Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Дневники участников »   Дневник Tasha56 »   Прогулка по Московскому уезду »   Царицыно. Москва ЮАО.
RSS


Царицыно. Москва ЮАО.

Пустошь Черногрязная, Черная Грязь, Богородское, Царицыно, Ленино


  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 6 ... 12 13 14 15 16 17 [ >>>>>> ]
Модератор: Tasha56
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10941
Регистрация: 2008
Рейтинг: 16759 

[q]
По писцовым книгам письма и дозора Елизарья Сабурова да подъячего Ивана Яковлева 7097\1589 года, -
"пустошь Черногрязная" московского уезда, приписанная к дворцовому селу Коломенскому. В пустоши показано "пашни паханные середние земли наездом 3 десятины, а пахал Игнашко Никитин с товарищами..."

[/q]

Пустошь Черногрязная - с 1589 года
Черная Грязь - до 1683-1684 годов
Село Богородское - после 1684 года
Снова Черная Грязь - 1712 год
Царицыно - с 1775 года
Ленино - с 28 сентября 1918 года (по предложению поэта Ф.С.Шкулева)



Прикрепленный файл 1.jpg
---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10941
Регистрация: 2008
Рейтинг: 16759 

Материалы по Москве и Московской епархии за XVIII век (Вып. 1)

Название: Материалы по Москве и Московской епархии за XVIII век (Вып. 1)
Автор: Скворцов Н. А.
Издательство: Имп. об-ва истории и древн. Российских при Моск. университете
Год: 1911
Страниц: 272
Язык: Русский
Качество: Хорошее
Формат: PDF
Размер: 88 Мб

Из архива Московской Святого синода конторы. В книге собраны различные материалы, относящиеся к историческим событиям имевшим место в монастырях, церквях, соборах Москвы и Московской епархии в XVIII веке. Также рассматриваются: приходские и домовые церкви в Москве, пожары, кладбища, подворья архиерейские и монастырские, Московское духовенство и др. Приводятся также материалы по уездам и городам, принадлежащим Московской епархии.

_________

Материалы по Москве и Московской епархии за XVIII век (Вып. 2)

Название: Материалы по Москве и Московской епархии за XVIII век (Вып. 2)
Автор: Скворцов Н. А.
Издательство: тип. Т-ва Рябушинских
Год: 1914
Страниц: 820
Язык: Русский
Качество: Хорошее
Формат: PDF
Размер: 152 Мб



:ex:
Ф. 577 Оп. 20. Название описи: 1862-1889 гг., 2261 eд.xр.
О выкупе земельных наделов временнообязанными крестьянами. Московская губ.
Фонд 577: ГЛАВНОЕ ВЫКУПНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ МФ

---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Liolia
Долгожитель форума

Liolia

Москва
Сообщений: 1439
Регистрация: 2005
Рейтинг: 707 

в июле 2012 г. вышла книга:



Смыслов А.Г., Смыслов П.А. Царицыно. История села Черная Грязь и его окрестностей в XVI-XVIII веках. - М.: Алгоритм, 2012. - 416 с.

Это историко-краеведческое исследование о Царицыне и его окрестностях, основанное на архивных документах, раскрывает многие неизвестные страницы биографии юга Москвы и ближнего Подмосковья. Самые древние рукописи по истории Царицына до нас не дошли, они сгорели в московских пожарах во времена царствования Ивана Грозного, Михаила Фёдоровича Романова и Анны Иоанновны, утверждают авторы. Выходцы из этих мест, они начали заниматься восстановлением своей родословной, однако им удалось создать целую летопись своего края, включающую перечень фамилий бывших жителей и деревень.

Предлагаемая вниманию читателей книга будет интересна не только для тех, кто родом из описываемых мест, но и для всех любителей отечественной истории, а также краеведов и историков.

Книга состоит из четырех частей, приложений и примечаний, списка использованной литературы, именного указателя (в т.ч. крестьян) и указателя географических мест. Книга написана на впервые открытых авторами архивных источниках и огромном количестве научно-исторической литературы.

В каждой части речь идет не только об истории той или иной местности и населенного пункта, но через судьбы их владельцев, которые все являются известными и малоизвестными историческими личностями, раскрывается вся история России в XVI – XVIII веках. До сих пор книг, носящих серьезный научно-исторический характер, по истории этого края не издавалось. Были лишь короткие журнальные публикации и ненаучная литература, основанная на домыслах и фантазиях.

Новизна книги заключается и в том, что авторы в историческом процессе рассматривают простых людей: крестьян, дворовых, исследуют их деятельность, детали жизни, восстанавливают их родословную. Любой современный носитель фамилии, если он знает, что его предки из этих мест, может узнать о том, кто был их предок, как он жил, чем занимался. Все это относится к уроженцам не только тех мест, которые указаны в названии книги, но и других населенных мест края.

Сделанный авторами акцент на исследовании крестьянских родов сближает прошлое и настоящее и делает книгу популярной.
Формат книги 70х100/16, тираж 2000 экз.

По вопросам приобретения пишите <scorcher2002@mail.ru> или звоните по телефону 8-903-686-31-87.
Возможна почтовая отправка книги в регионы.


Комментарий модератора:
Очень советую приобрести книгу тем, чьи предки (корни) родом из окрестностей Царицыно (Сабурово, Борисово, Братеево, Шипилово, Шайдрово, Хохловка, Орехово, Царицыно, Коломенское и т.д.)

Книга - результат огромной исследовательской работы, опираясь на архивные документы, родословия жителей населенных мест, прослеженных по ревизским сказкам и метрическим книгам. В книге изложен свой взгляд на отельные исторические события с пояснениями по тексту архивных документов и печатных источников. В книге много иллюстраций и схем.


---
Ищу:в Московском у.- Карасевых (д.Новинки и с.Коломенское), Ворониных (д.Батюнино), Никитиных (д.Братеево), Клоповых (д.Шипилово), Поздняковых -Удаловых(д.Нагатино) . Рязанская обл., Милославский р-он (Данковский у.) Мареевых , Колбаскиных, Семяшовых
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10941
Регистрация: 2008
Рейтинг: 16759 

Лидия Владимировна Андреева
Екатерина II на Цареборисовских прудах, в селе Черная Грязь и Царицыне
О пребывании императрицы в этих местах в годы «московского присутствия»



Не раз приходилось читать, что Екатерина II впервые посетила места будущего Царицына весной 1775 года, когда у нее и возникла мысль о приобретении имения князей Кантемиров. Однако это не так.


Ермолаев Виталий Юрьевич

К тому времени, став императрицей, она трижды побывала на Цареборисовских прудах в летние месяцы 1763 и 1767 годов (впервые, судя по записям Камерфурьерского журнала, - в самом конце ее присутствия в древней столице в связи с коронацией).

9 июня 1763 года императрица «изволила иметь выход на Цареборисовские пруды, отстоящие от Москвы в 12 верстах», где «изволила проходить со всею свитою на плотины прудов и смотреть ловлю рыбы». В Головинский дворец, служивший ей в Лефортове и летней, и зимней резиденцией, она возвратилась в девять часов вечера.

В год коронации Екатерина будто заново знакомится с Москвой, с теперь уже своими подмосковными селами. Увеселительные поездки, сменившие с наступлением весны зимние маскарады, спектакли, санные прогулки, часто включали посещение об­устроенных Елизаветой Петровной сел Покровского и Тайнинского, где Екатерина II отмечала дни своего рождения (21 апреля) в 1763 и 1767 годах, а среди многочисленных государевых сел - однажды и Коломенского. Оно было нелюбимо покойной императрицей, Екатерина же в коронационный приезд в Москву выказывала всяческое почтение к ее памяти.

И вот за пять дней до отбытия в Петербург перед прощальным куртагом в Головинском дворце Екатерина II едет к Цареборисовским прудам, словно торопясь проверить возникший у нее некий замысел. Не появилось ли у нее уже тогда, после объезда стольких старых царских сел, желание иметь и собственное поместье, связанное прежде всего с ее именем? Более чем вероятно.

