Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS


Левковские

Создание общей родословной.


<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 138 139 140 141 142 143 144 145 146 ... 235 236 237 238 239 240 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 528
Регистрация: 26 янв. 2008
Рейтинг: 243 

У меня вопрос и может быть кто-то предоставить свой комментарий. Князь Свидригайло никогда не радился со своею женою о предоставлении имения любому из своих подданных и верных слуг. Но для "сестренице" старосты луцкого Немири Рязановича, пани Фетимьи Костюшковой, он сделал исключение и посоветовался со своей женой. Может быть сам князь или его жена были крестными Фетиньи Костюшковой?


Привилей великого князя Свидригайла "сестренице" старосты луцкого Немири Рязановича, пани Фетимьи Костюшковой на село Жасковичи во Владимирском повете.
1451, 22 сентября, Луцк
[Лист 104]
М(и)л(о)стью Божью мы, вεликий кнuз Швитригайло. |
Чинимъ знамεнито симъ нашимъ листомъ кожъдомy добромy, | нинεшънимъ и потомъ
бyдyчимъ, хто жъ на нεго yзрить або чтyчи | εго yслышить, комy жъ коли εго бyдεть потрεбно.
И мы, дорадив|ши сz з нашою жоною, з нашими кн(я)зи и з нашими Паны, з нашою
вεръною | Радою
, дали εсмо сεло Жасковичи y Володимεрскомъ повεтε сεстрε|ницы п(а)на
Нεмиры, старосты лyцъкого, пани Коштюшъковой Фεтими | со въсими тыми доходы и
приходы, што к томy сεлy к Жаш|ковичомъ и здавъна и звεка слyшало и тzгъло, с польми, и з
рольzми, | и з дyбровами, и з лεсы, и з ловищи, и з рεками, с озεры, со мълыны, и з ставы, | и
з ставищи, с криницами, с потоки, со въсими бεги водными, и з болоты, | и з рyдами, и з
сεножатьми, и з боры, и з борътными зεмълuми, и з гаи | и со въсими доходы и приходы,
какъ из стародавъна слyшало | и тzгъло к томy сεлy Жасковичомъ, со въсими правы, со
въсими | пожитъки. Можεть собε примножити и розширивати, на новомъ | корεни посадити.
А дали εсмо напрεд рεчоной панεй Костюшковой | Фεтимъи, сεстрεницы п(а)на Нεмирины,
старосты лyцъкого, звεрхy | выписаноε имεньε εй самой вεчъно и нεпорyшно, и дεтεмь εε, | и
ближънεмy εε, который жо будεть ближъний к томy имεню | брать εε.
А при томъ были свεтъки наша вεрнаu Рада: | кнuз Михалъ Васильεвичъ, а панъ Нεмира,
староста луцъкий, | а панъ Василεй Полоцкий, а Маско Гyлεвичъ, а панъ Пεтрашъ Мылский, |
маршалокъ зεмъский, а пань Богyшъ Влашин, а Юшко, писарь, писал.
А εщε над то на потвεръжεнε сεго н(а)шого листа про лεпшоε свεдоцство ||
[Лист 104 оборот]
и твεрдость и пεчать нашy казали εсмо привεсити к сεмy нашомy | листy.
Дань и писанъ в Лyцъкy, м(е)ся(ца) сεнт(ября) 22 дεн, инъ|диктъ 15.
Под лεты Христова нарожεньu 1000 и чотыри|ста лεт 52 лεт . |
Приказ кн(я)зu Михайла Васил|εвича, а п(а)на Нεмиры, ста|росты луцъкого. |

Оригинал: РГАДА. – Ф. 389 (Литовская Метрика). – Оп. 1. – Ед. хр. 22. – Л. 103 об.–104 об.
Микрофильм: РГАДА. – Ф. 389 (Литовская Метрика). – Оп. 1. – Ед. хр. 22. – Ч. II. – Л. 103
об.–104 об.

Кроме того можно предположить, что основным вариантом может быть то, что сестра Немири Резановича была замужем за Владимирским старостою Костюшкою, тогда Фетинья есть сестриница Немири. Но поскольку в привелее не указано, что Фетинья, является дочерью Владимирского старосты, то она вполне могла быть и его женой. Таким образом сестра Немири Резановича могла быть и женой Свидригайла, кроме того достоименно известно, что все паны княжеской рады Свидригайла были между собой кровные или ближайшие родственники. Истории известен факт, что на Свидригайла имела огромное влияние его православная жена. Ее влияние было на столько огромным, что князь забыл, что он когда-то принял Римскую веру. Одновременно следует отметить,что Митко, родной брат Немири Резановича, сам Немира и его сын Яков Война Немирич, вероятно выступали основными фундаторами Зимненского монастыря ( имение Зимно было владением Немиричей со времен князя Витовта). А другой родной брат Иван Козарин Резанович поблизости от своего имения Вербои в пуще обосновал свой монастырь. А вот информация историков из биографии князя Свидригайла:

" Народився у родині литовського князя Ольгерда та тверської княгині Уляни. В період між 1393-1430 декілька разів виступав проти свого двоюрідного брата Вітовта, Великого князя Литовського. У військових діях Свидригайло спирався на допомогу Лівонського ордену та православних феодалів Литовського князівства. Одруження з Анною Рязанською, православною княгинею, закріпив його зв'язок з православним дворянством".

Анна Резанская - очень созвучно с Немирой Резановичем.
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 528
Регистрация: 26 янв. 2008
Рейтинг: 243 

Вот Вам ещё один сын Немири Резановича. Одновременно следуя хронологии родословной рода Невмержицких, они считают своими родоначальниками Николая и Висилия. Кроме того обозначены и родословные линии от этих родоначальников. Так Николай ( Микула) зафиксирован в Литовской метрике ( смотри документ по Микуле Осташковичу от 1474 года) можно предположить, что у Немири Резановича был сын Остап - Микула - Сидко, Гридко и Матвей, а далее необходимо следовать известным родословным деревам Сидковичей, Гридковичей и родословной Матвея. Относительно Матвея, то возможно он был женат на Катаржине Квилинской ( имение Квилин находилось в соседстве с имениями Немиричей, смотри описание Луцкого и Володимерского замков).) Кроме того из родословной Невмержицких следует, что у Немири Резановича был сын или внук Василий (дияк, писарь), получил по предку своему часть земли Немирицкой под названием Дияковщизна и отдал ее своим сыновьям Нестеру, Ешуте и Сидору. Только Сидор ( Ситко) поселился на этой земле, который имел сыновей Федора и Солуяна Дияконовичей Невмержицких, а далее необходимо следовать родословной ветви Дияконовичей Невмержиких. Возможно Остап, обозначенный в Литовской метрике, был отцом для Микулы и Василия?
На Волыни имеется род, который происходит от Василия и происхождение , которого істориками не установлено. Иван Левковский приводил информацию, что Немира Резанович имел определенные отношения с татарскими ханами и князьями.
Письмо Свидригайла из Смоленска великому магистру Тевтонского ордена от 25 апреля 1434 года.
25 апреля (в день св. Филиппа и Иакова) писал Свитригайло к Гросмейстеру из Смоленска: что добрые, верные и искренние друзья его в Польше и Литве, равно и подданые его, на границе находящиеся, уведомили его о намерении поляков, в Троицын день истребить огнём, мечём или голодом замки его Лавцк (здесь, Луцк) и Кременец, и соединясь с литовцами, напасть на его земли. Что воевода его Немира , наместник Брянский, прибыл к нему от татарского Хана Сеид Ахмета вместе с великим князем этого Хана, по имени Бато, и с главным предводителем войск его. Послы эти донесли ему, что Хан с сильным войском и со всеми князьями и воеводами своими изготовился уже к походу и ожидает назначения его.
Возможно этот, что Немиря Резанович имел сына Василия, который быо при нем в качестве княжеского писаря Свидригайла. Этот Василий ( Дияк, Писарь ) имел сына Михаила, который был писарем и послом в Золотой Орде и вернулся на Волынь баснословно богатым, как граф Монте Кристо.
Теперь о самом главном.
Из поля нашего внимения исчезло имение Немири Резановича, которое он выслужил еще при князе Витовте, под названием Торговица. Нам достоверно известно, что все имения Немири Резановича, которые он отписал своему сыну Якову Войне Немиричу, перешли во владение Чарторыйских. Стало интересным, кому перешло во владение имение Торговица, кроме того достоверно установлено, что его небыло и во владении князей Чарторыйских. Михаил Васильевич был писарем в посольстве при Золотой Орде ( видимо имел большие заслуги перед корлем) и вернувшись, зажадал перво на перво у короля именно это имение Торговица. Я так понимаю, хотел вернуть хоть одно имение своего деда Немири Резановича, поскольку другие имения Немири Резановича уже давно находились во владении уже кровных родственнико князей Чарторыйских. Ниже привожу отрывок его просьбы к королю о передаче во владение ему имения Торговицу.
Билъ намъ чоломъ писар нашъ Ми хайло Васильевичъ о томъ, што перво сего дали есмо ему село в Луцъкомъ повете на имя Торговицу и потомъ, какъ онъ былъ на служъбе нашои в посельстве в Орде, и мы без него тое село Торговицу вземъши к нашимъ рукамъ, [дали] двораномъ нашимъ № 85. 1512 р., березня 23. Краків 129 кн(я)зю Ивану а кн(я)зю Федору Корецъкимъ, и онъ, какъ з служъбы нашое зъ Орды приехалъ, билъ намъ чоломъ, абыхъмо его напротивко того инымъ чимъ осмотре ли, и Панове Рада наша за нимъ нас про сили, ижъ быхъмо его чимъ пожаловали. Мы, на причину Пановъ Рад нашихъ, з ласки нашое, напротивъку того села Торъговицы дали есмо ему у Володимерскомъ повете село з людми на имя Свинухи,
Из этой информации следует, что Немиря Резанович оставил своему сыну Василию во владение имение Торговицу, которым владел и его сын Михайло Васильевич, а король без него прибрал его к своим рукам и отдал князьям Ивану и Федору Корецким, а взамен дал имение Свинюхи во Володимерском повете. Так писарь посольства в Золотой Орде Михайло Васильевич из Немиричей стал называться дворянином Свинуским.
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6147 

