Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   People and ancestors search in Russia »   For English speaking users; Für Deutschsprechende »   Sitnikov
RSS

Sitnikov

searching for information about family SITNIKOV whilst in Harbin and Shanghai 1923 - 1951


<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ >>>>>> ]
Модераторы: Gnom7, kbg_dnepr, Andrey Maslennikov
annushkasempire
Почетный участник

annushkasempire

Сообщений: 127
Регистрация: 15 апр. 2015
Рейтинг: 31 


Gul написал:
[q]
[/q]
the one with the girl in the circle with star above her head, I sat for this painting. And the one with the angel above her is supposed to be me. Cheap model for Dad. I only cost him a cup of tea :biggrin I have another painting of me with my guitar that is hanging on my music room wall :) He was a very sensitive and soulful man but he hid it behind a lot of hurt from his childhood. Yet his sensitivity shows through in his art. You are very insightful :)

Прикрепленный файл (252194_221338221227711_5862546_n.jpg, 51256 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
---
family Sitnikov, Potekhina (Sofia Lukinishna), Taranovsky (Sofia Leonidovna), Anna Konstantinovna Bogdanovich/Nakamura, Georgy Y. Rott, Alexandra Trofimovna Sitnikova-Savrasova/Pokrovsky
Gul
Долгожитель форума

Gul

Сообщений: 7079
Регистрация: 7 янв. 2009
Рейтинг: 9157 

I was surprised by the fact that your father has never been to Russia but felt it

---
Пожалуйста, по поиску харбинцев пишите в тему http://forum.vgd.ru/614/50305/
Жирновы Орл г
Туровы Ханчук Харбин Бразилия
Носенко Худолиевка Полт
ДНЕВНИК
annushkasempire
Почетный участник

annushkasempire

Сообщений: 127
Регистрация: 15 апр. 2015
Рейтинг: 31 


Gul написал:
[q]
[/q]

He was born in Changchun China in 1938, and when he immigrated to Australia when he was 11 years old, he was raised by his Father Konstantin Trofimovich and his Grandmother Sofia Lukinishna who were both born in Russia. Grandfather Konstantin Trofimovich became an elder in the Russian Orthodox Church and they always spoke in Russian language with Dad. He was full blooded Russian :)

---
family Sitnikov, Potekhina (Sofia Lukinishna), Taranovsky (Sofia Leonidovna), Anna Konstantinovna Bogdanovich/Nakamura, Georgy Y. Rott, Alexandra Trofimovna Sitnikova-Savrasova/Pokrovsky
Gul
Долгожитель форума

Gul

Сообщений: 7079
Регистрация: 7 янв. 2009
Рейтинг: 9157 


annushkasempire написал:
[q]
Grandfather Konstantin Trofimovich became an elder in the Russian Orthodox Church
[/q]



Possibly he was a church warden...

---
Пожалуйста, по поиску харбинцев пишите в тему http://forum.vgd.ru/614/50305/
Жирновы Орл г
Туровы Ханчук Харбин Бразилия
Носенко Худолиевка Полт
ДНЕВНИК
annushkasempire
Почетный участник

annushkasempire

Сообщений: 127
Регистрация: 15 апр. 2015
Рейтинг: 31 

wonderful information found in Great Grandfather Trofim Andrianovich's BREM file ! I feel very proud to be his descendant :) Much gratitude to Tanya Strelnikov here for helping decipher these pages! :)

