Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Войны и генеалогия военных »   Гражданская война и Интервенция 1918-1922 гг. »   О судьбах лидеров Белой гвардии и русской эмиграции первой в
RSS


О судьбах лидеров Белой гвардии и русской эмиграции первой в

– в цикле передач «Русские вне России» на Радио «МАЯК»


<<Назад  Вперед>>Модераторы: ALEX1, Wojciech, chayka, ГЕРОдот
Harry
Долгожитель форума



РОССИЯ
Сообщений: 692
Регистрация: 2005
Рейтинг: 15 

Сообщение № 449 от Harry 12.07.2006

Уважаемые коллеги!
Цитирую:
«Цикл "Русские вне России" - о судьбах лидеров Белой гвардии и русской эмиграции первой волны. Выходит по вторникам и средам в 20.08 на федеральном "Маяке". Ведущий - Армен Гаспарян.» КОНЕЦ ЦИТАТЫ

В цикле передач: генералы Дроздовский, Марков, Алексеев, Корнилов, Туркул, Кутепов, Деникин ...

Более подробно о цикле передач и текст каждой из них по адресу
http://www.radiomayak.ru/schedules/11840/index.html#flag

Сегодня, 12.07.2006, в 20:08 мск – очередная, 16 передача
«Русские вне России – генерал Деникин», Часть 2

Приятного прослушивания и полезной информации!

С наилучшими пожеланиями,
Harry

---
История возникновения фамилии КАЙКОВЫ:
http://forum.vgd.ru/index.php?t=1233

The origin and roots of my family name KAIKOV (KAYKOV). I am searching for other people who also have this name in the world:
http://forum.vgd.ru/index.php?t=6028

abv
Долгожитель форума

abv

(Чебоксары), Москва2008 (,Болгария2013)
Сообщений: 1386
Регистрация: 2004
Рейтинг: 303 

Harry
Спасибо за ссылку. Очень сильные тексты, прошибающие слезу.
ГЕРОдот
Модератор раздела
Олег