В феврале 1767 года государыня выехала в Москву (в то же время из Петербурга отбыл и архитектор В. И. Баженов), чтобы открыть работу Комиссии по составлению проекта нового Уложения и передать депутатам написанный ею Наказ. Обновление средневековых основ законодательства должно было происходить параллельно с реконструкцией Московского Кремля и сооружением Большого Кремлевского дворца. Это она и поручила Баженову. Летний дворец решено было строить в Коломенском.
Поселившись, как и в год коронации, в Головинском дворце, Екатерина II на десятый день по прибытии едет в Коломенское «смот­реть новостроющийся в том селе Дворец». В мае она осмотрела покои, а в середине июля совершила «перешествие» в свой новый дворец. Одетая в конногвардейский мундир, верхом, она в тот же день приняла участие в соколиной охоте, а на третий «имела выход в таратайках для прогуливания к прудам, называемым Цареборисовские, и изволила смот­реть ловленной в оных прудах рыбы».


Серов Валентин Александрович. "Выезд Екатерины II на соколиную охоту" .1902г.

Увеселительные поездки с частой в то лето соколиной охотой длились полтора месяца. Наконец 30 июля в Кремле состоялось торжест­венное открытие заседаний Уложенной Комиссии и вручение Наказа. Весь август и начало сентября Екатерина II провела между Коломенским и Московским Кремлем, где из тайника - комнаты под сводами Грановитой палаты - наблюдала за собранием депутатов от разных сословий.

Остаток года Екатерина II и ее двор провели в празднествах. Перед отъездом из Коломенского 13 сентября она вновь «шествовала в таратайках к Цареборисовским прудам» и, что примечательно, «не доезжая оных верст трех, следовала к оным пешком; по прибытии туда в то время была ловлена рыба». Видимо, у императрицы окрепла уверенность в праве и возможности приобретения собственного имения, так как столь протяженные пешие выходы она совершала редко - либо отправляясь к святым местам, либо гуляя в своих владениях.

О пребывании Екатерины II в Москве в 1775 году, когда начиналась история Царицына, мне уже приходилось писать. Минувшие к тому времени семь лет многое изменили как в России, так и в самосознании императрицы. В 1775-м она вступала в Моск­ву как триумфатор, одержавший победу в двух войнах - с Турцией за выход к Черному морю и над Пугачевым. Опыт реального правления освободил ее от многих иллюзий, философских утопий и республиканских идей французских просветителей. Осознав невозможность устранения главного препятствия к перемене законодательства - крепостного права, она сосредоточила усилия на осущест­вимых делах - губернской реформе, упорядочении административно-территориального деления России и управлении губерниями.

Снизился с годами интерес Екатерины II и к генеральной перепланировке Кремля, к строительству Большого Кремлевского дворца. В 1773 году, когда были выиграны сражения, решавшие исход русско-турецкой войны, и лишь неуступчивость Австрии затягивала заключение мира, за две недели до торжественной закладки дворца, проекты и великолепная модель которого были утверждены императрицей, она затевает строительство нового дворца в Лефортове, через несколько лет названного Екатерининским. Весной же 1775 года Екатерина II и вовсе отказывается от преобразовательной эпопеи в Кремле, поручив Баженову воплощение своей новой идеи - праздничных увеселений на Ходынском поле.

Для завершения работы над узловой частью губернской реформы - Учреждениями для управления губернией - государыня после Пасхи и торжеств по случаю дня своего рождения переехала из московского Пречистенского дворца (Головинский несколько лет как сгорел) в Коломенское. 4 мая она отправилась на Цареборисовские пруды. С нею были в тот день Великий князь Павел Петрович и Великая княгиня Наталья Алексеевна. Выйдя из кареты, прибывшие прошли «тамошние места около прудов», а императрица, «возвратясь обратно, соизволила шествовать близь двух верст пеша», после чего все следовали в каретах до Коломенского. На сей раз поездка на пруды не предусматривала обычного увеселения - наблюдения за ловлей рыбы. Запись в Камерфурьерском журнале оставляет впечатление, что Екатерина II знакомила сына и его суп­ругу, входящих в свиту фрейлин и кавалеров, со вскоре приобретенным имением. Во всяком случае следующая поездка (16 мая) описана уже как «шествие в фаэтоне для гуляния в село Черной Грязи, состоящее от села Коломенского в 5-ти верстах, куда по прибытии встретили Ее Величество того села крестьяне с хлебом и солью», за что государыня жаловала им «некоторое число денег». Затем она совершила прогулку «по саду и всем увеселительным мес­там».

К этому времени решение о покупке было ею, несомненно, принято, а предварительные переговоры с князем С. Д. Кантемиром проведены, поскольку 18 мая перед отправкой в Троице-Сергиеву лавру она подписала указ. Оформление же купчей произошло в ее отсутствие, 25 мая, на имя доверенного помощника А. В. Олсуфьева, в круг обязанностей которого входили денежные дела императрицы.

С начала июня, сразу по возвращении, поездки в село Черная Грязь следуют одна за другой. 6-го числа императрица «соизволила гулять в тамошнем саду и смотреть все покои». 9-го - «також несколько времени быть в покоях». 11-го «по причине бывшего дождя гулять не соизволила», продолжив в покоях разговоры с кавалерами. 16-го, предприняв «шествие на четырнадцатиместной линее», внутрь села «въезжать не соизволила, а остановясь поблизости», прошла «по лежащему около того села полю пешком» до сада; после прогулки «для отдохновения» прибыла «в имевшуюся в том саду галерейку», откуда выйдя, села в подъ­ехавший к саду экипаж. 19-го поездка заняла, как и предыдущие, около трех часов. Посещение 23-го оказалось кратким. В тот день с императрицей были не только свитские дамы и кавалеры, но и наследник с супругой. К селу Черная Грязь кареты подъехали через «первую плотину», а выехали, минуя его, в сторону Коломенского «через другую».


Ф.Я.Алексеев. Акварель. Коломенское. 1800-е

Неделей позже состоялся переезд императорского двора во вновь купленное имение, которое Екатерина II назвала Царицыным. Здесь к тому времени возвели для нее деревянные покои, в нескольких комнатах которых она разместилась с Г. А. Потемкиным (8 июня исполнилась годовщина их тайного венчания). В те же июньские дни, когда архитектор П. Я. Плюсков трудился над временным «дворцом» императрицы, В. И. Баженову, по всей видимости, был заказан проект обширной летней резиденции, достойной исторической значимости отмечавшихся в тот год военных побед. Знаменательно, что 20 июня, когда работы в Кремле прекратились, а на Ходынском поле строительство шло полным ходом, Баженов объявил Экспедиции Кремлевского строения, «чтоб немедленно благоволено было приказать купить полотна фламского от шести до семи аршин (фламандского, длиной 4,25-5 метров. - Л. А.) для чертежей на подкладку и сделать дос­ку липовую длиною в три, шириною в один аршин, толщиною в пол вершка, с обвязкою, на чем наклеено будет дело к поднесению ее импер. величеству». Скорее всего, речь шла о подготовке к работе над первым вариантом проекта царицынского ансамбля.


И-Б. Лампи. Князь Потемкин -Таврический Г.А. 1790-е

30 июня, после того как утром Екатерина II осмотрела строения «к будущему торжест­ву мира» на Ходынке, проследовав пешком «ко всем местам», в восьмом часу вечера она прибыла в свое новое владение, где «у вновь сделанных покоев» ее встретил князь А. А. Вяземский с хлебом и солью. Осмотрев покои, императрица «отбыла во внутренние Свои комнаты»12. Тогда-то и было составлено известное письмо Ф.-М. Гримму, в котором она литературно изложила историю приобретения усадьбы князей Кантемиров, впервые назвав ее Царицыным, добавив, что, «по общему мнению, это сущий рай».

В ожидании возвращавшихся с юга полков и главнокомандующего войсками генерал-фельдмаршала П. А. Румянцева императрица провела в Царицыне семь дней. Следом за ней прибыли из Москвы наследник с суп­ругой. Они расположились «в назначенных для их пребывания покоях» в меньшем из жилых домов кантемировской усадьбы, расположенном по одной линии с основным, но ближе к саду и далее от прудов, где впоследствии Баженов и разместит дворец для цесаревича Павла Пет­ровича. Императрица и ее немногочисленная в тот раз свита продолжали знакомиться с окрестностями Каширской дороги. Жизнь в Царицыне день ото дня налаживалась: столы накрывали не в палатке-ставке, а в столовой комнате, на воду спус­кались строившиеся на прудах суда-ботики. После 5 июля, когда Екатерина II провела смотр двух гренадерских полков, шедших маршем с южных рубежей России, а затем впервые приняла в Царицыне за парадным столом на 36 персон командующих полками и почетных гостей, императорский двор стал готовиться к переезду в древнюю столицу. В Москве встречу войск и прибывавшего из армии графа П. А. Румянцева готовил Г. А. Потемкин.

