Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS


Левковские

Создание общей родословной.


<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 154 155 156 157 158 159 160 161 162 ... 235 236 237 238 239 240 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6005 

Неужели Кудиновичи Дривинские - потомки Казарина Резановича, а Еньковичи Дривинские - потомки Немири Резановича?

Из "Вырока Зигмунта I в справе князя Александра Вишневецкого против князя Фёдора Сангушки за присуженье села его Древина Фёдору Юньку" от 30 июля 1538 года (Арх. Сангушков, Т. 4, стр. 153) мы узнаем, что

еще в период до 1538 года князь Александр Михайлович Вишневецкий купил имение Дривин в земянина земли Волынской и его жены, пана Скиндира. В то же время, князь Алесандр Михайлович Вишневецкий жалуется на старосту Владимирского князя Федора Андреевича Сангушку, что он это имение гвалтом захватил и отдал подстаросте Владимирскому Федору Еньку, на что Сангушко поведал, что он этого имения не отнимал, а присудил своему подстаросте за долг 238 коп грошей литовских на том же Скиндиру Дривинском. Другими словами, князь А. Вишневецкий купил имение Дривин в Скиндира, которое фактически находилось в залоге в Федора Енька, из-за чего и возник конфликт, поскольку интересы Федора Енька защитил его патрон князь Ф. Сангушко. Выяснилось также, что при покупке Дривина князь Вишневецкий не додал Скиндиру Дривинскому 40 коп грошей литовских. В конце концов решением (выроком) Сигизмунда имение Дривин присуждалось князю Александру Вишневецкому держать на вечные часы, он отдает пенязи (долг 40 коп грошей литовских) Скиндиру Дривинскому, а Скиндир передает их Юньку.

Почему же нас интересует этот привилей? Вспомним, изложенный мной ранее материал о Кудиновичах Древинских, где сестры Древинские названы сестрами Ставецких.

Что бы понять суть вопроса нужно в первую очередь выяснить, кто такие этот Скиндир Древинский и Федор Енько.

Из моего уточнения, сделанного тогда, стало ясно, что детальное рассмотрение документа, где упоминается Кудинъ Дривиньский не относится к 1444 году, а позднее, поскольку данный лист из многих здесь представленных был дан князем Андреем Александровичем Сангушкой индикта третьего. Простое вычисление показывает, что это 1515 год, поскольку Андрей Александрович Сангушко был старостой Владимирским не ранее 1505 года (Вольф, стр. 424-428), а индикт 3 отвечает 1515 году. Возможно, КУДИН Дривинский был братом Солтана и Грицка Стецковичей и звали его Иван (поскольку Бонецкий, ссылаясь на МЛ-27, в старой нумерации №43, утверждал, что в 1541 году Гольшанский, бискуп виленский, судился с боярами овручскими Солтаном, Богданом и Иваном Стецковичами; Boniecki A. "Poczet rodow..." стр. 335), а сёстры Кудиновны естественно были двоюродными сёстрами в отношении Ивана и Гневоша Грицкевичей.

Возникает закономерный вопрос, почему же тогда Дривин продает не Кудин Дривинский, а Скиндир Дривинский? Имя литовского боярина дворянина господарского Скиндира оказывается было довольно известным. Сохранились документы, где он упоминается:

1524 год, Ян Скиндер, дворянин господарский (Архив Сангушков, Т. 3, стр. 266)

[1528 г.] июля 8. Вестовой лист Яна Андреевича [Скиндера] старосте городенскому, маршалку дворному Ю. М. Радзивиллу о происшествиях в Витебске в связи со слухами о готовящемся походе московского войска на этот город.
Этот Ян Андреевич – автор донесения, имеет печать, которая была приложенна к документу: на ней изображен польский герб Sreniawa (крест над рекой). По геральдическим справочникам выясняется, что этим гербом пользовался, среди прочих, и литовский шляхетский род Скиндеров (см.: Kojalowicz W. Herbarz rycerstwa W.X. Litewskiego tak zwany Compendium, czyli O kleinotach albo herbach / Wyd. Fr. Piekosinski. Krakow, 1897. S. 290; Niesiecki K. Herbarz Polski. T. VIII. Lipsk, 1841. S. 380, 468-472). В рассматриваемый нами период хорошо известен господарский дворянин Ян Андреевич Скиндер, он упоминается в 1507-1528 гг. (Boniecki A. Poczet rodow... S. 314). В частности, в том же 1528 г., когда было написано донесение Ю. Радзивиллу из Витебска, "пан Ян Андреевич Скиндер", согласно Переписи литовского войска, должен был выставить на службу 15 конных и еще трех – с "закупных людей" (РИБ. Т. 33. Пг., 1915. Стб. 19; см. также в настоящем издании док. № 6, л.6 об.).


№ 6
1528 г., мая 8. Отрывок переписи войска Великого княжества Литовского:
Скиндер, Мартин а Миколай Анъдреевичы мают ставити осм коней. Пан Ян Андреевич Скиндер маеть ставити петнадцать коней; он же маеть ставити з людей закупъных тры кони.

1533 год: "... дворянина Нашого пана Яна Андреевича Скиндира..."

Согласно Бонецкого, этот Ян Скиндир был сыном Андрея Протоловича Скиндера, который вместе со своим братом Станиславом построил в Лидском повете Литвы костел св. Станислава в Лядске в первой половине 15-го века и оставил двоих сыновей Миколая и Щастного. Эти сведения подтверждает и Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich › Tom V › strona 58 с уточнением, что костел был построен в 1424 году.

Был еще князь Иван Дмитриевич Скиндырь, который упомянут в числе погибших русских князей в битве на Ворскле в 1399 году

Иван Скиндер
или kniaź Iwan Dmitrejewicz Skindyr , которого Косинский считал сыном Свидригайла, а Коялович сыном Корибута Ольгердовича. Правда, Вольф, отнеся его к псевдокнязьям, называл ошибкой летописи, где вместо "Киндир" переписчик записал "Скиндир".

