Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS


Левковские

Создание общей родословной.


<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 155 156 157 158 159 160 161 162 163 ... 240 241 242 243 244 245 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1320
Регистрация: 2009
Рейтинг: 6579 

Serhij Shynkar Snikers написал:
[q]
При том Кудин Енкович был женат на сестре Ивана Козарина Резановича.
[/q]


Если следовать этой логике, тогда женат на дочери Козарина Резановича.

Пока что это меня не убеждает. Моковичи - дедизна Василия Федоровича Еньковича, ведь кроме указания в документах, Бонецкий прямо утверждал, что Василий Федорович Енкович - дедич Мокович. А в описи Владимирского, Луцкого и Кременецкого замков 1545 года указано "полторы городни Василія Юцкевича и Василія Болобана съ Моковичъ", где Моковичи были выслугой того самого Яцка Немировича. В данном случае я лишь не уверен, где ошибка: Яцковича (Юцковича) правильно или Енковича, поскольку один и тот же Василий в разных местах указан по-разному, вот здесь в той же описи Енкович (стр. 113, 128, 139, 186) И не случайно "село Красное съ приселками: Больче, Кольнятичи, Ставровъ, Перекладовичи, его милость, господарь старый далъ во владѣніе Василію Енковичу, которые находились возле Торговицы - одного из гнезд Немир Резановичей.

О некоторых проблемах гербовой символики Кмит Чернобыльских:
см. также

Когда-то я написал, что Овдотья Тимофеевна Капустянка была женой Семена Матвеевича Кмиты, опирался я вот на этот привилей, который приводил:

[q]
Źródła dziejowe, Т. XXI, Warszawa, 1897, S. 413

1599 года июля 30 дня.

Запис делу между Кмитичами Криштофом и Семеном маетностей отчизных в земле Киевской лежачих, которым то дзелом:

маетность Веледниковичи под Овручем и вторая маетность Коростешов под Житомиром в повете Киевском лежачие, и до того два дворы, один дом в замку господарском Овручском в огроде, а другий дом в месте, з огродом овочовым и с челядью невольной, також с быдлом в том дворе будучим и пашня также с сеножатью отчизной, которая есть коло грода Уручого - Криштофу Кмитичу достались;

а на Семена Кмитича - добра на Подолью в повете Винницком лежачие, то есть Литин, Полтевцы и двор под местом Винница, по той стороне Буга речки з людьми, пашня с сеножатьми и з быдлом, здавна до того дворца належачие, и городище Пиков на Сниводе лежащее, сейчас пустое, также с селищами пустыми по Сниводе и другое городище также пустое - Глинско, со всима грунтами тых обыдвох городищ аж до Чорного шляху припадлые.

Семенови Кмитичу большая часть добр отчизных досталась, но в награду к меньшей части Криштофа Кмитича - служба одна в Волевской волости на имя Малевичи и четвертая часть в Замысловычах з Тихоном Козинским по жене его кн. Овдотьи Капустянке, маетность отчизная, дедичная и никакому изменению не подлежит Семеном Кмитичем и придана есть; которых то добр спокойне уживанье для сторон обыдвох под закладом вышей выражонным на короля его милости и приятелей дельчих тым же дзелом есть обварована.
[/q]


Яковенко также считала одной из жен Семена Кмиты - Овдотью Капустянку. А вот этот сайт информирует, что женой Семена Кмиты была Екатерина Капустянка, а Овдотья Капустянка - жена Тихна Козинского. Даже Вольф ошибся и на основании того же документа (записи 1599 года) посчитал Овдотью Капустянку женой Тихна Козинского:

Согласно Бонецкого, у Семена Матвеевича Кмиты было две жены и обе княжны:
1-я Татьяна Крошинская герба собственного
2-я Духна Лукомская герба Ястржембца

где с первой женой родился сын Филон (Семенович Кмита Чернобыльский). Филон женат также дважды:
1-я жена Настасья Горностай герба Гипоцентавр, вдова по кн. Сангушко герба Погоня изм.
2-я София Ходкевич герба Косцеша

У Филона четверо детей: два сына Еремьяш (Иеремия) и Лазарь (Лукаш) умерли при жизни отца, две дочери: Богдана - жена князя Юрия Друцкого-Горского герба Друцк и София - жена Лукаша Сапеги герба Лис.

Если мы вспомним при этом четырехчастный герб Кмитов Чернобыльских, то мы не сможем найти этих гербов Корчак, Лелива и Одровонж среди жен Семена и Филона Кмит, кроме, конечно того, что двойной Хоругвь был у предков Кмиты - Вороновичей, который клейнот по словам Папроцкого выслужен еще при княжатах Русских, причем здесь же Папроцкий добавляет, что Лелива и Одровонж внесены в четырехчастный герб Кмиты Чернобыльского, и внесен он "по матках дому его", то есть по материнской линии
Но, как ни странно, из приведенного перечня женской половины только князья Капусты использовали герб Одровонж. Так не от князей ли Капуст в самом деле появился этот герб в четырехчастном гербе Кмит Чернобыльских?

И вот смотрим у Войтовича:

[q]
Князі КАПУСТИ за непевними свідченнями були переяславського походження (2112, s. 157), тобто нащадками князя Олега, який загинув у битві на р.Ірпені у 1324 р. їх володіння були розкидані у Київському Поліссі, під Оршею і на Брянщині. Князь Іван Капуста жив у першій половині XV ст. Мав двох синів: Федора (згаданого у 1475 р.) та Тимофія († 1515 р.), який був черкаським і канівським намісником (1507-1511 рр.). Дружину Тимофія звали Анна. Єдиний син Федора Івановича — князь Петро Федорович Капуста Горчак помер після 1539 р. без нащадків. Князь Андрій Тимофійович Капуста († 1571 р.) був державцею овруцьким (1546-1551,1553-1571 рр.) та брацлавським каштеляном (1566-1571 рр.). Був одружений двічі. Перша дружина незнана з імені та походження. Другою була Анна Шимківна (* 28.02.1503 † 19.07.1577), яку поховали у Києво-Печерському монастирі. Княжна Катерина Тимофіївна також двічі виходила заміж: за Семена Кміта-Подолянина та Миколу Гулевича. Андрій Тимофійович мав четверо дітей із смертю яких рід КАПУСТ вигас: сини Пилип та Іван померли дітьми, Марина († до 1574 р.), а Олександра († бл. 1603 р.) була видана за князя Олександра Олександровича Вишневецького (1982; 2112, s.157-159; 1700, с.86, 96, 98, 101, 109,120, 331).
[/q]


Таким образом, Семен Кмита был женат трижды. Но, третьей женой его была все-таки Евдокия (Овдотья) Капустянка, которая второй раз вышла за Миколая Гулевича Дольского:

[q]
Źródła dziejowe, Т. XXI, Warszawa, 1897:

1596 года августа 29 дня.
Между Станиславом Островским пана Грегора Макаревича судьи земского минского шафарем пов., а Миколаем Гулевичем Дольским, ключником и городничим замку Киевского и малжонкой его Евдокией Кмитчанкой позв., о недотриманье транзакции щодо выпаленья в лесах Ивановских и Мойсеевских, попелов (S. 28).

1604 года июля 28 дня.
Между Андреева Немиричева пов., а Лукашем Сапегою позв., о гвалтовное со слугами и подданными на лесы пов., власные Пероговские [т. е., Перговские] и Лебединские [ Шебединские?] наеханье, людей разогнанье, попелу палить забороненье, з грунтов теж Хочинских и Лебединских [ Шебединских?] з спокойного уживанья той же пов., безправное выбитье (S. 486).

1609 года августа 12 дня.
Между Яном Понтковским и малжонкой его Анной Трембицкой пов., а Вацлавом Вильгорским и малжонкой его, а Евдотья Кмитчанка позв., в справе выкупу през поводов маетности села Мойсейкович (S. 134).

1613 года апреля 30 дня.
Между Маруша Немиричова пов., а Ложка, подчашим киевским позв., о недопущенье чиненья экзекуции за выбитье з грунтов Пироговских [т. е., Перговских] и Мойсейковских, названых Обсицкого [ т. е., Обыщского] и Хочинского и з лесов тыми урочищами названых (S. 566).

1613 года августа 16 дня.
Между Яна и Анна з Трембицких Понтковскими, а Вацлавом Вильгорским и Овдотьей Кмитчанкой, малжонкой Миколая Гулевича, в справе забранья села Мойсейковичи (S. 192).
[/q]


Итак, два герба мы уже объяснили, осталось еще объяснить два: Корчак и Лелива.