Празднование мира с Турцией проходило в два этапа. Официальная церемония состоялась в Кремле 10 июля. Увеселительная часть торжеств, включавшая маскарад, театральные представления, народные игры, фейерверк и иллюминацию, - на Ходынском лугу 21 и 23 июля. Десятидневный интервал был вызван обстоятельствами личной жизни императ­рицы: 12 июля у нее родилась дочь, названная Елизаветой, отцом которой был Потемкин.

По окончании торжеств, не раз и подробно описанных, 25 июля Екатерина отправилась в сопровождении свиты в село Царицыно. Прибывших на следующий день Великого князя с супругой она в тот год опекала особенно усердно: Павлу Петровичу уже исполнилось 20 лет, и в общественном мнении, тем более в сочувственно настроенной к нему Москве, его права на власть по достижении совершеннолетия существенно возросли. В Царицыно стали прибывать знатные гости; с 27 июля оно стало средоточием государственной жизни. Здесь состоялись пять заседаний Совета при высочайшем дворе, проходившие по понедельникам в так называемой Кантемировой беседке или садовой галерее, на месте которой впоследствии был выстроен Малый дворец. В Совет входили наиболее влиятельные военные чины и гражданские сановники: генерал-фельдмаршал и Президент Военной коллегии граф З. Г. Чернышев, генерал-фельдмаршал, последний гетман Малороссии и Войска Запорожского граф К. Г. Разумовский, генерал-фельдмаршал, генерал-губернатор Петербурга князь А. М. Голицын и его полный тезка - вице-канцлер, оберкамергер князь А. М. Голицын, канцлер и обергофмейстер Н. И. Панин и его брат генерал-аншеф, возглавивший кампанию против пугачевских мятежников в Московской губернии П. И. Панин, Г. А. Потемкин, князья А. А. Вяземский и М. Н. Волконский, граф И. Г. Чернышев, вице-канцлер И. А. Остерман. В Царицыне были подписаны указы об уничтожении Запорожской Сечи, о снижении цены на соль, а также решено множество других дел, особенно по военному ведомству.

Царицыно символизировало завоеванное императрицей право считать себя преемницей Петра I, успешно продвинувшей за Дунай и к Черному морю южные границы России. Символичной выглядела в данной связи и покупка имения, некогда подаренного Пет­ром I молдавскому господарю Д. К. Кантемиру за оказанную им военную помощь. Вряд ли в Царицыне тех лет было удобнее жить, нежели в Коломенском дворце, но политичес­кие соображения и желание именно здесь возвести увековечивающий громкие победы архитектурный ансамбль определили выбор императрицы.


---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10941
Регистрация: 2008
Рейтинг: 16759 

[q]
Разведение рыбы в Борисовских и Царицынских прудах....
[/q]

Листая источники


"Московский комсомолец" №24555 от 29 августа 2007 года
(у меня оторван уголок от статьи, но, вроде бы, год этот).


Царицынские пруды
Воспоминания о будущем



В День города 2 сентября 2006 года в Москве в торжественной обстановке завершился важный этап реконструкции Царицынского природно-исторического комплекса. Масштабы и, главное, темпы реконструкции самой длительной «незавершенки» в истории России просто поражают. Больше года, невзирая на погодные условия, буквально без праздников и выходных дней, семь тысячи рабочих из шестидесяти организаций приводили в надлежащее состояние дворцово-парковый ансамбль. С культурной, архитектурно-эстетической частью вроде бы все ясно, разительные перемены непременно надо видеть самому. А вот насчет заповедной природной части могут возникнуть вопросы, в частности, у рыболовов-любителей, проживающих по соседству с облагороженным природно-историческим комплексом.

Конечно, в эстетическом, да и в экологическом отношении водоемы подверглись масштабным преобразованиям. В частности, в Верхнем Царицынском пруду выполнены работы по укреплению берегов стволами лиственницы порядка 1650 метров, произведено илоудаление со дна водоема. Причем очищение прудов велось импортной плавучей техникой, без полного осушения. С Царицынскими, и Верхним, и Средним, прудами работы в основном уже завершены, Нижний пруд обещают облагородить к концу этого года. С Борисовскими по планам должны разобраться к сентябрю 2007, к началу летнего сезона в следующем 2007 году обещают даже разрешить купаться в Борисовских прудах, которые являются единой системой с Царицынскими. Учитывая хотя бы теоретическую, формальную строгость столичных санитарно-гигиентческих норм для водоемов, очистку и реабилитацию прудов должны провести на жестком экологическом уровне. Правда, разобраться с критериями чистоты водоемов даже в юридическом аспекте достаточно сложно. По рыбохозяйственным нормативам чистоты воды Москва-реки далека от благополучия, но по количеству и разнообразию улова главная река столицы пока вне конкуренции. Хотя в Царицынские пруды были выпущены живые карпы, а столичные власти уверяют в экологической кондиции водоемов, рыболовные перспективы в данном заповедном месте не бесспорны.

Печальная в рыболовном отношении судьба, постигшая водоем, расположенный между станциями метро Автозаводская и Коломенская, крепко мешает. Не секрет, этот перегороженный рукав Москва-реки в прошлом пользовался большой популярностью среди столичных рыболовов. Здесь тренировались, оттачивали свое мастерство даже спортсмены, нередко проводились соревнования по спортивной ловле рыбы. Перестали посещать водоем рыболовы аккурат после введения в стой современной снеготаялки. Наверняка, эта станция проектировалась и строилась с соблюдением всех экологических нормативов и параметров. В общем, хотели как лучше, но получилось как всегда, и винить вроде бы некого.

В принципе, Царицынские и Борисовские пруды и зимой, и летом регулярно посещались и посещаются столичными любителями рыбалки на протяжении многих десятилетий, если не сказать столетий. Все же в прошлые времена «рыбоемкость» этих водоемов была не в пример нынешним.

В былые, достаточно далекие от нас годы эти пруды имели весьма солидные рыбные запасы. Еще классик отечественной рыболовной литературы Л.П. Сабанеев в своем труде «Жизнь и ловля пресноводных рыб» упоминал Царицынские пруды. В частности, его цитата: «Под Москвой при чистке Царицынских прудов была поймана трехаршинная щука с золотым кольцом в жаберной крышке с надписью: Посадил царь Борис Федорович» Правда, современные ученые-ихтиологи крепко сомневаются в достоверности приведенных им фактов относительно размера и возраста щуки. И все же, судя по всему, крупная щука обитала в местных водах в те времена.



В 1921 году на Царицынских прудах функционировала Опытная озерная станция, изучавшая биологию жизни рыб, а также занимающаяся зарыблением водоемов Московской губернии. Именно из этих прудов в те годы отправлялись в подмосковные озера Сенеж, Круглое и Долгое миллионы мальков леща.

Косвенным подтверждением обилия рыбы в прудах могут служить по-своему курьезные события, сведения о которых раскопали московские краеведы. Где много рыбы, там обычно и много браконьеров, и в нашем прошлом не обходилось без нарушений. В 1927 году пруды были переданы Моссоветом в ведение Московского зоопарка, примерно в это время начались на прудах серьезные проблемы. От местных жителей регулярно стали поступать жалобы, что представитель зоопарка, некто господин-товарищ Никитский производит хищнический лов рыбы. Бюро секции Московского коммунального хозяйства, сокращенно МКХ, даже послало специальную комиссию, чтобы расследовать сигналы с мест. Комиссия подтвердила, что администрация озерной станции неводом длиною более 50 метров при помощи моторной лодки производит незаконный вылов рыбы. Порой уловы составляли по несколько центнеров в день, причем преобладали достаточно ценные и на сегодняшний день породы – лещ, судак и крупная, до 10 килограммов, щука. По заявлениям царицынских крестьян, такого рода рыболовные мероприятия проводились несколько раз в год, а на Среднем пруду ихтиологи по ночам браконьерят даже во время нереста – в марте и апреле.

«Строгая комиссия МКХ расследовала эти сигналы и установила:

1. Никитский являлся заведующим лабораторией зоопарка, «не отвечающей самым элементарным требованиям научной лаборатории». В ней не было даже микроскопа.

2. В личных бумагах Никитского обнаружилась ведомость кооператива «Коммунар» о том, что от этого гражданина за время с 06.10.1927 года по 20.09.1928 года было принято рыбы 1775,7 кг на сумму 1882 рубля 12 копеек.

