Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Дневники участников »   Дневник Gelena »   КВВМКУ »   Выпускники Каспийского ВВМКУ им. С.М. Кирова (1939-1992)
RSS


Выпускники Каспийского ВВМКУ им. С.М. Кирова (1939-1992)


  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 74 75 76 77 78 * 79 80 81 82 ... 107 108 109 110 111 112 [ >>>>>> ]
Модератор: Gelena
Gelena
Модератор раздела

Gelena

Минск
Сообщений: 7814
Регистрация: 18 янв. 2006
Рейтинг: 702 

Каспийское высшее военно-морское Краснознаменное училище им. С.М. Кирова

Проект "История КВВМКУ в лицах..."


Коломыйцев Варлен Павлович

18.03.1934 г. - 05.10.1986 г.

Капитан 3 ранга

Каспийское ВВМКУ им. С.М.Кирова. Награжден медалями.



Виртуальный некрополь Севастополя

---
Каспийское высшее военно-морское Краснознаменном училище им. С.М. Кирова (история, персоны);
Зых и зыхчане
Gelena
Модератор раздела

Gelena

Минск
Сообщений: 7814
Регистрация: 18 янв. 2006
Рейтинг: 702 

Выпускники Каспийского ВВМКУ им. С.М. Кирова (1939-1992)

Проект "История КВВМКУ в лицах..."


Ташкинов Герман Анатольевич

12.07.1922 - 19.06.1993

Участник Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Кандидат технических наук. Доцент.

Родился 12 июля 1922 г. в.с. Хоринское Хоринского района Бурят-Монгольской АССР (Забайкалье РФ). В 1951 г. окончил МИИТ. К.т.н. (1958), доц. (1961). Работал в БелИИЖТЕ с января 1959 по август1986 гг. – ассист., доц., с сентября 1965 по май 1975 гг. – зав. каф. «Промышленное и гражданское строительство». Одновременно с декабря 1959 по февраль 1962 гг. – декан ф-та ПГС.

В 1940 году, после окончания средней школы был призван в ряды Военно-морского флота и направлен в Каспийское Высшее Военно-морское училище (КВВМУ) г.Баку. В октябре 1941 г. Добровольцем ушел на фронт в части морской пехоты.
Участвовал в ВОВ с 1941 по 1945 г. Был дважды ранен, один раз контужен.

Награжден орденами: «Красной Звезды», «Отечественной войны I ст.», «Трудового Красного Знамени», одиннадцатью медалями, среди которых «За отвагу», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией».

Автор более 60 научных работ.






Из воспоминаний Германа Анатольевича Ташкинова


Из воспоминаний Германа Анатольевича Ташкинова: Говорят свидетели войны // Белорусский Государственный Университет Транспорта. – Режим доступа: . – Дата доступа: 9.11.2015.


…нас погрузили на сухогруз, который доставил нас в порт Шевченко. Там мы погрузились в поезд, составленный из польских вагонов. Через всю среднюю Азию нас доставили в Новосибирск, где уже была зима, а польские вагоны не отапливались…
…Батальон, в который я попал, формировался в Каргате. Наша рота занимала в школе четыре класса, из которых вынесли парты. Спали на полу, на соломе. За несколько дней формирование батальона было закончено: сформированы стрелковые, минометная, пулеметная роты, взводы, отделения.

Вечером подогнали эшелон из товарных вагонов (8 лошадей или 40 человек), погрузка шла всю ночь, для батальона потребовалось три эшелона…

Шли к Москве без остановок. В Свердловске была остановка на полдня, когда нам доставили из арсеналов стрелковое оружие: винтовки, пулеметы ручные и станковые, автоматы, боеприпасы (патроны, гранаты, запалы к гранатам). Минометы (50мм ротные и 82мм батальонные) и 76мм горные пушки были получены раньше, на месте формирования в Каргате.

Личный состав бригады был сформирован из моряков береговой обороны Тихоокеанского флота (рядовые) и курсантов КВВМУ (младшие командиры), средние командиры (командиры взводов и рот) – из лейтенантов КВВМУ и запасников из резерва Сибирского Военного округа, командирами батальонов были назначены офицеры-преподаватели строевой подготовки из нашего же училища…

…Сейчас я не могу вспомнить точно число, но это произошло числа 15-20 октября 1941г., когда наш эшелон был остановлен на каком-то полустанке (по-моему, немного южнее ст. Венево Тульской области) и в спешке выгружен в сплошной темноте. Ускоренным маршем нас бросили на участок между Тулой и Венево, где прорывались немецкие танки. Шли мы километров 10-15, пока не рассвело, и мы пересекли шоссе Богородицк-Кашира. Шли мы в черных шинелях, хромовых ботинках, в бескозырках, шли целиной, по глубокому снегу.

Нам было приказано занять оборону против немецких танков и танкового десанта, обходивших Тулу с юго-востока. Нашему батальону достался пологий склон протяженного холма-возвышенности, кое-где поросшего низкорослым кустарником. Местность танкопроходимая, без каких-либо естественных препятствий. Земля под снегом уже промерзла на 20-30 см, нечего было и думать отрыть окопы хотя бы для стрельбы с колена. Пришлось окапываться в снегу для стрельбы лежа.
Через полчаса после рассредоточения стрелковых рот, минометчиков и пулеметной роты, подошли два дивизиона 76 мм горных пушек и одна противотанковая батарея 45мм пушек.

В то время я был помощником командира огневого взвода батальонных минометов калибра 82мм. Метрах в 150-200 сзади снежных траншей стрелковых рот мы выкопали в снегу окопы для минометов и траншеи для расчетов, установили минометы для стрельбы на основном заряде (не дальше 800 м), подтащили ящики с минами до двух боекомплектов. Нашей задачей было не пропустить немецкую пехоту. Против танков мы были бессильны: у нас были только осколочные мины и ни одной фугасной или зажигательной. Да и попробуй попасть в танк сверху, ведь миномет – оружие навесного огня, а не настильного, как противотанковые пушки…

…Бой начался около полудня. Вначале появилась разведка – около десятка мотоциклов с колясками и с ручными пулеметами. Они осторожно продвигались по проселочной дороге, разделявшей позиции наших двух рот. Что-то заподозрив, они стали разворачиваться назад. Их накрыл минометный огонь среднего взвода, но часть мотоциклистов ушла из-под огня, и понеслась назад.
Вскоре на позиции нашего батальона ползли пять или шесть танков, поддерживаемые пехотой на бронетранспортерах. Танки шли, стреляя на ходу из пушек, открыла огонь и немецкая артиллерия, то ли самоходная, то ли подброшенная на мотомехтяге.
Наши артиллеристы открыли ответный огонь. Когда немецкие танки были уже в 200-300 метрах от наших стрелков, мы открыли заградительный огонь из всех минометов, чтобы не пропустить немецкую пехоту. Били все шестнадцать минометов роты, били беглым огнем после короткой пристрелки. Около танков и за ними встала сплошная стена разрывов, но танкам они не могли нанести серьезного вреда.

Вступила в бой наша пехота (стрелковые роты) отражая немецкую пехоту, которая залегла под нашим минометным огнем. Потеряв подбитыми два танка от огня нашей артиллерии, немцы отошли, чтобы перегруппировавшись и пополнившись боезапасом, вновь пойти на прорыв, чтобы обойти Тулу…

…Теперь вместе с танками шли и самоходные артиллерийские установки, а бронетранспортеры и танкетки пошли в самостоятельную атаку. Случилось то, чего мы больше всего опасались: появились немецкие штурмовики. У нас не было специальных средств противовоздушной обороны, если не считать четыре установки счетверенных пулеметов на автомашинах. На этот раз нам пришлось совсем плохо – немецкие самолеты безнаказанно бомбили и расстреливали нас сверху, а танки и бронетранспортеры рвались к шоссе, которое проходило в 3-4км сзади наших позиций. Бой длился уже свыше 3-х часов, половина наших пушек были подбиты или раздавлены танками, в нашей минометной роте почти половина расчетов были выведены из строя, бой распался на отдельные схватки, в основном пехоты против танков. Пехоты, не имевшей сети простейших окопов, чтобы можно было противостоять танкам. Потери в живой силе у нас были огромные, раненые оставались на поле боя, на снегу, без всякого укрытия…

…Спасло нас то, что в этот момент подошла кадровая сибирская дивизия с танками. Ее танковый батальон успел вовремя. Обойдя немецкие танки и всю остальную бронетехнику, он внезапно ударил во фланг и тыл немцев и смял их в короткое время.
Остатки нашего батальона снимали с позиций, их мы передали стрелковому полку сибирской дивизии. Все поле было усеяно трупами моряков, как будто гигантская стая черных ворон присела на миг на заснеженное поле. А ведь основу бригады составляли молодые люди 18-22 лет. То белое заснеженное поле, усеянное черными трупами в черных шинелях и хромовых ботинках, черными бескозырками я никогда не забуду и помню сейчас, на исходе жизни. Не один раз я просыпался в холодном поту, когда по ночам, особенно в первые мирные годы, мне снились военные сны, и чаще всего – эти черные тела на белом, истоптанном снежном холме…

К ночи оставшихся в живых на автомашинах сибирской дивизии доставили на ближайшую станцию, погрузили в эшелон и отправили на Москву. Но эшелон пошел дальше на север. Говорили, что идем на Ленинград, но и до Ленинграда мы не добрались, наш эшелон свернул на Мурманск, где ожесточенные бои шли совсем недалеко от государственной границы. В Мурманск мы прибыли в разгар боев на рубежах реки Большая Западная Лица, впоследствии долина этой реки в среднем ее течении получила название «Долина смерти». Наша бригада попала на центральное направление в районе дороги Мурманск-Петсамо (Печенга), на 41м километре которого от Мурманска были остановлены отборные горнострелковые дивизии и егерские бригады 20й Лапландской армии генерала Дитла…

В качестве примера необходимости быть постоянно в состоянии мобилизованности, готовности, приведу случай, имевший место в октябре 1944 г. Во время боев по изгнанию немцев на самом восточном фланге, из Советского Заполярья. Наша 72-я Отдельная морская стрелковая (после боев по изгнанию немцев из Заполярья - Краснознаменная) бригада после взятия мощных укрепленных районов Большой и Малый Кариквайвишь, вышла в тыл немецким войскам и была брошена в горы, чтобы перерезать пути отступления основным силам немцев. Нашей задачей было перерезать дорогу, ведущую на Петсамо (Печенгу) в районе Луостари, где размещались основные аэродромы немцев и армейские базы и склады. Мы вышли побатальонно в многокилометровый бросок поздним вечером уже в сплошной темноте. Шли всю ночь с небольшими стычками с отдельными группами немцев. К утру мы подошли к Луостари, но путь преградила нам горная река Петсамо-Иоко, уже за пределами границы 1941г.

Мы ее форсировали с ходу. Ранее разведчики перебросили через нее около десятка тонких стальных тросов. держась за которые мы и перебирались на другой берег. Течение было столь сильным, что мы перебирались на руках. Дно почувствовали лишь у самого берега. Форсировали реку в одежде, вода была ледяной. Наши радисты перехватили сообщение с аэродрома Лоустари: «Крупные силы русских обходят Лоустари по направлению к Петсамо». Мокрые, промерзшие, без всякой огневой подготовки (на батальон было всего 3 горных (на вьюках) пушки калибра 76мм и 3 миномета 83мм) начали бой.

Если минометчики смогли открыть огонь хотя бы из одного миномета (два других были утоплены в реке), то артиллеристы задержались и смогли поддержать нас, когда мы уже ворвались в Лоустари.

После захвата Лоустари нас без какой-либо передышки бросили перерезать дорогу на Петсамо. К дороге мы вышли часам к трем дня, преодолев горные кряжи. Мы выскочили на дорогу, по которой отступали немецкие тылы и без разведки всем батальоном обрушились на обозы. Это была трагическая ошибка нашего командира батальона и, как выяснилось позже, ошибка командира бригады и командира 126 горно-стрелкового корпуса генерала Соловьева. Параллельно дороге за обратными скатами невысоких гор отступала немецкая горно-егерская бригада, которая мгновенно навалилась на наш батальон с двух сторон с головы и с хвоста. Мы вели неравный бой, потеряв почти весь батальон, насчитывающий перед выходом в тыл немцам свыше тысячи человек, не считая тыловых частей. Судьба наша была предрешена, но на помощь нам подошли два других отдельных стрелковых батальона нашей бригады и дивизион 76мм горных пушек. Это был дикий бой, потери с нашей и немецкой стороны были неоправданно большими, но самое трагическое для меня только наступало.

После подхода наших двух батальонов и отхода немецких егерей нам было приказано прочесать скаты высот, обращенных к дороге. Мы растянулись в редкую цепь с разрывами друг от друга на 20-30м и стали медленно, с трудом подниматься вверх. Почти двухсуточный марш по горам, бессонная ночь, кровопролитная резня на дороге полностью вымотали нас. Я шел, положив руки на автомат, висевший на шее, за отворотом шинели лежал наган, на поясе – нож разведчика, две оставшиеся гранаты-лимонки и запасной диск к автомату. Изредка звучали винтовочные выстрелы, короткие автоматные очереди. Слева, метрах в двадцати, маячила фигура такого же уставшего до изнеможения , едва волочившего ноги моего бойца.

Вдруг, подняв голову, я увидел, как в метрах десяти от меня стоит немец и целится в меня из винтовки. Я оцепенел, мгновенно вспомнил, что расстреляв в бою весь диск, я не сменил его на запасной, заряженный, забыл, что у меня за пазухой револьвер со взведенным курком, что на поясе у меня есть гранаты. Я был полностью парализован, не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой. Можно было крикнуть немцу: «Сдавайся, руки вверх!», можно было упасть на землю, чтобы затруднить ему действия. Но я стоял как кролик, загипнотизированный удавом, только удавом было черное дуло немецкой винтовки. Оно росло в моих глазах и приближалось неумолимо ко мне. Не в силах что-либо предпринять, я закрыл глаза, уши словно заложило ватой…Сколько это продолжалось, я не помню…Когда я открыл глаза, немец лежал на земле ничком, лицом вниз, а винтовка лежала рядом. Пришло ощущение, что я жив, что должен немедленно действовать. Я лихорадочно сменил пустой диск на запасной и дал короткую очередь вверх. Немец лежал неподвижно. Я подошел к нему, держа автомат навскидку, перевернул немца ногой лицом вверх, китель на груди был у него в крови.

Тут ноги мне отказали, я опустился на землю и трясущимися руками стал свертывать цыгарку, прикурил и только теперь осознал ужас своего положения. Ко мне подошел боец и, указывая на немца, спросил: «Это ты его?» Я рассказал ему, что произошло со мной, что я не убивал немца, не слышал вообще никакого выстрела… Это событие послужило мне хорошим уроком на всю жизнь. Теперь всегда, расстреляв диск, я немедленно заменял его на новый или заменял его заранее заряженным рожком. Вступая в бой, я кроме двух круглых дисков всегда имел в запасе шесть рожков на поясе и один-два рожка за голенищами кирзовых сапог. Так я и не знаю, кто сразил того немца и подарил мне жизнь – случайная пуля или целенаправленная кем-то из наших…


ТАШКИНОВ Герман Анатольевич (12.07.1922-19.06.1993), р. в.с. Хоринское Хоринского р-на Бурят-Монгольской АССР (ЗабайкальеРФ). В 1951 окончил МИИТ. К.т.н. (1958), доц. (1961). В БелИИЖТЕ с января 1959 по август1986 – ассист., доц., с сентября 1965 по май 1975 – зав. каф. «Промышленное и гражданское строительство». Одновременно с декабря 1959 по февраль 1962 – декан ф-та ПГС. Автор более 60 научных работ.

