Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS


Левковские

Создание общей родословной.


<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 123 124 125 126 127 128 129 130 131 ... 235 236 237 238 239 240 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
severinn
Долгожитель форума

severinn

Сообщений: 6870
Регистрация: 1 апр. 2005
Рейтинг: 1659 

имеет ли отношение "ziemie Piętkowską" к роду Aleksandra Piątkowskiego (Александра Александровича "з Горая" (Чурило) ?
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6022 

Так где же находился остров Заясенецкий?

Попробуем листы господарские по Невмержицким поставить в хронологическом порядке:

1. Привилей короля Сигизмунда от 8. 08. 1544 года, выданный в Берестии:
[q]
Жикгимонтъ, Божою милостью король Польский, великий князь Литовский, Русский, Прусский, Жомойтский, Мазовецкий и инших.
Били нам чоломъ бояре Овруцкие Федор, Андрей, а Совостинъ Григоревичи Невмирицкие о том, чтож дей державца Овруцкий пан Криштофъ Кмитич судил их очевисте с подданымъ нашимъ Уласом Микитичом о остров на имя Заесеничье именя их Невмирицкого, которого он подъ ними доставалъ, менуючи то быть своею отчизною. А они Федор з братомъ своимъ поведили иж дей тотъ островъ отецъ ихъ и они сами от колькадесят летъ спокойне держали и до сихъ часовъ, на што и листы перед ним покладали, за которыми то и тепер в моцы своей мают, а такъ он огледавши от ихъ листовъ при том острове земли Невмирицкое их зоставил и листъ свой судовый под печатью своею им дал, который они перед нами вказывали и били нам чолом абыхмо ихъ при листу судовом державцы Овруцкого Криштофа Кмитича зоставили. И то им листом нашим подтвердили, ино когды вже тому судъ был и справа, тот островъ им присужонъ. Мы того листу огледавши на чоломбитие ихъ то вчинили и при том суде державцы Овруцкого Криштофа Кмитича их зоставуем. Мают они тот островъ Заесеничье именя Невмирицкого зъ землями пашными и бортными и сеножатми на себе держати и вживати по тому якъ дед и отец ихъ держалъ водлугъ суду и листу его судового, и на то даем им сей нашъ листъ под нашею печатию. Писан в Берести под лето Божего нароженья 1544 месяца августа 8 дня. Индикта 2-го. Иван Горностай.
[/q]


2. Книга РМ 2 РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 192: 14). 10.VII.1570. Варшава. Потверженье земяномъ земли Киевъское Федору, Анъдрею, Совостяну, Ивану а Степану Григоревичомъ Невмирицкимъ на имене их отчизное, островъ, названыи Заесеничъе, над рекою Словешною, Листы 22 об. - 24
[q]
Жикгимонт Август, Божою милостью король Польский, великий князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Жомойтский, Инфлянский и инших.

Ознаменуем тым листом нашим всим вобецъ и каждому зособна, кому того ведати албо слышати належит нышешнимъ и напотом будучим. Иж покладали перед нами и перед панами Радами нашими шляхетные Федор, Андрей, Совостянъ, Иван, а Степанъ Григоревичи Невмирицкие земяне наши земли Киевское листъ славное а святое памети короля Жикгимонта отца нашого, который листомъ своим потвердити им рачил именье ихъ отчизное остров на имя Заесеничье, которого поискивали под ними подданые наши овручские менуючы быти тот островъ отчизною своею. Который островъ справа за оказаньем слушным присудил им державца Овруцкий вроженый Криштофъ Кмитич, а на то ширей, а достаточней тотъ листъ короля Жикгимонта отца нашого под печатью целою в собе описуючи который слово от слова так ся в собе мает:

Жикгимонтъ, Божою милостью король Польский, великий князь Литовский, Русский, Прусский, Жомойтский, Мазовецкий и инших.
Били нам чоломъ бояре Овруцкие Федор а Андрей Гридковичи Невмирицкие о том, чтож дей державца Овруцкий пан Криштофъ Кмитич судил их очевисте с подданымъ нашимъ Власом Микитичом о остров на имя Заесеничье, которого они подъ ним поискивали, менуючи то быть своею отчизною. Аж тые Федор з братомъ своимъ поведили иж дей тотъ островъ отецъ ихъ и они сами от колькадесят летъ спокойне держали и до сихъ часовъ, на што и листы перед ним покладали, за которыми то и тепер в моцы своей мают, а такъ он огледавши от ихъ листовъ при том острове их зоставил и листъ свой судовый под печатью своею им дал, который они перед нами вказывали и били нам чолом абыхмо ихъ при листу судовом державцы Овруцкого Криштофа Кмитича заховали. И то им листом нашим подтвердили, ино когды вже тому судъ был и справа, тот островъ им присужонъ. Мы того листу огледавши на чоломбитие ихъ то вчинили и при том суде державцы Овруцкого Криштофа Кмитича их зоставуем. Мают они тот островъ Заесеничье зъ землями пашными и бортными и сеножатми на себе держати и вживати по тому якъ дед и отец ихъ держалъ водлугъ суду и листу его судового, и на то даем им сей нашъ листъ под нашею печатию. Писан в Берести под лето Божего нароженья 1544 месяца августа 8 дня. Индикта 2-го. Иван Горностай.

И били нам чолом преречоные Федор, Андрей, Совостянъ, Иван, а Степанъ Григоревичи Невмирицкие абы мы им тотъ листъ короля Жикгимонта отца нашого на тое именье островомъ названое Заесеничье им дати моцю нашою королевскою особливим листом привилеем нашим им подтвердили и умоцнили. Мы теды видячи дей слушную и годную тое которое они у нас просили, побачивши тот листъ короля Жикгимонта отца нашого добропорадные ни чом ненарушоные з власна воли они за тым листом вживали давного часу, так за славное и святое памети короля Жикгимонта отца нашого и за щастливого панованья нашого, яко власное отчизное своее в спокойном держаню и уживаню того именья своего названого Заесеничья были, не нарушаючи ни в чом подтверждение отца нашого короля Жикгимонта, тот лист его на тое именье и дание все яко в собе ести подтверждаем и умоцняем тем нашим привилеем. Мают они приречоные братия водлуг того листу отца нашого короля Жикгимонта и того нашого потверженья назавжды тое именье свое отчизное островъ названое Заесеничье, лежачое над рекою Словешною зъ землями пашными, з лесы, сеножатми, з дерево бортное, з бобровыми гонами, з речками, озерми и сады и всякими пожитками к нему прислухаючими, зо всим тым, так яко ся тое именье их островъ Заесеничье з давных часовъ сам в собе во всякихъ пожиткахъ и обыходахъ широкости и в границахъ своихъ мает, все такъ сполу, яко и зособна з своими детьми и потомками мети держати и их уживати вечне навеки през пренагабана и переказы кождого чолвека, а нам господару и Речи Посполитой с того именья своего службу земскую военную служити, они сами и потомки ихъ будути повинни, потому яко иншие земяне шляхта земли Киевское. А на свидетельство того всего розказалисмы у того листу нашого печать нашу Корунъную завесити. Дан в Варшаве на Сойме Валном Коронном дня 10 июля месяца року Божого нароженья 1570, а панованья нашого 41-го при бытности панов Радъ наших духовных и светскихъ Коруны Полское и Великого княжества Литовского на том сойме при нас будучихъ. Дан через руки велможного Валентого Дембинского з Дембян, канцлера Короны Полское. Valentego Debinskie (подпись).
[/q]


3. Книга РМ 2 РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 192: 21). 30.VIII.1570.Варшава. Листъ на корчму земаномъ земли Киевъское Федору, Анъдрею и Совостяну Григоревичомъ Невмирицкимъ из братею их, Листы 33 об. - 34 (см. оригиналы на следующей странице форума)

