Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   СТРАНЫ И РЕГИОНЫ »   Украина (Україна) »   Украина, условно Восток »   ЗАКУТНИЕ ХУТОРА, слобода Змиевского уезда
RSS


ЗАКУТНИЕ ХУТОРА, слобода Змиевского уезда

Все что знаю на сегодняшний день о слободе Закутние хутора Змиевского уезда, сегодня с. Закутневка Первомайского района


<<Назад  Вперед>>Страницы: 1 2 3 4 5 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vitaly, РоманС, татиа, Ёжик
Андрей Парамонов


Первомайский район по-прежнему представляет собою белое
пятно в истории. Археологи и историки обошли нашу родину
стороной. Краеведение в районе уже более 35 лет пребывает
в зачаточном состоянии. Главным источником для изучения
краеведения в школах остается книга «История городов и сел
Украины, Харьковская область». Это уникальное издание,
но даже по мнению его главного редактора — академика
П. Т. Тронько, книга устарела. Многие факты изложены не-
верно, а целые столетия пропущены. История Первомайского
района в этой книге содержит массу ошибок, начиная с истории
образования самого города Первомайский. При этом следует
упомянуть, что для переиздания будущей книги с добавления-
ми новых исследований создана специальная редакционная кол-
легия, издан указ Президента Украины от 23.01.2001 г. «О
положениях для поддержки краеведческого движения». А еще ранее
в распоряжении Президента от 19.10.2000 г. «Об обеспечении
подготовки комплексного развития малых городов Украины» го-
ворится о начале подготовки к изданию книги «История
городов и сел». В сентябре 2001 года на X Всеукраинской кон-
ференции по историческому краеведению, говорилось о новых
решениях правительства, из которых следует, что подготовку
издания краеведческой литературы должны взять на свое обес-
печение местные бюджеты, а вот издание этих книг должно
осуществляться из госбюджета. При этом следует упомянуть
об обязательной необходимости в данном случае тесного сотруд-
ничества с учеными-историками.
Три года изучая документы в Государственном архиве Харь-
ковской области, я выбирал самые малейшие факты касающиеся
истории Первомайского района. Пусть не совсем полноценными
и зрелыми были первые книги из серии «Древности Первомай-
щины», вышедшие в 2000 году, но зато они раскрывали новый
фактический материал, ранее не известный. В 2001 же году мы
не издали ни одной книги по истории нашего района. При этом
надо отметить тот факт, что другие районы оплачивают услуги
архива за выявление документов в размере не менее 2400 гривен, в
то время как в нашем случае необходимо заплатить только за
издание книги. И сегодня мне уже не так интересно работать с
документами по истории моей родины, ведь никто не уделяет
ей достаточного внимания. Поэтому доклад на Всеукраинской
конференции в Донецке я делал о помещиках Самборских из
Изюмского уезда. На V «Слобожанских Чтениях», проходивших
в художественном музее Харькова, и на Исторической конферен-
ции в Сумском педагогическом университете — о семье первого
харьковского авиаконструктора Гризодубова. А в издательстве
готовы выйти книги об истории села Каменка Изюмского района,
об Изюмской и Змиевской милиции, о дворянах Розальон-Сошаль-
ских из Купянского уезда. Для периодических изданий Украины и
России статьи о В. Н. Каразине, семье Данилевских, селе Малы-
жино Золочевского района, имениях барона Кенига. Отсутствие
статей о Первомайщине вызвано только отношением к таким
исследованиям местных органов власти в Первомайском районе.
А между тем работу по выявлению исторических документов
я начинал только для того, чтобы белых пятен в истории Пер-
вомайского района не было. Да и сегодня моей самой большой
мечтой является издание полной энциклопедии по истории Пер-
вомайского района. На сегодняшний день к ней подобранно мате-
риалов на более чем 10 000 терминов и фамилий наших предков
и земляков. Среди них офицеры, артисты, ученые, художники и
просто крестьяне. Меня переполняет гордость от того, что еще
в 1879 году мещанин из села Алексеевка Михаил Калинин разра-
ботал проект подводной лодки, и он сегодня хранится в военно-
историческом музее г. Москвы. А сколько еще таких неизвестных
фактов таят в себе архивные документы!
У книги, которую вы держите в руках, своя история. Ее
издание инициировал руководитель сельскохозяйственного пред-
приятия села Закутневка — Николай Алексеевич Приходько. На
перечисленные его хозяйством деньги данная книга была подго-
товлена к изданию. В какой-то момент мне стало жалко свой
труд, и я решил любой ценой выпустить книгу о Закутневке,
пусть и маленьким тиражем.
В этом сборнике документов впервые рассказывается об обра-
зовании в Орельских хуторах новых поселений. До этого историю
заселения междуречья рек Орели и Орельки никто не описывал.
Естественно, что рассматривать в этой книге только лишь село
Закутневку не имело смысла, тем более что и другие села могли
бы получить хоть какую-то информацию об истории заселения
этих земель. Да и в сегодняшнее село Закутневка входит множе-
ство ранее стоявших отдельно хуторов и деревень. Это хутора
Ивашковка, Бакаевка, Закутный, Химичевка, деревни Орловка,
Владимировка и Беляевка. Рассказывая о строительстве храма в
Преображенском (Мироновке), я хотел подчеркнуть, что именно
там был построен первый храм в Орельских хуторах, что жители
Закутневки многие годы были прихожанами этой церкви и внесли
немалую лепту в его строительство и благоустройство.
Многим покажется, что исторические факты, изложенные в
этой книжечке, оторваны от действительности. На самом деле
это сегодняшние жители Первомайского района оторваны от
настоящей истории своего края. То, что могут сегодня расска-
зать старики, необходимо записывать и хранить в своем музее,
но нельзя не считаться с фактами, содержащимися в архивах
и исторической литературе. Мне бы хотелось, чтобы молодое
поколение не совершало ошибок своих родителей, не забывало за-
глядывать в книги, в музеи и архивы, искало в своих предках то
лучшее, что мы сегодня так не по-родственному забыли и преда-
ли. Гордиться историей своей родины — это великая честь для
каждого из нас.
Андрей Парамонов


