Всероссийское Генеалогическое Древо
На сайте ВГД собираются люди, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!
Вниз ⇊

Русский СЕВЕР-вглубь веков

Распространено мнение, что население сибирских городов, в том числе и Иркутска и Иркутского уезда, формировалось в основном выходцами из поселений Русского Севера и Поморья

← Назад    Вперед → Страницы: ← Назад 1 2 3 4  5 6 7 8 Вперед →

Модератор: osokina-galina
osokina-galina
Модератор раздела

osokina-galina

Россия,Усть-Кут~Братск
Сообщений: 2710
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 3931 


Хабаров-Святитский Ерофей Павлович
(около 1603 года, вероятнее всего деревня Святица,
ныне Котласского района Архангельской области — 1671 год,
опять же предположительно, Братский острог, ныне Братск,
или Усть-Киренга, ныне Киренск Иркутской области)
— русский исследователь, путешественник и предприниматель.

Происходит из казаков, крестьян Устюжского уезда.
Продолжатель дела Василия Пояркова. Прошёл на судах весь Амур,
построил укреплённый острог, был жесток с коренным населением, чем сыскал дурную славу.

Место рождения

Споры о месте рождения Ерофея Хабарова ведутся давно. Основные варианты места рождения: село Дмитриево, село Курцево и деревня Святица. Последняя является наиболее подходящим местом.

Первым вариантом места рождения Хабарова была деревня Дмитриево. Основателем этой теории был ленинградский учёный М. И. Белов. Он изучил многие документы и счел местом рождения Хабарова и ныне существующую деревню Дмитриево Нюксенского района и не обратил внимание на важный факт: деревня Дмитриево по старому административному делению не являлась частью Вотложемской волости.

За это и зацепился московский учёный Г. Б. Красноштанов. Он более подробно изучил документы тех времён, а также документы, хранящиеся в московских архивах, на которые не обратил внимания Белов.

В результате работы Красноштанова было установлено, что Ерофей Хабаров родился в деревне Дмитриево Котласского района Архангельской области, которую смыло одним из разливов Северной Двины. Семья Хабарова переселилась в деревню Святица (отсюда и прозвище — Святитский), которая со временем вошла в состав нынешней деревни Курцево. Отсюда вторая точка зрения.

Ранняя деятельность

В 1625 году совершил свой первый сибирский поход на коче из Тобольска на Таймырский полуостров, в Мангазею.

В 1628 году во главе экспедиции по волокам и рекам перешёл на реку Хету.

В 1630 году участвовал в плавании из Мангазеи в Тобольск.

С 1632 года жил в районе верхнего течения реки Лена, где занимался скупкой пушнины.

В 1639 году открыл соляные источники в устье р. Куты, где построил соляную варницу. В настоящее время на этом месте расположен город Усть-Кут Иркутской области.

Покорение Приамурья

В 1641 году возле устья р. Киренги Хабаровым была построена мельница. Спустя непродолжительное время Хабаров начал испытывать давление воеводы Петра Головина, который требовал увеличения объёма урожая, который Хабаров отдавал ему по уговору. Позже Головин забрал всё имущество Хабарова и посадил его в Якутский острог, из которого тот вышел только в 1645 году.

В 1648 году на смену Петру Головину пришёл воевода Дмитрий Андреевич Францбеков. Хабаров обратился к нему с прошением о направлении отряда в даурские земли, Францбеков ответил согласием. Он распорядился отправить отряд казаков под командованием Хабарова, кроме того — выдать военное снаряжение и оружие вкредит, а также выдал участникам похода деньги под проценты.

В 1649—1653 гг. Хабаров с отрядом отправляется из Якутска в поход по Амуру от впадения в него реки Урки до низовий. Отряд Хабарова одержал многочисленные победы над местными даурскими и дючерскими князьями, захватив много пленных и скота[3] Результатом этого похода является принятие коренным приамурским населением русского подданства. В этом походе Хабаров составил «Чертёж реке Амуру», который явился первой европейской схематической картой Приамурья. Так, в августе 1651 г., казаки Хабарова подошли к устью реи Зеи, затем к устью Буреи, покоряя новые племена. После зимовки в Ачанском острожке, на который весной напал большой манчжурский отряд, Хабаров двинулся весной по Амуру, так как с его немногочисленным отрядом дальше овладевать Приамурьем было невозможно. Выше устья Сунгари в июне 1652 г. Хабаров встрерил на Амуре русскую вспомогательную партию, но, узнав, что маньчжуры собрали против него шеститысячную армию, продолжил путь вверх по реке.

Бунт. Усмирение

В апреле 1652 года при входе в Хинганское ущелье Хабаров встретил отряд казаков под предводительством якутского служилого Третьяка Чечигина, которые возвращались из Якутска с порохом, свинцом и вспомогательным отрядом.

Оказалось, что Чечигин выслал вперёд основного своего отряда небольшой разведывательный отряд во главе с Иваном Нагибой, который должен был обнаружить отряд Хабарова, но Нагиба с Хабаровым не встретился. Казаки хотели плыть вниз для поисков пропавших товарищей, но Хабаров воспротивился их желанию и продолжал свой путь вверх по Амуру. Это обстоятельство возбудило неудовольствие среди казаков и 1 августа 1652 года в полку Хабарова произошел раскол: 136 человек под предводительством Стеньки Полякова и других поплыли назад. Они явились в гиляцкую землю, в которой начали действовать очень удачно. Хабаров не смирился с бунтом и поплыл вслед за бунтовщиками, появившись 30 сентября того же года у выстроенного бунтовщиками острога. Хабаров приказал строить зимовку в непосредственной близости от острога казаков Полякова, а далее велелпостроить роскаты для пушек и начать стрелять по острогу. Отвечать на огонь засевшие в остроге казаки Поякова не решились, и Хабаров начал приготовления к его штурму. Однако, когда казаки Полякова увидели, что 12 их товарищей, пойманных за пределами острога, были забиты палками насмерть, они решили сдаться сами. Не веря Хабарову на слово, поляковцы заключили с ним письменный договор, в котором он обязался не убивать и не грабить их, а также «государевых ясачных аманатов не терять». Тем не менее, четверых руководителей мятежных казаков, в том числе и Полякова, Хабаров «посадил в железа», а остальных велел бить батогами «и от ево, Ярофеевых, побой и мук умирало много». 7 февраля 1653 г. захваченный острог был по приказу Хабарова сломан и сожжен «кузнецам на уголье и на дрова».


Отстранение Хабарова

В августе 1653 года на Амур прибыл московский дворянин Дмитрий Иванович Зиновьев с царским указом приготовить все необходимое для войска, которое предполагалось отправить в Даурию под начальством князя И. Лобанова-Ростовского, и «всю даурскую землю досмотреть и его, Хабарова, ведать».

Недовольные Хабаровым казаки и служилые люди подали Зиновьеву челобитную на Ерофея Хабарова, обвиняя его в том, что он посылал ложные донесения в Якутск и много приукрашивал в своих рассказах о Даурии и Маньчжурии, чтобы побудить правительство на завоевание этих земель.

Помимо этого выяснилось, что Хабаров был весьма недоброжелательно настроен по отношению к местным племенам и народностям, которые разбегались от него, в результате чего плодородная земля не возделывалась и ясак с племён не мог быть снят.

Также Зиновьеву было сообщено о жёстком отношении Хабарова к казакам собственного отряда.[5] Окончательную ясность в существо происшедших на Амуре по вине Хабарова событий внесла «Известная челобитная Стеньки Полякова с товарищи», поданная царскому посланнику 6 сентября.

Итогом наскоро проведенного Зиновьевым следствия было отстранение Хабарова от управления казачьим отрядом, его арест и дальнейшая переправка в Москву. Всё его имущество было конфисковано и описано. Приказным человеком на Амуре вместо Хабарова Зиновьев назначил Онуфрия Степанова Кузнеца.

В декабре 1654 года Зиновьев и Хабаров прибыли в Москву, где началось подробное разбирательство действий Хабарова. По итогам этого разбирательства руководители «бунта» против Хабарова были полностью оправданы. Хабаров же подал жалобу на Зиновьева, и началось новое разбирательство, которое завершилось осенью 1655 года в пользу Хабарова.


Прошение государю

В 1655 году Хабаров подал челобитную царю Алексею Михайловичу,
в которой подробно перечислял свои заслуги в освоении сибирских и даурских земель.

Царь просьбу Хабарова уважил лишь частично: денежного жалованья дано не было,
но за многолетнюю службу его возвысили в чине — он получил звание сына боярского[2],
и был направлен в Сибирь управлять Усть-Кутской волостью.


Дальнейшая судьба

В 1667 году Хабаров приехал по делу в Тобольск и 15 ноября подал воеводе П. И. Годунову челобитную, в которой просил снова разрешить ему снарядить на свои средства 100 человек и идти с ними на Амур в Даурской земле «ставить города и острожки и завести хлебные пахоты, от чего государю в ясачном сборе и в хлебной пахоте будет прибыль». Какой ответ получил Хабаров, неизвестно, так же, как и неизвестна его дальнейшая судьба.


Место смерти

Место смерти также доподлинно неизвестно. Последние годы жизни он провёл в Усть-Киренге, остроге на реке Лене (ныне город Киренск Иркутской области), вследствие чего в Киренске широко распространено мнение, что могила Ерофея Хабарова находится именно в этом городе.

Однако согласно Малому энциклопедическому словарю Брокгауза и Ефрона, могила Хабарова располагалась в Братском остроге (ныне город Братск Иркутской области).


Наследие

Именем Хабарова названы:

основанный в 1858 году военный пост Хабаровка (с 1893 года — Хабаровск);

посёлок и железнодорожная станция Ерофей Павлович на Транссибирской магистрали (1909).

во многих городах России и бывшего СССР есть улицы его имени:
в Якутске, Харькове, Братске, Усть-Куте и других.
ссылка : http://kozaostra.mybb.ru/viewtopic.php?id=2136

---
Ищу место рождения-
Мой пращур Ондрюшко Нечаев-1658 г.р, упомянут в 1696 г. как КАЗАК Илимского уезда, его сын :Иван 1689 г.р.

osokina-galina
Модератор раздела

osokina-galina

Россия,Усть-Кут~Братск
Сообщений: 2710
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 3931 


За два дня до 100-летия Хабаровска, в далеком 1958-м году,
29 мая мая на привокзальной площади краевого центра
был торжественно открыт памятник
одиозному первопроходцу и покорителю дальневосточных земель
Ерофею Хабарову.

Существует легенда о том, что главная достопримечательность Хабаровска
одушевлена и двигается в моменты, когда на нее никто не смотрит.



Редакция ИА AmurMedia попыталась выяснить,
что представляет собой монумент Ерофея Хабарова
– живую статую или итог проделок скульпторов?

Памятник Ерофею Хабарову, установленный
на привокзальной площади дальневосточной столицы,
как оказалось, не так прост.

Есть даже свидетели, которые невзначай замечали
движение волевой фигуры Хабарова.

А кто-то заявлял даже, что вся фигура поворачивалась спиной к вокзалу,
а когда это заметили в администрации города,
монумент в срочном порядке вернули на место,
чтобы не вызвать паники у хабаровчан.

Однако с чем связаны содрогания – так и осталось загадкой.

Среди горожан бытует легенда о том, что достопримечательность,
которую первой видят приезжающие в Хабаровск,
одушевлена и крутит головой, когда ей вздумается


В течение целых 50 лет памятник был безымянным.
И только в 2008 году, во время реконструкции площади и памятника, на нем установили металлическую табличку и увековечили имя скульптора А.П. Мильчина.
Также на постаменте памятника начертано имя Хабарова и надпись:
"В день 100-летия города Хабаровска. 1858—1958".

Ерофей Хабаров изображен поднявшимся на скалу
и всматривающимся в амурские туманные дали.
В его левой руке зажат свиток с записями,
а правая поддерживает полу, соскользнувшего с плеча теплого овчинного тулупа.

Но не стоит забывать, что грозный, уверенный,
целеустремленный и решительный бронзовый Ерофей Павлович Хабаров
– всего-навсего плод фантазии художника, его таковым изобразившего.

Ведь никаких портретов и описаний внешности
покорителя дальневосточных и сибирских земель не сохранилось.