К тому же Несецкий и Коялович соотносят литовских Скиндирей к гербу Шренява, а значит волынский Скиндир не имел никакой связи с литовскими Скиндирами, поскольку Скиндир Дривинский по утверждению того же Бонецкого принадлежал к гербу Корчак.

Все дело в том, что Скиндир Дривинский и Кудин Дривинский - это одно лицо. Это доказывается во-первых лингвистически "Скиндир" и "Кудин" - это две формы одного имени "Акиндин" или "Анкудин", а также тем, что согласно документов, выложенных мной ранее по Кудиновичах Дривинских, одно село Дривин было сначала частично продано и заложено одним лицом Кудином (Скиндиром) Дривинским и его дочерью Федькой Кудиновной Дривинской Федору Еньку (в другом документе Еньку Федоровичу), а затем продано князю Александру Вишневецкому. Очевидно, что Федор Енькович - это более точное имя, чем Енько Федорович, поскольку

1 мая 1502 года король Александр подтвердил Федору Енковичу первую свою данину село Обениж и 6 служб там же в Турийской волости. (Арх. Санг. Т. 3, стр. 31)

20 ноября 1532 года Василий Федорович Енькович продает князю Федору Андреевичу Сангушке старосте владимирскому добра свои Обениж, которые отец его выслужил у короля Александра, также с правом патронату до церкви св. Праскевьи там же за 300 коп грошей литовских. (Арх. Санг. Т. 3, стр. 397)

Того ж дня. Князь Федор Андреевич Сангушко, приобретя от Василия Федоровича Енковича добра его Обениж, позволяет ему там же пока проживать до Трех Кролей року натупного и прирекает перезимовать быдло и забрать збожье при помощи подданных Обенижских и Турийских до добр того ж Василя - села Мокович. (Там же)

Вот она разгадка в выделенных словах. Мало того, что муж Евдокии Кудиновны Дривинской Васко Фёдорович, вероятно, родной брат Енька Фёдоровича, так еще дедизной Еньковича было село Моковичи. А теперь вспомним, что король Казимир дал Яцку Немировичу у Володимери потверженье на Летынъ а Моковичи, а под Перемылемъ Шибеное, где Яцко Немирович - родной брат Якова Войны Немирича, что доказано мной здесь

Другими словами Яцко Немирович - сын Немири Резановича и Енько (Юнько, Юцко) из Мокович - это одно лицо. Вот почему его сын Федор Енькович (Яцкович) пытался любыми путями приобрести фамильное гнездо Дривин (кстати, как и согласно моей гипотезы еще один потомок Мокосеев князь Александр Михайлович Вишневецкий), которое принадлежало другому представителю Немир Резановичей - Кудину Дривинскому (поскольку его дочь или внучка? Федя Кудиновна названа сестрой Ставецких, а 1526 году фиксируется ее брат или отец господарский дворянин Василий Кудинович, которого Бонецкий считал все-таки отцом сестер Кудиновичей. Этот Кудинов Василий упом. и в 1528 году как дворянин господарский - Арх. Санг. Т. 3, стр. 291-292 ). Нет сомнения уже в том, что Еньковичи все-таки получили часть Дривина, поскольку еще в 1528 году Василий Енкович з Древина ставит 4 кони (Арх. Санг.), а в описи Владимирского и Луцкого замков уже в 1545 году упоминается городня Василия Дрывинского с Дрывич . Этот же Василий в этой описи назван как Василий Юцкевич (стр. 24), Енкович (стр. 113, 128, 139), а Село Красное съ приселками: Больче, Кольнятичи, Ставровъ, Перекладовичи, его милость, господарь старый далъ во владѣніе Василію Енковичу. Это и неудивительно, ведь данные села находились под Торговицей - еще одним гнездом Немир Резановичей.

А отсюда, получается следующая схема:

Немира Резанович-------------- Енько (Юцко, Яцко) Немирович, втор. пол. 15-го века дедич на Моковичах------------------ Федор Енькович, 1502 г. подтв. Обенижей и покупка Дривина-----------------------Василий Федорович Енькович (Дривинский), 1532, 1545, возможно имел брата Енька Федоровича.

Казарин Резанович---------------Стецко Шишкинич, 1471----------------------------Иван Кудин (Скиндир) Стецкович Дривинский, 1515 г.--------------------------- Василий Кудинович, 1526, двор. господ. и его сестры Федька и Евдокия Кудиновны Древинские, где первая замужем за Лукашем Сосновским, а вторая - за Васком Федоровичем, 1535, 1537 гг..

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2015-07-23 в 14.17.49.png, 649542 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
severinn
Долгожитель форума

severinn

Сообщений: 6867
Регистрация: 1 апр. 2005
Рейтинг: 1659 


Ivan Levkovskiy написал:
[q]
Все дело в том, что Скиндир Дривинский и Кудин Дривинский - это одно лицо. Это доказывается во-первых лингвистически "Скиндир" и "Кудин" - это две формы одного имени "Акиндин" или "Анкудин"document.write('<a href="https://books.google.com.ua/books?id=-MQXBgAAQBAJ&amp;pg=PA304&amp;dq=%D0%BA%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D1%8A+%D0%BF%D0%B0%D0%BD&amp;hl=ru&amp;sa=X&amp;redir_esc=y#v=onepage&amp;q=%D0%BA%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D1%8A%20%D0%BF%D0%B0%D0%BD&amp;f=false" rel="nofollow" target=_blank>https://books.google.com.ua/bo...mp;f=false</a>';);https://books.google.com.ua/bo...mp;f=false
[/q]