Сергей, перестаньте фантазировать, подождите немного, я скоро выложу интересные материалы.

А писарь Михайло Васильевич идентифицируется, не как дьяк, а как державца Медницкий и Стоклишский (под Вильной), смотрите документы адресованные ему здесь

А вообще Вашу гипотезу с легкостью опровергает ученица 10 класса Наталья Черкасова, где она доходчиво объясняет, кто такой Михайло Васильевич:

[q]
Творцями Пересопницької Євангелії були двоє - пересопницький архимандрит Григорій і переписувач книжок Михайло Васильович (син протопопа) із Сянока. Своїми знаннями і вміннями вони чудово доповнювали один одного. Проте, як вважають вчені, натхненником і керівником був Григорій. У приписах до тексту рукопису Михайло говорив, що коли Григорій приступив до праці, то розум його, за власним визнанням, був у ті дні "мутен, як води, що спадають із гір, і як польові билини, що нагинає вітер". А ще Григорієм володів страх перед упередженнями світу, точніше суспільства, в якому він жив. У пам'яті обох були свіжі спогади про тих, кого оголошували єретиками, відлучали від церкви. День і ніч молився він за те, щоб Господь сподобив його побачити діла свого кінець, прочитати начертані письмена, мати пильність і любов до пи-сання сеї книги.
Отже, переписав Пересопницьку Євангелію, як сказано в самому рукописові, "писар Михайло Васильович из Сянока", і ще в іншому місці - " сын протопопи Сяноцкого". Писар з таким ім'ям зустрічається в кількох документах першої половини ХУІст. На один із них, під 1531 роком, вказав київський мистецтвознавець і дослідник Пересопницької Євангелії О. Грузинський: "Михайло Васильович писар господарський, державца Медницкий" (1553 рік), "Михайло писар" (1536,1539,1542,1543 роки), проте остаточно ідентифікувати переписувача Пересопницької Євангелії з цими згадками не слід. На думку сучасних істориків, немає підстав також пов'язувати пересопницького каліграфа із "дячком Михайлом", що на вересень 1536 року переписував у Загорові Мінею. Сам пересоп-ницький писар вказав, що він походить з Галичини (місто Сянок розташоване на схід від нинішньої Словаччини, поблизу Перемишля - відомого осередку давньоруської (української) книжної писемности). Однак за всіма ознаками почерку писар був вихідцем не з пере-мишльського, а з дворецько-пересопницького або, ширше, західньо-волинського художнього центру, який у середині XVI ст. мав своє чітко окреслене мистецьке обличчя.
Праця тривала довго - цілих п'ять років і кілька днів: "Почалось єсть писати сіє Евангеліе року 1556-го августа 15, а закінчилося в літо тисячнеє 1561-го августа 29-го дня".
[/q]
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 528
Регистрация: 26 янв. 2008
Рейтинг: 243 

Позволю себе расширить объем фантазии относительно писаря Михайла Васильевича, может быть просто так, а может быть мы еще вернемся к этому персонажу.

Следует отметить, что этот писарь посольства в Золотой Орде не только хотел вернуть или оставить за собой Торговицу имение Немири Резановича, а еще купил имения у панов Угриновских ( предполагаемых его родичей). Его сын Михаил Михайлович был женат на княжне Федоре Чарторыйской, дочери князя Федора Чарторыйского и опять же предполагаемого родича. Возможно Михайло Васильевич и написал Пересопницкое Еванглие, но это было немного раньше, поскольку, если я не ошибаюсь он умер в 1541 или 1543 году. Далее Н.Черкасова пишет: Праця тривала довго - цілих п'ять років і кілька днів: "Почалось єсть писати сіє Евангеліе року 1556-го августа 15, а закінчилося в літо тисячнеє 1561-го августа 29-го дня"

Кроме того информация Натальи Черкасовой подтверждает очень интересный факт относительно одной Еванглие.Она пишет ( Отже, книзі цій майже 450 років, її тримали в руках Григорій Сковорода і Тарас Шевченко, князі Чорторийські й принци Ольденбурзькі, Павло Житецький та Іван Огієнко. ) , и подтверждает, что Пересопницкое Еванглие находилось в князей Чарторыйских.

Архивными документами зафиксирован факт, что княжна Федора Федоровна Чарторыйская , после смерти своего мужа Михаил Михайловича продала имение Блудов пану Жоравницкому. И когда пан Жоравницкий приехал осматривать купленное имение, то обнаружил следующий факт, что княжна Федора из Блудовской церкви похитила или взяла: сосуд серебрянный келих,миску, звезду и лыжницу, Еванглие с престола сребром оправное. Это произошло 8 ноября 1561 года и если верить Черкасовой, то получается через три месяца после его написания. Ну имела она полное право забрать Еванглие, которое написал ее муж или тесть. Было ли это Еванглие Пересопницких это уже другой вопрос, но такой факт имел место. Следует обратить внимание на тот факт, что в 1561 году был умершим не только Михаил Васильевич, но и его сын Михаил Михайлович, не оставив после себя потомства.

Кроме того Михаил Васильевич назывался в первую очередь писарем, а затем державцем Медницкий и Стоклишский и другим.
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6147 

Если я начну Вам рассказывать, что отцом Солуяна был Сидор Левкович, а братья Сидора Левковича Нестер Геевич и Яшута (Яков) Левкович, которые были родными братьями и сыновьями Булгака Велавского, поскольку Булгак был прадедом Радиона Геевича, а этот Радион был сыном Макара Геевича, который был сыном Нестера Геевича, то Вы, конечно, не поверите. Значит нужно делать выстрел наверняка, так чтобы сразу в десятку. Ну, извольте.

Сразу скажу, что Василий, который имеет к нам отношение был из Городца - Василий Война (к), а его сын Остапко и внук Сидор Остапович в Левковичах и вероятно Зенко Серкович от с. Серковичи (Серковщизна).