Тогда, может быть, памятник заставляет двигаться дух Ерофея Павловича,
возмущенного такой визуализацией его образа или терзаемого неоконченными делами?
Подробнее: http://amurmedia.ru/news/520227/




---
Ищу место рождения-
Мой пращур Ондрюшко Нечаев-1658 г.р, упомянут в 1696 г. как КАЗАК Илимского уезда, его сын :Иван 1689 г.р.

osokina-galina
Модератор раздела

osokina-galina

Россия,Усть-Кут~Братск
Сообщений: 2710
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 3931 

https://moskvityanin.blogspot...._fragment_
В Москве еще 20 Марта 1652 года г., после первых донесений Францбекова, решено было наградить Хабарова и служилых людей. Хабарову был пожалован червонец золотой, служилым людям определено было раздать 200 Новгородок, а охочим людям 700 Московок. С этими наградами был послан Московский дворянин Дмитрий Иванович Зиновьев. Он же должен был приготовить все необходимое для войска, которое предполагалось отправить в Даурию под начальством окольничаго князя И. И. Лобанова-Ростовскаго. Войско это однако не было отправлено.

Зиновьев встретился с Хабаровым у устьев Зеи в Августе 1653 года. Раздав награды, он объявил Хабарову, что у него есть государев указ о том, чтобы ему "всю Даурскую землю досмотреть и его, Хабарова, ведать". Хабаров потребовал чтобы Зиновьев показал ему указ, но тот в ответ схватил его за бороду и прибил. Приезду Зиновьева обрадовались все те служилые люди, которые были недовольны Хабаровым. Они подали на него изветныя челобитныя, в которых обвиняли его в том, что он посылал в Якутск ложныя донесения, притеснял своих подчиненных и туземцев и вообще „государеву делу не радел, а радел своим нажиткам, шубам собольим..., добрые соболи и лисицы обводом у иноземцев покупал, а от государевы казны отводил".

Зиновьев приступил к допросу служилых и охочих людей, и их допросныя речи подтвердили обвинения, изложенныя в изветных челобитных: Хабарова обвиняли в нерадении о пользах казны государевой, закабаливании служилых людей, вероломном отношении к туземцам, опустошении всего Амурскаго края. "Как были улусы, жили", говорили при допросе служилые и охочие люди, „и хлеба было насеяно немало, и земля самая хлебородная и к пашне пространная, и сенных покосов много и рыбных ловель; а ныне-де те города пожжены, и улусы все пусты, Даурские люди живут все в бегах".

Назначив новаго начальника над отрядом, Зиновьев отправился в обратный путь и взял с собой Хабарова. В течение всего пути до Енисейска он притеснял его. Чтобы избавиться от побоев, Хабаров отдал Зиновьеву почти все свое имущество и даже вещи, принадлежавшия Францбекову, человек котораго, собиравший долги, пропал без вести, и все собранные им с должников воеводы "животы" хранились у Хабарова. Бывших у Хабарова пленных женщин и детей Зиновьев также отнял. Наконец, он снял с "казны" печать Хабарова и повесил свою.

Приехав в Енисейск, Хабаров 2 Июля 1654 г. подал челобитную воеводе Афанасию Пашкову на Зиновьева, которую заканчивал перечислением своих заслуг: „Я, холоп твой, тебе, Государю, служил и кровь за тебя... проливал и иноземцев под твою царскую высокую руку подводил, и ясачный сбор сбирал, и тебе... казну собрали и прибыль учинили большую и четыре земли привели: Даурскую, Дюгерскую, Натцкую да Шляцкую под твою государеву высокую руку".

По прибытии Зиновьева и Хабарова в Москву начался разбор их дела в Сибирском Приказе. При допросе Зиновьев показал, что он ничего насильно не брал, но что Хабаров делал подарки и давал посулы, чтобы он не брал его с собой в Москву, и что он и сам делал подарки Хабарову. Последний же отрицал подарки и объяснил, что он покупал вещи у Зиновьева и променивал их. 12 Июня 1655 г. состоялся приговор и 13-го объявлен. Постановлено было отдать Хабарову вещи, несомненно ему принадлежавшия; Зиновьев был признан заслуживающим наказания за то, что принимал посулы от Хабарова и отнял у него насильно много вещей; но царь „для сына своего царевича Алексея Алексеевича" указал не чинить ему наказания. Хабаров объявлял, что Зиновьев отнял у него "рухляди" на 1500 рублей, но ему было возвращено вещей на 562 рубля с четвертью, Список этих вещей подтверждает обвинение Хабарова в том, что он больше всего радел своим нажиткам, шубам собольим. Среди этих вещей мы находим: шубу соболью, кафтан соболий, ферези собольи, шубу соболью лапчатую под атласом темновишневым, три шубы нагольныя собольи, шубу рысью, платно Даурское соболье, изямы собольи, кофтан рысий, шубу соболью нагольную Даурскую, одеяло лисье чернобурое, шубы лисьи Даурския, сто аршин камки и т. п.

Но дело этим не кончилось. Хабаров продолжал требовать вещи, принадлежность которых ему Зиновьев отрицал. 3-го Сентября он объявил, что примирился с Зиновьевым и отказывается от спорной рухляди. Мир продолжался, однако, недолго. Хабаров должен был заплатить судебной пошлины 47 рублей 6 алтын, но ему было разрешено внести их по возвращении в Сибирь. Зиновьев был недоволен этим и обвинял дьяка Сибирскаго Приказа Григория Протопопова, что он дружит Хабарову.

Находясь в Москве, Хабаров подал челобитную, в которой напоминает о своих заслугах по устройству пашни на Лене и по покорению Даурской земли, о хлебе, отнятом П. П. Головиным, и о пожалованных, но не отданных ему деньгах. В заключение он говорит: "А ныне я... на Москве от Димитрия Зиновьева изувечен и меж дворов скитаюся и за бедностью голодом помираю. Милосердный царь... пожалуй меня, холопа своего, вели... за мои службишки поверстать, в какой чин я... пригожуся... и за подъем по прежней государеве грамоте и за службы вели... из своей государеве казне денег дать, что ты... укажешь, и чтоб мне, бедному и изувеченному за бедностью ныне на Москве голодом не помереть и в конец не погибнуть".

Как известно, Хабаров пожалован был в дети боярския и назначен управителем Приленских деревень от Усть-Кути до Чечуйскаго волока. Не видно, даны ли были ему деньги.

В последний раз встречаем Хабарова в 1667 году: 15 Ноября этого года он подал в Тобольске воеводе П. И. Годунову челобитную, в которой просил: „Пожалуйте... велите меня в тоё Даурскую землю отпустить для городовых и острожных поставок и для поселенья и хлебныя пахоты; а я... для тоё вашей... службы и прибыли подыму на своих проторех сто человек и на своих судах и хлебными запасы, и с тех мест, где поставится город и остроги, будет вам, великим государем, в ясачном сборе и в хлебной пахоте прибыль".

Просьба Хабарова не была удовлетворена, и мы не видим более его действующим на Амуре.




---
Ищу место рождения-
Мой пращур Ондрюшко Нечаев-1658 г.р, упомянут в 1696 г. как КАЗАК Илимского уезда, его сын :Иван 1689 г.р.

osokina-galina
Модератор раздела

osokina-galina

Россия,Усть-Кут~Братск
Сообщений: 2710
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 3931 

http://severnoe-trehrechie.ru/...%B2%D0%B0/
Словарь старинных слов и выражений

Без вывода – без исключения.

Братья (братия) – люди, равные между собой по правам и обязанностям.

В живущем – о пашне, находящейся в обработке и обложенной налогом.

Ватаман – старшина.

Воевода – начальник уезда, города.

Выть – часть, доля.

Грамотка – письмо.

Гуменник – место вокруг гумна.

Даная (данная) – документ на отведение пашни.

Двор – место под избой и хозяйственными постройками, обнесенное оградой.

Дворище – место вокруг двора.

Деловая – документ о разделе имущества.

Десятая (десятинная) пошлина – десятипроцентная пошлина, взимаемая с денежной оценки мягкой рухляди (пушнины).

Духовная – письменное завещание.

Ездовищи (езовищи) – места, где устанавливают езы (язы), частоколы поперек речки или ручья, для ловли рыбы.

Жар – участок леса, выжженный под пашню.

За делом – отдельно, не вместе, в разделе.

Закладная – документ о закладе.

Заплот – изгородь из досок, положенных горизонтально.

Извет – донос.

Кабала – письменное долговое обязательство, вексель.

Копна – мера сенных покосов площадью в десятую часть десятины.

Купчая – документ, удостоверяющий покупку.

Ловищи – места ловли рыбы, зверя или птицы.

Очищать – оправдаться перед законом или расплатиться с долгами.

Память – документ с приказом начальника подчиненным людям или документ, которым сносились между собой равностоящие учреждения.

Парка – верхняя меховая одежда северных народов в виде куртки с капюшоном.

Перелог – участок земли, оставленный без обработки на несколько лет.

Повытье – часть, доля.

Подать – налог, пошлина.

Подклет – нижний ярус избы, иногда жилой, иногда нежилой.

Пожня – сенной покос.

Покрута – наем покручеников.

Покрученик – работник, нанятый на соболиный промысел с хозяйским содержанием и промышленным снаряжением.

Половник – арендатор за половину урожая, живущий постоянно и имеющий свой двор.

Половье – мякина.

Пополнок – придача к плате за покупку.

Посад – торгово-промышленная часть поселения, обычно неукрепленная.

Послуси (послухи) – свидетели.

Править – взыскивать долг.

Примерная пашня – вновь прибавленная.

Притеребы – места, расчищенные под пашню или покос.

Промышленный завод – снаряжение для соболиного промысла.

Пустошь – место, где была исчезнувшая деревня.

Путики – звериные тропы.

Пясида – полуостров Таймыр.

Разрубить – разделить.

Рост – проценты, выплачиваемые заемщиком.

Сенник – сарай для хранения сена.

Сорок – связка из сорока шкурок соболей.

Список – копия документа.

Статки – нажитое имущество.

Съезжая изба – канцелярия воеводы или приказчика.

Ударить челом – преподнести в дар.

Ужина – установленное договоренностью количество охотничьего инвентаря и продовольствия в промысловой ватаге, в соответствии с которым делится добыча.

Хоромы – жилые постройки.

Целовальник – выборный сборщик податей или хранитель казенной собственности, дающий клятву (крестное целование) не заниматься хищениями.

Ясак – подать пушниной, взимаемая с местного населения.



---
Ищу место рождения-
Мой пращур Ондрюшко Нечаев-1658 г.р, упомянут в 1696 г. как КАЗАК Илимского уезда, его сын :Иван 1689 г.р.

osokina-galina
Модератор раздела

osokina-galina

Россия,Усть-Кут~Братск
Сообщений: 2710
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 3931 

http://ilim-lib.narod.ru/craev...storii.htm

Описывая окрестности Илимска, Радищев отмечает: «… виды здесь мало приятны: картины природы не отличаются разнообразием…».
И все же личность А.Н. Радищева привлекательна и достойна уважения именно своей русской сущностью, основанной на благоверной любви к Отечеству.

Александр Николаевич был сослан в Илимск по приказу Екатерины II «на десятилетнее безысходное пребывание». В кандалах и «гнусной нагольной шубе» он был отправлен по этапу длиной 6788 верст.

Смерть императрицы сократила срок Илимской ссылки вдвое. Через пять лет, в 1796 году, Павел I разрешает Радищеву вернуться из Сибири.

Интересы Александра Николаевича не ограничивались литературным творчеством. Он изучал сибирскую жизнь и природу, проводил метеорологические наблюдения. К нему постоянно обращались за помощью не только сами илимчане, но и жители окрестных селений, порой отдаленных, расположенных за сотни верст. Поэтому и прослыл Радищев «благодетелем».

Голландский ученый и государственный деятель Ник. Н. Витсен оставил такое описание Илимска 1692 года:

«Местечко Илимской или Илим, к северу от моря Байкала, расположено в окружении каменных утесов в глубокой впадине между двумя высокими горами, так что солнце поздно всходит и рано заходит за высокие вершины, и зимой только один час светит солнце.

За пределами крепости, называемой городом, имеется еще много домов, где живут процветающие купцы, солдаты, численностью приблизительно в сто человек, кое-как скудно перебиваются. Здесь зимой очень холодно, и тогда никто не прокладывает дороги из страха перед бродячими мугалами».