Участник Великой Отечественной войны. Награжден орденами: «Красной Звезды», «Отечественной войны I ст.», «Трудового Красного Знамени», одиннадцатью медалями, среди которых «За отвагу», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией». В 1940 году, после окончания средней школы был призван в ряды Военно-морского флота и направлен в Каспийское Высшее Военно-морское училище (КВВМУ) г.Баку. В октябре 1941 г. Добровольцем ушел на фронт в части морской пехоты. Участвовал в ВОВ с 1941 по 1945 г. Был дважды ранен, один раз контужен.


---
Каспийское высшее военно-морское Краснознаменном училище им. С.М. Кирова (история, персоны);
Зых и зыхчане
Gelena
Модератор раздела

Gelena

Минск
Сообщений: 7814
Регистрация: 18 янв. 2006
Рейтинг: 702 

Каспийское высшее военно-морское Краснознаменное училище им. С.М. Кирова

Проект "История КВВМКУ в лицах..."

Ременсон Александр Львович

1923 - 1985

Участник Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Доктор юридических наук. Профессор.




Родился 6 августа 1923 в Могилеве, Белорусской ССР.
Родителями А.Л. Ременсона были Лев Ефимович (?-1977) и Софья Евсеевна (?- 1979). Первым браком А.Л. Ременсон был женат на Виктории Алексеевне Куренчаниной (р. 1930), юристе по образованию. Имели двух детей – Елену (р. 1955) и Леонида (р. 1961). Вторым браком был женат на Асе Александровне Трушиной (р. 1933).

Детство, служба в армии, студенческие годы
В 1927 г. вместе с родителями А.Л. Ременсон переехал в Баку, где в 1941 г. окончил среднюю школу и автошколу. Некоторое время работал шофером Азербайджанского филиала Госбанка СССР. В декабре 1941 г. поступил в Каспийское высшее военно-морское училище, откуда в феврале 1942 г. был переведен курсантом Высшего военно-морского инженерного училища им. Ф. Дзержинского (Баку). В июле 1942 г. ушел добровольцем на фронт. Участвовал в боях на Закавказском фронте в составе 34-й отдельной курсантской бригады морского батальона автоматчиков. Был председателем товарищеского суда батальона. В январе 1943 г. получил тяжелое ранение и контузию.

После демобилизации в марте–июне 1943 г. учился на нефтепромысловом факультете Азербайджанского индустриального института (Баку). Летом 1943 года работал старшим пионервожатым в лагере Ворошиловского райкома Азербайджанской КП(б) в Марданиане (Азербайджан). В марте 1943–1946 гг. – студент юридического факультета Азербайджанского университета, с сентября 1946 г. – студент Ленинградского университета, окончил его с отличием в 1947 г. Будучи студентом, А.Л. Ременсон проявив незаурядные научные способности, решил посвятить свою жизнь борьбе с преступностью. Сделанный им на 5 курсе доклад в кружке уголовного права на тему “Является ли возмездие целью уголовного наказания?” привлёк внимание одного из крупнейших в то время ученых-криминалистов, профессора М.Д. Шаргородского, который пригласил А.Л. Ременсона к себе в аспирантуру при Ленинградском государственном университете.

От аспиранта до профессора

В октябре 1947 г. – октябре 1950 г. А.Л. Ременсон – аспирант Ленинградского государственного университета. По совместительству в октябре 1948 г. – октябре 1950 г. – ассистент кафедры уголовного права юридического факультета Ленинградского государственного университета. Помимо этого, вел практические занятия в юридической школе, на курсах прокуроров. Избирался председателем профбюро, являлся редактором стенгазеты, уполномоченным парткома и ректората по строительству колхозных электростанций. Параллельно в 1948–1950 гг. А.Л. Ременсон обучался в двухгодичном университете марксизма-ленинизма при Ленинградском горкоме ВКП(б). После окончания аспирантуры был направлен на работу в Томск. С 5 марта 1951 г. – и.о. доцента юридического факультета, затем с 12 июля 1951 г. – заведующий кафедрой уголовного права и процесса Томского университета. С 7 февраля 1952 г. – старший преподаватель, с 1 марта 1953 г. – доцент (утв. ВАК 19 сентября 1953) юридического факультета Томского университета. С 8 июля 1962 г. – старший научный сотрудник (докторант) Томского университета. С 8 июля 1964 г. – доцент, затем с 1 сентября 1964 г. – профессор, заведующий кафедрой уголовного и исправительно-трудового права Томского университета. В августе 1978–1985 гг. – заведующий кафедрой криминологии и исправительно-трудового права Томского университета. В октябре 1955 – мае 1958 гг. – ученый секретарь совета Томского университета. В разные годы читал в Томском университете курсы: “Уголовное право”, “Исправительно-трудовое право”, “Судебная статистика”; спецкурс “Новое в уголовном законодательстве”. Помимо этого, читал лекции на курсах при Томском обкоме КПСС и в университете марксизма-ленинизма и правовых знаний при Томском горкоме КПСС. Многие годы он руководил студенческим научным кружком, который в 1962 г. на городском смотре научных работ студентов был признан одним из лучших.

Направления научной деятельности

Областью научных интересов А.Л. Ременсона стало изучение исправительно-трудового права, пенологии и криминопенологии. 15 февраля 1951 г. в совете Ленинградского государственного университета А.Л. Ременсон защитил диссертацию “Наказание и его цели в советском уголовном праве” на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Его работа представляла собой фундаментальное исследование целей и понятия наказания. Многие содержащиеся в ней предложения (о введении условно-досрочного освобождения, об установлении состава мелкого хищения социалистического имущества, о повышении санкций за ряд преступлений против личности и др.) впоследствии были реализованы в советском уголовном законодательстве. С середины 1950-х гг. А.Л. Ременсон занялся исследованием вопросов деятельности исправительно-трудовых учреждений и предупреждения рецидивной преступности. Эта проблема в течение ряда лет относилась к числу важнейших направлений в деятельности кафедры. В ходе реализации этой задачи вокруг А.Л. Ременсона сформировался коллектив преподавателей, аспирантов и студентов, а также практических работников. Изучение проблемы проходило на базе исправительно-трудовых учреждений Сибири. Результаты научных разработок передавались в Комиссию законодательных предложений Верховного Совета СССР, МВД (МООП) СССР, РСФСР, в местные органы охраны общественного порядка. Часть предложений, например, об отмене досрочного освобождения по зачетам рабочих дней, а также о реформе наблюдательных комиссий, получили отражение в законодательстве. Он неоднократно выступал с докладами на научных конференциях и совещаниях практических работников в Москве, Ленинграде, Томске, Саратове, Кемерове, Перми. Итогом изучения проблем исполнения лишения свободы и перевоспитания заключенных явилась диссертация “Теоретические вопросы исполнения лишения свободы и перевоспитания заключенных” (рукопись объемом 1200 стр.) на соискание ученой степени доктора юридических наук, защищенная А.Л. Ременсоном 15 апреля 1965 г. в объединенном межвузовском совете при УрГУ (Свердловск). Он стал первым в Сибири и на Дальнем Востоке доктором юридических наук. Комплексное исследование деятельности исправительно-трудовых учреждений было проведено им с использованием статистических сведений и данных, полученных с помощью конкретно-социологических методов, одним из которых являлось анкетирование заключенных. В его диссертации в широком философско-социологическом плане были рассмотрены основные теоретические вопросы исполнения решения свободы и перевоспитания заключенных. Работа А.Л. Ременсона также поднимала ряд актуальных в то время проблем, таких как субъективное восприятие осужденными карательных ограничений; его учет в осуществлении индивидуализации карательно-воспитательного процесса; правовая природа различных категорий норм исправительно-трудового права и другие вопросы. Внесенные им предложения были направлены на совершенствование действующего законодательства и практики перевоспитания осужденных, содержащихся в исправительно-трудовых учреждениях. Многие из положений диссертации А.Л. Ременсона представляли значительный вклад в науку исправительно-трудового права и составили основу ряда изменений в действующем законодательстве. В дальнейшем он продолжил разработку понятия и целей уголовного наказания, его содержания и принципов применения, обстоятельно проанализировал юридическую природу исправительно-трудового права, его предмет и метод, содержание карательно-воспитательного процесса в исправительно-трудовых учреждениях. При этом он неизменно подчеркивал противоречивую сущность уголовного наказания, диалогическое единство его карательных и воспитательных свойств. Широкое признание среди ученых-пенитенциаристов получило его представление о карательно-воспитательном процессе в местах лишения свободы как единстве наказания и мер исправительно-трудового воздействия. В последние годы жизни под руководством А.Л. Ременсона успешно разрабатывалась проблема повышения трудовой и общественной активности осужденных. Свои теоретические выводы А.Л. Ременсон стремился увязывать с практикой работы исправительно-трудовых учреждений. На факультете им была организована научно-исследовательская группа, выполнявшая исследования, связанные с вопросами борьбы с преступностью в лесной промышленности. В марте 1973 г. по инициативе А.Л. Ременсона на юридическом факультете Томского университета была создана первая в стране проблемная лаборатория “Борьба с рецидивной преступностью”, научное руководство которой он осуществлял вплоть до конца жизни. Сотрудники лаборатории занимались разработкой актуальных проблем борьбы с преступностью. Немало предложенных им рекомендаций по совершенствованию карательно-воспитательного процесса нашли воплощение в практике деятельности исправительно-трудовых учреждений. Этому во многом способствовала тесная связь коллектива лаборатории и ее руководителя с органами МВД СССР. Под руководством А.Л. Ременсона была открыта первая в Сибири аспирантура по специальности “правоведение”. Среди его учеников – более 30 кандидатов юридических наук, которые успешно работают на юридических факультетах Алтайского, Красноярского, Кемеровского и Омского университетов, в других вузах страны. Среди учеников А.Л. Ременсона – профессора Томского университета В.Д. Филимонов, М.К. Свиридов, Н.Т. Ведерников. Его перу принадлежит более 100 научных работ. А.Л. Ременсон был участником и организатором многочисленных научных и научно-практических конференций в Москве, Ленинграде, Саратове, Рязани, Кемерове, Томске, Барнауле и в других городах страны. Весьма насыщенной была и его общественная деятельность.

Общественно-политическая деятельность

А.Л. Ременсон принимал активное участие в деятельности общественных и культурно-просветительных организаций. В 1950-е гг. в качестве руководителя студенческого отряда участвовал в освоении целинных земель в Северном Казахстане. Неоднократно избирался членом парткома Томского университета. Избирался заместителем секретаря парткома (1965–1968). Являлся делегатом районной и городской партконференции (1965–1968). С 1957 г. – заместитель председателя наблюдательной комиссии за местами заключения (лишения свободы) при Томском горисполкоме, Кировском райисполкоме. Руководил секцией борьбы с рецидивной преступностью в составе Совета по проблемам борьбы с преступностью при Томском горкоме КПСС. Входил в состав совета университета правовых знаний при Томском горкоме КПСС. Являлся заместителем председателя координационного совета по социологическим исследованиям при Томском обкоме КПСС, председателем секции социологии права Сибирского отделения Советской социологической ассоциации, членом координационного совета по исправительно-трудовому праву, членом совета по борьбе с преступностью (в составе совета АН СССР), членом научно-методических советов: Главного управления мест заключения МООП РСФСР, Томского облсуда, ОИТУ УВД и ОМЗ УООП Томского облисполкома. Помимо этого, А.Л. Ременсон был председателем научно-методического совета Томского отделения Всесоюзного общества “Знание”, председателем городского совета общественности по организации шефской работы в исправительно-трудовых учреждениях. Регулярно выступал с лекциями перед партийно-хозяйственным активом Томской области. Его яркие выступления по радио и телевидению всегда отличались актуальностью, тесной связью с жизнью. Постоянно принимал участие в Днях профессора и Днях знаний, организуемых в районах области. Работа А.Л. Ременсона была отмечена почетной грамотой МООП РСФСР, почетными грамотами УООП Кемеровского и Томского облисполкомов, грамотами МВД СССР. Состоял в КПСС (1946). А.Л. Ременсона отличала эрудиция, незаурядный талант исследователя и педагога, удивительное трудолюбие. Он обладал прекрасными человеческими качествами – чуткостью, готовностью всегда прийти на помощь. Шутил он обычно мрачновато. Только немногие, знавшие его близко, могли отличить, когда он говорил серьезно, а когда в шутку. Речь свою, с сильно выраженным кавказским акцентом, обязательно подкреплял жестом руки. В компании его “серьезные” шутки и неизменная лезгинка с ножом в зубах всегда воспринимались с удовольствием.
Умер 27 марта 1985 г. в Томске.

Почетные звания.
Почетный гражданин селения Майрамадаг Северо-Осетинской АССР;
Заслуженный юрист РСФСР (1974).

Награды. Орден “Знак Почета” (1981); Медаль “За отвагу”(1942); Медаль “За боевые заслуги” (1946); Медаль “За оборону Кавказа” (1944); Медаль “За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.” (1946); Медаль “За освоение целинных земель” (1956); Медаль “За трудовую доблесть” (1967); Медаль “50 лет советской милиции” (1967); Почетный знак Минвуза СССР “За отличные успехи в работе”; Медаль “За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина” (1970). ,_Александр_Львович




Публикации

Преступления на транспорте по советском уголовному праву // Известия Академии наук СССР. Отдел экономики и права. 1950. № 5;
О некоторых вопросах общего учения о наказании // Ученые записки Томского государственного университета. 1954. №. 23;
Индивидуализация наказания и уголовный закон // Ученые записки Томского государственного университета. 1957. № 33;
К вопросу о происхождении реакционной буржуазной биокриминологии // Пятая научная конференция Томского государственного университета им. В.В. Куйбышева, посвященная 350-летию города Томска. 1957. Т. 137;
Индивидуализация наказания и уголовный закон // Ученые записки. (Юридические науки). 1957. № 33;
Преступления, составляющие пережитки родового быта // Советское уголовное право. Часть особенная. Л., 1959;
К вопросу о понятии наказания по советскому уголовному праву // Труды Томского государственного университета. 1959. Т. 151;
Советское уголовное право. Часть особенная: учебник. Л.: 1959; 2-ое изд. М., 1962;
Индивидуализация наказания в процессе его исполнения // Труды Томского государственного университета. 1961. Т. 156;
Вопросы лишения свободы и общее учение о наказании // Материалы научной конференции, посвященной проблемам исправительно-трудового права. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1961;
К вопросу об основаниях освобождения от уголовной ответственности и наказания // Сборник работ юридического факультета. Труды Томского университета. 1961. Т. 156;
Преступления, составляющие пережитки местных обычаев // Советское уголовное право. Часть особенная. М., 1962;
Задачи и содержание мер исправительно-трудового воздействия, применяемых к лишенным свободы // Доклады по вопросам конкретной экономики и советского права: Май 1963 г. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1963;
Некоторые вопросы теории советского исправительно-трудового права // Советское государство и право. 1964. № 1;
Новые положения об ИТК и тюрьмах и вопросы теории советского исправительно-трудового права // Правовые вопросы лишения свободы и перевоспитания заключенных. Томск, 1964;
Теоретические вопросы исполнения лишения свободы и перевоспитания заключенных. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1965;
О правовых обязанностях заключенных // Труды Томского государственного университета. 1966. Т. 183 (Вопросы советского государства и права);
Вопросы индивидуализации уголовного наказания в процессе исполнения лишения свободы // Вопросы предупреждения преступности. Ученые записки Томского университета. 1967. № 69;
Проблема исправительно-трудового воздействия и ее освещение в курсе советского исправительно-трудового права // Материалы Всесоюзного семинара преподавателей исправительно-трудового права юридических факультетов университетов, юридических институтов, высших и средних специальных учебных заведений Министерства охраны общественного порядка СССР. 6-10 февраля 1967 год. М.: НИиРИО ВШ МООП СССР, 1968;
В соавторстве. Актуальные вопросы борьбы с преступностью на современном этапе. Томск, 1969;
К вопросу об этической характеристике исполнения уголовного наказания при лишении свободы // Труды Томского государственного университета. 1970. Т. 208;
К вопросу об основных путях эволюции исправительно-трудового права // Актуальные вопросы государства и права. Труды Томского государственного университета. 1972. Т. 216;
О воспитательной роли карательного воздействия в процессе деятельности исправительно-трудовых учреждений (статья первая) // Вопросы государства и права. 1974. Т. 234;
Лишение свободы как особое конфликтное отношение // Вопросы советского государства и права. 1974. Т. 224;
О воспитательной роли карательного воздействия в процессе деятельности ИТУ // Актуальные проблемы государства и права. Томск, 1977;
Проблема социального контроля как элемента системы профилактики правонарушений // Профилактика правонарушений. М., 1977. Вып. 5;
Вопросы предупреждения рецидивной преступности в Сибири // Актуальные вопросы укрепления законности и правопорядка в районах интенсивного экономического развития Урала, Сибири и Дальнего Востока. М., 1979;
Конституирующие юридические признаки мер исправительно-трудового воздействия по действующему законодательству // Предупреждение рецидивной преступности в Сибири. Межвузовский сборник. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1980;
Институт судимости и вопросы предупреждения рецидива // Актуальные проблемы государства и права в современный период. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1981;
Некоторые правовые вопросы повышения трудовой и общественной активности осужденных, содержащихся в ИТУ // Правовые вопросы борьбы с преступностью. Сборник статей. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1982;
К вопросу о применении на предприятиях ИТУ бригадных форм организации и стимулирования труда // Проблемы борьбы с рецидивной преступностью. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1984;
Проблемы борьбы с рецидивной преступностью. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1984;
Новый этап совершенствования советского исправительно-трудового права и некоторые вопросы его теории // Правовые вопросы борьбы с преступностью. Сборник статей. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1985;
Проблемы теории и практики повышения трудовой и общественной активности осужденных. Опыт формирования социально полезной активности осужденных в исправительных учреждениях Томской области. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1987.