[q]
Жикгимонт Августъ Божою милостью король Польский, великий князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Жомойтский, Киевский, Волынский, Подляшский пан и дедичъ. Ознаменуем тым нашим Нинешнимъ писанием всим вобец и каждому зособна, кому того ведати ажбо слышати належит. Били нам чолом земяне наши княжества Киевъского Федор а Савостянъ Григоревичи Невмирицкие з братею своею, абыхмо мы им в том ласку нашу королевъскую показали, а им во властномъ именю их отчизном Невмирицкомъ в земли Киевской лежачомъ корчму мети и в ней мед, пиво и горелку шинковати позволили, яко жъ и Панове Рады наши на том Сойме Варшавъском при нас будучи, до нас за ними ся причинили, одно ижъ водлугъ Статуту прав посполитых и привилеевъ от продковъ нашихъ и от нас всим обывателем княжества Киевъского наданых, кождому шляхтичови во властъном именю своем отчизномъ волно вшелякие пожитки водлугъ воли и уподобасти своеи примножати и розширати. Мы теды, видечи того реч слушную, звласна будучи до того приведены просьбами Пановъ Рад наших, которые на Сойме за ними жедали, просьбе их ласкаве ся прихиливъши, з ласки нашое королевское то учинили: абыхмо преречонымъ земяном нашимъ Киевскимъ во власномъ именю их НевмирицкомЪ корчму волно отъ всяких поборовъ, капъщинъ нашихъ меть и в ней всяким питьем шинковать позволили есмо, яко и тымъ листомъ нинешнимъ нашим позволяем. Мают они сами, жоны, дети и потомкове ихъ корчму волно от всяких поборовъ и капъщинъ казеныхъ, всяких потребов, якимъ колвекъ обычаемъ названыхъ, в том именю своем Невмирицкомъ, лежачомъ в земли Киевской, держати и в ней пиво, мед и горилку шинковат и ее уживати водлугъ воли своее, през пренагабана и переказу каждого чоловека. А на сведецтво того всего розказали есмо до того листу нашого и печать нашу Коронную притиснути. Данъ в Варшаве на Сойме Валномъ Коронъномъ дня 30-го месяца августа року Божого нароженья 1570, а панованья нашого 41-го. Лист 33 об.; Лист 34
[/q]


