами в Полтавской битве 1709 года, позднее являлся главнокомандующим царских войск на Украине. Князь, по имени которого слобода получила свое название, поселил на землях в Диком поле, пожалованных ему Петром I, украинских казаков и крестьян.

Определим, из каких мест были предки основателей Великомихайловки, на основании анализа их фамилий по данным первой переписи населения слободы в 1732 году. Образование фамилий на Украине относится к XV - XVII веку, поэтому по анализу фамилий можно исследовать, в каких регионах Украины жили предки великомихайловцев во время образования фамилий. Большинство фамилий великомихайловцев имеет окончание -енко либо образованы семантическим способом (например, Сорока, Горобец), что характерно для Восточной Украины. Менее распространенные фамилии с окончаниями на -ук, -юк, -ун, -ак, -ок, -ик, -ий, -ик, -айло встречаются среди фамилий великомихайловцев примерно с такой же частотой, как среди жителей областей Восточной Украины [4]. Таким образом, в период возникновения фамилий предки великомихайловцев жили на территории Левобережной Украины. Встречались у великомихайловцев и фамилии, указывающие на литовское, еврейское и татарское происхождение некоторых предков основателей слободы: Литвин, Литовченко, Жидниченко, Татарченко.

Анализ фамилий, образованных от географических названий, показывает, что предки великомихайловцев были родом со всей территории Украины: со Слободской (Грайворонский, Глуховский, Золочевский, Калачевский, Ольшанский, Славгородский, Сумской, и Правобережной (Бужинский, Заднепровский, Белоцерковский) Украины, даже из Прикарпатья (Бойченко, Коломыйченко). Города и села Слободской Украины, в том числе Глухов и Славгород Сумской области, Золочев Харьковской области, Грайворон и Ольшанка Белгородской области, Калач Воронежской области, были основаны в ХVII и начале XVIII века. Следовательно, фамилии, связанные с населенными пунктами Слободской Украины, образовались не ранее XVII века. Среди основателей Великомихайловки не было выходцев из Правобережной Украины и Галиции, так как эта территория входила в начале XVIII века в состав Речи Посполитой. Левобережная Украина (территория современных Черниговской и Полтавской областей) также входила в состав Российской империи в начале XVIII века, но фамилии, связанные с городами Левобережной Украины, для Великомихайловки не характерны. Отсюда следует, что основатели Великомихайловки были выходцами из Слободской Украины.

Города Правобережной Украины и Галиции основаны раньше слободско-украинских городов, поэтому фамилии, связанные с этими населенными пунктами, могли быть образованы и в XV-XVI веках. Следовательно, на основании анализа этого класса фамилий можно определить места расселения предков основателей Великомихайловки до их переселения в Слободскую Украину в XVII веке: Белая Церковь Киевской области, Коломыя Ивано-Франковской области. Буг протекает по Волынской, Львовской и Тернопольской областям. Бойки живут на юге Львовской области. К сожалению, недостаточное количество географических фамилий не позволяет более уверенно определить происхождение основателей Великомихайловки.

Любопытно, что в течение XVIII века фамилии крестьян претерпевали некоторые изменения. Например, в Ивановке князя Ивана Трубецкого жили Обережко, Кравец и Паволоцкий (по данным 1748 года), а данным 10-й ревизии 1858 года, эти же фамилии записаны как Бережной, Кравцов и Павлоцкий. В Михайловке в 1732 году были записаны Толочко и Задорожненко, а в конце XVIII века - уже Толок и Задорожний. Возможно, изменение фамилий косвенно свидетельствует об эволюции украинского языка в окружении южнорусских сел.

Великомихайловка в середине XVIII века находилась на территории Завального стана Яблоновского уезда Белгородской губернии. Большинство населения уезда составляли украинские крестьяне, жившие на землях российских помещиков, русские служилые люди - однодворцы - и помещичьи крестьяне. Казаков в Приосколье было немного. Только слободы Слоновка и Коровино на реке Оскол были основаны казаками Острогожского полка, хотя к югу от Приосколья находился Харьковский, а к востоку - Острогожский полк Слободско-Украинской губернии. Евреев в Воронежской и Белгородской губерниях было менее 0.1 % населения, так как на территории этих губерний не разрешалось основание еврейских сел.

