Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Дневники участников »   Дневник Tasha56 »   Задушевные темы: о нас, о нем, и обо всем »   НЕПРИЗНАННЫЕ ПРИ ЖИЗНИ
RSS

НЕПРИЗНАННЫЕ ПРИ ЖИЗНИ

Помним предков и думаем о потомках...


<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... ... 9 10 11 12 13 * 14 [ >>>>>> ]
Модератор: Tasha56
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 11052
Регистрация: 14 июня 2008
Рейтинг: 15097 

Невыдуманные истории о людях, живших на земле и оставивших после себя добрую память потомкам. Они опередили время, и современники не были готовы и способны оценить и понять их талант, поведение, поступки….



Содержание:
1. А.В. Колчак и А.В. Тимирева
2. Лили Брик и В.Маяковский
3. Сафонова Е.В.
4. Музей истории Гражданской войны
5. Софья Федоровна Колчак
6. Валентина Васильевна Серова и Константин(Кирилл) Михайлович Симонов
7. Ефросиния Антоновна Керсновская
8. Женщины Куприна Александра Ивановича
9. \"Жизнь полосатая\". О Маргарите Назаровой.
10. Алексей Верстовский и Надежда Репина
11. Виктория Петровна Денисова (Брежнева)
12. Александра Федоровна Романова
13. Дзига Вертов
14. Надя Рушева
15. Некрасова Зинаида Николаевна
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27. Петр Петрович Павлов (1860-1924)
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.

36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.



---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 11052
Регистрация: 14 июня 2008
Рейтинг: 15097 


Недавно прочитала статью о его жизни, и как у многих русских людей, его жизнь, его судьба, оказываются не менее поучительными и значимыми...



Жаров Михаил Иванович - советский актер и режиссер театра и кино, Народный артист СССР

Однажды в 1872 году сторож Николаевского приюта утром обнаружил у дверей младенца в изящном кружевном конверте с голубыми бантами и прикрепленной запиской: "Назовите мальчика Иваном". Вполне вероятно, что мальчик был плодом любви какой-нибудь актрисы и знатного человека. В ту пору нередко молодые, которым не позволяли сословные приличия соединиться, оставляли своих детей именно в Николаевском приюте. Так и появился на свет отец Михаила Жарова - Иван.

Фамилию Жаров Иван получил от своей воспитательницы. Тогда в приюте существовало правило: каждая воспитательница брала на попечение трех воспитанников и обучала их профессии. Когда дети выпускались "в жизнь", они получали фамилию своей наставницы.
Мама Михаила Жарова - Анна Семеновна Дроздова - происходила из семьи бывших крепостных крестьян Смоленской губернии.

Детство

В начале 20 столетия детская смертность была все еще достаточно высокой. Не обошло это стороной и семью Жаровых. В младенчестве умерла их первая дочь - Надя. 27 октября 1899 года появился Михаил. Затем родилась Шура, она тоже умерла... После нее, в 1907-м, родилась Лида, в 1911-м - еще одна Шура, а потом - самая младшая - Нина.

Семья Жаровых жила довольно трудно. Иван Жаров работал печатником в типографии Бахмана. Туда же он устроил и сына Мишу. Мальчик работал наборщиком за 50 копеек в день. Со временем оцта повысили в должности - он стал агентом по типографским заказам. Финансовое положение в семье сталь чуть лучше.

В семье Жаровых все любили книги, любили искусство. Не удивительно, что юный Миша с детства устраивал во дворе театр, разыгрывая сценки с городовым и Петрушкой. Мечта о театре осуществилась в 16 лет…



Первые роли в театре и кино

В 1915 году шестнадцатилетнего Михаила Жарова приняли в театр "Опера С. И. Зимина". Рассказывает дочь актера Елизавета Жарова: "Знаете, есть такой штамп - "долговязый подросток с тонкой шеей". Вот таким и был 16-летний папа - худой, длинный, вихрастый. Он служил у Зимина на посылках: выполнял мелкие поручения, в частности, разносил билеты для бедноты…".

На сцене Михаилу Жарову доверяли роли бессловесных статистов. Впервые он появился перед зрителями в опере Кюи "Капитанская дочка". Михаил изображал инородца, который вылезает на сцену из-под забора и получает палкой по голове. На первом же спектакле Миша от удара потерял сознание и, придя в себя, твердо решил: "Буду артистом".

В том же 1915 году Жаров впервые снялся в кино. Произошло это случайно. В театр пришел человек из съемочной группы и пригласил всех желающих сняться в массовке кинематографического варианта оперы Римского-Корсакова "Псковитянка" с Шаляпиным в роли Ивана Грозного. Жаров боготворил Шаляпина. К тому времени он уже не раз участвовал в массовках спектаклей, где играл этот знаменитый певец. Теперь же представилась возможность поработать рядом с ним на съемочной площадке.

В фильме Михаил Жаров изображал опричника. Ему приклеили бороду, посадили на коня… В кадре промелькнул он лишь мгновение, да и то узнать его было достаточно трудно, но, тем не менее, это был его кинематографический дебют.



Революция

В 1916 году Жаров сделал попытку поступить в только что открывшийся театр-кабаре "Летучая мышь", но его не приняли. Тогда Михаил принял решение учиться. И здесь его ждала неудача. Сначала ему отказали в училище Малого театра. "У тебя каша во рту", - пояснил решение комиссии один студент, присутствовавший на экзамене. Затем последовал отказ в студии МХАТ. Вопрос о платном обучении отпадал сам собой - у Михаила ничего не было. Он вновь вернулся в оперный театр Зимина.

С присущим его возрасту восторгом, Михаил встретил революцию 1917 года. Вспоминает Елизавета Жарова: "Папа записался в народную дружину, получил какой-то мандат и с гордостью сообщил матери по телефону: "Мама, я народная милиция №10!" Но утром бабушка не пустила его "делать революцию": "Сиди дома, без тебя обойдутся!"".

Вскоре большинство студий были закрыты. Жаров, получив приглашение Владимира Тодди - режиссера Первого передвижного театра Красной Армии, отправился с выступлениями на Восточный фронт.

Первая жена. Сын

В 1919 году Михаил Жаров вернулся в Москву. Вернулся не один. Вспоминает Светлана Жарова (племянница актера): "В 1919 году дядя Миша привез с Деникинского фронта, куда ездил с агитпоездом, жену Дину, уроженку Минска. Родители были в шоке - Дина оказалась старше дяди, совсем еще мальчика, на два года! Недели две они проплакали, однако ни словом не упрекнули молодых. Когда дети спрашивали у матери совета при вступлении в брак, она рассуждала так: "Если скажу "да", а ваша жизнь не сложится - я буду виновата; если скажу "нет", и ваша жизнь тоже не сложится - снова виновата буду я. Поэтому поступайте, как считаете нужным. А мы с отцом всегда и во всем вам поможем"".

В 1921 году у Михаила и Дины родился сын Женя. Впоследствии он стал актером. Работал в Театре комедии имени Н.П. Акимова, снимался в фильмах "Человек в зеленой перчатке" и "Калина красная". Стоит отметить, что прокладывал себе дорогу Евгений сам, Михаил Жаров терпеть не мог блата и кумовства.



Театральная деятельность

Немного отучившись в Театральной студии Ф. Комиссаржевского, Михаил Жаров в 1921 году поступил в Рогожско-Симоновский театр имени Сафонова. Проработав там неполный год, он перешел в Театр Мейерхольда. Там он с успехом играл эпизодические острохарактерные роли: мадам Брандахлыстову ("Смерть Тарелкина", 1921), секретаря ("Учитель Бубус", 1925), денщика ("Мандат", 1925). Актер был уморительно смешон, азартен, напорист.

В 1926 году Жаров покинул Мейерхольда. Он работал в Бакинском рабочем театре (1926-1927 и в 1929 г.), в Казанском Большом драматическом театре (1928), в Реалистическом театре (1930), в Московском Камерном театре (1931-1938). Среди наиболее запоминающихся персонажей тех лет: нелепый домоуправ ("Зойкина квартира", 1927), балагур Васька Окорок ("Бронепоезд 14-69", 1927), демобилизованный буденновец ("Первая Конная", 1929), грубоватый матрос Алексей ("Оптимистическая трагедия", 1933).