Ременсон, Александр Львович (1923-1985). Избранные труды : (К 80-летию со дня рождения) / А.Л. Ременсон ; М-во образования Рос. Федерации. Том. гос. ун-т ; [Редкол.: В.А. Уткин и др.]. - [Томск] : Изд-во Том. ун-та, 2003 (ОГУП Асиновская тип.). - 98 с. : портр.; 21 см.; ISBN 5-7511-1728-X (в пер.)
В издании представлены избранные научные труды выдающегося отечественного ученого-пенитенциариста и педагога, основателя томской школы исправительно-трудового (уголовно-исполнительного) права, доктора юридических наук, профессора Александра Львовича Ременсона (1923 – 1985 гг.). В сборник вошли извлечения из ряда опубликованных статей и авторефератов диссертаций А.Л. Ременсона, не утратившие актуальности для современной теории уголовного и уголовно-исполнительного права.

О нем

РЕМЕНСОН Александр Львович (1923–1985) : Портретная галерея // Национальный исследовательский Томский государственный университет. – Режим доступа: . – Дата доступа: 9.11.2015.

РЕМЕНСОН Александр Львович (6 августа 1923, Могилев, Белорусская ССР – 27 марта 1985, Томск) – юрист, профессор кафедры криминологии и исправительно-трудового права юридического факультета Томского университета // Электронная энциклопедия ТГУ. – Режим доступа:
,_Александр_Львович . – Дата доступа: 21.08.2017.

Опаленные судьбы. Евреи-томичи на фронтах Великой Отечественной войны. — Томск, 2012. — 240 с.: илл.

Упоминание.
Ременсон Александр Львович.
Родился 6 августа 1923 г. в г. Могилеве (Белоруссия). В 1927 г. переехал с родителями в Баку, где в 1941 г. окончил среднюю школу. В декабре 1941 г. поступил в Каспийское высшее военно-морское училище, откуда в феврале 1942 г. был переведен курсантом Высшего военно-морского инженер-
ного училища (Баку). В июле 1942 г. ушел добровольцем на фронт. Участвовал в боях на Закавказском фронте в составе 34-й отдельной курсантской бригады морского батальона автоматчиков. В январе 1943 г. получил тяжелое ранение и контузию, демобилизовался. Учился на юрфаке Азербайджанс кого университета и в Ленинградском университете. В 1947 – 1950 гг. учился в аспирантуре и работал ассистентом кафедры уголовного права ЛГУ. После аспирантуры был направлен на работу в Томск: профессор,
завкафедрой ТГУ. Награды: орден «Знак Почета», медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За трудовую доблесть», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией», «За освоение целинных земель». Умер 27.03.85 г. (12);



Курочкин А. П. Апшеронский меридиан: Документальная повесть / Под редакцией контр-адмирала В.Г. Калинина; Авторы: А.П. Курочкин, В.Т Татаренко. — Баку: Азернешр, 1989.—208 с., ил.
кввмку#pp1810846
Якорь в ущелье.
Бесстрашно бились с врагом Александр Бирюков, Ибрагим Абдуллаев, Павел Нагорнюк, Карно Инцкирвели, Борис Кузьмичов, Константин Прокофьев, Федор Луговской, Еремей Сулукадзе, Алексей Миронов, Олег Прокопьев, Юрий Хрящев, Давид Рижский, Юрий Антонас, АЛЕКСАНДР РЕМЕНСОН, Павел Емельяшкин, Иван Кумов, Федор Рытиков, Иван Личак, Павел Дорогань, Вано Гулиев, Рафаэль Аванесов, Сергей Решетов, Манус Яцкарь.
Сражение закончилось 11 ноября разгромом гизельской группировки фашистов. Противник потерял более 5000 солдат и офице-ров, 140 танков, 2350 автомашин, множество орудий и минометов.
Прошли годы, но время не затягивает раны. Курсанты Каспийского училища приезжают сюда, в село Майрамадаг, чтобы поклониться частичке священной земли, с которой ушли в бессмертие их старшие товариши. На взгорке стоит памятник с изображением якоря со звездой, отлитый из латуни собранных автоматных гильз. Внизу у основания — медная табличка, на которой выбиты слова, написанные Константином Прокофьевым:
Мы клянемся, моряки-герои,
Словом флотским — твердым, боевым:
Все, о чем мечтали вы,— достроим,
Все, к чему стремились,— совершим!

---
Каспийское высшее военно-морское Краснознаменном училище им. С.М. Кирова (история, персоны);
Зых и зыхчане
Gelena
Модератор раздела

Gelena

Минск
Сообщений: 7814
Регистрация: 18 янв. 2006
Рейтинг: 702 

Выпускники Каспийского ВВМКУ им. С.М. Кирова (1939-1992)

Проект "История КВВМКУ в лицах..."


Полушкин Виктор Алексеевич

1925 - 2014

Капитан 3 ранга







Дата рождения 23 ноября 1925
Дата смерти 10 декабря 2014
Место рождения город Москва
Год призыва 05 апреля 1942
Место призыва город Москва

Место работы и профессия (для тружеников тыла)
до 1960 г. служил на Каспийском флоте (демобилизовался в звании капитан 3 ранга), ВИНИТИ( зам директора), с 1971 по 1990 г. МЦНТИ (ученый секретарь),


Биография после войны

Трудовая деятельность Виктора Алексеевича Полушкина началась со службы в рядах Советской Армии, в которую он вступил добровольцем. В 1948 г. он окончил Каспийское высшее военно-морское училище и служил штурманом на кораблях и в соединениях Краснознаменной Каспийской флотилии. В 1956 г. поступил в адъюнктуру при Каспийском высшем военно-морском училище, которую успешно закончил, защитив диссертацию на соискание ученой степени кандидата географических наук. Научные работы В.А. Полушкина в этот период относятся к исследованиям в области гидрографического изучения морских театров и обеспечения кораблевождения. Им, в частности, был предложен новый метод оценки точности определения места корабля, разработана система навигационно-гидрографического обеспечения морских коммуникаций на Каспийском море. Как специалист в области гидрографии Каспия, он был приглашен в авторский коллектив, который подготовил Атлас Азербайджанской ССР – одно из наиболее важных картографических изданий того времени.
Безупречная служба В.А.Полушкина в Советской Армии отмечена пятью правительственными наградами.
После увольнения в запас в 1960 г. В.А.Полушкин начал работу во Всесоюзном институте научной и технической информации Государственного Комитета СССР по науке и технике и Академии наук СССР пройдя путь от младшего научного сотрудника до заместителя директора по научной работе.
За короткое время В.А.Полушкин стал видным специалистом в новой отрасли знания – теории научной информации и вел большую работу по развитию и совершенствованию практической информационной деятельности в СССР. Он являлся одним из основных организаторов и создателей Реферативного журнала «Информатика» и ежемесячного научно-технического сборника «Научно-техническая информация» - наиболее авторитетных периодических изданий в данной отрасли не только в СССР, но и за рубежом. Так, обе серии сборника «Научно-техническая информация» переводятся на английский язык и публикуются издательством Аттертон Пресс (в числе 32 переводимых журналов АН СССР).
Научные работы В.А.Полушкина в то время охватывали разработку теоретических вопросов создания, преобразования, поиска и хранения информации, практические проблемы организации, методики, автоматизации и механизации информационной и библиотечной работы. Он привлекался к подготовке статей для такого авторитетного издания, как Большая Советская Энциклопедия. Являлся организатором и ведущим автором семи опубликованных многоязычных словарей по информатике. Многие его труды публиковались и переводились в зарубежных изданиях.
В 1971 г. В.А.Полушкин был направлен на работу в Международный центр научной и технической информации (МЦНТИ). Он активно участвовал в решении важной государственной задачи – создании Международной системы научной и технической информации (МСНТИ) стран-членов СЭВ. В.А.Полушкин много внимания уделял выпуску международных изданий по различным вопросам народного хозяйства стран-членов СЭВ, методическим и организационным работам, информационному обеспечению комплексных и практических проблем сотрудничества стран-членов СЭВ.
В.А.Полушкин является автором более 80 научных трудов, широко известных в СССР и других странах. В мае 1986 года В.А.Полушкину было присвоено почетное звание «Заслуженный работник культуры РСФСР».
После окончания трудовой деятельности В.А.Полушкин жил полноценной творческой жизнью, писал картины, освоил компьютер, интернет. Любил слушать музыку и музицировал сам. Любил общаться с молодыми людьми и они отвечали ему взаимностью.



История Штурманской службы Флота России / Гл. ред. Е.Г. Бабинов; редкол.: С.В. Козлов, Г.И. безбородов, Р.А. Зубков. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2003. – 599 с.: ил.

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ПОДГОТОВКИ ШТУРМАНОВ В КАСПИЙСКОМ ВЫСШЕМ ВОЕННО-МОРСКОМ УЧИЛИЩЕ ИМЕНИ С.М.КИРОВА / В.Л. Григорян
С. 269.
Упоминание.
В 1951 г. на штурманском факультете работали кафедры: Навигации и навигационных приборов, Девиации, Мореходной астрономии, Гидрометеорологии.
В 1952 г. кафедры Навигации и навигационных приборов и Девиации послужили базой для создания новых кафедр: кафедры Кораблевождения и кафедры Технических средств кораблевождения, принявших на себя преподавание дисциплин прежних кафедр Навигации и навигационных приборов и Девиации. Оставалась и кафедра Мореходной астрономии.
К 1957 г. оставалось только 2 кафедры: ТСК и Кораблевождения, так как в последнюю была включена кафедра Мореходной астрономии.
В 1958 г. на факультете осталась только кафедра Кораблевождения. Начальниками кафедр в те годы были: Навигации – К.3. Никонов и А.П.Демин, Девиации, а затем ТСК – А.И.Ржешевский и Д.Д.Воздвиженский, Мореходной астрономии – Н.А.Изотов.
В дальнейшем до 1958 г. штурманский факультет возглавляли офицеры И.Н.Дадонов и Г.В.Вавилов, заместителями начальника факультета были офицеры И.М.Загребельный, А.В.Бобринец, М.П.Фролов.
Все кафедры штурманского факультета были укомплектованы опытными офицерами с боевым опытом и среди них: М.А.Чижов, М.И.Андрюков, С.Н.Тархов, А.Г.Толкачев, А.А.МОРОЗОВ, А.А.Усанов, Г.Г.Прошьянц, И.Л. Беленький, Л.А.Хурсин, Ю.М.Корнеев, В.А.ПОЛУШКИН, В.Н.Рухлин, М.Р.Никитенко и другие.


Куделин В.И. Каспийцы-кировцы на океанской вахте: Краткий исторический очерк Каспийского высшего военно-морского Краснознаменного училища имени Сергея Мироновича Кирова (1980-е гг.) кввмку#pp1836178

Упоминание.

Все кафедры штурманского факультета были укомплектованы также опытными офицерами и среди них: Чижов М.А., М.И.Андрюков, С.Н.Тархов, А.Г.Толкачев, А.А.МОРОЗОВ, К.К.Усачев, Г.Г. Прошьянц, кандидат технических наук И.Л.Беленький, кандидат технических наук Л.А.Хурсин, кандидат военно-морских наук Ю.М.Корнеев, кандидат географических наук Г.Г.Прошьянц, кандидат географических наук В.А.ПОЛУШКИН, кандидат технических наук Б.Н.Рухлин, доцент Никитенко М.Р. и другие.



На этих кафедрах выросло немало ученых, кандидатов наук и доцентов, и среди них офицеры И.Л.Беленький, И.П.Демин, Л.А.Хурсин, Ю.М.Корнеев, Г.Г.Прошьянц, В.А.ПОЛУШКИН, В.Н.Рухлин, Г.И.Якубовский, М.Р.Никитенко, Л.Н.Крачкевич, В.Г.Грабов, Н.М.Ганкин, М.А.Чижов, С.П.Ротомский, Г.Е.Бухалин, В.В.Бахарев, Р.Н.Мирокянц и многие другие

Кирин, И.Д. Кузница офицерских кадров: (Краткая история Каспийского им. С.М. Кирова высшего военно-морского училища) / И.Д. Кирин, В.Е. Полещук, В.А. Хомутов. – Баку: Азербайджанское государственное издательство, 1961. – 164 с.
Упоминание
В период с 1953 по 1959 г. написали и защитили диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук офицеры — капитан 2 ранга Прошьянц Г. Г., полковник Денисов Д. Н., полковник Новосартов Г. М., капитан 2 ранга Надточий Г. Л., подполковник Гаспарян С. К., капитан 3 ранга Хурсин Л. А ., капитан 2 ранга Бурьянов В . А ., капитан 3 ранга ПОЛУШКИН и др.

---
Каспийское высшее военно-морское Краснознаменном училище им. С.М. Кирова (история, персоны);
Зых и зыхчане
Gelena
Модератор раздела

Gelena

Минск
Сообщений: 7814
Регистрация: 18 янв. 2006
Рейтинг: 702 

Выпускники Каспийского ВВМКУ им. С.М. Кирова (1939-1992)

Проект "История КВВМКУ в лицах..."


Шпигель Михаил Яковлевич

15 ноября 1931 г. - 14 ноября 2015 г.


Уважаемая Галина! Сегодня ушёл от нас Каспиец-1954 г. выпуска Михаил Яковлевич Шпигель. Вечная память! (Капитан 1 ранга Чкалов Валентин Александрович).




Михаил Яковлевич с женой.


Михаилу Шпигелю, каспийцу. 15 ноября 2011 года. Санкт-Петербург.