В материалах Яблоновской воеводской канцелярии (1725 - 1779 гг.), хранящихся в РГАДА (ф. 606), содержатся десятки дел с упоминанием жителей Великомихайловки. Речь идет и о побегах крестьян, и о выкошении михайловцами лугов соседей, и о выдаче паспортов на провоз в Москву бочек с вином, и о краже лошадей, и об обнаружении в Михайловке «неизвестного человека с краденым топором», и о драках с жителями соседних селений, и о даче разрешительного указа на постройку на реке Холок водяной мельницы... Изучение этих материалов требует длительного и специального исследования.

Малоземелье и крайняя удаленность полей заставляли слободских жителей заниматься промыслами. В Великомихайловке существовало до 30 видов промыслов [5]. В середине XVIII века основным занятием великомихайловцев было винокурение, совершенно свободное от регламентаций со стороны закона. Каждый крестьянин перегонял излишек хлеба в водку. При богатых урожаях и обилии леса, который княгиня Татьяна Борисовна Голицына (в девичестве Куракина) не запрещала брать для своих надобностей, винокурение было выгодным и доходным. Также многие великомихайловцы занимались бондарством, так как для продажи водки требовались бочки и бочонки. Российская императрица Екатерина IIв 60-х годах XVIII века значительно урезала автономию и льготы слободских жителей. Например, императрица запретила винокурение, бывшее основным источником дохода в первой половине XVIII века. Золотой век для слобожан закончился. А в XIX веке великомихайловцы, вынимая из скрынь по праздничным дням золотые и серебряные чашечки, только вспоминали о том, что их деды, пользуясь правом беспошлинно курить горилку, прямо-таки лопатой загребали золото. После реформ Екатерины IIразвитие в Великомихайловке получили уже не бондарство и винокурение, а сапожное, гончарное и сундучное производство [5].

После смерти Татьяны Борисовны Голицыной (1675-1657) слобода перешла во владения ее сыновей, Дмитрия и Андрея. После смерти генерал-майора Андрея Михайловича Голицына (1729-1770) Великомихайловкой владели полномочный министр Дмитрий Михайлович Голицын и сыновья Андрея Михайловича, Михаил, Борис и Алексей [6]. В 1773 году было проведено межевание земель слободы Михайловки и села Богородского с хуторами [7]. По данным генерального межевания, поместье Дмитрия Михайловича Голицына занимало 27990 десятин, в том числе 3217 десятин неудобной земли. В 1779 году Белгородская губерния была упразднена, и Великомихайловка вошла в состав Новооскольского уезда Курской губернии.

Население Великомихайловки в XVIII веке быстро увеличивалось. По данным 2-й ревизии, в 1748 году в слободе было 3366 душ мужского пола [8], по данным 4-й ревизии населения, в 1782 г. проживало 8778 жителей, по данным 5-й ревизии, в 1795 году - 10340 жителей [9], а по данным 6-й ревизии, в 1811 году - 14 тысяч жителей [10]. По данным 7-й ревизии 1816 года, в Великомихаиловке проживало 13796 человек в 1117 дворах [11]. Изменялся и национальный состав населения. По данным переписи 1732 года, великороссов, кроме одного драгуна и его семьи, в Великомихайловке не было. В 1795 году в слободе жило 120 великороссов - дворовых людей. Помещик князь Борис Андреевич Голицын поселил в слободе в 1806 году несколько десятков семей, переселенных из села Гнездилово Дмитриевского уезда Орловской губернии [10]. В 1816 году в Великомихайловке жило 225 великороссов - дворовых людей.

Зависимость от спроса на кустарные изделия делала хозяйственное положение великомихайловцев неустойчивым, поэтому они часто переселялись в хутора, ближе к своим участкам земли, где жили уже за счет земледелия. Кроме того, выселяться в хутора вынуждала и крайняя скученность населения в слободе. Во второй половине XVIII века - начале XIX века проходила интенсивная внутренняя колонизация юга Курской губернии. Новые населенные пункты основывались выходцами из крупных слобод, находящихся на расстоянии нескольких десятков километров.