ХУТОР ЗАКУТНЫЙ ИЗ ГРУППЫ
ОРЕЛЬСКИХ (ВОДОЛАЖСКИХ) ХУТОРОВ

Первым человеком, который с исторической точки зрения
упомянул Орельские хутора, был Филарет («Статистическое
описание Харьковской Епархии», 1857 год). И хотя к тому вре-
мени Орельских хуторов не существовало, а вся территория
называлась Преображенской волостью и входила в Змиевской
уезд, именно Харьковская епархия приложила немало усилий к
образованию достаточно хорошей административной единицы,
опередив в этом отношении губернское начальство на целых пять
лет. Но Филарет ошибается в дате закладки первого каменно-
го храма в Преображенском, а также ошибочно причисляет к
Орельским хуторам слободу Ефремовку, расположенную у истока
речки Орели (крепость Тройчатый буерак известна с 1730 года,
а в 1731 году императрица Анна Иоанновна переименовала ее
в крепость Ефремовскую). При этом о селе Закутневка ни слова,
несмотря на то, что слобода Закутние хутора известна сегодня
в первую очередь по документам епархиальным.
Чтобы подробно рассмотреть заселение Орельских хуторов,
следует определить само понятие «Орельские хутора». Орельс-
кими хуторами называлось междуречье речек Орель и Орелька
(Сухая Орель). В давние времена эти земли использовали кочев-
ники как пастбища для своих лошадей и древних поселений здесь
не было. Слишком близка была степь. Зато в вершине Орельки
располагалось полукочевое племя татар. Еще в 1673 году отсюда
была совершена попытка разграбления Мерефы и Змиева. После
разгрома этой «орды» о кочевье в вершине Орельки больше не
упоминается.
До 1775 года Орельское междуречье пустовало. Фактически
оно принадлежало Орельской паланке Запорожской Сечи, (центр
её располагался в нынешнем Краснограде), но земли эти казака-
ми не использовались. Они пустовали до 1780 года, когда были
подарены казакам Харьковского Слободско-украинского полка
— жителям слобод Караван и Новая Водолага. С тех пор Орель-
ские хутора назывались и Водолажскими.
Водолажцы не торопились заселять эти земли, но использо-
вали их для сенокошения, летних пастбищ, изредка занимались
хлебопашеством. Жильём служили шалаши из тростника. Адми-
нистративного устройства не было, да и не могло быть. Жить
было неудобно, урожай погибал от частого градобития и от
повреждения различными грызунами, особенно сусликами. Пока на
Орели и Орельке не устраивали плотины, они были полноводны
и изобиловали рыбой. Озёра и плесы во время весеннего разлива
рек также наполнялись рыбой. Через всю территорию хуторов
проходила трактовая дорога Харьков — Павлоград. Жители
старались не иметь рядом поселений, так как проходящие во-
инские команды, ремонтеры, обозы, а также почтовые курьеры
могли потребовать лошадей, подводы, проводника или фураж.
И хотя за все это они расплачивались, оплата либо не всегда со-
ответствовала услугам, либо задерживалась. В 1796 году, после
ликвидации наместничеств, земли Орельских хуторов перешли в
Павлоградский уезд Екатеринославской губернии. Екатеринослав-
ское губернское начальство интересовала лишь оплата податей,
а живут на этой территории люди или просто используют землю
для своих нужд, им было все равно. Правда, из Павлограда изредка
приходили в харьковское губернское правление тревожные сигна-
лы: проживающие в Орельских хуторах жители занимаются
передержательством беглых крестьян — всякого рода разбой-
ников и грабителей. Дело в том, что отнесённые к Орельским
хуторам хутора Рассыпные были заселены гораздо раньше всей
остальной территории. Заселение происходило при поддержке
коменданта Полтавы Чичерина еще в 1750–1760 годы. После
перехода Орельских хуторов к казакам Харьковского полка из
слобод Новая Водолага и Караван на противоположном берегу реч-
ки Орельки начали селиться отставные казаки, причисленные в
разряд войсковых обывателей. Земли хватало на всех. Каждый
старался жить особняком. Так и получилось: сколько фамилий
— столько и хуторков; соответственно и название хуторов
было — Рассыпные. В 1811 году, когда на остальной территории
Орельских хуторов никто не жил, в Рассыпной числились семьи
из Новой Водолаги: Стукаленко, Головченко, Синолиценко, Серге-
енко, Гунченко, Семениченко, Кононенко, Демотченко, Косенко,
Стракуленко, Набоченко, Буриченко, Панченко, Дудник, Хлыст,
Кобзаренко, Хмелеченко, Андрущенко, Галущенко, Гарабцов, Ру-
диченко, Ткач, Усенко. Всего 91 мужская душа. Другая часть
населения Рассыпных хуторов состояла из подданных черкас
коменданта Алексеевской крепости, сына бывшего коменданта
Полтавы Николая Чичерина. Земли были обмежеваны еще в 1776
году. Организованные водолажцами Рассыпные хутора состояли
в тесной связи с хутором Чичерина, деревня которого называлась
Николаевка-Чичеровка*. Впоследствии все Рассыпные хутора
стали одним большим селом — Ржавчик. Совместные проверки
змиевским и валковским исправниками не выявляли никаких на-
рушений на территории засёленных Рассыпных хуторов.
Правами на эти земли заинтересовался в 1810 году Слобод-
ско-Украинский губернатор Иван Иванович Бахтин. К его удив-
лению, из Новой Водолаги прибыли с бумагами, подписанными
Екатериной Великой, старожилы — Михаил Абдула и Прокофий
Яковенко. Таким образом, земли остались за водолажцами. И
хотя на них никто не жил, водолажцы платили двойные подати
— в Екатеринослав (нынешний Днепропетровск) по территори-
альному признаку, и в Харьков — по месту постоянного житель-
ства (Новая Водолага и Караван относились к Слободско-Украин-
ской, впоследствии Харьковской губернии). В 1819 году жители
Новой Водолаги подают прошение императору Александру I о
возможности платить подать в одну Казенную палату — Сло-
бодско-Украинской губернии. Император милостиво издал Указ
от 29 октября 1820 года* о причислении Орельских-Водолажских
хуторов к Слободско-Украинской губернии — с условием, чтобы
* Свои владенные земли продал в середине XIX века подполковник Дмитрий Николае-
вич Чичерин. Часть его земли купили крестьяне хуторов Ржавец, Николенков, Лукашев,
входивших ранее в слободу Рассыпную. Мать Чичерина Анна Ивановна известна тем, что
подарила Рождество-Богородицкой церкви слободы Алексеевка серебряный ларец с моща-
ми неизвестного святого.
водолажские и караванские жители переселились в хутора на по-
стоянное место жительства. В этом указе впервые упоминается
о жителях Орельских хуторов. Правда, в справке от 23 февраля
1823 года говорится, что поселились люди в Хуторах еще лет 40
назад. Но само это утверждение довольно спорно, если учитывать
обзор валковского и змиевского уездных землемеров в 1821 году,
которые называют эти хутора глухим местом, где отсутствуют
постройки, дороги, сады и мало распаханных участков.
Прежде чем значительная часть людей решила переселиться
в Орельские хутора, прошло полгода. 13 мая 1821 года в Хуторах
значится 19 хуторов и 2881 мужского пола душа. Именно по
мужским душам считали население. Именно на мужскую душу
в Орельских хуторах полагалось по 5 десятин 185 квадратных
сажень пашни и по 1 десятине 60,5 саженей леса.
Указ от 13 мая 1821 года причислял Орельские хутора к
Валковскому уезду Слободско-Украинской губернии, так как все
переселенцы были выходцами из сел Валковского уезда. Надо ска-
зать, что Орельские хутора не граничили с Валковским уездом, и
уже в 1822 году решили причислить их к Змиевскому. В этом же
указе перечисляются все хутора и количество земли, закрепленное
за хуторянами. Так, например, хутор Бакаев населяли 105 душ
мужского пола, хутор Иващенков — 84 души, хутор Закутный
— 119 душ, хутор Химичев — 51 душа. При этом отходило к
ним менее чем по 2 десятины земли на душу. Такая ситуация
сложилась оттого, что власти практически не контролирова-
ли переселение, и большинство первых переселенцев захватили
земли по 20–60 десятин. Дома строили на большом расстоянии
друг от друга. Так, в Кабанячих хуторах (слобода Преобра-
женская) на 300 семей приходилось более 60 хуторков. Из-за
земли возникали споры и ссоры, переходившие в побоища между
хуторами. Названия хуторам давались, например, по фамилиям
первопоселенцев. Хутор Николенков составили выходцы из села
Новое (ныне в составе Новой Водолаги): Николаенко Данило
Иванович, Иван Иванович и Василий Николаевич и другие (всего 16
человек мужчин). Из того же села переселились и другие фамилии:
Набока, Помазан, Гарькавый, Сосонный, Петрухнов, Носачев,
Зинченко, Бережной, Олейник. Хутор Лисовиновку заселили
выходцы из того же Нового: Лисовины Семен Тимофеевич, Иван
Тимофеевич, Григорий Саввич и Ефим Саввич, всего 34 мужчины.
Хутор Середовку заселили (также из Нового): Середенко Семен
Иванович и его семья (в которую входило 5 мужчин). Из слободы
Новая Водолага переселились сыновья Григория Герасимовича
Химченко и основали хутор Химичев. Дети Никифора Киптенко
(22 человека) образовали Киптевку. Дети Сидора и Ефима Ми-
хайловичей Кашпуренко основали Кашпуровку. Хутор Иващенков
основали сыновья Павла Степановича Иващенко — Василий и
Алексей. Из Новой Водолаги переселились и другие фамилии:
Лысокобылко, Кипоть, Гонтаренко, Кутя, Котенко, Цяцька,
Чухлатенко, Мироненко, Кадацкий, Семихат, Довженко, Слю-
сарь, Коломиец. Из Новой Водолаги произошел и род Зозулей.
У Корнея Герасимовича Зозули, 1727 года рождения, было 4 сына
— Антон, Василий, Прокоп и Емельян, которые переселились в
слободу Рассыпную (Ржавчик).
Другим принципом наименования сел был географический: ху-
тор Кабанячий — от балки Кабаньей, хутор Плисов — от речки
Плисовой (которая заключает в себе, как и речка Орелька, мно-
гочисленные глубокие плесы). Хутор Закутный расположился
в углу (закутке) речек Орелька и Плисовой.
Организация нормальной жизни в хуторах задерживалась из-за
окончательной передачи Орельских-Водолажских хуторов к Сло-
бодско-Украинской губернии. Чиновники из Екатеринославской
губернии считали, что для соединения хуторов со Змиевским
уездом достаточно лишь узкого перешейка в 2000 десятин,
в то время как чиновники из Харькова справедливо говорили
о невозможности такого узкого перешейка: тогда бы на карте
губернии вырос «аппендикс». Харьковцы требовали передачи зна-
чительного участка земли из Павлоградского уезда — порядка
133,5 тысяч десятин — это позволило бы выровнять границы
губернии. Окончательно вопрос был решен лишь 29 мая 1825 года
— после выхода указа Императора. Так в Змиевской уезд из
Екатеринославской губернии перешли села Сиваш, Булацеловка,
Грушино, Беляевка, Ракитное, Петровка и другие.
Другим камнем преткновения для переселенцев стала про-
дажа горячего вина (водки). Водолажские жители имели права
свободного винокурения; соответственно, переехав в Орельские
хутора, они считали это право закрепленным за собой и на этой
территории. Однако такого права в Орельских хуторах им не было
дано, так как содержатель питейного откупа в Павлоградском
уезде — Полтавский 1-ой гильдии купец еврей Лораш Зеленский
— платил в казну изрядную сумму денег за право торговли
вином, и конкуренция ему была ни к чему. Контролировать
же винокурение было трудно, так как волостное начальство
поначалу находилось в Новой Водолаге, за 40–60 верст от раз-