Наиболее полно раскрылось актерское дарование Жарова в Малом театре, где он играл с 1938 года и до конца своих дней. Здесь ему доставались в основном роли классического репертуара: Мурзавецкий ("Волки и овцы", 1941), внушительный Городничий ("Ревизор", 1946), неуемный Прохор ("Васса Железнова", 1952), пьяница Иннокентий ("Сердце не камень", 1954), злобный, невежественный Дикой ("Гроза", 1962).



Вторая жена

В 1928 году Жаров встретил актрису Людмилу Полянскую и ушел из семьи. Рассказывает Светлана Жарова: "Перед этим он объяснился с матерью, и мать сказала так: "Миша, Дина - моя дочка, и она останется со мной. Женя - мой внук, и я позабочусь, чтобы он никогда ни в чем не нуждался. Заботься о нем и ты. Если захочешь, чтобы я познакомилась с твоей новой женой - приду. А теперь уходи". И Михаил Иванович ушел.

Сначала они с Люсей Полянской жили в коммуналке. Потеряли двух сыновей - они умерли младенцами. С ростом популярности появились деньги, дядя получил квартиру в центре Москвы. Ее Михаил Иванович заполнял предметами своей страсти - книгами".



Кино. 20-е годы

Еще в середине 20-х годов Михаил Жаров начал сниматься в кино. Первую большую роль - красноармейца Егора, изменившего жене с молоденькой девушкой, - Жаров сыграл в 1925 году в фильме "Дорога к счастью".

В основном же в те годы Михаил играл небольшие роли: половой в кинокомиксе "Мисс Менд", председатель Ревкома в драме "Два-Бульди-Два" и другие. Но и в небольших ролях он находил для своих персонажей выразительные характерные детали, сочные, яркие краски, наделяя всех - и отрицательных и положительных героев - общим качеством: все они великие жизнелюбцы, обаятельные, уверенно и по-хозяйски чувствующие себя в этой жизни. Не случайно, что уже в те годы Жарова считали непревзойденным мастером эпизода.

"Путевка в жизнь"

Настоящую славу Михаилу Жарову принесла роль Жигана в драме Николая Экка "Путевка в жизнь" (1931). Этот первый советский звуковой фильм рассказывал о коммуне для беспризорников. Жаров играл главаря воровской шайки, бандита-убийцу, сбивающего малолетних беспризорников с пути истинного. В роли Жигана артист умело использовал возможности звукового кино: играл на гитаре и пел, дал своему герою особый говор, демонстрировал своеобразное обаяние и все тот же шик.

Персонаж Жарова вышел настолько убедительным и живым, что даже воровской мир признал его "своим". Примечателен случай произошедший однажды с актером. Как-то в магазине у него украли кошелек. На выходе Жаров услышал, как один вор говорил другому: "Ты что, своих не узнал?". Кошелек был возвращен!

Кино. 30-е годы

30-е годы - расцвет всенародной популярности Михаила Жарова. В кино артист был нарасхват. Его приглашали самые известные режиссеры. У Владимира Петрова он сыграл веселого озорника Кудряша ("Гроза", 1934) и добродушного, неунывающего царедворца Меншикова ("Петр Первый", 1937), у Исидора Анненского - громогласного, пышущего здоровьем помещика Смирнова ("Медведь", 1938) и жизнерадостного учителя Коваленко ("Человек в футляре", 1939).

В фильмах Г. Козинцева и Л. Трауберга о революционере Максиме ("Возвращение Максима", 1937 и "Выборгская сторона", 1938) Жаров опять с шиком и обаянием сыграл отрицательного персонажа - конторщика Дымбу. По ходу фильма он пел знаменитую доныне песенку: "Цыпленок жареный, цыпленок пареный, цыпленок тоже хочет жить". Популярность его персонажа и песни была такой, что Жарову даже пришлось обратиться к правительству с просьбой выделить ему машину - появляться на улице он не мог, мальчишки дразнились: "Цыпленок жареный идет!".

Вот еще один случай, связанный с неслыханной популярностью Жарова. Как-то он отдыхал на юге и во время прогулки в правительственной резиденции повстречал Сталина. Артист постарался увернуться от встречи, но вождь игриво ему сказал: "А я вас знаю!". "Конечно, - растерянно буркнул Жаров. - Меня все знают".



Людмила Целиковская

В 1943 году на съемках музыкальной комедии "Воздушный извозчик" Михаил Жаров познакомился с актрисой Людмилой Целиковской. Рассказывает Светлана Жарова: "К этому времени в семье у дяди давно уже не ладилось. Люда Полянская предпочитала по вечерам раскладывать с матерью пасьянсы, и когда кормилец возвращался домой после двух смен в павильоне, то заставал скучающих дам и... никакого ужина. При этом теща делала еще недовольное лицо. Она болезненно гордилась своим высоким происхождением (правда, никто не знал, в чем оно состояло) и считала Михаила Ивановича с его родней плебеями. Дядя с женой и тещей жили в так называемом "лауреатнике" - вместе с Эйзенштейном, Черкасовым и многими другими известными деятелями культуры. А нелюбимая тещей остальная часть семьи Жаровых - отец, мать, племянницы и я в том числе, ютились в одной комнатушке на Дыкханской улице".

Естественно, что в такой атмосфере трудно жить любому человеку. И как раз в этот тяжелый для актера период он и повстречал Людмилу Целиковскую, которая была младше Михаила Ивановича на двадцать лет. Юная актриса была необычайно красива и кокетлива. В картине Михаил Жаров играл уже немолодого, отважного летчика Баранова, влюбленного в начинающую певицу, роль которой исполняла Целиковская. Любовь с экрана они перенесли и в жизнь.

Расставаясь с Людмилой Полянской Михаил Иванович поступил так, как поступал всю жизнь в подобных ситуациях: оставил бывшей жене большую квартиру на Тверской, не взяв оттуда ничего - даже свои любимые книги.

Рассказывает Светлана Жарова: "Когда много лет спустя Люся (Полянская) умерла, Михаил Иванович организовал похороны. На поминках дядя сказал ее приемному сыну, что хотел бы забрать единственное: свою библиотеку. Сообразительный мальчик тут же выдвинул встречное предложение: "Михаил Иванович, вы пропишите меня в этой квартире, и я отдам вам книги". Дядя побагровел, повернулся и молча вышел".

С Людмилой Целиковской Михаил Жаров прожил семь лет. Первоначально они снимали номер в гостинице "Москва", затем Михаил Иванович получил небольшую квартиру.

---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 11052
Регистрация: 14 июня 2008
Рейтинг: 15097 

Продолжение..



Фильмы военного времени

Помимо уже упомянутого "Воздушного извозчика" Михаил Жаров в период войны снялся еще в десятке фильмов: "Оборона Царицына", "Актриса", "Во имя Родины" (старый опытный солдат Глоба), "Юный Фриц" (Фриц), "Близнецы (Еропкин) и других. Фильмы разного уровня и с разной судьбой. К примеру, пропагандистский сатирический памфлет "Юный Фриц" так и не вышел на экраны. Зато комедия "Близнецы" (1945), где Михаил Жаров сыграл главную роль в месте с Людмилой Целиковской, имела большой зрительский успех многие годы.

Одной из самых ярких работ Жарова в период войны была роль Малюты Скуратова в исторической картине "Иван Грозный" (1944). Вместе с ним вновь снялась и Людмила Целиковская. Первоначально планировалось, что в фильме сыграет знаменитая балерина Галина Уланова, но Жаров настоял на кандидатуре своей молодой жены.

Специально для Целиковской Жаров взялся и за режиссуру, поставив военную комедию "Беспокойное хозяйство". О том каким режиссером был Михаил Жаров, вспоминает Александр Граве, исполнитель главной роли в фильме: "Держал всех крепко, но не тиранил. Да он и сам не терпел "наполеончиков". Работал с удовольствием, много придумывал, дорожил атмосферой фильма, прекрасной компанией актеров". Съемки фильма были начаты в самый разгар войны, а закончены в 1946 году.