Файлы по Бонецкому и по Вольфу

Прикрепленный файл Снимок экрана 2015-08-04 в 13.21.16.png
Serhij Shynkar Snikers
Долгожитель форума



Киев
Сообщений: 269
Регистрация: 2009
Рейтинг: 247 


Ivan Levkovskiy написал:
[q]
Вероятнее всего у Митка, Грицка, Давида и Стецка Ивановичей Казариновичей был ещё один родной брат на имя КУДИН, имеющий часть на Древыне, а в него дочери - Евдокия замужем за Васком Фёдоровичем и Федора за Лукашем Сосновским. Здесь всё сходится: В акте 1444 года упоминается сам панъ КУДИНъ Дривиньский:

[q]

...А при томъ были: князъ Александро Федковичъ Порыцкий, а панъ Якимъ Жасковский, а панъ Бокей, а панъ Сенюта, городничий Володимерский, а панъ Ивашко Яковицкий, а панъ Федко, а панъ Михно Ласковичи, а панъ КУДИНъ Дривиньский, а панъ Князский...http://books.google.com.ua/boo...mp;f=false
[/q]
[/q]


Не сходится. Не было в 1444 году никакого Кудина Дривинского. Вы просто неправильно датировали документ. Еще раз прочтите внимательно акты в АЮЗР, часть 6, том 1, №30. Документ, в котором упоминается Кудин Дривинский написан во Владимире, 1 мая, индикт 3. Упомянутый тут же Андрей Александрович Сангушко был старостой Владимирским с 1508 по 1531 год https://uk.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BD%D0%B4%D1%80%D1%96%D0%B9_%D0%9E%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87_%D0%A1%D0%B0%D0%BD%D2%91%D1%83%D1%88%D0%BA%D0%BE
Индикт 3 в этом столетии соответсвует 1515 и 1530 годам. Таким образом, круг сужается. Но в документе указан еще один известный персонаж - Сенюта, владимирский городничий. Это Есько Сенютич, который был городничим в 1513 - 1518 годам. Посему Упоминание Кудина Дривинского переносим на 1515 год. Это соответствует годам жизни его дочерей в замужестве (1530-1540-е)
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1320
Регистрация: 2009
Рейтинг: 6579 

Это не я датировал неправильно, а «Словарь древнерусских личных имен» Тупикова, откуда это разошлось везде;

Что же Вы так невнимательны, ведь я же наоборот, давно исправил эту ошибку, и совершенно с Вами согласен это 1515 год. Читайте мое сообщение
"Неужели Кудиновичи Дривинские - потомки Казарина Резановича, а Еньковичи Дривинские - потомки Немири Резановича?" здесь и Уточнения: здесь

С другой стороны, приятно, что Вы, не заметив моих исправлений, пришли к тому же выводу, значит у нас уже сформировалась неплохая экспертная среда.

К предыдущему сообщению:
Запис делу между Кмитичами Криштофом и Семеном маетностей отчизных (Źródła dziejowe, Т. XXI, Warszawa, 1897, стр. 413):

Прикрепленный файл Снимок экрана 2017-01-10 в 21.00.45.png
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 535
Регистрация: 2008
Рейтинг: 262 

Иван Левковский написал на стр. 158.

Ну а теперь, предполагаемое другое родство по жене Стефана Збаражского: Сулимы и Немиричи были «кревными» Олизаров, и соответственно родственниками между собой, о чём нам известно из завещания Романа Олизара Волчкевича, не имеет значения (поиски в этом направлении стоит пока не продолжать) , поскольку старые листы (по-видимому, перешедшие в наследство еще от самой Марии Степанской) находились на руках в Збаражских и теперь нам уже точно известно, что эти документы были не только в Стефана, а еще и в его отца Владислава Андреевича Збаражского и его жены Софии Пшилуской, поскольку именно они платили налоги за Левковичи и Невмиричи (часть), а за другую часть - уже сами Левковские и Невмержицкие.

Информацию необходимо проверить, Левковичи, которыми владели князья Збаражские могли находиться на Подолии или Волыни. Я бы склонялся все таки к версии, что княжна Катерина Сулимянка Збаражская, на основании кровного родства, добивалась своей части в земле Невмирицкой.
Очень интересный материал по Кудину, но хотел бы знать каким образом Федора Кудниская и Лукаш Сосновский и их потомки попали в Левковичи или Немиричи Овручского повета ( в документе по Филону Кмите от 1576 года, указаны Сосновские).
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1320
Регистрация: 2009
Рейтинг: 6579 

Я имел ввиду, что документы были на Збаражских, а Сулимянка пускай себе будет родственницей, но мы по ней никогда ничего не найдем, поэтому говорить и писать о ней можно, но искать грамоты бесполезно.

То что речь идет о наших Левковичах, нет никакого сомнения, ведь в последующих документах по Стефану сказано о
[q]
...непризнании тем же Збаражским, тому ж Левковскому запису вечистого (вечного) на грунт Остаповский и Сосновский в Левковичах и на часть грунту Васьковского Невмирицкого, в земле киевской лежачего, которым упомянутый князь Збаражский должен на речоный грунт запис учинить и признать на рочках земских житомирских...
[/q]


Значит, как Левковский, так и князь Стефан получили земли в Левковичах по наследству и спор был именно между наследниками.

Как попали в Левковичи? Также, как и Петр Солтан - сын Солтана Стецковича и Андрей Малюшицкий, который был сыном Анны Солтановны и Гиполит Родкевич, женатый на Настасье Ставецкой и Станислав Вилимонт, и пан Стефан Нечай (вероятно, тот самый род, из которого Данило Нечай), первоначально сосед - владелец Великого Леса под Стуговщиной, а потом женатый на N. Невмерицкой, а на церковном кладбище сохранилась могила некой «Нечаевной», которая согласно легенде подарила землю под строительство церкви, и так же, как Жанна Д’Арк, спасла Левковичи от завоевателей (татар) — на белой лошади объехала село и враги отступили. Её день смерти поминают в церкви с. Левковичи после праздника Петра в первое воскресенье. Каждый раз во время богослужения вспоминают её в разряде святых.

Так что главное не как попали в Левковичи, а почему.
Źródła dziejowe. T.21

Прикрепленный файл Снимок экрана 2015-08-05 в 14.02.31.png
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 535
Регистрация: 2008
Рейтинг: 262 

Все хорошо. Тогда попытаемся хотя бы предположить, не принимая во внимание брачной связи Якова Войны Немирича с княжной Степанской, степень родства Осташка ( Остапка) среди Немиричей. Ведь у этого Осташка было достаточно потомков и естественно претендентов на отцовскую или от предков на Невмирицкую землю. Ведь Микула Осташкович Невмирицкий не называл землю Невмирицкую своей отчиной, а ссылался на своего предка Немиру. Вероятно существовал более ранний раздел и Невмерицкие заняли земли Якова Войны Немирича?
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1320
Регистрация: 2009
Рейтинг: 6579 

Оd xiazat ruskich...
или о некоторых вопросах истории Немир Резановичей

Как известно, Немира Резанович впервые фиксируется в 1415 году в Жидачеве. Как оказалось, среди историков по поводу датировки данного документа сложилось аж три противоположных точки зрения, о чем я внес уже данные в статью:

[q]
В опубликованном источнике дата 1415 год могла быть ошибочна или сама грамота является фальсификатом, поскольку тогда князь Свидригайло находился в Кременецкой тюрьме и не мог её выдать (Мицько І. Коли написана жидачівська ікона Богородиці? // Перші “Федушкові читання”. Руда, 2011). Другие же исследователи не сомневаются, что эта грамота выдана от имени князя Свидригайла именно в 1415 году, в то время наместника Жидачева и одновременно заключенного в Кременце (Михайловський В. Історія одного розмежування біля Крилоса в 1412 році // Вісник львіського університету. Серія історична. — Львів, 2010. — Вип. 45. — С. 526). Некоторые ученые считают, что эту грамоту следует датировать более ранним временем, потому что других документальных свидетельств пребывания Свидригайло в Жидачевских землях в то время не имеется (Іванна Папа Жидачівське князівство і Гедиміновичі: спірні питання історії, Львів, 2012, С. 177-185).
[/q]


Делаем вывод: 1415 год оставляем, как и в издании РИБ, точно также, как и дату 1403 год по Казарину в Городке, поскольку 1443 год, предлагаемый Вольфом и Розовым слишком отдалены от 1415 года. По Казарину, лично я мог бы принять максимум 1428 год, отвечающий индикту 6-му в редакции Головацкого.