скорее, Скиндир, тюркское, это имя одного из сыновей Мамая, т.е. одного из князей Глинских
severinn
Долгожитель форума

severinn

Сообщений: 6867
Регистрация: 1 апр. 2005
Рейтинг: 1659 


Ivan Levkovskiy написал:
[q]
К тому же Несецкий и Коялович соотносят литовских Скиндирей к гербу Шреняваdocument.write('<a href="https://books.google.com.ua/books?id=KltmAAAAMAAJ&pg=PA380&dq=skinder+herbu&hl=ru&sa=X&redir_esc=y#v=onepage&q=skinder%20herbu&f=false" rel="nofollow" target=_blank>https://books.google.com.ua/bo...mp;f=false</a>';);https://books.google.com.ua/bo...mp;f=false, а значит волынский Скиндир не имел никакой связи с литовскими Скиндирами, поскольку Скиндир Дривинский по утверждению того же Бонецкого принадлежал к гербу Корчак.
[/q]

бывало, одно лицо записывалось с разными нербами

Кмиты Собеньски герба Шренява и Чурило з Горая герба Корчак - в родстве, а кокой герб будет у их потомков ?
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6005 

Откуда в бояр Древинских появилось имя Кудин?

severinn написал:
[q]
скорее, Скиндир, тюркское, это имя одного из сыновей Мамая, т.е. одного из князей Глинских
[/q]


Во-первых, если быть более точным, то этого Мансур-Мамаевича звали Скидер (без буквы "н"), который покочевал в Крым и проживал конец 14-го начало 15-го века, вряд ли имея какое-то отношение к Волыни:
[q]
... дети же Мансур-киятовы (Мансуркиатовы) меньшой сын Скидер (Скидырь) [Князь] поймав [поимав] стадо коней и верблюдов и покочевал в Перекопи...
[/q]


Во-вторых, главное доказательство того, что Скиндир Дривинский и Кудин Дривинский - одно лицо, это владение Дривином в одно и тоже время (1515 - 1535 гг.), см. ссылки на документы в предыдущем сообщении.

В-третьих, другой Скиндир, по имени Ян Андреевич, дворянин господарский, был не только герба Шренява, а и литовцем из Лидского повета.

В-четвертых, имя "Скиндир" и "Кудин" - это в данном случае действительно две формы одного православного имени "Акиндин" или "Анкудин". Вероятно, имеет место ошибка писаря и в оригинале документа 1538 года было на самом деле имя "Скиндин".

В-пятых, как я уже писал здесь БОЛОХОВСКИЕ города Деревич и Кудин напрямую не связаны с сёстрами Кудиновичами Древинскими - это ведь 300 лет спустя. Но, возможно, что имя Кудин, довольно редкое, имело отношение к родовой памяти князей болоховских (от болоховского города Кудин), как и село Древин на Волыни (от болоховского города Деревич), ведь ничего случайного не происходило. Складывается впечатление, что где бы не находились потомки Немир Резановичей, их везде сопровождают, то ли как злой рок, то ли, как ангелы-хранители, князья Збаражские, Вишневецкие и Кмиты Чернобыльские - ведь все вместе они были потомки загадочных князей болоховских.

В-шестых, Кудиновичи Дривинские герба Корчак, как потомки Немир Резановичей герба Корчак, именно благодаря этому редкому имени-прозвищу "Кудин" скорее всего имеют близкую родственную связь (думаю, по женской линии) уже с червонорусским родом русинской (украинской) шляхты - панами Быбельскими герба Корчак, но не с Горайскими, как казалось пану severinn.

Последний тезис постараюсь доказать.

В тестаменте Якова Войны Немирича пани Козариновой Резановича отписывались Горки и Олеско (половина до живота), как вено пана Козарина, то есть первоначально ими владел пан Козарин Резанович. Горки — это современное село Горки Любешовский район Волынской области. Это подтверждается и тем, что унаследованные князьями Чарторыйскими Горки в их документах указаны на Припяти в Полесьи. Что касается Олеско, то оно также должно было наследоваться князьями Чарторыйскими, но ни в одном из таких документов архива Чарторыйских его не упоминается. Кроме того, Олеско было несколько:
1. Любомльское Олеско (современный Олеск Любомльского района) наиболее ближе расположено к волынским имениям Резановичей. Но о его владельцах пока не найдено достаточно сведений.
2. Белзское Олеско, которое с 1388 года больше в документах не упоминается.
3. Буское или Приплиснеское Олеско (известный Олесский замок на Львовщине). К сожалению среди его владельцев Козарина не обнаружено.
В связи с этим, историк Мицько И. высказал предположение, что Казарин на самом деле владел с. Голешов (Олешов) — современное село Голешов в Жидачовском районе Львовской области. В пользу данного предположения свидетельствовало то, что буквально рядом с Голешовом находится село Козари, которое вероятно получило своё название от Козарина Резановича[230], а поблизости с Голешовом находится Жидачев, где в 1405 (1415?) году[231] Немира Резанович свидетельствовал в документе, выданным Свидригайлом для настоятеля костёла Святой Марии в Жидачеве.[232] В соседстве с Голешовом и Жидачевом находится и Городок, где впервые в 1403 году фиксируется Козарин Резанович, разъездчик в Галиции.[233] Наконец, в 1427 году на Львовщине фиксируется боярин Cossarzin de Olesko (Козарин из Олеско).[234]

Вот здесь я делаю предположение, что документ 1403 года скорее относится к 1428 году. (Окар Галецкий соотносит его с 1443 годом). Но, самое интересное, вот где: глянем сам документ , то увидим, что на нем была сделана надпись :
[q]
„№ 1. Popielowzczyzna w Grodku".
[/q]


Это означало, что церкви св. Иоанна в Городку на Львовщине подтверждались земли князем Свидригайлом, переданные еще грамотой короля Владислава, и эти земли назывались "Попеловщизна", которые находились в юго-западных окрестностях Городка, поскольку не только в самой грамоте указан "Добрянский путь", то есть дорога в направлении Добрян, а в тех же окрестностях находилось село Долиняны с приселками Попели и Корневщизна в 6-и км от Городка:
[q]
...Doliniany - Popiele i Korzeniowszczyzna, wies., pow. grodecki...
[/q]

а здесь уже уточнено, что 2). Попели - это группа домов в восточной стороне Долинян, повет Городецкий.