В картине снималось целое созвездие актеров. Людмила Целиковская сыграла в фильме главную роль ефрейтора Тони, в которую влюблены два летчика - Герой Советского Союза Крошкин (Виталий Доронин) и французский офицер Лярошель (Юрий Любимов), которые навещают девушку между боями. Но она отдает предпочтение Огурцову (Александр Граве), который, успешно выполнив первое задание, ухитрился привести в часть пленных немцев. Сам Жаров с блеском сыграл старшину Семибабу, в роли диверсанта снялся замечательный актер Сергей Филлипов, в крошечном эпизоде дебютировал в кино Михаил Пуговкин. Играл даже Алексей Аджубей, зять Хрущова. Рассказывали, что Жаров, посмотрев на его работу, достаточно недвусмысленно предложил... сменить профессию.

Фильм подвергся нелицеприятной критике за безыдейность и потрафление невзыскательным вкусам зрителей, жаждущим лишь развлечения в кино. Зато среди зрителей он пользовался большим успехом, заняв седьмое место среди советских фильмов в прокате 1946 года.

Разрыв с Целиковской

Михаил Жаров очень любил свою жену, с удовольствием выполнял все ее капризы, даже покупал ей старинные украшения. Но после войны Целиковскую захватила новая любовь - она познакомилась с К. Алабяном, жившим с ними в одном дворе. Некоторое время Людмила пыталась скрывать свой роман, но Михаил Иванович был не из тех людей, кто узнает обо всем последний, и решительно порвал с ней. Этот разрыв закончился для него бессонницей, сердечными спазмами и микроинфарктом.

Рассказывали, что как-то Целиковская призналась друзьям: "О чем я жалею, так это о том, что рассталась с Мишей Жаровым. Он был в моей жизни самым настоящим".

Майя

Отдыхая в Истринском санатории, Михаил Жаров познакомился с семьей известных врачей Гельштейнов - Элиазаром Марковичем, Гиндой Хаимовной и их дочерьми Майей и Викой. Михаил Иванович, чей возраст к тому времени приближался уже к пятидесяти, безумно влюбился в Майю, которая была на тридцать лет его моложе. Влюбленный Жаров и сам казалось, помолодел, став предводителем молодежной компании: лес, костры, лодки, походы.

Не могла не обратить на великолепного актера и Майя. Вскоре она уехала сдавать экзамен в Москву. Там она вновь и вновь вспоминала о нем, накупила открытки с его изображением и сделала запись в своем дневнике: "Что мне делать? Я влюбилась в старого некрасивого артиста Жарова!.." Она и не могла предположить, что и немолодой актер питает к ней те же чувства.

Когда Майя вернулась в санаторий, Жаров рухнул перед ней на колени и заплакал: "Я знаю, что не должен вам это говорить, но я вас безумно люблю…". Вскоре он сделал ей официальное предложение.

Вспоминает сестра Майи Виктория Килинская: "В один из осенних вечеров 1949 года в нашей квартире раздался звонок. Я открыла дверь: на пороге стоял народный артист СССР Михаил Иванович Жаров собственной персоной. Наверное, в тот момент я бы меньше удивилась, увидев Ленина со Сталиным. "Вы Вита? А я…" - "Я знаю, кто вы!" - "Конечно, знаете. Меня вся страна знает. Но если серьезно, я бы хотел поговорить с Элиазаром Марковичем". Умирая от любопытства, я провела Жарова к отцу и плотно закрыла дверь.

Все, что происходило дальше, потом рассказал нам папа. Жаров, войдя в кабинет, встал на колени и попросил руки моей сестры. Проговорили они с отцом часов шесть. Дело закончилось распитием той самой заветной бутылки вина, припасенной Элиазаром Марковичем для замужества дочери".

Испытание характера

Михаил Иванович сделал предложение Майе в весьма непростое время. Как раз в этот период началась печально известная травля врачей-евреев. Одним из первых подвергся гонениям отец Майи Элизар Маркович. Сначала была статья в студенческой газете, обливающая грязью заслуженного профессора. Затем начались бесчисленные комиссии по проверке работы его кафедры. Элизар Маркович перенес несколько инфарктов, но каждый раз возвращался в институт - преподавал, писал статьи и учебники. В 1952 году он подал заявление об уходе, а в феврале 1953 года его арестовали. Была арестована и его жена.

Михаил Иванович и вся семья Жаровых повели себя очень достойно. Когда все отвернулись от семьи Гельштейнов, они одни поддерживали их морально. Мало того, Жаров приютил в своей квартире и сестру Майи Вику. В то время у Жаровых уже росла дочка Анюта, и Майя ждала второго ребенка.


Михаил Жаров с дочерьми Лизой и Аней

Все эти события не могли не отразиться на Михаиле Жарове. Руководство Малого театра сняло его с должности партийного секретаря. Вчерашние знакомые, еще недавно заискивающие и лебезившие перед ним, теперь отводили глаза, чтобы лишний раз не здороваться.

Но Михаил Иванович не только не изменил своей позиции, но на одном из собраний резко заявил, что от родителей жены никогда не отречется. Тогда начались угрозы по телефону…


Сцена из спектакля "Мои друзья", 1968 год

50-е - 60-е

Естественно, что ни о каких работах в кино или в театре в начале 50-х и речи не могло быть. Лишь после смерти Сталина, когда родители Майи были реабилитированы, Жаров начал вновь сниматься в кино.

Он сыграл Прохора в фильме-спектакле "Васса Железнова", Артынова в мелодраме Исидора Анненского "Анна на шее" (1954), Свиристинского в музыкальной комедии "Девушка с гитарой" (1958). Позже он появился перед кинозрителями, пусть в небольших, но ярких ролях: туповатого военного министра в музыкальной комедии "Каин ХVIII", снятой по сказке Евгения Шварца "Два друга", и циника Ухова в мелодраме Георгия Натансона "Старшая сестра". Театральная же публика никогда его не забывала и принимала всегда восторженно.



Анискин

Последним всенародным успехом Михаила Жарова стала роль деревенского детектива Анискина. Первый фильм об этом почти фольклорном персонаже, который так и назывался "Деревенский детектив", был поставлен в 1968 году режиссером Иваном Лукинским по одноименной повести Виля Липатова. Милиционер Анискин настолько понравился и публике, и критике, и начальству, что вскоре вышло еще два телефильма о хитроватом и добродушном сельском участковом: "Анискин и Фантомас" и "И снова Анискин".

Свой последний фильм "И снова Анискин" Михаил Жаров поставил сам. К тому времени он уже был тяжело болен, но перед камерой держался достойно. Следует заметить, что в последние годы у актера проявились и признаки "звездности". Жаров, очень болезненно относящийся к своей славе, своей фигуре, резко реагировал на оператора, если тот уводил от него объектив кинокамеры. Не случайно в фильме постоянно одни крупные планы Жарова. Но простим этому замечательному актеру, так немало сделавшему для советского кино, его небольшую слабость. Тем более, что картины об Анискине действительно и по сей день доставляют удовольствие зрителям, в том числе и его неповторимой игрой.

В декабре 1981 года, Михаил Иванович Жаров умер.
С его смертью из нашего искусства ушло обаятельное плутовство, симпатичная развязность персонажей, ушли шик и блеск актерского мастерства.


---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
Tomilina
Долгожитель форума

Tomilina

Москва - С. Петербург
Сообщений: 986
Регистрация: 27 апр. 2016
Рейтинг: 2834 

Владислав Старевич
08.08.1882 - 26.02.1965

Режиссёр, сценарист, художник-постановщик. Биолог по образованию





Режиссер недолго жил в России: родился в Литве, большую часть фильмов сделал во Франции, а по рождению был поляком.
За славу в обоих направлениях мог бы, конечно, посоревноваться со Старевичем Александр Ширяев – балетмейстер, который несколькими годами раньше снимал маленькие кукольные танцы на пленку.



Про Старевича всегда интересно рассказывать. Как он изобрел кукольную анимацию?
Все началось с интереса к энтомологии и документальному кино. Он хотел заснять, как два жука борются за самку, а жукам не нравились осветительные лампы, и они отказывались свои брачные танцы совершать на камеру. Тогда Старевич решил документальную съемку фальсифицировать. Он взял у коллекционера-энтомолога жуков, поставил их в нужные позы и начал снимать покадрово, чуть изменяя позицию перед каждым поворотом ручки (тогда еще камеры с ручками были). Получилось отлично, очень правдоподобно. И Старевич вдруг превратился из документалиста в мультипликатора: придумывал разные пародийные истории и заставлял всяких жуков и тараканов эти истории на камеру представлять. Иллюзия получалась совершенная.

