Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Генеалогический словарь »   О »   Однодворцы
Автор статьи

B   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Э   Ю   Я  

Однодворцы


До петровских реформ к промежуточным сословным группам относились так называемые служилые люди по прибору, т.е. завербованные или мобилизованные правительством в стрельцы, пушкари, затинщики, рейтары, копейщики и т.д., причем их дети также могли наследовать службу отцов, но эта служба не была привилегированной и не предоставляла возможностей иерархического возвышения. За эту службу давалось денежное вознаграждение. Земли (при приграничной службе) давались в так называемые "вопчие дачи", т.е. не в поместье, а как бы в общинное владение. В то же время, по крайней мере на практике, не исключалось их владение холопами и даже крестьянами. В результате Петровских реформ многочисленные мелкие промежуточные группы "старых служб людей" были одним решительным актом лишены привилегий и приписаны к государственным крестьянам.
Однодворцы - класс измельчавших служилых землевладельцев, когда-то поселенных по южным, преимущественно, границам Московского государства для их защиты. При Петре они были записаны в ревизские "сказки", платили подушные подати, но сохраняли право личного землевладения и владения крестьянами.
Поскольку в число однодворцев попали и обедневшие потомки старинных дворянских родов (при Петре I некоторые из них записывались в однодворцы, чтобы избежать обязательной службы), имевшие дворянские грамоты, 5 мая 1801 им было предоставлено право отыскивать и доказывать потерянное их предками дворянское достоинство. Но уже через 3 года повелено было рассматривать их доказательства "со всею строгостью", наблюдая при этом, чтобы в дворянство не были допущены люди, утратившие его "за вины и отбывательство от службы" . В 1816 Государственный совет признал, что одного доказательства наличия дворянских предков для однодворцев недостаточно, необходимо еще достижение дворянства через службу. Для этого однодворцам, представившим доказательства их происхождения от дворянского рода, предоставлялось право поступления на военную службу с освобождением от повинностей и производством в первый обер-офицерский чин через 6 лет. После введения в 1874 всеобщей воинской повинности однодворцам было предоставлено право восстанавливать утраченное предками дворянство (при наличии соответствующих доказательств, подтвержденных свидетельством дворянского собрания их губернии) путем поступления на военную службу в качестве вольноопределяющихся и получения офицерского чина в общем порядке, предусмотренном для вольноопределяющихся.
В 1831 польская шляхта, не оформившая со времени присоединения к России Западных губерний российского дворянства путем представления доказательств, предусмотренных Жалованной грамотой, была записана в однодворцы или "граждане".
В 1845 правила о возвращении дворянского состояния однодворцам были распространены на лиц, принадлежавших к бывшей польской шляхте .

"Брокгауз и Ефрон":
Четвертными крестьянами называется разряд бывших государственных крестьян, до реформы 1866 г. официально именовавшихся однодворцами. Разряд однодворцев образовался из служилых людей, детей боярских и, преимущественно, низших разрядов — казаков, стрельцов, рейтаров, драгун, солдат, копейщиков, пушкарей, затинщиков, воротников и засечных сторожей, селившихся в XVI и XVII вв. на восточной и на южной границах Московского государства, для защиты его от ногайских и крымских татар.Служилые люди низших разрядов в Московском государстве получали денежное жалованье и корм натурой; поместья же за службу отводились дворянам и детям боярским; но так как доставлять продовольствие натурой для значительного войска, оберегавшего юго-восточную границу, было затруднительно, и наемные служилые люди, не заинтересованные лично в охране границ, исполняли сторожевые и другие службы небрежно, то правительство пришло к мысли давать землю для содержания не только высших, но и низших служилых людей, назначаемых для охраны границы, и отводить ее им близ последней. Служилые люди украинских городов были, поэтому, и воинами, и земледельцами. Поместные их участки, в общем, были столь незначительны, что большей их части не представлялось ни надобности, ни возможности обрабатывать землю крепостными людьми; каждый селился, поэтому, на своей земле не многими, а одним двором, и при обращении в гражданское состояние украинские служилые люди получили на этом основании наименование однодворцев. Обращение их в крестьянское сословие последовало в то время, когда южная граница государства отодвинулась далеко в степь, и служилые люди, поселенные между тульской оборонительной линией (направление Шацк-Тула-Брянск-Путивль) и белгородской (Козлов-Коротояк-Белгород-Ахтырка), оказались уже не на границе, а внутри страны; вместе с тем оборона границ возложена была на регулярное войско. Согласно росписи 1672 г. (в которую не вошли сведения о 10 городах), в 18 северных украинских городах (Тульской и Калужской губерний) находилось 30 9 0, а в 58 южных — 39560, всего 42650 служилых людей; нужно думать, что это только главы семей и что в их поместьях, кроме женщин, находились и мужчины. По крайней мере через 70 лет, во время второй ревизии, потомков этих служилых людей — однодворцев (вместе со старых служб служилыми людьми) насчитывалось уже 453 тыс. мужских душ; при 3-й ревизии (1761-65 гг.) их было 527 тыс. душ, при 8-й ревизии (1833-35 гг.) — 1238 тыс. душ
....
