Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS


Левковские

Создание общей родословной.


<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 158 159 160 161 162 163 164 165 166 ... 240 241 242 243 244 245 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
slovehno
Почетный участник
Историк-краевед



Сообщений: 132
Регистрация: 2014
Рейтинг: 38 

Пан Nevmer.
Напевне Ви не так зрозумiли мое запитання.
Я цiлком погоджуюсь з Вашими поняттями про те що Немиричi досить довгий час боролись за Каменщизну . Але з таким успiхом Каменщизну можна назвати i Каменщизною- Левковщиною. В нашому краi було багато людей - iсторичних особистостей з якими можна повязувати каменщизну.Це i Казимир Чудовський i той ж Потоцький, Кмитич в кiнцi кiнцiв.
Але в чомусь Ви всеж правi.
Одне едине це те що околична шляхта це споконвiчнi жителi Каменщизни.Дякую Вам що вiдповiдаете.
.

---
ICTORIK
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1320
Регистрация: 2009
Рейтинг: 6579 

Правда ли, что Митко Петрович - дед Русиновичей, родной брат Немири и Казарина Резановичей?

В общем, принципиально я согласен в главном: вся огромная земля Каменщизна-Немиричизна первоначально выслужена "Черным Немирой" (об этом Петре Грицковиче и писал Несецкий и ссылался на документ, который нашел А. Коновальчук в архиве Ельцов), только одно замечание - Городец все-таки считался капитульным селом.

У меня появилась еще одна интересная находка:

Вот здесь я привожу документ, где братья Русан, он же Сенько Русин (от него Русиновичи) и Ганус получили вместо отчизны именье Чаруков под Луцком и подтвердили его у короля Казимира в 1452 году, но обратите внимание, что это именье им дал еще князь Свидригайло:
[q]
...то ему з братомъ противъ отчины далъ Швитрикга[й]л[о], коли у Литве былъ...
[/q]


Вот этот документ полностью доказывает, что Андрушко Русинович был сыном именно того самого Русана, в которого брат Ганус, причем Чаруковское подворье, которое в 1494 году земянин луцкий Андрушко Русинович (Русанович, в самом привилее буква И исправлена на А) продает княгине Марии Ровенской, как отчизну свою (Архив Сангушков, Т. 1, стр. 101-102) имелось ввиду лишь подворье от имения, а не само имение, причем это подворье находилось не под Луцком, а в самом Луцке, как и сказано в документе.

А отчизное Чаруковское имение под Луцком (теперь село Чаруков (укр. Чаруків) — село на Украине, находится в Луцком районе Волынской области) после смерти Русана осталось тогда за Андрушком Русиновичем (Русановичем) и его сестрой, поскольку в 1517 году Зенко и Микита Андрушковичи Русановичи судились уже за него со своими зятьями (Архив Сангушков, Т. 3, стр. 152-153), я об этом писал здесь.

А теперь, внимание, фокус:
В Актах на имения князей Чорторыйских, предъявленные князем Александром Федоровичем Чорторыйским в 1547 году
имеется документ №4:
1450 г., (инд. 10), дек. 29. Жалованная грамота вел. князя Свидригайла князю Михайлу Васильевичу Чорторыйскому и его жене Марии Немирич Резановне на имения в Луцком повете: села Алышев, Деревянное, Деков, Суховес, монастырь св. Николы на Клевани и село Чаруковец,
в котором сказано, что в 1450 году князь Свидригайло в числе других имений в Луцком повете дает князю Михайлу Васильевичу Чарторыйскому село
[q]
...Чаруковець на реце на Полоной, и со въсими пожитъки и платы...
[/q]
,
то есть это то же самое село Чаруков в Луцком повете, которое в 1452 году Русан и Ганус подвердили у Казимира, а это была данина им еще от тог же князя Свидригайла. Другими словами, этот странный факт можно объяснить тем, что князь Свидригайло одновременно одно и то же имение Чаруков в Луцком повете дал князю Михаилу Васильевичу Чарторыйскому и его жене Марии Немирич и братьям Ганусу и Русану - сыновьям Митка Петровича Немирича, то есть фактически двоюродным братьям жены князя Михайла. Причем, в 1517 году, когда решался вопрос об этом имении в деле Зенька и Микиты Андрушковичей Русиновичей, при выроке присутствовал сын Михайла Васильевича - князь Федор Михайлович Чарторыйский, который между прочим, не заявлял никаких претензий на Чаруково, а наоборот, способствовал вынесению решения в их пользу. Так не является ли это еще одним твердым доказательством того, что Русиновичи, как потомки Митка Петровича, родного брата Немири и Казарина Резановичей не могли иметь никаких противоречий с князем Михайлом Васильевичем Чарторыйским, женатым на Марии - дочери того же Немири Резановича, поскольку имение Чаруков они получили от князя Свидригайла одновременно и владели им на условиях общей родовой клановой собственности?

Кстати, вышеуказанная Жалованная грамота вел. князя Свидригайла князю Михайлу Васильевичу Чорторыйскому в другом источнике датируется 1446 годом и я с этим соглашусь, поскольку в документе указан индикт 10-й, который отвечает 1447 году, а поскольку это было 29 декабря, то учитывая то, что Свидригайло, вероятно, пользовался юлианским календарем, следовательно год нужно уменьшить на 1, поскольку Новый год начинался с 1 сентября, а значит - это 1446 год, как и подано в Архиве Сангушков, Том 3.

Кроме того, согласно вышеупомянутого документа 1517 года, Зенко и Микита Андрушковичи Русановичи жаловались, что их отчизну Чаруков неизвестно почему держат их зятья: Микита Викгур, Яцко Яковицкий и Михно Лосятинский. На что те отвечали, что они держат Чаруков и Ходорков по тестю своему Роману Ботенчичу; этот Ботенчич был женат на дочери Русана Чаруковского, которая (их теща, она же жена Романа) получила в вено от отца своего Русана Чаруков в сумме 50 коп широких грошей литовских и этот долг Роман Ботенчич выплатил родному брату его жены - Андрушку Русановичу, за что тот записал Чаруков Роману Ботенчичу на вечность. Присутствовавшие на разборе этого дела волынские князья, в том числе и сын Михайла Васильевича - князь Федор Михайлович Чарторыйский отметили, что
[q]
"...отец их Андрюшко неслушне все имене записал, детей своих отдаляючи, чого ж и в панстве господаря нашого, в правах христианских нет..."
[/q]

и постановили вернуть Миките и Зенку Андрушковичам Русановичам отчизное имение Чаруков ("тое имение в своей руце взяти") и выплатить их зятьям Миките Викгуру, Яцку Яковицкому и Михну Лосятинскому фактическу ту же сумму, которую в свое время уплатил отец их жен - Роман Ботенчич, а именно 86 коп грошей личбы полугрошковых и 15 коп, коими платили, то есть широкими. Согласитесь, довольно редкое судебное решение: возвращение прав прежним владельцам, без каких-либо юридических причин. А значит на это были другие причины - родственные между князьями Чарторыйскими и Русиновичами, ведь князь Федор Михайлович Чарторыйский приходился троюродным дядей волынским земянам Миките и Зенку Андрушковичам Русановичам по матери своей Марии Немирич.

Продолжение данной истории обнаруживаем, когда посмотрим на раздел имений уже между сыновьями князя Федора Михайловича Чарторыйского - Иваном и Александром в 1547 году. В этом разделе опять всплывает то же самое имение Чаруков, которое в добровольном согласии братьев выбрал себе князь Иван Федорович Чарторыйский, причем заметьте, что
[q]
..."Чаруковъ, который бояринъ Викгура держить"...
[/q]


Как же так (и мои оппоненты уже потирают руки), неужели бояре Русиновичи просто клиентелла князей Чарторыйских и фактически просто их слуги, а не собственники имения Чаруков?