В такой тараканий и жучковый цирк в то время поверить было нелегко, не только русская публика была в полном восторге.
Потом Старевич переехал во Францию. Снял там среди прочего полнометражный кукольный фильм «Роман о Лисе» («Рейнеке-лис») в 1930-м году. В нем уже не жуки действуют, а очень натуралистичные куклы животных. Это был первый полнометражный кукольный мультфильм. Старевич сделал его практически в одиночку, помогали только дочери.



Спустя 80 лет, когда Уэс Андерсон сделал свою версию кукольного фильма о проделках хитрого лиса («Бесподобный мистер Фокс»), производство длилось несколько лет, обошлось в 40 млн. долларов и работали на нем сотни людей.

А еще в 1934-м году Старевич сделал легендарный фильм «Щенок-талисман», про который и Бертон, и Шванкмайер говорят, как про главный свой источник вдохновения. Наверное, не только на их работу «Щенок-талисман» повлиял.

Его «Месть кинематографического оператора» и «Ночь перед рождеством» (игровой фильм) вышли переозвученные, в сборнике старых комедий от «Госфильмофонда» в 2009-м году. К 100-летию русской анимации «Госфильмофонд» (а точнее, киновед Николай Изволов) сделал великое дело: оцифровал первый мультфильм Старевича — «Прекрасная Люканида, или Война рогачей и усачей». Дали фильму звук, добавили закадровый авторский текст (Старевичевское либретто, чтение которого, по предположению Изволова, и на сеансах того времени сопровождало демонстрацию фильма).



Фильмы Старевича были и остаются настоящим чудом. Их стоит посмотреть, потому что они – важная часть русской культуры, которой мы гордимся. Этих людей нужно знать и помнить и рассказывать о них нашим детям и внукам.

1912 — «Месть кинематографического оператора»
1913 — «Стрекоза и муравей»
1915 — «Лилия Бельгии»
[q]
Девочка в лесу нашла сломанную лилию и принесла ее дедушке, думавшему в это время об ужасах начавшейся мировой войны, — и сломанная лилия напоминает ему о несчастной Бельгии. В ответ на просьбу внучки рассказать сказочку — рассказывает ей о лилии.
Красивая мысль аллегорически рассказать о судьбе мученицы Бельгии, раздавленной натиском врагов, и передать светлую веру в ее близкое возрождение оригинально и красиво осуществлена г. Старевичем в картине «Лилия Бельгии».
Эта красочная аллегория поставлена Старевичем «трюковым» способом, требующим огромного искусства и терпения, в примитивных тонах детской сказки, и как таковая она безукоризненна в техническом отношении. Чрезвычайно интересны многие детали постановки аллегорических образов. Особенно удачна сцена наводнения. Невыдержанно лишь играет дедушка, не давший в начале скорбного образа печальника земли. Очень хорошо провела свою роль 7-летняя артистка, игравшая внучку. Картина, безусловно, интересна и для взрослых, как аллегория, и для детей.
[/q]

1932 — «Состарившийся лев»
1933 — «Щенок-талисман»



---
Человек — существо азартное. Хорошего ему мало. Ему подавай самое лучшее.
Tasha56
Модератор раздела

Tasha56

Россия. Москва
Сообщений: 11052
Регистрация: 14 июня 2008
Рейтинг: 15097 

Tomilina
Можно еще дальше продолжить тему о Старевиче.

Источник:
Российское зарубежье во Франции 1919-2000.
Л. Мнухин, М. Авриль, В. Лосская. Москва.
Наука; Дом-музей Марины Цветаевой.
2008...2010


СТАРЕВИЧ Ирина Владиславовна
(1907 Москва - 1992 Париж)


Сценарист, художник кино. Дочь В. А. Старевича, сестра Нины Стар
В 1919 эмигрировала с семьей в Италию, в 1920 переехала во Францию. Жила в Фонтенэ-су-Буа (близ Парижа). Соавтор, ассистент, помощник В. А. Старевича в осуществлении постановок его фильмов. В апреле 1989 в Париже участвовала в просмотре и обсуждении реставрированного фильма В. А. Старевича «Le Roman de Renard» (немецкая версия фильма «Роман о Лисе»).


Прикрепленный файл (viewImg.jpg, 643249 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
---
Вопросы по поиску, адресованные мне, пожалуйста, крепите в ТЕМУ дневника
ДНЕВНИК (Черниговская, Костромская губ., Алтайский край, Москва..)
valcha
Долгожитель форума
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 23245
Регистрация: 2 мар. 2006
Рейтинг: 10728 


Барютин Николай Николаевич, онъ же Амфиан Решетов.

Леонидова Тамара, искусствовед (Москва)

Барютин Николай Николаевич (1889 - 1960)
Тезисы к докладу.

В 1921 году к моменту создания «Маковца», Николаю Николаевичу Барютину было 32 года. Как известно, пригласил его в группу Алексей Михайлович Чернышев, издававший в свое время «Млечный путь», где ему была уготована роль литературного редактора журнала. В объединение он входил как поэт под псевдонимом Амфиан Решетов. (Его мама в девичестве – Мария Амфианова Решетова, т.е. это имя деда). Недолгий период сотрудничества с «маковчанами», не дает оснований судить о его литературной и издательской деятельности. У него был свой путь.

Николай Барютин родился в 1889 г. в Москве. Отцу, управляющего кирпичным заводом Николаю Тимофеевичу, век был отпущен недолгий, и реалистом 13-летний сын принял на свои плечи заботы о матери и четырех сестрах. Из реального училища он перешел на курсы бухгалтеров и, закончив их, в 1906 году поступил статистом и счетоводом в правление Московского страхового общества. Cестры благополучно закончили гимназию, все получили профессии. В жизни относились друг к другу бережно и помогали брату в трудные для его семьи годы. Большую помощь семье оказывал дядя – известный московский архитектор Иван Тимофеевич Барютин.

Барютин писал о себе в «Автобиографии» – «Один из «шанявцев». Отлично сдав экстерном экзамены на Аттестат зрелости, он поступил в Московский народный университет им.А.Л.Шанявского на историко-филологический факультет. Университет принимал в свои стены всех желающих учиться без раз¬личия национальности, вероисповедания и пола. Для поступления не нужно было иметь дипломов об образовании. Широкий спектр отраслей знания: обучение велось по 53 гуманитарным направлениям, в том числе иностранным языкам и юридическим специальностям, - и возможность учиться студентам - мужчинам и женщинам, без различия в политических убеждениях и отсутствие требования документов о политической благонадежности, привлекли в университет мелких служащих, учителей, ремесленников, квалифицированных рабочих.
Занятия проводились только вечером – с 17 до 22 часов. Таким образом, могли учиться и те, кто днем работал. Плата за слушание лекций была невелика: например, в 1915 г.– 40 руб. за год на академи¬ческом отделении и 6 рублей – на научно-популярном. Позднее плата и вовсе была отменена. Итак, Николай Барютин входил в круг поэтов-шанявцев, среди которых были С. Есенин, Н. Клюев, С. Клычков, П. Орешин, Д. Семенов¬ский и др.

Первые стихи, подписанные «Амфиан Решетов» появились в 1910 гг. в журналах «Весы», «Весна», «Петербургский глашатай», «Гюнемъ и gratis», «Млечный путь». И.В.Игнатьев (Казанский) - Председатель Ареопага Ассоциации эго-футуристов, редактор и издатель «Петербургского глашатая» с явным удовольствием печатал opus,ы молодого поэта.

Вскоре сам Решетов (Барютин) входит в редакционную коллегию журнала для безвестной молодежи «Млечный путь», основанный А.М.Чернышевым. Журналы свели его в те годы со многими начинающими поэтами, писателями и художниками: П.Антокольским, C.Спасским, А.Новиковым-Прибоем, М..Родионовым, В.Чекрыгиным, C.Герасимовым, В.Рындиным и др. Он был свидетелем триумфальных успехов и травли Б.Пастернака. Вот строки из его письма опальному поэту: «Всю черную неделю я претерпел вместе с Вами…Настанет, надеюсь, время, когда современники поймут, что политическим лидерам… не пристало одновременно с политикой заниматься художественной и литературной критикой».

