Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   2-ая Мировая война 1939-1945 гг. »   Лагеря военнопленных и концлагеря »   Ц »   ЦАЙТХАЙН, Oflag H IV (304) ГЕРМАНИЯ, САКСОНИЯ
Автор статьи

  &   0   B   F   S   А   Б   В   Г   Д   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   «  

ЦАЙТХАЙН, Oflag H IV (304) ГЕРМАНИЯ, САКСОНИЯ


ЦАЙТХАЙН, ГЕРМАНИЯ, САКСОНИЯ (Zeithain, Цетхайн, Цейтхайн, Цайтхан) - Oflag H IV (304)


Цайтхайн был создан как лагерь смерти, изначально рассчитанный на физическое истребление его узников. Местные жители чтут память погибших: на месте траншей, куда в 1941-1942 годах нацисты сбрасывали тела убитых ими военнопленных, образовано мемориальное кладбище площадью 300 тыс кв. метров и возведен гранитный обелиск.
*********************
ВИДЕО

Лагерь для военнопленных Цайтхайн хотели сделать крупнейшим, теперь здесь музей.
Во время войны в нацистский плен попало пять миллионов красноармейцев, выжило два миллиона. На барачной балке в Цайтхайне — календарь и фамилия «Мельников». Других фамилий нет даже на памятниках.

Йенс Нагель, научный руководитель мемориала «Эренхайн-Цайтхайн»:
«Фамилии и имена не указывались.
Это была сталинская политика — держать в секрете все имена попавших в плен. Поэтому и не сообщали семьям».

Погибших пленных нацисты хоронили поначалу в отдельных могилах.
Фотографии лагерного кладбища после освобождения Красной Армией — могилы с табличками.
В 48-м году все сравняли с землей. Снова братские могилы буквально на каждом шагу, ограды нет.

Йенс Нагель, научный руководитель мемориала «Эренхайн-Цайтхайн»:
«Видите, травы нет? На прошлой неделе мы провели первоначальные раскопки, пробовали копать в десяти местах. Здесь, например, нашли останки трех человек. И так везде».

На месте лагеря не осталось ни одного документа про военнопленных.

В архиве ФСБ хранят карточки выживших в плену,
а карты погибших, сообщая о пропаже «без вести», хранили в архиве Минобороны.

В 43-м пленных в Цайтхайне хоронили уже в общих могилах.

В музее Цайтхайна еще три года будут создавать полную базу — в ней появятся новые имена.
*****************************