личных хуторов. Пока суть да дело, павлоградский купец Федор
Кожевников перекупил питейный откуп у Зеленского и с 1822
года организовал в Орельских хуторах 13 чарочных питейных
домов (шинков). Плата же акцизного сбора осуществлялась содер-
жателю питейных сборов ротмистру Хрущеву, который платил
подати в Екатеринославскую казенную палату. При передаче
Орельских хуторов в Слободско-Украинскую губернию за умень-
шение территории питейного откупа Кожевников потребовал
возместить ему убытки. Выяснилось, однако, что торговлю он
в своих шинках не ведет с 1824 года, так как жители Орельских
хуторов и местные помещики, производящие горячее вино (водку),
отказались от питейного откупа и решили платить поведерную
плату с произведенного горячего вина. Это практически лишало
смысла торговлю вином в шинках, что и послужило поводом
к закрытию Кожевниковым всех шинков. Естественно, ни о ка-
ком возмещении убытков речь уже не шла.
Отсутствие волостного правления в Орельских хуторах на-
кладывало и бесконечное число повинностей от проезжающих
военных команд, которые требовали возчиков, лошадей, корма.
Несколько крупных хуторских объединений боролись за право
называться слободой и волостным центром.
В 1823 году поверенные от обывателей — Федор Винник, Ва-
силий Поляцкий и Петр Котляренко — указывали в прошении к
губернатору об учреждении трех слобод: Верхней Орели в хуторах
Ганебных, Средней Орели (Мотузовки) — в хуторах Косенковых,
Нижней Орели (Лыговки) в хуторах Бутковских, а волостной
центр предлагали учредить в Средней Орели. Предложение рас-
сматривалось почти полтора года. За это время обыватели из
хуторов просто «забросали» прошениями губернское правление.
Каждый говорил о своих хуторах как о наиболее лучших и удобных
для волостного центра.
Губернское правление обоснованно выбрало другое место
для волостного правления — Кабанячьи хутора (Преображенс-
кое). Дело в том, что Харьковская Епархия после выхода указа
от 2–9 октября 1820 года разрешила жителям иметь молельный
дом и начать строительство каменной церкви Преображения Гос-
подня именно в Кабанячьих хуторах, через которые проходили
трактовая дорога Харьков — Павлоград, а также пути в Дон-
ские станицы и Крым. В 1822 году было организовано волостное
правление в Кабанячих хуторах, а в феврале 1823 года они пере-
именованны в слободу Преображенскую, что связано с началом
строительства церкви Преображения Господня. Здесь же уже
стояло более 120 домов и жило 300 семей. В рапорте № 46
от 25 мая 1826 года Слободско-Украинского Губернского Казен-
ных дел стряпчего имеются сведения об организации четырёх
слобод: Преображенской, Нижней Орели из хуторов Косенковых
и Бутковых (там же устроен молитвенный дом), Верхней Орели
из хуторов Ганебных и слободы Разсыпной (хутора Ржавец, Каш-
поров, Николаенков), и Закутней из хуторов по речке Орельке.
25 мая 1826 года последовало предложение губернатора об
утверждении всех слобод и волостного центра в Преображенской
слободе и объединении хуторов Бакаевых и Закутних. На каждую
мужскую душу положили по 5,185 десятины земли и 1,0605 деся-
тины леса. Таким образом, жителям Орельских хуторов были
переданы 15972 десятины земли, а 24000 оставшихся возврати-
ли помещикам, которые ранее передали свои земли под военные
поселения. Так в Орельских хуторах (на юге) появились деревни
Романовка, Казаковка, Левендаровка, Аполоновка, Григорьевка и
другие.
Отдельная история — строительство церкви в слободе Пре-
ображенской, она должна была действовать для всего прихода.
Место строительства выбрано было не случайно у дороги.
Первоначально открыли молельный дом, выбрали поверенных
строительства церкви: священника Дмитрия Цыбулевского
и обывателя Петра Котляренко. Духовная консистория выда-
ла поверенным просительную книгу для сбора пожертвований
на строительство храма. Обыватели собрали деньги, но повере-
ные повели себя вопреки воле большинства жителей Орельских
хуторов. Несмотря на то, что первым было разрешено открыть
молельный дом в Преображенской, поверенные истратили день-
ги на открытие молельного дома в Нижней Орели. Это вызвало
среди других обывателей недовольство, ведь Нижняя Орель на-
ходилась в стороне от других хуторов. И 22 августа 1822 года
на общем сходе жителей Орельских хуторов было решено поверен-
ных отстранить, причиной устранения в обращении к консисто-
рии послужило указание о «непостоянстве и невнимательности к
столь важному делу». Руководить постройкой общество избрало
священника Мураховского, «который в благонравии равно ж и в
честном поведении замечен», поэтому в должности попечителя
«сердечно желать его имели». Поверенными избрали жителей раз-
ных хуторов: Ивана Яковенко, Лаврентия Бакая, Якова Фесенко,
Савву Волошина. С этого времени священник Иван Мураховский
служит в церкви слободы Преображенской, а Дмитрий Цыбулев-
ский — в Нижней Орели.
Обыватели просили Консисторию об устройстве в будущем
храме двух престолов: Казанской Божей Матери и Иоанна воина.
Из Харькова пришел отзыв на прошение поселян, в котором опре-
делено, что церковь, как и задумывалось, будет с главным
престолом в честь Преображения Господня, а второй престол
Казанской Божей матери можно разместить на хорах, а также
разместить в храме икону Иоанна воина. Срок строительства
был определен в пять лет, если они к тому времени храм постро-
ить не успеют, то молитвенный дом будет закрыт, а дозволение
на постройку отменено. В августе 1822 года в Преображенском
молельном доме установили и освятили передвижной антиминс.
Обывателям разрешили собирать строительный материал с
тем, чтобы весной 1823 года начать строительство. Место для
храма осмотрели 16 октября 1822 года Благочинный протоиерей
Дмитрий Сильванский и заседатель от Валковского дворянства
Канивальский. Предполагалось, что на строительство храма по
плану губернского архитектора потребуется 35 000 рублей.
Строителями церкви стали мещане Черниговской губернии
Городницкого уезда из посада Добрянка Василий Несторович
и Иван Несторович Киреевы, с которыми 29 января 1823 года
был заключен контракт на сумму 28 100 рублей с материалами
строителей. Начать строительство предполагалось в мае 1823 г.
Через год должен быть был закончен цоколь, а окончено строи-
тельство должно было быть в 1826 году. Кроме денег строителям
обязались обыватели поставить 50 четвертей муки ржаной и 20
четвертей пшеничной, 2 четверти пшена, 10 четвертей гречки,
20 четвертей овса, 20 пудов сала, 20 пудов соли, 5 пудов коровьего
масла, 5000 штук сухой тарани, 75 баранов, 15 ведер конопляного
масла и каждое лето по 50 копен сена.
По проекту храм выглядел следующим образом. Против фаса-
да 12 колонн, под колокольней погреб с двумя дверьми. Кирпич был
двух сортов: две части наливного и одна часть подносного. Три
железные двери весили каждая по 20 пудов, а четвертая 10 пудов.
Каждая дверь стояла на шести крюках и имела внутренний за-
мок. Окон в храме было 14, в колокольне 4, в погребе 2. На окнах
стояли кубовые железные решетки и полубелое стекло. В стенах
устроены были ниши для книг и для церковной кассы. В храме
были печь и колодезь. Железо на кровлю обыватели требовали с
заводов Алексея Яковлева или Ивана Баташева, с весом 5 листов
не более одного пуда. Крышу предполагалось красить один раз
мумием и крыть в гребень на деревянные стропила. Снаружи и
внутри церковь оштукатурили грунтом из одной части мела и
одной части свинцовых белил, а затем выкрасили один раз ярью
и два раза медянкой (зеленый цвет). Все двери, решетки и все
металлические предметы окрашены были в зеленый цвет. Пол
в церкви устроили каменный. На колокольне церкви и алтаре
стояли по одному шару с крестами, вызолоченными червонным
листовым золотом. На фасадах храма и колокольни устроили
карнизы и пилястры.
Следует сказать немного и о строителях церкви — Киреевых.
Они перед этим строили церковь в слободе Ефремовка, во время
стро и тель ства вышел не боль шой конфуз: их обвиняли в
некрепкой постройке церкви, а также в изменении ими проекта
церкви. На самом деле Киреевы лишь упрочили здание Ефремов-
ской церкви и придали ей более благородный вид, что и отме-
тил архитектор, приезжавший для осмотра строительства.
Впоследствии изменения, которые внесли Киреевы, позволили
расширить эту церковь. Ложными слухами воспользовался свя-
щенник Цыбулевский, обиженный на обывателей недоверием
к своей персоне. Он написал жалобу на то, что церковь строится
непрочной. Архитектор, присланный для осмотра строящейся
церкви, нарушений и некачественной работы не нашел, более того,
обыватели настолько настойчиво защищали Киреевых, что все
вопросы по этому поводу отпадали и в дальнейшем.
Между тем строительство затягивалось. В октябре 1826 года
жители Кабанячьего хутора, а также хуторов по речке Орель-
ке жаловались, что сегодня между обывателями орельских
хуторов нет единодушия. Жители из Верхней и Нижней Орели от-
казываются помогать им в завершении каменного храма, так
как построили себе деревянный, молельный дом в слободе Нижней
Орели, подобный церкви и считают, что этого им довольно. Из Духов-
ной Консистории последовал отзыв, что если они не будут помогать
деньгами, провизией и подводами, то молельный дом, который
разрешено им иметь до завершения строительства каменной
церкви, могут и вовсе закрыть. Жители Верхней и Нижней Орели
согласились помогать. Сверх того уступили право распоряжать-
ся пастбищами, которые находились в совместном владении с
другими обывателями. Преображенцы и закутневцы сдали их
в аренду для выпаса скота обоянскому купцу 3 гильдии Архипу
Винокурову сроком на три года. За каждый год он выплачивал по
1500 рублей на строительство церкви. История строительства
церкви в Преображенском показывает, что первоначально все жи-
тели Орельских хуторов были более единодушными. Ведь до этого
они жили все вместе на довольно небольшой площади, которая
сегодня считается одним большим поселком — Новая Водолага.
И как разделились мнения людей в последующем, главным обра-
зом из-за несогласия считать волостным центром Кабанячьи
хутора, где вдобавок еще и каменную церковь начинают строить.
Следует отметить и тот факт, что были распространены и
имущественные споры за земельные участки, нередко заканчиваю-
щиеся судебными разбирательствами. Впоследствии напряжение
между жителями хуторов на речках Орельке и Орели нарастало
и, чтобы отделить их друг от друга, наряду с Преображенской
волостью, была учреждена и Нижнеорельская.
Подводя итоги, следует указать, что Закутный хутор впер-
вые упоминается в Указе от 13 мая 1821 года. 25 мая 1826 года
предложением Слободско-Украинского губернатора Закутние
хутора преобразованы в Слободу и к ним присоединены Бакаевы
хутора. Слобода Закутние хутора вошла в состав Преображен-
ской волости Змиевского уезда и в приход церкви Преображения
Господня, расположенной в слободе Преображенской. Первыми
жителями Закутних хуторов были переселенцы из слобод
Новой Водолаги и Каравана Валковского уезда. Земли в междуре-
чье речек Орели и Орельки были подарены им как казакам Харь-
ковского слободско-украинского полка.
Андрей Парамонов