Главной обязанностью украинских служилых людей было охранять границу государства. Первоначально к службе привлекались все мужчины в возрасте от 15 лет; затем допускались льготы, а в конце XVII столетия из многочисленной семьи брались 1-2 человека, а третий оставался дома "на пашне"; четверо одиночек считались как бы за одну семью, и служили по очереди. С образованием при Петре Iрегулярной армии, существование особого полуземледельческого, полувоенного класса делалось излишним. Часть украинских детей боярских вошла в состав дворянства, большинство же их — по бедности, зависевшей от измельчания поместий, или по нежеланию нести службу (обязательную для дворян) — вместе с низшими разрядами служилых людей вошло в состав крестьян и получило наименование однодворцев. Слово "однодворец" впервые официально употреблено в указе 12 марта 1714 г., но в частном смысле; в применении же к служилым людям низших разрядов вообще оно впервые встречается в указе 1719 г. о переписи. Обращение украинских служилых людей в крестьян было произведено путем переписи их наряду с другими "людьми податного состояния" и обложения их подушным сбором. Впрочем, украинские низшие служилые люди, жительствовавшие внутри Белгородской черты, дальше от границы, больше занимавшиеся земледелием и менее, поэтому, способные к службе, и раньше несли денежный налог, в виде подворной подати. В 1723 г. однодворцы сверх осьмигривенного подушного сбора для содержания регулярной армии обложены были четырьмя гривнами с души "вместо того, что протчие крестьяне платят: дворцовые — во дворец, синодального ведения — в синод, помещиковы — своим помещикам". Сумма сбора назначена применительно к тому, что платили дворцовые крестьяне во дворец, и обращалась на содержание ландмилиции (пограничного войска), личный состав которой набирался из однодворцев же. Этот добавочный налог распространен был затем на другие разряды государственных крестьян,хотя получал другое назначение, и назывался оброчной податью. Оклад его для однодворцев возвышался медленнее, нежели для остальных государственных крестьян. Для последних оброк был поднят до рубля в 1760 г., а для первых — в 1764 г.; возвышение его до 2 руб. в 1768 г. не коснулось однодворцев, но когда оброчная подать в 1783 г. была увеличена до 3 руб., то в том же размере она стала взиматься и с однодворцев. В том же году однодворцы были уравнены с государственными крестьянами в отношении воинской повинности. С присоединением Крыма существование особого пограничного войска делалось излишним; однодворцы стали отправлять, как и крестьяне, рекрутскую повинность, сохраняя, однако, право служить в войске, как и в ландмилиции, только 15 лет. В плакате 1724 г. однодворцы прямо названы даже государственными крестьянами, но в 1731 г. велено было их государственными крестьянами не именовать, а быть им в служилых людях. Именным указом 16 августа 1798 г. однодворцам, имеющим поместья, "которых предки из давних лет в отбывательство от военной службы в звание сие вступили", повелено "оставаться навсегда в сем состоянии". В 1724 г. в платеже однодворцами подушной подати введена была круговая порука.
.....