Конечно, писарь Михайло Васильевич не писал Пересопницкое Евангелие, это сделал сын священника из Сянока. Но, отыскать отца Михайла Васильевича да еще и его деда мне удалось и это вовсе не Немира Резанович. Смотрим небольшой отрывок:
[q]
Давая или подтверждая православным епископам грамоты на их права и привилегии, Сигизмунд вместе с тем позволял себе иногда и такие действия, которыми подрывалось православное епископство в самом корне. Едва прошло десять лет после Виленского Собора, определившего, чтобы никто не подкупался под живых епископов, т. е. не покупал их кафедр, еще занятых, как повторился подобный случай во всем своем безобразии. Был у Сигизмунда писарь Михайло Васильевич Коптя, которого он послал в Крымскую Орду с суммою в сто коп грошей, чтобы расположить татар в свою пользу; сумма оказалась недостаточною, и Коптя издержал в Орде немало своих денег. Затем, сопровождая крымских послов к королю с их свитою, простиравшеюся до шестидесяти человек, кормил их дорогою на собственный счет и еще более издержался. По окончании поручения, явившись к Сигизмунду, Коптя просил вознаградить его, и чем же? Не деньгами, а тем, чтобы его отцу пану Василию Евлашковичу король пожаловал епископскую кафедру, Луцкую или Владимирскую (две самые богатые кафедры по имениям), какая прежде сделается праздною. И Сигизмунд охотно согласился и выдал грамоту, в которой объявил, что за верную службу писаря Копти и за понесенные им на службе издержки дает его отцу пану Василию Евлашковичу одну из названных епископских кафедр, какая прежде станет праздною, а самому Копте предоставляет то "челомбитье", которое имел бы взять он, король, от той епископии при назначении ей нового епископа. Тут попраны были и права всей православной Церкви, которой навязывался для епископского служения человек, может быть вовсе не способный и вовсе к тому не подготовленный, и утвердившееся обычаем право местных православных участвовать в избрании своих епископов. А кроме того, из этой грамоты узнаем, что польский король брал от православных епархий приношения - челомбитья каждый раз, когда назначал им епископов. Значит, брал и с тех, кому хотелось купить себе епископию, и от тех, кому давал епископов.
[/q]


А вот и сам документ под № 105 и обратите внимание, что Михайло был в Крымской, а не Заволжской Орде

Но, Вы возразите, что нигде не указано, что Михайло Васильевич носил фамилию Копоть. Пожалуйста, вот Вам и окончательный документ

Таким образом, интересующий Вас писарь Михайло Васильевич, получивший Торговицу в Луцком повете, а затем Свинюхи взамен, был сыном Василия Евлашковича Копотя, а не Василия Немирича.

Вы спросите, какая судьба была Торговицы после Немири Резановича? Это очень просто. Во-первых, это была целая волость, которая перешла после смерти Немири на господаря, ведь в завещании Якова Войны она не указана. А дальше уже ее части господарь раздавал, как-то своему писарю, так и Константину Острожскому, ну а дальше Вам известно - большую ее часть получили князья Корецкие. Если интересуют детали смотрите здесь:

или здесь

Может быть, давайте займемся реальной историей, а не сочинительством?
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 528
Регистрация: 26 янв. 2008
Рейтинг: 243 

Иван это не сочинительство, а мой поиск Василия, одного из родоначальников рода Невмержицких. Я в своем поиске опирался только на архивные документы. Но Вам удалось отрезать эту версию. При этом следует отметить, что на стр. 280 АЮЗР т.4, часть 8 указано, что личность писаря Михаила Васильевича не установлена и он по стечению обстоятельств скупил множество имений потомков Немиричей. Невероятно, но Вы с легкостью нашли и установили отца писаря Михайла Васильевича, которого почему-то не нашли маститые историки. Законсервируем эту тему на время.

Теперь насчет Вашего выстрела в десятку, надо думать и искать десятку. Мы по прежнему не видим прямой связи с Немирой, но хорошо просматривается связь с Иваном Козарином.
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6147 

Кем же были наши предки: татарами Булгаками или волынско-русскими боярами Немир-Резановичами?

8 октября 2014 Александр Коновальчук написал:
[q]
В книге записей № 24 Литовской метрики, есть акт № 153, датируемый 1541 годом. Это решение по делу между боярами Васьком Андреевичем Велавским и Василием Панькевичем за землю Булгаковщину на Заушье.
[/q]


Это сообщение стало шоком для меня, поскольку из него следовало, что сторонники Н. Яковенко правы, что отчизна Велавских находится в Заушье и предок их действительно некий татарин Булгак, дедич земли земли Булгаковской. По моей просьбе Сергей Невмержицкий срочно заказал этот документ в НИАБе, а до того времени я стал детально изучать этот вопрос. И уже ко времени получения документа сомнения мои немного рассеялись и я примерно представлял, что будет в этом документе, а заодно лишний раз убедился в правильности своей концепции о происхождении моих предков не от татарина Булгака, а от волынско-русских бояр Немир-Резановичей. Наконец, документ у нас на руках и мне, как всегда удалось его дословно прочитать. Кстати говоря, под документом стоит подпись того самого писаря Михайла, бурная дискуссия о котором развернулась в предыдущих сообщениях. Правда, эта книга Литовской метрики была переписана, так что я не уверен, что мне пришлось разбирать почерк именно писаря Михайла Васильевича Коптя. Но, тем не менее документ прочитан и вот его полный текст, хотя дата указанная паном Коновальчуком оказалось другой, это четко просматривалось из ее буквенно-кириличной кодировки - это 1542 год:
[q]
Вырок боярину киевскому Васку Вилавскому з Василем Панковичом о землю Болгаковскую у Заушъи.

Жикгимонт, Божою млстю.
Смотрели есмо того дела с Паны Радами нашими. Стояли перед нами очевисто, жаловал нам боярин киевский Васко Андреевич Вилавский зъ Заушъя на боярина киевского ж Василя Панковича о том, што ж которую землю пустовскую Болгаковскую там жо у Завшъи он за листом и даниною небожчика пана Андрея Якобовича Немировича, воеводы киевского, через немалый час къ рукам своим до воли нашое держит и с того нам службу земскую служит, то пак тот Василей Панкович тое ж земли Болгаковское под ним у пана воеводы киевского подпросилъ, менячи быти за пусто, на што ж и потверженье нашо с того был прислал. Где ж яко оныи Васко Андреевич, так и тот Василей Панкович листы свое з обу сторон на то перед нами покладали. А так мы тых листов пана воеводиных огледавши, и бачачы, то иж он первей тую землю Болгаковскую оному Васку Вилавскому дал, которую он через немалые часы держалъ, а потом оный Панкович тое ж земли под ним ся подпросил. Тогды мы оного Васка Андреевича Вилавского при тои земли Болгаковскои водле першои данины и листу пана воеводина зоставуем. Мает вжо он тую землю Болгаковскую на себе держати и ее вживати со всим с тым, яко ся она здавна у соби мает, а нам с того службу земскую мает служыти. А тые листы оного Панковича, яко пана воеводы киевского, так и потверженье нашо на тую землю, на сторону есмо отложили и в ни во што обернули. И не мает вжо оный Панкович через то у тую землю ся уступати, и на то дали есмо ему сес наш лист судовый з нашою печатю.

Писан в Вилни, под лето Божого нароженья 1542 года, месяца февраля 15 дня, индикта 15. При том были: князь Юрий Фальчевский, бискуп Луцкий; князь Венцлавъ, бискуп Жомойтский; воевода Витебский, маршалок наш, державца Велковыский панъ Матвей Войтехович Яновича; воевода Новгородский Станиславъ Олбрахтовичъ Кгаштолтъ.

Михайло, писарь.
[/q]


Данный документ ставит перед нами ряд вопросов, на которые нам предстоит ответить.

Первый вопрос. Кто такой Васько Андреевич Вилавский и почему он оказался в Заушье? Это наиболее простой вопрос, ответ на который очевиден из самой его фамилии и отчества в документе: Васько - родной сын Андрея Павловича Доротича Велавского, внук Давыда Велавского. Почему он оказался в Заушье? Ответ также очевиден из самого документа: Васько "которую землю пустовскую Болгаковскую там жо у Завшъи он за листом и даниною небожчика пана Андрея Якобовича Немировича, воеводы киевского, через немалый час къ рукам своим до воли нашое держит и с того нам службу земскую служит". Если еще вспомнить какие там прекрасные места, включая бобровые гоны, и кто там жил из бояр по соседству (это мы рассмотрим позже), то станет ясно отчего Васько попросил эту пустовскую землю в воеводы и в господаря. Но, получилась накладка. Одновременно эту землю удалось получить и некоему Василию Панковичу, как сказано в документе, он "подпросил" (на современном языке - дал взятку) и воеводу и господаря, обманув их, что эта земля пустовская. Но, в результате правда обнаружилась и земля осталась за Васьком Велавским.