Я помню Зых, сампо без срока,
Наш быт, таланты поваров…
Сказать уж трудно, что уроком
Первейшим было – быт суров,
Иль воспитателей усилья
Из тонкошеих школяров,
Не очень блещущих талантом,
Для флота сделать лейтенантов.
И каждый в памяти оставил:
Бульвар, развод у Низами,
Девчат знакомых разных правил…
Вздохнёшь и скажешь: были ж дни.
Мы отвлекались от науки,
Спасаясь от военной скуки.
Как за харчами есть десерт,
То нам положен был концерт.
То – зритель, то для хора строясь,
Там я услышал Миши голос.
Был Миша в лирике силён,
Был каждый им заворожен.
Не просто было песни петь.
Наш замполит хотел всё зреть
И бдел с большим вниманьем он,
Чтоб не мяукнул саксофон.
В то время это было так –
Был саксофон народу враг.
Без сакса все четыре года
Пел звучно Миша для народа.
И вот, умножив свой талант,
Стал Миша флота лейтенант.
Он – дока в штурманской науке,
Ведь брюки клёш – не просто брюки.
Крута Каспийская волна –
Любила моряков страна.
Мне долгий Мишин флотский путь
Не рассказать. Но подчеркнуть
Могу, что он - красивый, стройный
Прошёл весь путь весьма достойно.
Все говорят, что крабы сладки,
И Миша двинул на Камчатку.
Там край земли хранили стойко
На базе, что звалась Завойко.
Года бегут – с морями дружба.
Осталась за чертою служба.
Нам много ль надо на веку –
Привет тебе опять Баку.
С ним с юных лет сдружился он,
Сквозной для ветра Апшерон.
А дни длиннее, чем слова,
И Мишу привлекла Нева.
Фарватер-жизнь прошёл не зря
И здесь он бросил якоря.
Давно носили мы бушлаты.
В день наступившей круглой даты
Отметим главную черту
Надёжность в дружбе, чистоту
Душевных помыслов и слов,
Был дух его всегда здоров,
Любовь к морям всегда в крови…
Желаем счастья и любви,
Любви от близких и родных,
Всё не вместить сегодня в стих…
Как много хочется сказать
Хороших, тёплых, добрых слов
И, завершая, пожелать:
Наш славный Миша – будь здоров!

Капитан 1 ранга Чкалов Валентин Александрович.



---
Каспийское высшее военно-морское Краснознаменном училище им. С.М. Кирова (история, персоны);
Зых и зыхчане
Gelena
Модератор раздела

Gelena

Минск
Сообщений: 7814
Регистрация: 18 янв. 2006
Рейтинг: 702 

Выпускники Каспийского ВВМКУ им. С.М. Кирова (1939-1992)

Проект "История КВВМКУ в лицах..."


Сысоев Леонид Васильевич

1950 - 2017

Капитан 2 ранга

Родился 12.02.1950 г. в городе Баку в семье военнослужащего. После окончания средней школы № 221 Шаумяновского района, поступил в Высшее Военно-Морское училище им. С.М. Кирова на штурманский факультет. В 1972 г., окончив его, получил назначение на Северный флот в город Полярный Мурманской области.
В 23-й Дивизии кораблей охраны водного района в течение 10-и лет проходил службу на противоминных кораблях в должностях от командира боевой части до начальника штаба дивизионных тральщиков.
В 1976 г. закончил шестые Высшие офицерские классы ВМФ по специальности «командир противоминных кораблей».
В 1980 г. был назначен на должность офицера оперативного отдела Кольской флотилии.
В июле 1983 г. был направлен в Москву в десятое ГУШВС, где был назначен на должность военного советника в Народную Республику Ангола.
В конце июня 1983 г. капитан 3-го ранга, Сысоев Леонид Васильевич получил назначение на должность советника командира бригады патрульных кораблей и катеров в Народную Республику Ангола.
После окончания командировки в декабре 1986 г. капитан 2-го ранга, Сысоев Л. вернулся на Северный флот в город Полярный Мурманской области и был назначен на должность старшего офицера оперативного отдела Кольской флотилии.
В мае 1987 г. был переведен в ВМУЗы город Измаил на Черноморский флот.
После развала Советского Союза по истечению срока службы и сокращению штатов, вышел в запас (1993).




Публикации

Воспоминания капитана 2 ранга Сысоева Леонида Васильевича.

Сысоев Василий Михайлович (1912 - 1978). Участник Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Сысоевы Василий Михайлович, Таисия Ивановна, Владимир и Леонид: Зых и зыхчане.


Леонид Сысоев 2 // Проза.ру. – Режим доступа: . – Режим доступа: 14.02.2018.
Произведений: 20
*** - рассказы, 29.10.2017 09:48
Поганини и Боргезе - рассказы, 27.10.2017 11:33
Сражение у мыса Тендра - рассказы, 23.10.2017 14:35
Старший брат - миниатюры, 19.06.2017 14:11
Стюардесса - миниатюры, 16.06.2017 22:24
Старый диван - миниатюры, 16.03.2017 16:25
*** - стихи, 18.02.2017 14:58
Без продолжения - стихи, 01.01.2017 16:26
*** - стихи, 01.01.2017 15:58
Зима волшебница - стихи, 18.12.2016 13:54
Чайка похожа на самолет - стихи, 02.12.2016 13:41
Стихи о дружбе - стихи, 29.11.2016 17:14
Уже не лето... - стихи, 10.08.2016 16:18
Запах яблок наполнился дымом... - стихи, 13.07.2016 16:34
Черноволосая растрепа - стихи, 09.07.2016 13:11
К портрету - стихи, 30.06.2016 16:05
Вот парапет... - стихи, 26.06.2016 10:33
Я помню наш четвертый класс... - стихи, 25.06.2016 18:45
Возвращение - стихи, 25.06.2016 11:54
БАКУ 1993 ГОД - стихи, 16.06.2016 16:28




***

Как гром среди ясного неба.... 4 декабря 2017 г.



Очень грустное и печальное для нас всех известие.
Вчера еще он был на сайте "Одноклассники", отвечал на письма друзей, сам писал одноклассникам, выходил на связь по скайпу и вдруг это ужасное сообщение….
Как хрупка наша жизнь…
Не верится…
Глубочайшие соболезнования семье.


---
Каспийское высшее военно-морское Краснознаменном училище им. С.М. Кирова (история, персоны);
Зых и зыхчане
Gelena
Модератор раздела

Gelena

Минск
Сообщений: 7814
Регистрация: 18 янв. 2006
Рейтинг: 702 

Выпускники Каспийского ВВМКУ им. С.М. Кирова (1939-1992)

Проект "История КВВМКУ в лицах..."

Фадеев Геннадий Егорович

Капитан 1 ранга

Родился 1 января 1948 г. в городе Ишимбай.
В 1972 г. окончил Каспийское ВВМКУ им. С.М. Кирова. Службу продолжил на Северном Флоте в гарнизоне Видяево в эскадре подводных лодок в должности штурмана.
В 1978 г. окончил в Ленинграде факультет командиров подводных лодок Высших офицерских классов ВМФ. Служба проходила в должностях старшего помощника командира ПЛ, командиром ПЛ, заместителем начальника штаба эскадры атомных подводных лодок на морской базе в поселке Видяево.
В 1992 г. вышел в отставку и вернулся на малую родину - в г. Ишимбай.
Является председателем Ишимбайского Офицерского собрания "Витязь", председателнм Ишимбайского филиала Морского собрания Республики Башкортостан.
Награжден орденом "За службу Родине ВС СССР" 3-й степени и пятнадцатью медалями.




Публикации

Г.Е.Фадеев - автор серии материалов об истории атомного подводного ракетного крейсера "Курск" и документального фильма, рассказывающего о бессмертном подвиге российских моряков.

Фадеев, Г.Е. Семь футов над килем // Восход. – 2014. – Режим доступа: . – Дата доступа: 17.11.2015.

В феврале 1973 года наша ракетная подводная лодка вышла с базы Видяево на боевую службу в Средиземное море.

Согласно боевому распоряжению, в составе пяти подводных лодок нам предстояло в подводном положении дойти до Португалии, а далее каждая субмарина самостоятельно незаметно для разведки НАТО должна была проскочить Гибралтарский залив и занять свой район для боевого патрулирования.

В Норвежском море на 73-й параллели нас застал девятибалльный шторм. Эскадру раскидало по морю так, что мы не могли видеть друг друга визуально. Это было первое тяжелейшее испытание. Многотонную лодку в океане бросало, как щепку в горной речке. Можно представить, что творилось внутри субмарины!

Во время перехода мы должны были принять участие в учениях по прорыву противолодочного рубежа на глубине 100 метров. В Норвежском море погрузились на заданную глубину и начали отработку вводной. И вдруг... Произошедшее, думаю, каждому участнику того похода запомнилось на всю жизнь.

Успех любой операции зависит от слаженных действий всего экипажа. В тот день по вине одного матроса наша подводная лодка провалилась на предельно допустимую глубину – более 300 метров! И казалось, шансов уже нет, мы смотрели смерти в лицо: вот-вот корпус подлодки расколется, как скорлупа, и нас поглотит морская пучина.

Несмотря на катастрофическую ситуацию, экипаж работал слаженно, без паники. И через некоторое время субмарина вышла на поверхность. Впереди был Гибралтарский пролив, но, по данным разведки, там уже находилась авиационная ударная группировка США во главе с авианосцем «Интерпрайз». Hа глубине 100 метров проскочили Гибралтарский пролив, затем Тунисский и в мае заняли район боевого патрулирования у острова Крит.

Ночью 2 июня всплыли для вентиляции отсеков. Я ушел отдыхать на гиропост, предварительно определив местонахождение корабля по звездам. В 4.00 меня срочно вызывают на центральный пост. Буквально лечу туда, прокручивая в голове варианты того, что могло произойти. Но увидев улыбающиеся лица командира и офицеров, успокоился и бодрым голосом доложил о своем прибытии.

– Геннадий! – командир пожал мне руку. – Зачитываю радиограмму из центра. «Командиру войсковой части 59162 капитану первого ранга Еремину В.И. для лейтенанта Фадеева Геннадия Егоровича: «Поздравляем с сыном Сережей, жена чувствует себя хорошо. Желаем успешного плавания, в семьях всего экипажа все благополучно».

– Ура! Ура! Ура! – прокричали офицеры и по очереди стали поздравлять меня. Сон как рукой сняло, я чувствовал себя на седьмом небе. Перед выходом в плавание командир дивизии дал мне несколько суток отпуска, чтобы сопроводить жену на большую землю. Уезжая из Ишимбая, я просил, чтобы, если родится сын, назвали его Сережей, и никак иначе. Он появился на свет 23 апреля 1973 года, узнал я об этом только 2 июня. А увидел его только перед Новым 1974 годом.

Радиограмму и боевой листок, выпущенный тогда на корабле в связи с рождением у меня сына, храню до сих пор. В том походе мы стали очевидцами арабо-израильского конфликта, переросшего затем в полномасштабную войну.

Американская авиационная группировка, которая подошла к Египту, была готова произвести ракетно-бомбовый удар. Если бы это произошло, нам предстояло нанести удар по авианосцам крылатыми ракетами с ядерной начинкой.

В воздухе реально запахло Третьей мировой войной. После Карибского кризиса это было самое серьезное противостояние двух крупнейших мировых держав. Война нервов, как назвали мы для себя все происходившее, длилась более месяца. Весь мир, затаив дыхание, следил за событиями. Но, к счастью, победил здравый смысл. В середине октября мы вернулись на родную базу – в Видяево.

Наш поход, который должен был продлиться 180 суток, фактически продолжался более девяти месяцев. И сейчас, более 40 лет спустя, в памяти встает каждый прожитый тогда день.

Такое не забывается. Более тысячи ишимбайцев прошли службу или продолжают ее в ВМФ России. Но, к сожалению, время неумолимо. И мы теряем своих боевых товарищей. Ушли из жизни капитаны второго ранга Ю. Платонов и В. Самоцветов, мичман Ф. Ягафаров, трагически погибли мичманы А. Черников и С. Лёвочкин.

Они верно служили Отечеству и оставили о себе на флоте и в родном городе добрую память. От имени общественной организации «Офицерское собрание» хочу поздравить всех ишимбайцев, кто служил и служит на флоте, с праздником и пожелать им всем, их родным и близким счастья, мира и благополучия.

«Курск» - поход в бессмертие: Сегодня исполняется 15 лет со дня гибели атомной подводной лодки «Курс» : Интервью с капитаном 1 ранга Фадеевым Г.Е. // Салават: Новости, объявления, афиша, погода. – 2015. – Режим доступа: . – Дата доступа: 17.11.2015.
«Курск». Знаем ли мы сегодня всю правду о трагедии?
— Всю, скорее всего, нет! — считает ишимбаец Г.Е. Фадеев, капитан 1-го ранга в запасе, судьба которого в определённый период его жизни была тесно связана с судьбами членов экипажа печально известной субмарины. — До сих пор многие специалисты убеждены, что причина страшной аварии — столкновение с иностранной подлодкой? Без внешнего воздействия взрыва на «Курске» не произошло бы.

Геннадий Егорович, безусловно, имеет право рассуждать на давно закрытую тему, так как сам был командиром подводной лодки и прослужил в Видяево 20 лет. Хорошо знал он и командиров АПЛ — капитанов 1 -го ранга В. Багрянцева и Г. Лячина.
Атомные подводные лодки 949 проекта эксплуатируются три десятилетия. Первенцы его, которых моряки любовно прозвали «батонами», вступили в состав ВМФ СССР в начале 80-х годов прошлого столетия.

— В конце 70-х, — вспоминает Г.Е. Фадеев, — в состав нашей эскадры направили 7-ю дивизию атомных подводных лодок с крылатыми ракетами. Так наша эскадра стала эскадрой атомных субмарин с крылатыми ракетами.
Подлодки 675 проекта, эксплуатировавшиеся с начала 60-х годов, к концу 80-х стали выводить из состава ВМФ. На смену им пришли новейшие атомные субмарины с крылатыми ракетами «Гранит».
В начале 1990 года в отдел кадров эскадры пришла директива: сформировать экипаж АПЛ «К-141» из состава 7-й и 50-й дивизий. В то время я занимал должность заместителя начальника штаба эскадры и принимал непосредственное участие в исполнении этого приказа. Я предложил экипаж атомной подлодки «К-458» 670 проекта под командованием капитана 2-го ранга Рожкова. Эта АПЛ была на выходе из состава флота, а экипаж молодой — еще служить и служить.
И вот решение принято. Мы должны к июню подготовить экипаж и отправить его на учебу в Обнинск...
Так была сформирована команда капитана 2-го ранга В.Н. Рожкова. 14 июля 1991 года видяевцы убыли на учебу в Обнинск. Затем подготовка продолжилась в Северодвинске — на заводе-изготовителе, где и заложили АПЛ «К-141».
Весной 1993 года на предприятие пришла директива главкома ВМФ России «О присвоении АПРК «К-141» почетного наименования «Курск». А в октябре того же года члены экипажа начали планомерную приемку своего корабля у промышленности. На протяжении всего следующего года «Курск» проходил испытания.
25 января 1995 года на атомном подводном ракетном крейсере «Курск» подняли военно-морской флаг, а уже через пять дней корабль прибыл на свою новую базу — Видяево. Началась боевая учеба.
В 1996 году на командирском мостике субмарины капитана 1 -го ранга Виктора Николаевича Рожкова сменил капитан 1 -го ранга Геннадий Петрович Лячин. Он прибыл в Видяево летом 1977-го года. А спустя десять лет Геннадия Петровича назначили командиром на подводную лодку Г.Е. Фадеева , который уже был переведен в штаб эскадры. В начале августа 1999 года атомная подводная ракетная субмарина «Курск» ушла в автономку под командованием капитана 1 -го ранга Лячина.
Впервые после многолетнего перерыва североморцам предстояло выполнять боевые задачи в Средиземном море, действовать в условиях многократного превосходства противолодочных сил ВМС вероятного противника. Как раз в это время силы НАТО бомбили Югославию.
Задачи в Средиземном море и в Атлантике «К-141» выполняла успешно, ни разу не была обнаружена, и только при переходе лодки на базу были брошены большие противолодочные силы НАТО на ее поиск. Но «Курск» вернулся, как говорят, с победой.