В течение последних лет удалось выяснить судьбу тысячей умерших во время Второй мировой войны в Цайтхайне советских военнопленных. Представленный здесь список умерших является результатом многолетнего международного сотрудничества различных немецких, российских, белорусских и украинских учреждений.
Везде в Германии и на временно оккупированных немецкими войсками в ходе Второй мировой войны территориях соседних европейских государств находятся могилы миллионов советских военнопленных. Диапазон погребений охватывает как единичные могилы на коммунальных кладбищах так и огромные кладбища при лагерях, где нашли последний покой тысячи умерших. Десятилетиями эти люди были анонимными, судьбы умерших неизвестными. Судя по всему казалось, что ни в Германии, ни в Советском Союзе не могут быть найдены документы, способные прояснить обстоятельства их смерти. Поэтому в исторической науке и в германской общественности на протяжении 50 лет преобладало мнение, что Вермахт, по-видимому, вопреки положениям международного права, по идеологическим соображениям во время Второй мировой войны практически не вел учет советских военнопленных.
Но Советский Союз после окончания Второй мировой войны все же обладал документацией о судьбе своих военнопленных, прежде всего в архивах Красной Армии и КГБ. Это – в первую очередь, учетные карточки, заведенные с 1941 по 1945гг. Вермахтом. Они были взяты из управлений освобожденных армиями союзников лагерей военнопленных, а также из бывшей Справочной Службы Вермахта (ВАСт) в Берлине, куда эти карточки поступали из лагерей в случае смерти или же освобождения пленного.
К концу войны фонды ВАСт практически в полной сохранности попали в руки наступающей американской армии. В соответствии с международным правом они в 1945г. были переданы Советскому Союзу, где предшественник КГБ (НКВД) в течение последующих лет систематически обрабатывал их вместе с другими, добытыми Красной Армией в ходе ее продвижения вперед в освобожденных ею лагерях для военнопленных документами. Но несмотря на то, что советские органы, таким образом, получили подробную информацию о судьбе своих пленных, семьям умерших, как правило, посылали лишь обощенную справку о том, что данный человек либо пропал без вести, либо умер в немецком плену.
Все касающиеся военнопленных трофейные документы служили НКВД, прежде всего, основой для проверки выживших военнопленных в так называемых фильтрационных лагерях, обязательной для всех перед возвращением домой. Советские солдаты, попавшие в немецкий плен, по определению Сталина считались предателями и поэтому следовало оценить их поведение во время плена по особо строгим критериям. Перед их возвращением на родину НКВД проверял, где эти бывшие пленные отбывали плен, а также, имеются ли какие-либо подозрения в сотрудничестве с врагом. В рамках этих проверок проводился и учет умерших пленных с тем, чтобы получить как можно более точное представление о судьбе каждого человека. Выжившие нередко еще десятилетиями испытали на себе последствия плена, ибо даже если их не наказали как «коллаборационистов», они и их семьи вплоть до развала Советского Союза были подвержены различного рода дискриминациям.
С середины 90-х годов ситуация по двум причинам изменилась коренным образом:
благодаря систематическому поиску немецких исследователей по вопросам судьбы советских военнопленных было доказано, что существует различный картотечный материал; Архивы стран-наследниц бывшего Советского Союза с согласия своих вышестоящих органов предоставили этим исследователям неограниченный доступ к соответствующим архивным фондам.
Таким образом, выяснение судеб сотен тысяч военнопленных стало принципиально возможным. Но предпосылкой для этого явилось начало совместной обработки немецких трофейных документов бывшими противниками по войне. Поэтому уже в 2000г. стремления к обработке всех этих документов привели к возникновению совместного проекта немецких и российских, позже также белорусских и украинских учреждений и общественных организаций, целью которого является дигитализация всех имеющихся документов с тем, чтобы предоставить их для пользования в гуманитарных и научных целях.
Этот проект поддерживается учреждениями земель Нижняя Саксония, Северный Рейн/Вестфалия и Саксония. Руководство осуществляет Объединение Саксонские мемориалы в память о жертвах политического террора. Проведение проекта поддерживается Федеральным министерством внутренних дел Германии (Германо-российская комиссия историков), а также Уполномоченным Федерального правительства по вопросам культуры и средств массовой информации. Партнерами в России являются: Генеральный штаб вооруженных сил Российской Федерации, Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО), а также государственные архивные службы и ФСБ. Партнерами в Белоруссии являются государственные архивные службы и КГБ, а в Украине Государственный комитет по архивам.
Информацию об этом проекте вы найдете также в интернете под ссылкой:

или в литературе: см. Во имя живых. Помнить о погибших. Совместный международный проект по исследованию судеб советских и немецких военнопленных и интернированных. Издано Объединением Саксонские мемориалы в память о жертвах политического террора, Дрезден, 2003г. (на немецком и русском языках).

Введение
Источник:


Проехав по федеральной трассе №169 Риза-Грёдитц мимо торгово-промышленного комплекса на окраине Цайтхайна, нельзя не заметить обелиск пятиметровой высоты, облицованный красным гранитом. Его надпись «Мемориал Цайтхайн» указывает проезжающим, что отсюда окаймленная старыми вишнями дорога ведет прямо в мемориал Цайтхайн.
Здесь, в шести километрах от г. Ризы и недалеко от бывшего полигона Цайтхайн в 1941/42гг. были захоронены в братских могилах тысячи советских военнопленных. Они погибли в ужасных условиях в расположенном в 4 километрах к северо-востоку рядом с вокзалом Якобсталь лагере для военнопленных Цайтхайн. В память жертвам Советская военная администрация в 1946г. соорудила временное мемориальное кладбище на территории нынешнего мемориала.
В 1948/49гг. были возведены 15-метровый обелиск, а также арка из красного гранита высотой 4 метра и шириной 12 метров. Эта арка по сей день образует вход в мемориалный комплекс, располагающийся на территории 30000 квм. Слева и справа от центральной дороги между аркой и обелиском находятся братские могилы. В расположенном на краю кладбища Доме документов – построенном также в 1948/49гг. бывшем жилом здании семьи садовника – в 1985г. был открыт музей.
Здесь посетители находят постоянную историческую выставку о лагере для военнопленных Цайтхайн, а также кабинеты сотрудников мемориала. Кроме того, с 2001г. открыт для осмотра подлинный лагерный барак, построенный первоначально для нужд Трудовой службы Рейха, а затем использованный в лагере для военнопленных в Цайтхайне. После войны барак сперва отдали под жильё переселенцам, позже здесь расмещался детский сад Цайтхайновского района Нойдорф. После демонтажа и санации этот барак был перенесен на территорию мемориала Цайтхайн. Со дня открытия 22 июня 2003г. в нем размещается часть новой постоянной выставки об истории лагеря для военнопленных Цайтхайн.