Выходит так, что Казарин Резанович, объезжая эту землю, был хорошо знаком не только с остальными свидетелями и участниками данного акта (Сенько Сенновский, Ильвский, Белик, князь Иван Чарторыйский, князь Михайло Костянтинович Ольшаницкий, Ванько Добрянский, Пешко, маршалок великого князя, воевода Городецкий Бердоховский), а и с местностью в пригороде Городка ("Попеловщизна"), и вероятно с ее хозяевами, владельцами Попеловщизны, то есть боярами Попелями герба Сулима, которым очевидно, принадлежала и сама церковь в Городку, поскольку поп Ивановский назывался так от самой церкви (церковь святого Ивана). А дальше эта нить ведет нас в известное гнездо русинской шляхты - Русское воеводство, в частности в Перемышльскую землю:

Herbarz polski Kaspra Niesieckiego S.J.

Барвінський Б. Конашевичі в Перемиській землі в 15 і 16 ст.: генеалогічно-історична монографія. – ЗНТШ, 1930 р., т. 100, с. 3 – 139:
&#65532;
[q]
Початки роду Попелів непевні. Цікаво одначе, що прізвище одної вітки Попелів, а саме „Chościak, Choszczak, Chwostyk“, нагадує прізвище „Chosisco“, придане Хронікою Великополь- ською, а за нею Длуґошем, відомому Попєльові II, котрого „з’їли миші“.1) Вказувало б се на якусь неясну родинну тради­ цію. Як уже знаємо з Нєсєцького, „котрийсь“ Володислав, поль­ ський король, надав одному із Попелів за якісь великі заслуги землю під Дрогобичем, де повстало село, прозване від його імени П о п е л і / *2) В актах XV ст. виступає наперед назва „Ро- pyelow“3) або „Роруе1“4) .і що йно пізніше стрічаємо назву „Роpyele“5), а деколи „Роруеіа“.6) Воно сусідує з Уняти- чами, Дережичами, Губичами, Котівською Банею, Бориславом, Опокою і Ясеницею Сільною, віддалене 10 кілом. на півд. зах. від Дрогобича і 6 кілом. на півн. зах. від Борислава, а лежить в поріччі Дністра за посередництвом Раточини, допливу Тисьме- ниці, котрий повстає в південній стороні села, в лісі Раточина і пливе через східну частину села на північний схід.7) Звістку Нє­сєцького про початок роду й села Попелів доповняє кс. Фран- цішок Сярчинський у свойому історично-статистично-гео- графічному словарі Галичини: „Władysław Jagiełło król nadał tu grunta rycerzowi Popielowi r. 1414, gdzie on, iak pisze Niesiecki, wieś ludźmi nasiadłą założył, i ta była siedli­ skiem Popielów."1) Привілей короля Ягайла для Попеля з 1414 р. невідомий. Не був він ніде друкований і не удалося мені найти його, на жаль, в реґестах із перемиських городських актів. Можливо, що найдеться ще в земських перемиських актах, досі ще не зреґестованих. Не можна одначе легковажити звістки кс. Сярчинського, котрий певно найшов копію отсього доку­менту з 1414 р. в якімсь старім копіярі. Так отже ми принево­
лені принята, що родоначальником Попелів у Перемиській землі був лицар Попель коло 1414 р.
[/q]


Słownik historyczno-geograficzny ziem polskich

Но, даже не это меня поразило, а вот что:

[q]
Головне місце у зібраній Я.-А. Порохницьким колекції належить пом’янику Підгородищенського монастиря, у якому записані імена членів споріднених з Порохницькими родин Бибельських, Бажів та Скорутів. Про значення пом’яника для реконструкції львівським архієпископом історії своєї родини свідчить доданий ним запис латинською мовою, з якого бачимо, що Я.-А. Порохницький, на основі вміщеного списку імен, намагався підрахувати співвідношення своїх померлих католицьких та православних предків. При цьому, як випливає з проведених під- рахунків, серед імен членів боярського клану, які зберігала ця liber memoriae, переважали православні. Пом’яник та записані до нього імена слугували своєрідним ономастичним резервуаром для збереження пам’яті Порохницьких про їхнє руське походження. Короткий огляд ономастичного матеріалу пом’яника, який зробив Я.-А. Порохницький, виступає як важливий складовий елемент конструйованої автором власної версії своєї руської ідентичності та родинної пам’яті.
[/q]


[q]
Важливе значення для дослідників має кирилична копія незбереженого синодика Городищенського монастиря поблизу Нового Міста Библа. Пам’ятка починається записом 1330-х років [24]: «Грамота Кн̃sѧ Быбелского Прокопїина Кудонїєва Сн̃а. Въспомѧни Ги̃ Кн̃sѧ Кудина, Глѣба, Марїи, Татїаны, Фрола, Єлены, Ирины, Єvфимїи, Аврама, Іакова, Анны, Настасїи, Марїи, Василисы, Єлены, Стефана, Єvстафїa, Агафїи, Єvгєнїи, Анны, Матөєѧ, Лва (Даниловича, † близько 1301 року), Юрїa (Львовича, † 24.ІV.1308), Андрєa (Юрійовича, † 1323 року, перед травнем) Сщ̃ено Мїтрополита Петра (Ратенського, † 1326 року)...». Далі до пом’яника внесено понад триста імен Бибельських та родів, споріднених із ними по кужелі. Слова «Кн̃sѧ Быбелского» — вставка укладача збірки, всі інші записи оригінальні.
[/q]


Впервые этот Помяник опубликовал М. Грушевский по материалам Крижановского:

Крижанівський А. Причинки до історії роду Бибельських, зібрані арцибіскупом львівським Яном Прохніцьким (до друку придадив М.Грушевський) // ЗНТШ. – Т.48. – Львів, 1902..