Немецкий ученый Иоганн Георг Гмелин, проживавший в России с 1720 по 1747 год и побывавший в Илимске в 1733 году, так описывает его:

«Он (Илимск) расположен на северном берегу реки Илима в очень узкой долине, которая простирается с востока на запад и по обеим сторонам окружена высокими горами. Река Илим там шириной в 40-50 саженей, вся долина с рекой – в 80-100 саженей, из чего можно заключить, что город должен быть очень узким, но зато длиной он с версту. Почти в середине города находится острог четырехугольной формы длиной в 120 саженей и шириной в 40. Он имеет восемь башен, из них три сторожевые, а остальные пять – боевые. Сторона, выходящая к воде, и связанные с нею две стены имеют каждая по одной сторожевой башне, противоположная к воде стена и каждый угол острога имеют боевые башни. Внутри острога имеется церковь, канцелярия, дом коменданта, таможня, склад для товаров, под ним трактир, молочные лавки, соляной склад, другой дом для денег и для дани, водочный погреб, сторожка и так далее.

Жилые дома построены повыше и пониже крепости, и число их доходит до 77. Из общеизвестных зданий там церковь, два трактира и 6 зерновых амбаров. И еще видно 5 старых полуразвалившихся лавок, где раньше торговали провизией. Наконец, в верхней части города находится мельница, приводимая в движение маленьким ручейком Микитиным, впадающим в Илим. Все жилые дома частных лиц очень плохи. Во всем городе только одна комната, свободная от дыма, но и она так плоха, что лучше нее взять черную избу. Я жил в паршивой черной комнате, в которой часто в облачную погоду среди бела дня приходилось зажигать свечу. Если я что-нибудь читал или писал, то вскоре бумага покрывалась падающей копотью. Но кто хоть немножко прожил в Илимске, тот не удивляется, что нет в нем домов получше. Люди там делают только одно: пьют и спят. Зачем им дома лучше? Некоторые кормятся дичью, но вся их работа состоит в том, что они делают для маленьких зверей ловушки или для больших – ямы, а лисицам выбрасывают сулему; они слишком ленивы, чтобы пойти на охоту. Другие выжимают из тунгусов все, что им необходимо для поддержания жизни. Большинство из них служивые, но сами они службой почти не занимаются, так как они откупаются у корыстолюбивых управителей от случающихся поездок или же кого-нибудь нанимают, кто совершает за них поездки. Когда жители должны дать почтовых лошадей, они едут не сами, а нанимают для этого ссыльных, а сами они в городе ничего не делают, как только посещают трактиры».

После постройки Московского тракта в 1760 году значение Илимска стало быстро падать, а после того как в 1898 году в Иркутск пришла железная дорога, Илимск и вовсе оказался на задворках Истории. И при проектировании железной дороги в обход Байкала с севера предлагалось пересечь Илим по двум вариантам, но минуя Илимск. Ожил Илимск только в тридцатые годы XX столетия, когда вместо старого Ангаро-Ленского волока стали строить автомобильный Ангаро-Ленский тракт и в Илимске сначала поселились строители тракта, а затем автомобилисты и дорожники, обслуживающие этот тракт.

В Илимске была таможня. Во главе Илимской таможни находились выбранные из посадских – бургомистр и его помощник – ларешный. Сборы пошлин осуществляли выборные целовальники.

Илимская таможня находилась внутри укрепления «вверх идучи по Спасской башне на правой стороне подле городовую стенку». Здание таможни было построено в 1714 году, под одной крышей с него стоял амбар с сенями. Рядом располагалось 11 лавок.

В таможне находились иконы, печать, «коробье» с деньгами, наказные памяти, контарь, аршин, стопка с точками для определения крепости вина, железо, медь, и «доска щётная сосновая черная на плечо».

По таможенному регламенту 1707 года каждый приезжий должен был стать на гостином дворе и предъявить таможне товары или списки их. С русских товаров таможня должна была взыскивать по илимским ценам 1/10 часть стоимости. Если купец скрывал товары от обложения, то пошлины взыскивались в двойном размере, а при вторичных случаях утаенные товары отбирались, купца били «батожьем нещадно» и не пускали в «Сибирские города».

Указам Екатерины II от 22.12.1763 г. пускались в оборот особые сибирские деньги, имевшие хождение только в Сибири. Чеканились из колыванской меди полушка, деньга, 1,2,5 и 10 копеек. На всех монетах, кроме полушки, изображались 2 соболя.

Политика укрепления полицейских сил, проводимая правительством в конце XVIII века, затронула и Сибирь. В уездных городах были созданы особые городовые команды, которым поручалось несение гарнизонной и полицейской службы.

Сибирский губернатор Чичерин в 1764 году направил в Илимск через секретную комиссию бывшего каптенармуса Ладожского пехотного полка Афанасия Зарубина.

В Илимске Зарубин был назначен сержантом городовой команды и, впредь до назначения подпоручика, временным ее начальником. Казаки Илимского уезда получили, таким образом, первого воинского начальника. Вскоре начала формироваться особая Илимская городовая команда, главным образом, из негодных к строевой службе солдат.

В инструкции Зарубину предписывалось принять команду казаков в числе 120 человек, завести списки казаков, «смотреть», чтобы они имели «свое ружье – фузеи или винтовки, сабли», выдавать им жалованье.

Зарубин должен учредить распорядок на случай пожарных тревог; приказать жителям Илимска завести для печения хлеба и приготовления пищи летом и весной «особливые печи на дворах или в огородах»; расписать, с каким пожарным инструментом должен являться каждый житель на пожар.

Был в Илимске и свой палач. На должность заплечного мастера обычно подбирались преступники, изъявлявшие желание нести подобную государеву службу.

Первый Илимский палач, о котором сохранились сведения, был Петр Шарапов, служивший заплечным мастером до своей смерти в 1714 году. Он получал в год 3 рубля денежного жалования, 2 ¾ четверти ржи, 1 четверть овса и 1 ½ пуда соли.

Последним заплечным мастером был назначен в 1749 году ссыльный Басаев. Служил Басаев в этой должности очень долго.

«После уже в Илимске палача никогда не было» - из книги Шерстобоева «Илимская пашня».

Кокоулин К. в своей книжке «Школы и грамотность Киренского округа Иркутской губернии» за 1895 год писал:

До 1887г. Илимск не имел никакой школы, и никто никогда не выезжал куда-либо из города за получением образования. Иногда ссыльные занимались домашним обучением детей. В 1887 г. была открыта первая школа, церковноприходская. Первым учителем был псаломщик, затем дьякон, потом после непродолжительного закрытия школы за неимением учителя, ссыльный, и, наконец, с августа 1894г. учительница Б. из пятого класса гимназии. Учащиеся 19 мальчиков и 7 девочек разделены в это время на группы младшую и среднюю.

Священник Николай Пономарев в Епархиальных ведомостях за 1914 год описал поездку Преосвященного Епископа Евгения в Илимск: «Илимск – заштатный город. Свидетельницей былого владычества служит сохранившаяся доселе в центре города деревянная, с двуглавым орлом, башня, просветы в ней на все четыре стороны. Видно, что завоеватели ждали нападений отовсюду и зорко следили за появлением врага и с севера, и запада, и юга, и востока.

Башней интересуется всякий проезжий, но мало кто обращает внимание не ее поддержание и сохранение. Ничем она не огорожена, так что в знойные летние дни под башню беспрепятственно забираются коровы и лошади, укрываясь от овода и мошки; тут же склад старых телег, тарантасов и подвод.

При посещении городского управления владыка обратил внимание городского старосты на неотложную необходимость охранения древностей города, и в частности, башни, которую советовал огородить барьером и не делать ее складом предметов, которые могут сохраняться в другом месте.

Жители Илимска, как и все население Илима, занимается земледелием и звероловством. Владыка последовал в двух классное министерское училище. Снаружи здание содержится неряшливо. Заведующим училища состоит Н.Л. Попов, бывший псаломщик Илимской церкви. Численность населения 2060 душ.

В 1908 году в Илимске работало городское одно классное училище. Преподавал в нем учитель Н. Полпожинский.



До октябрьской революции в Илимске работала начальная школа в составе первых трех классов, да и тех было недостаточно. Сельское население было в большинстве неграмотным, особенно женщины, так как девочек не считали нужным обучать грамоте.

Начальная школа того времени давала учащимся самые элементарные навыки чтения, письма, счета. Поэтому никакой возможности для поступления в средние учебные заведения у крестьянских детей не было.

В Илимске деревянное одноэтажное здание семилетней школы было построено в 1939 году, во время строительства Ангаро-Ленского автомобильного тракта. Позднее, в 60-х годах, рядом было построено еще одно здание, и открылась средняя школа.

Все школы имели печное отопление и без водопровода.

Последним директором средней школы в Илимске был Данилов Г.

Лечением местного населения с незапамятных времен занимались ссыльные. Известно, что еще А.Н. Радищев не только лечил больных, но даже сделал несколько хирургических операций и являлся пионером основ прививания в Сибири. Ровно через 100 лет после Радищева в 1897 году в ссылку в Илимск прибыл врач-большевик Винокуров А.Н.

В 1939 году в Илимске было построено здание больницы (деревянное). Медиками работали ссыльные доктора.

Под названием «Илимская пашня», вошедшим в обиход с легкой руки профессора В.Н. Шерстобоева, скрывается огромный регион, включающий в себя площадь, заселенную русскими землепроходцами в 1630-1660 гг. к востоку от Енисея, а это долина Ангары от Братска до Балаганска, долина Лены от Усть-Кута до Киренска и вся долина Илима, откуда и взяла свое начало Илимская пашня.

Ерофей Хабаров с братом первую пашню в Илимском воеводстве раскорчевал в 1639 году.

В XX веке сельское хозяйство района практически не претерпело изменений по сравнению даже с началом XVIII века. А в XX веке пахото пригодные земли, с учетом возможностей крестьян тех лет, были освоены все, но условий для появления крупных землевладельцев не было, т.к. имевшихся угодий едва хватало для наделения новых семей детей сторожилов. А поскольку жители одной деревни состояли в близких родственных отношениях, то и все земли, принадлежавшие жителям этой деревни, превратились в общинные земли.


---
Ищу место рождения-
Мой пращур Ондрюшко Нечаев-1658 г.р, упомянут в 1696 г. как КАЗАК Илимского уезда, его сын :Иван 1689 г.р.

osokina-galina
Модератор раздела

osokina-galina

Россия,Усть-Кут~Братск
Сообщений: 2710
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 3931 

http://cdtnkfyf.ucoz.ru/publ/v...g/7-1-0-11
Переписная книга Тобольских посадских 7206 (1697/98) г.