Основание Сидоровки

После смерти владельца Великомихайловки, внука М. М. Голицына, генерал-лейтенанта князя Бориса Андреевича Голицына (1766-1822) его имение в 1827 году было разделено на три части. Великомихайловка была поделена между вдовой Анной Александровной Голицыной (урожденной Грузинской, внучке последнего грузинского царя) и первым сыном Андреем, получившим также во владение хутора Новый, Старый, Кобылий Яр, Тишанку, Волчью Александровку, Сидоровку, Костенков, Богдановку, Ниновку и Нежеголь. Второй сын Николай (1794-1866) стал владельцем русских селений Богородского, Борисовки и Вислой.

Трудно определить точное время основания Сидоровки. Сидоровка не была основана в XVIII веке: в материалах Яблоновской и Новооскольской воеводских канцелярий (1725-1779 гг.), Корочанской нижней расправы (1721-1797 гг.) и Новооскольского уездного суда (1749-1825 гг.) содержатся сотни дел с упоминанием жителей Великомихайловки, но ни Сидоровка, ни Костенков ни разу не упоминаются. Впервые встречается упоминание о хуторах Сидоровка и Костенков в материалах 8-й ревизии 1834 года [12]. Впрочем, по данным 8-й ревизии, Сидоровка к моменту проведения 7-й ревизии в 1816 году уже была основана. Возможно, что хутор существовал и во время проведения 6-й ревизий. Но у слободы и хуторов тогда был один помещик, поэтому писцы не считали нужным выделять жителей каждого отдельного хутора. Об интенсивности переселения великомихайловцев в хутора после раздела имения в 1827 году свидетельствует уменьшение среднего числа жителей одного двора в Великомихайловке с 13 (7-я ревизия) до 7 (8-я ревизия).

В РГАДА хранится план имения князя Дмитрия Михайловича Голицына, слободы Михайловки и села Богородицкого с хуторами по генеральному межевания 4 июля 1771 года [7]. Душ мужского пола в имении было 5459, а земли - 24990 десятин. К сожалению, план не выдается в читальный зал, так как он слишком велик. Действительно, при масштабе в одном английском дюйме 100 сажен, или в одном сантиметре 80 метров, площадь плана равна 4 кв. м! Поэтому пока не решен вопрос, какие именно хутора существовали вокруг Великомихайловки в конце XVIII века. Известный историк Гумилев отмечает, что русские села располагались по долинам рек, а украинцы активно осваивали водоразделы, выкапывая в хуторах пруды и колодцы. Поэтому украинцы смогли освоить южные степные районы Российской империи. Это наглядно видно, например, на генеральном плане Бирюченской округи Воронежского наместничества 1789 года. Вокруг Алексеевки князя Шереметьева существовало несколько десятков мелких хуторов, а рядом с русскими селами нет ни одного хутора... Наличие хуторов сближает украинское землепользование с землепользованием их западных соседей, например, поляков.

На основании данных 8-й ревизии перечислим фамилии жителей Сидоровки с указанием числа дворов, в которых жили крестьяне с данной фамилией: Тищенко (11 дворов), Иванюк (6 дв.), Задорожний (6 дв.), Олейник (6), Гнилицкий (5), Колтун (5), Омельченко (5), Спивак (4), Авраменко (3), Атаманенко (3), Бебешко (3), Заиц (3), Кладей (3), Клименко (3), Салогуб (3), Квочка (2), Кочерга (2), Манжос (2), Мицак (2), Одарченко (2), Светлишный (2), Толок (2), Худотеплый (2), Выблой, Выблой-Сушко, Данильченко, Данильченко-Шпак, Богатырь, Гайворонский, Глущенко, Головешко, Деркач, Десятник, Дрозденко, Задорожний, Зайченко, Козыренко, Королевский, Лисицкий, Литвин, Медведенко, Нарижный, Пащенко, Скиба, Сироштан, Шандыба, Швец-Сидоренко, Шепиль, Шпунт, Федосеенко, Чумаченко, Хитрик и Яковенко. Возможно, первым поселенцем Сидоровки был Швец-Сидоренко, по фамилии которого Сидоровка была названа.