С обращением украинских служилых людей в крестьян, право их владения землей — по происхождению одинаковое с дворянским -получило, однако, иное развитие. Так, закон 1714 г. о единонаследии -вряд ли и без того применявшийся однодворцами — в 1730 г. был, тем не менее, формально для них отменен по тому соображению, что после передачи недвижимого имущества одному сыну, другим детям не с чего будет "подушные деньги платить и ландмилицкую службу служить". Законом 1714 г. поместья были приравнены к вотчинам и допущена продажа тех и других. Когда, после того, однодворцы стали продавать свои земли жителям разных городов — побуждаемыек этому чрезмерным раздроблением участков или уходя на сторону, "бегая от ландмилицких служб", — правительство посмотрело на это как на нарушение старых распоряжений о заказных городах и хотя утвердило совершенные сделки, но запретило на будущее время продавать однодворческие земли, "чтобы от того в платеже подушных и в содержании ландмилицких полков помешательства не было" (указ 14 августа 1727 г.). Запрещения эти повторялись неоднократно, а при Елизавете Петровне была даже сделана попытка приравнять поместные однодворческие земли к казенным. В межевой инструкции 1754 г. помещены статьи об отрезке у многоземельных однодворческих селений поместной земли сверх 30 десятин на двор (полагая во дворе 4 ревизские души), для отвода селениям малоземельным или для продажи в частные руки. Земли, купленные однодворцами или пожалованные им в вотчину, оставлялись за владельцами. Однодворцам запрещалось покупать земли кроме однодворческих, в рассуждении того, "что они по владению своей земли и по достатку, и подушные деньги платить должны равномерно, как и государственные крестьяне". Межевание при Елизавете Петровне едва коснулось районов распространения однодворческих поселений, и инструкция 1754 г. почти к ним не применялась. От нее, зато, пострадали служилые старых служб люди, состоявшие на положении однодворцев, но жившие в северных районах: у них было отрезано много поместной земли. В следующую межевую инструкцию, 1766 г., правило об отрезке однодворческих земель внесено не было, а угодья, отрезанные по силе инструкции1754 г. и отданные владельцам "со взятием за десятину по гривне", если они еще не были обмежеваны, подлежали возвращению. Инструкция 1766 г. разделяла однодворческие земли на несколько разрядов. Поместные земли, состоявшие при месте жительства их владельцев и на которых однодворцы считались положенными в подушный оклад, запрещалось продавать и отдавать в наем больше, чем на год. Поместные земли "отсутственные", "отхожие", находившиеся в других селениях, а также земли, купленные однодворцами или пожалованные им в вотчину, разрешалось продавать лишь членам того же сословия; "порозжия государственные земли и дикие поля", на которых однодворцы поселились без дач или на которых они пожелают поселиться, полагалось нарезать им по 60 десятин на двор: 32 десятины (по расчету 8 десятин на душу, полагая во дворе 4 души) для современного инструкции поколения, и 28 десятин — для населения, прибывающего путем размножения. Земли, проданные однодворцами после 1727 г. и самовольно занятые помещиками, оставлялись за новыми владельцами с обложением их 5 коп. с десятины на содержание ландмилиции. Покупать землю у посторонних однодворцам запрещалось. Инструкция 1766 г. пыталась, по-видимому, установить неделимость семейных участков однодворцев (как и государственных крестьян), "на коих они в подушный оклад положены и с которых ландмилицию содержат", — предписывая после умерших землю "наследникам их и женам на части не делить". В заключение инструкцией предлагалось местным учреждениям представить соображения о поземельном устройстве однодворцев малоземельных селений. В конце XVIII в. обращено было внимание на неудовлетворительное экономическое состояние однодворцев, причину которого правительство видело в малоземелье, происшедшем от размножения населения, и в том, что однодворцы продавали свои земли, и "не однажды, но по несколько раз те же участки и завели множество судных и исковых дел". Для улучшения их положения экспедиция государственного хозяйства предлагала удовлетворить малоземельные однодворческие селения за счет многоземельных, отрезав у последних излишек наследственных земель сверх 15 десятин на душу; но Высочайше утвержденным 21 июня 1798 г. сенатским докладом предписывалось земель однодворцев, принадлежавших их предкам по дачам или приобретенных по прежним узаконениям покупкой, не трогать, а малоземельные селения удовлетворять прирезкой из казенных угодий до 15 десятин на душу. Спорные дела, между однодворцами и другими казенными крестьянами велено уничтожить, оставив тяжущихся при том владении, какое имел до генерального межевания или до начатой тяжбы", так как тех и других предположено удовольствовать 15-десятинной пропорцией; уничтожить повелено и дела, заведенные помещиками с однодворцами и другими крестьянами по покупкам земель и менам, ввиду того, что эти сделки запрещены инструкцией 1766 г. Сохранение за селениями, "в коих по писцовым книгам и разным крепостям сверх 15 десятин на душу есть излишество", этих излишних земель предписывается и Высочайше утвержденным 17 декабря 1800 г. докладом сената. Высочайше утвержденным мнением государственного совета 13 апреля 1810 г. постановлено применять к делам о землях однодворцев, жалованных лично или купленных, основания, по которым производятся дела об имениях между помещиками, а по отношению к землям, принадлежащим однодворцам "по дачам или по отводу от казны к целым селениям", следовать порядку дел о землях казенных.