РГАДА ф.214.оп.1.д.1161(л.261).
Федка Савин сказал отец ево родом был Устюга Великого тяглова отца сын. В Сибирь пришел в прошлых давных годех и жил в Тоболску за Знаменским манастырем в мельниках и умре, а он Федка живет за Знаменским манастырем (л.261об) в бобылях, платит в монастырь бобыльский оброк. У него дети Ивашко, Митка, Стенка дватцати пяти лет, племянник Ганка Андреев сын Савин, у него братья Филка, Стенка дватцати семи лет. Пашет он Ганка з братьями пашню, а в манастырь платят выделу четвертной сноп. И в нынешнем в 206 году бил челом Великому государю Федка Савин з детьми и с племянники, а у переписки переписчику московскому дворянину Ивану Родионовичу Качанову подал челобитную и в челобитной написано, что он, Великий государь пожаловал (л.262) и велел из зи Знаменского монастыря свободит и по Указу Великого государя и по приказу ближних боярина и воеводы князя Михаила Яковлевича стольника князя Петра Михайловича Черкашина и по выписке Федка Савин з детьми и с племянники из зи Знаменского монастыря свобожен, а велено быть иму в Тоболску в посаде для того в переписных книгах 166 (1657/58) году написано по переписным книгам 150 (1641/42) году Богдана Аршинского за Знаменским манастырем мельник Алешка Евсеев сын Шарыпов устюжанин з детьми с Савкою, с Ыгнашкою (л.262об). а во 166 в переписных книгах Лариона Толбузина написан сын Алешкин мельник Савка Алексеев з детьми с Семенкою, с Ыгнашкою, а в писовых книгах писца Льва Поскочина 191 (1682/83) и 192 (1683/84) годов написан челобитчик Фетка Савин з детьми в бобылях, а племянник ево Федкин Ганка з братьями во крестьянех по переписным книгам 166 году, а по справке с переписными книгами 166 году дед Федкин Савка[1] з детьми, а с ево Федькины отцом с Савкою и з дядею с Ыгнашкою написан (л.263) в мельниках, а не во крестьянех, а почему Лев Поскочин написал ево Федку з детьми и с племянники во крестьянех, того подлинно во Львовых ево книгах Поскочина не написано. Да челобитчик ж Федка Савин подал деда своего Алешки Шарыпова запись, какову ему дали Знаменского манастыря старцы Галактион з братьею во 143 (1634/35) году, написано дана деду ево Федкину устюжанину промышленному человеку Алешке Евсееву сыну Шарыпову и отцу ево Федкину Савке з братом Игнашкою деревня за рекою Иртышем на оброк, а за оброк ему Алешке з детьми своими (л.263об) Савкою и с Ыгнашкою и кто иных детей будет в той деревне вместо оброку для мальнишной починки до их Алешкины и Савкины и Игнашкины смерти, а в манастырь денежного и хлебного оброку не давать, а внучатам ево Алешкины и Игнашкины и Савкиным детям и хто вперед по них будет, того в записи что им жить за Знаменским манастырем не написано, потому он Федка з детьми и с племянники из за Знаменского монастыря исвобожен, да и для того велено манастырского стряпчего допросить про крепости Федки Савина с племянники.
И бил челом (л.264) Великому государю Знаменского манастыря архимандрит Игнат с братьею, а у переписного дела вместо их стряпчей Васка Блохин подал челобитную за рукою вместо скаски, а в челобитной их написано Федка Савин з детьми и с племянники Федка Савин з детьми и с племянники монастырскими крестьяны, а дед их Федкин Алешка Евсеев с ево Федкины отцом с Савкою в той же их челобитной написан за Знаменским манастырем в манастырских мельниках по записи, а не во крестьянех. Да в той же их челобитной написано в прошлых во 150 и во 166 годех в писцовых и в переписных книгах написан (л.264об) за Знаменским манастырем во дворе манастырской мельник, а не во крестьянех, Алешка Евсеев сын Шарыпов устюжанин з детьми с Савкою, да с Ыгнашкою, и в писцовых книгах Льва Поскочина 191 и 192 годов написаны по старожилству и по заручной их челобитной, что им быть за манастырем в денежном оброке и на пашне, а по справке с писцовою книгою писца Льва Поскочина такой челобитны, что быть ему Федке з детьми и с племянники за манастырем на денежном оброке и на пашне (л.265) не написано и стряпчей такой их челобитной к переписному делу не объявил.
Да в той же их челобитной напимсано в прошлом в 200 году как горели манастырские келарские кельи и в тож пожарное разорение многие манастырские надобные письма на крестьян и на бобылей и зделошные и жилые записи и заручные и челобитные, по коорым они всяких чинов людей записаны за манастырем в писцовых и в переписных книгах згорели, а ныне будто в то пожарное время притеряли, а на Федку Савина з детьми и с племянники какие крепости (л.265об) или жилые и зделошные записи згорели и утеряны того имянно в той их челобитной не написано, а по справке в Приказной палате в записных явочных книгах прошлого 203 году явочного челобитья Знаменского монастыря архимандрита з братьею и записи о згорелых и о утерянных крепостях и о жилых и о зделошных записях на крестьян и бобылей не записаны, а в записи, какову дали Знаменского манастыря старцы Галактон з братьею челобитчикову деду Алешке Шарыпову во 143 году в той их записи написано, что челобитчикову (л.266) пахать манастырскую землю и оброку за мельнишное дело и починку, а иного манастырского зделя и денежного оброку и с пашни пятинного хлеба не платить и жить челобитчикову деду со 143 году з детьми своими с Савкою и с Ыгнашкою и кто иные дтеи будет по их челобитчикова деда Алешки Шарыпова и детей ево Алешкиных, а челобитчикова отца Савки и дяди ево Игнашкины смерти. И свободился он Федка з детьми и с племянники из за Знаменского манастыря по вышепомянутой записи смертию деда (л.266об) своего Алешки и отца Савки и дяди своего Игнашки. И по указу Великого государя быть ему Федке з детьми и с племянники в Тобольску в посаде.
[1] в тексте рукописи ошибка, дед Федки должен быть Алешка

---
Ищу место рождения-
Мой пращур Ондрюшко Нечаев-1658 г.р, упомянут в 1696 г. как КАЗАК Илимского уезда, его сын :Иван 1689 г.р.

osokina-galina
Модератор раздела

osokina-galina

Россия,Усть-Кут~Братск
Сообщений: 2710
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 3931 

РЕВИЗСКИЕ СКАЗКИ, ТЫСЯЧНЫЕ КНИГИ,
МАЛОРОССИЙСКИЕ РЕВИЗСКИЕ СКАЗКИ, ТЫСЯЧНЫЕ КНИГИ,
СИБИРЬ РЕВИЗСКИЕ СКАЗКИ, ТЫСЯЧНЫЕ КНИГИ,
Россия РЕВИЗСКИЕ СКАЗКИ, ТЫСЯЧНЫЕ КНИГИ,


(подушные переписи)
В период татаро-монгольского ига в 1245, 1257, 1259 и 1273, по требованию татарских ханов для определения размеров дани был произведен учет населения некоторых русских княжеств. Учитывались для обложения данью дома, или «дымы». Летописи древнейшего периода подчеркивают, что хотя татары и «изочтоша всю русскую землю», однако «не чтоша попов, черицев и кто служил святым церквам», т.е. ту категорию населения, которая была освобождена от взимания дани.
В 1275 князь Василий Ярославский сам отвез дань в орду, татарские «численники» перестали приезжать на Русь для переписей населения, и учитывать население стали сами русские князья.
Писцовые книги
С конца 15 века сначала в Новгородской земле, а затем в повсюду в Московском государстве получает распространение новый вид учета – так называемое, сошное письмо. - это систематизированный свод сведений с указанием наличия на описываемых землях дворов и живущих в них людей по их состояниям.
Этот вид учета оставил множество документов, древнейшим из которых являются Новгородские писцовые книги (конец 15 века).
Писцовые описания выявляли только владельцев дворов. Единицей налогового обложения был земельный участок, производительно использовавшийся в хозяйстве, и учет населения носил поземельный характер.
Подворные переписи
В ХVII в. с развитием ремесел и торговли единицей налогообложения вместо земельного участка стал двор (т.е. хозяйство), и «переписи» превратились из поземельных в подворные. Они учитывали главным образом тягловое (платившее налоги) население. Подворный учет существовал в России чуть более полувека.
Всего известно 4 подворных переписи.
Первая была проведена Алексеем Михайловичем Романовым (1646-1647 гг.),
последняя, так называемая Ландартская перепись, – Петром I в 1715 - 1717 гг.
Правительственный наказ ясно определил цели переписи 1646. «Как крестьян и бобылей и дворы их перепишут, - говорилось в нем, - по тем переписным книгам крестьяне и бобыли, и их дети, и братья, и племянники будут крепки и без урочных лет… А которые люди, после той переписки, учнут беглых крестьян принимать и за собой держать, а вотчинники и помещики тех крестьян, по суду и по сыску и по тем переписным книгам, отдавать…».
Перепись 1646 года в отличие предыдущих писцовых описаний была прежде всего учетом населения. Переписчики записывали всех облагаемых податями лиц мужского пола, включая детей (последних – с указанием возраста). Результаты переписи сослужили тогда двойную службу – стали юридической основой для еще большего закрепощения крестьян и базой для взимания налогов.
Следующая перепись была проведена в 1676-1678 годах.
Для проведения переписи в том или ином уезде туда направлялся писец и несколько его помощников – подьячих. Писец снабжался наказом – инструкцией о том, как проводить перепись. Кроме того, ему вручались «приправочные книги» - копии материалов предыдущих описаний местности, в которую направлялся писец. В качестве «приправочных» во время переписи 1676-1678 использовались, например, переписные книги 1646. Местный воевода обязан был содействовать переписчикам, прибывшим в его уезд, назначить им помощников из числа местного населения и обеспечить всем необходимым, начиная с продовольствия. В 20-е годы XVII века переписной комиссии полагалось, например, выдавать «по туше бараньей, по куренку, да луку, чесноку, яиц и масла в скоромный день, а в постный… где какая рыба лучится». Непосредственная работа переписчиков начиналась с того, что, приехав в станы и волости, в монастырские вотчины и поместья, они должны были «в тех вотчинах и поместьях… государев указ (о переписи) вычитать… чтоб дворяне и дети боярские и их приказчики и старосты и целовальники приносили к ним сказки…».
«Сказками» в данном случае называли отчеты о численности крестьян в крепостнической вотчине или посадских людей на тяглом дворе.
Тяглое население, разумеется, пыталось уменьшить размер податей, которыми оно облагалось на основе результатов переписи. Для обмана переписчиков существовали различные способы, и они были хорошо известны, перечислялись в наказах писцам, но это мало помогало. Самый простой способ, позволявший «дворы жилые писать пустыми», заключался в том, что посадские люди на период переписи просто уходили к своим родственникам или вообще на время уезжали из города, оставляя двор пустым. Часто крестьян «из многих дворов в один переводили», огораживали два двора одной изгородью, а иногда просто скрывали дворы от переписчиков.
Перепись 1710 г., произведенная при Петре, носила черты подворной переписи, но была сделана попытка записывать оба пола. Получилось. что от переписи 1678 до переписи 1710 численность податных хозяйств сократилась на 19,5%. Петр отверг результаты переписи 1710, приказал принимать подати по книгам 1678 и произвести новую перепись в течение 1716 и 1717 .
О переписи 1710 есть сайт: http://perepis1710.genealogia.ru/index.html.