Все фамилии сидоровцев встречались и в ревизии жителей Великомихайловки 1732 года, что является неоспоримым доказательством основания Сидоровки переселенцами из Великомихайловки. В 1816 году в Сидоровке жило 310 человек мужского пола. А в 1834 году в селе жило уже 827 человек и 16 селян было в рекрутах. Столь значительное увеличение числа жителей вряд ли можно объяснить естественным приростом населения. Следовательно, во втором десятилетии XIX века продолжалось переселение великомихайловцев в Сидоровку.
Жители Сидоровки – государственные крестьяне

Новый помещик, генерал-майор князь Андрей Борисович Голицын (1791-1861) владел Сидоровкой и Костенковым лишь восемь лет. Князь взял взаймы деньги в заемном банке и задолжал значительную сумму государственному казначейству. В счет оплаты долга 20 декабря 1835 года Сидоровка и Костенков перешли во владение казенного ведомства. Так как Сидоровка и Костенков перешли в собственность государства, в марте 1836 года землемером лесного отделения Курской казенной палаты Щербиным была составлена подробная карта бывшего владения князя Голицына [13]. Масштаб карты равен 1:8000. Как и в настоящее время, в Сидоровке 165 лет назад было три улицы. Через ручей было построено два моста. Между Клешней и Другой улицей не было хозяйственных построек. Жители Сидоровки и хутора Костенкова имели в общем владении земли: пашенной 1062 десятины, под поселениями, огуменниками и коноплянниками 207 десятин, под большой и проселочной дорогой 11 десятин, под ручьями, истоками и водоройнами 100 десятин. Всего земли 1266 десятин, из них удобной 1165 десятин. В среднем на двор приходилось 7,8 десятин пашенной земли, в то время как у великомихайловцев - только 6,4 десятин.

В середине XIX века возможности внутренней колонизации Курской губернии были практически полностью исчерпаны и началось переселение крестьян из Черноземья и Слободской Украины в восточные и южные губернии. Во время проведения реформы графа П. Д. Киселева, проводившего политику переселения государственных крестьян из перенаселенных губерний в малозаселенные регионы Российской империи, из Сидоровки выехало около трети дворов. С разрешения начальства 24 семьи в 1840 году переехало в Оренбургскую губернию, а в 1842 году 8 семей переселилось в Кавказскую область.

Сравним численность населения Сидоровки до и после реформ Киселева. По данным 8-й ревизии 1834 года, в Сидоровке жило 412 мужчин и 415 женщин в 113 дворах. По данным 9-й ревизии 1850 года, в Сидоровке было 83 двора, в которых проживало 850 человек, из них 367 мужского и 472 женского пола [14]. Столь значительное преобладание женщин над мужчинами в 1850 году объясняется тем, что основную часть переселенцев из Сидоровки во время реформ Киселева составляли мужчины.

Во время Крымской войны 1853-1856 годов несколько сидоровцев было взято в рекруты. В 1858 году в Сидоровке было уже 88 дворов, в которых проживало 868 человек (398 мужского и 470 женского пола) [15]. С 1850 по 1858 год разница между числом мужчин и женщин сократилась со 105 до 72 человек.
Сидоровка в пореформенные десятилетия

В 1861 году в России было отменено крепостное право. Положение жителей Сидоровки после отмены крепостного права практически не изменилось, так как они были государственными крестьянами.

Любопытно описание Сидоровки начала 60-х годов XIX века [16]: «Хутор казенный, находится во втором стане Новооскольского уезда, в 37 верстах от уездного города и в 15 верстах от становой квартиры Великомихайловки, положение - при колодцах; 122 семьи, 414 мужчин и 464 женщин, всего 879 человек, одна православная церковь».

В сборнике статистических сведений по Новооскольскому уезду 1886 года [17] содержится наиболее полное описание быта сидоровцев в дореволюционное время. Приведем выдержки из этого описания.

Земля крестьян Сидоровки находилась в трех местах:

1) возле селения: усадебной 78,9 десятин, пахотной 894,3 десятин, выгона 86,0 десятин, неудобной 68,1 десятин, всего - 1128 дес.;

2) при слободе Тишанке в 35 верстах - 17,8 дес.;

3) при слободе Александровке в 25 верстах - удобной 155,6 дес., неудобной 0,9 дес.

Средний надел на двор составлял 7 десятин при минимуме, достаточном для прокормления семьи, в 9 десятин. По пахотному полю возле селения проходит три больших оврага (части Сухого Яра). Почва - везде чернозем, кроме 20 дес. солонцов и 10 дес. мела. Земля вся в местной даче клиновая, пар обязательный. Участки через три года переверстывались из-за разного качества участков. Разверстка земли в волоке проходила по жребию. Ближайшие загоны не переверстывались, так как они унаваживались и обрабатывались тщательнее остальных.