Должен разочаровать своих уважаемых рецензентов. Заметьте, что князья Чарторыйские взяли на себя лишь ту часть Чарукова, которую держал боярин Викгура, то есть один из зятей Романа Ботенчича (Микита Викгур). Почему? Видимо, потому, что Микита и Зенко Андрушковичи Русиновичи так и не уплатили ему положенную его часть суммы, согласно документа 1517 года, и это, естественно, сделали (или были намерены сделать) за них князья Чарторыйские, что бы сохранить родовое владение Немиричей-Чарторыйских. А что же с остальной частью Чарукова? Вероятно, эту часть Русиновичи успешно оплатили двум остальным зятьям и поэтому в описи Луцкого замка 1545 года мы успешно можем наблюдать городню уже знакомых нам сыновей Андрушка Русиновича тех же Никиты и Зенька, которые в 1517 году позывались к своим зятьям:

[q]
...Никиты и Зенька Чаруковскихъ съ Чарукова...
[/q]


Уверенности в этом придает тот факт, что, например, указанные в разделе братьев Чарторыйских имения: Чорторыйск, Литовиж, Шпрахи, Клевань, Шапле, крепость Белгород (Белев) уже в той же описи Луцкого замка 1545 года четко фиксируются именно за князьями Чарторыйскими, но не за их мещанами или служилыми боярами: Литовиж с приселками 18 сел (стр. 18, 177), Жарки или Джарки (стр. 19), Чарторыйск (стр. 62-65, 132), Подложецк (стр. 76), Шепля (стр. 84), Дядьковичи (стр. 105, 188), Белев и Клевань (стр. 129, 139, 188), Осмытычин, Викорыч, Шпрахов (стр. 109), Земно (стр. 133), Пересопница, Грабово, Макотерти (стр. 188).

А отсюда, я думаю Вы согласитесь, что на мой вопрос в заглавии сообщения можно ответить положительно.

Прикрепленный файл Снимок экрана 2015-08-26 в 18.01.46.png
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 535
Регистрация: 2008
Рейтинг: 262 

Очень хороший материал, спасает и укрепляет Ваши исследования.

Я еще при первой публикации обратил внимание на эту фразу ...то ему з братомъ противъ отчины далъ Швитрикга[й]л[о], коли у Литве былъ... Из ней следует, что князь Свидригайло вместо имений отца ( Митка), которые записал на себя Немиря Резанович, дал Русану и Ганусу имение Чаруков ... .

И следующее, возможно в 1544 году, сын Микиты Андрушковича Русиновича, Влас Микитич ( селище которого находилось в земле Невмирицкой) и предъявил свои права на землю Невмирицкую, как на свою вотчину. Если найти, что этот Влас Никитич сын Андрушка Русиновича, то это будет жирная точка в этом исследовании. Дай Боже... .

Где-то скрывается и родовая связь Лазора Скобейковича с землей Немири в Овручском повете. Не случайной была связь киянина Скобейко с князьями Чарторыйскими при свержении князя Сигизмунда Кейкустовича в 1440 году. Обратите внимание 1440 год и 1474 год ( год оспаривания земли Невмирицкой), небольшой временный разрыв. Возможно получиться установить и эту родовую связь?
yurochka
Долгожитель форума

yurochka

Мiнск, Беларусь
Сообщений: 2831
Регистрация: 2011
Рейтинг: 7739 


Ivan Levkovskiy написал:
[q]
Irena SuŁkowska-Kuraś "Bullarium Poloniae : litteras apostolicas aliaque monumenta Poloniae Vaticana continens. 5. 1431 - 1449"; 1995,
где на странице 286 должна быть эта информация. (К сожалению, эту книгу (том 5) не получается пока приобрести). Кстати, тот же автор "Літоўская знаць", ссылаясь на тот же Секретный архив, который описал Коцебу и где я нашел уже два письма с упоминанием Немири, говорит, что Немира в 1432 году служил покоевым в Свидригайла и был послом к Ягайлу, то есть заведовал его покоями. К сожалению, в этих письмах, я нашел лишь комнатного Свидригайла и посла к Ягайлу некоего русича Юшка. (стр. 153-155) Известно, что в 60-х годах упом. Юшко Чижевич, может быть это он?
[/q]


давайте я попробую внести свой вклад в дискуссию, поскольку заинтересована в поисках Юшки, только Корсака. :biggrin :confz:


[q]

1. Шаланда Аляксей. Таямнічы свет беларускіх гербаў: шляхецкая геральдыка Вялікага княства Літоўскага - See more at:
> --
там есть такая фраза:
"... Аб гэтым сведчыць з'яўленне польскага герба “Ястрабец” на пячатках полацкага баярына Юшкі ці Юрыя Корсака яшчэ ў 1431–1432 гг." к сожэалению, больше ничего по этому поводу нет - посмотрела книгу.

Но! Вот что еще выцепила в сети:

Full text of "Herbarz polski"

Oprócz tych połączonych w jeden rodowód Korsaków, było i jest jeszcze
wiele gałązek i pojedynczych osób, których zamieścić w drzewie genealogicznem
nie zdołaliśmy. ...


. Semen i Jaszko Żdanowicze otrzymali 1667 r. od Zygmunta Augusta potwierdzenie, posiadania Maniukowiec, nadanycl) pradziadowi icli, Jaszkowi Afanasiewiczowi Korsakowi. Semen Zdanowicz był posłem do Moskwy 1566 r...

https://archive.org/stream/herbarzpolski00reisgoog/herbarzpolski00reisgoog_djvu.txt
[/q]


Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1320
Регистрация: 2009
Рейтинг: 6579 

yurochka
В моем сообщении "Ян Немира и Немира Резанович: что общего?" смотрите файлы из работы Semkowicz W., «O litewskich rodach bojarskich zbratanych ze szlachtą polską w Horodle roku 1413, w: Lithuano-Slavica Posnaniensia. Studia Historia, t. III, Poznań 1989, S. 96-103,
там есть немного о Юшке Корсаке (файлы 5, 6, 7), который правда ничем не связан с Немирой, кроме герба.

Nevmer написал:
[q]
князь Свидригайло вместо имений отца ( Митка), которые записал на себя Немиря Резанович, дал Русану и Ганусу имение Чаруков
[/q]


Скорее имелась ввиду утерянная отчизна на Овруччине. Вспомните, что Велавские выиграли в отца Русина - Митка Петровича суд еще перед Мартином Гаштольдом:
[q]
...листъ пана Мартиновъ Гастовтовича, штожъ деда ихъ Давида Велавского зъ дедомъ Русиновичомъ, зъ Миткомъ Петровичомъ, о томъ судилъ... и тотъ Островъ Велавъскимъ присудилъ, старины ся доведавши, и тот судъ свой отцу нашому, королю е. м., отписалъ, й отецъ нашъ е. м. подлугъ суда пана Мартинова на то имъ и листъ свой далъ.
[/q]


Может быть, еще Витовт решал вопрос в пользу Велавских? И не этой ли "старины ся доведавши" сам Гаштольд? Но главное здесь то, что в Велавских и Русиновичей - отчизна общая - Велавская земля. В любом случае, в начале документа Русиновичи указывали, что Велавские "держатъ отчину ихъ" (то есть, одну из ее частей), а отсюда нам не нужно думать, где находилась их отчизна - она указана в Овручском повете.

Далее, Ваше:
[q]
возможно в 1544 году, сын Микиты Андрушковича Русиновича, Влас Микитич ( селище которого находилось в земле Невмирицкой) и предъявил свои права на землю Невмирицкую, как на свою вотчину.
[/q]


Теоретически это возможно, но я пока не соглашусь с этим. Тем боле, что среди потомков Микиты и Зенка Андрушковичей Русиновичей на сегодняшний день мне удалось найти лишь упоминания:
[q]
1) 1584 год, "Огъренною Ивановною Чаруковъского" - жена N. Чаруковского и дочь Ивана Левковича Кржищовского;
2) 1553 год, свою печать ставит "пан Анътоней Лабета Чаруковский"
3) 1561 год, "попа Чаруковского" (неизвестно имя и фамилия)
4) 1596 год, собственником Чарукова уже стал судья гродский Луцкий, Матей Стемпковский (Архив ЮЗР, Ч. 6, Т. 1, см. файл внизу)
5) 1663 год, Францишек Чаруковский, упомин. Констанция Францишковая Чаруковская - дочь князя Станислава Любомирского, старостина меджирецкая и пыстрская, (см. Руська (Волинська) метрика. Книга за 1652—1673 pp." / Упорядник: П. Кулаковський. — Острог-Варшава-Москва, 1999; док. № 27, стор. 326-328).
[/q]


Здесь более подходит, мне кажется сын Олехна Киселя - Микита, совершенно конкретная историческая личность, упомянутый в документах, как владелец Низкиничей и Дорогиничей во Владимирском повете (буквально рядом с Будятичами и Тишковичами), которые его отец выслужил в Свидригайла, где женой Олехна была Немиричовна, а согласно „Патерикона Косова“, якобы его сын Микита Кисель был мужем Немиричовны (см. Frank E. Sysyn Between Poland and the Ukraine THE DILEMMA OF ADAM KYSIL, 1600—1653. Distributed by Harvard University Press for the Harvard Ukrainian Research Institute, 1985, S. 44, 258—259.) - той самой дочери Немири Резановича, Марии. Известно, что Олехно Кисель погиб еще при жизни Свидригайла и вполне возможно, что Мария вышла второй раз замуж за князя Михаила Чарторыйского. Вот чьим сыном, мне кажется, был Влас Микитич - Микиты Олехновича Киселя, а его родной бабкой была Мария Немирич.