Постановления межевой инструкции 1766 г. послужили главным основанием формулирования поземельных прав однодворцев в Своде Законов (т. IX). В издании 1832 г. однодворцы причисляются к разряду поселян, водворенных на казенных землях, потому что хотя они "могут иметь собственные земли и на них водворяются, но как они имеют также и казенные земли и все вообще во владении их защищаются правом казенным, то и причисляются к сему разряду" (ст. 387, 9, примеч.). По ст. 410 "земли и угодья, принадлежащие к каждому селению, каким бы образом они в начале не были приобретены — по прежним ли дачам и крепостям, или отведены от казны для водворения и наделения, — считаются общественным имуществом и во всех делах тяжебных защищаются правом имуществ казенных; владение оными предоставляется мирскому обществу того селения с платежом установленного оброка без ограничения времени и срока" (ст. 669, изд. 1857 г.). За силой ст. 411, "как сии земли и угодья принадлежат во владение не каждому крестьянину порознь, но всем вообще обывателям одной слободы, села или деревни, то распределение их на участки по семействам, и внутреннее оными распоряжение принадлежит целому мирскому обществу" (ст. 6 7 0, изд. 1857 г.). По ст. 413, "остающиеся после умерших поселян участки не могут быть делимы на части наследникам и женам; они подлежат распоряжению мирских обществ (ст. 672, изд. 1857 г.). Однодворцам дозволено удерживать в своей собственности не только земли, купленные ими и их предками или жалованные сим последним в вотчину, но и поселенных на них крестьян (ст. 427). Собственные земли однодворцев межуются за каждым по старинным крепостям особо; но земли эти могут продаваться лишь однодворцам того же уезда (ст. 428). В Высочайше утвержденном 29 апреля 1831 г. мнении государственного совета однодворческие земли подверглись более детальному расчленению, которое было внесено в последующие издания Свода Законов (изд. 1857 г., ст. 753 и сл.). К собственным землям однодворцев здесь отнесены: пожалованные в прежнее время в вотчину, приобретенные от посторонних до времени воспрещения таких покупок, приобретенные от однодворцев или на основании указа 12 декабря 1801 г. (дозволившего всем свободным людям приобретатьнезаселенные имения). Землями, составляющими собственность казны или общества, названы земли, отведенные однодворцам для службы прежде обращения их в подушный оклад, отведенные однодворцам из дико-порожних в указную пропорцию на душу и купленные волостью или селением. Собственные земли, приобретенные на основании указа 1801 г., разрешалось продавать лицам всякого звания, остальные — только однодворцам. Постановления об однодворцах в Своде Законов 1842 и 1857 гг. помещены в главе о свободных сельских обывателях, водворенных на собственных землях, потому что "хотя некоторые однодворцы поселены на землях казенных, но в правах состояния своего не различаются от однодворцев, жительствующих на собственных землях". В 1850 г., по случаю разногласия в сенате по делуоб отобрании земли у одного крестьянина Обоянского уезда, государственный совет высказал, что хотя земли, отведенные однодворцам до 1724 г. для первого поселения и исправления служб, составляют собственность казны или общества, и, согласно мнению министерства государственных имуществ, должны быть всегда обращаемы во владение казны, но так как — по заключению того же министра — однодворцы привыкли считать их своей собственностью и, имея эти земли, не требовали надела из других общественных угодий, а от присоединения этих земель к общественным казенные крестьяне выиграли бы очень мало, то на будущее время следует принять такое правило: при отобрании во владение казны или общества поместных однодворческих земель, последние должны оставаться в пользовании потомков перводачников из платежа оброка и переходит в распоряжение общества лишь в случае отказа их от этого (Свод Законов изд. 1857 г., ст. 756). Однодворческие земли не теряли своего юридического характера и с переходом их владельцев, путем выслуги, в дворянское сословие. Высочайше утвержденным 24 мая 1852 г. мнением государственного совета однодворцам, дослужившимся до