Более того, редакция «Млечный путь», в 1918 году накануне закрытия издает его поэтический сборник символических стихотворений «Керосиновые лампы» с посвящением «Маме и керосиновой лампе».
«Сборник оставляет грустное впечатление. В нем нет солнца...При свете керосиновой лампы все вещи делаются скучными... Керосиновая лампа - это жизнь, земная жизнь, скучная и убогая, с детства знакомая... «Мама» - это то, что человек любит более всего в земной жизни и что согревает его...Это приют, привет, утешение... Он идет от содержания к форме. Его образы иногда раздражают своей неожиданностью и конкретностью.. Но они ему нужны. Его ритмы иногда раздражают своей негармоничностью и изломанностью. Но они ему необходимы... Их можно выразить неровной ломаной линией с острыми углами вроде «кривой» температуры над кроватью больного», - это лишь один отзыв о стихах, в котором автор назван «Поэтом записной книжки».

Его поэтическое творчество по достоинству было оценено лишь немногими поэтами и критиками. Широкому кругу читателей он почти неизвестен и никогда не переиздавался.

В 1915 учеба в Университете была прервана событиями первой мировой войны.
Барютин как ратник второго разряда был призван в действующую армию. Служил рядовым 8-го Сибирского стрелкового запасного батальона, который был расквартирован под Орлом, откуда был отправлен в Туркестан и находился в пограничном лагере под Ашхабадом. Погоны младшего офицера (прапорщика) он получил после учебы в Александровском военном училище в Москве, после чего служил в Ростове Ярославском, а затем с маршевой ротой отправлен на юго-западный фронт.

В Москву он возвращается в конце 1918 года и до весны 1921 служит в системе всеобщего военного обучения помощником казначея, библиотекарем, в 1921-23 гг. - библиотечным инструктором в Главполитпросвете.

В 1922 году А.М.Чернышев возобновляет издательскую деятельность и его детищем становится Журнал искусств «Маковец», художественный отдел которого ведет Николай Чернышев, младший брат издателя, а литературным редактором определяется Амфиан Решетов.
Вокруг журнала объединяются талантливые художники: Василий Чекрыгин, Артур Фонвизин, Николай Тырса, Александр Шевченко, Вера Пестель, А.Решетов привлекает яркие литературные имена: в журнале сотрудничают Павел Антокольский, Сергей Бобров, Борис Пастернак, Вера Ильина, Сергей Буданцев, Павел Флоренский.

«Пролог» - так называлась редакторская статья А.Решетова в первом номере журнала: «Наше искусство исходит из страстных потребностей души, собирающей одиночные лучи света, рассеянные рефлексующим мозгом современности. Мы видим конец искусства аналитического и нашей задачей является собрать его разрозненные элементы в мощном синтезе. Мы полагаем, что возрождение искусства возможно лишь при строгой преемственности и при безусловном воскрешении в нем начала живого и вечного. Наше искусство выходит из изобразительных фантазий, не из одного чувства формы, неизбежного для художника. Мы ощущаем природу не в виде обстановки, мы знаем ее в том истинном состоянии, которое открывается лишь с помощью глубокого постижения. Ее творческие проявления - наши общие, однородные, и мы переживаем в сосуществовании с природой ее как бы притаившееся от нас бытие...».

В феврале 1923 года готовится к выпуску в свет третий номер журнал «Маковец». В номере должны были быть опубликованы статья А.В.Шевченко «Наша художественная идеология», ученого П.А.Флоренского «О реализме», поэтов Н.А.Асеева «О современной поэзии», А.Решетова «О Хлебникове». Предполагалось ввести два новых раздела: художественной хроники и библиографии. Обложку с изобразительными элементами для 3-го номера готовил В.А.Фаворский, выполнивший ее в технике гравюры на дереве... Однако, третий номер журнала в свет не вышел... Успешно начатое издание журнала не стало залогом его долгожития: вышло всего два номера «Маковца». Объединение распалось в 1926 году.

В 1923 году Барютин работает бухгалтером в правление Всесоюзного текстильного синдиката, а в неслужебное время переводит французские романы.
Он счастливый семьянин, отец сыновей: Дмитрия -1921 года рождения, крестника Н.М.Чернышева и Андрея - моложе на 2 года.
В пору охватившего страну воинствующего безбожия Н.Барютин избирается членом церковно-приходского совета, т.н. «тройки». Кроме того, он и проживает с семьей в келье Симонова монастыря. Есть основания предполагать, что в эти годы Барютин работал над созданием музея. Известно о его дружбе с Апполинарием Васнецовым и на одной из картин «Симонов монастырь. Башня Дуло» изображены мальчики Барютина - Андрей и Дмитрий, картина датирована 1927 годом.
А 20 июля 1928 года Барютина арестовывали по обвинению в контрреволюционной пропаганде среди верующих и, хотя обыск в квартире улик не принес, приговорили к 3-х летней ссылке на Урал.

Первым пунктом ее стал глухой Туринск, печально известный местом ссылки декабристов Янтальцева, Оболенского и др., где ссыльный работал учетчиком на лесозаготовках. Не раз вспоминал он добрым словом Н.М.Чернышева за его подарок - фотоаппарат «Апланат». Заработок трудом фотографа, случалось, бывал основным доходом для семьи.

Три года провел Николай Николаевич Барютин на лесозаготовках... Летом 1931 года он с семьей поселяется в Уфе не попадавшей под «минус». В течение нескольких лет служит экономистом-плановиком в конторе «Союзтранса», на паравозо-вагоноремонтном заводе, заводе горного оборудования. Снова пригодилась специальность экономиста, плюс к этому он заканчивает курсы при Башгосплане. В отделах кадров заводов паравозо-вагоноремонтного и горного оборудования, контор «Союзмясо», «Союзтранс» может и сейчас хранятся личные карточки Барютина.
Его литературный опыт позволял работать и редактором в Башиздате. Он переводит М.Гафури, М.Тажи, Х.Кунакбая, М.Хая, других поэтов. Их охотно печатают, под ними - имя Барютина как переводчика. Он пишет о выставках, башкирских мастерах, о жизни художественного музея в газету «Красная Башкирия».

Нужно ли говорить, как заинтересовал его художественный Музей и работы его основателя М.В.Нестерова, но на предложение опубликовать результаты исследований раннего творчества художника ему отвечают: «Эта тема, как Вам должно быть известно, сейчас не представляет большой актуальности, особенно для журнала, задача которого - поднимать искусство художников-реалистов, поборников демократического и народного искусства». Так считали в журнале «Искусство» в 30-е годы, так отвечали ему в марте 1949 года... Статья увидит свет лишь в 7-м номере за 1958 год. Академик С.Н.Дурылин утешал: «Пренебреги. Этот рецепт я сам себе прописал, ведь из 3-х томов моего исследования о М.В.Нестерове в печати появилась лишь половина третьего тома «Нестеров- портретист». В Уфе в 1935 году написаны «Мои встречи с Хлебниковым», которые так же не были опубликованы.

В 2004 году издательство «Любимая Россия» в Первом Альманахе «Библиофилы России» опубликовало «Мои встречи с Хлебниковым».

В 1937 году жить стало невозможно – русские школы закрывались, семья покидает Башкирию. В Иваново он работал в редакции газеты “Всегда готов!”, являлся консультантом и внештатным сотрудников газет “Ленинец”, ”Рабочий край”, “Трибуна Палеха”, был библиографом в областной научной библиотеке. Регулярно публиковал статьи и рецензии об ивановских художниках, о проблемах народных промыслов Холуя, Мстёры, Палеха, о спектаклях Ивановского театра, о творчестве русских и зарубежных писателей (П. Ершов, Г. Успенский, М. Лермонтов, М. Горький, Анри Барбюс и др.) в местных и центральных изданиях. Несмотря ни на что, Николай Николаевич мужественно продолжает работать.