А теперь второй вопрос. Кто же такой этот Василий Панкович (в других источниках он назван Пацкович) и почему именно он претендовал на землю Болгаковскую и где именно находилась эта земля? Сергей Невмержицкий предлагал считать отцом Василия Панковича - Панка Русановича, указанного в Раздивилловском акте от 1514 года, а его дедом Русина Митковича Резановича. Я же возражал, что Русанович, это не Русинович, и в результате оказался прав. И вот документ №97, который многое проясняет - здесь нас интересует второй документ от 1517 года "Правая грамота Киевского воеводы Андрея Немировича..." на стр. 121-123, где в конце написано ее оригинальное название, как "Лист судовый пана Андреев на Панкевича и Борщовку". Из данного документа возьмем интересующие нас факты: здесь Васько Панкович указан наместником Софийским митрополита Киевского, другими словами он администратор-управитель собора Софии Киевской; отцом Василия был уже небожчик Панько - также наместник Софейский, который лично присутствовал в увязанье киевского воеводы Дмитрия Путятича листом короля Александра жаловавшего Никольскому Пустынному монастырю Борщовку. Если мы сравним года жизни воеводы Дмитрия Путятича с упоминанием Панка Русановича, в Раздивилловском акте от 1514 года, то станет очевидно, что отец Василия Панковича - Панко жил до 1505 года, поскольку после смерти Дмитрия Путятича были другие воеводы и соответственно другие наместники Софийские, как сказано в документе. Кроме того, наместник митрополита вряд ли входил в военный реестр великого князя и вряд ли участвовал в военных кампаниях. Кроме того в тех же реестрах есть и другие дворяне под именем Панко: Панко Воротынец – 4 кони, 12 золотых, Панко Малый – 3 [кони], а Гришко Беленихин – 3 кони, 9 золотых дано. Он же взял на Панка Русановича на 3 кони 9 золотых. Беленихино - это район Белгорода, а значит и Панко Русанович где-то оттуда, а не с Киевщины. Следует также заметить, что уже Описание Овручского замка от 1545 года (по мнению других, оно же от 1552 года) указывает владельцем Болгаковской земли под названием "селце Булгаковское" того же Василя Панковича . Вероятно, что Васько Велавский не оставил наследников или же оттого, что земля давалась раньше до воли господарской, в любом случае отложенные листы в сторону Василя Панковича вступили в силу. Правда, не совсем ясно был ли этот Василий Панкович сыном Панька - настоятеля Софийского, скорее да, ведь его сын был тоже таким же настоятелем. Интересующая нас особа могла быть внуком Панька. по А. Бонецкому: "Pankiewicze Wasil i Maksym Wasilewicze, bojarowie kijowscy w 1541 roku (ML 39). Wasil Pawlowicz, bojar kijowski w 1547 r. (ML 62). Pankowicz Andrzej, wspóldziedzic wsi Wojewódki na Podlasiu, miat sprawe z Podoskimi w 1542 r.". Вот документ, который ставит все на свои места: Василий Панкович или Пацкович был также настоятелем Софийским, а значит сыном Панька или Пацка. А отсюда мое прежнее утверждение, что село Сельцо Русина в Овручском повете, оно же сельцо Болгаковское Василя Панковича по имени Булгака Лисича находилось якобы на речке Мытва у Белых Берегов, то есть восточнее Велавска - это ошибка. Как видим, на самом деле оно находилось в Заушье, а где именно сейчас разберемся. Для этого опять же обратимся к цитате из "Словника географичного":
[q]
«Булгаковская земля в бассейне Возни, в повете Овруцком, вошла впоследствии в состав с. Левкович и Верпы. Было то гнездо семьи Булгаковских. Из люстрации 1552 года есть упоминание о гонах бобровых в Булгаках. В 1581 году принадлежит Стрибылам, захваченная перед этим з добр митрополии киевской, как оказывается из люстрации 1616 года. В 1592 году фиксируется курение золы для поташа в лесе Булгаковском. В 1628 году Ян Стрибыл вносит з Булгаков от 3 дымов и 2 огродников и з местечка Новые Булгаки новоотстроенного от 3 дымов».
[/q]
Ясно, что авторы спутали землю Булгаковскую в районе Левкович и Верпы с землей Булгаковской в районе речки Возни - это современное село Булгаки (теперь Буглаки) Радомышльского района. Ясно, что упоминание о гонах бобровых в Булгаках в 1552 году подразумевалось в том же описании Овручского замка, где сказано, что там действительно "бобровые гоны есть". Остальные сведения также подтверждаются "Зродлами" А. Яблоновского, на поиск которых я потратил немало времени:

[q]
1581 год. От пана Стрибила з Филипович оседлых 3, загродников 4 по грошей 6. Торчин оседлых 1, Новосельщизна оседлых 3, Булгаки оседлых 2, загродников 1, грошей 2; Чебеновская оседлых 1, загродников 1, 3 части своей Ловкова оседлых 6, загродников 3 по грошей 6 и 2 по грошей 4, а 2 - по грошей 6, коморников 2 по грошей 2. (Zrodła Dziejowe, T. XX, стр. 41)

1581 год. Пан Стефан Филиповский с села Скоморохов оседлых 8, загродников 4 по грошей 6, от млинка грошей 12; из села Филиповичи оседлых 2, загродников 2 по грошей 6. (Zrodła Dziejowe, T. XX, стр. 45, см. также )

Źródła dziejowe, Т. XXI, Warszawa, 1897:
1592 года июля 2 дня. Между Якобом Вольским истцом, а Богданом Стрибилом ответчиком, о запрете курения поташа в лесе истца Болгаковском - декрет. (стр. 7)
1598 год. От урожоного Есифа Левковича Малышки листу вечистой продажи от особы Богдана Ивановича Стрибила на добра свои дедичные в Ловкове и Иванкове на речке Тетерове и над речкою Гуйва в селе Мократичах - облята. (стр. 22)
1618 года апреля 30 дня. Между Даниэлем Стрибилем истцом, а Василем Тыша Быковским ответчиком, о забранье подданым Вырлооцким разных речей з добр истца Булгаков до Верлоков переходячим - декрет.
1618 года мая 28 дня. Между отцом Йосифом Вельямином Руцким архибискупом митрополии Киевской и его капитулой истцы, а Филоном и другими Стрибилами ответчики, о взаемных акторатов: капитулы - о наезд на грунты м. Торчина, Булгакова, Одоблитки ( то есть, Облитки); з акторату Стрибилов - о наезд на грунты с. Лебединщизна или Жадков, с. Новосельщизна званая Ходоров, а также Булгаки - декрет. (стр. 263)
1618 года июля 9 дня. Вацлав Садковский, администратор митрополии Киевской против Анны Ходкевичевной княгини Йохимовой Корецкой, о выпаленье поташу в лесах митрополичьих Жеревейковских, Патейковских и Облитковских манифестует. (стр. 310)
1624 года июля 12 дня. Между ксендзом Вельямином Руцким митрополитом Киевским, а Филоном Стрибилом о забранье грунтов Булгаков званых от добр Облитковских и таковых до добр Торчин прилаженье - розпис.
1623 года июня 23 дня. Между Иосифом Руцким митрополитом Киевским и капитулой его истцы, а Даниэлем Стрибилом ответчики о гвалтах людей своих Кичкировских на грунт истцов церковный села Облитковского насланье и того грунту по обоих сторонах речки названной Возни лежачего, вдоль и поперек на милю заехавши, млина на той речке и буды на паленье попелов одебранье.
[/q]

Булгаки не были отчизной Стрибилов, это очевидно из следующего документа, где Булгаки не упоминаются среди наследственных земель Стрибилов:
1618 года июня 18 дня. Между Петром и другими Стрибилами истцы, а Филоном Стрибилом ответчик, о выделении ровной части добр по умершему отцу сторон обоих Богдане оставшихся, а именно: сел Иванков, Ловков, Плоска, Студена Вода, Пилиповичи (Филиповичи), м. Торчин, с. Борщов, Кичкиры, Глиница, Заболотье, Вырлооки и Волька Торчинская, половина Каменного Броду, Новосельщизны, Войсища или Ходоров, Чебенщизна, Гугол Чоповский или Заречье, ответчиком в целости занятые. - декрет.