Еще один небезинтересный вопрос:
Папроцкий сообщает, что герб давний Вороновичей, выслужен еще при княжатах Русских Имелся ввиду Радван двойной хоругвь, который дальний предок Филона Кмиты отобрал из рук неприятельского хорунжего ("выдзерал хоругви еще за оных Князей Русских"). См. также Окольского, в которого есть интересные замечания:

[q]
Пересказывая ту же легенду Папроцкого (A Ducibus Russia strenuo militi collata fuerunt, eo quod hostibus, aduersis, signa bellica marte furente, vexilla ademerat, quo nedum konsusus hostis, sed etiam vitus succubuerat...), он повторяет несколько раз, что этот герб выслужил рыцарь по прозвищу Ворона (cognomen suerita Vorona) и его потомки сначали были в Подолье, но вскоре уже владели именьями в Киевском воеводстве (In Podolia primitus, postmodum in Chijou Palat bona possederunt). См. Szymon Okolski. Orbis Polonus, Том 1. P. 400-401.
[/q]


Кстати, Н. Яковенко утверждает, что в Окольского написано, что Грицько Воронович происходит от руських князей. Я, конечно, не знаток латыни, но пока я этого не нашел, разве, что здесь: "...Kmitorum Czarnobylsciorum, ab illio Duce…" (см. Szymon Okolski. Orbis Polonus, Том 3, P. 156).

Этот легендарный факт убеждает меня в том, что предок Гринька Соколецкого не был прямым потомком Мокосеев, как я раньше предполагал, а Мокосеи скорее всего были родственны Вороновичам (Казариновичам?) возможно по женской линии, ведь географически владения совпадают (пастбище "Вороное стадо"), а герб нет. Кроме того, я все больше склоняюсь к мысли, что самый дальний наш предок воевода Казарин от 1106 года не был эмигрантом из Венгрии, как раньше нам казалось, согласно легенды герба Корчак, а местным русским боярином, конечно, само собой князем Болоховским, в крайнем случае, эмигрантом из Влахии-Молдавии, хотя и потомком хазарского князя. Сама же Велавская земля (как часть Смольчанской или наоборот) возможно уже тогда была осажена Казарином-болоховцем и его потомками, поскольку, ведь не они одни "выдзерали хоругви еще за оных Князей Русских", а и

1. Белоцкие от с. Белка под Левковичами (вспомним Олександра Максимовича и Данила Белотьского в 1474, подписавших документ на Корчме возле реки Плотницы, вспомним остров Максимовский, не от Белотского ли Максима он получил название и сами Белоцкие в таком случае не потомки ли Немири?), которые имели

[q]
...przywilegija stare, оd xiazat ruskich przоdkоm ....na dobra Веlockie, w powiecie оwruckim lezaсe...
[/q]


Также свои документы на часть с. Белки, начиная с 1530 года, Ланевич-Сачко-Белоцкие представили при люстрации Овручского староства 1789 года
(см. Архив Юго-западной России. Ч. 7 : Т. 3: Акты о заселении Южной России XVI-XVIII в.в. - Киев : Тип. Г. Т. Корчак-Новицкого, 1905. - С. 571-573 ), предком которых был Хома Ланевич, получивший от короля Зигмунта землю Сачковскую; он же, как "Хома Ланевичъ Искоростинъский" упоминается в разделе Выговских

См. также мое сообщение Грицко Абрамович - отец Немири Грицковича?
[q]
отцом Немиры Грицковича был Грицко Абрамович вряд ли Можаровский, поскольку в самом привилее он не назван Можаровским, который упоминается в известном нам документе от 1471 года. Напомню его ещё раз:
[q]

«15 марта 1471 года. Inhibicio, ne Hryczko locaret homines circa homines capitulares. Казимир з Божей ласки король польский Великий князь Литовский и иных. Смотрели с панами рады нашей: Били чолом перед нами пробощ Виленский и диякон и архидиякон и каноники святого Станислава з наместником вруцким з паном Волчком, иж Волчко Романович закупил землю в Грицка Аўрамовича подле капланского села в Мажоревичах и почал был на той земле садить людей на сыром корченью и борти почал был наново переделывать. И каноники пред нами поведали, иж здавна в той земли только одна нивка была старая а обычай здавна был непеределывать нового дерева бортного и нивы не перепахивать, только знать ниву старую. И мы опитали Грицка Абрамовича, яко Волчку ту землю продал. И Грицко перед нами поведал, иже здавна одна только нивка старая в той земли была, а люди там здавна не седели ани дерева бортного не переделывано и землю далей не розпахивано, только на той ниве старой и борть старая а новой не переделывать, такем пану Волчку продал. И мы присудили так, што пану Волчку людей своих о то звесть, а ту землю Грицку засей оддать а пенязи свои взять, а Грицку Абрамовичу свою землю в него взять а пенязи ему оддать, и не треба Грицку в той земли людей садить ани розпахивать той земли ани борти переделывать ново, только ему знать одну ниву старую и борть старую яко здавна было а нового не переделывать. Писан в Вильне, марта 15 дня, индикт четвертый» (Kodeks dyplomatyczny katedry i diecezji wileńskiej = Codex diplomaticus ecclesiae cathedralis necnon Dioeceseos Vilnensis. T. 1, (1387-1507). Wydali Ks. Jan Fijałek i Władysław Semkowicz.. Kraków, 1932-1948, S. 402.)
[/q]



Если этого же
[q]

Грыцъка Абрамовича именье его на имя Годотимль... з земълями, и з нивами, и съ сеножатьми, и з лесы, и с полазными двема земълями, съ Хвосникомъ а з Жабиньскимъ остъровомъ...
[/q]

также им было продано пану Волчку, значит у него должна была остаться какая-то "отчизна", в том числе и "местцо во Вручом", то есть в городе, где уже и находим его сына Немиру Грицковича. Но, о какой же земле идёт речь "подле капланского села в Мажоревичах?" А вот о какой:
[q]

"...Грицко перед нами поведал, иже здавна одна только нивка старая в той земли была, а люди там здавна не седели ани дерева бортного не переделывано и землю далей не розпахивано, только на той ниве старой и борть старая..."
[/q]



В этом контексте интересно, что то же название Нивы Старой и борти в ней в раздельном листе Невмирицких, где эта Нива Старая и бортное дерево идентифицируются, как части острова Максимовского (Слушова) в Невмиричах, что были за рекой Ясенцем (от Можаров):
[q]

14.VIII.1571. Варшава. Делъ о кгрунты межи бояры овруцкими Гринковичи а Сидковичи учиненный...

...Нивы старое Максимовское, што есть противко домов их за речкою Есенцом... Дерева бортного под знаменем Максимовским в том острови Максимовщизне...
[/q]



В том же разделе 1571 года указаны соседние рубежи бояр Белоцких:
[q]

...тою Долиною Слушовскою к тому болоту Белоцкому, вышей помененному, от которого первые копцы тых граней почал подел и поза тыми гранми Сидковичом в держание вечными часы, а потом от тул ехавши третьею часть селища Максимовщины им выделил от рубежа подданых господарских Белоцких...
[/q]



А в Акте разганичения 1474 указаны бояре
[q]

...пана Митька Петровича и пана Митька Бардича и пана Федора Бардича, Олександра Максимовича и Данила Белотьского, Микулу и Львея и инших мужов к тому обличьно собраных...
[/q]

, среди которых Олександр Максимович и Данило Белотские, очевидно сыновья Максима Белоцкого, того самого от которого получил название остров Слышов - Максимовщизна. Получается, что и Белоцкие одного рода с Невмирицкими-Левковскими и Можаровскими? См. мое сообщение: "Оd xiazat ruskich..."

Как видим, что после неудачной попытки Волчка Романовича, используя эту покупку, захватить все близлежащие земли возле земли Грицка Абрамовича, стороны возвращены в предыдущее положение, и благодаря виленским каноникам, Грицко осел на своей земле. Там же, естественно, и жил его сын - Немира, а лишь в почтенном возрасте перебрался в Овруч, по видимому, чтоб в минуту опасности прятаться в Овручском замке. И как же называлась эта земля? Увы, не Можары. Можары были во власти капитулы.