Прикрепленный файл Снимок экрана 2015-08-28 в 09.45.43.png
yurochka
Долгожитель форума

yurochka

Мiнск, Беларусь
Сообщений: 2831
Регистрация: 2011
Рейтинг: 7739 


Ivan Levkovskiy написал:
[q]
yurochka
В моем сообщении "Ян Немира и Немира Резанович: что общего?"http://forum.vgd.ru/1231/18290...iew&o= смотрите файлы из работы Semkowicz W., «O litewskich rodach bojarskich zbratanych ze szlachtą polską w Horodle roku 1413, w: Lithuano-Slavica Posnaniensia. Studia Historia, t. III, Poznań 1989, S. 96-103,
там есть немного о Юшке Корсаке (файлы 5, 6, 7), который правда ничем не связан с Немирой, кроме герба.
[/q]

:hug: :worthy: спасибо большое!!! Я с Вашего позволения сделаю "перепост" Вашего сообщения в тему Корсаки - странички с упоминанием о Юшке.
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 535
Регистрация: 2008
Рейтинг: 262 

Вы писали, а я опирался на Вашу информацию.

Уточнение по боярах Русиновичах:
[q]

У Луцку. Ганусу записано на паркгамене, какъ инымъ, именье Чоруковъ; то ему з братомъ противъ отчины далъ Швитрикга[й]л[о], коли у Литве былъ, а Сербичи, а Золчовъ 1. Русанъ одинъ выслужилъ у Швитрикгайла, а нетъ дей къ тому отчича I никого. А данъ въ Троцохъ, февраля] 15, инъдик[тъI 15. Панъ Монивидъ, панъ Михайло.
[/q
Это 1452 год.

В 1452 году Митко Петрович не мог утратить имения на Овруччине. Вероятнее всего братьям и сыновьям Митка Петровича дали имения,взамен имений, которые присвоил Немиря Резанович. Перед кончиной старого князя Свидригайла происходит процесс присоединения, подтверждения и получение имений его соратниками из ближайшего его окружения.

Но меня больше всего интересует следующий момент: Немира выслужил землю Невмирицкую у князя Александра Витовта и этот момент застолбнен в документе от 1474 года по Невмирицким. Имеется документ, ссылаясь на который мы можем утверждать, что Немира - это Петр Бакотский, подтверждает о существовании Петра и Каспар Несецкий в своей генеалогии Ельцов. Но вот мы имеем лист князя Литовского Александра на подтверждение Немире и Черешне на выслугу Петра Гридковича Котчизна в Киевской земле. Под Котчизной следует понимать огромную территорию на северо-западе Овручского повета.

Вот здесь и начинаются проблемы. Если землю передает своим сыновьям Немира Петр Гридкович, то его сыновьями должны быть Немира Резанович (три или четыре брата), Александр Черешня ( семь сыновей). Бартош Попроцкий говорит, что Александр сын Грегора Воронича, но нет информации о Немире Черном ( Ворониче),получается как говорят, сплошная путаница и единого мнения еще никто не вырисовывал.
Из уже наработанных материалов напрашивается следующая генеалогия: Грегор Воронич - его сыновья Немира и Александр -Черешня и тогда мы находим всех потомков в так называемой Котчизне н Овручине. Что делать и как двигаться дальше?
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1320
Регистрация: 2009
Рейтинг: 6579 

Грамота (писанная руським письмом) городу Каменцу от 7 ноября 1374 года: "Hrinko Czerwonogrodzki wojewoda"

На стр. 161 я писал о грамоте (писанной руським письмом) от 7 ноября 1374 года, где речь идет о литовских князьях - братьях Юрии и Александре Корьятовичах. Но, ведь в ней еще упоминается и Гринко Соколецкий, как Гринько Червоногродский воевода (Hryńko czerwonogrodzki wojewoda).

По словам Е. Сицинского, датировавшего грамоту в отличие от Каменецкой редакции (7 ноября 1374 года) по изданию М. Грушевского от 7 февраля 1374 года (7 січня, треба “лютий” розуміти, як “січень”):

Грамота князей Юрія и Александра Коріятовичей місту Камянцю. 7 січня 1374 р. Князь Юрій Коріятович разом зі своїм братом Александром дає грунти й права міщанам міста Кам’янця. Грамота була написана на руській мові, але ні подлинної грамоти, ні руського текста її не збереглося, а тільки польський переклад пізнішого часу. Що грамота була на руській мові, найранійша офіціальна вказівка відноситься до 1564 р. і в книзі люстрації Теребовельського замку значиться такий запис 1564 р.: “Rayce i mieszczanie Kamienieccy prava Maydeburskiego…ukazali list stary Ruski Iurego Kmietowicza (очевидно помилка, – замість: Koriatowicza) kniazia Podolskiego i brata iego kniazia Alexandra na zasadzenie miasta Kamienieckiego tysiącznego trzechsetnego siedmdziesiątego czwartego, dobry list stary quatenus in usu”1


1 Книга Київ(ського) Центр(ального) Архіву №4562, fol 690; Молчановський, 206 (Тут і далі такий варіант посилання Ю. Сіцінський робить на працю: Молчановский Н. Очерк известий о Подольской земле до 1434 г. (Преимущественно по летописям). – К., 1887. – упорядн.)

Грамота ця в польськім перекладі видана в таких виданнях:

1) Матеріали до історії суспільно – політичних і економічних відносин західньої України. Зібрав і видав Михайло Грушевський. Частина І. У Львові 1906 (Передрук з тт. LXIII, LIV и LXIX Записок Наукового Тов(ариства) ім. Шевченка), док. №ІІ, ст. 2–3. Текст виданий по виписі “з ревізії прав 1564 р.” – Литовська Метрика Москво(ського) арх(іва) міністерства СправедливостіX, IV. В. кн.17, с. 44. По тій виписі грамота не повна: нема початку и кінця. Грушевський зазначує дату грамоти: 7 січня, треба “лютий” розуміти, як “січень”

2) Podole, Wolyń, Ukraina – obrazy meisc i czasów”, przez Alexandra Przezdzieckogo”. Tom pierwszy, Wilno, 1841 р., ст. 140– 143. Грамота надрукована по двом редакціям: по виписі 1564 р. в підтвердженню короля Станіслава Августа 1780 р. і по виписі з якихось “книг Коріятовичів”, що зберігалася колись в Кам’янецькім магистраті. В тій останній редакції грамота має початок, з зазначенням имени князя й кінець з показанням свідків. Передруковано в книжці Сементовського: “Каменець – Подольскій” ст. 41–42.

3) “Очеркь известій о Подольской земле до 1434 года”. Н. Молчановського, ст. 206–209. Тут надрукована сводка грамоти по виписі 1564 р. з Коронної Метрики и копії, що збереглася в Кам’янецькім магистраті.

4) “Каменецкій Свято – Троицкій первоклассный монастирь” Д. Синицького, Каменец – Под(ольский), 1868, ст. 54–56. Тут надрукована грамота по копії, завіреній президентом Кам’янця Аслановичем, але не зазначено де та копія збереглася. В тій копії є якісь нісенітниці: грамота дається якомусь місту Саткам.