"Headed Dorofovskim County Primary School Achinsk Yenisei province.
(Until 1917) in the army in the 238 Infantry Regiment Vetluga on the German front.
1922 .In the Siberian Army in a separate strategic shelf and head of a separate unit to fight the Bolsheviks.
Document dated 1935 he states he is currently a Teacher of the Russian language in Chinese schools and teacher of singing and gymnastics in Russian schools .Prepodavatel singing, mathematics and regent at conventions Catholic Mission in Harbin.
Was a board member of the Society for Mutual members of the Far Eastern Army.
enlistment Since 1914 - Military education: graduated from the training team 13 West Strategic Regiment school warrant. He graduated from the 1st Irkutsk school warrant of claim
22 10/01/1915 (military - length of service) 1) The commander of 238 Infantry Regiment Vetluzhsky in German voynu.2) commander of the guard battalion Achinsk garrison in 1918. 3) spare time, the team Achinsk Regiment in 1918 4) Head of the expeditionary force against the Reds in the Yenisei province in 1919 to
claim 23 (participation in companies and campaigns) German war until 1918 g.na Yakobshtatskom bridgehead on the Dvina and the Civil War in Siberia, Baikal and Primorye.
Order of St. Anna 4 degrees with the inscription "For Bravery".
Order of St. Anne 3 stepeni.
Orden St. Stanislaus Grade 3.
Order of St. Vladimir 4 degrees and the Order of the Great Siberian Hike.
Was in charge of Dorofovskim rural schools to educate liniinarodnogo to
18.07.1914 (elective office) takes the position Dorofovskogo head of the village in 1918 g.do conscription Admiral Kolchak.

and other pages say:
Ситников Трофим Адрианович родился 27.09.1888 г. в г.Ачинске Енисейской губернии. Образование - звание учителя в начальных училищах и Военное училище окончил в 1915 г. До 1914 г.заведывал начальным училищем в деревне Дорофово Ачинского уезда Енисейской губернии. В 1914 г.призван в Армию по мобилизации. Участвовал в Добровольческой Армии в Германскую войну. Произведён в чин Штабс-Капитана. С 1918 г. участвовал в рядах Белой Армии. С Армией прибыл в Забайкалье (теперь это Забайкальский край) и произведен в чин Капитана. В Приморье участвовал во всех походах против большевиков. В "Полосе отчуждения К В Ж Д " преподавал русский язык в Китайских школах и пения в русских школах. Служил преподавателем и регентом в конвентах (специальные приюты для сирот, где готовят монахинь и миссионеров) г. Харбина 3 учебных года. Последние 1.5 года регентом церковного хора в церкви станции Куаньченцзы

Прикрепленный файл (л._5.jpg, 254038 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
---
family Sitnikov, Potekhina (Sofia Lukinishna), Taranovsky (Sofia Leonidovna), Anna Konstantinovna Bogdanovich/Nakamura, Georgy Y. Rott, Alexandra Trofimovna Sitnikova-Savrasova/Pokrovsky
annushkasempire
Почетный участник

annushkasempire

Сообщений: 127
Регистрация: 15 апр. 2015
Рейтинг: 31 

chapter 30 from the book The Great Man which is an interview with Anatoliy Taranovsky my cousin Sofia's husband (she was his first wife)