ГЕРОдот

СамаРа, область
Сообщений: 855
Регистрация: 2009
Рейтинг: 593 

Русские вне России: генерал Врангель. Часть 1


Они на долгие годы были вычеркнуты из истории страны, в которой им не нашлось места. Этот цикл о судьбах изгнанников, о лидерах белого движения Гражданской войны в России. Один из них, генерал Врангель, однажды заметил: "Не могла почитаться Русской та армия, вожди которой заменили слово Россия - словом Интернационал".
"Белая армия, черный барон..." Кто же из людей старшего поколения не знает этих строчек, которыми большевики заклеймили одного из самых ненавистных офицеров Добровольческой армии?
Флигель-адъютант царя генерал Петр Николаевич Врангель воспринял Октябрьскую революцию как национальную катастрофу. Впоследствии он так отозвался о тех днях: "Великое слово "свобода" народ заменил произволом и полученную вольность превратил в буйство, грабеж и убийство". Не в силах наблюдать гибель императорской России, генерал ушел из армии, несколько месяцев жил в Крыму. Но уже в августе 1918 года барон Врангель прибыл в Екатеринодар, в штаб Добровольческой армии. В рапорте генералу Деникину он писал: "В начале Первой мировой войны я возглавлял эскадрон. Не думаю, что за эти годы я настолько постарел". В результате командующий назначил генерала Врангеля командиром 1-го конного корпуса. Буквально за несколько месяцев Петр Николаевич стал одним из кумиров Добровольческой армии. Уже в эмиграции его бывший офицер Николай Кудашев посвятил барону Врангелю такие строчки:
По всей России "сарынь на кичку",
В разгуле бунта, толпа ревела.
Нас было мало на перекличке,
Когда собрались под стягом белым.
Минули годы, померкли дали,
Но в наших душах надежда тлела,
Мы жили думой о генерале,
Мы ждали зова - "Орлы - за дело".
Врангель, обладая качествами смелого, лихого кавалерийского командира, опытом и знаниями военного стратега, искусством политического деятеля, был к тому же и очень честолюбив. По мере того как множились его боевые успехи, а с ними - популярность и авторитет в Добровольческой армии, у барона росли амбиции и рождались все более обширные планы. Летом 1919 года в кругах верховного командования Вооруженных сил Юга России остро обсуждался вопрос о дальнейшей стратегии борьбы с большевиками. Врангель был противником "московской директивы" Деникина, в соответствии с которой основные силы армии нацеливались на Москву. Генерал считал, что малочисленность войск и растянутость фронта делают предпочтительным соединение с Колчаком. От критики стратегических решений главнокомандующего Врангель перешел к прямым нападкам на все деникинское правление. Его многочисленные рапорты, содержавшие резкую оценку положения на фронте, распространялись в офицерской среде, вербуя барону немало сторонников, в основном из монархически настроенных кругов. Даже внешность и стиль поведения Петра Николаевича способствовали росту его престижа. В отличие от медлительного Деникина, большую часть времени проводившего в штабе, высокий, бравирующий военной выправкой Врангель стремился постоянно быть в войсках. Не удивительно, что поползли слухи о том, что в окружении барона готовится переворот. Разговоры эти дошли и до генерала Деникина. Позднее в своих "Очерках русской смуты" Антон Иванович вспоминал:
"Барон Врангель писал, что, "как человек мне искренно преданный, он высказал все, что наболело на душе, почитая бесчестным затаить камень за пазухой". Но высказал он не все - камень таился, и весьма увесистый. Непригодный совершенно в дни блестящих успехов армий Юга и при жизни адмирала Колчака, этот камень позже был брошен в водоворот разгулявшихся страстей, в трагический момент существования армии".
Развязка в отношениях двух генералов наступила в январе 1920 года, когда Деникин отстранил Врангеля от командования корпусом, отправил его в Крым без конкретного назначения, а через месяц уволил со службы. Барон уехал в Константинополь, где, по его воспоминаниям, в одном из бесчисленных кафе за чашкой турецкого кофе проходили встречи и беседы с бывшим царским министром Кривошеиным и правым кадетом Струве. Именно тогда окончательно сформировалась идея: "Левая политика правыми руками". Это означало, что белое движение должны были возглавить приверженцы монархизма и близкие им по духу единомышленники. При этом следовало проводить такой курс, который мог бы противостоять большевистской идеологии.
К слову сказать, гражданская жизнь Врангеля продолжалась недолго. После новороссийской катастрофы, когда остатки Добровольческой армии спешно откатывались в Крым, Деникин решил сложить с себя полномочия. По его приказу 22 марта 1920 года в Севастополе состоялось военное совещание, которое должно было решить, кто станет новым главнокомандующим.
Из Константинополя вызвали Врангеля. Собравшиеся генералы единогласно утвердили его как преемника Деникина. Между тем положение белых оставалось очень тяжелым, почти безнадежным. Для всех было ясно, что Гражданская война заканчивается победой красных. Англичане уже заявили о том, что прекращают военную помощь Врангелю. Однако, несмотря на тяжелейшее положение, добровольцы все еще удерживали Крым. Впоследствии, в эмиграции, многие стали упрекать Врангеля за его борьбу, по их мнению, бессмысленную. Но барон отвергал эти упреки и писал, что его целью было создать в Крыму такую систему, которая показала бы народу, что белые отстаивают его интересы. И действительно, Петр Николаевич, следуя идее "левой политики правыми руками", осуществлял аграрную реформу. Он ввел земское управление в волостях и восьмичасовой рабочий день. В своих воспоминаниях уже в эмиграции он отмечал:
"Необходимо было использовать возможность психологического воздействия на крестьянские массы, вырвать из рук наших врагов главное орудие пропаганды против белого движения: всякое подозрение в том, будто бы цель нашей борьбы с красными - восстановление помещичьих прав на землю и месть за их нарушение. Споры, неудовольствия, раздоры вокруг земельного вопроса должны смолкнуть".
Твердой рукой приведя находившиеся в Крыму войска в порядок, барон перешел в наступление. Добровольческая армия штурмом взяла Мелитополь и большую часть Северной Таврии. Однако попытки перенести боевые действия на Дон и Кубань не увенчались успехом. В то время Врангель уже прекрасно понимал, что одна губерния против огромной Красной России долго не устоит, но за это время он рассчитывал подготовить организованную эвакуацию Белой армии для продолжения борьбы. 2 ноября 1920 года 126 судов, на которых находилось более 145 тысяч человек, покинули Россию. По признанию многочисленных очевидцев и самих красных, эвакуация армии и всех желающих из числа гражданских лиц была организована идеально. Врангель заранее подготовил все корабли, разработал план и осуществил его в полном объеме. Русская армия ушла из Крыма непобежденной и не павшей духом.
Сам же главнокомандующий, генерал Петр Николаевич Врангель свои воспоминания о Гражданской войне закончил такими словами: "Тускнели и умирали одиночные огни родного берега. Прощай, Родина! Господь помог исполнить долг. Да благословит Он наш путь в неизвестность..."