3. «Допуская хищнический лов рыбы со своей стороны, гражданин Никитский запрещал местным крестьянам ловить рыбу даже удочками и своим отношением к ним крайне возбуждал крестьян против Советской власти. Было решено о наказании Никитского и установления контроля за ловлей рыбы в Царицынских прудах».

Знакомясь с такого рода историческими документами, поневоле приходишь к мысли, что за последние семьдесят с лишним лет россияне мало изменились. Ведь несмотря на тогдашние крутые тоталитарные времена, строгие законы и порядки, браконьеров хватало. Еще более было желающих злоупотребить своим служебным положением, поправить свои дела за счет общенародной собственности. Во всяком случае, ничуть не меньше чем сейчас или во времена приватизации.

В годы войны пруды для фронта, для победы выращивали в промышленных объемах водоплавающую птицу. Еще лет сорок назад, до начала массового жилищного строительства в этих районах, на Борисовских прудах существовало большое товарное рыборазводное хозяйство. Так что, в принципе, условия для развития спортивного и любительского рыболовства достаточно перспективные.

Проинтервьюировав на общественных началах с пару десятков рыболовов, регулярно посещающих Царицынские пруды в настоящее время, можно выявить определенную тенденцию. Подавляющее большинство, в принципе, довольно интенсивностью клева на водоеме. А вот размер, габариты большинства экземпляров улова многих не устраивает. Раньше рыба попадалась гораздо крупнее, сетуют опытные старожилы этих мест. По биологическим понятиям это означает, популяция рыбы процветает, хорошо размножается, много молоди. Значит, условия в экологическом отношении вполне благоприятные. А вот продолжительность жизни отдельных конкретных представителей оставляет желать лучшего, поэтому крупные трофейные экземпляры достаются редким счастливцам.

Какие плюсы для столичных рыболовов представляет капитальное обновление Царицынского парка. Во-первых, усиление охраны, в том числе конной милицией и на квадроциклах, так что масштабное массовое браконьерство достаточно проблематично. Во-вторых, наверняка, по эстетическим резонам, регулярно будет проводиться уборка мусора, хотя бы с поверхности прудов. Главным минусом для местных рыболовов, конечно, является усиление антропогенной нагрузки на пруды и их окрестности, увеличение посещаемости царицынских окрестностей.

Хочется надеяться, что интересы простых рыболовов в связи с масштабными изменениями в Царицынском природно-историческом комплексе не пострадают.




---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10941
Регистрация: 2008
Рейтинг: 16759 

Листая источники


Глейзер С.И., Плонский В.Д. Необычный аквариум



Рыборазведение на Руси
Глава II. В поисках древнейших аквариумистов (фрагменты из статьи)

В хозяйстве и экономике Древней Руси добыча рыбы всегда занимала большое место. Расселение восточных славян по берегам морей, рек и озер было вызвано, по мнению историков, главным образом освоением новых районов рыболовства. Так, например, заселение новгородцами берегов Белого моря и Печоры в XI—XIII вв. было связано с обнаружением и использованием новых районов рыбной ловли.

Очень рано наши предки познакомились с рыбоводством. В книге В. А. Мовчана «Жизнь рыб и их разведение" (М., 1966) приводятся следующие интересные сведения. Так, например, в раскопках городищ, оставленных славянами на территории нынешней Украины, имеются остатки настоящих прудовых сооружений. А вот другие свидетельства. Косма Каппадокийский, византийский летописец X в., сообщает, что после завершения походов киевского князя Игоря на Константинополь в порядке установления «мирных контактов» с Руси прибыла «делегация» строителей. Они приехали поучиться инженерному искусству возведения крепостей у византийских мастеров, известных на всю Европу. Однажды в их присутствии прорвало запруду в одном из императорских прудов. Русичи тут же предложили свою помощь и, получив разрешение, сделали пруды даже лучше, чем они были до аварии. Потом им доверяли строить новые водные сооружения, с чем они опять-таки справились успешно. В построенных прудах рыба росла лучше, значит, приехавшие строители были хорошо знакомы с ведением прудового хозяйства у себя на родине.

Этот вывод подтверждается и письменными свидетельствами варяжских гостей, приезжавших на Русь из Скандинавии. Некто Мерл, побывав в наших землях и оценив искусство возводимых тут земляных и водных сооружений, предложил королю викингов пригласить мастеров с Руси для устройства прудового рыбного хозяйства в районе нынешнего Осло в Норвегии.

А в это время в Древнем Новгороде уже были свои знаменитые рыбоводы. Двух из них, «братьев Боривоя и Добрыню, называвшихся Смалятичами», пригласили на два года приехать поработать в Германию, где они охотно делились своим опытом с местными рыбоводами.



К XII в. относится и сообщение итальянского путешественника Канебаро. Он побывал в районе реки Истры под Москвой, хотя сама Москва в то время еще только основывалась. Путешественник описывает рыбоводный пруд, сделанный местными жителями для разведения сомов: большая круглая яма, в которую были проведены деревянные трубы, скрытые под землей. По этим трубам из Истры подавалась вода. Канебаро сообщает также, что сомов из этого хозяйства передавали в другие места для дальнейшего разведения.

В середине XIV в. в Москве правил великий князь Иван Второй. О том времени сохранились только отрывочные данные. Из них мы, например, узнаем, что однажды два боярина оспаривали друг у друга богатое поместье под Коломной. Оно было известно в то время своим рыбзаводом, откуда снабжали посадочной рыбой другие прудовые хозяйства. Чем кончился спор, мы не знаем, но наличие целого производства посадочного материала для продажи говорит о высоком развитии рыборазведения в то время.

В следующем, XV, в. пруды с рыбами считаются уже наиболее важной деталью, которую описывают в своих впечатлениях о Руси западноевропейские путешественники. Например, «Землеописание» итальянца Р. Бовориуса содержит карты расположения прудов с рыбой, а текст прямо указывает на их множество в стране. Испанский «Путеводитель по земле» того же периода рассказывает о прудах с рыбой на Руси, которые хотя и не так богаты, как византийские, но удобны и полны рыбы. К середине того же столетия относят и редкий документ — подобие русско-итальянского словаря, где говорится о стерляди, которую «с большим умением и редким искусством» на Руси разводят в прудах. Действительно, дошедшие до нас документы эпохи царствования московского князя Ивана III подтверждают упомянутые свидетельства иноземных гостей.

Женившись на византийской царевне Софье Палеолог, этот великий князь способствовал укреплению связей с Византийской империей. В числе прочего был и обмен «передовым опытом» в части разведения рыб в прудах. Прибывшие в Московию греки учились этому искусству на особых «курсах», где им преподавали «премудрость» русские мастера-рыбоводы — «Ивашка Голый да Семен Смерд». Имена их, кстати, говорят о совсем незнатном происхождении.



Наступило время Ивана Грозного (середина XVI в.). Как рассказывают разные источники, он уделял большое внимание прудам и рыбе. В его времена пруды стали средством награждения приближенных. За особые заслуги перед царем ими были одарены и многие опричники, включая знаменитого Малюту Скуратова. Царь Иван IV много занимался и организацией прудового хозяйства. Так, например, он приглашал из-за рубежа специалистов для улучшения рыбоводного дела, сам руководил хозяйствами, требовал точного исполнения его инструкций, строго наказывая за отступления от них. Когда рыбовод по фамилии Стрельцов запустил в один из прудов «не ту рыбу», царь приказал даже отрубить ему три пальца на руке... Этот Стрельцов был, по-видимому, большим знатоком своего дела. Он оставил записи, где содержатся ценные наблюдения и выводы из практики разведения рыб. Попав снова в милость к царю, он был удостоен чести возглавлять государевы пруды и добился увеличения товарной рыбы втрое, за что был впоследствии щедро вознагражден.

Другой знаток рыборазведения того времени — ученик Стрельцова по прозвищу Годлатый. Он занимался прудами, принадлежащими многим опричникам, в том числе и М. Скуратову.

Из приведенных данных видно, что в XVI в. рыбоводство на Руси являло собой важную отрасль хозяйства. Надо полагать, что в те времена на Руси существовала и торговля живой рыбой, в том числе для рыбоводных целей, возможно, и на экспорт. К этому времени относится памятник испанской литературы — новелла «Роза и Шмель», где рыба из русских прудов упоминается как атрибут богатого сказочного дворца.

В XVII в. Россия считалась в Европе страной с наиболее развитым прудовым хозяйством. Разнообразные гидротехнические сооружения, пруды и водоемы существовали как для нужд царского двора, так и в хозяйстве монастырей.