Особенно информативна перепись 1716 года. Сказано, кто и когда умер, кто нетрудоспособен, где находятся члены семьи в момент переписи. Кроме того, данные сопоставляются с переписями 1678 и 1710 годов.
Сама перепись предопределяла резко отрицательное отношение со стороны населения и даже жесточайшие наказания за утайку не давали правительству желаемых результатов. Множество ошибок происходило из-за невежества и небрежности переписчиков, а также из-за взяток переписчикам за пропущенные дворы. С другой стороны, за недачу взятки пустые дворы записывались как жилые, были случаи пропусков целых деревень или одно и тоже село переписывалось дважды.
Ревизии (подушные переписи).
В начале ХVШ в. налоговая система претерпела новые изменения. Вводилось подушное обложение, единицей которого стала мужская душа. В соответствии с новой системой налогообложения была принята и новая форма учета населения - так называемые ревизии («подушные переписи»). Всего в России было проведено 10 ревизий.
Указ о проведении 1 ревизии издал Петр I 26 ноября 1718. Она началась после опубликования указа Сената от 22 января 1719 и продолжалась до 1727.
Были переписаны не только русские, но и большинство других народов. И все же ряд народов (башкиры, часть татар и др.) не был учтен. Кроме того, первоначально ревизия не распространялась на Прибалтику, Малороссию, Слободскую Украину, а также на украинцев, живших в русских губерниях. Правда, позже на всех этих территориях были проведены местные ревизии населения или осуществлены другие формы учета населения (например, в Малороссии - «переписи», учитывавшие численность дворов и служащего казачества).
2 ревизия была произведена после опубликования указа от 16 декабря 1743: началась в 1744 и закончилась в 1747. Она, как и 1 ревизия, вновь не коснулась ряда народов (башкир, части татар, сибирских племен, лопарей). Не проводилась 2 ревизия и на территории Малороссии.
Тем не менее 2 ревизия охватила некоторые категории населения, которые не были охвачены 1 ревизией. В частности, были учтены жители Ингерманландии (населенная финнами часть нынешней Ленинградской области), украинцы на русских землях и в Слободских полках, а также и иностранцы, принявшие православие. Сенатским указом от 22 марта 1746 предусматривалось, что отдельно должна регистрироваться этническая принадлежность учитываемого ревизией населения, при этом разрешалось при учете крещеных инородцев не указывать их этническую принадлежность.
Через 17 лет после начала второй ревизии было решено провести третью ревизию. На этот раз правительство пришло к выводу о включении в ревизские сказки также и всех лиц женского пола. До этого их численность определялась путем удвоения числа, лиц мужского пола. Третья ревизия началась в 1762 и в основном завершилась к середине 1764. С учетом всех пропусков и «беглых душ» общая численность населения России к 1763 году составила 23200 тыс. чел. Однако ревизия недоучла значительную часть населения, и позже, уже в ходе следующей, 4, ревизии было обнаружено большое число недоучтенных 3 ревизией приписных душ. К началу 3 ревизии был окончательно установлен список категорий населения, подлежащих ревизскому учету, и разработана форма документов, составляемых во время ревизий. С 3 ревизии вводится единая печатная форма ревизской сказки, просуществовавшая практически без изменений до 10 ревизии. Начиная с 3 ревизии, в сказки вносились сведения обо всех лицах мужского женского пола (фамилия, имя, отчество, возраст, сословная принадлежность, место жительства).
В 1781-1783 проходила 4 ревизия. В отличие от всех предыдущих она распространилась на всю территорию России, охватив и те окраинные районы, где до этого проводились лишь свои местные исчисления. Она указывала этническую принадлежность не только «некрещеных иноверцев», но и «новокрещеных», т.е. принявших православие в 30-50-х годах XVIII в. Не выделялись давно принявшие христианство этнические общности: белорусов, поляков (кроме живших в Риге), латышей, эстонцев, ижорцев, карел, финнов, коми, коми-пермяков и др.
23 июня 1794 г. был издан именной указ о проведении следующей, 5, ревизии, которая должна быть завершена к началу 1796. Формуляры документов остались такими же, как и во время Четвертой ревизии. По ее итогам в России уже насчитывалось 28300 тыс. человек.
Последующие ревизии – 6, 7, 8, 9 и 10 начали проводиться соответственно в 1811, 1815, 1833, 1850, 1857 гг..
В формуляр сказки 7 ревизии для некоторых категорий населения вносятся сведения о специальности; сведения о женском поле выделены и составили правую часть сказки.
Ревизии не охватывали полностью все население, большинство из них не покрывало всей территории страны, и были растянуты во времени (хотя сроки их проведения постепенно уменьшались). На протяжении почти полутора столетий ревизии фактически являлись единственной достаточно широкой формой учета населения страны, лишь в некоторых районах помимо них проводились местные исчисления.
Ревизские сказки позволяют установить следующие сведения: сословную принадлежность лица, подающего сказку; возраст, фамилию (если была), имя, отчество и место рождения; место постоянного жительства; наличие детей мужского и женского пола (кроме 1-2 и 6 ревизий) с указанием времени и места их рождения; родственников и «работных людей» с указанием фамилий, имен, возраста и сословной принадлежности; размеры податей, уплачиваемых казне; имущественное положение подающего сказку (не всегда); в ряде случаев по 1-5 ревизиям - национальность; по 1 ревизии - физические недостатки («увечен», «слеп»). Установить можно именно возраст на момент переписи, а не год рождения, поэтому подсчитанный год рождения по разным ревизиям как правило различается.
Категории населения, перечисленные в ревизских сказках тех времен: мещане, церковнослужители, солдаты, цеховые, из купечества, крестьяне. Последняя категория включала в себя следующие группы: вольные хлебопашцы, однодворцы, бобыли, черносошные, дворовые, экономические, удельные и т. д. В «переписные листы» вносилось гражданское состояние каждого из переписываемых абонентов на настоящую и прошлую ревизию. Например, воинская служба имела следующие варианты: сдан в рекруты, сдан в ратники, в ополчении, отдан в арестантские роты. Важной считалась информация по перемещениям населения, где были такие варианты, как: переселен, самостоятельно переселились, переведен, пришли неизвестно откуда, в неизвестной отлучке, в бегах, вольноотпущенные.
Однако даже последние ревизии были очень далеки от всеобщей переписи, так как не включали в себя огромную группу, освобожденную от учета. От учета были освобождены:
1) дворяне,
2) гос. служащие,
3) домашние учителя,
4) нижние воинские чины (донские, черноморские и иные казаки),
5) почетные граждане,
6) лица, принадлежащие к почтовому и театральному ведомствам,
7) все лица получившие ученые, медицинские, академические степени,
8) мастера казенных заводов и т.д. Не все ревизские сказки сохранились. Не все сохранившиеся описаны (то есть попали в описи), то есть, даже если они и есть, вам скажут, что их нет. Сохранившиеся не всегда даются исследователям – для этого они должны быть прошиты, пронумерованы и в хорошем состоянии. А вообще-то они хранятся в федеральных архивах - фонды ландратских книг и ревизских сказок, Коллегии экономии (РГАДА); Сената, Департамента разных податей и сборов министерства финансов (РГИА) - и в региональных архивах - фонды наместнических правлений, казенных палат, мещанских старост, уездных временных ревизских комиссий Всероссийских народных переписей, личные фонды. Ориентировочно первые три ревизии, вне зависимости от территориальной принадлежности лучше искать в Российском государственном архиве древних актов, а последующие семь, в областных и краевых архивах, соответствующих территории, на которой проживали ваши предки.

Источник:
Сайт Архивы России.


http://cdtnkfyf.ucoz.ru/forum/35-50-1

---
Ищу место рождения-
Мой пращур Ондрюшко Нечаев-1658 г.р, упомянут в 1696 г. как КАЗАК Илимского уезда, его сын :Иван 1689 г.р.

osokina-galina
Модератор раздела

osokina-galina

Россия,Усть-Кут~Братск
Сообщений: 2710
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 3931 

http://drevlit.ru/docs/russia/...a_1736.php
В делах Усть-Кутского острога в составе фонда Илимской воеводской канцелярии
в ЦГАДА (ф. 494) обнаружен формуляр анкеты Татищева, скопированный в 1736 г.

Найденный документ несколько дополняет и уточняет известное описание анкеты,
приводимое Е. Г. Шепот 4.
Так, в описании утверждается, что анкета насчитывала 82 вопроса, но реально отмечено лишь 76.
В описании также указано, что второй раздел анкеты «по своей структуре делится на пять тем»,
но названы лишь четыре; пропущена вторая тема под заголовком «О древности»,
в которой имеется четыре вопроса. С учетом этих четырех вопросов анкета Татищева насчитывает не 82, а 80 вопросов.

При подготовке анкеты к публикации было проведено сравнение обнаруженного документа с текстом анкеты, реконструируемым по ответам Красноярской воеводской канцелярии, хранящимся в «Портфелях Г.-Ф. Миллера» 5. Сравнительный анализ показал, что документ фонда Илимской воеводской канцелярии обладает большей полнотой, поэтому при издании текста анкеты ему было отдано предпочтение. Разночтения смыслового характера отмечены в публикации (рукопись из «Портфелей Г.-Ф. Миллера» обозначена буквой М), разночтения фонетического характера в публикации не отмечаются.

Публикуемая анкета находится в составе записной книги входящих и исходящих документов Усть-Кутского острога, куда была скопирована с оригинала, присланного из Илимской воеводской канцелярии. По неизвестным причинам ответы на анкету в книгу [39] не попали, хотя при копировании для ответов было оставлено свободное место. Возможно, они были внесены непосредственно в оригинал анкеты и отосланы обратно в Илимск.

Документ публикуется в соответствии с правилами издания документов XVIII в.

/л. 419 об./ Ведомость Сибирской губернии Иркуцкой правинцыи города Илимска,
его присудствия Усть-Куцкого острогу, сочиненная в Усть-Куцку, в приказной избе

по силе присланного от Илимской канцелярии ея императорского величества указу и данного
с суплементу 6 копии, против которого требует илимской служилой Яков Бекетов.
И в какой силе против суплементу оная ведомость сочинена,
о том явствует в сей ведомости по пунктом ниже сего.

От губернаторов, воевод и протчих званей градцких начальников требуетца во известие.

1. Какия народы в каких местех в его ведомстве находятся.

2. Каким порятком живут.

3. Число их подлинное или известное.

4. Какия от них ея величеству услуга или подать.

5. Городам великим, селам или волостям, торжищам и монастырям имя.

/л. 420/ 6. Что оного имя значит.

7. Когда, от кого и для какой причины построен.

8. Откуды и ка [ки] ми людьми населен.

9. Колико церквей, домов казенных и деревянных, улиц и торжищ.

10. Есть ли где какая крепость, в котором месте, и те разумеютца, которым знак в пустых 7местех 7 еще виден.

11. При какой реке или озере на плоском или гористом, болотистом или сухом месте и какая природная крепость.

12. Далеко ль в которую сторону на восток, запад, полдень или наполночь от другаго знатного места лежит.

/л. 420 об./ 13. Чим наиболее гряждане оные, в которые времяна и куда торгуют.

14. Какия ремесла во оном наиболее знатны и употребляемы.

15. В которые дни седмичныя или годовыя торги и долго ли бывают, и какия чюжестранные или других городов купечество с какими товары приезжают.

16. Имеют ли какия вольности или преимущества в нем, для чего.

17. Какия реки, озера, горы и протчия знатный места и как велики, и с которыми сообщаются, и в которых местех. Например: река Нева начинетца из Ладожского озера при Слюшельбурхе и течет, чрез 60 верст впадает при Санкт Питербурхе в море, по ней ходят всякия парусные великия суда, на оной реке есть порог растоянием от Питербурха вверх по левой стороне, с севера Охта и протчие.

/л. 421/ 18. Какия природные довольства: звери, птицы, рыбы, гады, дерева, плод и протчее.

19. Чим более земския люди питаютца и промышляют.

20. Какое довольство и недостаток имеют, или что потребное откуда получают.

21. Колико в том уезде церквей, училищ и монастырей.

22. Колико шляхетства и других званей военных людей в уезде находитца.

23. С кем, с которою сторону уезд граничит.

/л. 421 об./ 24. Нет ли от кого какой от нападения опасности.

25. Не был ли оной город когда от кого осажен, взят, разорен, или мужественно оборонялся и какими причины.

26. Не было ль где когда и у кого славных баталей, съездов, договоров и протчаго.

27. Кто во оных местех и когда особные владетели были и протчее.


1. Имеют ли [каковыя] 8 известные образы, предосущенья погод и каковыя.

2. Примечено ли в каком месте при морских берегах прибавления и убавления воды морской, в которое время и дни случаетца, примечают [ли] о днях рождения месяца.

/л. 422/ 3. Когда начинают деревья разцветать, и когда отпадают листья на котором дереве.

4. Каким обыватели подлежат болезням наиболее.

5. Каких употребляют лекарств, в которых болезнях и какими обстоятельствы.

6. Бывает ли у них оспа или францурския болезнь, и какое у них лекарство против сих болезней.

7. Какова ружья и какия суда для плавания на воде употребляют.

/л. 422 об./ 8. Есть ли воды или колодец лекарственный, и как ими лечатца.

9. Слышен ли у них бывает гром и в которые месяцы.

10. Сколь велик плод приносят в землю положенный семена.

11. Какия животные и дикия звери в той земле находятца и как их ловят.

12. Живут ли у них дятля и в которое время прилетают и отлетают.

13. Есть ли в той земле ворожеи, колдуны или волшебники, надлежит прилежно проведать, и что могут наукою своею действовать, то есть употребляют ли каких-небудь трав и других лекарств, которыми или болезнь введена или здравие возвращено быть может.

/л. 423/ 14. Надлежит значить генерально все травы, которые в той стороне в какия-нибудь лекарства употребляют.

15. Обретаются ли там отравы или пауки, или каковыя другия вредительныя вещи.

16. Знают ли северное сияние, и часто ль бывает.

17. Какое наказание бывает за прелюбодейство, а паче за насилье, убийство смертное, бой, кражю и протчее. [40]

18. За какия вины смертию и какою казнию казнят.

/л. 423 об./ 19. Кто, почему и каким образом между ими судят.

Для сочинения основательно географии сверх положения мест городов, рек, озер, гор и протчаго нужно описание народов живущих, а наипаче идолопоклонников со всеми обстоятельствы.

1. О именовании.

1. Как они сами себя именуют и что оное значит.

2. Как они от посторонних имянуемы.

3. Как они руских и другия народы имянуют и что каждое значит.

4. О числе лет, от коего времени, с которого дни год начинаетца, и как велик год почитают,

/л. 424/ 2. О древности.

1. Какия междо ими предания о их древности, от кого когда начало имели.

2. Давно ли в тех местех обитают, откуда и каким случаем пришли.

3. Какую, когда над собою власть имели.

94. Имели ль когда с кем войны и какия славы сшастия и несшастия случаи в памяти их остались 9.

3. О вере и законе.