Мне удастся отыскать эту землю позже. См. "О первичной отчизне Немиричей":
[/q]


2. Чоповские (от с. Чоповичи Малинский район Житомирской области), которые также имели грамоты от князей Русских (стр. 175, 176, 181, 214, 277) , несмотря на то, что их история в некотором смысле и напоминала историю Можаровских из-за утраты документов (см. точку зрения Л. Довгополовой - ІСТОРІЯ ФАЛЬШИВОГО ДВОРЯНСТВА), но тем не менее неразрывно связана с Ивашком Немиричем, первым дедичем Тупачоловщины в районе Чопович и недалеко от Ходаков (вспомним, Малкевич-Ходаковские - потомки Малка Доротича).

3. Не менее загадочна и история панов Редчичей, которые также как и Левковские от Олелька Владимировича получили землю Ерликовскую и Тенетыловскую "обаполь реки Жерев", недалеко Сельца (возле Народич), что принадлежало, как мы помним, Русиновичам. Как ни странно, первым своим предком они также называют Лариона, но якобы Владимировича (возможно это тот самый Ларион Велавский, а в данном документе ошибка писаря) и также утверждают, что эта земля получена еще от Княжат Русских (стр. 121).

Эти три рода являются исчерпывающим списком овручских боярских родов, получивших свои земли еще от "Княжат Русских", не считая конечно, самих

4. Немиричей от Грегора Вороновича и их потомков, среди которых В. Антонович называл и Булгаков (то есть, потомков и предков Булгака Велавского), которые "владели издревле Смольчанскою землею, ведь воевода Гаштольд лишь подтвердил за ними это владение."

Заявления же некоторых историков, повторяющих слова Н. Яковенко о том, что «в період роздроблення Русі князі не видавали подібних грамот своїм дружинникам» не более, чем голословные утверждения. Стоит вспомнить лишь историю бояр Быбельских, которой мы недавно касались, где очевидно, что свои привилеи они получили еще от князя Льва Даниловича и это уже доказанный факт.(См. Зазуляк Ю. П. Шляхта руського воєводства у XV ст.: дис… канд. іст. наук: 07.00.01 / Інститут українознавства ім. І. Крип’якевича НАН України. — Львів, 2004)

Таким образом, эти 4 рода - это все (больше данных я не нашел, хотя severinn мне пишет, что в генеалогии Волковских (также овруцких бояр) говориться, что земли получили от "князей русских") овручские боярские роды именно русского происхождения, и получившие свои земли еще от "русских княжат", где они так или иначе были связаны с Немиричами и фактически есть представителями одного родового клана. Здесь мы преднамеренно не касаемся остальных родов, которые могли быть или пришлыми панами или литовскими татарами или местными боярами - но, выходцами из более мелкого служилого сословия (мелкие земяне, слуги конные, слуги замковые, слуги ордынские, слуги путные и т. д. ), хотя, как известно, после 1453 года в эту категорию попали и сами Велавские - потомки Немир Резановичей.

Прикрепленный файл Снимок экрана 2018-11-21 в 20.34.25.png
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 535
Регистрация: 2008
Рейтинг: 262 

Если мы твердо заявляем, что князья Збаражские владели Левковичами. Тогда возникает естественный вопрос, от кого происходить Левковская земля и сами Левковичи и напрашивается ответ - от Левка ( Льва, смотри документ по корчме на реке Плотница). Вероятно этот Лев был сыном Якова Войны Немирича, а его сын Василий владел наследственными землями и платил с их налоги.

Иван Левковский предоставил перевод документа об инвентаризации капитульных доходов:

а и Война-Городецких, впоследствии бояр с. Левковичи: Василия и его сына Остапка, владевшего Левковской землёй и Зенка, с земли Зенковской: «инвентарь капитульных доходов с села Городец от 1538 года — Василий Войнавек (Война) заплатил, и он обязан платить каждый год, как глава наследственных земель 16 грошей, тот же Василий с сыном Остапко разделён в уплате налогов на землю, называемую Левковская — 38 грошей, тот же Василий Войнавек освобождён от уплаты за фамильную землю, называемая Зеньковская — 38 грошей»[

А если принять во внимание, что 1525 году Макару Ивановичу в Левковичах переданы земли Нестору и Ешуты Невмирицких ( отец Василий Невмирицкий, следует из дворянского дела Невмержицких), то становиться понятным, на какие грунты претендовали князья Збаражские ( Остапковский грунт, часть грунта Васька Невмирицкого ( фактически это земли Нестора и Ешуты в Левковичах) и Сосновский грунт происхождение которого пока неизвестно - все эти грунты находились в Левковичах). Кроме того следует принять во внимание размеры и описание Левковской земли, понятно, что по более раннему разделу это была земля Левка ( Льва) вероятно от раздела земли Немиры Резановача или Петра Бакотского.

Велавские вошли в землю Левковскую не ранее 1525 года, а перед этим Булгак Белявский, сын Давыда Велавского возможно по решению киевского воеводы Мартына Гоштальда в 1474 году получил землю Смольчанскую. Возможно потому называли себя Булгаковскими- Белявскими -Верповскими или Велавскими - Геевскими -Левковскими. И нет кривды в их утверждению, что происходят они от Лариона Велавского, который вероятно при киевском князе Олельке Владимировиче получил землю Смольчанскую. Вероятному потому, уже в 1604 году князьям Збаражским приходилось судиться уже с Левковскими за земли Войны Немирича.
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1320
Регистрация: 2009
Рейтинг: 6579 

Где же в действительности был подписан разграничительный Акт от 21 сентября 1474 года? Две версии.

1-я версия:

В Акте разграничения угодий между владениями Виленского епископа (Ивана Лозовича) и каноников Виленского костела Св. Станислава по рекам Локница (Лохница) и Плотница от 21 сентября 1474 года (на праздник Второй Пречистой) упоминаются в качестве свидетелей от местной шляхты Львей Булгакович - родоначальник Левковских и Микула Осташкович - родоначальник Невмержицких.

В связи с этим само место подписания данного Акта становится для наших родов символическим, поскольку присутствие там Микулы и Львея зафиксировано документально. Но, возникает вопрос, где же это место находилось конкретно?

Известный нам источник
Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России, собранные и изданные Археографической комиссией. Т. 2: 1599–1637. СПб., 1865. С. 109. Из архива Виленского кафедрального собора. Оригинал на пергаменте, а к нему привешенная на тонком пестром шелковом шнурке разламанная печать,
определяет, что документ

[q]
...П[и]сан на корчме капитульнее стороны подле Плотницы реки граничьное, дня и месяца перьвописаныхъ...
[/q]


Казалось бы все ясно, это собрание "мужов славных" состоялось "на корчме капитульнее стороны подле Плотницы", то есть в корчме. Признаться я так раньше и думал. Да и Сергей Невмержицкий поверил в это:

[q]
5. Знаменательная встреча в КОРЧМЕ на реке Плотница в 1474 году, где собрались все потенциальные владельцы Каменщизны или земли Смольчанской от ка[ноника] Виленьского костела святого Станислава
[/q]


Но, вот незадача: в самом-то документе указано, не "в корчме", а "на корчме". Здесь, как водится, можно бы было все списать на ошибку писаря или переписчика, если бы не некоторые обстоятельства.

1. Нам неизвестна ни одна корчма, которая бы находилась в районе реки Плотницы и принадлежала бы капитулу виленскому, а корчма в Немиричах, например, еще не существовала, но все-равно она не подошла бы здесь, поскольку она ведь не принадлежала святым отцам.

2. Подписание документов именно в самой корчме практически не встречалось, поскольку это была серьезная юридическая и ритуальная процедура, без любых элементов развлечения, пития горячительных напитков, присутствия бля... и т. д. , что обычно и происходило в корчмах.

3. Kodeks dyplomatyczny katedry i diecezji wileńskiej = Codex diplomaticus ecclesiae cathedralis necnon Dioeceseos Vilnensis. T. 1, (1387—1507), Semkowiczа, Władysławа Aleksanderа. Kraków, 1932—1948,

на стр. 335-336, документ №287 фактически транслирует нам этот же документ, но автор "Кодекса" Семкович (кстати, это тот самый, что писал о Яне Немире - старосте Полоцком) отмечает, что в левой колонке русский текст документа (здесь латиницей) списан с русского издания "Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России", а в правой колонке документ переведен на польский, но переведен уже с самого русского оригинала, который находился еще в 1865 году в архиве Виленского кафедрального собора, а не с издания АЮЗР (Przekl. polski z ruskiego Or.), где сам польский перевод уже находился в Архиве Виленского капитула (Lib. I. 2k. CXXVII-CXXVII), а сам оригинал неизвестно сохранился ли вообще, хотя аутентичность его и не вызывает сомнения. Но, главное здесь в том, что как польский перевод, так и русский текст латиницей немного отличаются в некоторых местах от издания АЮЗР, вспомните хотя бы, как я нашел Львея: "Mikulu i Lьweja", в то время, как в АЮЗР - "Микулу Ильвея".