Он ведет обширнейшую переписку со многими научными учреждениями, отечественными и зарубежными музеям. Из писем видно, что все это время постоянно интересуется жизнью в Уфе. Так он несказанно рад известию о присвоении в 1954 году уфимскому музею имени М.В.Нестерова. Напомню, что свою коллекцию академик Нестеров подарил городу в 1913 году. Барютин переписывался и с самим Нестеровым. Он спрашивает сотрудников о состоянии коллекции и новых приобретениях. «Мне очень приятно, что моя заметка о ранних работах Нестерова доставила вам известное удовлетворение. Она приходится по вкусу многим моим коллегам, в том числе и С.Н.Дурылину, который и отправил ее в Уфу в надежде, что присвоивший имя Нестерова музей сможет опубликовать ее в виде отдельной брошюры», - пишет он З.И.Елгаштиной.

Переписку Николая Барютина с Нестеровым, основателем музея Ильей Бондаренко, вторым директором Юлием Блюменталем и другими несколько лет назад издали в сборнике «Археография Южного Урала» (Уфа, 2001).

В 1948 перешел в Ивановский научно-исследовательский институт текстильной промышленности (ИВНИИТП), работал продолжал работу над книгой по истории возникновения, развития и технологии ткачества на Руси, одновременно вел обширнейшую переписку с издательствами, библиотеками, учеными-историками и специалистами в этой области. «История возникновения и развития ткачества на Руси «Древнерусские ткачи и их ткани», «Набойка и окраска тканей в русском средневековье» - книги и статьи над которой он работал много лет. Собран уникальный материал, статьи и очерки написаны, отредактированы, получили отзывы специалистов из крупнейших НИИ и министерств. Рекомендация профессора С.Н. Дурылина и лестная рецензия о книге: «прекрасный содержательный труд» Н.Н.Барютина, представляющий «разносторонний и научный, и общественный интерес», заслуживает «скоройшего издания - не помогли монографии выйти в свет.
Барютину отвечали: «...автор взялся за составление научно-систематического очерка, не владея как следует марксистско-ленинской методологией исторического исследования». Ошибки ученому могли простить, но у Барютина они «свидетельствуют о незнакомстве с трудами классиков по национальному вопросу... а «гениальные труды И.В. Сталина по вопросам языкознания, не изучены и в основу не положены». Далее его обвиняли в том, что он преувеличивает роль Византии, а учение классиков марксизма-ленинизма о базисе и надстройке понимает крайне узко и примитивно и т.д.

И труд, фундаментальный, готовый к изданию, с огромным изобразительным рядом, ждет своего часа в архивных папках до сих пор...

В Иваново Барютина приняли в Союз художников, он продолжает сотрудничать с различными журналами и газетами. Пишет о художниках, о народных промыслах, о театре, о русской и зарубежной литературе в местной и столичной печати.
В свое время еще А.М. Чернышев подарил ему фотоаппарат «Апланат», который кормил его в ссылке, благодаря которому он собрал уникальные фотоматериалы по архивным и музейным коллекциям тканей....

И все это время постоянно интересуется жизнью в Уфе. Так он несказанно рад известию о присвоении в 1954 году уфимскому музею имени М.В.Нестерова.. «Мне очень приятно, что моя заметка о ранних работах Нестерова доставила вам известное удовлетворение. Она приходится по вкусу многим моим коллегам, в том числе и С.Н.Дурылину, который и отправил ее в Уфу в надежде, что присвоивший имя Нестерова музей сможет опубликовать ее в виде отдельной брошюры», - пишет он З.И.Елгаштиной.

В 1943-м Отдел по делам искусств назначает его заместителем директора по научной работе в Государственный Музей палехского искусства. Около трех лет он участвовал в экспедициях от областного музея по обследованию архитектурных памятников русского зодчества.

В конце 1950-х годов, в преддверии 45-летия основания «Млечного пути», его разыскали братья Чернышевы - народный художник СССР Николай Михайлович и Алексей Михайлович. Переписка согревала старых друзей теплом воспоминаний, помогала переносить боль участившихся потерь.

У многих русских поэтов судьба складывалась драматически, а то и трагически. Тех, «кто родился с душой поэта, у кого натуры особые, для людей и жизни часто не слишком удобные, современники понять были не в состоянии». В итоге - клевета, травля, нередко - забвение на долгие годы» Не стал исключением и поэт Амфиан Решетов, он же – Барютин Николай Николаевич, искусствовед и исследователь, переводчик и библиограф.

5 декабря 2007 г.

Амфиан Решетов

Тревожный закат

В небе тревожный закат.
Тучи в багряном вине.
Птицы на отдых летят.
Кто-то далеко-далеко,
Кто-то на белом коне
Скачет вдали одиноко.

Овцы на мглистой дороге.
Листья дрожат в полусне.
Сердце в великой тревоге.
В круге я темном и тесном,
Жажду я светлой струи,
Мысли о Нем, Неизвестном,
Тяжкие мысли мои.

Прикрепленный файл (IMG_2358.JPG, 1879956 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
---
С просьбами об архивном поиске в личку обращаться НЕ НАДО!
митоГаплогруппа H1b
Дневник
valcha
Долгожитель форума
Не историк! Просто diletto к истории имею.

valcha


Сообщений: 23245
Регистрация: 2 мар. 2006
Рейтинг: 10728 







Есть поэты, ищущие прежде всего прекрасной формы. Это поэты-художники, поэты-эстеты в чистом смысле этого слова. Содержание для них – только материал. Они берут его из действительности и из мира фантазии – безразлично откуда – преобразуют взятое, подчиняя его определённой форме. Это – творцы мира искусства над миром жизни. Их стихи близки музыке и пластике. Они очаровывают и дают утешение. Их ритмы можно выразить волнистыми линиями или геометрическими фигурами. Ваш брат не из их числа. Его цель не преображение, а выражение.
Он идёт от содержания к форме. Его стихи – интимная лирика… ваш брат типичный «поэт записной книжки», а не «поэт эстрады». Его образы иногда раздражают своей неожиданностью и конкретностью. Но они ему нужны. Его ритмы иногда удивляют своей негармоничностью и изломанностью. Но они ему необходимы…»
«Ваш брат», о котором говорится здесь – это поэт-символист Николай Николаевич Барютин. Что же заставило нас обратиться к творчеству поэта, малоизвестного даже специалистам-искусствоведам? Как биография коренного москвича пересеклась с нашим городом?..