1. Како о боге веруют и его свойства, то есть предведение, всемогущество, 10присудствие 10 исповедуют.

2. Какова его описуют и с чего,

/л. 424 об./ 3. Где его быти мнят.

4. Знают ли его безначальна и безконечна.

5. Многих ли богов исповедуют и какую междо ими разность и в чем полагают.

6. О ангелах и диаволах.

7. О явлениях и чюдесех.

8. О молитвах каждодневных, колико раз и какия. Також о временных, когда, для чего и каким образом и где и кем отправляютца.

/л. 425/ 9. О жертвах. Кому, когда, какая, от кого, для чего приносится и каким образом или чином отправляетца.

10. Имеют ли духовных служителей; ис каких, кем и как оные избираются и в действительное служение вводятца, на что их должность и преимущество, и какой им доход определен.

11. Ежели твари на небе или земле и протчих стихиях и рукоделиях 11 почитают и им кланяютца, как их почитают, для чего которой и когда.

12. Ежели каких бывших людей почитают, за какия дела, и как оных жизнь, дела, смерть когда, и по смерти какия чюдеса или силы в них сказуют и верят, и как первых, так и сих с какою разностию от истиннаго и 12всевыщаго 12 бога почитают.

/л. 425 об./ 13. Какое по смерти воздаяние и когда быть оному верят.

14. Имеют ли каков закон, от кого и когда им предан.

15. О добродетелях. Яко пусте милостивие и протчее что учат.

16. За какия злодеянии какия наказании, також и за добродетели воздаяние.

17. Какого свойства и состояние души мнят и что о безсмертности сказуют.

/л. 426/ 4. О чинах.

1. При рождении младенца имянование и протчее.

2. В возрасте имеют ли какое обучение в законе, от кого.

3. Каким образом в супружество вступают, сколько жен имеют, и могут ли жен отлучить, с какими обстоятельствы.

4. О смерти и погребении. Как оное отправляетца, чим знак печали изъявляетца.

5. Есть ли какое попечение о душе умершаго, яко поминовение, и протчее от оного и коим образом.

/л. 426 об./ 5. Звание географических.

1. Как они свои земли, владения именовали и ныне теми имена именуют.

2. Имена городов.

3. Рек.

4. Озер.

5. Гор, и что на их языке значит, и от какой причины то звание сказуют.

В поступке в снискании сих известей:

Сии все обстоятельства надобно дать разным знаемым междо ими нескольким людем тайно, чтоб один про другаго не ведал, и кождой бы сам по своей воле прострянно обстоятельно описал, обещав некоторое награждение. И когда два, или более разные обстоятельства покажет, тогда 13позвать 13 их, и з добрым порятком о каждой /л. 427/ разности спрося, все доводы порядочно записать, чтоб те суеверия лучше изъясняе показались, и лехче бы оное обличать, и о истине их научить удобность явилась.

При том же чрез разговоры уведомляться и записывать, какую они противность или трудность находят в законе християнском, для которых оной принять, а свой оставить не хотят.

6. Язык их, елико возможно, внятно по изречению и оглашению при сих словах писать: 14 бог, господь, святый, вечныя, творец, ангел, диявол, царство небесное, ад, мука, небо, сонце, луна, звезда, воздух, огонь, земля, вода, молния, гром, /л. 427 об./ радуга, дождь, туча, снег, град, роса, стужа, 15жар 15, морос, лед, зоря, туман, день, ночь, вечер, утро, неделя, понедельник, вторник, середа, четверток, пяток, субота, седмица, месяц, год, весна, лето, осень, зима, время, час, камень, дерево, песок, глина, медведь, волк, лисица, куница, заец, бобр, белка, горностай, лось, олень, лошадь, жеребец, кобыла, жеребенок, скот, бык, корова, теленок, овца, баран, /л. 428/ ягненок, козел, свинья, боров, поросенок, собака, сука, 16кобель 16, птица, орел, ястреб, ворон, ворона, галка, сорока, воробей, жаворонок, [41] синица, перепелка, коростель, лебедь, журавль, гусь, утка, курица, петух, яйце, гнездо, цыпленок, перо, крыло, хвост, шерсть, копыто, рыба, щука, окунь, ерш, плотица, налим, рак, раковина, шелуха, сеть, гадина, змея, уж, ящерица, червь, пиявица, пчела, улея, /л. 428 об./ сот, мед, воск, матка, муха, комар, оса, шершень, шмель, шлепень, овод, жук, саранча, мошка, сверчек, блоха, вошь, клещ, река, озеро, студенедь, ручей, море, болото, грязь, гора, берег, лощина, поле, луг, пашня, сенокос, трава, цветок, семя, сено, лес, дрова, город, деревня, изба, печь, оконо, дверь, кровля, двор, дорога, мост, жито, рожь, пшеница, ячмень, овес, горох, солома, колос, /л. 429/ дерево, лист, сук, корень, вершина, дуб, ель, сосна, липа, ольха, береза, ива, ребина, орешник, орех, ягода, клюква, брусница, малина, земленица, черница, черемха, ребина ягода, гриб, человек, мужчина, женши[на], муш, жена, дитя, старик, младенец, то [но] ша, девица, отец, мать, сын, дочь, вотчим, мачиха, пасынок, падчерица, дед, бабка, внук, внука, брат, сестра, племянник, племянница, сестреничь, братанич, свекор, свекровь, жених, невеста, деверь, невеста, золовка, невестка, /л. 429 об./ зять, шурин, свояк, своячница, родственник, друг, сосед, товарищ, дом, семья, ватага, народ, царство, власть, государь, начальник, раб, невольник, дань, оброк, воин, войско, неприятель, убийца, защитник, помощник, деньги, богатство, имения, избыток, убожество, глад, болезнь, смерть, пища, питье, хлеб, мясо, мука, молоко, масло, кровь, голова, 17волос 17, лоб, око, ухо, зуб, щека, борода, рот, губы, /л. 430/ язык, горло, груди, спина, шея, плечо, рука, локоть, пясть, палец, брюхо, пуп, серце, лехкое, печень, селезенка, желчь, желудок, кишка, ледвея, седалище, колено, берце, блюсна, пята, нога, одежда, кавтан, рубаха, шапка, обувь, штаны, рукавицы, пояс, платок, холст, сукно, нитка, игла, нож, топор, лук, стрела, тетива, копие, сабля, ружье, /л. 430 об./ один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, осмь, девять, десять, одиннатцать, двенатцать, дватцать, тритцать, сто, двести, тысяча, две тысячи, гнездо, или пара, дружка тож, супруг тож, пол-тищо или дюжина, седло, узда, удилы, стремя, подпруга, плеть, золото, серебро, медь, железо, олово, свинец, руда, соль, лодка, мышь, легушка, гребец, бел, бела, бело, перебелеши, черно, сине, красно, зелено, серо, сильно, крепко, слабо, лехко, тяжело, долго, корот[к]о, блиско, /л. 431/ далеко, велико, мало, среднее, глух, слеп, стар, тих, мужествен, робок, охоч, ленив, добр, зол, хорош, дурен, мерзок, скареден, свежей, гнилой, кислой, сладкой, горько, солено, противно, приятно, тепло, холодно, высоко, ниско, мяхко, туго, прямо, криво, жирно, худо, мокро, сухо, светло, темно, люблю, хожу, гляжу, ем, сижу, делаю, говорю, смеюсь 18, пужаюсь, дивлюсь, дремлю, сплю, режу 19, пию, /л. 431 об./ бию, даю, беру, отнимаю, жгу, живу 20, ищу, думаю, 21легаю 21, хочу, покупаю, продаю, меняю, бросаю, воюю, бранюся, мирюся, ожидаю, мою, мараю, черпаю, лью, глотаю, обоняю, ощущаю, слышу, лгу, свидетельствую, запираюсь, клянусь, наполняю, забываю, оскорбляю, умаляю, хромаю, болезную, пою, гоню, молчю, крычю, сержуся.

ЦГАДА, ф. 494, Илимская воеводская канцелярия, оп, 2, д. 208, л. 419 об. - 431 об.

---
Ищу место рождения-
Мой пращур Ондрюшко Нечаев-1658 г.р, упомянут в 1696 г. как КАЗАК Илимского уезда, его сын :Иван 1689 г.р.

osokina-galina
Модератор раздела

osokina-galina

Россия,Усть-Кут~Братск
Сообщений: 2710
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 3931 

Усть-Ку́тский остро́г (в старом написании Усть-Ку́цкой)
укреплённый населённый пункт в устье реки Куты при слиянии с рекой Леной.
Центр Усть-Кутской волости.
Основан в 1631 году.

Имел удачное расположение на пересечении транспортных путей. Важный узел в освоении севера Сибири и Дальнего Востока. Место проведения крупных ярмарок (торговля пушниной, солью).

Основа хозяйственной деятельности — сбор торговых пошлин, ясака, других податей; обслуживание путей сообщения. Добыча соли. Также землепашество.

В настоящее время место, где стоял острог, находится в городе Усть-Куте. Постройки не сохранились.


1. Географическое расположение

Острог основан при слиянии рек Лены и Куты, последняя из которых имеет в устье небольшую дельту из двух проток, омывающих остров Домашний. Предположительно, располагался он у места впадения в Лену левой протоки, на высоком берегу, напротив нижнего конца острова. (В месте, где сейчас находится здание детской библиотеки микрорайона Старого Усть-Кута.)

2. История

В 1628 (по другой версии — в 1629) году казак Василий Бугор, отправленный по приказу Енисейского воеводы с отрядом в 10 человек, вышел к устью Куты и построил здесь зимовьё. Единой версии о том, где оно располагалось, нет.

По результатам экспедиции Бугра енисейский воевода отправил в Приленье отряд в 30 человек под предводительством атамана Ивана Галкина, одной из задач которого была постройка в устье Куты острога. Весной 1631 года отряд вышел к устью и поставил здесь второе зимовьё. Эта дата считается датой основания острога.

Однако ограждение и основные постройки острога появились лишь весной 1632 года, когда на помощь Галкину в устье Куты пришёл Пётр Бекетов со вторым отрядом.

Острог был отдан в подчинение Илимску. К середине XVII века около Усть-Кутского острога по рекам Лене и Куте образовалась цепочка небольших населённых пунктов. Все вместе они составили волость с центром в Усть-Куте[1].

В 1639—1649 годах в Усть-Кутском остроге в чине сына боярского жил Ерофей Хабаров. (По другим данным, чин сына боярского Хабаров получил только в 1655 году.) Он завёл на Лене первые пашни, завёз лошадей, организовал ямскую гоньбу, а в нескольких километрах выше по течению Куты основал солеварни, положившие начало Усольской деревне и Усть-Кутскому солеваренному заводу. В 1655 году за заслуги перед государством Усть-Кутская волость была пожалована Хабарову в управление.

В XVII веке одним из опорных пунктов освоения севера Сибири и Дальнего Востока был Илимский острог, откуда отправлялись многие казачьи отряды и экспедиции. Наиболее удобный путь к новым землям пролегал по Лене, выход к которой давал Ленский волок. Его конечной точкой был Усть-Кутский острог, через который в числе других прошли экспедиции Дмитрия и Харитона Лаптевых, Владимира Атласова и Степана Крашенинникова, Григория Шелихова, Геннадия Невельского. На усть-кутском плотбище готовились суда-дощаники для Северной экспедиции Витуса Беринга.

Упоминания об остроге относятся к XVII и XVIII векам. С ростом села Усть-Кут укрепления утратили своё значение и исчезли. Когда это произошло и при каких обстоятельствах, неизвестно. Из воспоминаний Александра Радищева, который в 1796 году проезжал через Усть-Кут из илимской ссылки, следует, что острога в это время уже не было[2]. По воспоминаниям старожилов Усть-Кута, последнее строение времён острога — казачья изба, топившаяся «по-чёрному», — было снесено в конце XIX века.


3. Описание

На первой карте Сибири, составленной Семёном Ремезовым, острог был изображён в виде четырёхугольника с одной большой угловой башней, постройками внутри и вне стен, без церкви[1].

Об острогах см. также: Острог (укрепление)
Острог был постоянным поселением. По описанию 1699 года, внутри острога были церковь, «государев двор» и другие постройки. За околицей находились около десятка построек[1]. С восточной стороны располагалось казацкое кладбище, а на берегу реки — плотбище.