Под рожь, гречку и просо пахали по два раза, под овес, ячмень и подсолнечник пахали один раз перед посевом. Овес, гречку и просо пропалывали один раз за сезон, подсолнечник - два раза. Некоторые крестьяне пахали для яровых хлебов под зябь. Сенокоса и леса в пользовании сидоровцев не было.

Топили избы самодельным кизяком. Кизяк можно было купить по цене сто кирпичей за рубль, причем «неделанного» навоза за рубль можно было купить столько, что его хватило бы по меньшей мере на изготовление тысячи кирпичей. Более зажиточные крестьяне топили хаты дровами, которые покупались в соседнем Корочанском уезде по 50-70 копеек за воз хвороста.

Ежегодно общество тратило 40 рублей на зарплату старосте, 12 рублей на содержание съезжей, 100 рублей на корм лошади при пожарных инструментах, 70 руб. - на сельский пункт, 60 руб. - на общественные молебны, 2 руб. на ремонт общественных колодцев и мостов, 43 руб. сельскому писарю, 25 руб. сельскому и 31 руб. церковному сторожу. Больше всего денег выделялось пастуху - 278 рублей. Заметим, что в Великомихайловке пастуху давали за выгон в течение года коровы - 75 коп., теленка - 50 коп., овцы или свиньи - 25 коп. Отсюда следует, что в сельском стаде было не менее 300 коров. Для покрытия этих расходов (661 рубль) крестьяне получали доход 100 рублей с кабака и 814 рублей со сдачи земли в аренду. Сдавалась в аренду земля при Александровке по 5,3 руб./дес. и при слободе Тишанке - по 5 рублей за десятину. В начале 80-ых годов XIX века силами самих крестьян были вырыты пруд и два общественных колодца.

Основным заработком крестьян была обработка земли по найму у великомихайловцев. Условия аренды земли - 7-8 руб./дес., если оплата осуществлялась осенью наличными под весну, и 10-12 руб./дес., если расплата откладывалась до уборки урожая, 30-50 коп./дес., если для выпаса бралось жнивье. Из отхожих промыслов особенно была распространена косовица - летние работы на Украине. Кустарных промыслов у сидоровцев, в отличие от великомихайловцев, не было.

В конце 60-х годов XIX века железная дорога соединила Москву с Курской губернией. Это вызвало приток в губернию фабричных товаров из центральной России. Сапоги великомихайловцев не могли выдержать конкуренции с дешевыми и добротными сапогами московского и кимрского производства, что привело к массовому разорению сапожников. К тому же грандиозный пожар 1869 года уничтожил более тысячи дворов в Великомихайловке [5]. Неблагоприятная экономическая ситуация привела к выселению трехсот семей из Великомихайловки в Таврическую и Бессарабскую губернии.

Жители Сидоровки во второй половине XIX века также переселялись в города, хотя численность населения Сидоровки медленно увеличивалась. В 1892 году в Сидоровке жило 968 человек, из них 454 мужчины и 514 женщин [18]. Итак, даже спустя полвека после переселения в Оренбургскую губернию и на Кавказ женщин было значительно больше, чем мужчин.
Религия и образование

По первой переписи населения Великомихайловки 1732 года в слободе было две школы, в которых обучалось 15 школяров. Также в слободе жило три священника и 15 родственников священников [2]. Первая деревянная Покровская церковь была построена в 1776 году, а в 1799 году была построена каменная Успенская церковь [19].

Первые несколько десятков лет после основания Сидоровки жители хутора были прихожанами великомихайловских церквей. Но в 1860 году в Сидоровке была построена деревянная Казанская церковь [19]. В 1908 году в приходе Казанской церкви Сидоровки было 1311 православных мужского пола. Прихожанами церкви были жители Сидоровки а также хуторов Жигайлова (600 православных), Костенкова (200 православных) и мелкого хутора Михайловского. При церкви действовали две школы - церковно-приходская и земская. Сектантов и раскольников в приходе не было, так как эти религиозные течения были распространены только среди великорусского населения Курской губернии.