Население Закутних хуторов
1821 год Бакаевы хутора — 105 мужеска пола душ
Иващенковы хутора — 84 мужеска пола душ
Закутний хутор — 119 мужеска пола душ
Химичев хутор — 51 мужеска пола душ
1826 год Закутние хутора — 589 мужеска пола душ
1864 год Закутний хутор: дворов — 74, муж.— 203, жен.—
206.
1869 год с. Закутное (хутора Закутный, Иващенковы, Бакае-
вы, Николенковы), жителей обоего пола — 1908, дворов — 627.
1904 год Закутние хутора: мужчин — 1247; женщин
— 1192.
1915 год Закутние хутора: дворов — 268; мужчин — 1076;
женщин — 1075;
1922 год Закутневка — 730 человек.
Верхняя Бакаевка — 318 человек.
Нижняя Бакаевка — 390 человек.
Хут. Орловка — 364 человека.
Хут. Беляевка — 302 человека.
Хут. Хамичевка — 271 человек.
Хут. Ивановка — 552 человека.
1923 год Закутние хутора: всего — 3474 человека;
1930 год Закутневка: всего — 4822 человека; мужчин — 2395;
женщин — 2427; украинцев — 4775; русских — 32; прочих
— 15;
1965 год Закутнянский с/с:
1) Закутневка — мужчин 1229; женщин 744;
2) Веселое — мужчин 422; женщин 110;
3) Хамичевка — мужчин 153; женщин 40;
4) Шевченковское — мужчин 184; женщин 47;
5) Киптевка — мужчин 264; женщин 87;
6) Ново-Егоровка — мужчин 233; женщин 52;
7) Тимченки — мужчин 193; женщин 53;
Итого: мужчин — 2678; женщин — 1133.
Бывший
Новичок