С 1598 по 1605 г. в стране царствует Борис Годунов. Современники Годунова говорили, что никто другой не увлекался прудами так сильно, как он. В это время организуется множество новых прудов, составляются их переписи, измерения, карты, делаются попытки повышения их рыбопродуктивности.

В те же годы интенсивно занимаются рыбоводством и многочисленные тогда монастыри. В то время до половины всей территории России числилось за церковью. Монастырские землевладение и рыбоводство имели большое значение для экономики. Известны, например, рыбоводные прудовые хозяйства во владениях Троице-Сергиевской и Киево-Печерской лавры, Соловецкого и Воскресенского монастырей и в других местах. Причины развития рыбоводства в монастырях те же, что и в других странах, — церковные запреты на мясную пищу.

К концу времени правления Бориса Годунова относится сообщение французского инженера по имени Лериш. В своих записках он высоко оценивает рыбоводные успехи москвитян, считая, что они не хуже, чем у признанных тогда мастеров этого дела в Голландии.

Смутное время на Руси, пришедшееся на первую треть XVII в., не прервало дальнейшего развития рыбоводства. В это время далекие от политики рыбоводы уже употребляют новые методы оценки качества воды в пруду, применяя фрейзинскую, т. е. лакмусовую, бумагу.

Если при опускании в воду эта бумага краснела — делался правильный вывод, что вода непригодна для рыб. В 1611 —1630 гг. составлялась карта, куда наносились все пруды в окрестностях Москвы, где разводилась рыба. Иностранные гости в своих записках удивлялись богатству рыб, разводимых в стране.

Царь Алексей Михайлович (1629—1676), отец Петра I, тоже благоволил к рыборазведению. Известно, что у него на службе состоял в роли придворного рыбовода некий Гришка Соловей. Он возглавил ведение царских прудов, откуда, благодаря его усердию, стали вылавливать рыбы вдвое больше, чем раньше.

Занимались рыборазведением в то время и запорожские казаки на Украине, где ими были созданы многочисленные спускные пруды.

В этот период произошло еще одно, немаловажное для нашей темы, событие. Царю, очевидно, в качестве диковинного дара привезли из-за границы золотых рыбок. Заморский подарок пришелся ему по сердцу: рыбок поселили во дворце в вазах и подолгу ими любовались. Однако, как говорят, их совсем не кормили, и они вскоре погибли. Несмотря на бурное развитие рыбоводства в XVII в., аквариумистика в России так и не прижилась. Считают, что воспоминание о тех золотых рыбках осталось в народе и что одну из таких легенд рассказала однажды няня будущему великому поэту А. С. Пушкину...




---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10941
Регистрация: 2008
Рейтинг: 16759 

Павел Борисович Ермолов
«Наше родное Царицыно»
О царицынских дачах двух русских ученых — историка, археолога Ивана Егоровича Забелина (1820–1908/09)
и нумизмата, историка, коллекционера Алексея Васильевича Орешникова (1855–1933)

И. Е. Забелина - одного из основателей и руководителей Исторического музея в Моск­ве, всю жизнь посвятившего изучению ма­териальной культуры, нравов и обычаев русского народа, - не могло не привлечь Царицыно с его древними курганами и дворцово-парковыми соору­жениями. Еще в 1873 году в своей книге о московских и подмосковных садах он опубликовал опись царицынского парка (1825), являющуюся по сей день ценным документом для изучения архитектурных памятников Царицына.



После смерти супруги и старшей дочери И. Е. Забелина его единственной наследницей и душеприказчиком стала младшая дочь Мария Ивановна (1851-1920). Она так и не вышла замуж и всю жизнь посвятила отцу. Широкому кругу любителей истории известно о ней незаслуженно мало. Между тем личность ее примечательна. М. И. Забелина не только была надежной опорой своему родителю при жизни, но и пос­ле его кончины, руководствуясь волей покойного, передала в дар Историческому музею все отцовские коллекции, архивы и библиотеку (а это более 20000 томов и еще около 3000 томов древнерусских рукописных книг), а также пожертвовала музею 60000 руб­лей для образования особого капитала имени И. Е. Забелина для приобретения памятников старины. К тому же Академии наук ею было передано 30000 рублей «для упот­ребления процентов с этого капитала на переводы древних греческих и латинских, а также средневековых географов и летописцев, особенно тех, которые пишут о Русской стране и о Балтийском Поморье, а также и на издание этих переводов».

В целом от М. И. Забелиной Историческим музеем «в процентных бумагах разного наименования получено по номиналу 127000 рублей». По сути дела, все то немалое наследство, что оставил ей отец, она отдала на увековечение его памяти и трудов. В 1909 году оставшаяся без средств к существованию Мария Ивановна с высочайшего соизволения решением правительства «в изъятие из правил и не в пример прочим» удос­тоилась усиленной из казны пенсии по 3000 руб­лей в год». В последующие годы она помогала ученому секретарю Исторического музея историку И. М. Тарабрину разбирать архивы отца и готовить посмертное переиздание трудов И. Е. Забелина, а в 1912 году пожертвовала 1000 рублей на строительство здания Мос­ковского Археологического института.


Рисунок А.Л.Керкова в "Путеводителе по дачной местности Царицыно". 1912 г.

М. И. Забелина была избрана почетным членом Тверской ученой архивной комиссии (1909), награждена медалью в память Отечественной вой­ны 1812 года для ношения на груди на Владимирской ленте (1912), золотой медалью Московского Археологичес­кого института имени императора Николая II (1914).
Дачу в Царицыне Мария Ивановна приобрела в ноябре 1896 года у инженер-механика М. П. Щекотова за 5000 рублей. До этого, в 1880-х годах, Забелины летом выезжали на съемную дачу либо в Покровское-Глебово, либо в Химки. В договоре о покупке значились две одноэтажные дачи с мезонинами, крытые железом, со всеми при них службами на участке дворцовой земли № 63 по оброчной книге 4-го округа Дворцового имения. Вмес­те с договором продажи был заключен договор передачи М. И. Забелиной участка на оброчное содержание сроком на 24 года (разрешение управления Мос­ковского Удельного округа за № 8259 от 27 ноября 1896 года). Участок находился в районе старого Царицына, в так называемом Воздушном саду. Соседями Забелиных оказались в основном купцы и мелкие предприниматели.

Сразу после покупки дачи в домах и на участке начались переделки и многочисленные ремонтные работы. Весной 1897-го были переложены русские и голландские печи и кухонные плиты с облицовкой петербургскими изразцами, вставлены новые ставни и двери, сделаны лестницы в погреба, отремонтированы и покрашены кровля и водостоки, устроен палисад, стены комнат оклеены обоями, обе дачи меблированы. В 1901 году на главной даче установлен новый водяной насос, позднее замененный еще более мощным. Эта дача имела конюшню - ведь Забелин состоял в чине тайного советника и пользовался собственным выездом.
Участок охранял сторож, регулярно нанимался садовник-поденщик. Владельцы сажали клены, ясени, испанские вишни. В начале XX века на участке произрастало 87 деревьев, среди них 30 берез, 25 ив, 14 елей, 8 сосен, 6 лип, клен и ясень. В саду выращивались цветы, которые Мария Ивановна покупала по соседству у садовника Самолетова: нас­турции, герани, вербены, петунии, флоксы, георгины, табак, голландская гвоздика, астры, гелиотропы, левкои, резеда, бархатцы...

Содержание дачи, ее ремонт и охрана были полностью в руках Марии Ивановны, на ее имя приходили все счета, она вникала в каждую хозяйственную мелочь. М. И. Забелина каждый год платила за свой участок земский сбор и - как дворянка, дочь тайного советника - дворянский сбор (до 1912 года). Ежегодно дача страховалась от пожара в Русском страховом обществе.
Впрочем, затраты вполне окупались, ведь один из домов сдавался внаем вместе с мебелью и утварью, плата же за дачный сезон была немалой - в разные годы от 350 до 375 рублей (жалование среднего чиновника в 1913 году, к примеру, составляло около 100-130 рублей в месяц, а квалифицированный рабочий получал 40 рублей).