Н. Медведев. «Мои Великие старики»
237
Ты мне не сын и сестрам твоим не брат
– Многие годы я никому ничего не говорил о себе. Кто мои родители, кто я, какое отно-
шение имею к древнему русскому роду Тарановских-Воротынских. Тем более, я молчал о
том, что делал в Китае, как помогал в трудные времена Советскому Союзу, работая на воен-
ную разведку могучей державы, на Сталина… Я жил прошлым, своими воспоминаниями,
и нести их груз одному было очень тяжело. Теперь мне стало легче. Я многое рассказал и
живу сегодняшним днем. Сложная моя жизнь, к сожалению, подходит к концу. Но мне не
хочется тихо и мирно в постели уйти в небытие. Вот вспыхнуть бы где-нибудь и как-нибудь,
чтобы сразу вмиг, точно в бою, превратиться в частицу мироздания, вечности. Так погибали
в ратных подвигах мои предки, верой и правдой служившие царю и Отечеству. Обо всем,
что пережил, перечувствовал, не упомнишь. Самое страшное, что я бросил маму. Она была
против того, чтобы я покинул родной мне Китай и поехал в Советский Союз. «Если ты сде-
лаешь это, ты мне не сын и сестрам твоим не брат», – говорила она. Роковые слова, для семьи
я был похоронен заживо.
Когда я окончательно склонился к тому, чтобы уехать в Советский Союз, то написал об
этом маме в Харбин. Писал мучительно, рука дрожала от волнения. Как она воспримет такое
решение? Наверное, надо было к ней поехать и лично поговорить о предстоящем повороте
в моей судьбе, но шла война, дороги закрыты, поездка могла быть опасной.
В ответ на мое письмо мама написала буквально следующее: «Ты уже большой, само-
стоятельный, ты можешь все решать сам. Но знай: мы все против: я, твои сестры, – все. Так
что делай, как хочешь, поступай, как хочешь». Но «против» – для меня уже было поздно. Я
и женился-то на Соне, первой своей жене, тоже против воли родителей, и особенно сестер.
Никто из них не держал в голове даже мыслишки уехать в сталинскую Россию. Анна вышла
замуж за крупного физика-математика, англичанина Гарри Оре. Он преподавал в Гонконг-
ском университете, получал большое жалованье. Когда началась война, Анну как британ-
скую подданную интернировали. Под Циндао был замечательный город на берегу моря, а
в нем лагерь под названием «Вейсан». В этом лагере она, бедная, просидела целых четыре
года. Когда вышла из заключения, сразу же уехала в Англию. Проездом Анна побывала в
Шанхае, посетив нашу общую с ней знакомую – дочь графа Разумовского. У графа была
огромная семья – десять девочек и три мальчика. Все девочки такие хорошенькие, краси-
вые, ласковые, воспитанные. С одной из них, Викой, я дружил. И вот, пригласив меня к себе
домой, Вика и сообщила неприятную для меня новость: Анна, моя старшая сестра, зная,
что я женился против воли семьи, не захотела со мной даже попрощаться. Потому что мама
сказала девочкам: «Анатолий мне больше не сын, и он не ваш брат».
Так что мое своеволие, а потом дружба с Советами, обошлись мне очень дорого. Я
потерял семью, которую очень любил, дом, где жили мои сестры. Перед самым отъездом
из Китая я получил письмо из Америки от одной из них – Музы. Она писала: «Из Китая
приехали американцы, они были моими гостями и весь вечер говорили о тебе. Твердили,
что „Толя очень толковый парень“. После того как они ушли, я решила, что ты непременно
должен приехать в Америку. Я сделаю тебе вызов, здесь ты развернешься, покажешь свои
способности. Используй благоприятный момент».
Но я не послушался сестру. Уже не хотел. Да и не мог. Вместо выезда в Штаты я с женой
уехал в Советский Союз. Нам, эмигрантам, и тем, кто родился по тем или иным причинам
за пределами России, разрешили приехать или вернуться на свою историческую Родину.
Это потом я понял, что нас заманивали, чтобы при первой возможности арестовать. Ведь не
доверяли всем поголовно.
Ф. Н. Медведев. «Мои Великие старики»
238
Секретная карта Добыта из-под носа Эйзенхауэра
– Когда президент США Эйзенхауэр приехал в Шанхай, со мной произошел забавный
случай. Моя Соня ждала первенца, а когда позвонили, что она родила, я очень переволно-
вался. До этого в столовой я переел бобов с томатом и салом. Ехать домой после ночного
дежурства было поздновато, и я пошел в штаб отдохнуть. Только прилег на кровать, как меня
затошнило. Высунул голову в окно, и все содержимое неудачного ужина опростил вниз. А
там висел американский флаг. Конфуз. Утром на построение приезжает Эйзенхауэр. «Кто