Но, совершенно очевидно, что Даниил и Остафий Стрибилы пытаются контролировать производство поташа в добрах Булгаки:
1618 года мая 21 дня. Между Яном Кохановским истцом, а Даниэлем и Остафием Стрибилами ответчики, о забранье у истца поддаными ответчиков поташу з добр Булгаков везенного - декрет.

Люстрация воеводства Киевского от 1616 года говорит о том, что Стрибилы захватили насильно Булгаки, как старожитное село митрополии Киевской: "Pp. Strybulowie, z wieku, majçtnosci i grunty metropolej zabrali t. j. Torczyn i Steczko, Torczyn tam osadzili. Ciz pp. Strybylowie siolo nazwane Bulhaki starozytne metropolej wziçli, poddanych rozegnali, którzy jeszcze i teraz zywi sa, po róznych miejscach, tamze chlopów wypçdziwszy innemi osadzili i gruntu Oblatkowskiego wziçli na 6 mil i wsi kilka posadzili". (Żródła Dziejowe - Том 20 - Страница 52)

Что касается 1628 года, то действительно в Тарифе подымного воеводства Киевского от 1628 года есть: "Jan Strybyl. Kamienny Bród dym. 1, ogr. 3. m. Nowe Bulhaki nowoos. dym. 3, Bulhaki dym. 3, ogr. 2. ub. 2, ogr. 4". (Żródła Dziejowe - Том 20 - Страница 67)

Из приведенных сведений мы видим, что дальнейшие слова из "Словника" подтвердились, то есть, село Булгаки принадлежало к грунту Облитковскому, который находился в бассейне речушки Возня и выходит хронология следующая: 1542 год Булгаками владеет Васько Андреевич Велавский, 1545 (1552) год Булгаками владеет Василий Панкевич, 1581 год Булгаки насильно захватили Стрибилы, которые якобы были собственностью митрополии Киевской. Возникает вопрос почему митрополия претендует на Булгаки? Здесь длинная история, которая берет начало еще с этого документа, датируемого около 1415 года или позже:«А се боярские люди, дань дають Святой Софии Премудрости Божии: с Вручего Тынейчичи з Межирецкой земли дает ведро меду;… у Нородичахъ съ Хотиновъской земли ведро меду дають… Ондреевский островъ на Уши подъ Мартиновичи, а с него идеть 5 ведеръ меду… У Булгаковичохъ 2 лукне чотырьпядныхъ, а третье пятипядное». То есть в 1415 году цервки Святой Софии Киевской платят дань боярские люди из с. Булгаковичи. Кто эти люди и кто их бояре документ не объясняет, но из других названий сел мы видим, что речь совершенно очевидно идет именно об этом селе Булгаки в Заушье. Кстати, здесь впервые упоминается и то загадочное Сельцо Вруцкого повета, за которое некогда судился Русин, а дальше оно перешло Волчкевичам, а потом Ельцам (ясно, что это современное село Селец Народичского района). А здесь его владельцем, а точнее плательщиком дани, указан некий "Тынейчич с Вручего у Селци з Межирецкой земли 2 ведре меду и поданье".

Таким образом, Василий Панкевич, как сын настоятеля и сам будучи настоятелем Софийским митрополии Киевской, и он же был одновременно боярином киевским и овручским, и поскольку одно не мешало другому, претендовал на Булгаки потому, что еще в 1415 году это село платило дань святой Софии. По той же причине митрополит киевский И. Руцкий считал эти грунты своими, которые незаконно захватили паны Стрибилы, и ясно, что Булгаковщина не была отчизной Стрибилов, поскольку в завещании она не указана. А теперь возникает

Третий вопрос: Кто такие Стрибилы и почему они захватили Булгаковскую землю, которую утратил Васько Андреевич Велавский и какое они имели к нему отношение? Анализ Ревизии Житомирского замка 1545 года и 1552 года , а также

VII. Решения королевских коммисаров по делу о разгарничении Житомирского староства от имения дворян Вороничей села Крошни. Коммисары, рассмотрев документы представленные Вороничами и проверив межевые знаки, определили пограничнную линию между спорными землями. 1595г., Июня 30. 128
В числе документов, представленных Вороничами, оказались следующие: 1) Жалованная грамота короля Александра Ивану Вороне на село Крошню. 1506. Мая 22. 2). Подтверждение той же грамоты Сигизмундом I. 1511. Июня 4. 3). Решение князя Константина Ивановича Острожского по делу о дележе имения Ивана Вороны между его детьми. 1523. Февраля 2. 4) такое же решение житомирского старосты, князя Семена Глебовича Пронского 1538. Июля 14. 5) Охранная грамота Сигизмунда I Вороничам на село Крошню 1539. августа 18. -и друг.

дают нам четкую картину о том, что Стрибилы связаны четкими родственными узами с Вороничами, а именно отец Богдана Ивановича Стрибила, захватившего Булгаки - Иван Стрибил был женат на Овдотье Воронич - дочери Ивашка Воронича, а первичная отчизна Стрибилов - с. Пилиповичи на речке Быстрыевка, отчего одна из их веток от Стецка получила фамилию Пилиповские (Филиповские):

Вороничи:

1-е колено
Ивашко Воронич, уп. 1486, 1487, 1488, 1506, 1511 гг. Привилей 1506 года Ивашку Вороничу на с. Крошня от короля Александра: «Bił nam czołom ziemianin Żytomirski, Jwaszko Woronicz y prosił u nas sieliszcza w Żytomirskiem powiecie, na imię Kroszni; ieno my, z łaski naszey, za iego wierną ku nam służbę, te sieliszcze Krosznie z ludźmi y z bobrowemi gony, y ze wszyskim tym, co ku temu sieliszczu przysłucha, dali у uwiązać jego w te kazaliśm woiewodzie Kijowskiemu, kniaziowi Jwanowi Łwowiczowi Hlińskiemu. Pisań w Wilni, Maja dwudziestego wtorego dnia, indycta dziewiątego. U tego listu pieczęć wielka, na kustodji przyciśniona, a podpis ręki temi słowy: Prawił woiewoda Kijowski, kniaź Jwan, a Marszałek dwora, dzierżawca Bełzki y Uteński, kniaź Michayło Lwowicz Hliński».

Гневош Воронич, с. Ловков, с. Ивановцы


2-е колено
Ивашко Ивашкович Воронич, уп. 1523 г.
Овдотья Ивашковна Воронич, уп. 1523 г., муж Иван Стрибил - отчизна его с. Пилиповичи (Филиповичи)
N. Ивашковна Воронич
Грицко Ивашкович Воронич, уп. 1545 г. сс. Шумско, Крошня, Троянов, Мократичи, Денисовичи в поделе с Андреем Вороничем
Юхно (Юрий) Ивашкович Воронич, уп. 1539, с. Сычов
Стецко Гневошевич Воронич, уп. 1545, с. Трояновцы, Мократичи

3- колено
Александр Грицкович Воронич, уп. 1584 г., жена Овдотья Олычанка
Андрей Юрьевич Воронич, уп. 1559 г. с. Крошня и с. Митковичи под Полоцком
Анна Юрьевна Воронянка, уп. 1565 г., муж Григорий Матвеевич Сокор
Стецковичи Миколай и Стецко Гневошевичи (Запольские) живут за границей у Хмельнику, получают доход от Ловкова

4-е колено
Потомки Александра и Миколая - Теодор, Филон, Себастьян, Яков, Василь Вороничи уп. 1607, 1618, 1624

Стрибилы:

Ивашко Стрибел, 1468 год -------???-------Иван Стрибил, 1523, жена Овдотья Воронич ------Богдан Иванович Стрибил ок. 1587 (Пилиповичи, Ловков, Студеная Вода, Шумско, Кичкирев и т. д. захвачены Булгаки на реке Возня) ---------Филон, Петр, Евстафий, Даниэль, Абрам, Иван, Федор, Катарина Богдановичи Стрибилы ок. 1598-1626

N. Стрибил, родной брат Ивана Стрибила------------ Стецко Филиповский (Пилиповичи, Борщов, Скоморохи 1552-1560): "Iwan Strebyl z bratanyczom Steckom z imenia otczyznoho majut horodniu mity"------------Юрий, Николай, Томило, Семашко, Андрей Пилиповские.