Церкви принадлежало 32 дес. полевой земли и одна десятина усадебной земли. Священник Феоктист Сергеевич Апошанский поступил на службу и был возведен в сан священника в 1889 году, после окончания четырехлетней духовной семинарии. Псаломщик Феофил Иосифович Саввин поступил на службу в 1900 году, окончив двухгодичную школу.

По данным первой всеобщей переписи населения 1897 года [20], в Новооскольском уезде подавляющее большинство населения исповедывало православие (156310 жителей). Также в уезде жило 1428 старообрядцев, 46 католиков, 28 иудеев, 27 протестантов и 9 мусульман. Большинство населения не умело читать и писать. Грамотными в Курской губернии было лишь 5,4 % мужчин и 0,4 % женщин.

XX век

О предреволюционных годах можно узнать, слушая воспоминания старожилов. Так, моя бабушка Федосья Артемовна Задорожняя вспоминала о пребывании в Сидоровке ссыльного участника Лондонского Съезда РСДРП по кличке Иван Портной. Иван увлек коммунистическими идеями моего деда Федора Филипповича Толока. Впоследствии мой дед закончил перед революцией военное училище в Петрограде, участвовал в штурме Зимнего дворца, охранял Смольный институт.

В Курской губернии советская власть была провозглашена в ноябре 1917 года. Однако после заключения Брестского мира немецкие войска оккупировали Украину. Сидоровка с апреля по ноябрь 1918 года находилась на границе между Советской Россией и территорией, контролируемой правительством гетмана Скоропадского и немецкими войсками, в так называемой нейтральной зоне. Части Украинского фронта установили Советскую власть 20 декабря 1918 года в Белгороде и в Харькове - 2 января 1919 года, а затем и практически на всей территории Украины. Летом 1919 года добровольческая армия Деникина побеждала в боях с красноармейцами. В начале июля 1919 года деникинцы захватили Новооскольский уезд. Однако в октябре Деникин начал терпеть поражения. Первая Конная армия Буденного, разгромив группировку Мамонтова, освободила Новый Оскол 25 ноября, Белгород - 7 декабря, Волоконовку - 8 декабря, Харьков - 12 декабря 1919 года. В Великомихайловке сейчас действует музей Первой Конной армии. В 1919-1920 годах в окрестностях Сидоровки действовали отряды атаманов Махно и Зеленого. Бабушка мне рассказывала, как мой дед смог бежать из польского плена и вернулся в Сидоровку. Однажды в хату ворвались пьяные вооруженные люди, дед спал на печи и спросонья сказал: «Товарищи, нельзя ли потише?» Услышав ненавистное «товарищи», люди с другой стороны баррикад решили расстрелять деда. К счастью, раны, полученные во время расстрела, оказались несмертельными. Но дед долго до прихода красноармейцев «ховався в клунi» (прятался в сарае).

Граница между Украинской СССР и РСФСР была проведена по границе бывших губерний. Харьковская губерния была передана УССР, а Курская и Воронежская губернии - РСФСР. Однако национальный состав всех трех губерний был русско-украинским. По данным первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года [21], в Харьковской губернии проживало 80 %, в Воронежской губернии - 36 %, а в Курской губернии - 22 % украинцев. Малороссияне составляли большинство (70-90 % населения) всех уездов Харьковской губернии, а также Острогожского (97 %), Богучарского (87%), Бирюченского (74 %), Валуйского (53 %) уездов Воронежской губерний и Грайворонского (57 %), Новооскольского (56 %) и Путивльского (51 %) уездов Курской губернии. Украинцы составляли от 15 до 50 % населения Павловского, Новохоперского, Бобровского и Коротоякского уездов Воронежской губернии и Суджанского, Рыльского, Белгородского и Корочанского уездов Курской области [21]. Впрочем, проводить государственную границу в местах со смешанным населением на основании национального признака - занятие неблагодарное... В советское время национальный состав населения кардинально изменился: по переписи 1979 года, среди населения Воронежской области украинцев осталось лишь 5 %, Белгородской области - 6 %, зато в Харьковской области украинцев было около 55 % [21].

Численность жителей Сидоровки значительно сократилась в годы коллективизации. В начале тридцатых годов церковь была разрушена. Многие сидоровцы погибли от голода в 1933 году. Кулаки были сосланы на Соловки. Несколько семей эмигрировало в Канаду. Крестьяне уезжали искать работу в бурно развивающиеся промышленные центры СССР (в основном, в Воронеж, Харьков и города Донбасса).