В «Инструкции по охране советских военнопленных» от 8 сентября 1941г., например, указано: «Беспощадно принимать меры при любых признаках сопротивления или непослушности! Беспощадно применять оружие для подавления сопротивления. При побеге военнопленного сразу-же (без предупреждения) стрелять, стараясь попасть в цель ... В отношении трудолюбивых и послушных военнопленных мягкость в обращении также неуместна. Он ее оценивает как слабость и делает из этого свои выводы...» Такие приказы часто подготавливали почву для полного произвола и чрезмерного применения силы в обращении с военнопленными со стороны охранных команд.
Не насильственные меры, а приказанное ОКВ систематическое недоедание было причиной массовой гибели советских военнопленных. Установленными пайками – особенно в 1941 и 1942 гг. – при полном осознании вытекающих из этого последствий целенаправлено шли на предание голодной смерти тысячей людей. Эта политика уничтожения соответствовала применяемой в отношении гражданского населения на оккупированных территориях Советского Союза политике голода. Несмотря на неоднократное в течение войны повышение пайков, они до конца войны так и не достигли уровня пайков, выделяемых военнопленным других наций, ни в качественном и ни в количественном отношении.
Особенно в 1941/42гг. среди военнопленных разразились эпидемии дизентерии и сыпного тифа, жертвами которых стали десятки тысяч людей. Вследствие постоянного хронического недоедания при одновременно истощающем труде и плохом медицинском обслуживании советские военнопленные и во второй половине войны остались восприимчивы к инфекционным болезням. Смертность стабилизировалась на высоком уровне прежде всего из-за большого количества заболеваний туберкулезом.
Партийные и государственные деятели, комиссары, люди с высшим образованием и евреи в 1941/42гг. были выявлены в лагерях в рамках систематических «акций отбора» отделениями полиции безопасности и службы безопасности, так называемыми оперкомандами, отправлены в концентрационные лагеря и там казнены. На немецкой территории систематические проверки прекратились в середине 1942г. и переместились в лагеря на оккупированных территориях Польши и Советского Союза.
Эти «отборы» с того времени происходили на территории Германии в рамках индивидуальных мер. Коменданты лагерей для военнопленных решали сами, какая мера наказания назначалась, например, после неудачной попытки побега – простое дисциплинарное наказание (арест) или же передача в руки гестапо. Применение такой альтернативы в пользу передачи в руки гестапо до конца войны привело к смерти большого количества советских военнопленных. В концентрационных лагерях пленных после доставки туда перестали убивать сразу. Вместо этого их стали использовать как рабочую силу в немецкой военной экономике, в том числе на предприятиях СС (например в каменоломнях), что также вело к их быстрой смерти.
(Фотография - Умершие советские военнопленные, Цайтхайн 1941/42, архив фотографий мемориального комплекса Эренхайн Цайтхайн )


Сооружение лагеря для военнопленных
Источник:


В предверии немецкого нападения на Советский Союз 22 июня 1941г. ОКВ приказало соорудить 60 новых лагерей исключительно для размещения советских военнопленных. Каждый из этих лагерей в конечном итоге должен был быть готовым принять 30000 пленных. В то время, как большинство новых лагерей должны были строиться на оккупированных территориях Польши и Советского Союза, 14 лагерям выделили место в самой Германии. Одно из этих мест находилось на территории полигона Цайтхайн, где в апреле 1941г. начались строительные работы в непосредственной близости к вокзалу Якобсталь.
Цайтхайн относится к числу к тому времени уже существующих лагерей для военнопленных военного округа IV (Саксония, провинция Саксония) в Мюльберге/Е., Торгау, Альтенбурге/Т., Хонштейне, Ошатце и Хартманнсдорфе. Он назывался: лагерь для военнопленных – шталаг 304 (IV H) Цайтхайн. С сентября 1942г. Цайтхайн под названием шталаг IV B/Z стал филиалом шталага IV B в соседнем Мюльберге/Е. Сохраняя это административное подчинение он в феврале 1943г. был переоборудован в госпиталь под названием Запасной госпиталь для военнопленных Цайтхайн.
Наряду с шталагом IV B Мюльберг Цайтхайн в 1941/42гг. служил центральным приемочным и распределительным лагерем для вновь прибывающих советских военнопленных военного округа IV. В то время, как нетрудоспособные пленные оставались в лагере, способные к труду люди были распределены по трудовым командам других шталагов военного округа. Собственные трудовые команды шталаг 304 (IV H) имел только в самом лагере и в непосредственных окрестностях, например на полигоне и на заводе производства боеприпасов в Цайтхайне.
(Фотография - Снимок с воздуха лагеря военнопленных Цайтхайн, 1945, банк данных снимков с воздуха инженерного бюро Карлс Вюрцбург, архив фотографий мемориального комплекса Эренхайн Цайтхайн )


«Лагерь для русских Цайтхайн» 1941-1942
Источник:


В июле 1941г. были доставлены первые советские военнопленные. После регистрации, медицинского обследования и гигиенической обработки они в начале были размещены под открытым небом. Территория была лишь окружена забором из двойной колючей проволоки. Не было ни бараков, ни палаток для размещения пленных. Защищаясь от непогоды военнопленные вначале выкапывали себе землянки. Строительство жилых бараков, латрин, кухней и колодцев началось только тогда, когда для этого в распоряжении стало достаточно военнопленных.
Нехватка колодцев и вытекающая из этого нехватка воды заставила пленных, получающих и в количественном и в качественном отношении совершенно недостаточно продовольствия, пить из луж. В этих условиях быстро распространялись отеки от голода, скорбут и хронические поносы, что дополнительно ослабляло обессиленных от тяжелых боев и длительного этапирования пленных. Нехватка туалетов, умывальников, защиты от вшей приводили к ужасным гигиеническим условиям.
Эти чреватые последствиями жизненные условия ОКВ в Цайтхайне сознательно терпело также, как и в других, занятых советскими военнопленными лагерях. Это способствовало разражению эпидемий дизентерии, брюшного и сыпного тифа, жертвами которых в 1941/42гг. стали тысячи пленных и в Цайтхайне. С декабря 1941 по март 1942гг. из-за эпидемии сыпного тифа лагерь находился под карантином. Если до начала карантина в лагере находилось еще 10677 пленных, то после его снятия в апреле 1942г. их осталось лишь 3729. В лагерь во время карантина никто не прибыл.
В 1941/42гг. оперкомандой, состоявшей из трех криминалистов Дрезденского гестапо, было «отобрано» и доставлено в концентрационный лагерь Бухенвальд через шталаг IV В Мюльберг не менее 1000 пленных. Сразу по прибытию они были расстреляны в сооруженной специально для уничтожения советских военнопленных камере расстрела в конюшне. Их трупы после этого были сожжены в крематории.
После того, как летом 1942г. в ходе летнего наступления немцев (Операция Синий) еще раз десятки тысяч советских военнопленных прибыли в Цайтхайн, в сентябре 1942г. шталаг 304 вместе с примерно 10000 советских военнопленных и большинством основного немецкого персонала был переведен в Лёвен в Бельгии. Оттуда шталаг 304 - вплоть до освобождения Бельгии объединенными нациями в 1944г. - управлял трудовыми командами советских военнопленных, занятых в угольной промышленности Бельгии и северной Франции.
(Фотография - Прибытие советских военнопленных, Цайтхайн 1941, архив фотографий мемориального комплекса Эренхайн Цайтхайн )

Запасной госпиталь для военнопленных Цайтхайн 1943-1945
Источник:


Как филиал шталага IV В Мюльберг Цайтхайн с сентября 1942г. служил преимущественно для размещения на долгий срок нетрудоспособных советских военнопленных. В последующие месяцы началось переоборудование лагеря в госпиталь для травмированных и заболевших в трудовых командах пленных. В последней стадии он мог разместить одновременно 7700 больных. С февраля 1943г. лагерь для военнопленных Цайтхайн был переименован из шталага IV В/Z в Запасной госпиталь для военнопленных. Тем не менее он оставался филиалом шталага IV В Мюльберг.
Чем дальше длилась война, тем большее значение приобретали советские военнопленные в качестве рабочей силы для немецкой военной экономики. В течение 1942г. сохранение необходимой для поддержания немецкой военной экономики рабочей силы получило приоритет над уничтожением. Вследствие недостаточных мер по улучшению условий жизни и питания с одновременным истощяющим трудовым использованием продолжалось прогрессирующее обессиливание пленных, что способствовало распространению заболеваний особенно туберкулезом, которые вскоре приняли масштабы эпидемии.
Количество размещенных в Цайтхайне больных туберкулезом советских военнопленных постоянно росло. Они прибывали из трудовых команд или же из других госпиталей военного округа IV. Ввиду практически не улучшенных условий жизни и совершенно недостаточных возможностей медицинской терапии шансы на выздоравливание у них были лишь минимальными. По различным данным ежедневно умирало по 10-20 человек. До окончания войны госпиталь Цайтхайн оставался лагерем смерти для советских военнопленных.
23 апреля 1945г. части Красной Армии освободили лагеря для военнопленных Цайтхайн и Мюльберг. Многие из бывших узников Цайтхайна еще через многие месяцы после освобождения умерли от последствий плена.
(Фотография - Транспортировка больного советского военнопленного, архив фотографий мемориального комплекса Эренхайн Цайтхайн )



Воспоминание и память 1945 – 1985 гг.
Источник:

Мучительный путь советских военнопленных с окончанием Второй мировой войны, однако, еще не завершился. В глазах Сталина они – неважно, проявили ли они сопротивление или сотрудничали с немцами – провинились не выполнив приказ № 270 от 16 августа 1941г., который приравнивал военнопленных к «дезертирам, предавшим родину». Поэтому их после «освобождения» допрашивали в так называемых фильтрационных лагерях и нередко приговаривали к многолетнему заключению в исправительно-трудовых колониях ГУЛага. Выживших отпустили на свободу лишь после смерти Сталина. На протяжении всей жизни бывшие заключенные подвергались различного рода дискриминациям в трудовом и бытовом отношении. Их полная реабилитация в России произошла лишь после издания декрета Президента Бориса Ельцина в связи с 50-летием окончания войны в 1995г.
1 августа 1946г. Советская военная администрация земли Саксонии приказала провести расследование преступлений в Цайтхайне. Комиссия под руководством советского генерал-майора Хоруна состояла из советских офицеров, работников Народной полиции и немецких судебных медиков. Обследовали братские могилы на четырех кладбищах Цайтхайна, причем захоронения были частично или полностью вскрыты. Для этих работ в обязательном порядке были привлечены бывшие члены НСДАП. Важнейшей целью этого расследования было выяснение причин смерти, поскольку предполагали, что в Цайтхайне имели место массовые расстрелы. Это предположение не подтвердилось, а было доказано, что причинами массовой гибели бессомненно были голод и эпидемии.
Комиссия выявила, что во вскрытых захоронениях находятся до 35000 умерших советских военнопленных. Официально же до начала 90-х годов говорили об общем количестве умерших здесь 140000 – число, явно недостоверное с научной точки зрения. Это число носило пропагандистский характер. Ведь еще за несколько недель до начала расследования в статье Саксонской газеты под заглавием «Лес мертвых в Цайтхайне» это число впервые было указано. В ГДР это число больше не проверяли и везде указывали как официальное.
После окончания расследований все 4 кладбища были оборудованы заново за счет сельских районов Ошатц и Гроссенхайн, отвечающих за эту территорию. На месте массовых захоронений 1941г. в непосредственной близости расположенного на железнодорожной трассе Риза-Грёдитц «кладбища русских» возникло мемориальное кладбище Цайтхайн. До демилитаризации частей полигона Цайтхайн в середине 90-х годов остальные три кладбища находились на территории военной зоны и не были доступны посетителям. Общественная память концентрировалась на мемориальном кладбище Цайтхайн.
Индивидуальная память жертвам была нежеланной и невозможной, т.к. известные в 1945/46гг. имена умерших сознательно не указывались при переоформлении кладбищ. Анонимизация жертв было выражением объявления советских военнопленных вне закона на их родине, где политическое руководство им отказало в признании быть «героями Великой Отечественной войны». Прозванных предателями родины в лучшем случае терпели под видом безымянных жертв фашизма.
Из примерно 900 умерших итальянцев 863 было захоронено в единичных могилах на «Итальянском солдатском кладбище Якобсталь», которое находилось недалеко от Якобсталя – ныне часть Цайтхайна – на территории полигона Цайтхайн. Там с 1944/45гг. нашли последний покой и 44 поляка и неизвестное количество сербов. Красная Армия, которая после 1945г. дальше использовала полигон Цайтхайн для военных нужд, выравнила кладбище, так что оно до 1990г. родственникам жертв не было доступно. Официальная память жертвам лагеря для военнопленных с самого начала исключила пленных других – кроме советских – национальностей. Останки итальянских жертв в 1991г. итальянской армией были перевезены на родину.
(Фотография - Открытие первого монумента в Цайтхайн, 1946, архив фотографий мемориального комплекса Эренхайн Цайтхайн )