Что же нам преподносит "Кодекс..." в отношении места подписания документа?
Итак, в левой колонке, русский текст латиницей гласит:
[q]
"...Psanъ na korczme kapitulьnee storony podle Plotnici..."
[/q]

а в правой польский перевод, но сделанный с самого оригинала, хотя как отмечал Семкович иногда и с ошибками:
[q]
"...Pyssan na Cormye capitulney strony podle Pasnycze..."
[/q]


Как видим, в первом случае мы имеем известное нам "на корчме", но во втором уже "на Корме", причем слово начинается с большой буквы. Если учесть, что документ в издании АЮЗР был списан с оригинала, а польский перевод, где стоит "na Cormye" также списан с оригинала, но эти записи были сделаны независимо друг от друга, то становится очевидным, что сделать одну и ту же ошибку "на" вместо "в" они явно не могли, а следовательно приставка "на" в данном случае с точностью отображала оригинал. Если это так, то мы можем утверждать, что словосочетания "на корчме" не существует не только сейчас, его не существовало и в эпоху Великого княжества Литовского, то есть в старобеларусском языке (или западнорусском). А это значит, что данное словосочетание скорее всего отвечало в оригинале той записи, которая была сделана в польском переводе с самого оригинала, то есть "na Cormye" ("на Корме"), которая вероятнее всего отвечала какому-то топониму.

Какой же топоним "Корма" в районе реки Плотницы мог отвечать этому названию?
Во-первых, это село Корма, которое принадлежало боярам Велавским (Шишкам Ставецким) и расположено было севернее Велавска возле Дубровицы (см. эту карту, где есть село Корма и более современную, где есть несколько хуторов Корма, выселков от того же села ) В Выписе из земских книг Киевского воеводства фрагмента акта комиссии Вального Варшавского сейма о разграничении уездов Овручский (к Польше) и Мозырского (до Литвы) от 19 января 1622 (Źródła dziejowe. T. 20: Polska XVI wieku pod względem geograficzno-statystycznym. Т. 9: Ziemie ruskie. Ukraina (Кijów–Bracław). Dział III opisane przez Aleksandra Jabłonowskiego. Warszawa, 1894. S. 89–93.) сказано, что

[q]
...села КОРМА их м [илостей] п [анов] Ставецких... также
п [ана] Федора Ставецкого указываемый перед нами права, титулы и иные распоряжения до сел КОРМА и Валавск надлежащие...
[/q]


Очевидно, что и хутор Корма был выселком от Кормы под Велавском, хотя может быть и от села Бегунь, поскольку был связан с ним прямой дорогой (хутор Корма в районе Бабьего острова (карта 1931 года) с 1941 года на учете не значится, кстати этот хутор не только не мог существовать в 1474 году, он еще находился не возле реки Плотницы, а скорее возле Локницы, Болотницы и Струги), указанный на этой карте в районе Картынич и в районе того самого хутора Бабий остров, где именно этот самый Бабий остров (в советское время Бабий остров - это деревня Калинино (Лельчицкий район),
теперь опустевшая
, который и был продан капитулой бискупу в 1474 году. Ясно, что хуторов Корма в 1474 году не существовало (на картах Шуберта хутора Кормы в районе реки Локницы не обнаружено ), поскольку они в основном начали заселяться со времени известной столыпинской аграрной реформы, начиная с 1906 года, ведь общеизвестно, что борьба с чересполосицей путем полного разверстания общинной земли и выделения каждому хозяйству одного компактного участка (хутора или отруба) стала одной из главных задач этой реформы. Ну а само село Корма северо-западнее Велавска, если и существовало уже в 1474 году, то принадлежало нашим боярам Велавским. Так где же тогда состоялось эта встреча "мужов к тому облично собранных"?

Для начала вспомним, какие села принадлежали капитуле, ведь на ее стороне состоялась эта встреча. Возьмем регестр поборовый от 1581 года:

[q]
«1581.
Regestr wybierania pobordw Ziemie Kijowskie, przez mię Macieja Jezierskiego, ełngi i poborcy J. k. m,, za rok 1581, a począł się wybierać ten pobdr mensę Juni die 21. (Ks. pobór. 32).
I. m. kapituła Wileńska, dali pobór z imion, z tych wsi mia-nawicie, które leżą w powiecie kijowskim. Naprzód ze wsi: Horodca, Brytowinców, Biehuna, Torynia, Możarow, Listwina, Zalesza, Waskowa, Timochow, Ozieran, Wojkowicz, Kulikow.» (Zrodła Dziejowe, T. XX, s. 38. Warszawa, 1894)
[/q]


а также, вспомним, что я писал вот здесь:

[q]
4. Года 1624 августа 5 дня. Между Ивонем и другими Невмирицкими истцы, а Лукашем и Зофия з Чарнобыльских Сапегами ответчики, о побитье сынов истцов за звозенье сена з грунтов Невмирицких истцов власных, людьми веледницкими - декрет. Между теми же сторонами о перекрытии дороги истцам с привилеями Невмирицкими до короля едущих, в добрах капитулы виленской каменецких, званых РУДНЯ ОЗЕРЯНСКАЯ (Źródła dziejowe, Т. XXI, Warszawa, 1897, стр. 352). Обратите внимание, по какой дороге ездили наши предки в Варшаву к королю - через владения не только капитульные, но и через земли, как Солтанов, так и Немиричей (Олевских), значит так было безопаснее. По той же дороге к королю ездили и ЛЕВКОВСКИЕ о чем свидетельствует документ от 24 июля 1624 года, где сказано, что Супруну Левковскому пытался перекрыть дорогу в той же Рудне Озерянской до добр Каменецких належачой, урядник веледницкий Ян Склотовский. (Źródła dziejowe, Т. XXI, Warszawa, 1897, стр. 334).
[/q]


Через Рудню Озерянскую ездили также Кобылинские:

Озеряны и Рудня Озерянская, где последняя вплотную прилегала к реке Плотница (см. ту же карту) - эти села принадлежали капитуле виленской и именно через Рудню Озерянскую ездили как Левковские, так и Невмержицкие с привилеями в Варшаву, а это значит, что здесь была набитая дорога: Левковичи----------Можары-----------Бегунь---------Городец---------Рудня Озерянская или подругому, но уже через имения соседей шляхтичей Белоцких (Белка) и Ельцов (получившим Прибитки по Матвею Скуйбеде Угриновскому):
Левковичи------------Белка------------Прибитки------------Малаховка------------Рудня Озерянская.
Нетрудно догадаться, что скорее первой, нежели второй дорогой, как более близкой и проторенной ездили наши предки, как в 1624 году, так вероятно и еще в 1474 году, хотя и не всегда удачно, как видим. Но, ведь села Кормы не было там ни в 1624 году, ни тем более в 1474 году. А что же там было? Ответить на этот вопрос помогут вот эти источники, согласно которых мы узнаем, что в районе села Рудня Озерянская Олевского района с давних пор существовали болото и озеро под названием Корма:





в 1926 году озеро Корма еще существует ,

а в 1974 году это всего лишь торфяное болото
[q]
В. Пясецький у 1974-1981 рр. знайшов сліди поселень біля торфовища Корма Олевського району, поблизу с. Рудня Озерянська (Житомирщина)
[/q]

[q]
39. с. Рудня Озерянська Олевський район
Багатошарова пам'ятка розташована на південно-східній околиці села. Займає підвищення, близько 6 м, краю тераси торф'яника Корма на площі 70x20 м. Відкрита в 1974 р. В. К. Пясецьким, в 1983 р. досліджувалася експедицією Iнституту археології АН УРСР під керівництвом Л. Л. Залізняка на площі 52 кв.м. Виявлено матеріали доби мезоліту та пізньо-неолітична або енеолітична кераміка. Звертають увагу фрагменти двох великих посудин, що імітують трипільські кратеровидні і орнаментовані наколами та хвилястою лінією. Матеріали попередньо датуються фінальним трипіллям (етап СІІ).
10, с. 2-8.
[/q]


Так куда же исчезло озеро? Как ни странно, ответ находим в "Одноклассниках":
[q]
В 1965 році в селі Рудня-Озерянська було промито дамбу і унікального явища природи - озера Корма - не стало. Сьогодні на його місці торфяні родовища, на яких добуває торф Озерянський торфобрикетний завод.
[/q]


Вот и ответ на наш главный вопрос: историческая встреча в понедельник 21 сентября 1474 года на праздник Рождества Пресвятой Богородицы (Второй Пречистой) "мужов к тому облично собранных", на которой были наши Микула и Львей состоялась на озере Корма, которое находилось южнее села Рудня Озерянская и восточнее села Озерян Олевского района в сторону села Листвин, где на сегодняшний день находится лишь болото Корма и обмелевшее озеро Корма, ставшее торфяником.