[q]
Грамота 1374 р. по виписі з коронної Метрики 1564 р. з доповненням по Редакції Кам’янецькій кінця XVIII в.[3]
“Stanislaus Augustus, Dei gratia Rex Poloniae, Magnus Dux Lithvaniae, Russiae, Mazoviae, Samogitiae, Kіjoviae, Volhyniae, Podoliae, Podlachiae, Livoniae, Smolensciae, Severiae et Czernigoviae.
Significamus praesentibus literis Nostris, quorum interest, universis et singulis reperiri in archivio Metrices regni librum vulgo intitulatum: fransumpta literarum Palatinatus Podoliae in conventu Regni generali anno 1564 Varsaviae celebrato per incolas ejusdem Palatinatus productarum, in eoque contineri sub die nona februarii, folio 44, privilegium a civibus Camenecensibus exhibitum tenoris sequentis:
[Камен(ецька) редакція): W imie Ojca i Syna i Ducha Swiętego Amen. Mi Kniaż Jorgiey Kuriatowicz Bożą miłością Kniaż y Hospodar Podolskiey ziemie, z bratem swoim Kniazem Alexandrem,czyniemy wiadomo swoim listem, y to będzie wiadomo każdemu]XI kto na ten list wejzzy [Кам(’янецька) ред(акція): popatrzy], iz eśmy [Кам(’янецька) ред(акція): ześmy] przyzwali k sobie mieszczany do Camienieczkiego miasta a daliśmy wolą na dwadzieścia lat [Кам(’янецька) ред(акція): na 24 lata) a dwieście [Кам(’янецька) ред(акція): 204] lanow dalismy ku miastu a między Muxą a Bagowiezą od Tarnawskiej drogi lasz od Korowi ziemie the asz do Dniestru daliśmy k miastu tam im łany wymierzy [Кам(’янецька) ред(акція): niemierząc], y daliśmy rzeki brzeg Nistru od ujścia Muxe az do ujścia Bakowice. A jeszcze krom tego daliśmy k miastu pastwy wygon od miejskiej krynice do Muxe a Muxą dołem do xięzich nizo [niw? Кам(’янецька) ред(акція): win]. A kiedy wolą wysiedzą mieszczanie, maja dawać od lanow po dwadzieścia groszy szerokich płatu. A sądzic się im przed swem prawem, przed swemi rajcami, a wojewodzie nie treba sie w to wstepowac nic. Jesli będzie ktory bojarrin albo służebnik niaziXII albo ziemianin uczyni krozą winę w mieście, y z tej winy dostoien będzie śmierci mieszczanow niekarząc go w książece karanie na zamek, niechajże sam kniaż karze swoie ludze. Jeśli będze kniasz zemianin albo dworzanin miec będą sąd z mieszczaninem, tedy sądzić wojewodze z wojtem, i bęndzeli winował kniasz dworzanin albo ziemianin, niechajże wojewoda bierze winę na kniazic ludziach, a jeśli będzie mieszczanin winował, tedy wojt winę wezmie. A cokolwiek win będzie wszistkich, przyidzie wojtowi trzecia część winy, a dwie części winy to kniaż daie ku miastu na pomoc. A jatki sukenne i kramne i szewcze i chlebne, rzeznicze i łasnią to kniaż odpuscił k miastu, co przyidzie kolwiek pieniędzy z tego, to miastu nalezeć ma. Mieszczanom mocnić miasto dla siebie; jesli by mieszczanie nie chcieli budować miasta temi pieniędzmi, tedy te pieniądze od mieszczan zaś mają byc dane kniaziowi w skarb. A cokolwiek się stanie po grzechu, czego Boze niedai, aż ktory czlowiek Bozym przepuszczeniem umrze i z domem wszystek i ż zoną, wojtowi i mieszczanom dzierżec ten dom rok i sześć niedziel a nic z tego domu nie ruszać aż się najdzie przirodni jakis jego plemienia. Zaten rok I za sześć niedziel jesli się nie najdzie nikt jego pokolenia, tedy ten dom dać kniaziu, to na jego woli będzie, kogo zechce, tego w ten dom posadzi. A wysiedziawszy wolą dwadzieśca [Кам(’янецька) ред(акція): 24] lat, mieszczanie mają dawać plat, a wojt i mieszczanie mają mnie kniaziu sprzyjać i byc sprawedliwemi i wiernemi, a z wojewoda i boiary i z dworzany być z nami wespol przy złym I przy dobrym, i mają być pomocnicy i wczyntkiem i słowem i przyjażnią i mocą i radą bez wszelakiej chitrości. [Кам(’янецька) ред(акція): A na to zapisaliśmy swoi list i pieczęc zawiesili swego xięstwa. Swiatkowie na to Kamieniecki wojewoda Ostaphy Matwy Malentowic i z bratem swoim Siemionem, Hrinko Czerwonogrodzki wojewoda, Olesko Smotrycki wojewoda, Olesko Holodowic, Wasko Kobiak]. Pisan ten list na samku w Kamiencu 1374 od Bożeho Narodzenia miesiacza Lutego 7 dnia w dzien S. Jana Krzciciela [Кам(’янецька) ред(акція): A pisan list w zamku Kamienieckim roku 1374 po Bożim Narodzieniu miesiacza Nowembra siodmego dnia na Swiętego Jana Krzciciela. Ręko Suprona Pisara Kniazieho]. Jacobus Chacziński consul Camenensis accepit literas superius scriptas. – Anod ejusmodi Priwilegium pront in praefato libro continetur, Nos rescribi et parti requirenti authentice extradi permisimus. In quarum fidem siggilum Regni praesentis est appressum.
Datum Varsaviae decimal octava mensis Novembris anno Domini millesimo septingentesimo octuagesimo, Regni vero Nostri decimo septimo. Antonius Okęcki E(piscopus) P(oznaneusis) S(upremus) R(egni) Canc(ellarius)”.

Реставрируємо текст грамоти так, по – українськи:

“Во им’я Отця й Сина й Святого Духа, амінь XIII.
Ми, князь Юрий Коріятович, Божою милост’ю князь і господар Подольскої землі, з братом своїм князем Олександром, чинимо відомо своїм (цим)XIV листом, і тоє (най) буде відомо каждому, хто на той лист гляне, що ми призвали до себе міщан до міста Кам’янця і далисьмо (їм) волю на 20 літ і 200 ланів дали до міста, між МукшоюXV й БаговицеюXVIвід Тарнавської дороги, ліс Откоров[4], землі ті, аж до Дністра далисьмо місту та їм лани виміряти, і дали ми берег ріки Дністра від устя Мукши аж до устя Баговиці, і ще, крім того, далисьмо місту (для) пасовиська вигін од мійської криниці до Мукши, а Мукшою долом до Княжих нив. А коли волю виседять міщане, мають давати від ланів по 20 широких грошей[5] плати. А судитися їм по своїм правам перед своїми райцами, а воєводі не треба в те втручатися. А як трапиться, (що) якийсь боярин, або служебник княжий, або земянин учинить якусь вину в місті і через ту вину достоін буде сметри, то міщанам не карати його именем князя (на замок), нехай сам князь карає своїх людей. Коли буде княжий земянин, або дворянин мати суд з міщанином, тоді судити воєводі з війтом. Як буде винен княжий дворянин чи земянин, нехай воєвода бере вину (штраф) з княжих людей, а як буде винен міщанин, тоді війт най возьме вину. А скільки буде всіх вин, пійде войтові третя частина вин, а дві частині вин князь дає місту на поміч. А ятки суконні, крамні, шевські, хлібні, різничі и лазню князь віддає місту: скілько буде прибутку з того, те місту має належати, щоби міщанам зміцнити місто для себе. А як би міщане не захотіли підкріпляти (укріпляти – упорядн.) місто на ті гроші, тоді ті гроші від міщан мають бути віддані князеві в скарб. А як би сталося, на жаль, чого най Бог боронить, що якийсь чоловік, з Божого попущення, вмер зо всіма в домі і женою, тоді війтові і міщанам держати той дім рік і шість неділь і нічого з того дому не рухати, бо, може, знайдеться якась його рідня; а як за рік і шість неділь не знайдеться з його рідні (нікого – упорядн.), тоді той дім дати князеві, і тоді від волі його буде залежати – кого захоче, того й посадить в той дім. А міщани, висидівши волю 20 літ, мають давати плату. А війт і міщане мають мені, князеві, сприяти, бути справедливими и вірними, а з воєводою, боярами і дворянами мають бути разом, в одності при злих і добрих (обставинах) і мають бути помішниками й ділом й словом, і приязн’ю и міцью и порадою, без всякої хитрости.
Писаний той лист в замку, в Кам’янці, 1374 року від Божого народження місяця листопада 7 – го дня, в день св. Іоанна Хрестителя. А на то, записалисьмо свій лист і печать привісили свого князівства. Свідки на то були: Кам’янецький воєвода Остафій Матвій Малентович з братом своїм Семеном, Гринко Червоногородський воєвода, Олеско Смотрицький воєвода, Олеско Голодович, Васко Кобяк. Рукою Супрона, княжого писаря. Яков Хочинський. Радца Кам’янецький, одержав вищезазначену грамоту”.