Современное издание находится здесь

Как видим, родоначальником Быбельских, согласно Помяника Городищенского монастыря, был некий князь Кудин. (Надеюсь, теперь Вы видите с КЕМ нужно проводить аналогию, говоря о Кудиновичах Древинских?). Естественно, что связь могла идти скорее по женской линии, поскольку по мужской она не только в нас выведена от Вороновицких, а я еще почему-то уверен, что и в актовом материале не найдется подтверждений о наших предках по мужской линии из рода Быбельских. Думаю, что пани Быбельская была женой отца Немири Резановича и его брата Казарина Резановича - Петра Грицковича, то есть Петра Немири Бакотского, подобно тому, как еще до 1436 года Ярохна стала женой выходца с Волыни князя Ивана Несвижского.

Материалы о Быбельских я уже подавал здесь

Обратите внимание: родовые гнезда Быбельских: Быбел, Комаровичи и Узворотвичи находились на правобережье Вяра (близ Нижанковичей); а Никловичи и Ворховичи − примерно 40 км восточнее, недалеко от (Судовой) Вишни и границы с Львовской землей совсем рядом с Городком и уже известной нам Попеловщизной.

Ігор МИЦЬКО, автор статьи "Дмитро Дядько: генеалогічний етюд" пытается вывести галицкого воеводу Дедька от Быбельских-Кудинов, где одним из аргументов он считает то, что

[q]
Час виникнення найдавнішого запису в синодику та його автентичність підтверджує грамота князя Болеслава-Юрія 1334 року. В документі поряд з Дмитром Дядьком згаданий і Васько Кудинович [27]. Отже, галицький боярин з рідкісним іменем Кудин [28] жив наприкінці ХІІІ — на початку ХІV століття.
[/q]


[q]
Наведені матеріали засвідчують спорідненість Дмитра Дядька з Романовичами: правдоподібно, його батько (Кудин?) пошлюбив доньку (сестру?) Андрія Юрійовича. Подружжя започаткувало великий галицький боярський рід, серед представників якого бачимо Бибельських, Слонечковичів (Порохницьких) і навіть молдовських Дядьків.
[/q]


Меня же не покидает мысль, что не только Кудин, а и Дедько (от города Дядьковъ) - потомки князей Болоховских, которые фактически были боярами, о чем я уже писал здесь.

Есть также очень интересная версия, что потомками Дмитрия Дедка были киевские бояре Дедовичи Трипольские:
[q]
До волинського відгалуження роду, що після смерті Дмитра Детка емігрував з Га- личини, належав якийсь Дзядко, який в 1428 р. отримує Дорогочинське війтівство69. В 1497, 1499 р. бачимо зем’янина Данила Дядьковича, що тримав маєтки Кучуків, Ло- дижиці, Теремці та Білки, а в 1500 р. дістав у посідання село Трипілля на Київщині70. Відомо, що він узяв за жінку Марію, другу дружину Степана Мушатича й мачуху Настасії Мушатич. Серед інших представників роду виділимо Данила Федьковича Дітковича, який у 1506 р. на 2 роки отримав оренду Черкаської форми та Бригинську волость за “службу в орді Перекопській”71. Ще один представник роду, Івашко Дідович Три- польський, вніс до Києво-Печерського пом’яника понад 460 імен. Н. Яковенко, взявши до уваги лише чоловічі імена Дітковичів, нарахувала 26 поколінь, які, на її думку, сходять до ХІ ст.72. Найступний імовірний представник цього роду, Захаріяш Петровський-Дітковський, родинно міг бути пов’язаним із князями Пронськими, взявши за дружину невідому дочку князя Юрія Пронського у 1519 р. У 1640 р. Діт- ковські втрачають Трипілля і вже на кінець XVI ст. чиселенних предствників цього роду зустрічаємо серед широкого загалу дрібної незаможної шляхти, для яких “хліб юриста” перетворюється на сімейну традицію. Так, серед канцеляристів Житомира бачимо в 1643 р. Захаріяша Петровича-Дітковського. Багатьох із роду зустрічаючи серед канцеляристів Брацлавщини.

См. Петрик А. Великий галицький боярин Дмитро Детко та його рід // Дрогобицький краєзнавчий збірник. – Дрогобич, 2009. – Вип. 13. – С. 33-44
[/q]


Файлы взяты из

Купчинський О. Акти та документи Галицько-Волинського князівства 13 - першої пол. 14 ст.: Дослідження, тексти. - Львів: НТШ, 2004. - 1283 с.

а последний файл с

Akta grodzkie i ziemskie z czasów Rzeczypospolitej Polskiej z ..., Том 1

Обратите внимание, на документ №11 от 1358 года (два предпоследних файла)



где среди свидетелей упоминается Немира из Гольца (Nemiera de Golecz), что говорит о том, что имя "Немира" также встречалось и среди галицко-русинской (украинской) и малопольской шляхты, а не только среди литовцев, хотя связать его с нашим Немирой вряд ли удастся (это, к сожалению, единственное упоминание в Актах Галицко-Волынского княжества имени "Немира").

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2015-07-23 в 14.08.25.png, 668276 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6005 

Новый документ по князьям Збаражским...

Нашел еще один документ в подтверждение версии связи Левковских с Немир Резановичами через княгиню Марию Степанскую и князей Збаражских.