Акты по разраничению обычно так и проходили, как например
[q]
1585 года июля 24. В урочище возле с. Глумова или 1600 год, июля 24. НАД ОЗЕРОМ УЮННЫМ или 1600 года октября 25. У дуброве возле реки Норыни...
[/q]

или здесь
[q]
Деялося то на грунте добр, в острове Ясенецким названым, року 1713 месяца сентября 26-го дня.
[/q]


И даже присяжные грамоты иногда подписывлись на озере, как вот эта от 1400 года
и эта:
[q]
1440. НАД берегом Немана княжата, паны и шляхта литовские приветствовали Вел. Кн. Казимира Ягеллончика, который должен был занять великокняжеский трон в Вильно, среди них был и кн. "Хотко Корибут "(Сhothko) Chwod'ko- Fed'ko-Fedor) Koributh duces) (Długosz J. Annales seu cronicae incliti regni Poloniae. T. 8. S. 252.)
[/q]


или мирные договора-"трактаты" (1422 год):
[q]
nad rzeką Ossą, przy jeziorze Melno, między zamkami Radzynem i Rogoźno, w ziemi Pruskiej, diecezji Chełmińskiéj,...nad jeziorem Melno...(Skarbiec diplomatów papiezkich, cesarskich, królewskich, książęcych: uchwał ...
[/q]


а также привилеи:
28 июля 1410 года на реке Осса (Польша, недалеко от Грюнвальдского поля) Владислав II (Ягайло), учитывая военные заслуги шляхтича Фредра з Плешевичей в битве с крестоносцами (Грюнвальдская битва), дарит ему и его наследникам королевские села Фредревцы, Сушу (Schurza) и Кадеевцы на реке Жванец Подольской земли Каменецкого повета, за что Фредро в случае военной экспедиции будет служить королю одним копьем и двумя стрельцами-метальщиками, где в качестве свидетелей выступает «Petro Вokuti» (Петр с Бакоты):
[q]
...nostrae citra fluvium Ossa (на реке Осса), см. Zrzódła do dziejów polskich: Wydawane przez Michała Grabowskiego i …, Том 1, S. 159—161
[/q]


Таким образом, первоначальный текст оригинала должен выглядеть вот как:

[q]
...П[и]сан на Корме капитульнее стороны подле Плотницы реки граничьное, дня и месяца перьвописаныхъ...
[/q]
,
где Корма - это исчезнувшее озеро и урочище на юго-восток от села Рудня Озерянская (см. военную карту 1932 года), а чуть севернее этого озера находилась (и находится, берет начало) река Плотница граничная (кстати, на этой карте Шуберта река названа болотом Плотница).

Сам топоним "Корма" довольно непростой:
[q]
КОРМА | Толковый словарь Даля
- судна ж . задний конец или часть, противоположная носу, на Волге, кормушка.

- Корма неводная, корна, кут, кутец, мотня, матия, мешок. Кормовой, к корме относящ. (см. также корм). В виде сущ. Кормник стар. Кормщик, кормчий, корщик, управляющий ходом судна, заднею потесью, рулем. Кормщиков, ему прнадлежщ.; кормщичий, к нему относящ. Кормничество ср. управление кораблем, кораблевождение. Кормило ср. руль, арх. копец, южн. стерно; привешенная к корме судна на крючьях деревянная лопасть, а иногда и потесь, в виде весла, для управления. Кормовой-пень, ахтерштевень, основный стояк для кормы, на который и навешивается руль. Кормчая-книга, сборник церковных и частью гражданских законов, правил.
[/q]


[q]
Часто встречается также название «Корма», особенно на юго-востоке БССР. Вряд ли оно происходит от слова «корма» в значении «задняя часть судна», тем более, что поселения с таким названием находятся не у рек. Скорее всего эти названия связаны с понятием «корм» (пища для животных). См. Вадим Жучкевич. Происхождение географических названий (топонимика) Белоруссии. Изд-во Белгосуниверситета, 1961. С. 67.
[/q]


Кстати, согласно описания Słownik geograficzny... река Локница находилась на границе повета Мозырского с Овручским и впадает в озеро Свидовец в бассейне Уборти (см. Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich › Tom V › strona 689), а Плотница - малая речка в повете Мозырском, приток Уборти с правой стороны (см. Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich › Tom VIII › strona 321).

Есть еще ОЧЕНЬ интересный факт:
[q]
Реліктове озеро Корма в Олевському районі Житомирської області з островом, що рухається під впливом вітру від берега до берега.
[/q]


Так может быть наши "мужи" славные находились на этом необычном острове? Тем более, что существование необычных островов на озере Корма подтверждается и из других источников. Также, оказывается, что это озеро было очень большим (1300 гектаров) и не исчезло само по себе, а после вмешательства человека - проведения мелиоративных работ с целью добычи потом с него торфа. И, как ни странно, руководителем Олевского района (первым секретарем райкома партии) тогда был Николай Афанасьевич Можар, который, хоть и был противником осушения озера Корма, но воспрепятствовать этому не смог. Так украинский писатель Василий Земляк в 1983 году в одной из своих публицистических статей пишет (см. Земляк, В. С. Твори в 4-х т. Т. 4. Президент. Олесь Чоботар. Оповідання, поезії, публіцистика: трагедії. Кіноповість / В. С. Земляк. - К. : Дніпро, 1984. - 421 с.):

[q]
...Є геніальні поети, які не вміють читати своїх віршів, зате посередні поети, як правило, читають свої вірші блискуче. Ми ж любимо поетів не за те, як вони читають, а за те, як вони мислять. Спосіб мислення, напевне, якнайбільше визначає характер людини, її самобутність, її оригінальність. До гнучкого, аналітичного розуму потрібна ще партійна пристрасть, тобто творчість, натхнення. Без натхнення не можна керувати районом, не можна запалити людей на щось велике. Це необхідність у партійній роботі. Сіра, ординарна людина здатна творити довкола собі подібних, вона навіває байдужість і смуток. Такій людині партійна робота просто протипоказана. Бо робота залишається, а творчості нема, нема хисту, інтуїції, пристрасті, одне слово, всього того, що складає собою партійний характер, оту людську винятковість і неповторність, яка непомітно поширюється на цілий район і має потім пряме відношення до стилю партійної роботи. Коротше кажучи, це талант, і досить рідкісний. І трапляється він не в кожному районі, хоча кожен район прагне його мати. Треба бути великим психологом і великим педагогом для відшукання і виплекування таких талантів. Звичайного способу висування тут зовсім не досить, до того ж він застарілий. Тут відбувається якась тонша, глибша й триваліша робота, про яку найкраще міг би розповісти Яків Хорохонько, який уже багато років займається цим у Житомирському обкомі, а колись і сам був першим секретарем райкому, причому в найважчі часи. Він не постарів і майже не змінився за ці роки, скромний і невтомний психолог і педагог, відкривач талантів чи один з таких в обкомі, щоб сказати точніше. Так чи інакше, а всі розчарування й невдачі в цьому делікатному питанні потім списуються на нього, на його відділ. Але де є придбання, там бувають і втрати. Безпомилкові електронні машини сюди, напевне, не доберуться ніколи. Навіть думати про це брутально: цей винахід більше загрожує поетам, ніж секретарям райкомів. Розуміється, поетам не від бога.