— В ходе длительного плавания экипаж, — рассказывает наш земляк, — активно наблюдал за авианосными ударными и многоцелевыми группировками вероятного противника, отслеживал его оружием, будучи готовым в случае начала военных действий нанести ракетные удары. Попутно осуществлял поиск ракетных и многоцелевых подводных лодок иностранных военно-морских сил.
...Дни сплетались в недели. Те складывались в месяцы изводящего душу и щемящего сердце ожидания. Ждали жены, матери, дети.
И вот наступил долгожданный октябрьский день, когда атомный подводный ракетный крейсер возвратился с боевой службы. Он был не по-заполярному солнечный. «Курск» на родную базу шел, можно сказать, величавой поступью, присущей победителям. Кстати, великолепие этой субмарины и ее «собратьев» восхитило даже заокеанских специалистов, и они удостоили подводные корабли данного проекта наименованием «Оскар» по натовской классификации. А после данного похода АПЛ «Курск» получила по ней второе наименование — «Убийца авианосцев».
…На пирсе ждали возвращения команды сослуживцы, друзья, родные, близкие подводников. Ждали с нетерпением, вобравшим в себя долгие месяцы тревожной разлуки. И вот лодка появилась. Доклад командира о выполнении задач боевой службы принял начальник штаба Северного флота Герой России вице-адмирал Моцак. Вскоре капитан 1 -го ранга Лячин докладывал об успехах экипажа самому президенту РФ.
За поход каждый второй его участник был представлен к государственной награде. Самого Геннадия Лячина представили к званию «Герой России».
В августе 2000 года экипаж «Курска» вновь вышел в море. Он принял участие в сборе-походе кораблей Северного флота, который должен был стать последней практической тренировкой разнородных сил флота перед дальним походом в Средиземное море, который согласно указу президента РФ планировали провести в конце того же года. Этот выход в море оказался для экипажа последним.
— Я знал, что с 10-го по 13-е августа на Северном флоте будет проводиться командно-штабное учение с фактическим выходом кораблей в море, — вспоминает Геннадий Егорович. — Должны были задействовать силы морской пехоты, авиации, надводные и подводные корабли. Как правило, на подобных маневрах отрабатываются все элементы боевой подготовки: ракетные и торпедные стрельбы, высадка десанта, подъем экипажа из «затонувшей» подлодки силами флота. В свое время мне самому приходилось планировать на эскадре и ракетные стрельбы АПЛ дивизии, и торпедные. В конце учений, как правило, проводилась отработка навыков по спасению «затонувшей» лодки. Подлодка с Полярного ложилась там на грунт на глубине до 100 метров. Спасательные силы, находившиеся в Видяево (подводная лодка с двумя подводными снарядами на борту, которые могли опускаться на глубину до 500 м, отряд водолазов, работающих на глубине свыше 150 м), выходили к лодке, стыковались с ней. Водолазы помогали снарядам садиться на комингс-площадку и выводили подводников в снаряд. Затем их через шлюзовую камеру доставляли на подводную лодку спасателей.
Аварийно-спасательная служба Северного флота считалась одной из лучших. Боеготовность АСС была очень высока, поэтому в нашу бытность все учения проходили без замечаний и на высоком уровне.

Утром 14 августа 2000 года Геннадий Егорович Фадеев , уже несколько лет находившийся в запасе и живший в родном Ишимбае, поехал с женой, кстати, тоже много лет прослужившей в Видяево, в сад. Включил в машине радиоприемник, настроил на волну «Эхо Москвы» и услышал, что в Баренцевом море атомная подводная лодка легла на грунт. Подумал, что это обычная концовка командно-штабных учений — проводят отработку спасения экипажа с «затонувшей» подлодки. Но тут же в голове бывшего подводника промелькнула тревожная мысль: «Что-то не так, ведь атомные субмарины на дно не ложатся». А когда через каждые 30 минут по радио стали передавать сообщения об АПЛ, лежащей на грунте в Баренцевом море, Геннадию Егоровичу стало ясно, что произошла авария.
Вернувшись после обеда домой, супруги Фадеевы включили все, что могло говорить и показывать, и напряженно стали ждать новой информации из Баренцева моря. Фадеев анализировал ситуацию, пытался дозвониться в Видяево. Но сделать это было практически невозможно. И только в 18.00 по центральному телевидению дали подробное сообщение, что 12 августа по неизвестным причинам на АПРК «Курск» под командованием капитана 1 -го ранга Геннадия Лячина произошла авария, и лодка легла на грунт на глубине 108 метров. Экипаж находится в тяжелейших условиях.
Сказать, что конкретно произошло, не мог еще никто. Сколько человек на борту — тоже никакой ясности. Звучали разные цифры: 130, 112. Много позднее все-таки назвали уточненные данные — на борту 118 человек.
В ночь на 15-е августа Геннадий Егорович связался по телефону со знакомыми в Видяево, и ситуация немного прояснилась: атомный подводный ракетный корабль «Курск» затонул, шансов на спасение экипажа, в котором много друзей и знакомых Фадеева , мало.
Всю ночь супруги не ложились, слушали радио, смотрели телевизор, вспоминали совместную службу с Геннадием Лячиным, как мальчишкой бегал по Видяево Димка Мурачев, ставший капитаном 3-го ранга и командиром группы движения на «Курске», как Валентина Козырева постоянно спрашивала про своего сына: «Не видели ли вы моего Костю? Что-то со школы его долго нет». А теперь этот мальчик был мичманом на этой же лодке. Как вместе с их сыном играл Алешка Шевчук, с семейством которого Фадеевы жили на одной площадке. Он был уже капитан-лейтенантом ...
— Мыслями, — признается бывший подводник, — мы были в Видяево. Хотелось хоть чем-то помочь всем этим людям. И я успокаивал себя и жену тем, что спасательное судно и водолазы успеют к месту катастрофы. Но я еще не знал: что первое уже списано, а водолазов в Видяево уже нет. Что нет даже колокола, который можно опустить на глубину, где лежал теперь «Курск». Что все продано коммерческим структурам, а водолазы-глубоководники были вынуждены уйти с флота из-за плохого финансирования...
Помощь подводникам АПРК «Курск» оказать только собственными силами флот был не в состоянии. А сообщения по радио, телевидению становились все тревожнее и тревожнее. Всю страну, наверное, и весь мир всколыхнула весть о трагедии в Баренцевом море. Видяево, в котором ишимбаец отслужил 20 лет, стал печально знаменит на всю планету.
16 августа в газетах напечатали полный список членов экипажа подводной лодки. Четыре человека — из Башкирии. Салават Янсапов — из Ишимбая.
Супруги Фадеевы через военкомат узнали тогда адрес Янсаповых. Оказалось, отец Салавата живет в соседнем доме. Геннадий Егорович вспомнил, что в мае 2000 года видел Салавата — тогда молодой человек приезжал в Ишимбай в свой последний отпуск. Он был в форме и производил впечатление залихватского моряка. Бывший капитан еще хотел сделать ему замечание по форме одежды, но не стал и потом пожалел об этом: «Надо было! Тогда бы я узнал, что этот парень служит в Видяево на атомном подводном ракетном крейсере «Курск» у Геннадия Лячина. И мы вполне могли бы стать добрыми знакомыми».
Журналисты буквально атаковали командование флота, пытаясь узнать, что же произошло с «Курском». Каждый хотел первым преподнести жареный факт о трагедии. Средства массовой информации сообщали все, что только могли вообразить: получалось, что причиной трагедии была ракета с крейсера «Петр Великий», лодку протаранили ледокол или транспортное судно. «Курск» задел подводную мину времен Второй мировой войны... Даже проскользнуло сообщение о диверсии находившегося на борту «смертника» — гражданского представителя завода «Дагдизель», на котором делали торпеды.
Собрав всю информацию, анализируя собственный опыт, зная тактику и личность командира «Курска», Г.Е. Фадеев пришел к выводу, что наиболее реальны две версии.
— В мае 1989 года, — вспоминает Геннадий Егорович, — наша дивизия отмечала свой юбилей. Все, кто проходил в нашем соединении службу, были приглашены на торжества. Кстати, в дивизии выросло немало адмиралов, один из них, Э.Я. Спиридонов, стал командующим Тихоокеанским флотом. Было о чем поговорить. И, естественно, было много воспоминаний. Шли разговоры и о перспективах службы на новых лодках. Но никто не мог предположить, что находившийся среди нас Геннадий Лячин перейдет на новый атомоход и сделает свою военную карьеру столь печально знаменитой, став Героем России посмертно.
Тогда и состоялась наша последняя встреча с Геннадием, который к тому времени командовал моей бывшей лодкой...

Так что же случилось 12 августа? — не перестает задавать себе вопрос наш земляк, анализируя все известные факты.
В тот день первый подводный взрыв в районе учений Северного флота норвежская сейсмологическая станция Карасек зафиксировала в 11 часов 28 минут 27 секунд. Через 135 секунд — еще один, бывший примерно в пять раз мощнее первого. Время взрыва совпадает с началом торпедной атаки: Лячин в 11.30 должен был начать «бой» с кораблями «противника». Позже, когда водолазы обследовали аварийную лодку и доложили, что первого отсека практически нет, стало ясно: тогда рванул торпедный боезапас. В 08.00 Лячин доложил на командный пункт флота, что занял район учений и готов к выполнению практической торпедной стрельбы по надводному кораблю. Начал маневрировать в районе для выявления отряда боевых кораблей (ОБК), узнавать их курс, скорость, чтобы выполнить стрельбу.
Как правило, в район учений скрытно проникают иностранные АПЛ для слежения за нашими силами.
— Вот как, по-моему, разворачивались события, — говорит Фадеев. — Надводный разведывательный корабль «Марьята» маневрирует рядом с ОБК. Лячин на глубине не более 60 метров выявляет отряд боевых кораблей. В кормовых курсовых углах заходит иностранная подлодка и следит за «Курском». Он ее не слышит, слежение происходит на близких дистанциях (3-5 кабельтов).
В это время года в районе учений гидрология составляет тип № 2. Это значит, что верхние слои воды прогреваются до глубины 50-60 метров, а далее — слой скачка и слышимость шумов надводных кораблей хуже, чем в приповерхностных слоях воды.
Лячин всплывает на глубину 30-40 метров из подслоя скачка. Иностранная субмарина теряет контакт с «Курском» и начинает его восстанавливать, делая подскок в точку потери шумов. В это время «Курск» производит циркуляцию для прослушивания надводной и подводной обстановки, и акустики фиксируют шумы турбин АПЛ. Докладывают командиру. Лячин принимает решение всплывать под перископ, чтобы убедиться в правильности классификации акустики иностранной подлодки, так как подводные корабли визуально не видны. Иностранная субмарина, всплыв в приповерхностные слои, восстанавливает контакт с «Курском». Но дистанция очень маленькая. «Курск» циркулирует вправо, иностранная АПЛ — влево. Скользящий удар пришелся на правый борт «Курска», а стабилизатором иностранная подлодка ударяет в переднюю крышку ТА (торпедный аппарат), деформирует практическую торпеду (переднюю крышку заклинило).
Перекись водорода соединяется с керосином (в торпеде около 1400 кг первого и 240 литров второго). Происходит взрыв. Струя пламени через заднюю крышку ТА, так как переднюю заклинило, причем, огромной температуры, врывается в первый отсек. Происходит возгорание боевых торпед (их на борту 22 штуки). И — сильнейший взрыв. Ударная волна рушит переборки между 1-м, 2-м и 3-м отсеками. Пожар распространяется почти до 6-го отсека. Переборка между 5-м и 6-м отсеками прогнулась, но выдержала, так как рассчитана на 40 кг/кв. см. Остальные только на 10 кг/кв. см. В первых трех отсеках подводники погибли моментально, не мучаясь. В 6-9 отсеках люди остались живы, что подтверждается впоследствии спасательной операцией по поднятию подводников из 9-го отсека. Подводная лодка падает на грунт с поднятыми выдвижными устройствами на глубину 108 метров. Выйти из этого состояния «Курск» не смог, так как под килем глубина составляла всего около 70 метров, а длина лодки — 154 м. И он ударяется о грунт. Происходит первый взрыв торпеды. На «винтах» лодка ползет по морскому дну 100-150 метров — обломки корпуса и ТА потом нашли за кормой.
Через 135 секунд после первого взрыва раздается второй. Из-за того, что выступ донной скалы закрыл пробоину в лодке, почти вся мощь ударной волны ушла в носовые отсеки.
В августе 2000 года, когда еще средства массовой информации внушали стране и миру, что спасение моряков, запертых в кормовом отсеке в Баренцевом море, возможно, Г.Е. Фадеев иллюзий не питал. Он, опытный подводник, знал, что его бывшим сослуживцам, закупоренным в стальном «гробу», не выжить. Страна не могла им помочь.
— В тот период, — вспоминает Геннадий Егорович, — у нас, кроме спасательных снарядов, больше ничего не применяли. Меня мучили вопросы, где же наша спасательная лодка «Ленок», где водолазы-глубоководники, водолазный колокол, почему мы обращаемся за помощью к иностранцам? Ответы на все них были просты и не оставляли надежды.
...С середины 50-х годов вплоть до 80-х у наших спасателей был «золотой век». У нас имелась масса опытных образцов уникального оборудования. Кроме водолазных костюмов, были, например, две специальные подводные лодки. Каждая из них могла нести на себе два глубоководных аппарата, которые работали до глубины 500 метров, снимали с затонувшей подлодки за один раз до 12 человек. Оказалось, что к моменту трагедии с «Курском» их пустили на металлолом. Заменить их не позаботились. А ведь именно такие лодки спасли жизнь многим подводникам. Так, в 1981 году на Тихоокеанском флоте дизельная подлодка столкнулась с рефрижератором. Субмарина затонула в течение нескольких секунд на глубину 50 метров. Спасательная лодка «Ленок» вышла к месту происшествия и легла на грунт рядом с потерпевшей аварию. Водолазы подошли к затонувшей субмарине и через носовые торпедные аппараты вывели более 20 человек.
Высокие чины «оборонки» и наши адмиралы должны были помнить об уникальном спасательном судне, способном совершать чудеса.
Крупнейший в мире буксир «Фотий Крылов» до истории с «Курском» принадлежал России. Он был построен в советское время в Финляндии по заказу ВМФ. Не имеющее аналогов в мире судно, мощное подъемное оборудование, специально спроектированное и построенное для оказания быстрой помощи в таких ситуациях, в которой оказался «Курск», стояло в момент трагедии в греческом порту Пирей. Оказывается, оно несколько лет назад было приписано к порту Владивосток и сдано командованием Тихоокеанского флота в аренду коммерческой фирме, которая перегнала судно за границу и продала его там.

До сегодняшнего дня этот буксир остается единственным в мире судном, способным спасать такие лодки, как «Курск».
Наш флот имел спасательное судно «Карпаты», мощный буксир «Николай Чикер», глубоководные погружаемые аппараты «Поиск-2», «Поиск-6», предназначенные для обследования на глубинах от 2 до 6 тысяч метров. Была построена серия малогабаритных аппаратов: «Рапан» (100 м), «Приз» (300 м), «Бестер» (500 метров погружения).
В середине 80-х годов флот располагал 368 аварийно-спасательными единицами техники. Аналогов нашей АСС в мире не существовало. На момент трагедии в Баренцевом море мы имели ее только 60 единиц. Причем, половина из этого количества не эксплуатировалась и нуждалась в ремонте.
«Рассыпаться» же все начало в конце 80-х годов, когда государство резко сократило финансирование. В 2000 году флот получал менее 10% бюджета Министерства обороны. По всем мировым стандартам это мизер. А самое страшное — развал ВМФ, длившийся в течение десяти лет, ослабил боевую подготовку основных его сил, аварийно-спасательной службы. 118 подводников «Курска» погибли только из-за этого. А командование и правительство публично расписались в своей беспомощности, обратившись тогда к иностранным державам...