..............
кто из ирбитчан открыл землякам ещё одно имя, ранее неизвестное?
Биографом Николая Барютина стала искусствовед Тамара Леонидова. Его фотография однажды случайно попалась ей на глаза, когда она работала с фондом личного архива московского архитектора Ильи Евграфовича Бондаренко, уроженца Уфы и первого директора художественного музея им. М.В. Нестерова. Фото Барютина чрезвычайно заинтересовало прежде всего своим адресом на штампике: «Ирбит, 1928 г. Ателье А.Р. Герман».
Более всего Тамару Леонидовну поражало какое-то мистическое совпадение географии мест проживания Н.Н. Барютина и собственных искусствоведческих интересов - это Москва, Уфа, наконец, Ирбит. Как будто бы судьба специально избрала её, чтобы открыть его имя из небытия. Работа с его архивами спасала в собственных трудных жизненных ситуациях, поиск хоть каких-то зацепок дарил неожиданные встречи.
В Ирбите Тамара Леонидова продолжила поиски материалов, которые свидетельствовали бы о пребывании здесь Барютина в далекие 1920-ые годы. Зная о том, что он имел в ссылке редкую по тем временам вещь – фотоаппарат «Апланат», просмотрела сохранившиеся местные издания тех лет, разыскивая журнальные репортажи с фотографиями. В кропотливой работе помогали краеведы, архивариусы, ирбитские старожилы. Их, в свою очередь, удивляла личность и судьба этого человека, поневоле оказавшегося здесь в ссылке.
В результате более чем десятилетней работы, собралось достаточно много биографического и творческого материала, чтобы воссоздать многогранный облик незаурядного поэта, историка искусства и художественного критика, переводчика, профессионального экономиста – Николая Николаевича Барютина.
«Его называли «поэтом записной книжки» - что не умаляет художественных особенностей его творчества, но указует на оригинальность его поэтического дара», - подчеркнула Тамара Леонидовна. Результатом ее многолетней работы стала книга-сборник «Свирель Феба».
Книга состоит из искусствоведческой повести «Горечь земной юдоли» о жизни творчестве Николая Николаевича Барютина, и собственно «Свирели Феба» - избранного из художественного наследия поэта-символиста Амфиана Решетова. Название же «Свирель Феба» сборник получил по одноименному стихотворению в прозе Амфиана Решетова.
Ну, а чём занимался столичный поэт в нашем городе? Зная, что он был владельцем фотоаппарата «Апланат», Тамара Леонидовна считает, что он был автором ряда фоторепортажей в газетах «Коммунар» и «Голос крестьянина». Зная склонность Барютина к литературной игре, она предположила, что газетные материалы по литературе и поэзии, сатирические стихотворения под различными псевдонимами, также принадлежат перу нашего героя. Уверена Тамара Леонидовна и в том, что Барютин принимал участие и в театральной жизни Ирбита, но что-либо найти пока не удалось.
А где жил Барютин в Ирбите? Краевед Владимир Константинович Аникин провёл целое расследование по этому вопросу. Выяснилось, что Ирбитская – вовсе не та Ирбитская, которую мы знаем сейчас. До 1934 года так называлась улица Кирова. Нумерация домов тоже была другой. Сопоставив ряд фактов Владимир Константинович пришёл к предположению, что дом № 24 находился напротив бывшего телеателье в районе озера. В этом доме было общежитие НКВД, где могли происходить встречи ссыльного поэта с родными.
В 1931 году ссылка закончилась. Николай Барютин написал в одном из писем так: «Ссылка дала мне многое. Прежде всего, она разрешила мне свободно мыслить, освободив меня от «белкиного колеса» московской жизни; она мне открыла глаза на вещи. О которых я раньше не хотел и не мог думать. Конечно, ссылка и этапы стоят немало здоровья, крови, нервов. Одиночество, материальная необоснованность, клеймо ошельмованного – всё это, конечно, не может не отразиться на психике. Принимаю это как очередной жизненный крест, свой собственный, от которого не откажешься и который нужно нести».
Впереди будут годы жизни в Уфе, Иваново и Палехе. Будет многогранная литературная и искусствоведческая деятельность, работы по истории возникновения, развития и технологии ткачества на Руси. А на ирбитскую землю Николай Николаевич более не вернётся. Ну, а мы ещё раз отметим, что Тамара Леонидовна открыла неизвестную страничку нашей истории. В центральной городской библиотеке «Свирель Феба» была представлена ирбитчанам. Народу было больше, чем ожидалось. Собравшиеся с интересом послушали Тамару Леонидовну и Владимира Константиновича Аникина, рассказавших об истории создания книги. Прошла акция по сбору средств на восстановление Сретенского собора. Она состоялась в присутствии мэра города Геннадия Агафонова и учредителей благотворительного фонда «Сретенский собор». От продажи книг было собрано 17 160 рублей и Тамара Леонидовна передает их в благотворительный фонд «Сретенский собор», который она возглавляла в течение двух лет. Намечено провести открытые уроки по мировой художественной культуре в школах. Книги «Свирель Феба» можно купить в Городской библиотеке и Музее народного быта (Революции, 25).

Вадим Буланов. 2012 г.

Прикрепленный файл (Решет1.jpg, 112822 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
---
С просьбами об архивном поиске в личку обращаться НЕ НАДО!
митоГаплогруппа H1b
Дневник
Tomilina
Долгожитель форума

Tomilina

Москва - С. Петербург
Сообщений: 986
Регистрация: 27 апр. 2016
Рейтинг: 2834 

Народная артистка СССР, диктор Центрального телевидения и Гостелерадио СССР, лауреат Государственной премии СССР,
актриса Тамбовского драматического театра с 1948 по 1950 гг.



ЛЕОНТЬЕВА Валентина Михайловна
(01.08.1923-20.05.2007)




В 50-е и 60-е годы ХХ века телевизор еще был роскошью и стоял не в каждой квартире; соседи приходили в гости к счастливым обладателям его, чтобы посмотреть какую-нибудь передачу. А начинался просмотр со встречи с дикторами - Кондратовой, Шиловой, Леонтьевой. И хоть дикторы всего-то зачитывали программу передач и здоровались со зрителями, люди их ждали. Обсуждали наряды, голос.

К молоденькой Валечке Леонтьевой относились по-особому тепло. Даже через экран телевизора зрители ощущали ее доброту, искренность, открытость. Она тогда была Валечкой.
[q]
«Она умела эту стеночку, которая существует между зрителем и ведущей, как-то ликвидировать. То есть, когда я садилась перед экраном телевизора и смотрела, мне казалось, что она сидит в моей комнате и разговаривает со мной», – вспоминает народная артистка России Ангелина Вовк.
[/q]


В стране должно быть что-то неугасаемое и это был вечный «Голубой огонек ». В 1962 году телевидение показало передачу «Телевизионное кафе», которая потом стала называться «На огонек», затем «На голубой огонек» и в конце концов «Голубой огонек ». Передача шла на всю страну по субботам с 22.00 до 24.00.

Сначала «Огоньки» шли еженедельно. В дальнейшем их стали приурочивать к праздничным советским датам: Дню космонавтики, 8 марта, 1 мая. За 40 с лишним лет многое в истории «Огоньков», как и в истории страны, перепуталось. Даже дата первой программы, по одним источникам, 5-е, а по другим – 6 апреля 1962 года. Но имя Валечки Леонтьевой навсегда связано с «Огоньками» — столько она их провела!

Неудивительно, что вся страна знала ведущих: при отсутствии желтой прессы и светской хроники люди узнавали о событиях в личной жизни кумиров из «Огоньков». Муслим Магомаев и Тамара Синявская поженились в ноябре 1974 года и вскоре спели в новогоднем «Огоньке» дуэтом. Так страна поняла, что они стали мужем и женой.



Кто из тех, родом из 70-х и 80-х, не помнит замечательных детских передач, которые вела тетя Валя – Валентина Леонтьева? «Тетя Валя» укладывала детей спать вместе с передачей «Спокойной ночи, малыши!», учила их интересным и полезным вещам в передаче «Умелые руки», поднимала в воскресное утро с программой «Будильник», а днем в воскресенье показывала сказку в любимейшей детской передаче «В гостях у сказки» (ведущая с 1976 по 1991 гг.).





Программа «В гостях у сказки» начиналась с мультипликационной заставки под песню «Приходите в гости к нам». Изначально это была просто мелодия, ставшая впоследствии символом передачи. Позже «Приходите в гости к нам» зазвучала как песня в кинофильме «Там, на неведомых дорожках» (режиссер Михаил Юзовский) по книге Эдуарда Успенского «Вниз по волшебной реке». Заставка существовала в нескольких вариантах, например, в новогоднем варианте для зимних школьных каникул. В каждой передаче еженедельно тётя Валя показывала детские рисунки, поделки, зачитывала письма юных поклонников «В гостях у сказки». Некоторые поделки были настоящими произведениями искусства: различные куклы - герои сказок, созданные макеты-сценки к просмотренным сказкам и т. д.

Письма к тёте Вале приходили мешками. И отправлявшие их дети с нетерпением и замиранием сердца усаживались у телевизора, трепетно ожидая, что тётя Валя покажет их на весь Советский Союз! В каждой передаче Валентина Леонтьева показывала художественный фильм-сказку. Чаще всего это были сказки Александра Роу («Морозко», «Варвара-краса, длинная коса», «Королевство кривых зеркал», «Конек-Горбунок») и Александра Птушко («Руслан и Людмила», «Сказка о царе Салтане», «Сказка о потерянном времени», «Каменный цветок»). Также юные зрители могли увидеть зарубежные сказки – работы режиссеров стран соцлагеря – ГДР, Румынии, Польши, Чехословакии и др.

С 1972 года в эфир начала выходить первая в своем роде «поисковая» передача «От всей души»: несколько сюжетов каждой передачи вновь соединяли возлюбленных, родных, друзей, которых развела жизнь.

Передача имела беспрецедентный социальный отклик, вся страна переживала и плакала над судьбами соотечественников, в городе Георгиевске (Ставрополье) была даже установлена памятная доска на доме, где проводилась съемка передачи.
Валентина Михайловна стала бессменной ведущей и соавтором 52-х выпусков программы, перед каждым эфиром из-за волнения она не могла спать ночью, помнила всех героев этой передачи до конца жизни.
«Надо душу отдать, тогда и в зале будут плакать», – говорила она.