Дорога до Олевська колись була дорогою до кордону. Тепер це за територією чи не найбільший район на Житомирщині. Тут Адам Демидович Кравченко працював головою райвиконкому. Він частенько заглядає у свій колишній район. Етикою міжрайонних стосунків це не забороняється, хоч сам Кравченко тепер славить Лугини як найкращий закуток Полісся і нишком мріє колись відрізати від сусідів кілька сіл, які географічно й етнічно (переважно піснями) тяжіють до Лугин. В олевських товаришів це викликає лише іронічну посмішку, тут гадають, що межі районів віднині недоторканні. Олевськ — місто древнє й романтичне, Можар Микола Панасович вважає його найкрасивішим містом на всьому Поліссі. Можар також поліщук. Його прізвище для літературного героя просто прекрасне, а можливо, вже й використане нашими прозаїками, за якими важко захопити гарне оригінальне прізвище. У мові Можара вчуваються ті ж поліські нотки та наголоси, що і в Кравченка. Це чи не єдине, чим вони схожі, що притаманне їм обом як поліщукам. Ніщо так не тримається людини, як мова. В їхній мові є щось одвічне, як у морені, що нагадує про древність цієї землі. Але там мовчазне каміння, а тут вічно жива мова, якась жвавіша й тепліша за всі інші діалекти. Можар високий, красивий, з усміхненими очима, з повільними жестами, кабінет у нього північний, і він тягнеться до сонця, як велетенський фікус, що вже багато років живе в райкомі. Цей фікус і справді щось додає до доброї атмосфери, яка тут панує. Можар першим не так давно. Коли б залежало від нього, він ніколи не робив би кабінету на північ.... Любить зупинятися на моренових полях, розглядати валуни, таких красивих морен, мабуть, ніде нема, як тут. Морени спочивають, у районі вистачає каміння без них, вони ж — як пам'ятники планети. Поліські поля вже самі собою мають зворушливий вигляд. Невеличкі поля серед вічної незайманої природи. Хочеш не хочеш, а станеш тут романтиком і поетом. Напевне, ніхто не вміє так пестити долонями перший льонок, що чекає дощу, як уміє це робити Можар. А коли льон зацвіте, Можар не може пропустити й дня, щоб не постояти над синім плесом.

Можар не зміг врятувати велетенського озера Корми, яке перебрало в свої руки Міністерство паливної промисловості й висушило, або, як тут кажуть, «спалило». Зате Можар урятував Уборть, що пробивається крізь болото та дрімучі ліси. Тутешні меліоратори запропонували вирівняти її русло з допомогою сучасної техніки. Можар першим відчув небезпеку для річки й не погодився. Мимоволі згадалась картина великого художника «Бог річки Шельди». ... Ще одна зупинка. Озеро, викопане на мочарищі нещодавно. В лісі, але обсаджене вербичками, зариблене. Два з половиною гектара дзеркала. Озеро Корма мало 1300 гектарів. Це первісток, Можар мріє про двадцять п'ять — тридцять озер в ...
[/q]


А в отзывах других писателей-коллег о В. Земляке, опубликованном в сборнике ( Заповіт любові: Зб. / Упоряд. Б. П. Комар.– К.: Рад. письм., 1983) есть интересный факт о плавающих островах на озере Корма:

[q]
Про Корму-озеро Василь Сидорович розповідав багатьом, і часто вабила його до себе ця чарівна поліська місцина. З повним правом він міг перефразувати відомий рядок поета: «Корма — і серце відпочине». Працюючи в газеті, він не раз бував на його духмяних берегах, добре знав мандрівні озерні острови, біля нічних вогнищ слухав бувалих людей ...
[/q]


Интересный рассказ лугинских краеведов, где в одном из его эпизодов упоминается озеро Корма:
[q]
Наступний етап експедицій був найдовшим i найскладнішим. 2 серпня 2004 року на пошук місця дислокації партизанського загону, де знаходився штаб С. Ф. Малжова, вирушила невеличка група в кількості чотирьох слідопитів. З Червоної Волоки вони попрямували старою партизанською дорогою в урочище Зелене, де знаходився хутір Глуха Мар’я. Це тут у 1943 році була по-звірячому замордована фашистами сім'я лісника: Хома Антонович Ярошов, Параска Ярошова — дружина, Антон Ярошов — батько лісника, діти — Антон 13 років, Іван — 9, Уляна — 13, Ганна — 4 за допомогу партизанам.
Через хутір Шибено ми вийшли на дорогу, що веде в смт Жовтневе. По дорозі побували біля озера Корма, де ще в 30-х роках була збудована дача маршала Ворошилова К. Є., який частенько приїжджав туди на риболовлю i полювання та здійснював контроль за будівництвом оборонних споруд прикордонної зони. Це була система іригаційних споруд (озер) i дотів.
Озеро Гать явилось нам на шляху у всій красі Поліського краю. Поруч проходить довоєнне шосе Ігнатпіль—Усово. По цьому шосе ми вийшли на села Усово i Кованку, які були спалені фашистськими карателями.
За 5 км від Кованки, по дорозі на с. Перга, знаходиться одне з найдивовижніших скарбів Полісся — Дідове Озеро, де теж проходила лінія оборони з дотами. Далі шлях до партизанського штабу з'єднання С. Ф. Малікова протягнувся через села Побичі та Сирницю, які також були спалені фашистами.
Нарешті ми вийшли до річки Болотниці й понад Грибовим озеером дістались до села Селезівка, яка є центром Поліського заповідника i останнім населеним пунктом на кордоні з Білорусією. Саме там, за 12 км від села Селезівка, в Словечанському лісі, поблизу Соловкового броду i знаходився штаб партизанської дивізії ім. Щорса з'єднання С. В. Малікова.
В червні 1943 року там відбулись збори всіх командирів i комісарів партизанських з'єднань, що діяли на Україні.
[/q]


P. S. В археологическом журнале за 1934 год (то есть, в период когда еще существовало озеро Корма) читаем:
[q]
«Корма» міститься серед безмежних, обширних боліт, що колись складали з ним один суцільний водозбір-озеро. Це величезне озеро заростало і увесь час заростає тепер від берегів осокою, торфом та інш. болотяною рослинністю. 3 слів селян та за старими планами земель села Озерян з 1863 р. видно, що озерові береги на заході села доходили до самих городів, які зараз мають віддалення від берега 1,3 км. Отже заростання озера й осушування долини його останні роки проходить духе інтенсивно. Процес осушування набагато збільшився, особливо зараз, коли прокладено густу осушувальну систему фос (каналів) — спеціально для осушки цього величезного болотяного простору.
[/q]


Это означает, что размеры озера Корма в 1474 году были весьма значительнее, чем в XX веке, и, вероятно, оно доходило как до Озерян, так и до Рудни Озерянской (см. Черное озеро под Рудней Озерянской), а река Плотница, очевидно, вытекала с озера, а после начала его осушения - обмелела. Подтверждением этому есть факт, что "річка Селивониха - права притока р. Плотница". Вот еще одна карта, где это прекрасно видно: река Плотница берет начало у Рудни Озерянской и озера Корма, см. Nominatim Правда, искусственное озеро Гать здесь ошибочно обозначено, как Корма, очевидно из-за того, что раньше эта территория (озеро Корма, урочище Корма, болото Корма, Корма Городенская) составляла единый комплекс под общим названием "Корма".


2-я версия:


Могло быть и по другому. Если учесть, что польская копия разграничительного документа от 1474 года была со многими ошибками, возможно, что в оригинале действительно могло быть написано:

[q]
...П[и]сан на Корчме капитульнее стороны подле Плотницы реки граничьное, дня и месяца перьвописаныхъ...
[/q]


Слово Корчма (с большой буквы) могло означать, как топоним, так и конкретное место: постоялый двор-корчму, что находился на дороге возле реки Плотницы. Конкретное местонахождение этого постоялого двора-корчмы или таверны, можно определить с помощью этой карты Генштаба от 1931 года: М-35-21-А-(Селизовка,
см. фгагмент карты:

полный вариант:).

Согласно данной карты, слобода Селизовка имела также другое название - "Воробьева Корчма". Западнее Селезовки протекала река Плотница. Очевидно, название Воробьева Корчма Селезовка носила прежде, что видно из рассказов старожилов с. Селезовки, собранных С. Жила:

[q]
Впоследствии здесь появился постоялый двор с "корчмой" (кабаком). Охоты в окрестностях слободы Сализовки или Воробьевой Корчмы, как тогда называли место нынешней центральной усадьбы заповедника, были разнообразными и удивительно добычливыми. А секрет был в том, что здесь на десятки верст вокруг не было населенных пунктов.