Сидоровка была захвачена фашистскими войсками в первых числах июля 1942 года. Советские войска освободили Сидоровку в начале февраля 1943 года. Таким образом, гитлеровская оккупация продолжалась семь месяцев. Несколько сидоровцев было расстреляно советскими войсками за сотрудничество с оккупационными властями. Вплоть до лета 1943 года линия фронта проходила в нескольких десятках километров восточнее Сидоровки.

В январе 1954 года была образована Белгородская область. Великомихайловский район, в который входила и Сидоровка, был упразднен, поэтому село было передано Корочанскому району.

В настоящее время в Сидоровке живет около 200 человек в 70 дворах. Работают магазин, почта, библиотека и клуб. Десять лет назад введена в эксплуатацию асфальтированная дорога между Сидоровкой и Жигайловкой. Два раза в день из Сидоровки ходит автобус в районный центр Корочу. Прошла газификация села, что значительно облегчило задачу зимнего отопления, ведь на смену углю и дровам пришел газ. Дети учатся в восьмилетней школе. Молодежь после окончания школы уезжает в города на учебу и, чаще всего, уже не возвращается в родное село.

Летом в Корочанском районе работают на «буряках» сезонные рабочие из Западной Украины. Несколько рабочих вступили в брак с коренными жителями села и остались жить в Сидоровке. После трагических ферганских событий 1989 года из Средней Азии в Сидоровку переселилось несколько семей турок-месхетинцев.
Язык

По данным переписи 1897 года, в Новооскольском уезде подавляющее большинство населения признало своими родными языками малороссийский (80 тысяч человек) и великорусский (74 тысячи человек) языки [20]. Также в уезде проживало около сотни человек - носителей других языков: польского (37 человек), идиш (25 человек), немецкого (23 человека), цыганского (5 человек) и белорусского языков (2 человека). В настоящее время, по моим субъективным оценкам, не более 20-25 % населения в окрестностях Нового Оскола разговаривает на слободском диалекте украинского языка, в основном, люди старшего поколения.

Делопроизводство в Российской империи велось на русском языке. Основным источником изучения разговорного языка крестьян являются материалы диалектологических экспедиций. Приведем записи начала XX века веснянки и щедровки, записанные в Ракитном Грайворонского уезда и Нехаевке Корочанского уезда соответственно [22].

Ой, весна, весна, днем красна!
Шо ти нам, весна, принесла?
Принесла я вам лiтечко,
Шо б родилося житечко,
А дiвчатам по квiтцi,
А порубочкам по дiвцi.

Сiто, сiто на новоє лiто!
Зароди, Боже, жито, пшеницю,
Жито, пшеницю, усяку пашницю,
Всего желаю, празником поздоровляю

Для сравнения справа - эти же песни на литературном языке.

Ой, весна, весна, днем красна!
Що ти нам, весна, принесла?
Принесла я вам лiтечко,
Щоб вродилося житечко,
А дiвчатам по квiтцi,
А парубочкам по дiвцi.

Сiто, сiто на нове лiто!
Вроди, Боже, жито, пшеницю,
Жито, пшеницю, усяку ораницю,
Всього бажаю, зi святом вiтаю.

Язык жителей Сидоровки относится к слободскому диалекту украинского языка, распространенному на территории Харьковской и Луганской области Украины, а также на юге Белгородской и Воронежской областей Российской Федерации. Слободской диалект является одним из самых близких к полтавскому диалекту, взятому за основу украинского литературного языка. Некоторые слова сидоровцев имеют диалектное происхождение. В качестве примера приведем список таких слов: «останiвка» (остановка - рус., зупинка - укр.), «трiшки» (трошки - укр., немного - рус.), «сахарь» (сахар - рус., цукор - укр.), «ходю» (хожу - рус., ходжу - укр.), «до свидання» (до свидания - рус., до побачення - укр.) и другие слова и выражения. В то же время на территории Белгородской области еще сохраняются особенности северно-украинских диалектов в языке жителей некоторых сел, основанных выходцами из Черниговщины.