Мемориал Цайтхайн
Источник:


Исторический анализ происходившего в лагере для военнопленных Цайтхайн начался в 1977г., когда группы школьников средней школы пос. Вюлькнитц и школы при советском гарнизоне Цайтхайн в рамках школьных проектов, инициированных Обществом германо-советской дружбы, начали заниматься этой тематикой. Эти работы, дополненные множеством частных исследований заинтересованных лиц региона, концентрировались на коммунистическом сопротивлении советских военнопленных в лагере.
По результатам этих работ окружное правление СЕПГ в Дрездене и районное правление СЕПГ в Ризе в 1984г. приняли решение соорудить по случаю 40-летия окончания войны в 1985г. на мемориальном кладбище Цайтхайн мемориальный комплекс. Верховное командование Западной группы войск Советской Армии в ГДР одобрило это предложение. В так называемом Доме документов – бывшем жилом здании семьи садовника – в 1985г. была открыта первая постоянная выставка. Мемориальный комплекс Цайтхайн был первым на немецкой земле, целиком посвященный памяти страданиям и смерти советских военнопленных в немецком плену.
Организованная в 1985г. и с того времени неоднократно потерпевшая частичные изменения постоянная выставка имела целый рад недостатков как в содержательном плане так и в оформлении. В ней не находили отражение военнопленные несоветских национальностей и участники коммунистического сопротивления по сравнению с общей массой жертв чрезмерно были возвышены. Так же как и в крупных мемориальных комплексах ГДР выставка и мемориальная работа прежде всего служили изображению антифашистской борьбы сопротивления и выводимой из этого легитимации политической системы ГДР. Память о жертвах в первую очередь носила идеологический характер.
С 1985 по 1991гг. мемориальный комплекс находился под ведомством района Риза, который после объединения слился воедино с районом Гроссенхайн. В ходе мер по экономии средств районное управление в 1991г. упразднило ставки обоих сотрудников мемориального комплекса, вследствие чего в дальнейшем уход за мемориалом производился лишь на добровольных началах. Эта ситуация не менялась до 1998г. В таких условиях об активной мемориальной работе не могло быть и речи. В общественном сознании региона мемориальный комплекс все больше попадал в забвение.
Объединение Саксонские мемориалы с 1995г. ведет работу по реализации новой концепции и оформления мемориала. Ввиду неудовлетворительной научной базы оно с 1995 по 1997 финансировало обширное исследование по истории лагеря для военнопленных Цайтхайн. Результаты этого исследования опубликованы в вышедшей в 1997г. в серии сборников трудов Объединения документации Йорга Остерло под названием «Совершенно нормальный лагерь – шталаг военнопленных 304 (IV H) Цайтхайн под Ризой/Са. 1941 – 1945», а также в дневнике бывшей итальянской сестры Красного креста Марии Виттории Земе под названием «...и зажги искру надежды».
Постоянную выставку 1985г. закрыли в 1998г. С апреля 1999г. после завершения обширных работ по санации и перестройке была открыта новая временная постоянная выставка в помещениях Дома документов мемориала Цайтхайн. Выставка по своему содержанию соответствовала актуальному уровню науки, но с точки зрения оформления больше походила на набросок.
В январе 1997г. в Ризе было основано Общество содействия развитию Мемориала Цайтхайн, которое ставит своей целью благоустройство и поддержание мемориала, а также поиск и исследование остатков строений бывшего лагеря для военнопленных. При финансовой поддержке со стороны Объединения Саксонские мемориалы оно до 31 декабря 2001г. выступало как организатор и носитель мемориального комплекса. Начиная с 1 января 2002г. мемориал Цайтхайн в качестве пятого филиала был переведен в ведомство Объединения Саксонские мемориалы.
(Фотография - Дом документации, место размещения экспозиции по лагерю Цайтхайн, 2003, архив фотографий мемориального комплекса Эренхайн Цайтхайн )