это сделал? – закричал он. – Вы тут все пьянствуете. Позор! Кто это сделал?» Но мой след
уже простыл – я сел в джип и умчался. Потом мне рассказали, что генерал дал всем ужасный
разнос. Но так никто и не узнал, кто опозорил американский флаг.
…В те же дни я сумел выполнить одно довольно важное задание. Джеймс Лейкин, сын
американского сенатора, пригласил меня на встречу с Эйзенхауэром. Встреча проходила в
американском клубе рядом с нашим консульством. У меня был хороший автомобиль Бьюик
Делюкс, 180 лошадиных сил. Ездил я хорошо, скорости не боялся. На встречу с генералом
примчался на машине. Мы все основательно тяпнули, а я знал, что у капитана Белинского,
американца польского происхождения, есть стратегическая карта нанесения ударов после
войны. Он сам мне ее показал – настолько я был в доверии у американцев. Карта лежала у
него в штабном столе. Поскольку в штабе не могло быть посторонних, Белинский не боялся
за секреты, которые ему доверялись командованием.
Я веселил супругу Эйзенхауэра, мы с ней танцевали и болтали, потом она объявила,
что должна посетить туалет. А я в ответ сказал, что мне тоже нужно пройтись, освежиться на
воздухе. В голове же у меня был свой план. В мгновение ока я оседлал свой джип, стрелой
помчался на базу. Меня там, конечно же, знали и впустили в помещение, где лежала карта
Белинского. Маленьким советским аппаратиком величиной с зажигалку я снял секретную
карту. Вышел, сел в машину и со скоростью 150 километров в час помчался обратно.
Что бы вы думали, хоть слово благодарности за добытые военные сведения я получил?
Ничего…
Ф. Н. Медведев. «Мои Великие старики»
239
Виноват ли я перед Америкой?
Анатолий Александрович до сих пор чувствует свою вину, вольную или невольную,
перед Америкой. У американцев, которые, поддерживая Чан Кайши, чувствовали себя полу-
хозяевами Китая в те далекие годы, он многому научился. Еще бы, пытливый, тянущийся к
техническим знаниям молодой человек, восхищавшийся достижениями американской науки
и техники, он с жадностью постигал секреты самых совершенных в те времена технологий.
Особенно в области радиоэлектроники. И военные спецы, ощущая в русском китайце тягу
к знаниям, освоению нового, передового, не раз предлагали ему уехать в Штаты.
– Конечно, на фоне настоящих специалистов-американцев мне было трудно выйти на
первые роли. Но я очень старался.
Я очень быстро освоил все радиоэлектронные передатчики. Потрошил их вдоль и
поперек, до самой внутренней обмотки, до последнего винтика. И вот приезжает из Америки
большая группа специалистов по антеннам. Им была необходима устойчивая и надежная
связь с Сан-Франциско, с островом Окинава, где у них стояли военные базы. Меня предста-
вили начальнику группы господину Смоллу. И он сказал: «Анатолий, я представляю ACS,
я дам тебе возможность прослушать курс по самой закрытой аппаратуре, но для этого надо
пройти собеседование». «Что ж, надо так надо, я готов», – твердо ответил я.
Сняли с меня отпечатки пальцев, причем со всех пяти (это у них считалось высшим
допуском к секретной работе), и тут же дали разрешение на работу с самой закрытой инфор-
мацией. И я, конечно же, сполна воспользовался представившейся возможностью – познал
все. И помог группе навести непрерывный воздушный мост за сотни и тысячи километров.
Я настраивал передатчики так, что работали они безотказно и выполняли все необходимые
американцам военные функции.
А дальше произошел неожиданный для всех инцидент, который мог бы закончиться
для меня трагически. Мой контракт с американцами заканчивался в конце 1947 года, но в
ночь на Рождество рухнули на землю сразу три самолета. Причина – команда, причастная к
обслуживанию полетов, напилась вдрабадан. Я весь в сборах к отъезду в Советский Союз,
а пришедшие гости из аэродромного начальства стали меня уговаривать продлить контракт.
«Мао наступает, и нам надо продержаться несколько месяцев». И снова позвали меня пере-
дислоцироваться с ними на Окинаву. «Спустя год-два ты получишь вид на жительство в
Америке», – заманивали они.
Ну а пока мне надо было исправлять кризисную ситуацию. Как говорится, назвался
груздем – полезай в кузов. Начал с ремонта маяка, без сигналов которого самолеты летать
не могли. Пришел в помещение и поразился – повсюду валялись банки из-под пива. Да,