Несмотря на соседство с южно-русскими селами, южно-русские диалекты практически не оказывают заметного влияния на язык сидоровцев. Турки-месхетинцы выучили местный диалект, из их языка заимствований в речи коренных жителей села практически нет. Намного более сильное влияние оказывает на местный диалект русский литературный язык. Практически все новые слова, появившиеся в XIX-XX веках, заимствуются из русского языка (например, колхоз, самолет, истребитель). Заимствование новых слов из украинского литературного языка практически не происходит, так как в школе украинский язык не преподается. Встречаются русские слова и в области повседневной лексики (например, час, минута, часы, май). Большинство глаголов в неопределенной форме произносится с окончанием -ть, хотя встречаются и исключения (класти, везти). Происходят изменения и в наиболее часто употребляемой лексике. Если старики еще говорят «треба», «орать», «тиждень», то молодежь все чаще употребляет «нада», «пахать», «нiделя». Таким образом, язык жителей Сидоровки постепенно приближается к русскому литературному языку.

Одновременно с изменением языка происходит и эволюция национального самосознания сидоровцев. Жители села считают себя хохлами: «У нас свiй хохляцький язик, не руський и не український». Но многие сидоровцы считают себя русскими, а не украинцами: «Якi ми українцi? По-руськi легше читаю, чим по-українськi. Українцi живуть на Українi»
Заключение

Будем надеяться, что Сидоровку ждет лучшее будущее. Автор считает, что его труд не был напрасным, если чтение «Истории Сидоровки» будет способствовать развитию интереса к истории родного края. Практически каждый человек, интересующийся краеведением и генеалогией, может провести аналогичное исследование истории своей малой родины. Впрочем, это зависит от сохранности архивных материалов: архив Курской губернии смогли вывести на восток страны перед захватом Курска фашистами. А архив соседней Воронежской губернии практически полностью сгорел во время Великой Отечественной войны.

Автор благодарит сотрудников государственных архивов Курской (ГАКО) и Белгородской областей, Российского Государственного Архива Древних Актов (РГАДА) за помощь в поиске архивных материалов.

Литература

1. Памятная книжка Курской губернии за 1891 год. - Курск, 1891.
2. Багалiй Д.I., Iсторiя Слобiдськоï Украïни.- Харкiв: Основа. – 1990. - 256 с.
3. ГАКО, Ф. 184, оп. 4, ед. хр. 16, 1732.
4. Редько Ю.К. Сучаснi украïнськi прiзвища. - Киïв, 1966. - 216 с..
5. Кустарные промыслы Курской губернии. - Курск, 1885. - С. 53-62.
6. Голицын Н.Н. Род князей Голицыных. - Т. 1. - Спб., 1892. - 611 с.
7. РГАДА, Ф. 1354, оп. 217, ч. I/ 814, М-2, 1773.
8. РГАДА, Ф. 350, оп. 2, 2342 ед. хр., 1748.
9. ГАКО, Ф. 184, оп. 2, 241 ед. хр., 1795.
10. ГАКО, Ф. 184, оп. 2, 340 ед. хр., 1811.
11. ГАКО, Ф. 184, оп. 2, 422 ед. хр., 1816.
12. ГАКО, Ф. 184, оп. 2, 612 ед. хр., 1834.
13. ГАКО, Ф. 621, оп. 3, 4943 ед. хр., 1836.
14. ГАКО, Ф. 184, оп. 3, 48 ед. хр., 1850.
15. ГАКО, Ф. 184, оп. 2, 1033 ед. хр., 1858.
16. Список населенных мест Российской империи: Курская губерния. – М., 1868.
17. Сборник статистических сведений по Новооскольскому уезду. - Курск, 1886.
18. Памятная книжка Курской губернии за 1892 год. - Курск, 1892.
19. Справочная книга о церквах, приходах и причтах Курской епархии. - Курск, 1911.
20. Первая всеобщая перепись населения. Курская губерния. – Спб., 1904.
21. Чижикова. Русско-украинское пограничье: история и судьбы традиционно-бытовой культуры - М.: Наука, 1988. - 256 с. .
22. Халанский М.Г. Народные говоры Курской губернии. - Спб., 1904. - 382 с.
0 Комментарий(ев)Просмотр статьи в PDF-формате Напечатать статью Отправить статью

Прикрепленный файл: file.jpg
Лайк (1)
← Назад    Вперед →Страницы: ← Назад 1 2
Модератор: TabacnyRoman
Вверх ⇈