Прикрепленный файл b_1735.jpg
ГЕРОдот
Модератор раздела
Олег

ГЕРОдот

СамаРа, область
Сообщений: 855
Регистрация: 2009
Рейтинг: 593 

Русские вне России: генерал Врангель. Часть 2


Они на долгие годы были вычеркнуты из истории страны, в которой им не нашлось места. Этот цикл о судьбах изгнанников, о лидерах белого движения Гражданской войны в России. Один из них, генерал Врангель, однажды сказал: "Перед грозной действительностью личная жизнь должна уступить место благу России".
После эвакуации в Турцию Петр Николаевич Врангель вел переговоры с бывшими союзниками о сохранении армии как боевой силы. Всем желающим сойти на берег и продолжить жизнь в качестве беженцев была предоставлена полная свобода. Но таких нашлось немного. В основном чины Добровольческой армии верили, что борьба с большевизмом еще не закончена и генерал Врангель снова поведет Белую гвардию в бой. Для армии определили в качестве места постоянной дислокации турецкий полуостров Галлиполи, где разместился 1-й корпус генерала Кутепова. Казачьи части оказались на острове Лемнос и в селение Кабакджа. Русский флот встал на вечную, как потом выяснилось, стоянку в Бизерте. Союзники в который уже раз предали русскую армию - генерал Врангель был изолирован от своих частей, видел их только по особо торжественным случаям. От него требовали немедленно распустить войска и перевести солдат и офицеров на положение беженцев, так как к тому времени Англия и Франция установили дипломатические отношения с Советской Россией. Но Петр Николаевич не сдавался и упорно искал дальнейшие пути сохранения армии. Вот почему даже те добровольцы, которые сначала не признавали Врангеля, не простив ему травли Деникина, прониклись к барону искренним уважением. А один из галлиполийцев, генерал Николай Шинкаренко, посвятил главнокомандующему такие строчки:
Ваши казаки под стражей сенегальцев,
И Корниловцы в тоскливых лагерях.
Но с тех пор, как ваша армия -
Лишь армия скитальцев,
Даже Русский ветер скован и не смеет дуть в степях.
А пока штандарты в вашем кабинете.
Спит и не проснулась память славных дат.
И живет лишь жест на конном стилизованном портрете...
Вам осталась лишь любовь израненных солдат.
В конце концов Врангелю удалось уговорить правительства Болгарии и Королевства сербов и хорватов принять к себе русских воинов. На Балканах многих бывших офицеров даже зачислили в регулярную армию. Однако средств для содержания Белой гвардии у барона не было. Постепенно части переходили полностью на самообеспечение. Солдаты и офицеры разъезжались по миру. Армия Врангеля растворялась в море гражданских беженцев и грозила прекратить существование как вооруженная сила. Поэтому 1 сентября 1924 года последовало распоряжение Петра Николаевича об образовании Русского общевоинского союза, во временном положении которого говорилось: "РОВС образуется с целью объединить русских воинов, сосредоточенных в разных странах, укрепить духовную связь между ними и сохранить их как носителей лучших традиций и заветов Российской императорской армии". С этого момента регулярная Русская армия стала состоять из многочисленных полковых объединений, сведенных в отделы по местам проживания бывших белых воинов. На совещании представителей региональных союзов в Белграде Врангель произнес слова, которые стали фактически девизом русской военной эмиграции:
"Борьба за родину не закончена, армия ныне в изгнании, в черном труде, как некогда на поле брани, отстаивает честь России. Пока не кончена эта борьба, только смерть может освободить русского воина от выполнения долга. Так, окруженный врагами, отбивая знамя, призывает к себе остатки родного полка командир знамённого взвода".