Над передачей «От всей души», которую она вела 15 лет, плакала вся страна. Четыре раза в год зрители откладывали все дела на два часа программы, суть которой – истории простых людей. Настоящими героями оказывались уборщица ДК и сельский работник. Один из создателей передачи Владимир Акопов удивляется до сих пор, как Валентина Леонтьева запоминала все и каждого.
«А сценарий у меня был по 60 страниц, и выучить это – у Леонтьевой была потрясающая память! Она запоминала не только тексты, фамилии, даты и военные всякие события, которые были в сценарии. И это все она пропускала через себя. И было ощущение, что это ее материал», – рассказывает Владимир Акопов.

В 1975 году за цикл передач «От всей души» В.М. Леонтьева получила Государственную премию СССР.
Позднее программу «От всей души» назовут прообразом нынешних интерактивных программ и ток-шоу.
Статья

Ее уход вызывает чувство светлой грусти. Веришь в то, что и там, где она сейчас - все вокруг нее будет светиться ореолом добра.

Прикрепленный файл (MyCollages (1).jpg, 311774 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
---
Человек — существо азартное. Хорошего ему мало. Ему подавай самое лучшее.
Seagirl
Долгожитель форума

Seagirl

Екатеринбург
Сообщений: 1894
Регистрация: 29 мар. 2015
Рейтинг: 2603 

:confz: воспоминания это здорово.
Но почему в непризнанные при жизни попали Жаров и Валентина Леонтьева?

Александрова - забытая, но при жизни была очень даже признанной.

А жаль, что многое забывается.

Понравилось как сказал Кобзон, попробуйте сейчас спеть хором современную песню. а если я запою, то вы все будете петь со ной хором

Тут все замялись, сказали , что легко.
Но...
Ни одной песни не вспомнили, сказали что Земфиру поют.
Но спеть не решидлись и названия песни не сказали.

А в самом деле сейчас все хором из современных поют только
выйду в поле с конем

Матвиенко сам в шоке. Он не ожидал такой популярности у столь простой песни.

Может именно простоты и доброты сейчас не хватает в мире :heart:


---
"Себя судить куда труднее, чем других. Если ты сумеешь правильно судить себя, значит, ты поистине мудр".

дневник Seagirl
Tomilina
Долгожитель форума

Tomilina

Москва - С. Петербург
Сообщений: 986
Регистрация: 27 апр. 2016
Рейтинг: 2834 

Seagirl
[q]
Но почему в непризнанные при жизни попали Жаров и Валентина Леонтьева?
[/q]

Про Жарова ничего не могу сказать, а вот про Леонтьеву, пожалуй, напишу.
Мне попалась на глаза статья, где рассказывалось о Валентине Михайловне -

Выдержки -
[q]
(...) Валентина Михйловна родилась в 1923 году в Ленинграде, годы блокады пришлись на годы ее юности - ей еще не было двадцати лет. В осажденном фашистами городе она потеряла отца, сама же вместе с матерью и сестрой смогла уехать по открывшейся "Дороге жизни" в село Новоселки Ульяновской области (...)
(...) Первый муж - режиссер радио Юрий Ришар ...привез ее из Тамбова обратно в Москву
Второй муж - Юрий Виноградов, сотрудник дипмиссии СССР в Нью-Йорке. От него родился сын Дмитрий.

(...) После перестройки с коммерциализацией телевидения передачи с участием Леонтьевой сняли с эфира, с 1989 года она работала лишь диктором-консультантом. Последние годы знаменитой советской телеведущей прошли в селе Новоселки Ульяновской области, где все эти годы жила ее сестра. После смерти Леонтьевой ей установили памятник в Ульяновске.
[/q]

Валентина Михайловна последние годы не ходила (сломала шейку бедра и операция не помогла). За ней ухаживали сестра и племянница. Сын Дмитрий даже не приехал на похороны матери. Говорят, что из-за детской обиды, мол, мать все время работала, а он рос без нее. Захотелось о ней поговорить, вспомнить нашу тетю Валю, хотя бы, на этих страничках.

Таше пора менять тему :) При жизни -
Непризнанный гений постоянно недоволен своей жизнью и тем, как к нему относятся окружающие. ... Они критически относятся к тем, кто по их разумению, незаслуженно занял их место. «Гению» кажется, что все люди, которые чего-то добились в этой жизни, добились этого исключительно благодаря своим связям и т.п.

В этой теме рассказы о людях, которые волею судьбы оказались в тени своей второй половины, но сделали для истории более чем (...)
Или рассказы о людях, о которых хочется вспомнить. Сколько поколений выросло на прекрасной передаче "В гостях у сказки".
Коммерция коммерцией, а дети - это наше будущее. И памятник Валечке Леонтьевой установлен только в Ульяновске.

---
Человек — существо азартное. Хорошего ему мало. Ему подавай самое лучшее.
Tomilina
Долгожитель форума

Tomilina

Москва - С. Петербург
Сообщений: 986
Регистрация: 27 апр. 2016
Рейтинг: 2834 

:)

ИСТОРИЯ ФАМИЛИИ
АРХИТЕКТОРА КОКОРИНОВА


Даровитый русский архитектор Александр Филиппович КОКОРИНОВ (1726–1772) навсегда вошёл в историю России и Санкт-Петербурга как зодчий и как один из руководителей Академии художеств. А какова история его фамилии?
С.Н. МИХАЛЬСКИЙ (Ленинградская обл.)
Источник - Мiръ имёнъ и названiй, №21 (02-08), февраль 2008 г.

Видный русский архитектор XVIII века А.Ф. Кокоринов известен нам, в частности, как автор одного из прекраснейших сооружений Санкт-Петербурга — здания Академии художеств, как это видно из ряда архивных документов, писал свою фамилию через А — Какоринов. И все его современники следовали его написанию. Только в самом конце XVIII века был издан первый толковый словарь, который положил начало правильному и упорядоченному написанию всех русских слов. Так, в частности, на стр. 695 третьего тома этого словаря напечатано: «Кокора… отёсанное с одной или двух сторон бревно с толстым кривым корневищем, употребляемое для связывания дна и боков в барках и стругах»
(Словарь Академии Российской. СПб., 1789–1794, в шести томах).

С тех пор было принято писать фамилию нашего архитектора так: КОКОРИНОВ.
:que: Но почему же Александр Филиппович писал свою фамилию через А?
Он происходил из духовного сословия, и его дед был священником, что точно известно из «сказки» (показания) его отца Филиппа Григорьевича. Вероятно, и более ранние предки были из того же сословия, которое в силу своей профессии обязательно знало грамоту . Так что не по невежеству писались они Какориновыми!

ВОПРОС ЛЮБИТЕЛЯ СТАРИНЫ
Разгадка, видимо, заключена в другом. В созданном в 1860-х годах замечательным лексикографом В.И.Далем «Толковом словаре живого великорусского языка» каждое слово описано во всех нюансах и оттенках его значений. Слово кокора имеет похожее на приведённое в
академическом словаре толкование, но к нему В.И. Даль привёл такие дополнения и примеры: «Кокорыга, охотник пообедать на чужой счёт; кокорыжничать, шататься по обедам; кокористый, упрямый, своенравный; скупой, зажилистый». На основании этого можно предположить, что Кокориновы в XVIII веке хотели избавиться от обидного прозвища, данного одному из их предков.

А.Ф.КРАШЕНИННИКОВ,
историк архитектуры
(Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им.А.В.Щусева).


Прикрепленный файл (порт1.jpg, 68217 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
---
Человек — существо азартное. Хорошего ему мало. Ему подавай самое лучшее.
<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... ... 9 10 11 12 13 * 14 [ >>>>>> ]
Модератор: Tasha56
Генеалогический форум ВГД »   Дневники участников »   Дневник Tasha56 »   Задушевные темы: о нас, о нем, и обо всем »   НЕПРИЗНАННЫЕ ПРИ ЖИЗНИ
RSS

Реклама от YouDo
Услуги на YouDo: ремонт слива ванны - отзывы.
YouDo: курьерские услуги Купчино - быстро и недорого.