офицерских чинов, позволялось выделять их земли из чересполосного владения, с тем, чтобы земли, пожалованные в вотчину, купленные у посторонних до времени запрещения межевой инструкцией или приобретенные у однодворцев, они уступали только однодворцам. Мнением государственного совета, Высочайше утвержденным 20 декабря 1854 г., было признано, что поместные земли однодворцев не перестают быть собственностью казны или общества и в том случае, когда поселенные на них однодворцы дослужились до офицерских чинов: но для поощрения однодворцев к достижению этого звания разрешено оставлять их в пользовании таких лиц с тем, чтобы следуемые с земель платежи вносились из сумм министерства государственных имуществ. Положением о государственных крестьянах 1866 г. продажа однодворческих земель была освобождена от всяких ограничений; в приложениях к владенным записям семейные участки их записывались за старшими в роду, хотя бы то был старший брат при младших или дядя при племянниках. Занесенный в список владельцев считался юридически собственником участка и, пользуясь свободой отчуждения, нередко продавал или иначе передавал его кому-либо, обезземеливая остальных членов семьи. Побуждением к продаже участков была не только нужда в деньгах, но и неудобства обработки клочков земли, доставшихся малоземельным хозяевам по семейному разделу. При земском исследовании крестьянского хозяйства Курской губернии в 1880-х гг. встречены были волости, где при 1000-1500 дворах насчитывалось от 200 до 300 случаев перехода земли в течение года. Эти обстоятельства привели, с одной стороны, к разъяснению сената (в 1882 г.), что запись подворных участков за домохозяевами (при выдаче владенных записей) не укрепляет за ними отдельного личного права собственности на участок земли, который составляет принадлежность всего двора, и за смертью домохозяина собственниками участка делаются члены двора или семьи; с другой — к закону 1893 г., дозволившему отчуждение подворных участков, лишь если приобретатель приписан к сельскому обществу.

В соответствии с фактом происхождения однодворцев от служилых людей находится факт владения ими крестьянами. Первоначально крестьяне появились в этой среде главным образом путем пожалования низшим служилым людям населенных имений; впоследствии класс однодворческих крестьян увеличивался припиской к однодворцам дворян, покупкой крестьян у дворян, получением их по наследству и т. д. Число однодворческих крестьян было, впрочем, очень ограничено: по 3-й ревизии — 17675 душ, по 4-й — 21531 душа, в 1834 г. — лишь около 11000 душ, по 1 крестьянину на 112 однодворцев. Первоначально однодворческие крестьяне, как и помещичьи, платили в казну лишь подушную подать; межевыми инструкциями предполагалось взимать с них, как и с их владельцев, налог на содержание ландмилиции; осуществлено это было в 1786 г., а в 1787 г. постановлено не освобождать их от оброка и в том случае, если они перейдут по наследству к однодворцам, дослужившимся до офицерских чинов и зачислившимся в дворянское сословие. В 1827 г. однодворческие крестьяне освобождены от оброка по тому соображению, что они несут аналогичную повинность своим владельцам. Однодворцы могли продавать крестьян только лицам своего звания, покупать — также лишь у них; сенатским указом 1794 г. им было запрещено отпускать крестьян на волю, на том основании, что они состоят с ними в одинаковом подушном окладе, а право освобождать крестьян составляет привилегию дворянства; в 1809 г. запрещение это отменено, как "не заключающее достаточных причин". В 1842 г. однодворцам разрешено ходатайствовать о ссылке крестьян за дурное поведение и дерзкие поступки в Сибирь на поселение. Еще императрица Екатерина II делала попытку выкупать однодворческих крестьян. В 1841 г., по случаю просьб некоторых однодворцев о принятии их в казну, приступлено было к постепенному выкупу их (не более 1/10 части или 1000 душ в год), с уплатой по 100 руб. за душу; у однодворцев, несостоятельных к платежу недоимки, выкуп производился, невзирая на их несогласие. До 1858 г. казной было приобретено 7886 душ, а в этом году Высочайше повелено выкупить всех остальных.