Осенью 1926 года генерал Врангель покинул Сербию и перебрался в Бельгию. В доме, который он занимал в пригороде Брюсселя, проживали, кроме самого генерала, его жена, четверо детей, повар и денщик. В начале марта 1928 года денщик Врангеля Яков Юдихин обратился к генералу с просьбой приютить на несколько дней своего брата, тоже бывшего солдата, приехавшего к нему в гости. Позднее выяснилось, что брат этот, о котором Юдихин никогда раньше не говорил, был матросом советского торгового корабля, стоявшего в это время в Антверпене. Через несколько дней нежданный гость уехал, а 18 марта Врангель внезапно заболел. Приехавшему из Парижа знаменитому русскому врачу Алексинскому Петр Николаевич жаловался: "Мозг против моего желания лихорадочно работает, голова всё время занята расчётами и вычислениями. Я не могу с этим бороться... Картины войны всё время передо мной, и я пишу всё время приказы, приказы, приказы!" Диагноз, который поставил Алексинский, изумил всех - интенсивный туберкулёз. Ведь за свою жизнь генерал ни разу туберкулёзом не болел. Между тем в самом начале марта Врангель посетил расположенные на севере Бельгии угольные шахты, в которых работали бывшие чины Русской армии. Известно, что среди рабочих свирепствовала эта страшная болезнь. А тогда генерал Врангель не только принимал парад своих сослуживцев, но и неоднократно спускался в шахты. Там-то и мог он заразиться, тем более что Петр Николаевич уже был серьёзно простужен и получил врачебное предостережение о нежелательности такой поездки. Мать генерала, Мария Дмитриевна Врангель вспоминала:
"Это были 38 суток сплошного мученичества! Его пожирала сорокаградусная температура. Он метался, отдавал приказы, порывался встать. Призывал секретаря и делал распоряжения до мельчайших подробностей".
Болезнь прогрессировала... 25 апреля 1928 года Врангель скончался. Последними его словами были: "Боже, спаси армию". При вскрытии в организме было обнаружено большое количество туберкулёзных палочек явно внешнего происхождения. На следующий день парижские газеты писали: "Циркулируют упорные слухи о том, что генерал Врангель был отравлен". Якобы Петр Николаевич говорил одному из друзей, что ему стоило бы предпринять крайние меры предосторожности в отношении своего питания, так как он опасается отравления.
6 октября 1929 года останки генерал-лейтенанта барона Врангеля, как он завещал, были перенесены под своды выстроенного бывшими белыми воинами православного храма в Белграде, где хранились 156 знамен Русской армии. В почетном карауле с траурными венками, на которых были слова "Любимому главнокомандующему от его галлиполийцев", стояли бывшие офицеры Добровольческой армии. Корниловцы, дроздовцы и марковцы не могли сдержать слез. Один из них, Николай Кудашев сумел тогда найти, может быть, единственно верные слова, пронизанные горечью этой невосполнимой утраты:
Осиротели Твои орлята.
Наш вождь скончался в стране далекой.
Красиво кончен удел солдата,
Борьбы неравной и одинокой.
Его не стало по воле Бога...
Мерцают свечи на панихиде...
Как рано умер, ведь нас не много
И мы гонимы в своей обиде.
Ради справедливости стоит сказать, что версия отравления Врангеля советской разведкой, чрезвычайно популярная в эмиграции, до сих пор ничем не подтверждается. Личный секретарь барона Котляревский никогда не принимал всерьёз разговоры об убийстве. Больше того, он постоянно напоминал, что в январе 1919 года генерал перенес тяжелейшую форму тифа и лишь чудом остался жив, а последствия этой болезни, как считают медики, могут проявляться самым неожиданным образом даже спустя много лет. Да и денщик Юдихин, вопреки многочисленным слухам о том, что он бежал сразу вслед за братом, на самом деле никуда не скрывался, а продолжал жить в Брюсселе, открыв мастерскую по починке швейных машин. Как бы то ни было, Белая армия лишилась своего главнокомандующего. Человека, который много раз повторял: "Я готов служить в освобожденной России даже простым солдатом".

Прикрепленный файл b_1736.jpg
DVK_Dmitriy
Долгожитель форума

DVK_Dmitriy

Киев
Сообщений: 5488
Регистрация: 2010
Рейтинг: 6057 

Русская армия в изгнании.

Буклет из двенадцати открыток.



---
Кременецкие, Лазаренко, Бабенко, Чаплины, Абакумовы, Орловы, Белоконь, Тхор.
Интересуюсь родом Кременецких от Аслана-Мурзы-Челебея.
<<Назад  Вперед>>Модераторы: ALEX1, Wojciech, chayka, ГЕРОдот
Генеалогический форум ВГД »   Войны и генеалогия военных »   Гражданская война и Интервенция 1918-1922 гг. »   О судьбах лидеров Белой гвардии и русской эмиграции первой в
RSS

Реклама от YouDo