И. Е. Забелин отдыхал и работал на даче каждое лето, сюда приходила адресованная ему корреспонденция, приезжали родственники, коллеги, друзья. Бывали гости и с близлежащих дач - Орешниковы, Езучевские.
В конце 1890-х годов сов­местно с ученым секретарем Исторического музея В. И. Сизовым И. Е. Забелин произвел в царицынском парке археологические раскопки кургана вятичей, датируемого X-XIII веками. Находки, полученные в ре­зультате раскопок, находятся ныне в соб­рании Государственного Исторического музея - височные кольца с лопастями, типичные для вятичских погребений, браслеты и украшения, остатки бытовых предметов. Сохранилась фотография раскопок, сделанная управляющим царицынского име­ния Н. А. Рохмановым, на которой запечатлены И. Е. Забелин, М. И. Забелина, В. И. Сизов, Д. П. Езучевский, А. В. Орешников и другие.

Проблемы у дачников на рубеже XIX-XX веков были такие же, как и у нынешних любителей загородного отдыха - прежде всего ограбления в зимний период, когда на дачах оставалась только полицейская охрана. В ноябре 1902 года дачу Забелиной взломали, похитили посуду на сумму 40 рублей, однако уголовное дело владелица дачи попросила прекратить - понятно, что это был, как теперь выражаются, «глухарь». С 1908 года вводится практика найма дачевладельцами за свой счет сторожей вместо полиции.

М. И. Забелина участвовала в работе основанного в 1908 году Общества благоустройства дачной местности в Царицыно. Так, в 1909-м на ее и других дачников средства был построен деревянный мост по Забелинскому переулку.
В 1913-1914 годах М. И. Забелина проводила лето в пансионе Нобак в городе Ассерн Лифляндской губернии. Вторая дача в этот период сдавалась внаем. Царицыно посещала лишь двоюродная сестра Марии Ивановны Софья Михайловна Андронова и служанка Поля (Пелагея Алексеевна Митрофанова). Добирались, как и большинство дачников, на поезде. «В 8 часов отправились гулять в Царицыно, приехавши туда, пошли к дворцу и на том же столике, где и ты сидела, заказали самовар, попили чайку, закусили и по­шли <...> в лес гулять, искали грибов, но нашли очень мало, белых ни одного, нагулявшись вдоволь, опять пошли чай пить и закусывать. Волчок (собачка М. И. Забелиной. - П. Е.) был на верху блаженства, нагулялся вдоволь. Гуляющих очень и очень мало попадалось, посидели над прудом и, наконец, с восьмичасовым поездом возвратились в Москву. Погода здесь стоит прекрасная, тепло», - так описывала С. М. Андронова в письме к сестре одну из царицынских прогулок.

С началом Первой мировой войны привычный уклад жизни стал меняться. В сентябре 1914 года М. И. Забелина предложила помещения своей дачи для нужд Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам, однако, как указывалось в благодарности Мос­ковского уездного комитета союза, «оборудование предлагаемых помещений на время отложено, т. к. устраиваются уже ранее принятые помещения». Забелина участвует в сборе вещей и продуктов для раненых солдат. С. М. Анд­ронова, состоявшая в Иверской общине сестер милосердия Красного Креста, уезжает в Вильну, в гос­питаль. «Рада, что ты в Царицыне и дышишь свежим воздухом - это самое лучшее лекарство», - пишет Марии Ивановне летом 1915 года Софья Михайловна.
В 1916 году М. И. Забелиной пришлось продать дачу - вести хозяйство ей уже было тяжело, цены на все росли. Поначалу покупательницей выступила некая М. Александрова, которая даже внесла задаток, но у нее возникли финансовые проб­лемы, и в письме от 19 октября 1916 года она отказалась от покупки: «Я уверена, что Вы и помимо нас скоро продадите вашу чудесную дачу, о которой я лично очень жалею». Дачу приобрела вдова врача Ф. А. Никитская.

М. И. Забелина последние годы жизни провела в здании Исторического музея, получая обесценивающуюся с каждым днем пенсию. Пос­ле революции эту персональную пенсию ей сохранили, а в октябре 1919-го назначили новую общегражданскую в размере 1200 руб­лей в месяц, увеличенную с 1 июня 1920 до 2700 рублей. Однако к тому времени из-за инфляции реальная покупательная способность рубля настолько снизилась, что пенсия не обеспечивала даже прожиточного минимума. М. И. Забелиной оказывали помощь родственники, друзья и бывшая прислуга Поля, присылавшая ей из деревни продукты. Скончалась Мария Ивановна в глубокой нищете. Похоронили ее на Ваганьковском кладбище, там же, где упокоился и Иван Егорович.

Судьба дачи историка в советское время оказалась печальной. Ф. А. Никитская владела ею недолго - известно, что уже к 1921 году дачу Забелиных муниципализировали в пользу Московского уездного совета, причем летний дом снесли. Вскоре дача Забелиных исчезла.



Орешников Алексей Васильевич


Иная судьба ждала дачу другого видного ученого - А. В. Орешникова.
По воспоминаниям Алексея Васильевича, впервые он побывал в Царицыне еще ребенком вместе с отцом в 1867 или 1868 году, тогда там еще был ресторан Щеглова «помещичьего типа» и ресторан Диппмана. Дачу в Царицыне Орешниковы снимали с начала 1890-х. Первоначально это был деревянный дом в Воздушном саду, недалеко от дачи Забелиных (какой именно дом - пока установить не удалось). Позже, с 1 января 1896 по март 1902 года, числившийся московским второй гильдии купцом А. В. Орешников арендовал у Удельного ведомства вместе с участком земли (оброчная статья 173) Первый Кавалерский корпус, построенный архитектором В. И. Баженовым (1784-1785). По конт­ракту на арендованном участке позволялось ставить жилые и нежилые здания, но не изменять внешний облик корпуса. Однако арендаторы все-таки не удержались и надстроили здание так, что из одноэтажного оно стало трехэтажным. Краснокирпичный корпус с белокаменным декором снаружи полнос­тью побелили, пристроили к нему две крытые железом террасы на столбах, внутри потолки и стены оклеили обоями. В одной из трех комнат первого этажа был камин, в кухне - русская печь с трубой. На втором и третьем этажах имелось по девять жилых комнат. На участке произрастали 12 сосен, 3 лист­венницы, ель, 2 дуба, 11 вязов, 13 берез, 20 тополей, 19 лип, 60 осин, 22 ветлы, клен, 36 черемух и 3 яблони.

На даче жили многочисленные родственники Алексея Васильевича - его супруга Е. Д. Орешникова, дочери - Е. А., Т. А. и В. А. Орешниковы, зять - доктор А. А. Полиевктов (будущий муж Т. А. Орешниковой), близкие друзья семьи - учительница дочерей П. А. Ивашева, Ц. Н. Шатерникова.

В марте 1902 года по личным обстоятельствам А. В. Орешников передал право аренды титулярному советнику П. Г. Поллаку.
В 1909 году Первый Кавалерский корпус, арендовавшийся тогда московским купцом А. Е. Крутовским и московским цеховым А. И. Виноградовым, горел, но уже в 1910-м Удельное ведомство его отремонтировало и снова сдало.

Отказавшись от дачи, Орешниковы более 20 лет не посещали Царицына. Эти годы были крайне тяжелыми для семьи. Расстреляли внука Е. Д. Орешниковой Алексея - сына дочери Веры, некоторые члены семьи эмиг­рировали. Мытарства и лишения той поры отражены в письмах Е. Д. Орешниковой к М. И. Забелиной. Женщины особенно сблизились пос­ле кончины И. Е. Забелина, когда супруги Орешниковы проявили большое участие к судьбе Марии Ивановны. В письме из Старой Руссы (1919) Елена Дмитриевна писала, сетуя на голод и дороговизну: «Хорошо, что бедный глубокочтимый Иван Егорович крепко спит и не видит то, что делается». В это время с особенной теплотой вспоминалось Царицыно: «Живем мы близ роскошного парка, где соленое озеро и лечебные ванны. Парк почти что так же хорош, как и наш родной Царицынский», - сообщает Елена Дмитриевна, подчерк­нув в письме жирной чертой слово «почти».