....
Неравномерность участков однодворцев приводила к тому, что многоземельные домохозяева, не будучи в состоянии обработать всюземлю силами своих семей, отдавали часть ее в краткосрочную аренду соседям, а последние не имели побудительных причин тщательно ухаживать за ней; поэтому во многих местах однодворческие земли обрабатывались плохо, доходы с них были невелики, недоимки большие. Разбросанность владений многих однодворцев в разных селениях затрудняла сбор недоимок и податей, когда оброк был переложен с душ на землю. Наконец, раздел Ч. земли на души, причем осуществлялось уравнение домохозяев не только в количестве, но и в качестве земли (путем разделения ее на ярусы и отведения каждому участка во всех ярусах), значительно облегчал процесс расценки земли для переложения на нее оброка — реформы, вводившейся в 40-х годах (неподвижность ярусов Ч. земли в течение столетий имела следствием нарушение качественного равенства участков одного яруса), а упразднение наследственных владельцев делало ненужным составление кадастровых списков для каждого домохозяина. Фактические сведения о вмешательстве администрации в процесс обращения однодворческих земель в общинное владение в конце XVIII и в первые десятилетия XIX в. очень скудны. Гораздо богаче эти сведения относительно времени после учреждения министерства государственных имуществ, но они не имеют документального характера, а заключаются ввоспоминаниях крестьян, часто путающих даты и факты и неправильно окрашивающих последние. Нужно полагать, что в конце 1830-х гг. ведомством государственных имуществ издан был циркуляр, разъяснявший, что Ч. владельцы, по общественному приговору, могут разделять свои земли на ревизские души. Циркуляр этот значительно усилил партию однодворцев, стоявших за уравнение земли. Хотя все это дело передавалось исключительно крестьянам, без вмешательства окружного начальства, которому не предоставлялось даже самостоятельной проверки приговоров о переделе, но так как местное начальство разъясняло законы, давало те или иные советы и проверяло приговоры по предписаниям палаты государственных имуществ в случае жалоб недовольных переделом, которые приносились очень часто, то окружной начальник имел возможность оказывать на крестьян известное давление и сообразно своим симпатиям и другим обстоятельствам (между прочим — склонности к взяткам) облегчал или тормозил переделы. На основании закона, по общественному приговору можнобыло разделить на души лишь поместную землю, но раздел сплошь и рядом распространялся на жалованные и купленные земли, особенно в первое время данного периода, пока еще не вошло в обычай обращаться, при недовольстве приговором о переделе, к суду. Обращение это для многих затруднялось тем, что документы о праве владения были отобраны при размежевании земли общего владения однодворцев и частных собственников, к чему особенно стремилось министерство государственных имуществ. В своих решениях суд опирался на свойство документов, представлявшихся истцами, палата же государственных имуществ, куда также поступало много жалоб, чаще руководствовалась, по-видимому, симпатиями к общинному землевладению. Главной причиной обращения Ч. землевладения в общинное было стремление к этому малоземельного большинства домохозяев. Благоприятствовавшие осуществлению этого стремления обстоятельства заключались: 1) в крайней раздробленности участков и спутанности владений отдельных домохозяев в некоторых селениях, что имело следствием крупные хозяйственные неудобства и многочисленные ссоры между соседями; 2) в переложении оброка при графе Киселеве с душ на землю, отчего платежи многоземельных домохозяев иногда увеличивались настолько, что они склонялись к душевому поравнению, а иногдаи сами предлагали обществу взять их землю; 3) в специальном размежевании для отделения однодворческих земель от частновладельческих: однодворцы часто получали при этом отрубной участок, который нужно было заново разверстать между владельцами; этим пользовались приверженцы уравнения и требовали разверстки по душам; требование это получало особенную силу, если, как это бывало очень часто, определить долю каждого домохозяина в общем владении оказывалось затруднительным, потому что плодовитость отдельных линийбыла забыта, родовые счеты перепутались и многие полосы по сделкам неоднократно переходили из рук в