здесь была хорошая попойка. Старший по дежурству на маяке американец, увидев меня,
обрадовался и обратился к Метцу, инженеру, выходцу из Германии: «Вот приехал Толя, он
тебе, Метц, поможет». А тот в ответ, зло и резко: «Не надо мне помощи, эти русские – наши
враги». Что мне было делать? Как вести себя? Я повернулся и направился к двери. Америка-
нец закричал: «Нет, не уходи». А Метц в ответ: «Ах так, тогда или я, или он». И американец
отрезал: «Метц, ты можешь уйти с маяка». И оскорбленный Метц пулей выскочил вон.
А я довольно быстро – в течение двадцати минут – определил причину аварии, нашел
место поломки: надо было заменить конденсатор и трансформатор. Мне тут же их доста-
вили, я все наладил, и уже через час маяк снова заработал.
Выполнив просьбу-задание командования, я с легким сердцем направился в столо-
вую. Была суббота, и я знал, что по субботам служащих части кормили бесплатно и только
выпивка – виски – стоила три доллара. Выпивать мне не хотелось, и, скромно устроившись за
свободным столом, я начал трапезу. И вдруг, по-видимому, узнав, что «русский враг» устра-
Ф. Н. Медведев. «Мои Великие старики»
240
нил неполадки на маяке, и не в силах пережить такое унижение, пьяный Метц с криком
«Я покажу сейчас этому русскому!» ворвался в столовую. В руках он держал 16-зарядный
карабин-полуавтомат и сразу же направился в мою сторону. «Я убью тебя, я размозжу тебе
голову!» – орал он во всю глотку. И нажал на спусковой крючок. Прямо в упор. И здесь
произошло странное – оружие дало осечку. Вообще – и это особая тема – я замечал, что
много раз в моей долгой жизни в самые критические моменты судьба поворачивалась ко
мне лицом. Так было и здесь – щелчок, а звука нет. Американцы, поняв, что дело серьезное,
схватили нападавшего за руки, выхватили оружие и скрутили бузотера. Потом много раз я
вспоминал ужасный эпизод и думал о том, что смерть дышала мне в затылок. Но, видно,
было еще рановато. Разве мог я предположить, хоть на мгновение, что пройдет всего лишь
год с небольшим, и в глаза смерти я буду смотреть много раз. И это будет далеко от Шанхая,
на родине моих предков.
Ф. Н. Медведев. «Мои Великие старики»
241
Побег в СССР
– Как я уезжал, а точнее бежал, из Китая? Почти детективно. Американцы, с которыми
я работал, относились ко мне очень хорошо, уговаривали уехать в Америку и продолжать с
ними работать. Среди них был Джеймс Лейкин. Мы были с ним настоящими друзьями.
Контракт с американцами заканчивался, но они были на сто процентов уверены, что я
уеду в Америку. Они знали, что сестра прислала мне письмо с приглашением. Но я уже уво-
лился с работы. Поскольку я продал свое жилье, то временно поселился в квартире совет-
ского посла. Стал чувствовать, что за мной следят – звонили, проверяли, дома ли я. Ясно
было, что вот-вот прихватят. И я задумал опередить преследователей – в 8 часов вместо 12-
ти прибыл на теплоход «Гоголь», стоящий под парами для отправки в сторону Владивостока.
Ступив на трап, я мгновенно оказался на территории Советского Союза. А в 11 часов к при-
чалу неожиданно подъехали два джипа с американцами. В одном из них сидел Джеймс Лей-
кин. В его глазах был ужас. Он понял, что я уезжаю, что я его предал.
Ф. Н. Медведев. «Мои Великие старики»
242
КГБ: допрос с пристрастием
– Осенью 1947 года я прибыл в Советский Союз. Поселился на Урале. Потом вместе с
женой и маленьким сыном перебрался в Свердловск. В городке чекистов я получил комнатку.
Офицерский паек давал возможность нормально существовать. Вроде бы все шло хорошо.
Но вот в один прекрасный день, как сейчас помню, 4 сентября 1949 года, сижу я в мест-
ной киностудии научно-популярных фильмов и выполняю свою работу. Раздается телефон-
ный звонок: «Вы можете прийти в МГБ?» (Министерство государственной безопасности.)
«Конечно, приду», – спокойно ответил я.
Приезжаю, докладываю, захожу в кабинет генерала Золотова. «Ну, как живешь?» –
«Нормально, сейчас занимаюсь дубляжом фильмов „Суд чести“, „Сельская учительница“
и других. Перевожу на французский, немецкий и английский». Генерал в ответ: «Мы это
хорошо знаем». И сразу же без всякой паузы: «Но у нас есть мнение, что ты не борешься
за советскую власть». Вопрос для меня был неожиданным. «А как я, собственно, должен за
нее бороться? Расскажите, посоветуйте, какую борьбу я должен вести за советскую власть?