По словам Несецкого, Стрибилы происходили от шестого сына Гридка Александровича Вороновича - Голенка, о чем они сами признавались:
[q]
Szósty nazwany Holenka, od którego Strybylowie i Hosccy swojç linia prowadza, jako siç do tego gami przyznawali, Hawrylo Hoscki Kalztelan Kijowski, y Riotr Strybil Wojski Kijowski.
[/q]


Это, конечно, сомнительно, если и так, то этот Голенко происходил от самого Григория Вороновича (Гринька Соколецкого), ведь первое упоминание о Стрибилах относится к 1468 году, когда Иван Юхнович - сын Олехна Юхновича (того самого, что получил Труденовскую волость вместе с Половцами Рожиновскими, см. мою статью ), в своем завещании упоминает Ивашка Стрибела, как "поплечного друга" своего, которому завещает свой боевой лук. Свидетелями этого завещания выступают Иван Ельцович и Антон Ельцович. См. Rulikowski, Edward Leopold (1825-1900)
Opis powiatu kijowskiego, стр. 147 . Что касается Голынских, то по Бонецкому первые "Голынские герба Клямры з Голыня в воеводстве Новогродском Ивашко и Теодор держали Голынь в воеводстве Новогродском в 1525 году", а также "Голынские герба Сас з Голыня в повете Жидачевском Лен, дьяк и братия его получили Голынь в 1391 году от короля Владислава Ягеллона" (Бон. Т. 7, стр. 321). Может быть это был тот же Ленько Зарубич - жидачевский староста, владевший по привилею того же Ягайла Олешовом и Козарами в 1419 году?

В любом случае, происходят ли Стрибилы от Вороничей или нет, уже в 1523 году у них кровная взаимосвязь с Вороничами присутствует. А в этой связи возникает

Четвертый вопрос: Что это за Вороничи обосновались под Житомиром, получив привилеи на села Крошню и Ловков, это потомки Григория Вороновича или нет? Итак, впервые этот же житомирский Иван Воронич упоминается в 1486 году: " Ивану Вороничу 10 коп грошей з мыта Киевского. У Троцех, июнь 24 день, индикт 4." , далее "Вороничу 4 копы з мыта Киевского", а в 1488 году: "Вороне 8 коп з мыта Киевского" , а самое загадочное и интересное - это упоминание от 2 апреля 1487 года: "Вороне Ивашку волость Хотень", которую он получил на год вместе с другими данинами житомирским боярам. Ю. Мицик считает, что эти волости находились в житомирской земле или недалеко от нее. Но, Русина О. в своей работе "Сіверська земля у складі Великого князівства Литовського" убедительно доказывает, что волость Хотень, которую на год получил Ивашко Воронич находилась на Путивльщине ( современное с. Хотень Сумской район Сумской области). Почему же именно на Путивльщине, может это как-то связано с родословной Ивашка Воронича? Итак, тот же Несецкий в статье о Ельцах говорит, что имя первого Воронича, от которого они происходят неизвестно. Но, уже в статье о самих Вороничах он прямо называет его имя - Матвей, причем сын Александра "Matwiej Worona syn Alexandra", где из дальнейшего повествования, где упоминаются и Криштоф и Семен Вороничи, то есть Кмиты и Григорий Воронич и его сын Александр (смотрите мою родословную, все сходится) становится ясно, что речь идет о Матвее Кмите. Так вот кто был отцом Ивашка Воронича! И здесь возникает

Пятый вопрос: Каким образом потомки Матвея Вороны (Кмиты) оказались под Житомиром? Для начала обратимся к Б. Папроцкому, который пишет:
[q]
Матвей Кмита, который по отцу был староста винницкий, воеводство Киевское от короля Казимира ему было назначено, но Казимир умер. Тот Матвей Кмита, когда Менгли Гирей царь Перекопский был Киев спустошил, опять рушил на тот край, Матвей обратился к Черкассам. Кмита со своими людьми убежал в замок Черкасский, там мужественно отражал атаки татар. За те заслуги дал ему король Александр староство Черниговское и Любецкое. В то время, когда Московские войска вступили в землю Северскую и захватили замки Новгород, Стародуб, Резань, Брянск, Путивль и др., тогда тот Матвей Кмита попал в русский плен под Любецком, потеряв и Черниговский замок, и там же в плену «от тоски и боли в оковах в тюрьме умер». (Кстати, это реальное отражение событий русско-литовской войны 1500-1503 гг.)
[/q]

Видно потом, Филон Кмита в полной мере отомстил за позор и смерть своего деда. И вот почему Ивашко Воронич захотел получить волость Хотень на Путивльщине, ведь это когда-то было староство его отца!
Возникает вопрос, где же та земля, которая стала опорой Матвея Кмиты в Киевском воеводстве? Это станет очевидным, когда мы обратимся к уникальному документу, оригинала которого не сохранилось, но о нем пишет Руликовский, датируя его ошибочно 1499 годом. На самом деле документ был внесен в гродские книги Брацлавского воеводства в 1599 году, а реальная его датировка неизвестна, во всяком случае это первая половина уже 16-го века, а не 1499 год (также есть предварительный документ от 1525 года, см. Lietuvos Metrika. Knyga Nr. 14 (1524—1529): Užrašymų knyga 14 / Parengė D. Antanavičius ir L. Karalius. Vilnius, 2008.). Кроме Руликовского документ приводится в развернутом виде в "зродлах" Александра Яблоновского (Źródła dziejowe, Т. XXI, Warszawa, 1897, стр. 413):
[q]
1599 года июля 30 дня.

Запис делу между Кмитичами Криштофом и Семеном маетностей отчизных в земле Киевской лежачих, которым то дзелом:

маетность Веледниковичи под Овручем и вторая маетность Коростешов под Житомиром в повете Киевском лежачие, и до того два дворы, один дом в замку господарском Овручском в огроде, а другий дом в месте, з огродом овочовым и с челядью невольной, також с быдлом в том дворе будучим и пашня также с сеножатью отчизной, которая есть коло грода Уручого - Криштофу Кмитичу достались;

а на Семена Кмитича - добра на Подолью в повете Винницком лежачие, то есть Литин, Полтевцы и двор под местом Винница, по той стороне Буга речки з людьми, пашня с сеножатьми и з быдлом, здавна до того дворца належачие, и городище Пиков на Сниводе лежащее, сейчас пустое, также с селищами пустыми по Сниводе и другое городище также пустое - Глинско, со всима грунтами тых обыдвох городищ аж до Чорного шляху припадлые.

Семенови Кмитичу большая часть добр отчизных досталась, но в награду к меньшей части Криштофа Кмитича - служба одна в Волевской волости на имя Малевичи и четвертая часть в Замысловычах з Тихоном Козинским по жене его кн. Овдотьи Капустянке, маетность отчизная, дедичная и никакому изменению не подлежит Семеном Кмитичем и придана есть; которых то добр спокойне уживанье для сторон обыдвох под закладом вышей выражонным на короля его милости и приятелей дельчих тым же дзелом есть обварована.
[/q]


По словам Э. Руликовского, ревизия замку Житомирского 1596 года говорит, что двор Коростышев вместе с Ловковом и Крошней (вспомним, эти села были отчизной Вороничей) перед уничтожением их Менгли Гиреем в 1483 году принадлежал до замку Житомирского, но после разорения татарского эти три места господар земянам роздал. Так, в 1499 году великий князь литовский Александр надал Коростышев Матвею Кмитичу (Руликовский ошибочно считал, что Криштофу Кмитичу, ведь даже в Ревизии Житомирского замка 1552 года сказано, что Коростышев получил отец Криштофа - Кмита): "Бил нам чолом пан Кмита Александрович и просил у нас села в Житомирском повете на имя Коростешово..." (см. у Похилевича) Думаю, логично, что села принадлежавшие к Коростышеву раньше, а все вместе к Житомирскому замку - те же Ловков и Крошню получили дети Матвея Вороны (Кмиты): Ловков - Гневош, а Крошню - Ивашко Вороничи. Далее Руликовский утверждает, что мать Криштофа и Семена называли "Богдановая Кмитичина Орфина Полозовна". Выходит, что отца Криштофа и Семена Кмитичей звали Богдан. Вряд ли Богдан был сыном Матвея, скорее их отец был двухименным Матвеем-Богданом, где Богдан, вероятно, церковное имя.
Так, в разделе земли Невмирицкой от 1552 года не случайно упоминается "земля Матвеевская" (то есть, по имени именно Матвея Кмиты, а не какого-то другого Матвея Невмирицкого), очевидно, в районе Веледниковичей и граничившая с грунтами Невмирицкими, которая и принадлежала Криштофу Кмитичу, согласно раздела отчизных земель:

[q]
„от речки Коннорога по дороге (пята), которая от замка идёт до Каменца, речкою вниз в болото Коннорозкое, а от болота сеножатью к лозе коннорозкой, а лозою к лесу Борковому, а леском до болота Боркового ж, а болотом в лес Есенецкий, в речку Есенец, а речкою Есенцем у верх, до дороги Каменецкое, а дорогою до болотца, которое под коннорозким полем, а з болотца долиною, а з долины на гурку, межою, до рубежа земли Матвеевское, пана Криштофовы.“
[/q]


Теперь уже ясно и почему Криштоф Кмитич назван Криштофом Немиричем в известном документе. Не потому, что он происходил от Немиры, как раз наоборот, Кмитичы происходили непосредственно от Гринька Соколецкого, а потому, что он владел землей в районе Веледник, как частью некогда огромной Немиричизны, включавшей и будущее селище Власовое (Влас Микитич Кисель владел по бабке своей Марии Немириной) оно уже позже - Левковичи- Невмиричи и Каменщизну, захваченную капитулой виленской, которая раньше принадлежала боярину Немире за князя Витовта, а позже его сыну Якову и невестке княгине Степанской.

Но закрепиться в Киевском воеводстве похоже удалось еще двоим сыновьям Матвея Кмиты - Ивашку Кмите (или Ивашку Вороничу) и Гневошу Вороничу. Так, в 1506 году Ивашко получает привилей от короля Александра на имение Крошню под Житомиром, и где-то тогда же Гневош - на Ловков. Как часто повторяла Яковенко, никто в одиночку не поселялся, а целыми родами, которые находились в родственной связи. Здесь уместно вспомнить не только Кмитичей (в том числе старост Житомирских, начиная от Дмитрия Александровича) и Вороничей, а и других потомков Григория Вороновича, а именно Ельцов и одну из их веток - Булкак-Лисичей с их отчизной Лучин, Турбов, Селище (это селище Ивонинцы на реке Красной переданное Булгаком Лисичем Пустынному монастырю в 1499 году), как и писал Несецкий на Киевщине и Ремезы на Овруччине (о Ремезах подтверждение не только в завещании Булгака Лисича, а и в "Листе судовом Семена Полозовича ремизовцов на противку елцовых людей" от 1514 года) и данины на Черкащине (селище Бузиковское и др.), а также близких Вороничей бояр Стрибилов, пытавшихся защитить и взять под свою опеку землю Булгаковскую, утерянную еще одними потомками Григория Вороновича (Соколецкого) - боярами Велавскими, один из которых, Васько Андреевич Велавский был выпросил пустовскую землю Болгаковскую на реке Возня поблизости своих сородичей Вороничей. Очевидно, что еще в 1630 году упоминаются потомки Васька, например Лукаш Вилавский, подсудок киевский (док. №520).

Вырок боярину киевскому Васку Вилавскому з Василем Пан(ц)ковичом о землю Болгаковскую у Заушъи в 1542 году (НИАБ, ф. КМФ-18, оп. 1, Дело 24, Лист 196):

Первая публикация документа

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2017-01-15 в 17.12.37.png, 1744866 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6147 

Расшифровал (прочитал) еще один документ, присланный Сергеем Невмержицким:

РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 202:
42). 10.III.1600. Варшава. Потвержене Невъмирицъкимъ, Листы 35 об.- 36 об.
H: Potwierdzenie Niewmirickim 35 C: Potwierdzenie prawa Niewmiryckim na zemle˛ pusta˛ w Beloczycach, w wolosty zauskoy lezaczuiu w powete kijewskom Wasila Lenkiewicza, nazwanoie Sewkowszczyny 35

[q]
Потвержене Невъмерицъкимъ.

Жикгимонт третий, король его милость.

Ознаменуем тым листом нашим. Бил нам чолом земенин нашъ киевский шляхетный Иван Федорович Невмерицкий сам от себе и от шляхетных Григория Петровича а Анътона Оникиевича Невмирицких, братаничов своих, и покладал перед нами под печатю Коронною и с подписом руки на он час канцлера Коронного лист светобливое памети короля его милости Жикгимонта Августа, вуя и продка нашого, просячи нас абыхмо его до ведомости нашое господарское припустивши, оный лист нашим потвердили, который мы огледавши, а бачачи быти целый и ни в чом неподозреный, слово в слово в тот лист нашъ вписати есмо розказали, который так ся в собе мает:

Жикгимонт Август, Божю милостю король Польский, великий князь Литовский, Руский, Пруский, Мазовецкий, Жомойский, Инфлянский, Киевский, Волынский и Подляшский Пан и Дедич. Ознаменуем тым листом нашим всем вобец и каждому зособна кому то ведати албо слышати належит, нынешним и напотом будучим. Бил нам чолом земянин повету Киевского шляхетный Федор Григоревичъ Невмирицкий и просил у нас земле пустовское въ Белошичах у волости Заушской, лежачую в повете Киевском Василя Ленкевича названое Севковщина, абы есмо ему тую землю дали. Ино мы, господар, маючи о том ведомости, иж тая земля од килька лет в пусте лежит, а службы з нее николи не маемо, якож и Панове Рады Наши на том Сейме Варшавском при нас будучих, до нас за ними ся причиняли. Мы теды, видячи тую речь слушную и годность того Федора, а звлаща будучи до того приведени прозбами Панов Рад Нашихъ, которые нас о то за ними жедали, прозбе их ласкаве прихиливши, з ласки нашое королевское тое вчинили: А тому преречоному земенинови нашому киевскому тую землю Севковщину въ Белошичах дали есмо, и тым листом нашим даемо з нивами, селищами, з сеножатми, зъ реками, зъ озерами, зъ бобровыми гоны, з рыбными и зверинными ловы, зъ садами, з присадами, з деревом бортным и зо всими пожитками ку тои земле прислухаючие, зо всим на все так, яко ся тая земля Сивковщина з давных часов сама в собе во всехъ пожитках и обыходахъ, широкостях и границах своих мает, все так сполне, яко и зособна, зо всими детьми и потомками мает держати и ее уживати вечне и навеки, иж пренагабана и переказы каждого человека, а нам господару и Речи Посполитое с тое земле службу земскую военную служити он сам и потомкове его будут повинни по тому якъ и иншие земяне шляхта земли Киевское. А на сведецтво того всего розказали есмо до того листу нашого печать нашу Коронную притиснути. Дан у Варшаве на Сейме Валном Коронномъ дня 10 июня року Божого нароженья 1570, а панованья нашого 14-го. Дан через руки вельможного Валентого Дембинского зъ Дембин, канцлера Коронного. Valentinus Debinski canclerus.

А так мы, господар, на причину некоторых Панов Рад и урядников нашихъ, прихилившися ласкаве то верху писаное прозбе ихъ, яко слушней верху писаный листъ продка нашого тым земянам, водлуг права, позволяем, утверждаем и умоцняемо, а помененных земян наших киевских с потомками их при тых верху писаных добрах Сивковщине всех и вшелякихъ до тул пожитках и доходах, которые бы одно колвекъ собе примножати могли, зоставуемо и нынешним листом нашим заховуемо. Мают они с потомками своими тые кгрунты водлуг давного звычаю, спокойне держати и уживати, которое речи на большую веру и твердость нинешний лист рукою нашою подписавши, печать Коронную к нему притиснути есмо розказали.

Писан у Варшаве на Сейме Валном Коронном, року Божого нароженья 1600 месяца марца 10 дня, а панованя кролевствъ наших Полское 13, а Шведского 7-го року.