После гибели АПЛ «Комсомолец» был сформирован отряд глубоководных водолазов, базирующийся в Ломоносово. Когда затонул «Курск», он как раз был на Севере — в районе учений. Очень прискорбно, что его так и не смогли задействовать, так как на всем Северном флоте не оказалось ни одного спасательного судна, имеющего на борту глубоководный комплекс с водолазным колоколом.
Оставалась надежда на «Приз» и «Бестер», спускавшиеся с «Рудницкого». Но они не могли состыковаться с «Курском». Другие же спасательные суда были или списаны, или проданы. Возьмем для примера «Карпаты». Судно имело все необходимое оборудование для выполнения спасательных работ. В 90-е годы экипаж расформировали, а корабль перевели в Кронштадт, где его использовали в качестве общежития.
На каждом флоте был отряд глубоководных водолазов, работавших на глубинах до 200 метров. На момент трагедии их не оказалось.

Вечером 21 августа 2000 года в средствах массовой информации прозвучало заявление командующего Северным флотом адмирала Вячеслава Попова, что атомный подводный ракетный крейсер «Курск» затоплен полностью. Все 118 членов экипажа погибли. На тот момент уже работала государственная комиссия по расследованию причин трагедии. Председатель правительственной комиссии вице-премьер Илья Клебанов изложил основные версии катастрофы, которые эксперты посчитали наиболее вероятными:
1 . Подводная лодка получила повреждение вследствие сильного внешнего динамического удара подводным объектом, после чего произошел взрыв торпедного боезапаса.
2. Взрыв торпедного боезапаса произошел вследствие неправильной эксплуатации опытной торпеды.
3. Катастрофу вызвало столкновение с миной времен Второй мировой войны.
На взгляд ишимбайца Г.Е Фадеева последние две версии уже тогда были маловероятны.
Генеральная прокуратура и правительственная комиссия сделали окончательный вывод о причине гибели атомохода «Курск»: первично рванула торпеда, именуемая «толстушкой», а потом — основной торпедный боезапас. Версия столкновения субмарины с неким иностранным кораблем (отчего «толстушка» и могла взорваться) была отброшена полностью. И по сегодняшний день выдвигаются, обсуждаются различные предположения: научные, фантастические и откровенно бредовые. Пройдет, наверное, еще немало времени до того дня, когда мир узнает всю правду о произошедшем в Баренцевом море.


Продолжение следует.

---
Каспийское высшее военно-морское Краснознаменном училище им. С.М. Кирова (история, персоны);
Зых и зыхчане
Gelena
Модератор раздела

Gelena

Минск
Сообщений: 7814
Регистрация: 18 янв. 2006
Рейтинг: 702 

Выпускники Каспийского ВВМКУ им. С.М. Кирова (1939-1992)

Проект "История КВВМКУ в лицах..."

Фадеев Геннадий Егорович

Капитан 1 ранга. Выпускник Каспийского ВВМКУ им. С.М. Кирова (1972).

О нем

Бикмеев, Михаил Ахметович. Вклад Республики Башкортостан в развитие Военно- морского флота России: монография. – Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2008. – 117 с.



Офицер – это профессия защищать Родину / ОО Офицерское собрание Ишимбайского района и г. Ишимбай. – Ишимбай, 2007.

Фадеев Геннадий Егорович – пример для подражания / Даутова Ляйсан Ульфатовна ученица 11Г класса МОБУ СОШ № 11; Руководитель Суслова Татьяна Васильевна учитель истории МОБУ СОШ № 11. – Ишимбай, 2009.. – 32 с. – Режим доступа: . – Дата доступа: 17.11.2015.

Детство и юность Геннадия Егоровича

Геннадий Егорович Фадеев родился 1 января 1948 г. в городе Ишимбай.
Его мать, Елена Егоровна, родилась в марте 1918 г. Домохозяйка.
Отец Фадеев Егор Владимирович, родился 11 апреля 1916 г. Работал в конторе бурения – диспетчером. Учился в деревне Ивановка Мелеузовского района. В 1942 г. окончил военное училище. В 1938 г. был призван в Красную Армию. В январе 1941 г. из министерства обороны пришла телеграмма прибыть в Москву, в Кремль для вручения государственной награды. И лично из рук М.И. Калинина получил боевую награду - орден Боевого Красного Знамени. Он был первым орденоносцем в городе. В 1943 году его призвали в армию. Он неоднократно награждался почетными грамотами. Его наградили двумя орденами Отечественной войны, медалями "За Победу над Германией" и "За взятие Берлина".

Фадеев Геннадий рос в многодетной семье, по счету он был четвертым ребенком - самым младшим. Его сестра - Елена, 1937 г. рождения. Брат – Юра Фадеев, 1941 г. рождения - служил прапорщиком. В 1963 г. Геннадий Фадеев окончил восьмилетнюю школу №8, учился средне - были тройки. Любимые предметы – математика и физкультура. В школьные годы ходил в «Дом пионеров» и в школу на драмкружок. В 1965 г., после городского профессионального технического училища №28, продолжил учебу в школе рабочей молодежи №2. Училище окончил на три 4 и одну 3. Одновременно работал авто слесарем, шофером в автотранспортной колонне "Башюгонефтеразведка" города Ишимбая. Он мечтал стать военным моряком-подводником. Поэтому после окончания вечерней школы поступает в Каспийское Высшее военно-морское училище в Баку имени С.М.Кирова. В 1972 году, после окончания училища с большим желанием продолжил службу на Северном Флоте в гарнизоне Видяево на эскадре подводных лодок в должности штурмана.

Боевая служба на Средиземном море.

Геннадий Егорович Фадеев прошел за годы службы путь от лейтенанта до капитана 1-го ранга, от штурмана до командира ракетной подводной лодки и заместителя начальника эскадры.В 1972 г. после окончания училища продолжил службу на Северном Флоте в гарнизоне Видяево на эскадре подводных лодок в должности штурмана.
В 1973 г. произошли большие политические события, значительно повлиявшие на ход мировой истории: военный переворот в Чили, арабо-израильский конфликт. СССР воевал на стороне Египта, а США поддерживал Израиль. Фадееву Е.Г довелось быть не только зрителем, но и непосредственным участником последнего события.
Как это произошло?
Ракетные подводные лодки эскадры постоянно несли боевую службу в Средиземном море. Эскадра надводных кораблей Черноморского флота и приданные ей подводные лодки Северного флота противостояли силам 6-го флота ВМС США. Авианосная ударная группа американских военно-морских сил также постоянно находилась здесь. Ракетные подлодки, вооруженные крылатыми ракетами с ядерной начинкой, следили за авиакрейсерами США.
В 1973 году Геннадию Егоровичу выпала честь быть штурманом на одной из ракетных субмарин и нести службы в глубинах Средиземноморья. В конце февраля в составе пяти подлодок и большого противолодочного корабля из состава сил Северного флота они вышли из Мотовского залива. И в надводном положении начали переход в Средиземное море. Лодка отвлекла на себя большие противолодочные силы блока НАТО. Противники были вынуждены постоянно следить за СССР, отвлекая на это надводные корабли и противолодочную авиацию. Подводные лодки СССР и Египта должны были идти над водой до Португалии.
Далее каждая подводная лодка обязана была своим маршрутом форсировать в подводном положении Гибралтарский пролив и выйти в Средиземное море.
Через три дня перехода они попали в 9-бальный шторм на 73-й параллели.
Все корабли разбросало по морю так, что уже не видели друг друга визуально, а связь поддерживали только по радио. Это было первое и серьезное для них испытание, ведь попасть в такой шторм на подлодке в надводном положении, пробыть в нем почти неделю – это надо выдержать. Многотонную лодку в океане бросало как щепку в горной реке. В отсеках творилось страшное. Моряки лежали кто, где мог: на торпедах, в трюмах, на полу. Их тошнило, рвало. Лица были бледно-зеленые. Готовить горячую пищу было нельзя, поэтому в каждом отсеке открывали
банки с черными сухарями. Этим и питались, хотя есть, при такой болтанке многие просто не могли. Кошмар продолжался неделю.
Начинался март. В северной части Норвежского моря погрузились по заданию на 110 метров и заданным маршрутом должны были прорвать противолодочный рубеж.
Была суббота.
Все шло своим чередом, и ничто не предвещало, что совсем скоро Геннадия Егоровича и его экипажа ждет второе испытание. Фадеев Г.Е. нес штурманскую вахту на центральном посту, располагавшемся в 4 отсеке лодки. Командирскую вахту нес старший помощник, а сам командир ушел отдохнуть в каюту 3-го отсека. Все четко выполняли свои обязанности на боевых постах.
В штурманской рубке Фадеев Геннадий просчитывал маршрут перехода. И вдруг обратил внимание на глубиномер - стрелка пошла на погружение. Раздался доклад боцмана, что подлодка тяжела и погружается.
Вахтенный офицер дал команду в трюм центрального поста, чтобы с уравнительной цистерны (а в ней до 100 тонн забортной воды), произвели откачку за борт. С трюма в ответ прозвучало, что сделано. Но лодка продолжала медленно погружаться, деферент пошел на корму, что очень нежелательно.
На глубине 180 метров командир объявил боевую тревогу.
Лодка все погружалась. Глубина - уже 200 метров, дифферент 10 градусов на корму, действуют коэффициент обжатия, и погружение идет с ускорением. Лодка продолжала погружаться. Уже прошли отметку 220 метров. Дифферент на корму по-прежнему растет. Глубина 270. Но паники нет, хотя в глазах на лицах у всех, кто был на центральном посту, тревога.
По команде командира БЧ-5 - Осмотреться в отсеках, все доложили, что отсек осмотрен, замечаний нет. Все, кроме седьмого, в котором оказалось всего два человека. Хотя по боевому расписанию должно быть 6 человек.
Значит, двоим, придется работать за шестерых. Доклад из этого отсека пришел тревожный, что в седьмом пробоина, распыл воды и прямо на станции главных гребных винтов. Старшина 2-й статьи лег на мотор и закрыл своим телом места, на которые могла попасть вода и вызвать замыкание и пожар.
Глубина 300 метров, дифферент 15 градусов. Лодка погружается все глубже. Фадеев доложил на центральный пост, что под килем 3500 метров. Стрелка ползла к отсчету 350 метров. Это - предельная глубина. Дальше корпус лодки просто расколется. Как скорлупа. Центральный пост отдавал четкие команды в седьмой отсек, где пытались включить главные гребные моторы, мощность которых составляла 3600 лошадей. Надежда была только на них. Стрелка глубиномера замерла на 350 метрах. Лодка задрожала и медленно поползла вверх. В седьмом отсеке сделали свое дело. Подлодка начала всплывать. У Фадеева по голове пробежали мурашки. Может быть, даже встали дыбом волосы. Еще не верилось, что они спасены и будут жить...
360 оборотов каждого винта несли пятитысячную громадину на поверхность океана, где были надводные корабли. Наши, или натовские? Каждый в лодке понимал, что если не принять сейчас какие-то меры, может случиться непоправимое. Последствия столкновения могли быть ужасными, а потери огромными.
Глубина была 40 метров.
У всех отлегло от сердца, что избежали аварийного всплытия. Наверху гидролокаторов надводных кораблей слышно не было, но это не значило, что их там нет. Вполне возможно, что они искали их. На учениях как в бою. Проделав полную циркуляцию на глубине 40 метров, акустики доложили, что горизонт чист. Лодка легла на курс 320 градусов и начала всплытие в надводное положение. Переложили горизонтальные рули на всплытие. Боцман доложил, что глубина 5 метров, лодка не всплывает! По команде механика старшина открыл клапаны, и воздух давлением 200 атмосфер со свистом начал вытеснять воду из цистерн главного балласта средней группы.
Субмарина всплыла в позиционное положение и закачалась на океанской волне. Моторы застопорили. Проплыв по инерции 3 кабельтова по курсу, она легла в дрейф. Отдраен верхний рубочный люк. Командир на мостике. В лодку ворвался свежий морской воздух, от первого же глотка его - подводники охмелели.
Начали всплывать в крейсерское положение. Любой был готов за этот глоток отдать свежего воздуха многое, потому что прекрасно понимал, что его может и не быть. Лодка могла провалиться на глубину 3500 метров и унести с собой команду.
Когда выяснили причину аварийного погружения, то все были
ошарашены. Оказалось, что из-за одного разгильдяя могли погибнуть лодка и более 100 человек, находившихся в ней. Прав был знаменитый подводник времен Великой Отечественной войны Магомед Гаджиев, говоря, что «на подводной лодке либо все погибают, либо все побеждают». Но погибнуть так, как могли погибнуть мы, было бы глупо и обидно.
Командир боевого поста в трюме центрального должен был находиться на
вахте. А он ушел смотреть фильм, оставив за себя молодого матроса. Команды центрального поста он выполнял четко, но наоборот. Вместо «откачать за борт», он принимал в уравнительную цистерну и набухал в нее около 100 тонн воды. Поэтому-то субмарина быстро потяжелела и погружалась. Только благодаря четким действиям личного состава, работавшего без суеты и паники, удалось избежать страшной трагедии. Моряка наказали.
В тот момент экипаж еще не знали, что плавание будет еще долгим и сложным.
Определив место корабля, доложив командиру, курс к точке встречи с нашими подлодками, они начали переход в надводном положении в сторону Фарреро - исландского рубежа.
В назначенное время подлодки все вдруг совершили срочное погружение и исчезли с поверхности моря. За лодкой увязался СКР "Акони" ВМС Франции.
Экипаж погрузился на глубину 150 метров под слой гидроакустического скачка, и в 5-ти милях от территориальных вод Португалии пошли по заданному маршруту. Акустики докладывали пеленга на гидролокатор.
Геннадий Егорович сделал расчеты и вел схему маневрирования надводного корабля. Доложив командиру свои расчеты, он сделал один вывод - субмарина сидит на хорошем крючке у НК, а в военное время это означает успешное бомбометание. Решение одно — отрываться.
Маневрируя по глубине, подошли близко к территориальным водам, но оторваться все же не смогли.
Лодка, сделав циркуляцию, вошла в территориальные воды Португалии, что делать они были не должны категорически. Но экипаж знал, что СКР "Акони" сюда не пойдет. Он резко изменил курс и стал удаляться или просто потерял подводную лодку. Пройдя 3 мили в глубь тервод, субмарина развернулась, заняла свой маршрут движения, стала готовиться к форсированию Гибралтарского пролива в подводном положении. Это была первая их победа по отрыву от противолодочных сил НАТО.
В начале апреля в вечерних сумерках лодки подошли к Гибралтару, всплыла под перископ. Прошли банку "Ридж" с глубиной 55 метров, погрузились на 100 метров и начали вползать в пролив между Африкой и Испанией. Пролив форсировали успешно. Утром следующего дня были уже в море. Впереди их ожидало противостояние с 6-м американским флотом. Авианосец "Кеннеди" с армадой кораблей и самолетов возвращался в Америку. Субмарина попали в центр ее и всплыли на виду авианосца. Корабли и самолеты загнали их под воду и трое суток буквально мордовали экипаж, взрывая системы "Артемис".
В надводном положении в ночное время без ходовых огней подлодка опять зашла в территориальные воды - уже на острове Сардиния, прорвали противолодочный рубеж и вышли в Тунисский пролив...
Сложность форсирования Тунисского пролива в том, что он мелкий, течения там большие, и точность обозначенных на карте мелководий не соответствует действительности. Но ночью, под перископом, по боевой тревоге, они начали форсирование.
Через трое суток подходил к концу апрель, команда прибыла в район боевой службы под островом Крит. Субмарина должны была располагаться на дистанции дальности стрельбы ракетами и следить за авианосцами, группировкой надводных кораблей и военно-морскими базами на Крите, в Сицилии, Италии и Греции. Район был большой, поэтому маневрирование было свободное, с расчетом, чтобы "держать" базы и корабли на дистанции стрельбы -500 км.
В середине августа экипажу дали разрешение всплыть в надводное положение и зайти в Египет, в порт Александрия для проведения необходимого ремонта, пополнения запасов и отдыха личного состава. Потом предстоял переход на базу - в Видяево. Так было по плану, однако тревожная обстановка на Ближнем Востоке внесла коррективы и боевая служба в Средиземном море продлилась еще на 4 месяца.
Район, где их экипаж временно встали на отдых, назывался Тарсана-Бухари. Недалеко стояли сухогрузы, сгружавшие их "Уралы".
Были большие проблемы с водой. В системе и на камбузе воду давали хлорированную, к которой экипаж, как ни старался, привыкнуть не мог... Команда не знала, что там за вода, а если хоть один заболеет дизентерией, то в таких условиях эпидемия была неминуема. Этого и опасалось командование. Ведь были случаи, когда корабль снимали с боевой службы из-за этого заболевания.
А медики не жалели хлорки, даже продукты, овощи, которые они получали от населения, промывали в ней. Запах хлорки стоял везде, но и к нему, экипаж подводной лодки уже начал привыкать.
10 сентября закончили ремонт, пополнили запасы, прошли ходовые испытания и вышли в район боевой службы под о. Крит. Через неделю субмарине поставили задачу: перейти на базу.
Командиры боевых частей готовили отчеты за поход, моряки проверяли свое заведование. На лицах сияли улыбки. Чувствовалось, что на душе у всех стало как-то легко. И понятно, ведь шли домой.
Форсировали Тунисский пролив, прорвали Сардинский противолодочный рубеж и вошли в море Альборан.