---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10941
Регистрация: 2008
Рейтинг: 16759 

Листая источники


ГИДРОЛОГО - ГИДРОТЕХНИЧЕСКАЯ СИСТЕМА УСАДЬБЫ ЦАРИЦЫНО
Вера Широкова. Институт истории естествознания и техники им. С.И.Вавилова РАН





Водоемы всегда были важной принадлежностью
старинных московских хозяйств и устраивались для
водоснабжения и разведения рыбы. Последние носи-
ли название садов, садков, сажалок, поскольку рыбу
«садили» в пруд. «Сажалки», – говорит де-Бруин, посе-
тивший Москву в 1702 г., – суть самое большое укра-
шение загородных домов, и таких сажалок бывает
иногда около четырех вокруг дома. Лишь только
являются гости, то хозяин велит забросить при них же
невод и вытянутую рыбу, на их счастье, подают на
стол, без чего, по мнению русских, обед был бы не в
обед, угощение не в угощенье» [2].
Изначально, вероятно, Царицынские пруды и
использовались как «сажалки», о чем свидетель-
ствуют описи 1676–1678 гг., где указывается сельцо
Черная Грязь с «рыбным прудом с мельницей на реке
Городенке». Да и само название реки Городенка
(Городня), по мнению Е.М.Поспелова [3], произошло
от слова «городня» – «ограда, забор в реке», «закол,
перебой», «рыбная забойка с воротами, в которые
вставлен кошель, или простой плетень для притона
рыбы».
Водоемы в усадьбах устраивались двумя способа-
ми: в первом случае, при неглубоких грунтовых водах,
пруды «копали», т.е. «рыли» в виде обычных углубле-
ний в местах выходов ключей («рытые» или «копаные»
пруды); во втором – «пруды прудили» при помощи пло-
тин на небольших поверхностных водоисточниках, т.е.
они представляли собой подпертые плотинами участ-
ки рек [4].
Первый из каскада царицынских прудов –
Борисовский (Цареборисовский, Царёвоборисов-
ский) – сначала «копали», а потом «прудили» реку
Городню. Есть версия, что для затеянного Борисом
Годуновым грандиозного строительства в Москов-
ском кремле в бассейне речки Городни открытым
способом добывался белый камень.....

---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10941
Регистрация: 2008
Рейтинг: 16759 

В копилочку:

Границы вновь создававшихся в XVII–XVIII вв. уездов совершенно не совпадали с границами станов. Даже когда в 1837 г. изменяли границы и наименования станов (они стали меньше и вместо названий получили номера), положение не изменилось. Границы территориального и полицейского администрирования по-прежнему не совпадали. На территории Московского уезда оказалось шесть станов, во главе которых стояли становые приставы. В 1878 г. станы разделили на уряды (тоже под номерами), во главе их были поставлены урядники.

Когда в результате крестьянской реформы 1861 г. бывшие крепостные получили земельные наделы, в России была учреждена волость как административно-территориальная единица – часть уезда. Это разделение произошло еще до 1865 г., когда в Московской губернии создавалось земство. При этом волости дворцовых и царских владений сохранились (в пределах уезда). Так, в Московском уезде сохранились огромная и причудливая по границам Коломенская, объединяющая земли Удельного Коломенского приказа (иначе – дворцовые), и маленькая – Царицынская (земель Ее Величества) волости. А из государственных и владельческих земель были сформированы еще шестнадцать волостей: Всесвятская, Выхинская, Дурыкинская, Зюзинская, Карачаровская, Куркинская, Марфинская, Озерецкая, Пехорская, Ростокинская, Тайнинская, Троице-Голенищевская, Троицкая, Хорошевская, Чашниковская, Черкизовская[73].

Сельские общества в этих волостях стали значительно меньше, чем сельские общества, созданные четверть века назад на землях государственных имуществ. Теперь, как правило, они объединяли земли одного владельца, выделенные им жителям расположенного на них селения в качестве надела. Отдельные крупные селения подчас представляли два и более сельских общества, а иногда, наоборот, два и три мелких селения соединялись в одно сельское общество. Назывались общества по имени самого крупного в них селения.

Волость стала не только территориальной единицей, но и взяла на себя хозяйственные функции: в частности, статистические сведения подворной переписи, полученные в отдельных селениях, теперь объединялись в свод данных по волостям. Крестьянская, а потом и судебная, и земская реформы коснулись и крестьянского низового самоуправления. Органами волостного управления стали: волостной сход, волостное правление во главе с волостным старшиной и волостной суд. Волостное правление являлось коллегиальным учреждением и занималось обнародованием законов, раскладкой и сбором податей и повинностей, продажей крестьянского имущества для уплаты всякого рода взысканий, а также назначением и увольнением должностных лиц по волости. После введения института земских начальников в 1889 г. за действиями волостных правлений наблюдали участковые земские начальники, уездные съезды и губернское присутствие.

К 1917 г. в Московском уезде территории волостей изменились. Пригороды до кольца Окружной железной дороги отошли к городу, а вместе с ними отошли больницы Измайловская и Ростокинская и амбулатории Марьино-Рощинская и Симоновская. А в остальной части уезда образовались 20 волостей: Дурыкинская (с населением 9676 чел.), Лобненская (13 441 чел.), Пушкинская (23 971 чел.), Сходненская (29 694 чел.), Хлебниковская (10 459 чел.), Пироговская (4707 чел.), Подушкинская (11 563 чел.), Мытищинская (24 126 чел.), Спасская (16 129 чел.), Лосиноостровская (14 487 чел.), Пехорская (10 069 чел.), Измайловская (8277 чел.), Хорошевская (11 595 чел.), Перово-Кусковская (24 966 чел.), Кучинская (16 748 чел.), Кунцевская (29 807 чел.), Зюзинская (11 323 чел.), Нагатино-Люблинская (19 480 чел.), Царицынская (13 060 чел.), Люберецкая (33 343 чел.)[74]. Население было распределено по волостям крайне неравномерно.

После Февральской революции 1917 г. Временное правительство попыталось установить новые границы земских волостей, чтобы уравнять финансовую мощь волостей. По плану статистического отдела на месте двадцати необходимо было создать тринадцать волостей с численностью около 20 000 чел. Однако районные представители, собравшиеся 5–6 мая 1917 г. на съезд, не поддержали этот план и не согласились на передел.

Передел произошел несколько позже, когда власть в России перешла к Советам. В июне 1918 г. на заседании Исполнительного комитета Московского уездного совета рабочих и крестьянских депутатов было принято постановление о слиянии волостей. Теперь причина была выдвинута другая – необходимость сократить расходы на содержание штатов и отсутствие достаточного количества опытных работников.

«Двадцать волостей, входящих в уезд, перераспределяются согласно утвержденной схеме и должны слиться в нижеследующие единицы: Дурыкинская – остается без изменений, т. е. как цельная единица; Лобненская – тоже; Пушкинская и Пироговская образуют один участок – одну волость; Мытищинская и Лосиноостровская – один участок; Хлебниковская и Подушкинская – один участок; Сходненская и Спасская – один участок; Измайловская, Пехорская и Кучинская – один участок; Перово-Кусковская и Люберецкая – один участок; Нагатино-Люблинская, Царицынская и Зюзинская – один участок; Хорошевская и Кунцевская – один участок»[75].

В октябре 1918 г. на съезде Советов Московского уезда были утверждены названия новых волостей. Они именовались соответственно с вышеназванным порядком: Бедняковская, Трудовая, Пушкинская, Пролетарская, Коммунистическая, Ульяновская, Разинская, Ухтомская, Ленинская, Козловская. Присоединившаяся к Московскому уезду одиннадцатая Щелковская волость была названа Краснознаменской[76].

У каждой волости была своя история с поиском названия. Как это происходило в Ленинской волости?

Слияние Зюзинской, Царицынской и Нагатинской волостей шло долго и трудно. Зюзинский волостной совдеп не одобрил рекомендованное Отношением уездного совдепа за № 1484 и 3833 слияние волостных судов и волостных совдепов. 14 июля 1918 г. он принял следующее постановление: «Заслушав Постановление Уездного Совдепа о слиянии волостей, Общее собрание находит это Постановление неправильным, так как данное Постановление Исполнительный комитет Уездного Совета не имел права принимать, не запросив на это согласие местного населения и местных Советов, и ввиду этого Общее Собрание Волостного Совета постановило: данное слияние не производить»[77]. Это Постановление было сообщено Нагатинскому и Царицынскому совдепам.

Нагатинский волостной совет на общем собрании 21 июля 1918 г. не согласился с решением зюзинцев, сочтя их несогласие немотивированным. Интересно замечание, высказанное в протоколе собрания, свидетельствующее, что отказ зюзинцев о слиянии уже получил оценку в уезде: «Что же касается упорства, которое может оказать население волости, просто оттого, что жалко расставаться с насиженным местом, то считаться с этим не будут и Советы таковых волостей будут распущены. Одним словом, вопрос о слиянии уже предрешен и нужно приступать к слиянию немедленно. А до тех пор пока не будет сделано такового, то не будет выдана сумма на содержание волостного Совета, его канцелярию и другие расходы».