Адрес
Источник:



Мемориал Цайтхайн
Ан дер Грёдитцер штрассе
01619 Цайтхайн
телефон: ++49 / 35 25 / 76 03 92
факс: ++49 / 35 25 / 51 04 69

Открыт для посетителей:
Пон.-четв.: 10-16 чч.
Пятн.: 10-14 чч.
Суб.: 11-17 чч. (с мая по ноябрь)
Экскурсии по договоренности и вне рабочего времени. С 24 декабря по 1 января мемориал закрыт.

Карта (на сайте)

Проезд
На машине ехать в мемориал по дороге Б169 из Ризы или Грёдитца. Из Ризы ехать по Б169 в сторону Грёдитц примерно 10км, на месте, где стоит обелиск с надписью «Ehrenhain», сворачивать направо. Из Грёдитца ехать по Б169 в сторону Ризы примерно 12км, непосредственно перед поворотом в сторону Мюльберг/казарма Цайтхайн на месте, где стоит обелиск с надписью «Ehrenhain», сворачивать налево.
Кроме того, можно добраться на автобусе №439 (понедельник-пятница с автовокзала Риза или Грёдитц). Выходить нужно на остановке «Ehrenhain» возле обелиска. Оттуда идти пешком примерно 700 метров до мемориала Цайтхайн.
Время отправления автобусов от автовокзалов Риза и Грёдитц
Транспортное объединение Верхняя Эльба (VVO)
Помимо этого, следующие линии автобусов обслуживают различные остановки в самом Цайтхайне: 440, 441, 442, 444, 450, 451
Транспортное объединение Верхняя Эльба (VVO)
Поезда Немецкой железной дороги следуют в Цайтхайн из направлений Риза и Эльстерверда. От вокзала Цайтхайн идти пешком до мемориала примерно 2 км.
Справочная Немецкой железной дороги
Гостиницы
Заксенхоф Риза Хауптштрассе 65 01587 Риза телефон: ++49 / 35 25 / 73 36 29 факс: ++49 / 35 25 / 73 01 67
Гостиница Саксония Банхофштрассе 41 01587 Риза телефон: ++49 / 35 25 / 72 88 00
Молодежная гостиница Штрела Торгауер Штрассе 33 01616 Штрела телефон: ++49 / 35 264 / 9 07 33 или 9 20 30
Гостиница Цум Линденгартен Хайдеберг 2 01587 Риза телефон: ++49 / 35 25 / 72 85-00
Конный двор Боберсен Лессаер Штрассе 47 01619 Рёдерау / Боберсен телефон: ++49 / 35 25 / 76 22 30
Другие гостиницы можно найти под адресом


*********************

"... В 1940 году был призван в армию, где служил на границе с Польшей в 35 пантонном полку.

Когда началась война, нас одних из первых разбомбили. Оставшимся был отдан приказ пробираться на Минск.

Но никто не знал, что Минск уже был захвачен немцами. С боями пробивались мы через леса на Минск пока не попали у реки Свишлач под Минском в окружение, а затем в плен.

Кормили очень плохо. Давали жменю ячменя и селедку. Воду не давали, пили воду из реки. Скоро начали болеть, многие умирали.