Считаю, что, занимаясь фильмами „Ленин в Октябре“, „Суд чести“, я и борюсь за нее как
могу. Что же еще я должен делать?» – «Да, но вокруг тебя шпионы, Власов, Петров, Сидоров.
Они же шпионы». – «Если они шпионы, хорошо, что вы их обнаружили. Просто здорово!»
– «Здорово-то здорово, – продолжал генерал, – но только вот что: я сейчас иду обедать. Даю
тебе три листика бумаги, и ты должен написать все, что тебе известно о шпионской деятель-
ности внутри киностудии. Напиши, что эти люди завербованы в Шанхае и прибыли в СССР
с определенными заданиями». Я говорю, что мне незнакомы эти фамилии и я ничего не
знаю об их шпионской работе. «Как не знаешь?» – раздраженно, с упреком и, по-видимому,
с разочарованием продолжает наступать на меня Золотов. «А вот так, не знаю», – отрезал я.
«Ну ладно, заканчиваем наш разговор, повторяю: я иду обедать и к моему возвращению ты
должен написать все, о чем я тебе сказал». И хлопнул дверью, оставив меня один на один
с чистыми листами бумаги.
Что делать? В Свердловске осень, погода сырая, мрачная. Настроение паршивое. Взял
ручку и коротко написал о том, что, да, я знал хорошо этих людей, что, как и я, они всегда
стремились в Советский Союз. Хорошо работают, всем довольны.
Вернувшись с обеда, генерал сразу же заглянул в мои записи и покраснел, как помидор.
«Ты что, дурака из меня делаешь? Тебе сколько лет?» – «Двадцать семь». – «Двадцать семь
плюс двадцать пять – сколько это будет?» Я говорю, что довольно много, пятьдесят два года.
«Так вот, – устрашающе продолжал экзекуцию глава свердловского МГБ, – если сейчас здесь
же не напишешь всего, о чем я говорил, ты выйдешь на свободу через двадцать пять лет».
Что мне было делать, как отвечать на эту угрозу? Но я, как ни странно, довольно спокойно,
а может быть, и уже обреченно сказал: «Писать ничего не буду». «Не будешь?» – зловеще
заорал генерал и нажал какую-то кнопку.
Пришли люди, сняли с меня галстук, американские (довольно хорошие) часы. И нача-
лось следствие. А точнее, банальный допрос.
И пошло-поехало… мне то не давали спать, то вызывали к следователю. Так продол-
жалось несколько месяцев. Я не мог понять, чем все это закончится, что со мною будет.
И вот 31 декабря 1949 года мне зачитывается приговор Особого совещания: «20 лет
исправительно-трудовых лагерей. Поражения в правах нет, ссылки нет». Подписывать соб-
ственный приговор я отказался, считая, что «наказание» сфальсифицировано и я его не
заслужил.
Но мои эмоции и мое возмущение никого не трогали. Меня отвезли в тюрьму, и стал
я вместе с другими арестантами готовиться к этапу.
Ф. Н. Медведев. «Мои Великие старики»
243
В Степлаг – на 20 лет
Привезли нас в Голодную степь, где располагался один из лагерей для заключенных.
В Степлаге выжить было трудно, мне повезло, что я не попал в общий поток пригово-
ренных к гибели.
А спас меня случай. Идя однажды на работу в каменоломни, я увидел в стороне от
дороги валявшиеся бесхозные моторы. Они свое отслужили, но мне пришло в голову пред-
ложить бригадиру их восстановить. Я это умел, понимал, что надо делать. В ответ меня
направили к начальнику, русскому немцу, который тоже отбывал срок. Я предстал перед ним
и довольно решительно предложил свои услуги по перемотке утраченного механизма. И
сделал все как надо. С этого момента моя жизнь изменилась: конкретная работа, нормальное
питание, из скелета я стал превращаться в нечто похожее на человека. И уже через шесть
месяцев вместо объявленных двадцати лет меня выпустили из Степлага и переправили в
Москву. Как специалист я понадобился в шарашке, той самой, которую позже опишет Алек-
сандр Солженицын в «Круге первом».
Ф. Н. Медведев. «Мои Великие старики»
244
Шарашка, Солженицын, Копелев…
– С Александром Солженицыным мы были в одной Марьинской шарашке. Но встре-
титься с ним не пришлось по простой причине: когда меня привезли, его уже там не было. Но
из бесед с Львом Зиновьевичем Копелевым, другим знаменитым «марьинским» сидельцем,
с которым мы подружились, из разговоров с людьми, жившими бок о бок с Александром
Исаевичем, я многое узнал о будущем авторе «Архипелага ГУЛАГ».
Копелев многому меня научил. Например, писать прошения, ходатайства. Он звал
меня Сисан, по-китайски «учитель». Потому что я тоже старался всем помогать выживать
в неволе. «Не пиши длинных просительных писем, – говорил Копелев, – никаких пяти или