См. Сіцінський Ю. Поділля під владою Литви / Упорядники Ващук Д., Мошак М. НАН України. Інститут історії України. - Кам’янець-Подільський, 2009. - 160 с.
[/q]


Копия конца XVIII века (с двух польских 1735 и 1765 гг.):
Lwowska Naukowa Biblioteka im. W. Stefanyka NAN Ukrainy. Oddział Rękopisów.
Zespół (fond) 141.
ZBIÓR ALEKSANDRA CZOŁOWSKIEGO
Dział (opis) I
2250. Zbiór przywilejów m. Kamieńca 1374-XIX w. S.1-2:

Прикрепленный файл Снимок экрана 2019-01-21 в 16.18.05.png
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 535
Регистрация: 2008
Рейтинг: 262 

Наверное Вам известен факт, что князья Збаражские в конечном итоге стали владельцами Немирова и Сокольца.

В 1434 году Федько Несвижский просил в короля как выслугу Соколец. Это могло означать только одно, что к этому году Соколецкая волость была утеряна в связи с событиями 1432 года ( переворот в княжестве Литовском), Немиричи (Немиря Резанович еще при Витовте был старостою Луцким ( получив четыре владения на Волыни 1430 году)) открыто перешли на сторону князя Свидригайла, а князь Федько Несвижский, князем Свидригайлом, был приговорен на горло вместе с женой и детьми за измену или по другой причине. За свое спасение он перешел на службу к Польскому королю и Короне и попросил оставить за ним его родовые имения и как выслугу Соколец ( т.е. Соколец потомкам Гринка уже не принадлежал).

Вот имения Гринка Соколецкого или Грегора Воронича.

А к тои к Соколецьскои волости придала ѥму наша старь|шаѧ братьѧ и мы Збыновъ потокъ весь ѿ верха ажь до оустьѧ а село Глинѧнець8, а Вороновицю9, а Прилукъ10, а Ильиньцѣ11, а на рѣцѣ | на Русавѣ дали ѥсмы ѥму в трехъ мѣстѣхъ люди садит. А также теща ѥго кнѧгини Андриѧнова ѧ Вѣиницьска ѧ оуздала пану | Гринькови и своимъ дѣтем своѧ села перед нами и передо всею нашею радою и с нашею волею на имѧf: село Микулиньцѣ12, Лѣтыню13, Во|нѧчинъ14, Дешковцѣ15, Стрѣжевку16, и со всѣмъ с тымъ, што к тому прислушаѥть — то также ѥму вѣчно ѥсть и ѥго послѣдко м. А то все | дали ѥсмы пану Гринькови и ѥго дѣтем и с тым жь правомъ, как и Соколецьскую волость.

Кмитам принадлежали имения, которые подарила Гринку его теща княгиня Виницкая (село Микулиньцѣ12, Лѣтыню13, Во|нѧчинъ14, Дешковцѣ15, Стрѣжевку16,), но князя Федька интересовала только Соколецкая волость. Что это могло означать? Вероятно княгиня Виницкая ( Виницкая волость вотчина Федька Несвижского - Збаражского) была из Несвижских. Збаражские, зная это, только и делали, что подбирали утраченные имения потомков княгини Виницкой ( Несвижской).

Немири Бакотского к 1434 году вероятно не было в живых. Немира Резанович вернется на Волынь только через 10 лет. Кто же владел Немировым? Роман Олизарович в своем завещании упоминает и родовые имения в Подольской земле. В этой же земле находились имения Скобейков, Кмиитов, Ворон и др. Мне кажется это нужно как-то розрулить. Может быть связь с Збаражскими имеет более глубокие корни?
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1320
Регистрация: 2009
Рейтинг: 6579 

Неужели "гетьман" Немира Бакотский ("Черный Немира") - участник битвы на Ворскле и Грюнвальдской битвы?

Я пытался доказать здесь, что два города Немиръ и Немир Мушачъ были пожалованы в 1507 году ярлыком Менгли-Гирея " брату своему" литовскому князю Жикгимонту. Этот ярлык был своего рода традицией, берущей начало еще от хана Тохтамыша, а по предположению Ф. Шабульдо, то и еще от темника Мамая. Но, дело в том, что на существование ярлыка Тохтамыша князю Витовту есть прямое указание в более поздних ярлыках, в то время, как подобный ярлык Мамая является лишь догадкой:

[q]
Останній лист („докончальный лист”) Менглі Гірея до польського короля і в.кн.литовського Сигізмунда Старого від 29 жовтня 1514 р.: “Иж предъков наших приязнь и братство и мир видячи, как же вєликий цар Ток/та/мыш и великий цар Ажькгирей, отець мой, почон от тых царя у приязни и в братъстве будучи и гостем бывали там, з великим королем Якгалом лядским, а потом з великим князем литовским Витолътом и з великим королем Казимєром лядским и литовским, они з нашими предки у приязни и в братъстве были и мир у правде держали, один одного приятелю приятелем, а неприятелю неприятелем были”.

...у листі Менглі Гірея до Панів Ради Великого князівства Литовського 1506 р. у таких словах: “Наши отцы цари, предок наш царь Токтамыш с великим князем Витовтом присяжные братья и приятели были. Великий царь Токтамыш дал великому князю Витовъту Киев и Смольнеск и инъшые городы. И предок наш царь Токтамыш на все то дал ярлыки свои и после того до нашого отца, до Ач Кирия, царя, ваши великии послы при- ехав, о тых выписаных городех ярлык взяли. И потом брат наш старшии Мур Давлать, царь, царем стал, и он по тому ж. Приехавши пан Ян Кучукович а пан Ивашенцо ярлык взяли и твердая присяга была. А до мене приехал от брата нашого Казимира, короля, воевода троцкии пан Богдан Анъдрушкович, а с ним Ивашенцо, отца нашого ярлык з собою принесли о Киев и о Смолнеск, и о иных городех ярлык взяли. И в том ярлыку на- шом от короля, брата нашого, жадали о резанские городы, о Одоев, и в нашом ярлыку вписали. Ино наши тые ярлыки перед собою велете прочести, тых слов правъды узнаете”. (См. Фелікс Шабульдо (Київ) Чи існував ярлик Мамая на українські землі? (до постановки проблеми)
[/q]


А что если интересующих нас города было не два, а три, как и сказано в одном из источников (Публ.: Lietuvos metrika. Knyga Nr. 8 (1499 - 1514): Užrašymų knyga 8 / Parengė Algirdas Baliulis, Romualdas Firkovičius, Darius Antanavičius.. Vilnius, 1995. С. 83-84):
[q]
...Немиръ, Немир, Мушачъ...
[/q]


В таком случае, нам нужно отыскать следы еще одного города Немиръ, очевидно, названного, как и современный Немиров Винницкой области в честь Немири Бакотского, где-то после 1392 года (поскольку ярлык 1507 года копировал все предыдущие ярлыки, начиная от Тохтамыша - этот тезиз, как видим уже доказан историками и не только Ф. Шабульдо, а и М. Грушевским, а в известном нам привилее Гриньку Соколецкому города под названием "Немир" не указаны).

И вот, благодаря провидению, этот город нашелся. Интересующий нас документ находится, как ни странно, в "Актах Московского государства: Том I. Разрядный приказ. Московский стол. 1571 год", где, в частности, в №11 росписи разъездам путивльских и рыльских станиц сказано:

[q]
...а отъ Бисищева ровенка къ Олешенкѣ, а отъ Олешенкѣ Пселскою дорогою до верховья, да черезъ Бѣлицкіе поля да на верхъ Олешенки Сорочинскіе, да на низъ Олешенкою въ праворотья; да на Кубенскую могилу въ Немѣри, да Ворсколъ перелѣзти на усть Буймиря, да къ Мерлу, да вверхъ рѣчки къ Тырѣ...
[/q]


Казалось бы довольно странное словосочетание "Кубенскую могилу въ Немѣри" (1571 год), неужели оно имеет отношение к Немире Бакотскому? Тем не менее, если вникнуть детальнее, то получится довольно целостная картина.