Продолжение следует.

---
Каспийское высшее военно-морское Краснознаменном училище им. С.М. Кирова (история, персоны);
Зых и зыхчане
Gelena
Модератор раздела

Gelena

Минск
Сообщений: 7814
Регистрация: 18 янв. 2006
Рейтинг: 702 

Выпускники Каспийского ВВМКУ им. С.М. Кирова (1939-1992)

Проект "История КВВМКУ в лицах..."

Фадеев Геннадий Егорович

Капитан 1 ранга. Выпускник Каспийского ВВМКУ им. С.М. Кирова (1972).

30 сентября. Время обеда. Геннадий Егорович отдыхал. Вдруг сигнал аварийной тревоги резанул по ушам. По трансляции передавалось о пожаре во втором отсеке. Центральный пост запросил обстановку со второго отсека.
Оттуда доложили, что пожар потушен, задымленность большая. Пожар на подводной лодке - самое страшное. И если впервые же секунды не принять меры, то отсек выгорает в течение минуты. Узнали и причину. После обеда матрос мыл посуду во втором отсеке, где находилась столовая для мичманов.
Случайность: ложка упала в распределительный щит, произошло замыкание и - пожар.
Всплыли под перископ. Погода стояла солнечная. Радисты подняли антенны и начали прием радио. Командир находился на центральном посту.
Фадеев вел наблюдение за надводной обстановкой через перископ. Доложили командиру о полученном персональном радио: вскрыть пакет, который находился в сейфе командира.
Они удалились в каюту 3-го отсека. Через некоторое время командир появился в центральном и объявил по радио боевую готовность. Команде нарезали новый район боевой службы. Переход на базу отставлен.
На боевой службе командиры редко когда вскрывали боевые пакеты.
Наверное, только при кубинском кризисе в 1961-м году, когда мир стоял на грани третьей мировой войны.
Заняли новый район. На вечернем сеансе связи получили данные разведки по нашим силам и силам противника. Кое-что прояснилось. На смену команде через Гибралтар прошла другая подлодка, в середине Атлантики на переходе еще одна, с базы Видяево вышла третья ПЛ. В восточной части Средиземного моря близко к побережью Египта с отрядом боевых кораблей маневрирует авианосец.
На переходе из США в Средиземноморье находятся еще два авианосца с группой надводных кораблей.
Экипаж получили по радио очередное известие. Замполит зачитал по трансляции, что Израиль начал боевые действия против Египта, и СССР, конечно, должно помочь Египту.
Их снова перегнали под Крит. Район заняли три ракетные подводные лодки с нашей базы. Наверху - три авианосца. В случае начала боевых действий с силами США, они были готовы нанести ракетный ядерный удар. О последствиях должны были думать политики.
В такой обстановке борьба нервов длилась полтора месяца. Американцы поднимали палубную авиацию, но удары не наносили.
В середине ноября запаса провизии осталось только на месяц. Экипаж ждал радио. Если будут пополнять, значит, команда здесь застряли надолго. Если дадут переход, то арабо-израильский конфликт затих, и они возвратимся на базу.
В середине декабря экипаж вернулся. Их встречали как героев, ведь морская подводная одиссея продлилась более девяти месяцев. Такого длительного рейса на флоте еще не было.
За этот поход Фадеев Г.Е. был награжден орденом "За службу Родине в ВС" 3-й степени.

«Семь футов под килем»

В конце 70-х годов противостояние в «холодной войне» двух держав - США и СССР - достигло пика. И хоть еще не было Афганистана, советские люди выполняли свой интернациональный долг (так называли тогда свое присутствие в братских странах советские солдаты) во Вьетнаме, Анголе, Сирии, Египте.
Эскадра атомных подводных лодок несла свою повседневную боевую службу: ходила в походы, дежурила в мировом океане.
27 сентября 1978 года после окончания в Ленинграде факультета командиров подводных лодок Высших офицерских классов ВМФ. Фадеев Г.Е. с семьей прибыл в свою эскадру - на базу Видяево. Они решили остановиться у самых близких.
Приказом Главкома ВМФ Фадеев Г.Е. был назначен старшим помощником командира подводной лодки К-81 в экипаж капитана 1-го ранга Куницкого Виталия Семеновича. Эту лодку он знал хорошо, был знаком с офицерами и мичманами, но не знал, какие задачи стоят перед экипажем. Куницкий же был опытным подводником, имел за спиной несколько боевых служб. У него было чему поучиться . С одной стороны Фадеев Г.Е. был рад, что снова идет на боевую служб у. С другой, не давала покоя мысль, что если бы знал, что так будет, он оставил бы семью в Ишимбае. Квартиры здесь нет, контейнер не получил. Командование дивизии приняло решение послать Фадееву на отработку в должности командира ПЛ. Адмирал вручил ключи от двухкомнатной квартиры в новой пятиэтажке по ул. Заречная. Фадеев был рад, что командование проявило такую заботу, на душе у него стало легче.
Командир лодки рассказал о задачах на следующий год и напомнил, чтобы Фадеев готовился принять у него корабль после автономки, т.к. сам собирался продолжить службу на берегу.
Все необходимое было выдано. Командир доложил, что в 4 утра он начнет приготовление корабля к бою и походу, а в 6:00 будет готов к выходу в море. К пяти утра он с начальником штаба должны были прибыть на борт. С этим они и убыли на берег.
Письма и почту в море доставляли оказией - военный корабль или гражданский транспорт.
С якоря снялись быстро, и штурман дал курс на выход в море. Переход в точку погружения делали самостоятельно, без сопровождения.
На центральном посту распределили обязанности по несению командирской вахты. Фадееву досталось время на вечернее всплытие. До точки погружения идти было 3 дня.
Начинался долгий переход в подводном положении в район боевой службы - Средиземное море...
Прошли первые сутки перехода в надводном положении в точку погружения. Как и следовало ожидать, их обнаружили самолеты противолодочной авиации, базирующиеся в Норвегии. Впереди первый противолодочный рубеж «Нордкап Медвежий», в состав которого входят норвежские подводные лодки типа «Кобэн», самолеты противолодочной авиации типа «Орион», фрегаты и стационарная гидроакустическая система «Сосус».
Первая командирская вахта Геннадию Егоровичу запомнилась надолго,
ведь без твоего решения ни механик не может изменить ход, ни штурман не изменит курс, ни акустик не может решать самостоятельно задачи. Все доклады стекаются к командиру. Только он, оценив обстановку, принимает решение. Это огромная ответственность за корабль, экипаж. А экипаж смотрит на тебя, отца-командира, как на Бога.
Начались вторые сутки плавания. Многие на лодке не спали.
Пока Фадеев вел описание, в кают-компании накрыли первый завтрак.
Время - половина четвертого ночи. В боевом походе распорядок дня на корабле отличается от берегового. Два завтрака (в 03.30 и 07.30), обед, ужин, вечерний чай. Потом, как всегда, до полуночи фильм.
Плотно позавтракав, Фадеев Г.Е. лег отдохнуть. Смена начиналась вечером. Обед он пропускал. Но сон до вечера не получился. После заступления третьей смены произошло возгорание в распределительном щите седьмого отсека. По аварийной тревоге личный состав отсека потушил пожар, разобрался в причинах возгорания: контакты в щите были поджаты не плотно, и при качке возникла искра, оказался задымлен отсек.
Эта первая аварийная тревога заставила экипаж хорошо задуматься и сделать выводы. Впереди полгода плавания. От офицеров и мичманов зависит, вернутся ли они живыми и невредимыми к своим семьям.
Шли третьи сутки плавания. В 22:00 должны были погрузиться и выполнить прорыв первого противолодочного рубежа.
В назначенное время подлодка приняла главный балласт и погрузилась на 40 метров. Все было чисто. Погрузились на оптимально выгодную глубину - 100 метров. И начали прорыв рубежа. Объявили соблюдать режим тишины. Это значило не хлопать переборками, не стучать. А стук под водой прослушивается на большом расстоянии.
Шли третьи сутки форсирования противолодочного рубежа. Ночью всплывали на вентилирование субмарины, днем на опорный сеанс связи. Маневрировали на глубине до 200 метров, проверяя отсутствие слежения. Все было спокойно.
Так получилось, что маневр всплытия всегда поручали Фадееву - отрабатывал навыки.
Они подходят к незримой линии «Нордкап-Медвежий». Форсируя ее, переходят в Норвежское море.
Было принято решение всплыть в крейсерском положении - лодка всплывает полностью под ватерлинию (позиционное всплытие - только под рубку), сделать скачок от расчетной точки перехода вперед, имея запас по времени для маневрирования в случае обнаружения противолодочными силами ВМС НАТО.
Всплыли на глубину 40 метров. Надо было выполнить маневр уклонения для проверки кормовых курсовых углов. На центральном посту приготовились к нему. Но было какое-то предчувствие, что за ними следит норвежская подлодка.
Они хотели застать ее врасплох. Акустики наготове.

Маневр означал, что подводная лодка выполнит крутой разворот с погружением. Замысел состоял в том, чтобы сбить с толку крейсировавший корабль противника и заставить его выдать свое расположение. Лодка развернется носом прямо навстречу к подкрадывающемуся неприятелю, который будет вынужден либо сразу замедлить ход, либо сделать резкий поворот и, вспенивая океанскую глубину гребным винтом, постарается избежать столкновения. Звук винта позволит установить расположение сверхмалошумного подводного корабля. Американцы называли этот маневр «Сумасшедший Иван» и страшно не любили его.

Когда было все готово, дали команду лево руля, лодка круто пошла носом в глубину. Лодка с разворотом шла на глубину 100 метров. В это время акустики доложили, что слышат шум винтов подводной лодки. Пеленг акустический уходил вправо, значит, вероятный противник отворачивает вправо. По шумам винтов классифицировали, что это американская подводная лодка.
Погрузились на 120 метров. Акустики доложили, что шумов не слышат, значит, лодка под слоем скачка, а американская АПЛ в приповерхностных слоях.
Решил идти на глубине 150 метров, не всплывая сутки. Этот случай заставил команду еще раз призадуматься о бдительности и о
том, что имеют дело с сильным противником. Вошли в Норвежское море на глубине 150 метров. Вероятность обнаружения увеличилась, т.к. в северной части Атлантики расположена система «Сосус». Через сутки ночью решили всплывать, принять опорный сеанс связи, определить местонахождение корабля по системе «Лоран-С» и готовиться к форсированию следующего противолодочного рубежа — «Фарерско-Исландский рубеж».
На глубине 40 метров прослушали кормовые углы. Горизонт чист. Всплыли под перископ. Справа - 45 градусов - белый постоянный огонь.
Классифицировали как транспорт. Геннадий Егорович посчитал, что опасности для ухода на глубину нет. Расходятся правыми бортами на дистанции 38 кабельтовых. Ночь прошла спокойно. С начало утренних сумерек погрузились на
глубину 250 метров. Решили, двое суток маневрируя на глубине, не всплывать, так и форсировать рубеж. Вдруг акустик доложил что центральный, справа - 60 градусов, слева -20. Посылки гидролокатора в активном режиме. Экипаж лег на курс 180 градусов. Впереди всегда штормовой Бискайский залив.
Характер работы станции экипаж наблюдали в течение нескольких дней. Решили, что за ними следят и надо срочно менять режим всплытия и использовать неординарные приемы отрыва от слежения. Чувствовалась близость экваториальных широт. Работающие механизмы и забортная вода нагоняли в лодке температуру за 20 градусов. Зимнюю форму сменили на
тропическую. Ночью всплыли под перископ для уточнения своего местоположения по маякам Эспартель и Трафальгар, и на глубине 100 метров курсом 75 градусов прошли Гибралтарский пролив. Через 10 часов уже были в Средиземном море, а точнее, вошли в море Альборад. Маршрут проходил между о. Альборан и территориальными водами Марокко. Пополудни всплыли под перископ. Приняли сеанс связи, получили персональное радио, что необходимо через 10 дней занять район боевой службы в восточной части Средиземного моря. Пошел второй месяц плавания.
При подходе к Сардинии наткнулись на противолодочные силы. Всплывая на дневной сеанс связи, Фадеев увидел в перископ самолет «Орион» базовой патрульной авиации, который на низкой высоте шел прямо на них. Было сыграно «срочное погружение», но тут же заработали гидроакустические буи в активном режиме и с трех сторон заработали гидролокаторы надводных кораблей. Начальник штаба принял решение делать отрыв, используя специальные приборы - имитаторы подводных лодок. Экипаж погрузился на 200 метров, выстрелили приборы через торпедные
аппараты, легли на обратный курс и в течение трех суток, не всплывая, шли назад по маршруту. У них, судя по тому, что работающие гидролокаторы надводных кораблей стали удаляться за имитаторами, все получилось. Но не знали, где может поставить барьер пассивных гидроакустических буев самолет «Орион». Всплыв через сутки на дневной сеанс связи, никого не обнаружили вокруг нас. Это значило, что они оторвались.
Радио приняли, погрузились на 150 метров, стали прорывать Сардинский рубеж и преодолевать Тунисский пролив, по которому проходят маршруты транспортов.
Подскочив под один из них, они прошли эти проливы и скрытно заняли район боевой службы. Здесь же они встретили 7-е ноября.
К концу подходил третий месяц боевой службы. Готовились к Новому году. Перед Новым годом на очередном всплытии Фадеев вскочил на мостик. Лодка без хода лежала на волне. Только прикрыл верхний рубочный люк, как с кормы огромная волна накрыла его в ограждении рубки. Сколько прошло времени, он не знал, но ему показалось, что много, пока вода сошла с мостика.
Мысль у него была о том, не выкинуло бы за борт, так как он не успел пристегнуть страховочный ремень.
Когда метало по ограждению, то он даже не заметил, что у него сильный ушиб ребра или даже перелом. Боль почувствовал, когда уже спустился на центральный пост. Делать сильные вздохи не мог. Дышал как рыба на берегу. От вахты его на время освободили. Доктор «прописал» каютный режим. Это не входило в его планы. За него работать никто не будет и он все-таки, как мог, выполнял свою работу сам.
После нового года дали заход в Сирию в порт Латания, чтобы отдохнуть, пополнить запасы, подремонтироваться и продолжить далее боевую службу. Впереди ждали новые подводные мили……

После службы.