Стефан Збаражский (жена Катарина Сулимянка), который судился с Мартином Левковским, был сыном Владислава Збаражского, уп. 1539 и 1558, жена София Пшилуская ( Jozef Wolff. Kniaziowie litewsko-ruscy od konca czternastego wieku, Warszawa, 1895, S. 619), где его отец, сам Владислав Збаражский в поборовых книгах 1583 года зафиксирован владельцем наших Левкович:
[q]
„Его милость пан воевода троцкий (Мое уточнение: это - князь Стефан Корибутович Збаражский) з имений славной памяти князя Владислава Збаражского, а именно: из сел ... з Левкович...“ (Źródła dziejowe. T. 19, Warszawa; 1889, S. 128)
[/q]


Ну а теперь, предполагаемое другое родство по жене Стефана Збаражского: Сулимы и Немиричи были «кревными» Олизаров, и соответственно родственниками между собой, о чём нам известно из завещания Романа Олизара Волчкевича, не имеет значения (поиски в этом направлении стоит пока не продолжать) , поскольку старые листы (по-видимому, перешедшие в наследство еще от самой Марии Степанской) находились на руках в Збаражских и теперь нам уже точно известно, что эти документы были не только в Стефана, а еще и в его отца Владислава Андреевича Збаражского и его жены Софии Пшилуской, поскольку именно они платили налоги за Левковичи и Невмиричи (часть), а за другую часть - уже сами Левковские и Невмержицкие.

Таким образом, есть вероятность, что ковельский Павел Левковский гипотетически мог быть родом, как из волочиских Левковичей (растояние до Ковеля ок. 300 км), так и из наших Левковичей (растояние такое же). Логично, конечно, и то, что православный? Иоанн Левковский (но владел польской грамотой) мог быть его сыном. Отсюда, в первом случае родоначальник нашей волынской ветки священнослужителей неизвестен, ведь Павел Левковский получится не из наших Левковских. Ну, а во втором случае понятно, что родоначальник скорее Павел Левковский, несмотря на разрыв в цепочке поколенной росписи (если это не так, то тогда род Павла Левковского из наших Левкович пресекся, а затем из наших же Левкович появился другой родоначальник священнослужителей на Волыни, - а это, согласитесь, как-то неправдоподобно), поскольку у нас есть фото одного из представителей этой ветки - А. Е., на которое я смотрю, например, как на свое отражение. Лично я склонен ко второму варианту, исходя из всех проведенных мной ранее исследованиях, где Волынь фигурирует постоянно: родоначальником волынской ветки священнослужителей Левковских стал Павел Левковский, клирик из Ковеля от 1572 года. Уверен, что от волынской ветки была какя-то взаимосвязь и с самарской веткой. Предполагать российское происхождение самарских Левковских нецелесобразно. Сама фамилия польско-литовская. Правда, есть одно село Левково (Сафоновский район) Смоленской области , которое в 1610 году и упоминалось в польсько-литовских источниках, но Левковских в этой деревне я не нашел, даже сейчас, не говоря уже о 17-м веке.
[/q]


Но, позднее я уточнил:
[q]
Нет данных о том, что польские Левковские оказались в Ковеле, точно также, как и наши, но мне кажется, что польскоязычные католики из Велико-Польши вряд ли бы прислуживали православному князю. Другое дело - местные волынские православные или католики, владеющие как русинской (старословянской), так и латинской грамотой, вполне могли. Дело в том, что на Волыни было село Левковичи - современное Левковцы под Волочиском и Немириновичи (совр. Немиринцы). В обоих случаях речь идет об имениях князя Стефана Андреевича Збаражского (не Стефана Владиславовича Збаражского, который судился за наши Левковичи!), поскольку именно первый был тогда воеводою Троцким, как указано в поборовом реестре 1583 года, что я и уточнил потом здесь. Но, если Мокей Бесчастный Немиринский (из под Волочиска) против урядников вельможного князя Стефана Збаражского, воеводы Троцкого еще фиксируется в актовых записях, то Левковские из Волочиских Левкович нет. Я думаю, что там просто могло самих бояр и не быть. Ведь если в той же книге в Немириновичах тогда еще фиксируется 3-е бояр, то в списке аж из 33-х сел!, куда входили и волочиские Левковичи, фиксируется 342 дыма и всего 6 бояр, но зато 8 попов, хотя и без указания к какому селу они принадлежат.

[/q]

Смотрите документы: два файла о Збаражских, на втором файле, стр. 128 смотрите "z Lewkowiecz", третий файл поборовая книга от 1571 года касательно поборов Левковских и Невмержицких (Zrodła Dziejowe, T. XX, стр. 27-28. Warszawa, 1894):

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2015-07-31 в 11.40.05.png, 254052 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 528
Регистрация: 26 янв. 2008
Рейтинг: 239 

Хорошая информация, а я уже представлял, что только Сулимянка могла претендовать на землю Невмирицкую и таким образом терялась основная версия. Вы писали:
Таким образом, в данном случае отталкиваться нужно не слепо от генеалогии Александра Игнатия Ельца, а скорее от четырехчастного герба Корчак Кмитов Чернобыльскихhttps://ru.wikipedia.org/wiki/...Kmytov.jpg, разделенного на четыре части, а значит потомками Грегора Вороновича стало четыре рода, а не семь: 1. Немиричи, 2. Кмиты и Волчкевичи, 3. Ельцы, 4. Белавские-Велавские.

Я также придерживаюсь того, что четырехчастный герб Корчак Кмитов, может быть служить основой для исследования нашей родословной. Но мы там не находим гербов ( Трубы) Левковских и ( Эзержа) Невмержицких, при этом мы знаем, что Филон Кмита, осуществлял наезд на землю наших предков в 1576 году. Кроме того тот же Филон Кмита сигнализирует своим гербом, о вероятном своем происхождении от предков герба Корчак. Кмиты владели своей землей по соседству с землей Невмержицких как минимум от Матвея ( Матвеевская земля). Микула Невмирицкий и Булгак Белявский судовым решением Мартына Гоштальда ориентировочно в одно время 1474 году, подтвердили на владение своей землей по своим предкам, что ориентировочно подтверждает, что предки владели этими землями как минимум до 1400 года. Вероятно в судовом решении Мартына Гоштальда по Микуле Невмирицком речь идет не о Немире Резановиче, а о его отце Немире Бакотском ( Петре). Кроме того если мы обратимся к информации стр. 1115 старого гербовника Бартоша Попроцкого, то там указан Немира герба "Эзержа" гетьман люду руского с Подольской земли. По крайней мере, эта информация позволяет замкнуть гербовую связь рода Невмержицких. Вероятно земля Немиры была разделена между его сыновьями. В итоге если считать по предкам мы в одном географическом месте имеем земли: Матвея Кмиты, Немири ( Невмержицкие), Абрама ( Киевские Немиричи), Лариона ( Козарина) (Левковские, Верповские и Геевичи), Олизара и Бабинских ( кревных Олизаров и в прошлом владельцев Каменецкой волостью, в 1484 году Ивашко Бабинский упоминается как дед дочери Андрея Денисковича, имение Вельгор на Волыни). Можно предположить, что Немира Бакотский, Александр, Абрам, Олизар, Бабинский были родными братьями.
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6005 