4. Население

По архивным сведениям, в 1654 году при остроге проживало 11 крестьянских семейств, которые пахали 22 десятины земли на казну. К 1685 году общая численность крестьянских хозяйств достигает 22 и остаётся на этом уровне до конца XVII века.

В 1699 году 10 дворов (вне укреплений) составляли судовые плотники, готовившие дощаники и баржи для сообщения с Якутском. Пятеро из них пахали пашню. Отдельными дворами жили также поп и два кабака[1].


5. Функции

Усть-Кутский острог не имел большого военного значения, и в первую очередь играл роль транспортного и торгового центров. Выполнял в основном следующее:

Обслуживание путей сообщения — Ленского волока, ямского тракта по реке Лене, позже — Илимского тракта;
Содействие в освоении Севера и Дальнего Востока;
Сбор ясака с местного населения — эвенков;
Административный центр волости, сбор налогов, исполнение государственных повинностей;
Сбор торговых пошлин. Место проведения крупных ярмарок. Торговля пушниной из Якутии, солью с Усть-Кутского сользавода;
Позже — место ссылки осуждённых и отбытия каторги.
Население Усть-Кутской волости занималось преимущественно в крестьянском хозяйстве, было занято на солеваренном заводе, и несло государственные повинности по поддержанию путей сообщения.


6. Ярмарки

Первые упоминания о ярмарках в остроге относятся к 1655 году в связи с ограблением торговых людей. Проводились они вплоть до начала XX века, когда острога уже не существовало, а на его месте выросло село Усть-Кут.

Ярмарки устраивались дважды в год — в мае после ледохода и в ноябре после ледостава. Весенние ярмарки совпадали с началом полевых работ, за что по своему характеру были названы «деловыми». В ноябре же проходили «праздничные» ярмарки, сопровождавшиеся народными гуляниями.

Основными товарами, притягивавшими на устье Куты купцов с юга, были пушнина и соль. Пушнина в больших количествах — до 400 подвод на одну ноябрьскую ярмарку — доставлялась по Лене из Якутии. Соль добывалась на солеварнях недалеко от острога. Продавали же купцы продукты питания и мелкие товары, необходимые в быту. Работал питейный дом.


6.1. Пошлины

Существовало большое количество пошлин, делившихся на две категории — «въезжие», т. е. за въезд в острог, и «выездные» — соответственно, за выезд.

Сбором пошлин занимались целовальники. Известно, что некоторое время между 1639 и 1649 годами целовальником в Усть-Куте был Ерофей Хабаров.


6.1.1. Въезжие пошлины

Явчая пошлина — за появление в остроге — 1 алтын с человека.
Указные пошлины.
Пошлина с провозимого товара — 1/10 часть.
Пошлина за торговое место — 24 копейки в неделю.
Весчее — за взвешивание товара — 1 деньга с пуда.
«Рублёвые» за продажу скота — взимались с каждой головы.
«Роговые» за продажу крупного рогатого скота — 1 алтын с каждой головы.
«Пошёрстные» за провоз лошадей — 1 алтын с каждой головы.
За провоз соболей — 1 соболь с каждого десятка.
Амбарные деньги — плата за хранение товара в амбарах.
Пошлина за провоз денег — уплачивалась даже в случае отсутствия товара.

6.1.2. Отъезжие пошлины

Отъезжее за отпуск из острога — 4 деньги с человека плюс 4 деньги с 1 рубля денег и товаров.
Отъезжее за право проезда на Ангару (по Ленскому волоку) и дальше.
Посаженная пошлина (для судовладельцев) — 1 гривна с одной сажени.

---
Ищу место рождения-
Мой пращур Ондрюшко Нечаев-1658 г.р, упомянут в 1696 г. как КАЗАК Илимского уезда, его сын :Иван 1689 г.р.

osokina-galina
Модератор раздела

osokina-galina

Россия,Усть-Кут~Братск
Сообщений: 2710
На сайте с 2016 г.
Рейтинг: 3931 

Очерки из истории западных бурят-моноголов (17-18 вв.)
- Окладников А.П
http://history-library.com/ind...p;page=125

Переполох, имевший место в Братске, прежде всего коснулся второго
центра Илимского воеводства, Нижне-Илимска, окруженного лесами черными п
горами, где обитали немногочисленные потомки тунгусов-налягов.
14 июля нижне-илимская приказная изба, "по подлинному уведомлению"
илимского казака Петра Начина, доносила в воеводскую канцелярию о том,
что ясачные и неясачные иноземны собираются по притоку реки Илима речке
Тубе, в том числе как нижнеилимские тунгусы, так и енисейские с ленскими,
в чем вообще ничего невероятного не было при наличии между ними
постоянных связей.
Приказная изба писала при этом, что "чего ради" собираются тунгусы по
Тубе - неизвестно, но "слышно - стрелы куют и чего ради - неизвестно-ж.
токмо не было б какого из них злодейства и христианскому народу, уже
отчего Боже сохрани, вечной погибели".
Илимская воеводская канцелярия установила, что "нз оного репорта
предает немалое сумнптельотво и ради того приказала командировать одного
казака во оную Нижне-Плпмекую слободу. Михаила Сизова". Сизову приказали
собрать в Нижне-Илимской слободе всех разночинцев, а если разночинцев
окажется недостаточно, то п крестьян забрать с собою "пристойное число" и
с имевшимся у них собственным "домовым оружием" отправиться на поиски
тунгусов. При встрече ииоверцев должно было их сначала увещевать "и от
противных случаев отвращать, обещая им ея императорского величества в
недостатках их высочайшую милость". Еслп же склонности к увещанию не
обнаружится, то "по усмотрению, ежели явптца их малое число и возможно
будет познать, токмо вооруженною рукою не поступать, ловпть"...
Качин, с командою под начальством Сизова, после получения указа
воеводской канцелярии сразу же отправились по Илиму на поиски тунгусов.
20 июля в деревне Коробейниковой Качпи остался ночевать в доме
крестьянина Мосея Погодаева. а Сизов с командою остался позади в деревне
Ступиной. У М. Погодаева "случился" в этот день ннжненлпмский ясачный
плательщик
ТТетр Ефремов "п крестьяне пиво пили*. Во время выпивки и вся-jxiix
разговоров Петр Прокопьев, Мих. Ведерников, Максим Черных и Иван Анисимов
Черомнов говорили с укором ясачному Ефремову: "докуда де ваши их
(крестьян) будут мучить?" Ефремов, оправдываясь, сказал крестьянам: "Что
де оные (крестьяне) на него нападают? Он де не один в думе был! А в какой
именно (думе) того не объявил".
Качни немедленно арестовал и взял под караул злополучного Ефремова. К
этому времени подоспел Сизов, и они вместе с М. По-годаевым и Качпным
поплыли на Тубу. В Тубннской деревне Ефремов был оставлен на поруках у
десятского.
Казалось, повторяется история "братского бунта" на Оке. Тот же совет
- "дума". Тот же факт выдачи планов восстания одним из его участников. Но
на деле события приняли несколько иной ход. Услыхав о происшествии в
деревне Коробейниковой п о доносе Качина, тунгусы сами поспешили явиться
к начальству с изъявлением верноподданнической покорности. Часть же была
связана и привезена в Илимск и там тоже заявила на допросе
о своей невиновности в бунтарских замыслах.
Тем не менее, при аресте тунгусов у них в кочевьях было реквизировано
все имевшееся в наличии оружие. В Верхне-Илимской волости было отобрано у
Теулкп Сергоулева с сыном две пищали, одна турка, две пальмы, один лук
"буловсй", две натруски, у Дороги Хуевулева -одна пищаль и натруска.
В Нижне-Илимской волости отобрали у Сеньки Жептанова с детьми 4
пищали, 4 натруски, 2 пальмы, лук костяной. В Ангарской волости у
Пинпирчи Кочнева-3 пищали, 3 натруски,
3 пальмы. На Игирме v Седеуля Чемеева отобрана была одна пищаль, у
Кудака - 1 пищаль. 1 натруска и пальма, у Кормншки -
2 пищали, одна пальма, у Лаврушки Жептакова - 1 пищаль. Всего
огнестрельного оружия было у тунгусов: 1б пищалей и одна турка.
В допросах тунгусы: Ннжнеилимской волости Гришка Жеп-танов.
Игнрменской - "по их названию десятник" Жедиул Че-лачев; Верхне-Илимской
- Кукшин Кеулнн - объявили: "якобы от них никакой думы и злодейства на
христианской народ не имеется и с протчими согласия не имеют же". Получив
эти заверения от добровольно явившихся в нпжненлимскую слободу тунгусов,
здешняя приказная изба, однако, не была уверена, "не имеетца-ль от них
какого подлогу и обманства". Она отправила для дальнейшего розыска этих
тунгусов в илимскую канцелярию. В илимской канцелярии на допросе Г.
Жептанов сказал: "кочевья де он имеет с протчими ясачными той же Нижне-
илимской слободы от речки от деревни Тубпнской, называемой Губе-ж,
расстояние от той деревни нацример в L0 верстах, в семнадцати юртах". В
этих же юртах находились "той же Нижнеилимской слободы Игирменскнх
кочевей десятник Жиднгуль" с двумя своими братьями, да Верхне-Илимской
слободы четыре
2о1
ясачных, в том числе тунгус Боявпца Жаргаулев с сыном, <<а два человека
как зовут и чьих пишутца, он не знает". Эти чужие люди пришли к ним на
Тубу по родству для гостьбы "не в данном времени". Что касается ясачных и
неясачных тунгусов других ведомств, особенно же Енисейского, то у них в
кочевьях никого якобы нет и прежде не было. Стрел они не ковали; к
возмущеник> "кольми паче" ни с кем согласия не имели и не имеют. Даже о
происшедшем в Братском остроге "от братских возмущений" тунгусы на Тубе
узнали от илимского казака Петра Качина. "Наведавшись" о событиях в
Братске, тунгусы е Тубы пошли в приказную-избу, чтобы объявить себя, как
и прежде, в вечном подданстве" а о том, что на них подал извет П. Качин,
от него самого тунгусы и не слыхали.
Верхнеилимский ясачный тунгус Дорога Хуевулев сказал, что "с прежних
издавных лет он имел евои кочевья по Ленскому волоку на реке Муке, а в
нюне месяце с родным своим братом Боявицей Жаргауловым и его сыном
Кукшпном Теунгиным, да своим сыном Нестеркой. "по зву предписанного
Боявицы для гостей в Нижнеилимской слободе на Тубе речке", пришел к Боя-
вицыным родственникам I'. Жептанову и др. Остальные тунгусы подтвердили
слова Д. Хуевулева о том, что 24 июня они пришли на Тубу в качестве
гостей.
Там же оказался тунгус Мишка Дворченкоь. кочевья которого находились
в Карапчанском погосте, а пришел он на Тубу по посылке ясачного Петра
Ефремова "для сыску работника ево ясачного ж новокрещенного Александра
Устинова, коего и нашел* а показанной Ефремов взял к себе".
Нижнеилимские тунгусы добавили относительно обвинения в ковке стррл
для восстания, что "токмо у тех Нижнеилпмскнх ясачных кочующих всегда на
той речке имеется кузница малая для себя, а кузла стрел* не было.
Допрошенный в связи с показаниями ясачных о мнимом восстании Петр
Качнн показал, что ходил в июне, а подлинно числа за безграмотством не
знает, "обще" с крестьянином Андреем Сло-оодчикоьым для звериного
промысла по Тубе и Жданнхе. При :itom, в "сулеме", кроме 18 здешних юрт
видел ленских ясачных тунгусов Кич юту Силкпна с 2 сыновьями, пт которых
ему, Ка-чину. никакого притеснения не было. Тунгусы, в том числе ленский
выходец Снлкин. приходили из тайги по Тубе в деревню для покупки хлеба у
крестьян. 11 что касается прежнего его объявлении о тунгусах, то говорил
он только о новых выходцах на Тубе, "каких прежде там не бывало", чтобы
за необъявление этого факта "не последовало ему-какого штрафа и
истязания". Насчет же ковки стрел и прочего он писать irtic4rtKv не
велел, написано все сверх его слов.
27 июля илимская воеводская канцелярия отпустила обратно на свои
кочевья задержанных тунгусов "по неимению до них касательства". А 7
августа 1767 г. приказала: казаку Камину
за подачу и пьянстве на ясачных ложного челобитья, пищику Петровых ва
прибавку к тому челобитью лишних речей, "чрез что в настоящих делах
помешательство и затруднение учинили, а особливо в посылках крестьянам в
весеннее и в страдное время, от работ отлучку и отягощение". - учинить
наказание, в "страх другим, дабы впредь того учинить не отваживались",
бить батогами. Что касается ясачного Ефремова, то "за употребление в
пьянстве непристойных речей, хоша надлежало такое же наказание учинить,
токмо он Ефремов, из нноверцов новокрещеной и российского разговору
недовольно разумеет, к тому же был весьма пьяной, да и подозрения по делу
чрез других ясачных к возмущению никакова не оказалось", - поэтому
Ефремова отпустили домой без наказания.