шести страниц. Все излагай на одной. Начальство не любит читать большие рапорты. Суть
дела излагай емко и скупо». И я написал: «Не понимаю, что такое „Особое совещание“. Я
вырос в Китае и приехал в СССР из Китая. Прошу пересмотреть мое дело и, если виноват
и сознаюсь в своей вине, прошу расстрелять». Я написал и Ворошилову, он тогда был пред-
седателем Президиума Верховного Совета СССР.
Ф. Н. Медведев. «Мои Великие старики»
245
Смертельный укол
– Много в моей жизни было тяжелого, страшного, унижающего человеческое досто-
инство. И, наверное, я человек неслабый, если многое сумел пережить. Но одно обстоятель-
ство, связанное с моим заключением и работой в закрытой воинской части № 1201, не дает
мне покоя до сих пор. Я говорю об этом впервые.
После окончания срока «наказания» в отдельном лагерном пункте тюремного отдела
КГБ при Совете Министров СССР 16 мая 1955-го, я, конечно, ждал реабилитации. Работал
в должности старшего инженера. У власти был Хрущев, и этот короткий период его правле-
ния Эренбург назовет «оттепелью». Но оказалось, что вся эта государственная камарилья,
которой я был вынужден служить верой и правдой, продолжала замышлять против меня и
таких же, как я, воистину шекспировскую месть и казнь. Да что Шекспир, страдания его
героев – детские забавы в сравнении со страданиями тех, кто попал под молот чудовищной
карательной системы той эпохи.
Вместе со мной работали два сотрудника – Барышев и Надеждин, здоровые, крепкие
мужчины. Зимой они выбегали на снег, делали гимнастику, круглый год обтирались холод-
ным полотенцем. Они тоже, как и я, ждали реабилитации после освобождения. И вот как-
то их позвали в медсанчасть и предложили пройти оздоровительный курс лечения. Заклю-
чался этот курс только в одном – пациент должен был регулярно приходить к медсестре
для укола. И что же, неожиданно один за другим Барышев и Надеждин умирают. Один – от
инсульта, другой – от инфаркта. Все мы, знавшие их, были в шоке. И вот однажды симпатич-
ная молодая сотрудница санитарной части как бы между прочим предложила мне малость
подлечиться – пройти курс оздоровления. Я пришел к ней в кабинет в тот момент, когда она
перебирала медкарты, и краем глаза заметил, что под моей фотографией на плотной картон-
ной карточке было жирно выведено «Сов. секретно». Я еще подумал, что же совершенно
секретного в том, что со мной делают врачи и сестры? Ну вколют витамин С или какой-
то иной витамин. Мысль промелькнула, и я о ней тут же забыл, подставил свою руку для
банальной оздоровительной процедуры.
Вспоминает жена Анатолия Александровича Валентина Николаевна: «Я помню тот
день, помню, как это начиналось. Я пришла из института, где тогда работала, и стала мыть
окна. Толя, молодой, красивый в белоснежной рубашке и светлых брюках, сидел на диване.
И вдруг он попросил меня закрыть окно. „Закрой окно, мне плохо“, – вдруг четко сказал
он. Я посмотрела на него, выглядел он нормально, и я, подумав, что Толя шутит, продол-
жила свое дело. Но он снова уже более настойчиво бросил: „Закрой окно, мне плохо, я уми-
раю…“ – „Не выдумывай, дай мне домыть окно, завтра не будет времени“. „Вызывай „ско-
рую“, немедленно…“ – закричал муж. Я бросила на него взгляд: его всего трясло, зрачки
расширились. Так началась непонятная до сих пор болезнь. Приехавший врач недоумевал:
„Очень странно, человек вроде бы здоров“. Мы поместили Толю в Институт профзаболе-
ваний, но и профессор Кукушкин, которому он рассказал о грифе „Сов. секретно“, не про-
яснил картину. Я интересовалась у разных медицинских начальников, но никто ничего не
понимал. Короче говоря, тот единственный укол стал причиной повторяющихся приступов
головной боли и шума в ушах. Каждую ночь в течение многих лет мы вызывали „скорую“.
А вы, наверное, удивлялись, почему Анатолий Александрович временами как будто бы вас
не слышит?»
А. А. Тарановский:
– Из страшной смертной картотеки я знал только тех двоих, которых отправили на тот
свет. А карточек в ящике было много. Зачем они такое творили? Догадываетесь? Они не
Ф. Н. Медведев. «Мои Великие старики»
246
хотели оставлять свидетелей. Мы слишком много знали. Над страной вроде бы забрезжил
рассвет, люди стали легче дышать, и инквизиторы заметали следы.
2005
Советский разведчик русский князь Анатолий Александрович Тарановский скончался