И 11 августа 1918 г. на заседании президиумов Нагатинского, Зюзинского и Царицынского волостных Советов крестьянских и рабочих депутатов Московского уезда решение о слиянии волостей было принято. От Зюзинской волости присутствовали председатель Зюзинского волостного совета И.А. Медведев, члены И.Д. Шувалов и А.В. Городилин. Местом для нахождения Совета соединенных волостей по требованию центра должно было стать селение, равно отстоящее от всех точек линии, ограничивающей вновь образуемую волость, недалеко отстоящее от Москвы, с необходимыми помещениями и с имеющейся железнодорожной, телефонной и телеграфной связью с Москвой, что было особенно необходимо в такое тревожное время. После долгих прений избрали село Царицыно, вполне удовлетворяющее всем вышеперечисленным требованиям. Все единогласно поддержали это предложение. Но зюзинцы предложили также сохранить в прежних волостях подотделы, в особенности самого важного отдела – земельного, и устраивать выездные сессии, в особенности по судебным и земельным делам, что удовлетворило бы нужды деревень, далеко отстоящих от центра. Это предложение тоже было принято единогласно.

Долгие, но безрезультатные колебания в выборе названия заняли много времени и оттягивали сообщение в уезд о состоявшемся слиянии волостей. 5 сентября 1918 г. из уезда по всем волостям было послано срочное распоряжение: «...Всем Волостным Совдепам немедленно сообщить, произведено ли слияние волостей согласно Постановлению Исполкома от 18 июня 1918 г., и если да, то выслать соответствующие протоколы, в противном случае никаких денежных выдач Волостным Совдепам Московский Уездный Совет рабочих и крестьянских депутатов производить не будет». Только тогда, наконец, было отослано в Москву принятое накануне постановление о слиянии волостей и наименовании новой волости Южной. Но из уездного Совдепа было получено указание именовать волость Ленинской, что депутаты с энтузиазмом поддержали и тут же послали сообщение об этом в уезд.

«Президиум Нагатино-Царицынско-Зюзинского Волостного Совета, получив от вас предложение именоваться указанному Совету Ленинским Волостным Советом Крестьянских и рабочих депутатов с чувством глубочайшей радости принимает и просит Московский Уездный Совет рабочих и крестьянских депутатов немедленно утвердить таковое.

Да здравствует наш Драгоценный вождь и защитник мирового Социализма Владимир Ильич Ленин!»

В связи с этим решением волостной Совет 28 сентября 1918 г. переименовал село Царицыно и одноименную железнодорожную станцию в «Ленино», а также Царицынский поселковый Совет в Ленинский.

Несколько позже Ленинская волость стала именоваться Ленинским районом, который существовал до 1960 г. Так как 18 августа 1960 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета РСФСР о расширении границ Москвы, Ленинский район, как и все окружающие Москву районы, был упразднен, а на территории лесопаркового защитного пояса города Москвы образованы Балашихинский, Красногорский, Люберецкий, Мытищинский и Ульяновский районы[78]. Последний был сформирован из южных селений Ленинского района и прилегавших к нему селений Подольского района. Туда были переведены колхозы и совхозы упраздненного Ленинского района. Но и лесопарковый защитный пояс, административно входивший в Москву, существовал лишь до 1962 г., когда на его основе был создан новый Ленинский район Московской области[79].

С.И.Ярославцева
Девять веков юга Москвы. Между Филями и Братеевом


---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10941
Регистрация: 2008
Рейтинг: 16759 

В копилочку:


В 1929 г. Царицынская (с 1918 г. - Ленинская) волость Московской губернии, в составе которой была д. Хохловка, в связи с образованием Московской области вошла в ее Ленинский район. В 30-е гг. в деревне был создан колхоз им. Калинина [22] (впоследствии произошло объединение Хохловки, Шайдорова, Ближнего Беляева и Дьякова в один колхоз, а после укрупнения и объединения с Борисовым здесь образовался большой многоотраслевой "Колхоз имени Ленина"). Хохловка в ту пору уже практически слилась с близлежащим пос. Ленино и другими населенным пунктами. Весь этот район носил название Ленино-Дачное.




С конца XIX века проводится массовая дачная застройка в округе. Появляется так называемая местность - Царицыно-Дачное, село Царицыно же именуется в народе Старым Царицыно.

Село Царицыно, с конца XIX в. местными жителями и дачниками звавшееся не иначе, как Старое Царицыно, вплоть до революции продолжало оставаться волостным центром. Окружавшие его дачные поселки, насчитывавшие в совокупности до 1000 дач, заселялись только на летний сезон (до 15 тыс. дачников). Дачевладельцы организовались в "Общество благоустройства дачной местности Царицыно" (председатель Н. Савостьянов, секретарь А. Тюнин). В результате деятельности 1 января 1904 г. станция Царицыно была переименована в Царицыно-Дачное



Станция открыта в 1865 году. Тогда — в 18-и вёрстах от Москвы. При расчистке места под станцию и насыпь для железнодорожного полотна было вырублено около 5 десятин векового соснового леса[2] Соединительная ветка до Бирюлёва была построена позже, в 1900 г., и служила исключительно для пассажирского движения (в том числе, и пригородного), т.к. товарного (грузового) сообщения между Курской и Павелецкой дорогой тогда ещё не существовало[3].

Помимо товарных и пассажирских, по Курской дороге следовали и воинские поезда, если случались военные конфликты у южных границ России. Лев Толстой в романе «Анна Каренина» описывает чествование добровольцев, едущих на Турецкую войну, на станции Царицыно[4]:

… На Царицынской станции поезд был встречен стройным хором молодых людей, певших: «Славься». Опять добровольцы кланялись и высовывались, но Сергей Иванович не обращал на них внимания …

Ныне существующий вокзал в Царицыне был построен в 1908 г. по проекту архитектора В. К. Филлипова[5][6] взамен прежнего — деревянного. Некоторые источники[7] приписывают авторство Льву Кекушеву, известному архитектору, работавшему в стиле «модерн», и по времени относят его к 1901—1903 гг.

Деревянный вокзал располагался ровно напротив вокзала современного, между водонапорной башней и керосиновым погребом.[8]. С 1908 г. функционировал как железнодорожные мастерские, а затем был переоборудован под жильё. В 1967 г. его разобрали и перевезли в Тульскую область[6]. Ещё дальше от нынешнего вокзального здания — где сейчас Царицынский радиорынок — находилась высокая товарная (грузовая) платформа с пакгаузом. С 1875 г. — когда к югу от станции купец 1-й гильдии Спиридон Егорович Логунов построил кирпичный завод[8] — использовалась для погрузки в вагоны кирпича. Для различных грузовых работ функционировала до середины 1980-х годов, пока пакгауз не сгорел во время пожара.
(ВикипедиЯ)


По датам открытия станций ж\д Курского направления (Москва и ближнее Подмосковье) -

1861 - ранее Москва-II Рогожская (после Москва-Товарная–Курская)
1865 - Царицыно
1894 – Чесменская (с 1925 - Текстильщики) и Перерва
1895 - Щербинка
1896 - Курский вокзал (ранее Курско-Нижегородский)
1904 – Люблино
1908 – Битца и Бутово
1925 - Москворечье
1929 – Депо и Красный Строитель (25-й км)
30-50-е?? – 4-й км (с первой половины 90-х - Калитники )
1951 - Покровская



И так далее расписано положение и назначение всех путей, стрелок, семафоров, дисков и других устройств и сигналов, связанных с движением поездов со станции Царицыно на станцию Загорье.

" Его Императорскому Высочеству, господину Московскому генерал-губернатору. Великому князю Сергею Александровичу.
Честь имею почтительнейше донести Вашему Высочеству, что сего 19 января 1900 года, по совершении молебствия на всех станциях, открыто правильное движение пассажирских и товарных потоков от Павельца до Загорья и по соединительной ветви от Загорья до Царицыно….
Управляющий Рязано-Уральской железной дорогой, инженер Кондауров".




Листая источники...


Дачи и окрестности Москвы. Путеводитель 1930 года.




---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 10941
Регистрация: 2008
Рейтинг: 16759 

Листая источники...


Московские окрестности ближние и дальние..
(С.М.Любецкий. 1877 год)






---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 6 ... 12 13 14 15 16 17 [ >>>>>> ]
Модератор: Tasha56
Генеалогический форум ВГД »   Дневники участников »   Дневник Tasha56 »   Прогулка по Московскому уезду »   Царицыно. Москва ЮАО.
RSS

Реклама от YouDo