Действительно Папроцкий в "Gniazdo cnoty..." стр. 1115 пишет:
[q]
Черный Немира того гербу был гетьманом на Подолье
[/q]

Да, все сходится, тем более "Черный" Немира и "Воронович" Немира (сын Григория Вороновича из Вороновиц) - это одно и то же ("вороной" значит черный, а вспомним еще землю их потомков "Вороное стадо") и это Петр Бакотский, который также основал город Немиров


Прикрепленный файл (Снимок экрана 2015-08-01 в 12.47.58.png, 1587542 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6005 

В поисках печати Козарина Резановича ("sigillum Kozarzin de Olesko"):

28 июня 1427 года на съезде русской шляхты в Галиче в числе 400 рыцарей, боярин из Львовской земли Cossarzin de Olesko (Козарин из Олеско) присягнул на верность польскому королю Владиславу Ягайло и его наследникам, что с другой стороны стало признанием за ним в числе шляхты русской привилеев коронных и права польского.

Источник: Работа Оскара Галецкого, опубликована в этом сборнике:
"Z Jana Zamoyskiego inwentarza archiwum koronnego, materylły do dziejów Rusi i Litwy w XV wieku. Archiwum Komisji Historycznej. T. 12, Cz. 1, 1919, S. 168-193"
(чтобы скачать, нажмите "Download" вверху слева)

На стр. 181 (файл первый внизу) Cossarzin de Olesko находится под №18, который отвечает №1122 списка Пекосинского (Piekosiński Franciszek "Studya, rozprawy i materyały z dziedziny historyi polskiej i prawa polskiego T.7; Jana Zamoyskiego notaty heraldyczno-sfragistyczne", 1907 ), а также ссылка от Галецкого на упоминание Олеско в повете Львовском, согласно Яблоновского - Źródła dziejowe. T. 18, cz. 1, стр. 63. Здесь имелось ввиду Буское или Приплиснеское Олеско (то есть, известный Олесский замок на Львовщине). Но, по предварительным исследованиям в противовес Галецкому, Мицько И. высказал предположение, что Казарин на самом деле владел с. Голешов (Олешов) — современное село Голешов в Жидачовском районе Львовской области. Причем, изучив Źródła dziejowe. T. 18, cz. 1, я также с этим частично согласен, причем выяснилось, что Любомльское Олеско (современный Олеск Любомльского района), которое казалось наиболее ближе расположено к волынским имениям Резановичей, меньше всего подходит, так как оно принадлежало к Хелмской земле, а хелмские шляхтичи не подписывались под присягой Ягайлу в 1427 году. А Белзское Олеско, которое с 1388 года больше в документах не упоминается, в 16-м веке принадлежало шляхтичам Каменецким из Каменки Струмиловой (сейчас Бугской). Также не подходящими являются Олеша, Олешков возле Коломыи, а тем более Олешице (совр. Польша). В пользу данного предположения свидетельствовало то, что буквально рядом с Голешовом находится село Козари, которое вероятно получило своё название от Козарина Резановича, а также близость Жидачова и Городка, где в первом фиксируется Немира Резанович, а во втором - Казарин Резанович, вероятно в 1428 году (уже нарушил присягу и перешел к Свидригайлу).

Кстати, другой источник ( Źródła dziejowe. T. 18, cz. 2. Warszawa: 1903, S. 395) опровергает мое предыдущее предположение (не от селения ли Różaniec получили свой придомок Немир Резановичи?) вот здесь , поскольку Замойские этот самый Рожанец (современная Польша) в конце 16-го века только "садить начали".

Пекосинский, на основании инвентаря Замойского ("Adnotationes spectantes ad familias") помещает нашего Козарина в числе русской шляхты от 1427 года под №1122, четко указав, что в записках сфрагистически-геральдических того ж Замойского под №79 указана печать пана Козарина из Олеска: "sigillum Kozarzin de Olesko", которую он поставил под актом 28 июня 1427 года. К большому сожалению, ее изображения не сохранилось, а лишь указание Замойского, что она была, что и передал Пекосинский в своем издании (смотрите второй файл внизу). Но, как видно из сохранившихся печатей русской шляхты, например Чайковских, которые идут рядом с Козариным в документе 1427 года, эти печати были собственными гербовыми знаками русского происхождения (например гербовый знак Чайковских лишь частично напоминал польский герб Дембно, из-за чего, видимо, в последующем он и стал ими адоптирован). Нет никакого сомнения в том, что гербовый знак Козарина из Олеско должен бы соответствовать гербу, позже прозванному "Солтан", который мы наблюдаем уже в овручских бояр Солтанов Шишек Ставецких, ведь именно Козарин и получил его в заслуги от Витовта. (Переход из одного лагеря в другой было обычной практикой для шляхты того времени, тем более польский король Владислав Ягелло неоднократно "прощал" провинившихся, в том числе самого Свидригайла, а с самим Витовтом Ягайло не раз находился в союзе).