---
family Sitnikov, Potekhina (Sofia Lukinishna), Taranovsky (Sofia Leonidovna), Anna Konstantinovna Bogdanovich/Nakamura, Georgy Y. Rott, Alexandra Trofimovna Sitnikova-Savrasova/Pokrovsky
annushkasempire
Почетный участник

annushkasempire

Сообщений: 127
Регистрация: 15 апр. 2015
Рейтинг: 31 

https://books.google.ru/books?id=VCynKuf3JBYC&pg=PA82&dq=Russian+musicians+in+China&hl=en&sa=X&ei=W2Y8VYKBJdbl8AWVt4DADw&ved=0CFYQ6AEwCQ#v=onepage&q=Russian%20musicians%20in%20China&f=false

---
family Sitnikov, Potekhina (Sofia Lukinishna), Taranovsky (Sofia Leonidovna), Anna Konstantinovna Bogdanovich/Nakamura, Georgy Y. Rott, Alexandra Trofimovna Sitnikova-Savrasova/Pokrovsky
annushkasempire
Почетный участник

annushkasempire

Сообщений: 127
Регистрация: 15 апр. 2015
Рейтинг: 31 


---
family Sitnikov, Potekhina (Sofia Lukinishna), Taranovsky (Sofia Leonidovna), Anna Konstantinovna Bogdanovich/Nakamura, Georgy Y. Rott, Alexandra Trofimovna Sitnikova-Savrasova/Pokrovsky
annushkasempire
Почетный участник

annushkasempire

Сообщений: 127
Регистрация: 15 апр. 2015
Рейтинг: 31 

Shanghai https://www.youtube.com/watch?t=21&v=lvnpq3QoVvY

---
family Sitnikov, Potekhina (Sofia Lukinishna), Taranovsky (Sofia Leonidovna), Anna Konstantinovna Bogdanovich/Nakamura, Georgy Y. Rott, Alexandra Trofimovna Sitnikova-Savrasova/Pokrovsky
annushkasempire
Почетный участник

annushkasempire

Сообщений: 127
Регистрация: 15 апр. 2015
Рейтинг: 31 

Harbin https://www.youtube.com/watch?v=phKvr0qJOfI

---
family Sitnikov, Potekhina (Sofia Lukinishna), Taranovsky (Sofia Leonidovna), Anna Konstantinovna Bogdanovich/Nakamura, Georgy Y. Rott, Alexandra Trofimovna Sitnikova-Savrasova/Pokrovsky
<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ >>>>>> ]
Модераторы: Gnom7, kbg_dnepr, Andrey Maslennikov
Генеалогический форум ВГД »   People and ancestors search in Russia »   For English speaking users; Für Deutschsprechende »   Sitnikov
RSS