Потом нас отправили в Польшу, остров Мозовец, где так же плохо кормили и работали на помещиков. Кормили нас из корыт, из которых кормили свиней.

После отправили в Германию, на пропускной пункт форлагерь Zeitheim. Там нас держали под открытым небом на поле. Днем разрешали вставать, а ночью только лежать, кто вставал – сразу стреляли. Сколько мы там пробыли не помню.

Вдруг слышу немецкий голос: „Кто знает немецкий язык?“. Я поднял руку, и меня вытянули из этой кучи. Идем. Подходим к унтерофицеру. Он говорит, что нужна помощь в заполнении историй болезни.

Меня провел он в один из трех стоящих бараков, где сидели врачи. Меня привели к унтерофицеру, который показал, что я должен делать. Немецкий язык я знал хорошо, так как был учителем немецкого языка. Почерк у меня был красивый. И я стал заполнять истории болезни на военнопленных.

Находясь столько месяцев под открытым небом, заболел воспалением легких. Ко мне относились по-человечески, даже подкармливали немецким супом.

Потом появился сыпной тиф. Немцы ушли из лагеря, и мы остались одни. Я тоже заболел сыпным тифом и унтерофицер сказал, чтобы меня не отправляли в другой лагерь, а оставили с русским персоналом. Пробыл я 11 дней без памяти. Кусочки хлеба, которые на меня получали, ребята сушили. Когда я стал поправляться, это помогло стать мне на ноги.

Потом начали прибывать больные, в основном туберкулезные. Этот лагерь стал как лагерь-лазарет, где очень много людей умирали от голода, холода и болезней. В этом лагере я пробыл как санитар до 24 апреля 1944 года.

Потом я попал на работу на овощную ферму. Работу я знал хорошо, и отношение к нам было хорошее.

24 апреля 1945 года в Руттер-Гут, в 5 км от Эльбы, где мы работали, нас освободила Советская Армия....

Вы спрашиваете в отношении лагеря, в котором я находился, в туберкулезном лазарете. Условия в лагере были невыносимые, люди умерали от голода и болезней. Нас заставляли выносить трупы. Клали жерди на плечи 4-х человек, поперек клали трупы и мы выносили их из лагеря.

Каждый думал, чтобы меня вынесли поскорее, чтобы покончить с этим кошмаром.

Перед лагерем был распределитель, там было болото, нас заставляли ночью ложиться, кто вставал – стреляли.

Обер-ефрейтор Мюллер спросил: „Кто знает немецкий язык?“. Я машинально поднял руку, он меня вытащил из этого болота.

Я помогал писать истории болезни унтерофицеру Коновальчуку.

Гражданское гестапо проверяло по баракам людей. Меня позвали в барак на проверку. Он спросил фамилию и имя. Я сказал Додин Давид. „Кто по национальности?“ - спросил он. Я сказал – беларус. Он начал на чисто беларусском языке допрос. Потом он попросил снять штаны. Я ему сказал, что такой образованный человек не должен заниматься грязным делом, пусть вызовет врача для этого. Он сказал: „Вы правы!“.

В канцелярию вошел рыжий немец и сказал , что Давид оказался еврей. Встает унтерофицер врач Ланге и на него: „Смирно! Если где-нибудь повторишь, я тебя отправлю туда, где Макар телят не пас“, и выгнал его. А мне сказал, если будут куда-нибудь вызывать, чтобы я сразу пришел в канцелярию. После этого допросов не было.

Знали, что я еврей, оберфельдфебель (фамилию не помню), унтерофицер Канавальчук, оберефрейтор Мюллер, ефрейтор Ландман и солдат Кауч.

В лагере я состоял в подпольной организации. Когда я вернулся на Родину, вскоре меня арестовали и дали 10 лет. Сидел я в лагере № 1 города Инта, Коми АССР. Освободился в 1954 году, реабелитирован в 1956 году...."









Реклама от YouDo
Услуги фрилансера: стоимость хостинга Ucoz, лучшие цены тут.
Аренда премиум авто на свадьбу - http://perevozki.youdo.com/passenger/cars/wedding/cortege/fare/premium/
Услуги профессионалов: укладка плитки в ванной цена тирасполь, подробнее >>