Sigismundus Rex.
[/q]


Все предельно ясно: 10.III.1600 года "Иван Федорович Невмерицкий сам от себе и от шляхетных Григория Петровича а Анътона Оникиевича Невмирицких, братаничов своих", подтверждает в господаря привилей на землю в Заушьи в Белошицах, ранее принадлежавшую Василю Ленкевичу, названную Сивковщина и данную его отцу шляхетному Федору Григорьевичу Невмирицкому 10 июня 1570 года, которая несколько лет тогда стояла пустовской (была не занятой).

Кстати, в 1628 году в Белошицах, кроме бояр Белошицких, фиксируется Стефан Немирич (2 дыма, один огродник).

Белошицы - это современное село Щорсовка Коростенского района, названо так из-за того, что там в 1919 году трагически погиб (как выяснилось позже убит выстрелом сзади в голову, своими же) легендарный комдив Щорс.

Первая публикация документа

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2017-01-15 в 17.07.27.png, 1049410 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6147 

Кто такие Вилимонты и как они оказались в Левковичах?

На стр. 87 я писал:

[q]
Ещё один интересный документ. Всем нам известна легенда о том, даже поддержана некоторыми историками, что якобы существовала кровная вражда Левковских и Невмержицких из-за того, что брат убил брата из-за женщины, но который "невмер", откуда и возникла фамилия Невмержицкие. Я думаю, что приведённый ниже документ расставит все точки над "і":
[q]

Выпис из Определения Волынского Дворянского Депутатского Собрания за №343 (стр. 46 Родословной Книги)

.....Документ длинный и касается доказательства в дворянстве, приведу лишь нужную часть

Протест: Возным дворянином Ещенком Невмержицким, противу Вилимонтов, о нападении на пути дворянина Дмитрия Григоровича Левковского, убитии оного, и привезении тела в имение Левковичи в дом жены покойника Евдокиии и сыновей Стефана и Михаила Дмитриевича Левковского 1604 года февраля 13 числа в Овручский гродский суд поданный и 1832 года мая 23 числа явленный в Волынский Главный суд, а с оного в урядовой копии выданный.
[/q]



Таким образом, резонансное убийство Дмитрия Григоровича Левковского в 1604 году совершено Вилимонтами. Кто они? Мы их встречаем дважды:
1. Станислав Вилимонт 1628 год, платит налоги от одного огродника в Левковичах.
2. Иван-Вилимонт Невмерицкий 1685 год пострадал от нападения татарской хоругви Сенкевича в Левковичах.
Очевидно, что Вилимонты, уже обосновавшиеся в Левковичах, не были по крови ни Левковскими, ни Невмержицкими, а совершённое ими убийство явно было за землю в Левковичах, которую им, судя по поздейшим данным, удалось захватить.
[/q]


Недавно посчастливилось найти еще несколько документов, которые проливают свет на данную проблему:

1. Инвентарь м. Вeледникъ и принадлежащихъ къ нему селъ, составленный при отдачѣ этого имѣнія княгиней Богданой Филоновной Друцкой-Горской въ залогъ мужу своему, князю Юрію Друцкому-Горскому, 1595, іюня 17. Здесь на стр. 245 среди свидетелей документа "шляхты людей добрых" мы встречаем Лаврина Вилимонта. Получается он имел близкие отношения с владельцами Веледник? Кстати, данный инвентарь весьма интересен в плане описания жизни и быта нашей шляхты в конце 16-го века.

2. 1598 года июля 20 дня. Судебный процесс между князем Юрием Друцким-Горским и Станиславом Вилимонтом, слугой его, о взятье этим слугой документов оригинальных на село Сущаны, истцу служачие. (Źródła dziejowe, Т. XXI, Warszawa, 1897, стр. 27) Как известно, князь Юрий Друцкий-Горский женат был на Богдане Филоновне Кмитчанке Чернобыльской, владелице Веледник. (Źródła dziejowe, Т. XXI, Warszawa, 1897, стр. 31). Так вот как Вилимонты оказались в Левковичах! Они служили соседу и так вышло, что врагу Левковских-Невмержицких, князю Друцкому-Горскому, владедельцу Веледник по записи своей жены и одновременно дочери Филона Кмиты Чернобыльского - Богданы Филоновны Кмитчанки Чернобыльской, перешедшее на нее по смерти ее родного брата Лазаря Кмиты (кстати, герб именно этого Лазаря - Радван двойной хоругвь, где в нашлемнике 5 страусиных перьев и 6-конечная звезда ) видел на его гробу своими глазами геральдик Коялович, о чем сам писал и об этом же пересказывал Несецкий: "Кojalowícz ín MS. widzial na trumnie Lazarza Kmity Filonowego syna". Ясно, что при таких отношениях (вспомним наезд на Левковичи еще за жизни самого Филона Кмиты), неудивительно, что это закончилось убийством Дмитрия Григоровича Левковского в 1604 году слугами князя Юрия Друцкого-Горского - шляхтичами Вилимонтами. Но, оказалось, что начало этой кровавой истории было еще раньше, когда

3. Года 1600 месяца июня 22 дня состоялся судебный процесс между Лаврином и другими Вилимонтами истцы, а Стефаном и другими Невмирицкими ответчики, об убийстве Яна Вилимонта в селе Невмиричи, ехавшего до Норинска, добр Аксака.(Źródła dziejowe, Т. XXI, Warszawa, 1897, стр. 58). Нам хорошо известно о противостоянии наших предков и потомков Филона Кмиты. Приведу еще пару документов, до этого неизвестных нам:

4. Года 1624 августа 5 дня. Между Ивонем и другими Невмирицкими истцы, а Лукашем и Зофия з Чарнобыльских Сапегами ответчики, о побитье сынов истцов за звозенье сена з грунтов Невмирицких истцов власных, людьми веледницкими - декрет. Между теми же сторонами о перекрытии дороги истцам с привилеями Невмирицкими до короля едущих, в добрах капитулы виленской каменецких, званых Рудня Озерянская (Źródła dziejowe, Т. XXI, Warszawa, 1897, стр. 352). Обратите внимание, по какой дороге ездили наши предки в Варшаву к королю - через владения не только капитульные, но и через земли, как Солтанов, так и Немиричей (Олевских), значит так было безопаснее. По той же дороге к королю ездили и Левковские о чем свидетельствует документ от 24 июля 1624 года, где сказано, что Супруну Левковскому пытался перекрыть дорогу в той же Рудне Озерянской до добр Каменецких належачой, некий Ян Склотовский. (Źródła dziejowe, Т. XXI, Warszawa, 1897, стр. 334). Похоже, что мстили за Левковских-Невмержицких и их сородичи Солтаны, о чем говорит документ, где они не только переманивали подданых князя Друцкого-Горского, но и отбирали скот и др. речи в его подданых:

5. Года 1609 месяца августа 11 дня. Между князем Друцким-Горским истец, а Василевой Шашкевичевой Федора Солтановна хорунжанкой брацлавской и сынами ее ответчики, о выданье подданых из с. Веледники и Сущаны до маетности ответчиков с. Воняков, в воеводстве Киевском лежачем збеглых - декрет.
Между теми же сторонами о грабеже быдла и рухомости у подданых истцов веледницих на хуторе недалеко речки Жерева на урочищу Низбицах поддаными ответчиков из с. Войняков и Новаков. (Źródła dziejowe, Т. XXI, Warszawa, 1897, стр. 131).

6. Сама фамилия "Вилимонт" указывает на то, что это шляхтичи чисто литовского происхождения. Удалось отыскать документ, где упоминается уже известный нам Лаврин Вилимонт, который служит з именья своего "Миклашовщины на Покговьи" (это тогдашний Ошмянский повет) - это Попис Войска Литовского 1567 года (см. РИБ, Т. 33, стр. 584)

И последнее. То, что Вилимонты позже обосновались в Левковичах и Невмиричах, когда немного забылись старые обиды, говорит о том, наверное имело место покупка ими там земли, а может быть и брачные связи с нашими предками.
Александр Коновальчук
Почетный участник



Киев
Сообщений: 220
Регистрация: 1 авг. 2008
Рейтинг: 185 

Литовская метрика книга записей № 20. Лист Василию Пацковичу земянину с Волыни на две земли пустовских в Киевском повете - Булгаковщину и Шпаковщину от 15.01.1537.
<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 138 139 140 141 142 143 144 145 146 ... 235 236 237 238 239 240 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS

Реклама от YouDo