Бывший

Сообщений: 5
Регистрация: 28 янв. 2009
Рейтинг: 4 


Архивист написал:
[q]

Однако такого права в Орельских хуторах им не было
дано, так как содержатель питейного откупа в Павлоградском
уезде — Полтавский 1-ой гильдии купец еврей Лораш Зеленский
— платил в казну изрядную сумму денег за право торговли
вином, и конкуренция ему была ни к чему. Контролировать
же винокурение было трудно, так как волостное начальство
поначалу находилось в Новой Водолаге, за 40–60 верст от раз-
личных хуторов. Пока суть да дело, павлоградский купец Федор
Кожевников перекупил питейный откуп у Зеленского и с 1822
года организовал в Орельских хуторах 13 чарочных питейных
домов (шинков). Плата же акцизного сбора осуществлялась содер-
жателю питейных сборов ротмистру Хрущеву, который платил
подати в Екатеринославскую казенную палату. При передаче
Орельских хуторов в Слободско-Украинскую губернию за умень-
шение территории питейного откупа Кожевников потребовал
возместить ему убытки. Выяснилось, однако, что торговлю он
в своих шинках не ведет с 1824 года, так как жители Орельских
хуторов и местные помещики, производящие горячее вино (водку),
отказались от питейного откупа и решили платить поведерную
плату с произведенного горячего вина. Это практически лишало
смысла торговлю вином в шинках, что и послужило поводом
к закрытию Кожевниковым всех шинков.
[/q]


Здравствуйте, ув. Архивист!
Большое вам спасибо за ваш бескорыстный труд! Было очень интересно.