Отслужив, он работал 1-м заместителем генерального директора ОАО "Север-5" в Мурманске. Из Мурманска он уехал из-за развала СССР, были проблемы с жильем, а в Ишимбае ему дали квартиру. В Ишимбае был председателем ГСК, начальником службы безопасности ОАО "Нефтемаш", администратором Ишимбайского городского суда.

Г.Е.Фадеев автор серии материалов об истории атомного подводного ракетного крейсера "Курск" и документального фильма, рассказывающего о бессмертном подвиге российских моряков. Это сборник воспоминаний членов организации об интересных и поучительных случаях из своей армейской жизни. Многим из авторов во время своей службы довелось побывать в разных странах, принимать участие в боевых действиях в "горячих точках" мира.
В 2005 году был выдвинут кандидатом в депутаты от ЛДПР.
Он - один из инициаторов создания общественного объединения "Офицерское собрание", основная цель которого - возрождение лучших традиций русского офицерства, воспитание молодежи на славных боевых традициях, реальная помощь ветеранам и ныне служащим офицерам армии и флота.
22 февраля 2004 года состоялась первая встреча членов будущего общественного объединения "офицерское собрание", в котором приняли участие около десятка офицеров запаса, где принято решение: офицерскому собранию города Ишимбая и Ишимбайского района быть. Данная организация объединяет офицеров, мичманов и прапорщиков Великой Отечественной войны, воспитавшихся на боевых традициях войны. Офицеры начинали свою лейтенантскую службу, срочную службу, когда проходили испытание первые ядерные бомбы, первые атомные подводные лодки, запуск первого космонавта земли, всплытие атомных подводных лодок на полюсе. Они принимали участие в боевых действиях в Венгрии, Вьетнаме, Кубе, конфликте на острове Таманском, Египте, Анголе, Афганистане и в Чечне.
Офицерское собрание также занимается работой с молодежью, ведется целенаправленная работа по военно-патриотическому воспитанию молодежи: проводятся уроки Мужества, организованы мероприятия в школах и подростковых клубах, оказывается посильная помощь в организации спортивных соревнований, фестивалей патриотической песни. Главным ее направлением в настоящее время является патриотический клуб "Витязь". В подростковом военно-патриотическом клубе "Витязь" занимаются ребята 15-16 лет. Возможно, кто-то из них захочет стать кадровым офицером. Но главное - это воспитание мужчин и патриотов. Ребята изучают боевую тактику, рукопашный бой, автодело и многие другие интересные вещи. Для них разработана программа военных дисциплин: история Вооруженных сил, строевая и огневая подготовка, изучение радиоэлектроники и компьютера, вождение мотоцикла, боевые единоборства, военная этика. Все это на общественных началах преподают бывшие офицеры.
В нашем городе Ишимбае летом организовываются оборонно-спортивный лагерь для молодежи – «Защитник». Он - не место для курортного отдыха. Сюда приезжают в основном так называемые «трудные» подростки, дети из мало обеспеченных семей. И учат здесь не бесцельно проводить время, а заниматься общественно-полезным трудом и быть патриотом, в какой-то мере даже готовят к службе в армии. И в 2005 году активное участие в организации «Защитник» приняли ветераны военной службы, члены Офицерского собрания Ишимбая. Бывшие военные проводили с ребятами практические занятия, делились своими воспоминаниями о службе. А в конце заезда они подвели итоги подготовки ребят и наградили лучших призами и грамотами.
Но не только проблемы подрастающего поколения занимается Офицерское собрание, не забывают офицеры и о своих семьях. Стало уже традицией проводить досуг вместе с семьями ветеранов военной службы. Летом организовываются поездки в Красноусольск, на Нугуш и другие места отдыха.
А также данная организация с 2001 года оказывает помощь офицерам в запасе, организовывает встречу с моряками, с родителями погибших моряков, которые погибли при исполнении служебного долга. В 2004 году 12 августа Фадеев Г.Е. был организатором встречи родных и близких в честь погибшего ишимбайца Салавата Янсапова, служившего по контракту коком-инструктором на подводной лодке «Курск». Кроме родных и близких, на встречу были приглашены также военные моряки.
В 2007 году ОО «Офицерское собрание» Ишимбайского района и г. Ишимбай выпустило книгу «Офицер – это профессия защищать Родину».
В этой книге рассказывается об некоторых офицерах запаса и ветеранах военной службы, которые знают что такое честь, присяга, родина и принимают активное участие в работе Офицерского собрания. По сути, это – сборник воспоминаний членов организации об интересных и поучительных случаях из своей армейской жизни.
Геннадию Фадееву часто приходилось ездить на встречи ветеранов подводников России и СНГ, которые проводились в Санкт-Петербурге. 15 марта в городе Санкт-Петербурге прошли большие мероприятия, посвященные 100-летию подводного флота России, где в офисе Международной ассоциации подводников зарегистрировалось 60 делегатов из регионов. От Башкортостана присутствовало четверо: трое уфимцев и ишимбаец, капитан 1-го ранга запаса Г.Е. Фадеев. Также Фадеев Г.Е. практически каждый год вместе с офицерским собранием ездит на встречи в город Уфу, где встречаются с ветеранами подводниками Башкирии и со всеми военными моряками, которые служили на флотах в годы войны еще и сейчас, одна из таких встреч была на военно-морском флоте в президиуме, в городе Уфе.


Интервью с Юрием Александровичем Платоновым:

- Юрий Александрович, кем приходится вам Геннадий Егорович Фадеев, где и как вы познакомились?
- Он приходится мне другом, товарищем. Когда мы с ним встретились, я оканчивал первое училище подводного плавания в Ленинграде, а он оканчивал каспийское училище, но хорошо узнал его лишь уже в Ишимбае.
- Что вы знаете об Офицерском собрании?
- Данное собрание организовал Геннадий Фадеев, когда он его организовал, я сразу же его поддержал и до сих пор поддерживаю. Основная цель которого - возрождение лучших традиций русского офицерства, воспитание молодежи на славных боевых традициях, реальная помощь ветеранам и ныне служащим офицерам армии и флота. Данная организация объединяет офицеров, мичманов и прапорщиков Великой отечественной войны, воспитавшихся на боевых традициях войны. Главным ее направлением в настоящее время является патриотический клуб "Витязь". Мы оказывает помощь офицерам в запасе, организовываем встречу с моряками, с родителями погибших моряков, которые погибли при исполнении служебного долга. В 2007 году наше Офицерское собрание Ишимбайского района и г. Ишимбай выпустило книгу «Офицер – это профессия защищать Родину». Это – сборник воспоминаний
членов организации об интересных и поучительных случаях из своей
армейской жизни.
- А давно ли вы с ним знакомы?
- Ну, примерно уже около 14 лет.
- Что вы можете рассказать о Геннадии Егоровиче?
- Начну наверно с его биографии. Закончил он Каспийское училище, прошел курсы в Ленинграде и получил направление на север и все время на севере и служил, отслужился до командира подводной лодки, был помощником начальника штаба соединений подводных лодок. Фадеев рассказывал мне о его путешествиях в Атлантику, много раз бывал на Средиземном море, на Африканском рок Сомали, Мадагаскаре.
- А что вы можете сказать о нем, как о человеке?
- Фадеев – это человек энергичный. У него очень большой опыт, человек очень опытный и знающий, и наверно самое главное в нем, это то, что у него всегда есть желание работать.




«Курская» дуга, или Жизнь и смерть в одной подлодке / Фларит Шакиров // Вечерняя Уфа. – 2012. – Режим доступа: . – Дата доступа: 16.11.2015.

То же
,1,338-kurskaya-duga-ili-zhizn-i-smert-v-odnoy-podlodke.html

12 августа, в день гибели атомной подводной лодки \"Курск\", ветераны Морского собрания Республики Башкортостан побывали в Ишимбае на могиле главного корабельного старшины Салавата Янсапова. Он один из четырех моряков, уроженцев нашей республики, оказавшихся в числе ста восемнадцати членов экипажа взорвавшейся и затонувшей лодки. Среди посетивших кладбище был и председатель Ишимбайского Офицерского собрания \"Витязь\", председатель Ишимбайского филиала Морского собрания Республики Башкортостан, капитан первого ранга Геннадий Фадеев, боевой офицер, награжденный орденом \"За службу Родине ВС СССР\" III степени и пятнадцатью медалями. Немногие в республике знают, что Геннадий Егорович служил заместителем начальника штаба эскадры атомных подводных лодок на морской базе в поселке Видяево, в которую входил \"Курск\". В 1992 году вышел в отставку и вернулся на малую родину - в Ишимбай. А двенадцать лет назад, узнав о страшной трагедии, сразу вспомнил всех, кого знал из экипажа подводной лодки, потому что участвовал в его формировании.


---
Каспийское высшее военно-морское Краснознаменном училище им. С.М. Кирова (история, персоны);
Зых и зыхчане
Gelena
Модератор раздела

Gelena

Минск
Сообщений: 7814
Регистрация: 18 янв. 2006
Рейтинг: 702 

Выпускники Каспийского ВВМКУ им. С.М. Кирова (1939-1992)

Проект "История КВВМКУ в лицах..."


Щирый Петр Иванович

1924 – 2014

Участник Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Капитан

Родился в селе Лисичья-Балка Тальновского района Киевской области. В 1941 г. закончил 10 классов при Мелитопольской 6-й СШ. На следующий день после выпускного началась война. Петр Иванович с детства мечтал стать капитаном дальнего плавания и после окончания школы поступил в Каспийское Высшее Военно-Морское училище и с 14 августа 1941 г. был зачислен курсантом.
14 августа 1942 г. после окончания первого курса совместно с группой курсантов был отправлен на фронт, их переодели в солдатскую форму, оставили только тельняшки, как память о флоте. Из трех военно-морских училищ сформировали батальон автоматчиков морской пехоты и отправили на фронт, под Орджоникидзе.
Находился в отдельном батальоне автоматчиков Закавказского фронта, участвовал в боях под городом Дзауджикау. В ноябре 1942 г. в деревне Майрамадаг был легко ранен в руку и находился на лечении в госпитале города Душети. После госпиталя с декабря 1942 г. по май 1943 г. учился в городе Ереване в учебном танковом полку, где получил специальность башенного стрелка радиста английского танка "Валентайн". В мае 1943 г. его часть переводят на западный фронт в резерв 5-ого механизированного корпуса. С мая по август 1943 г. участвовал в боях под городом Рославлем и Спас-Демянском где в августе месяце был тяжело ранен в голову и отправлен на лечение в город Горький.

В октябре 1943 г. Щирого П.И. направили в город Тушино в 69-ую отдельную роту связи, где он работал радистом, а в последствии начальником радиостанции до января 1946 г. В Тушино Щирый П.И. проходил службу под руководством сына вождя народа В.И.Сталина (из газеты "Ульяновец" от 28 апреля 2011 г.). С января 1946 года по май 1946 г. служил в городе Тула 102 АТП начальником радиостанции. В мае 1946 г. Петра Ивановича перевели в штаб ВВС МВО, где он работал начальником склада топографических карт. В 1947 г. поступил Московский электромеханический техникум им. Красина, по окончании получил специальность техник по производству радиолокационной аппаратуры. 3 октября 1950 г. ему присвоили звание младший техник лейтенант. С 1951 по 1957 гг. служил в штабе ВВС МВО старшим оперативным дежурным. С 1959 по 1962 гг. работал на военной кафедре Московского авиационного института заведующим лабораторией. С 1962 до 1979 гг. работал на военной кафедре ЧГУ им. И.Н. Ульянова заведующим лабораторией.

Награды. Ордена Отечественной войны 1 степени. 2 степени. Медаль «За победу Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», Медаль «За оборону Кавказа» и еще 12 медалей.




О нем

Щирый Петр Иванович: Капитан : Боевой путь / Страницу солдата ведет: внук Шабашов Михаил Александрович // Бессмертный полк. - . – Дата доступа: 9.11.2015.

Жизненный путь Петра Ивановича Щирого (20.06.1924 - 19.03.2014 гг).
Родился в селе Лисичья-Балка Тальновского района Киевской области. В 1941 году закончил 10 классов при Мелитопольской 6-й СШ. На следующий день после выпускного началась война. Петр Иванович с детства мечтал стать капитаном дальнего плавания и после окончания школы поступил в Каспийское Высшее Военно-Морское училище и с 14 августа 1941 года был зачислен курсантом.
14 августа 1942 года после окончания первого курса совместно с группой курсантов был отправлен на фронт, их переодели в солдатскую форму, оставили только тельняшки, как память о флоте. Из трех военно-морских училищ сформировали батальон автоматчиков морской пехоты и отправили на фронт, под Орд­жоникидзе. (этот бой часто вспоминал в своих рассказах с близкими Щирый Пётр Иванович).

Находился в отдельном батальоне автоматчиков Закавказского фронта, участвовал в боях под городом Дзауджикау. В ноябре 1942 года в деревне Майрамадаг был легко ранен в руку и находился на лечении в госпитале города Душети. После госпиталя с декабря 1942 года по май 1943 года учился в городе Ереване в учебном танковом полку, где получил специальность башенного стрелка радиста английского танка "Валентайн". В мае 1943 года его часть переводят на западный фронт в резерв 5-ого механизированного корпуса. С мая по август 1943 года участвовал в боях под городом Рославлем и Спас-Демянском где в августе месяце был тяжело ранен в голову и отправлен на лечение в город Горький.

В октябре 1943 года Щирого П.И. направили в город Тушино в 69-ую отдельную роту связи, где он работал радистом, а в последствии начальником радиостанции до января 1946 года. В Тушино Щирый П.И. проходил службу под руководством сына вождя народа В.И.Сталина (из газеты "Ульяновец" от 28 апреля 2011 года). С января 1946 года по май 1946 года служил в городе Тула 102 АТП начальником радиостанции. В мае 1946 года Петра Ивановича перевели в штаб ВВС МВО, где он работал начальником склада топографических карт. В 1947 году поступил Московский электромеханический техникум им.Красина, по окончании получил специальность техник по производству радиолокационной аппаратуры. 3 октября 1950 года ему присвоили звание младший техник лейтенант. С 1951 года по 1957 год служил в штабе ВВС МВО старшим оперативным дежурным. С 1959 года по 1962 год работал на военной кафедре Московского авиационного института заведующим лабораторией. С 1962 года до 1979 года работал на военной кафедре ЧГУ им.И.Н.Ульянова заведующим лабораторией.
Страницу солдата ведет: внук Шабашов Михаил Александрович





Прикрепленный файл (Щирый Петр Иванович.jpg, 332364 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
---
Каспийское высшее военно-морское Краснознаменном училище им. С.М. Кирова (история, персоны);
Зых и зыхчане
  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 74 75 76 77 78 * 79 80 81 82 ... 107 108 109 110 111 112 [ >>>>>> ]
Модератор: Gelena
Генеалогический форум ВГД »   Дневники участников »   Дневник Gelena »   КВВМКУ »   Выпускники Каспийского ВВМКУ им. С.М. Кирова (1939-1992)
RSS

Реклама от YouDo