Что касается, герба Корчак, который Длугош приписывает Немире Резановичу. Как я уже писал выше, связь Немир Резановичей с Корчаками через Кудина Древинского приводит нас к Быбельским, а значит Петр Немира Бакотский герба Езержа вероятно мог быть женат на пани Быбельской герба Корчак, а Немира Резанович мог взять герб матери Корчак (или сам Немира был женат на Быбельской и взял герб жены), Казарин же Резанович выслужил собственный герб. Четырехчастный герб Кмитов Чернобыльских может быть не разделением герба Корчак на четыре части, а гербом Кмитов, как и писал Папроцкий (а что стояло за этим гербом, неизвестно, видимо какая-то часть истории рода), где одна из частей и была Корчаком, несмотря на то что в нашлемнике находилась чаша с собакой, видимо она относилась к первому гербу. Именно так мне и разъясняли значение этого герба специалисты по геральдике.

[q]
В данном случае наверняка можно утверждать только, что утвержденный за этими Кмитами герб состоит не только из Корчака - очевидно, чтобы отличить их от "других" Кмитов (другой ветви ?) того же герба. А вот сказать, являются ли эти 4 герба (Корчак, Радван, Лелива и Одровонж) гербами дедов и бабок упомянутого Папроцким человека, или же его предка, или же имеют другую логику их соединения - сложно.

герб Радван никакой генетической связи с гербом Корчак не имеет (разве что оба они имеют "руническое" происхождение), поэтому ни один от другого произойти не мог. Возможно, Вы приняли за "Корчак" названную 4-х частную конструкцию - Корчак находится только в первом ("левом верхнем" - геральдически правом верхнем) поле, и нашлемник относится только к нему.
[/q]


Да, действительно, я так долгое время думал, и это оказалось моей ошибкой. Теперь исправляю, спасибо участникам форума, в том числе Сергею Невмержицкому.

И это единственное объяснение, которое я нахожу в данной ситуации. Ведь, сколько бы мы не изучали Акты гродские львовские, а также другие документы, касающиеся червонорусской шляхты, мы не найдем ни одного документа, который бы указывал на корни Немир Резановичей в Червонной Руси, поскольку уже доказано, что их корни на Подолье, а связь с Галичиной могла идти только по женской линии. А документ от 1443 года из так называемых "Найдавнейших записок судов Львовских 1440-1456 гг.", опубликованный в Akta grodzkie i ziemskie z czasów Rzeczypospolitej polskiej, Том 14

[q]
Dominico ante Symonis et lude Appostolorum (27 Pazdziernika 1443 r.) in presencia Bistram, Zyd familiäre eius et áliis.
872. Voyniczski •/• mercatores. Datur terminus de consensu parcium ad II septim. Leopoli coram dom. Palatino vel in loco sui residentis providis et nobili Petro et Michaeli mercatoribus de Halycz actoribus et Andrée Procuratori mfi. dom. Iohannis Captei. in Oleschko ad id faciendum, prout terminus ipsis ad hodiernam diem fuit prefixus Leopoli per illustres Nemera et Wladica geterosque Principes de Luczska. In quo termino Palatinus invenire debet, an sit ibi premitha theolonei, prout idem Procurator domini Oleschki dicit et eos arestavit.
[/q]

лишь подтверждает это. Вероятно, память о княжеском происхождении Быбельских ("Въспомѧни Ги̃ Кн̃sѧ Кудина") и сыграло здесь основную роль, что именно в Червонной Руси Немиру Резановича еще в 1443 году называют князем луцким ("Principes de Luczska"). Конечно, с точным переводом этой записки, проблема, но вероятно не случайно упоминается здесь "Oleschki", которое может быть тем самым Олеском, которым владел Казарин. Вопрос лишь в том, был ли это Голешов под Жидачевом, ведь в Яблоновского (Źródła dziejowe. T. 18, cz. 1 стр. 164) он еще в 1515 году так и зафиксирован "Holyeszow", или это все-таки Олеско (Олесский замок), ведь в 1441 году польский король Владислав III Варненьчик передал замок и всю Олесскую землю Яну из Сенны, который также имел фамилию Войницкий, а они (Voyniczski) и упомянуты в этой записке?

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2015-08-01 в 17.22.37.png, 1332463 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 528
Регистрация: 26 янв. 2008
Рейтинг: 239 

Мы знаем герб Солтанов ( Велавских и Овручских), имеется доказательство их происхождения от Ивана Козарина. Если Левковские произошли от Велавских, то логичным было бы чтобы они приняли герб Солтанов. Но произошел казус, их выгнали из своей земли. По возвращении, Булгак Белявский ( прадед Левковских от 1574 года) кроме того , что он добился восстановление в земянстве, он принял на себя герб " Тромбы" ( Вы кажется писали об этом на форуме).
Без сомнения, что в документе от 1427 года указан Иван Козарин. По логике, где-то в это время он должен по наследству получить часть имения по своему отцу ( Петру), не все же досталось Немире Резановичу. Возможно князь Олелько Володимирович лишь подтвердил Ивану Козарину землю Велавскую или освободил от службы Чернобыльской.

Очень трудно определить по какой причине родился четырехчастный герб Корчак Кмитов. Но я все же больше доверяю гербу Филона Кмиты ( Две Хоругвы и герб Корчак), он подтверждает происхождение Кмитов от родоначальника с гербом Корчак.
severinn
Долгожитель форума

severinn

Сообщений: 6867
Регистрация: 1 апр. 2005
Рейтинг: 1659 

как вариант, женой Александра Ивановича з Горая (ум.1428) , старшего племянника Димитра з Горая герба Корчак, была Малгожата (возможно, дочь Петра Лунака Кмита герба Шренява). У Александра и Малгожаты 4 сына.
<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 154 155 156 157 158 159 160 161 162 ... 235 236 237 238 239 240 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS

Реклама от YouDo
Грузовые перевозки от http://perevozki.youdo.com/ точно в срок
Услуги на YouDo: выравнивание участка, смотреть варианты >>
Услуги курьера в районе метро Гражданский Проспект на http://courier.youdo.com/courier-services/geo/gragdanpr/.