Итак, обратимся к труду преосвященного Филарета «Историко-статистическое описание Харьковской епархии» (1857 – 1859 гг.), где в описании села Журавное (укр. Журавне) — село, Чернетчинский сельский совет, Ахтырский район, Сумская область, Украина), сказано:

[q]
ЖУРАВНОЕ

При заливе из реки Ворсклы, на правой стороне ее, в 10 верстах от Ахтырки.

В грамоте от 12 марта 1707 г. читаем: «161 (1652) г. сент. 10 за рукою воеводы Данилы Коптева написано: от реки Ворсклы, от Литовскаго рубежа; чрез лес на Журавную поляну, от Литовской границы подле концев большаго Букреевскаго лесу, чрез ахтырскую дорогу, подле ахтырскаго лесу, что ездят от Ахтырскаго на Журавину, до граней, пока мест грани стали Оксома до Андрея Хоцких; от тех граней вниз по Журавной поляне последняя грань до верховья Царева Колодезя, по правой стороне до реки Ворскла, вниз по Ворскле до Литовскаго рубежа». В таком виде земли Журавного отданы были в 1652 г. боярским детям, служившим в Алешенском укреплении. В 1689 г. алешанцы продали эти земли ахтырскому полковнику Ивану Перекрестову, который лет за 5 пред тем увеличил население соседнего села Лутищ. В Журавном оказалось земли на 350 дес., и межевая линия шла «вверх по Ворсклу до Немеровскаго городища и до устья Царева Колодезя рыботынской и буймеровской дач».

Прежде всего обращаем внимание на городище как на памятник древнейшего быта. Вблизи Журавного поныне видно огромное городище. Литовская граница, упоминаемая в акте 1689 г., в другом акте 1691 г. называется малороссийской границей, эта черта служит границей и нынешней Полтавской губернии. В акте 1689 г. городище называется Немеровским. В росписи русских станиц 1572 г. называется оно Кубенскою могилою в Немери: «да Кубенскую могилу в Немери да Ворскле перелезши на Усть Буймера». Название Немиря поныне остается за городищем. Это городище расположено на правом берегу Ворсклы, как и Котелевское, и на такой же отлогой горе, как и то. Оно окружено дремучим лесом, и само заросло огромными дубами. Глубокий ров, начинаясь от р. Ворсклы, окаймляет обширное пространство с востока, юга и запада; ров тянется около 2-х верст; площадь, окруженная рвом, изрыта рвами и валами. На севере гора с городищем оканчивается довольно круто, и от подошвы ее идет равнина с заливами и сагами. На западной стороне городища глубокая яма. Как по такому положению своему, так по письменным показаниям, Немеровское городище, без сомнения, служит памятником русского города, существовавшего еще прежде татар. Этот город не был городом Литовской Руси, потому что в акте 1572 г. видим уже не город, а городище, да и потому, что городище находится за границей Литовской Руси, не в области Литовской. Городище называется Кубенской могилой. Кубенские князья являются по истории во время татар и исчезают в XVI ст., а между тем в этот период времени русские не могли строить городов на Ворскле. Это опять говорит, что самый город принадлежит периоду дотатарскому, и кубенский князь потерпел несчастие уже на городище...
[/q]


Как видим, в районе села Журавного находилось Немеровское городище, которое, по словам Филарета, как в 17-м, так и в 19-м веке, носило аналогичное название, причем как видим из предыдущего документа, оставленное (не заселенное) еще и в 1571 году.

Думаю, нам повезло, что это городище было частично исследовано и описано учеными:

[q]
192. Журавное, Сумская обл. (правый берег р. Ворсклы) — городище и селище. Поселение находится в 2 км к северо-востоку от села. По данным разведки, произведенной П. Н. Третьяковым в 1938 г., остатки поселения состоят из городища и селища. Около поселения большой курганный могильник. Городище занимает три останца коренного берега, отделенных друг от друга оврагами. Сохранились следы оборонительной линии в виде валов и рвов. Культурные отложения относятся к раннеславянскому (роменско-боршевского типа) и древнерусскому времени.
Остатки неукрепленной части прослеживаются у подножия городища, на так называемом Подоле. Собранные на этом участке керамические материалы относятся преимущественно к сосудам, сделанным на гончарном круге.
Курганный могильник расположен на отрогах высокого коренного берега к западу и северу от городища. Насыпи небольшие, от 1.5 до 2 м высотою. Общее число их около 2000. Размещены они довольно тесно. Небольшая курганная группа (около 30 насыпей) находится на отдельной возвышенности. Городище и могильник поросли лесом.
Поселение известно по письменным источникам под именем Немеровского со второй половины XVII в.

И.Д. Беляев. О сторожевой, станичной и полевой службе на Польской Украине Московского государства до царя Алексея Михайловича. М., 1846, источники, стр. 18; ИСОХЕ, отд. III, М., 1857, стр. 103—108; П. В. Голубовский. Печенеги, торки и половцы до нашествия татар. Киев, 1884, стр. 95—97; П.Н. Третьяков. Стародавнi слов'янськi городища у верхнiй течii Ворскла. Археологiя, т. I, Киiв, 1947, стр. 128; Ляпушкин, 1961, стр. 255. (См. Иван Ляпушкин. Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства).
[/q]


Используя ссылки Ляпушкина, находим

И.Д. Беляев. О сторожевой, станичной и полевой службе на Польской Украине Московского государства до царя Алексея Михайловича. М., 1846, источники, стр. 18, который фактически показывает нам тот же документ 1571 года; он также приводит карту сторожевой службы Московского государства, где розовая линия фактически соответствует описанию 1571 года (см. файл внизу)

ИСОХЕ, отд. III, М., 1857, стр. 103—108 - это «Историко-статистическое описание Харьковской епархии», которое я уже процитировал

П. В. Голубовский. Печенеги, торки и половцы до нашествия татар. Киев, 1884, стр. 95—97 (страницы листаются стрелочками вверху), который фактически опирается на то же ИСОХЕ Филарета;

П.Н. Третьяков. Стародавнi слов'янськi городища у верхнiй течii Ворскла. Археологiя, т. I, Киiв, 1947, стр. 128. Этот источник оказался наиболее интересным, поскольку приводит детальное описание Немеровского городища, находящегося в 2 км северо-восточнее села Журавного (См. файл внизу). Археологический комплекс состоит из трех разделенных между собой частей (городищ) и селища:
1) основное городище - 150 на 250 м высота 35 м от подножья (50 м от уровня реки), отделяется яром юго-западнее от
2) старого городища 40 на 70 м высота 25 м, со стороны основного городища вал до 2 м
3) северо-западнее от основного - городище 100 на 50 м отделяется рвом и валом до 2 м, высота от подножья 20 м.
Северо-западнее городища находится комплекс курганных могильников общим числом около 2000, высотой 1,5-2 м и диаметром в окружности 5-15 м; отдельно находится часть могильника из 30 могил. Внизу к реке Ворскла находится селище под названием "Подолы", расположенное на крутых берегах реки. Как известно, городище - это археологическая памятка, брошенного укрепленного селения славян, а селище - неукрепленного. Исходя из описания Третьякова, в 1938 году Немировское городище было покрыто густым лиственным лесом (Филарет писал дубовым), а селище чащами. Немногочисленные исследования культурного слоя показывали, что Немировское городище принадлежало, как к раннеславянскому поселению, так и к более позднему периоду (13-14 век), причем наличие рвов и валов и яров в самом городище однозначно показывало, что оно исполняло роль крепости или укрепленного лагеря, которое, очевидно, использовал Немира вместе с "подолами", как брошенное славянское городище, но чрезвычайно удобное для обороны.

Так что же за укрепленный лагерь на берегах реки Ворсклы мог быть связан с Немирой (Бакотским)? И вот подсказку я нахожу в сборнике научных статей

Нові дослідження пам`яток козацької доби в Україні : зб. наук. ст. Вип. 8 / Н.-д. центр "Часи козацькі" Укр. т-ва охорони пам’яток історії та культури, Центр пам`яткознавства НАН України та УТОПІК ; редкол.: Д. Я. Телегін (відп. ред.) [та ін.]. - К. : Часи козацькі, 1999.