Я хоть в Закутнёвке и был 1 раз в прошлом году, но впечатлений об этом походе осталось надолго. Теперь его историю я читал как родную.

Я увлекаюсь поиском монет и др. материалов XVIII - XIX вв с металлоискателем по трёхверстовым картам конца XIX - нач. ХХ века и ранним ноябрьским утром вышел с велосипедом из харьковской электрички, чтобы проследовать к этим исчезнувшим нас. пунктам по Орельке от старой Краснопавловки до корчмы близ ставка у южной окраины Закутнёвки.

Сразу скажу, по монетам этот выход был крайне неудачным. Кто-то в этих местах очень хорошо поработал до меня. При чём по словам тех коллег, кого я знаю, и им там не улыбнулась Фортуна.
На северной окраине старой Краснопавловки, на левом берегу Орельки, я повернул на север, в сторону исчезнувшей мысовой Новопетровки. Неприятно резанула в глаза и нос районная лозовская свалка, расположенная здесь, у старинного брода.
Южная часть Новопетровки была и в конце ноября под неубранным подсолнечником - нерентабельно убирать, т.к. культура не уродила. Мысовая западная часть села была под вековечным высоким бурьяном. На оставшейся территории немаленького села и примыкающего к нему другого исчезнувшего села Новогригорьевка за 4 часа поиска нашёл всего 4 монеты, копейка и 3 1924 года и что-то из Николая II.

Более того, дальше меня ждали испытания ещё хуже. Перейдя мусорку и Орельку через брод, на склоне правого берега реки я увидел керамику. Это была исчезнувшая деревушка Тимофеевка, но т.к. я спешил к противоположной стороне от Новопетровки, где располагался господский двор (кого из дворян - ?), то Тимофеевку просканировать прибором я в спешке забыл. Усадьба находилась на пологом нераспаханном склоне правого берега Орельки, закрытого от распашки с трёх сторон посадкой. Весь склон был испещрён ямками предшественников и служил для местных жителей, очевидно, местом для пикников в тёплое время года, о чём говорило большое кол-во водочных и пивных пробок.

На ближнем от господского двора однохаточном хуторке Савинская Пустошь я также останавливаться не стал из-за крайне слабых осколков керамики и в 15.00 (до заката оставалось 2 часа) отправился на веле к ставочку в 3-х километрах от госп. двора на балке Солёной, на южной оконечности Закутнёвки, южнее которого в свою очередь располагалась корчма. Вероятно, ею владел в т.ч. и этот Лораш Зеленский. Увы, с юга к селу вдоль речки не вела никакая дорога и я ориентировался сначала по линии электропередач, ведущей к Краснопавловской подстанции, а потом по посадке. Вся корчма между целинным полем и лугом была изрыта. Покопавшись час до захода солнца, я решил и после темноты продолжить поиски монеток с фонариком, надеясь, что в лунную ночь смогу найти обратную дорогу. Однако с пути я сбился сразу же, попав в четырёхугольник между Орелькой, балками и посадками. С 19.00 до 21.30 я тыкался, как слепой котёнок, то в балочные болотца, то на ставок, то на речку. :questio Один раз даже набрёл на логово волка. Он сверкнул на меня глазами, а я посветил в него фонариком, и мы разошлись. Затем я собрался с мыслями и стал идти не к деревьям (посадке), а просто подниматься наверх, подальше от реки. И каким-то чудом я вышел уже на другой стороне ставка к крайним домикам Закутнёвки.

"Ура! Я спасён!" - думал я, :lol: получив порцию адреналина. Но и силы уже покинули меня. Всё же уже возраст - 41. Крутить педали своей "Украины" я был в состоянии только с горки, а до ближайшей станции Беляевка было ещё 12 км. И я пошёл по ночной, раскинувшейся с юга на север на 9 километров, Закутнёвки. От двора к двору меня весело приветствовали на протяжении всего пути дворовые псы. Мои запасы воды давно закончились и на те 6 км, что я прошёл по Закутнёвке, я не встретил ни одного колодца. Наверное, все колодцы были во дворах или в низинах у реки. И только следующее пристанционное сельцо Весёлое, основанное уже в ХХ веке, напоило меня чудесной колодцевой водицей.

На станцию Беляевка я прибыл в 23.30. Станция была закрыта на ремонт, а +8 градусов тепла красноречиво давали понять, что ночёвка до утренней электрички будет не из приятных. :angry: Но вдруг, о чудо (!), в 0.00 дежурная объявляет электричку на Харьков. Как же я забыл! Это отправлением в 23.30 из Лозовой электричка, останавливается только по крупным станциям, а я, слава Богу, был на крупной. После полуночи я уже спокойно дремал на обогревателе тёплого вагона этого самого народного и демократичного вида транспорта.
"До свидания, Закутнёвка!!!" :cry: Есть чуть севернее современной Закутнёвки и другие исчезнувшие хутора - Бакаевы, Химичевы, Радомысль - но я там вряд ли появлюсь в ближайшие годы.

Ниже выставляю фото именно с той поездки.

А вот отсутствием краеведов в Первомайском районе крайне (каламбур) удивлён. Ведь Первомайский - немаленький посёлок и всегда был известен людьми, любящими свой край.
Когда составлялся Справочник археологии Харьковской области 1977 года, то в отчёте по Верхнему Бишкину упоминался директор Вернебишкинской средней школы Т.И.Щетинин, к-й в 60 - 70-х годах прошлого века со своими учениками собирал материалы на скифских и салтовских селищах в округе села, за что подвергался критике со стороны харьковских археологов.

В начале 90-х годов я был знаком с тогда студентом истфака ХГУ Анатолием, отец которого был директором совхоза Червоный Первомайского района и на первых губернаторских кравчуковских выборах в 1992 году бросил вызов самому Масельскому, проиграв ему всего процентов 10 голосов. Однажды, было дело, я позвонил его отцу в Первомайский и спросил, где Анатолий, и мне ответили:
-Он копает курган бронзоваго века.
Тогда Анатолий действительно раскапывал большое в районе подкурганное погребение срубной культуры, но сейчас он куда-то исчез из поля зрения.

Бывший
Новичок

Бывший

Сообщений: 5
Регистрация: 28 янв. 2009
Рейтинг: 4 

Пейзаж с Новопетровки, к-я была на Орельке.