Селезовка — центральная усадьба Полесского заповедника — лесное село на 70 дворов. Вокруг на расстоянии 15 — 22 км ни единого населенного пункта. А всего-то сотню лет тому назад здесь стояли только два дома и мельница. В одном доме жила семья предприимчивых полещу-ков (так называют друг друга коренные жители Полесья), в другом — были корчма и постоялый двор. В те времена на здешних хуторах никто не умел варить горилку, и доходы от шинка были немалые. Откуда же брались посетители, если на десятки верст ни единой души? Для меня это тоже было загадкой, пока одна старая полещучка не поведала мне интересные разности о "слободе Сализовке." Так вот, чтобы добраться с товаром в Словечно на ярмарку, жители хуторов, которые располагались по р. Уборть, вынуждены были ночевать на постоялом дворе. И бывали случаи, когда хуторяне весь свой товар оставляли в корчме и вынуждены были возвращаться домой. Да что там говорить — жизнь возле мельниц и шинков в те времена бурлила. В омутах всегда было много рыбы, не говоря о русалках, водяных и прочей симпатичной нечисти.

Читать дальше на Отпуск.com: https://www.otpusk.com/articles/666/
[/q]


Слово "Воробьева", видимо, трансформировалось из топонима в околице Селезовки "Брод Воробьев Мост", который мы видим на карте Шуберта: Волынская губерния (Олевский район). Ряд XX, Лист 6. Соединение двух топонимов "Брод Воробьев Мост" и "Корчма" (здесь также в значении бывший постоялый двор) и дало название "Воробьева Корчма".

Отсюда, вполне вероятно, что и в 1474 году на месте современного села Селезовки Овручского района существовал постоялый двор, принадлежавший каноникам виленским, под названием "Воробьева Корчма" или просто "Корчма". Причем, как видно из указанной мной карты с Селезовки до Бабиного острова шла очень хорошая дорога (около 10 км), вполне не затруднительная для участников встречи, а "Воробьева Корчма" (Селезовка) находилась на пересечении многих транзитных дорог.

Впервые подобную версию высказал также польский историк Ежи Охмянский, ведущий специалист по истории Виленской капитулы. Хотя он и не нашел конкретного места подписания документа, но его замысел сводился к тому, что это была придорожная корчма над рекой Плотницей, возле брода. Но это, невероятное совпадение и с моим предположением, ведь "Брод Воробьев Мост" и был тем бродом, возле которого находилась эта "корчма", чуть восточнее реки Плотницы!

Смотрим в оригинале Е. Охмянского:

[q]
Karczmy, bardzo rozpowszechnione w latyfundium biskupstwa w XVII — XVIII w., istniały i we wcześniejszym okresie. Biskupstwo posiadało je pewnie już pod koniec w. XIV, jak wolno sądzić po przykładzie kościołów parafialnych, a także z donacji biskupa Andrzeja z r. 1397 dla altarysty katedralnego, 1397 dla altarysty katedralnego, który otrzymał W Wilnie plac pro taberna. W każdym razie w XV w. karczmy znajdowały się zarówno w dobrach biskupich, jak i kapitulnych, na co wskazują dwie wzmianki. W roku 1474, kiedy przedstawiciele biskupa i kapituły ustalili granice między włościami uborcką i kamieniecką, akt rozgraniczenia spisany został na korczme kapitulnoe strony podle Plotnici reki hranicznoe. Była to widocznie karczma przydrożna nad Płotnicą przy brodzie. Niekoniecznie więc karczmy prowadzone tylko po miasteczkach czy siołach. W owych czasach karczmy stanowiły nie tylko ognisko życia towarzyskiego danej okolicy, w których spotykano się przy różnych okazjach, świętach rodzinnych, chrzcinach, weselach. Oberża, zajazd, były jednocześnie obiektem mile widzianym przez podróżnego, który strudzony drogą znajdował w nich jadło, napitek i schronienie dla wytchnienia czy noclegu. Prywatne karczmy najprawdopodobniej nie istniały, gdyż przywilej propinacyjny był monopolem feudała, który udzielał zezwolenia na wyszynk piwa, miodu czy gorzałki. Wzamian karczmarz płacił tzw. kapszczyznę, określony w umowie czynsz. Podobnie rzecz miała się w dobrach biskupstwa, które wypuszczało karczmy w dzierżawę, uzyskując z nich dobry dochód, np. z karczem widzkich biskup Tabor mógł w roku 1498 zapisać kościołowi widzkiemu po dwie kopy gr rocznie, gdyż wpływy z nich były niewątpliwie znacznie wyższe; W roku 1539 wynosiły 15 kóp gr. Szczegółowe dane z 1539 r. dowodzą wielkiego rozpowszechnienia karczem w dobrach stołowych biskupich, bowiem na 585 mieszczan biskupich z Wilna i miasteczek wymieniono 513 "tabernatores" , karczmarzy. Stanowili oni więc 53% ludności miejskiej! Kapszczyzna, Wynosząca współcześnie 1 kopę gr od karczmy, z samego tylko Wilna przynosiła w 1539 r. około 100 kóp gr, co wobec 257 kóp ogółu wpływów z jurydyki biskupiej było najważniejszą pozycją w dochodzie. Z włości litewskich w 1539 r. kapszczyzna przynosiła 90 i 1/2 kopy gr, a z włości ruskich 54 i 1/2 kopy gr, razem z dóbr biskupich 245 kóp gr.

См. Jerzy Ochmański. Powstanie i rozwój latyfundium biskupstwa wileńskiego, 1387-1550: ze studiów nad rozwojem wielkiej własności na Litwie i Białorusi w średniowieczu. - Uniwersytet im. A. Mickiewicz, 1963. S. 143.
[/q]


Для сравнения можно посмотреть, я показывал ранее "Отрывок из Инвентаря столового имения Уборть Мозырского уезда Виленского бискупства, составлен по состоянию года 1763 м [еся] ца январе дня третьего", где указаны корчмы в соседнем имении Уборти, принадлежавшего виленскому бискупу:

[q]
Корчма Лейчыцкая въездная. Комната с кладовая, пунi, пивоварня аккуратный...

Корчма в Буйнавiчах въездная большая, по концам с каморамi, пунi i пивоваренный к ней. Тракт идут с Валынi i Украины.

Корчма в Стадолiчах въездная с двумя пакоямi i каморамi. Тракт большой на Волынь i Украину.

Корчма в Карытынiчах въездная. Комната с кладовая там. Перевоз на Убарцi реке. Тракт большой.

Корчма в Сыманавiчах. Комната с кладовая i сени.

Корчма в Мiлашэвiчах въездная с двумя пакоямi. Тракт большие идут.
[/q]


Таким образом, эта вторая версия, которую я выдвинул уже позже, кажется мне более убедительной:

историческая встреча в понедельник 21 сентября 1474 года на праздник Рождества Пресвятой Богородицы (Второй Пречистой) "мужов к тому облично собранных", на которой присутствовали наши Микула и Львей состоялась на постоялом дворе ("на корчме") в Каменщизне, принадлежавшей каноникам виленским, что находилась у дороги и брода возле реки Плотницы, впоследствии названной
"Воробьева Корчма" или слобода Селизовка (сейчас село Селезовка, район мельницы).


См. также Список населенных мест Волынской губернии / Издание Волынского губернского статистического комитета. – Житомир: Волынская губернская типография. – 1906. – С. 173

Внизу см. файлы:

Kodeks dyplomatyczny katedry i diecezji wileńskiej = Codex diplomaticus ecclesiae cathedralis necnon Dioeceseos Vilnensis. T. 1, (1387—1507), Semkowiczа, Władysławа Aleksanderа. Kraków, 1932—1948, стр. 335-336, документ №287

Źródła dziejowe. T. 20

Адміністративно-територіальний устрій Житомирщини 1795-2006 роки

Озеро Корма на карте Ф. Ф. Шуберта (данные 1867 года):


Прикрепленный файл Снимок экрана 2015-08-11 в 12.31.33.png
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 535
Регистрация: 2008
Рейтинг: 262 

Очень интересный и полезный материал.Но я хотел обратить Ваше внимание на село Прибытки и его местонахождение. Это же земля Матвея Скуйбеды Угриновского, а возможно это земля его бабушки, сестры Немири Резановича?
<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 155 156 157 158 159 160 161 162 163 ... 240 241 242 243 244 245 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS

Реклама от YouDo