на страницах 38-39 в статье сумских археологов

Антон Овчарик, Віктор Приймак "Археологічні аспекти вивчення битви на Ворсклі 1399 року" С .36-42:

[q]
Як свідчать письмові й археологічні джерела, в другій половині ХIII-ХIVст. територія Дніпровського лісостепового Лівобережжя не була повністю запустілою. Відкриття матеріалу цього часу в літописних містах Глухів, Путивль, Вир, на давньоруських селищах у Посейм'ї, на Пслі, Ворсклиці та у Посуллі дає змогу стверджувати достовірність "Списка руських міст далеких і близьких" та ханського ярлика на землі Південної Русі...
(стор. 38) Третя версія - локалізація місця битви на Ворсклі в районі сс. Литовка, Зарічне й Климентове, пропонується за комплексом топонімічних даних, аналізу археологічної ситуації в регіоні між Десною і Ворсклою та письмових джерел.
Перш за все, аналізуються топоніми даного регіону. Перше, що привертає до себе увагу, — це розташоване на лівому березі р. Ворскли с. Литовка, яке можна співвіднести з місцем битви Вітовта з силами Єдигея. На правому березі Ворскли, при впаданні р. Боромлі, знаходиться давньоруське городище, яке називається у пізніших джерелах Кукуєвим. Швидше за все, з іменем Тімур-Кутлука (Тімур- Куклуя) можна пов'язувати й цю археологічну пам'ятку. Дещо нижче за течією Ворскли, в тому ж районі знаходиться Немерівське, чи Немиринське городище, яке локалізується на Журавненському археологічному комплексі.
Немиринським (Немерівським) городище може зватися як похідне від Немири Бакотського — слуги, а потім намісника одного з володінь Коріатовичів на Середньому Дністрі в кін. 80-х - на поч. 90-х рр. ХIV ст., доки Поділля не було відібране у Коріатовичів Ягайлом в 1393 р.п. Як відомо, Коріатовичі були у числі учасників битви на Ворсклі. В одному з двох придатних для переправи через Ворсклу місць, в районі ймовірної локалізації битви, на лівому березі ріки знаходиться с. Климентове. Його назва може походити від населеного пункту з Правобережної України, а також, можливо, від поширеного серед галицько-волинського боярства ім'я Климентій, що згадується в одній із грамот під 1388 р. З півдня від району битви протікає невелика річка — ліва притока Ворскли — Охтирка (російською мовою - Ахтырка). Як відомо, Єдигей свого часу був еміром Білої орди — Ак-Орди". "Ак" у тюркських мовах означає білий колір, а у монголів символізує захід. Тому припустимим було б пов'язати назву річки Охтирки з подіями 1399 р. Проте, ймовірніше, тюркська назва невеликої річечки з'явилася тут раніше — в час просування сюди болгарів чи проживання невеликих груп переяславських торків. Тоді назва річки могла увічнити їх родове ім'я - "білих торків". За даними поховального обряду, присутність тут кочовиків, а саме на Ніцахському, Зарічненському і Городненському археологічних комплексах, надійно засвідчена. Долина р.Охтирка фактично сполучає останній з Журавним. Слід звернути увагу і на той факт, що населені пункти давньоруського часу цього мікрорегіону чомусь не зберегли давньоруських назв, тоді як розташовані вище за течією Ворскли і її правої притоки Ворсклиці — Хотмишль та Нічан "Списка руських міст" зараз носять назви Хотмизьк і Ніцаха. Нижче за течією Ворскли знаходяться Глинськ і Полтава, які мають корені своїх назв відповідно у ХII и ХV ст...
(стор. 39) Розглянемо тепер територію локалізації місця битви на Ворсклі (за третьою версією) з військової точки зору...
Тактика оборони піхотою, з поєднанням кінноти і прикриттям флангів природними перешкодами та створенням резерву, дала можливість перемогти татар на Куликовому полі. Цілком очевидно, що досвід бойових дій з татарами і в Західній Європі врахувався Вітовтом при підготовці битви з силами Тімур-Кутлука та Єдигея. З цією метою залучалися й досвідчені полководці, зокрема Дмитро Боброк-Волинський, якому належала визначна роль у битві на Куликовому полі (він загинув у битві 1399 р. на Ворсклі). Порівняння карти Куликового поля і карти території місця битви на Ворсклі (за третім варіантом локалізації) показує, що тут чимало спільного, хоча помічаються відмінності. В обох випадках надійно прикривалися фланги і тил. На лівому фланзі військ Вітовта знаходилося Кукуєве городище, з якого контролювалося місце можливої переправи через Ворсклу, а також вхід до долини р. Боромля, що на багато кілометрів тягнулася в північному напрямку. Ширина долини Боромлі була значною — до 1 км, правий берег — високим, а тому майже непрохідним для кінноти татар і зручним для оборони. ...
Правий фланг війська Вітовта, швидше всього спирався на р. Олешню та її ліву притоку Буймер (у них спільна нижня течія, і тому не виключено, що Олешню могли вважати притокою Буймера). У ранішій археологічній літературі з Немирівським (Немиринським) городищем пов'язують комплекс пам'яток біля сс. Журавне і Риботень, хоча розташовується він за 12 км нижче впадіння Олешні у Ворсклу. Швидше всього, мова може йти про два городища біля с. Стара Iванівка, які були лише оглянуті археологами 1986 р., хоча їх детальні описи і плани не були зроблені.
Опис пізньосередньовічних джерел, наведений І. Ляпушкіним, де говориться про Кубенську могилу в Немирі — "на усть Буймера" — швидше свідчить про можливість локалізації саме в районі Ст. Іванівки Немиринського городища. Очевидно, Немирі Бакотському доручалася певна ділянка оборони на правому фланзі війська, з метою запобігання фланговому удару, оскільки пройти через долину Ворскли можна було дещо південніше, в районі с. Пристань і Охтирського монастиря.
Крім городищ на флангах, по фронту також розташувалися кілька городищ — біля с. Сосонка - раннього залізного віку - загальною площею до 15 га, а також біля с. Зарічне - роменського і давньоруського часу - площею дещо більше 1 га. Судячи з того, якою була місцевість в районі Середньої Ворскли, задум Вітовта полягав у проведенні оборонної операції чи, можливо, навіть переговорів з позиції сили з противником — військом Тімура-Кутлука...
[/q]


Таким образом, Немеровское городище четко связывается с Немирой Бакотским, участником и руководителем отдельного подразделения (части подольской хоругви) войск Витовта в битве на реке Ворскла в 1399 году, а археологическое селище "Подолы" не от слова ли "Подолье (Подоляны)", чьи хоругви собирались здесь в 1399 году, а наличие рвов и валов и яров в самом городище однозначно показывало, что оно исполняло роль крепости или укрепленного лагеря, которое, очевидно, использовал Немира вместе с "подолами", как брошенное славянское городище, но чрезвычайно удобное для обороны? Жаль, что авторы такого ценного для нас сообщения, по-моему локализировали не совсем верно само Немировское городище, не в районе села Журавного, как это считалось ранее всеми учеными, а в районе села Старой Ивановки. Я то понимаю, почему они это сделали; опирались они, как на карту Ляпушкина, так и на сам документ 1571 года, где сказано, что "...низъ Олешенкою въ праворотья; да на Кубенскую могилу въ Немѣри, да Ворсколъ перелѣзти на усть Буймиря, да къ Мерлу..", ведь устье Буймиря действительно находится в районе Старой Ивановки. На самом деле, я думаю, что скорее всего после "Кубенскую могилу" должна была стоять запятая перед "въ Немѣри", поскольку кубенские князья и, вероятно, их могила не имели не только никакого отношения к Немире, а и находилась совсем в другом месте, а именно при впадении Буймера в Ворсклу, что как оказывается и доказал Беляев. Само же Немировское городище находилось все-таки в районе села Журавного, что документально подтверждено: «вверх по Ворсклу до Немеровскаго городища и до устья Царева Колодезя рыботынской и буймеровской дач» (это указывает на место под селом Журавным), тем более еще в 19-м веке оно так и называлось, как утверждал митрополит Филарет.