По дороге на Закутневскую корчму по бездорожью целины (вдали, через балку Солёная, виднеется южная окраина Закутнёвки)..


Пришёл на корчму, а там свежие ямки.


Андрей Парамонов


Бывший

Спасибо за заметку! Это здорово, что Вы обратили внимание на эту статейку. На самом деле я разместил не все материалы, а пока только часть. В 2002 г. я издавал это отдельной книжицей, и хотя ее уже давно раскупили, новой издавать не буду. Поскольку не благодарная эта работа.

Еще раз спасибо!
С уважением,
Бывший
Новичок

Бывший

Сообщений: 5
Регистрация: 28 янв. 2009
Рейтинг: 4 


Архивист написал:
[q]
Бывший

Спасибо за заметку! Это здорово, что Вы обратили внимание на эту статейку. На самом деле я разместил не все материалы, а пока только часть. В 2002 г. я издавал это отдельной книжицей, и хотя ее уже давно раскупили, новой издавать не буду. Поскольку не благодарная эта работа.

Еще раз спасибо!
С уважением,
[/q]


Да уж, неблагодарная. Я вот в 2006 г. выпустил интереснейшую книгу о истории ХТЗвского футбола - сидел в архивах, на заводе над подшивками заводской многотиражки, в Короленко над обл. газетами, дал всю им-ся статистику матчей по сохранившимся протокалам - и что? За 2,5 года продано всего 85 экз. (тираж 200) при том, что книга регулярно продаётся моими знакомыми коллегами на футбольных матчах "Металлиста" и точках Райского уголка, а половина из реализованного ушло в Россию коллекционерам. Были планы воспользоваться этим же каналом получить доступ к многотиражке завода им. Малышева, чтоб написать книгу о истории "Металлиста" до того, как эта команда была главной в городе (до 1955 г.), однако кому это надо. Молодёжь ходит на матчи поорать, побеситься, через 5 лет на трибунах "Металлиста" происходит смена поколений, приходит новая молодёжь, старых фанатов заедает семейный быт и они отходят, а реально история харьковского футбола никого не интересует.

Хотел вам предложить сотрудничество, как на т/передаче "Искатели", где историк Иванов-Таганский ищет архивные данные по той или иной версии, а искатель Андрей И с металлодетектором подтверждает делом, т.е. в находках, архивную информацию. Интересна была бы инфа о корчмах и постоялых дворах, не нанесенных на известные карты - трёхверстовку и межёвку XVIII века - и к-е были бы на исчезнувших ныне сёлах. Но по краткости и сдержанности ответа вижу, что такой союз "Меча и орала" или "Станиславского и Немировича-Данченко" или "Минина и Пожарского" (назвать можно как угодно) имеет мало шансов.

В принципе, хорошая литература по краеведению до кризиса должна была уходить влёт. По крайней мере, на тех форумах, где я бываю (форумы поисковиков Украины, Харьков-турист), эту лит-ру спрашивают, ищут. По отдельным сёлам, по логике, брошюры продавать сложнее, но их можно было бы объединять по нескольким соседним районам, напр. Приосколья, Приорелья, р-нов С.Донца. А вот после кризиса не знаю, насколько поднялись издательские услуги и спрос не могу предположить. Когда хожу по книжному рынку, то реализаторы жалуются, что за день продано всего 1-2-3 книги. Интерес к краеведению, конечно, тесно связан с мат. благополучием граждан. По этому тезису наибольший интерес к краеведческой лит-ре, по всей видимости, был в период экономического подъёма Украины - в 2002 - 2004 гг.
Андрей Парамонов


Бывший

Научишся быть кратким, а ведь было время писал письма от руки, а теперь? Без компьютера никуда.
Сотрудничать пока нет времени, ведь столько дел незаконченных, что голову некогда поднять.
Еще если быть честным, то я отношусь ко всякого рода раскопкам не очень положительно. Это личное дело каждого чем ему заниматься, просто я в этом принимать участия не желаю.
А вот составить схему размещения постоялых дворов на карте губернии, это очень любопытное дело. Можно было бюы попробовать, но все таки чуть позднее.

С уважением,
Андрей Парамонов


Выписки из метрических книг церкви
Преображения Господня Орельских
хуторов Змиевского уезда, за 1825–1826 года.