руки. Многоземельные домохозяева иногда соглашались на передел, с тем, чтобы им был нарезан несколько больший участок сравнительно с остальными или дана известная сумма денег, собираемая с тех, участки коих увеличивались при переделе. В других случаях согласие их на передел достигалось угрозой выделить им участки вдали от селения, не пускать их скота на общий выгон и т. п. Если часть домохозяев все-таки не соглашалась на раздел и поддерживалась в этом администрацией или судом, общество распадалось на два: с душевым и Ч. владениями, с особыми участками для каждого. Иногда селение распадалось на две душевые общины — малоземельную и многоземельную. Во многих случаях домохозяева, отделившиеся от большинства, через несколько лет соглашались включить свои земли в общий раздел, потому ли, что не считали удобным вести хозяйство отдельно от других, или потому, что семьи их значительно размножились и отдельное владение не представляло прежних выгод. Обращение Ч. владения в общинное на территории однодворческих поселений происходило неравномерно во времени и пространстве в восточной окраине процесс охватил гораздо большую часть селений (местами Ч. селений совсем теперь нет) и завершился настолько давно, что население сохранило о нем лишь отрывочные воспоминания; в западной части территории переход с четвертей на души совершался на памяти живущих стариков или их отцов и в одних уездах охватил большую часть селений однодворцев, в других коснулся лишь немногих обществ. Причины указанного разнообразия заключаются отчасти во влиянии окружающей среды: переход на души совершался легче в местностях, где по соседству с однодворцами находилось много селений государственных крестьян собщинным владением землей. В 1851 г. по формам владения землей однодворцы распределялись следующим образом: из 1190 тыс. ревизских душ 453 тыс. владели землей по четвертям, а 737 тыс. — по душам; из этих последних 204 тыс. были поселены в разное время на казенных землях, на основаниях, общих с государственными крестьянами, а 533 тыс. перешли к душевому владению от четвертного.
......
Раздел четвертных земель на души на законном основании, по приговору большинства домохозяев, мог иметь место лишь до 1850 г., когда было признано право однодворцев владеть поместными землями лично. Переход от четвертей на души продолжался, однако, и после того. Земское описание крестьянского хозяйства показало, что в 80-х годах в Рязанской губернии находилось Ч. крестьян 14,5 тыс. душ Х ревизии, тогда как в 1850 г. их было 23,4 тыс. душ IX ревизии; в Воронежской губернии в конце 80-х гг. четвертной земли было 40 тыс. десятин, а в 1850-х гг. — в 10 раз больше. Обращению четвертного владения в общинное противопоставлено сильное препятствие преобразованием быта государственных крестьян, когда четвертная земля записана была за главами семей и была допущена продажа этих земель лицам всех сословий. Это придало особую ценность земле и сделало крупных Ч. владельцев мало склонными к отказу от права собственности на землю. Распространение душевого владения на четвертные земли не прекратилось, однако, окончательно; живое стремление к тому в среде малоземельных домохозяев констатируется земской переписью крестьянского хозяйства (в 80-х гг.) в Курской и Рязанской губерниях. Обращение четвертного владения в общинное не всегда было результатом единичного акта — общественного приговора, распространяющегося на все земли селения. Во многих селах ему предшествовало обращение в уравнительное пользование некоторых участков или угодий (лес, луга) и общинное владение таковыми наблюдается и ныне во многих селениях, удержавших для главнейшей массы земли форму личного владения. Общинная пашня в селениях Ч. крестьян образовалась издополнительных прирезок казенной земли, из распашек выгонов, лесов и лугов, из участков выморочных и оставленных переселенцами, из земель уступленных обществу многоземельными домохозяевами или поступивших в общество по решениям суда, из участков, ранее сдававшихся обществами в аренду, и т. д. Можно, таким образом, заключить, что участки, достававшиеся тем или другим путем обществу однодворцев, оно распределяло между всеми не по четвертным правам, а по душам.
.....




Реклама от YouDo
Услуги специалиста: английский язык, быстро и недорого.
Вскрытие авто в Щелково на http://perevozki.youdo.com/shchelkovo/roadhelp/opening/.