Поскольку именем Немири названо городище (крепость), а не могила, то вероятне всего, что Немира Бакотский не погиб в трагической битве на Ворскле, в отличие от Подольского старосты Спытка з Мельштына, возможно он руководил обороной части укрепленного лагеря литовско-русских войск Витовта (литовцы вышли из Киева еще весной, добрались видимо к началу лета и до 12 августа вполне успели укрепить лагерь " Немеровское городище"; кстати, 2000 могил на нем говорит о многом, ведь в соседнем Петровском городище обнаружено всего 40 могил, а на городище возле Тростянецкого дома отдыха всего 4 могилы, на других городищах правого (это правильное научное название, а если смотреть на карте, то левого) берега Ворсклы, по словам Третьякова могильников больше не обнаружено) и не переправлялся через Ворсклу, где состоялась основная битва, а оставался оборонять лагерь на том же месте, где потом находилось Немеровское городище и которое попало в ярлыки татарских ханов после 1399 года под именем "городище Немиръ", а в соединении с этим источником получалось, что городищ "Немир" было два, причем именно на этом месте у реки Ворсклы указал это второе городище и Ф. Шабульдо (первое теперешний Немиров) на своей гипотетической карте в работе "Шабульдо Ф. Синьоводська битва 1362р. у сучасній науковій інтерпретації / Ф. Шабульдо // Центральна Україна за доби класичного середньовіччя: студії з історії ХІV ст. – К.: 2003. " (см. файл внизу).

Возможно, что и сыновья Немири, особенно Казарин, были участниками этой битвы.

12 августа 1399 года противники сошлись на берегах Ворсклы. Как тогда было принято, перед битвой с обеих сторон выехали бойцы: со стороны хана — мурза, а от Витовта — рыцарь Сырокомля. Мурза начал «бесчестить имя Христово», а польско-литовский рыцарь проявил «мужественную защиту имени Христова против язычников, произносивших на него хулу», — написано в польском гербовнике. Вероятно, Сырокомля победил хулителя-мурзу, и воодушевленное этим войско бросилось на противника. Однако хан Тимур-Кутлук слыл «лучшим учеником Тамерлана»: он сомкнул фланги, отсек литвинов и Тохтамыша от поляков, и Витовт битву проиграл. Однако польский король Ягайло наградил рыцаря Сырокомлю личным знаменем, на котором был изображен на красном фоне серебряный знак «абданк» с золотым католическим крестом вверху. Сырокомля был православного вероисповедания, поэтому позднее попросил королевского геральдиста поставить в навершии «абданка» георгиевский крест.

Вероятно, воодушевленный подвигом рыцаря Сырокомли, Казарин взял на себя такой же герб с изменениями (полтора креста), а позже в "чернобыльской стороже" выслужил звезду, как описывал Папроцкий, а за ним и Несецкий. Ну, а Немира Резанович взял герб матери Корчак.

О том, что Немира Бакотский выжил после этой страшной битвы и вернулся в Бакоту и под именем „Петра Бакотского — старосты Подольского“, выступает свидетелем в грамотах Ягайло 1407 года Исааку на Тисоловцы и Ходько на Ярмолинцы нам уверенно показывает Ю. Сицинский (см. Ващук Дмитро — Подільське князівство за часів Коріатовичів: невідомий рукопис Ю. Сіцінського). Грамоту Ходьку на Ярмолинцы я приводил, а вторую грамоту Исааку на Тисоловцы смотрите в следующем сообщении, но кроме Сицинского той же точки зрения придерживался и польский историк "Pułaski Kazimierz. Szkice i poszukiwania historyczne. Kraków 1887", который также приводит факты, что 1 марта 1407 года Немира Бакотский дважды выступает свидетелем в двух разных документах под именем Петр:

[q]
.. na obu przywilejach figuruje Piotr Bakocki, starosta podolski, — postać niedostatecznie jeszcze wyjaśniona, a pochodzący z rodu Niemierów vel Niemierzów, władających pod tę porę na kilku znacznych posiadłościach na Podolu... Przeto „Piotr Bakocki" powyżej wymieniony i „Niemiera Bakocki" jest to jedna i taż sama osoba...
[/q]


Зато, мне удалось найти еще один документ (язык латынь), который окончательно доказывает, что Немира Бакотский и Петр Бакотский - это одно лицо, причем он был не только участником битвы на Ворскле, а и Грюнвальдской битвы.

28 июля 1410 года на реке Осса (см. для примера ориентир, г. Заброво, который находится на реке Осса (Osa) Польша расположен на расстоянии около 60 км от Грюнвальдского поля, через 13 дней после Грюнвальской битвы)
Владислав II (Ягайло), учитывая военные заслуги шляхтича Фредра з Плешевичей в битве с крестоносцами, дарит ему и его наследникам королевские села Фредревцы, Сушу (Schurza) и Кадеевцы на реке Жванец Подольской земли Каменецкого повета, за что Фредро в случае военной экспедиции будет служить королю одним копьем и двумя стрельцами-метальщиками, где в качестве свидетелей выступает "Petro Вokuti", то есть Петр с Бакоты (См. Zrzódła do dziejów polskich: Wydawane przez Michała Grabowskiego i ..., Том 1, S. 159-161). И отсюда, ведь совершенно очевидно, что "Petro Вokuti", присутствовавший при награждении имениями шляхтича Фредра з Плешевичей за заслуги в битве с крестоносцами, то есть, Грюнвальдской битвы, поскольку выдача привилея состоялась через 2 недели после самой битвы, причем в непосредственной близости от самого поля битвы, также являлся рыцарем-участником этой битвы и, как представитель Подолья был свидетелем "донацийного" акта, поскольку речь шла в нем о подольских землях.

И мнение, которое сложилось в А. Прохаски, теперь уже не аргумент, ведь он предполагал, что Пётр Бакотский — это этнический поляк Пйотр Карвацян з Радомина, каштелян Добринский, который был старостой Подольским после Петра Шафранца и перед Андреем с Тенчина. Прохаска мотивирует это тем, что якобы в 1394 году Бакота была отобрана в Немиричей и передана в ленное владение поляку Спитку з Мельштына, а потом её получил Пйотр Карвацян, после гибели Спитка в 1399 году на Ворскле и выкупа его владений у вдовы Ягайлом. Но, если обратиться к самому привилею, который получил Спитко з Мельштына в 1395 году, то станет очевидно, что Ягайло дал ему Каменец, Смотрич, Скалу, Червоногрод и Бакоту на «таких же правах, которые имели князья Литвы и Руси» (на княжеском праве), кроме Теребовли и Сченца, а на себя король оставляет Винницу, Меджибож и Божский. Спитко из Мельштына заменяет господарей Подольской земли князей Кориатовичей, которые жаловали имения, в том числе Немире Бакотскому и Гриньку Соколецкому. И это вовсе не означает, что Немиричи потеряли Бакоту, ведь известно, что в то время был как генеральный подольский староста (от польского короля), так и староста города-замка в роли воеводы, каковыми реально и выступали Немиричи. Кстати, таким же старостой (замковым) был и Гринько Соколецкий - вероятный отец Немири Бакотского. Мнение Прохаски теперь не аргумент еще и потому, что Petro Вokuti от 28 июля 1410 года не мог быть уже никак Пйотром Карвацяном, ведь с 9 марта 1410 года (то есть, за 5 месяцев до появления Petro Вokuti в документе) подольским старостой стал уже Пйотр Влодкович з Харбинович (см. Urzednicy podolscy XIV—XVIII wieku. Spisy. Kornik 1998», S. 117—118 ). А отсюда, реальным владельцем Бакоты оставался представитель Немиричей - Петр Бакотский.

К слову говоря, согласно Каталога пергаментных документов ЦГИА во Львове 1233-1799, изд. 1972 года №51, стр. 49-50, грамота 28 июля 1410 года, данная на реке Осса, сохранилась в оригинале (ЦГИАЛ, Ф. 201, Оп. 46, Дело 3, Лист 2), подлинность которой не вызывает сомнения. Авторы вышеуказанного издания "Urzednicy podolscy..." пытались эту ситуацию объяснить тем, что мол в оригинале ошибка и вместо "Petro Вokuti" должно было быть Petri Rokuthi - червонорусский боярин с Клодно. Но этот аргумент кажется мне несостоятельным, несмотря на то, что те же авторы и намекали, якобы палеографический снимок грамоты давал имя "Petro Вokuthi", так ведь и 1 марта 1407 года“ этот Немиря назван "Piotr Bakothki" с той же буквой "h". :sun:

Прикрепленный файл Снимок экрана 2015-08-29 в 14.34.37.png
<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 158 159 160 161 162 163 164 165 166 ... 240 241 242 243 244 245 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS

Реклама от YouDo