На Илиме, таким образом, дело о сборе ясачных и ковке стрел на Тубе
для похода на русские села кончилось ничем,, хотя многие детали этого
дела остаются еще неясными.
Так же быстро отзвуки братских событий донеслись и до соседних
ангарских волостей, где тоже произошли волнения подобные илимским.
Докатились слухи о бунте бурят и до Кежем-i-KOit волости. 23 июня 1767 г.
явились в приказную избу Ке-жемской слободы крестьяне деревни Тургенева
Острова Кирилл и Дмитрий Брюхановы и Николай Панов, да илимский посал-<
кий Як. Качин и объявили, что "живущие де в здешней Кежем-ской слободе
тунгусы, из которых де есть и новокрещеные, ни-вокрешеный де святым
крещением Илья Иванов Межов пришед из лесу в здешнюю Кежемскую слободу в
деревню Тургенева Острова ко крестьянину Максиму Заборщикову, и сидели де
в дому ево, и стали де оне. вышеписанные крестьяне, говорить про Брацкой
острог, как де имеющиеся тамо Илимского ведомства иноверцы чинили бунт и
подымались па Русь". В это время новокрещеный Илья Межов "выговаривал де
такие речи - ужле де вы нас не слышите, что де в Братиком остроге
иноверцы делают бунт? А мы де уже знаем, что гот бунс другой уже год"! На
:>тп речи Ильи Межова крестьяне говорили: если в Кежемскую слободу придут
иноверцы из Братского острога "и станут здесь розбпвать", то в таком
случае "за ново де вы стаиите приставать?"
V на эти де их речи новокрещенон Илья Межов ответил: "почто де мы станем
своих нноверцов выдавать? Мы. де, и сами изла-дились с нпми-же де в
согласии другой год".
Выборной крестьянин Лука Заборцов просил илимскую канцелярию "от
таковых похвальных слов милостиво защитить", так как сами они без указу
взять иноверцев не могут, из-за их принадлежности к енисейскому ведомству
("енисейской команды"),
2 ! сентября в кежемскую приказную избу, действительно, пришел
енисейского уезда "их пноземческой десятник новокрещеной же Иван Ильин
Сизой" и сказал такие речи, что "де я своего нсашного иноверца без указу
от Енисейской провинциальной канцелярии не отдам", затем взял Межова за
руку, вывел из
-приказной нзбы ион "насильно п спехнули я берегу п берестяную лодку н
поплыли на низ*. Вскоре из енисейской ясачной комиссии пришло в Илимск
известие о жалобе новокрещенного Канской полости II. Межова на выборного
Кежемской слободы и крестьян в обидах, "а паче во взятье оным выборным н
пищиком Басаевым со оного Межова якобы в похвальных словах к бунту
подписки и в протчем". Иркутская губернская канцелярия приказала после
этого допросить Межова "в злом намерении к раз-зоренпю Братского
острога", с кем именно совет н умысел был - " шуленгой Тютюковым или
другими ясачными. Тогда Енисейская провинциальная канцелярия послала за
свидетелями в Кежму, причем илимская канцелярия опять жаловалась
губернскому начальству на вмешательство енисейцев не в своп дела,
выразившееся в том, что взяты го отвезены в Енисейск кежемскнй выборный п
пнсчнк, как колодники, по делу И. Межова.
Как бы то ни было, но в Енисейске Заборцов признал себя виновным в
сочинении подложного от имени крестьян Тургенева Острова донесения, а на
самом деле ж от Межова они узнали только, что он сам слыхал от проплывших
по Ангаре на судах русских людей: "что брацкпя заводят бунт". Пищик
повинился, что брал деньги у Межова 1 руб. 80 коп. в качестве взятки.
Конец н этого дела был, следовательно, таким же, как п нижненлим-гкого.
15 июля в яндпнскую приказную избу от сотского И. В. Анци-(Ьорова
да крестьян Ивана Коренева и Ив. Попова поступило донесение, где
последние писали, что "привезли они в приказную избу из Мнлославской
деревни пойманных в той деревне брацких пновериов шесть человек", да еше
одного из Усть-Удинской деревни. Для чего приезжали в деревню
Милославскую и на Усть-Уду буряты. - крестьяне не знали о их "вымысле
ничего", но забрали их только потому, что "всею волостью весьма стали
быть через проезжающих людей опасны, что в Врацком остроге от оных же
нноверцов учинилась между российским народом немалая ссора и от того
Яндинская волость стала быть опасна, дабы от них не произошло какой
злости и вреды".
Разночинцы и крестьяне в яндииской приказной избе затем подробно
изложили все обстоятельства поимки бурят. Иван Во-логженин рассказывал,
например, что "17 июля поутру рано, в тумане, переехали брацкпя иноверцы
с одну сторону трое и пришли к дому моему на крыльцо, а при моем доме
никого, как детей моих, так и работников не прилучплось". Увидев бурят.
Иван Вологженин пошел к соседу Сндору Лукину, у котороги в то время
находился крестьянский староста Г. Денисов и другие жители деревни
Мнлославской, и рассказал нм о случившемся. В то же самое время
"усмотрели они. что плывут из-за реки от деревни Москалевой в лотке тех
же нноверцо" ;> "человека и пристали к берегу, вышли на дуг и с прежними
приехавшими нм конях иноверцами вышли вместе, а коней своих отпустили в
телятник it сидели на берегу в тумане немалое (время), а об чем
еоьетывалнеь или нет, про то знать не можем". Крестьяне после этого
пришли в "еумненне, нет ли от них какова на нас злодейства. и по общему
согласию послали десятнпка В. Первушина по сына боярского И. П. сына
Литвпнцева*.
Вместе с этой посылкой по сына боярского крестьяне послали затем в
Усть-Удпнскую деревню звать тамошних стариков и беломестных казаков, из
которых явился казак Мптюков, объявив при этом, что-л он видел дорогой на
острову трех пноверцов. За ним прибежал в Мплославскую деревню посланный
нз Усть-Уды тамошними жителями крестьянский сын Иван Каргопольцев
и заявил крестьянам "паки".
"Что де вы не впдпте?! У нас в Усть-Удпнску один пойман брацкой!". Тот же крестьянский сын сообщил, что дорогой "от
двух сторон" видел бурят человек до десяти. А верхнеплимскнй крестьянский
староста сказал при этом: "что де вы глядите, у нас де б Братском остроге
таковых иноверно в ловят!".
Спросив Мптюкова п сына боярского, крестьяне миром "согласовали" этих
бурят гвязать и выслать с казаком в яндинскую приказную избу для допроса.
В расспросе крестьяне Мплослав-скоп деревни дополнили, что они никуда,
кроме Усть-Уды, разглашать о событиях не посылали.
Пойманных бурят новели в Яндинскую слободу "с немалыми истечаниями и
битьем, а притом лошадей и протчее. у них, брат-цких. имевшееся,
брали"... При расспросе бурят, пойманных в деревне Милославской и Усть-
Уде. оказалось, что это были буряты Быкотекого и Ноетского родов,
которые, по их словам, никакого злого умысла не имели, а просто искали
тела утонувших в реке "братпкоп бабы, да парня", причем ехали по двум
сторонам реки, а из деревни Москалевой переехали на лодке в Мплославскую.
Тем не менее их повезли в секретную комиссию скованными и в "вилах",
т. е. с колодками на шее.
Слух о поимке бурят в деревне Милославской быстро достиг окрестных
сел и деревень. Уже 16 июля прибежал в Усть-Удин-скую слободу "Яндннского
острогу Нбалатцкоп деревни" крестьянин Иван Афанасьев, ездил по всей
слободе, подъезжал к каждому жителю под окно и кричал, чтоб все крестьяне
совсем имевшимся у них оружием собирались в одно место, "яко-бы наступили
братские мужики военною рукою того острогу на Милослав-скую деревню и
требовал он, Афанасьев, оной слободы крестьян немалое число людей со всем
оружьем, а оставшимся велел быть по оной слободе со всякою опасностью,
против чего от всего народу для ведома послан был в Ылгпнскои острог
крестьянин Стефан Солодков".
Солодков явился в И лишений острог и объявил там 17 июля, что на
Милославскую деревню "нашла иноверная некрещеная сила. т. е. брацкпя для
обсады оной н протчпх деревень и острогов". По известию Афанасьева (или
Анцыфорова) было собрано на
Илге более 400 вооруженных крестьян, но посланные по Обусе-н Ангаре
разведчики сообщили об отсутствии каких-либо неприятелей, "почему здешней
народ и был распущен".
Смятение в деревне илимского воеводства, вызванное слухами
о сборах "некрещеной силы" на "Русь", было настолько велико, что даже
обыкновенный тайлаган вызывал опасения; тот факт, что "в степи от улусу
было у братцких иноверцев шаманство", чуть было не вызвал новых
осложнений.
Смятение охватило и Лену. Поводом послужило сообщение-"Усть-Куцкого
острогу из-за Каменю Таюрской деревни разно-чннцов" Назара и Михаила
Якушевых, Ивана Медведева и Василия Комова о том, что 7 июля в их деревню
пришли иноземцы Иамкалей Савка.

Кутокпн Одой, Бурков Олешка и др., "коих
и не знают и прежде у них никогда не бывали".
Явившиеся и Таюрскую
деревню иноземцы
дом этих разночинцев разбили камнями и стягами, окошки
выломали и били насмерть разночинца Ивана Медведева стягом. Ивану
Медведеву при этом голову проломплп в трех местах: "едва уже и жив".
Разночинцы просили суда у шу-ленги Офонькн Теврюгина, "чтобы от того
разбоя защитить", но шуленга приказал своим тунгусам взять просителя М.
Якушева и "стегать батожьем безмерно": после экзекуции, добавляют авторы
челобитья, несчастного челобитчика "едва жива отпустили от суда. И
росправы на оных разбойников никакой шуленга не учинил.

А сказал оной
шуленга Теврюгпн, что поезжайте к вое-поде
п просите на меня суда, что я де не опасен!".

Жаловались разночинцы на тунгусов "с шуленгой и с своими оленми" и в
том, что последние чинят нм крайнюю обиду, "вытравили и вытоптали у ннх
как хлебы их насеенные. так н сенные покосы без остатку и в том навели их
в крайнее раззоренпе".
А "противптца" разночинцы тунгусам не смели, ибо "оных иноземцев
состоит у них в деревне Таюрской" от шестидесяти до семидесяти и больше.
Особенно же перетрусили разночинцы деревни Таюрской, когда некоторые
тунгусы стали им говорить: чЧто вы, ребята, <>регитесь! Худо вам будет".
В своей челобитной разночинцы нижайше просили усть-кутскую приказную
избу: "дабы благо-волено было от такого раззорення и убойства их,
нижайших, защитить, или представить по команде куда надлежит".
В самый разгар братского дела, когда илимским властям всюду
мерещились ужасы и нападения некрещеной силы на Русь,
усть-кутская
приказная изба писала в Илимск
доношение с просьбой учинить защиту от
"оных разбойников иноземцов, понеже Усть-Кутская приказная изба ныне
находнтца не в малом смущении и страхе, дабы от оных разбойников не
учинилось казенному интересу какой траты, а особливо не могло б
последовать и Устъ-Куцком остроге Спасской святой церкви какого
повреждения, а особливо от оных иноземцов не учинилось бы какого
поругания, потому же и Усть-Куцкого острогу жителем какова
¦2М
раззорения ii смертного убийства*.



---
Ищу место рождения-
Мой пращур Ондрюшко Нечаев-1658 г.р, упомянут в 1696 г. как КАЗАК Илимского уезда, его сын :Иван 1689 г.р.

← Назад    Вперед → Страницы: ← Назад 1 2 3 4  5 6 7 8 Вперед →

Модератор: osokina-galina
Вверх ⇈