5.01.1825 г. родилась Ксения у войскового обывателя хутора
Иващенкова Михайлы Яковлевича Хевроненко от его жены Ме-
ланьи Петровны.
12.02.1825 г. родились близнецы Захарий и Федор у войскового
обывателя Ивана Козьмича Корбая от его жены Анны Кирил-
ловны.
20.02.1825 г. родилась Евдокия у обывателя хутора Иващен-
кова Петра Ивановича Гарабата от его жены Евдокии Иванов-
ны.
14.04.1825 г. родился сын Мартын у обывателя хутора Закут-
него Гаврилы Буценко от его жены Марии Романовны.
30.07.1825 г. родился сын Евдоким у обывателя хутора Ива-
щенкова у обывателя Конона Даниловича Човника от его жены
Евдокии.
18.08.1825 г. родилась дочь Наталья у обывателя хутора
Закутнего Федора Федоровича Задорожнего от его жены Евдо-
кии Никитичны.
11.10.1825 г. родилась дочь Параскева у обывателя хутора
Бакаева Климентия Андреевича Кути от его жены Пелагеи
Федоровны.
20.10.1825 г. родился сын Артемий у обывателя хутора
Бакаева Исидора Лаврентьевича Бакая от его жены Татьяны
Ивановны.
28.10.1825 г. родился сын Стефан у обывателя хутора
Закутнего Иоанна Евстафьевича Шестака от его жены Ульяны
Семеновны.
16.12.1825 г. родилась дочь Екатерина у обывателя хутора
Бакаева Максима Семеновича Лейбы от его жены Матрены
Семеновны.
15.01.1825 г. венчались хутора Иващенкова обывателя Ивана
Прокофьевича Яковенко отрок Яким и Косенкова хутора обыва-
теля Василия Иосифовича Литвака девица Ксения.
10.04.1825 г. венчались хутора Иващенкова обывателя Алек-
сея Петровича Кобца отрок Герасим и селения Преображенского
обывателя Григория Яковлевича Билецкого девица (…?).
09.02.1825 г. умерла вдова обывателька хутора Химичева
Ольга Григорьевна Матенкова 22 лет от чахотки.
30.04.1825 г. умер сын Лаврентий 4 месяцев от родимца у обы-
вателя хутора Бакаева, Ивана Лаврентьевича Бакая.
26.07.1825 г. умер сын Захарий 1 года от родимца у обывателя
хутора Иващенкова Федора Самойловича Касьяненко.
22.10.1825 г. умерла обывателька, вдова Мария Стефановна
Рябокобыльчиха хутора Бакаева, 68 лет, натуральной смер-
тью.
23.11.1825 г. умер обыватель хутора Закутнего, вдовый Мак-
сим Яковлевич Острогорский, 66 лет, натуральной смертью.
ГАХО, Ф.40, оп.110, д.247, лл.952-1030.
14.01.1825 г. у обывателя хутора Бакаева Иосифа Федоровича
Колесника от его жены Мотроны Даниловны родилась дочь
Татьяна.
16.01.1826 г. у обывателя хутора Иващенкова Семиона Иоси-
фовича Початовского от его жены Агафьи Матвеевны родился
сын Петр.
19.01.1826 г. у обывателя хутора Закутнего Андрея Филип-
повича Мудрака от его жены Ксении Павловны родился сын
Кирилл.
14.02.1826 г. у обывателя хутора Бакаева Петра Калинико-
вича Матюхи от его жены Ефросиньи Гавриловны родился сын
Власий.
17.03.1826 г. у обывателя хутора Иващенкова Василия Иоси-
фовича Початовского от его жены Агафьи Матвеевны родился
сын Марко.
20.04.1826 г. у обывателя хутора Закутнего Филиппа Стефа-
новича Шевченко от его жены Марии Яковлевны родилась дочь
Мавра.
17.05.1826 г. у обывателя хутора Закутнего Самсона Иосифо-
вича Снисаря от его жены Стефаниды Романовны родился сын
Константин.
13.06.1826 г. у обывателя хутора Иващенкова Михаила Наза-
ровича Передерия от его жены Феодосии Максимовны родилась
дочь Агриппина.
06.08.1826 г. у обывателя хутора Бакаева Антона Федоровича
Любенко от его жены Ксении Семеновны родился сын Матвей.
14.08.1826 г. у обывателя хутора Закутнего Григория Яков-
левича Ляшенко от его жены Евдокии Кирилловны родился сын
Яков.
03.09.1826 г. у солдатки хутора Иващенкова Марии Гаврилов-
ны Кобцевой родился незаконнорожденный сын Сергей.
08.10.1826 г. у обывателя хутора Закутнего Петра Филип-
повича Гречаного от его жены Дарьи Павловны родился сын
Яков.
11.12.1826 г. у обывателя хутора Иващенкова Николая
Самойловича Калибы от его жены Марии Михайловны родился
сын Даниил.
20.12.1826 г. у обывателя хутора Закутнего Василия Ива-
новича Черепахи от его жены Феодосьи Сергеевны родился сын
Петр.
23.12.1826 г. у обывателя хутора Иващенкова Якима Иванови-
ча Яковенко от его жены Ксении Васильевны родился сын Стефан.
03.02.1826 г. хутора Иващенкова обывателя Никиты Дмит-
риевича Чобитько отрок Самуил и хутора Бакаева обывателя
Ивана Ивановича Барабаша девица Татьяна венчались.
26.04.1826 г. хутора Закутнего обывателя Алексея Ивановича
Гутника отрок Федор и того же хутора обывателя Ивана Кузь-
мича Карбана девица Елизавета венчались.
07.11.1826 г. хутора Иващенкова умершего обывателя Власа
Ивановича Черноивана отрок Николай и умершего обывателя
Семена Несторовича Гринька девица Елена венчались.
24.04.1826 г. у обывателя хутора Бакаева Никиты Михайло-
вича Батраченка умерла жена Анастасия Игнатьевна, 28 лет,
во время родов.
16.05.1826 г. хутора Бакаева обывателька, вдова Мария Ива-
новна Остроушникова, умерла своей смертью в 71 год.
25.10.1826 г. у обывателя хутора Закутнего Алексея Трофи-
мовича Евстратьева умер сын 3-х лет от кори.
24.12.1826 г. вдова, обывателька хутора Закутнего Ирина
Ивановна Ганжилиха умерла натуральной смертью в 76 лет.
ГАХО, Ф.40, оп.110, д.248.
Андрей Парамонов


О устройстве селений в Орельских хуторах

Его Превосходительству Господину
Действительному Статскому Советнику
Слободско-Украинскому Гражданскому Губернатору
и Кавалеру Василию Гаврильевичу Муратову
Слободско-Украинского Губернских дел стряпчего

РАПОРТ

Во исполнение предложения Вашего Превосходительства
от 19 января 1824 года за № 499 отправился я Змиевского уезда
в орельские хутора, по обозрению коих обще с Змиевским Исправ-
ником и уездным стряпчим и по соображению местных выгод
признано удобным и с самим желанием и пользами тамошних
жителей соответственным составить из тех хуторов селения
с наименованием первое Преображенское: что ныне хутор Кабаня-
чий в коем производится постройка каменным зданием церковь
во имя Преображения Господня с перенесением к нему хуторов
Нижнего и Верхнего Плисовых, которые по рассеянному и невы-
годному своему теперешнему состоянию на настоящих местах
остаться никак не должны. Второе Нижняя Орель: из хуторов
Косенковых и Бутковых, где устроен уже молитвенный дом.
Третье Верхняя Орель: из хуторов Ганебных и Рассыпных. И
четвертое Закутнее: из всех лежащих по речке Орельке хуторов
составляющих 604 ревизских души, во уважение того, чтобы,
переселением из нынешних мест не расстроить их состояние, с
соединением некоторых только из них между значительными
своим поселением хуторами Закутные и Бакаевы. За каковым
соединением в означенные слободы хуторов составить в них жи-
телей, как-то в Преображенском до 604, Нижней Орели до 1342,
Верхней Орели до 252, и Закутнем до 589 ревизских мужеска
пола душ. Волостное же правление учредить следует в селе Пре-
ображенском, которое составляет средоточие составляемых
селений и чрез которое пролегает большая проезжая дорога в
донские станицы и в Крымский полуостров…
Мая 25 дня 1826 года
Губернеский Казенных дел стряпчий под-
пись
№ 46
ГАХО, Ф.3, оп.55, д.182, лл.43 и 46.
<<Назад  Вперед>>Страницы: 1 2 3 4 5 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vitaly, РоманС, татиа, Ёжик
Генеалогический форум ВГД »   СТРАНЫ И РЕГИОНЫ »   Украина (Україна) »   Украина, условно Восток »   ЗАКУТНИЕ ХУТОРА, слобода Змиевского уезда
RSS

Реклама от YouDo