4. Книга РМ 1 РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 191: 37).14.VIII.1571. Варшава. Делъ о кгрунты межи бояры овруцкими Гринковичи а Сидковичи учиненный, Листы 208–215
[q]
«Лист 208 Делъ о кгрунты межи бояры овруцкими Гринковичи а Сидковичи учиненный Лист 208 об. Жикгимонт Август. Ознаменуем тым листом нашим. Оповедал перед нами учтивый Тимофей Мойсеевич войт места нашого Овруцкаго именем приятелей своих повинных шляхетных Гриня а Оникия Сидковичов земян наших повету Овруцкого о том, иж тые земяне наши Гринь а Оникий Сидковичи з братию своею з двуроженых Федором, Андреем, Иваном, Сахном, а Степаном Гридковичи учинили постановлене и угоду о остров Максимовский на имя Слушов з обух сторон под тым обычаем. Иж тые вижей имены написанные Гридковичи и тым именам теж Лист 209 вижей написанным Сидковичом яко брати своей здвурожоной в том острови Максимовском Слушове во всём третью часть выделити и поступити мели и позволивши сами добровольне на то дельчим шляхетного Ивана Ласка подстаростого Овруцкого обрали и лист наш до него, абы их тым островом водлуг застановенья их поделил, одержали. То пак мененый Иван Ласко подстароста Овруцкий за листом нашим и добровольным позволеньем их з обух сторон рок завитой водлуг Статуту зложивиши на тот остров Максимовский на имя Слушов выехал и за нестаньем и невыеханьем тых земян наших Овруцких Лист 209 об. Федора, Андрея, Ивана, Сахна, Степана Гридковичов на тот остров Максимовский на имя Слушов лег, яко на року завитом и водлуг обовязку и добровольного позволенья их, застановеньем и пильностью их Гриня а Оникия Сидковичов тот остров взял Максимовский на имя Слушов, якожа в собе мает межи ними, выделяючи две части Гридковичам и третью часть братии их двурожоным Гриню а Оникию Сидковичам на вечность розделил и границы положил, и копцы окопал и лист свой дельчий под печатью своею, описавши на нем достаточне тые копцы и границы, Гриню а Оникию Сидковичу дал. Который же лист мененого Ивана Ласка подстаросты Овруцкого тот Лист 210 Тимофей Мойсеевич войт Овруцкий именем тых приятелей своих повинных Гриня а Оникия Сидковичов перед нами показывал, и просил нас абыхмо то ку ведомости нашой господарской припустивши тот лист дельчий подстаростего Овруцкого для уложеня и потверженя его до книг наших Канцелярских вписать и на то ему лист наш дать казали, и так мы того листу дельчого через войта Овруцкого перед нами покладаного огледавши и оповеданья его выслухавши и то ку ведомости нашой припустивши, казали есмо его слово от слова до книг Канцелярских и всей наш лист вписати, который так ся в собе мает: "Я Иван Ласко Лист 210 об. подстароста Овруцкий, иж што которое заштые земяне господарские Овруцкие "Можаровские"[17] Гринь а Оникий Сидковичи з братьею своею двурожоной Федором а Андреем, Иваном, Сахном а Степаном Гридковичи маючи при о выделении от них третьей части в острове Максимовском на имя Слушове иж што Сидковичи с тыми Гридковичи неоднокрот правуючися перед врадом господарским Овруцким взяли то собе были з розсудку его милости князя Андрея Тимофеевича Капусты каштеляна Брацлавского старосты Овруцкого пана моего на декрет перед судом господарским яко на семую суботу в року тепер идущом семдесятом, перед его милостью Лист 211 господарем становитися, где ж обоя сторона ставши на том року перед его милостю господарем и не вдаючися з собою вруч и до господаря его милости того не допускаючи, едналным обычаем вгоду з обу сторон межи собою приняли под тым способом иж тые Гридковичи тым Сидковичам в том острове Максимовском Слушове во всем третью часть мели выделити для чого ж они обыдве стороне позволившися и обравши собе мене на то дельчим, одержали лист господарскии до мене ж писаныи и под зарукою пятьмаста копами грошей хто бы то з них иначей вчиниты мел в кого его милость господарь наш милостивый пан до мене наменшого подданого своего писати казали рачил, Лист 211 об. приказуючи мне под ласкою своею господарскою абых я яко обраный от них самих з обу сторон, тот остров межи ними розделил и во всем тым Сидковичом третью часть того острова выделивши подал и всяки ж речи межи ними досмотрел, где ж я за тым розказаньем и писаньем господарским обославши тых Гридковичов ку выслуханю того листа господарского перед собою стат казал. Тогды з них, за тым обосланем моим Андрею а Ивану а Степану очевисте з Оникем Сидковичом передо мною ставши того ся листу господарского прислухали и чинячи досыт тому розказаню господарскому зложил есми рок водле Статуту Лист 212 завитои за шесть недел которыи рок обоя сторона принявши, позволили на тую там землю их ув остров Слушов вьихати и межи ними розделити, на который же рок припалый от мене им зложоный и од них самих обоих сторон добровольне принятый месяцу июля тридцатого дня в неделю на тую справу есми их там выезжал, а со мною в тот час были писар гродский замку господарского Овруцкого пан Григорий Масло, а земяне господарские пан Тихно Михайлович Коркошка, а пан Дмитр Васильевич Рапштинский, а бояре господарские Овруцкие Макар Геевич, а сын его Радивон, а Встин а Фен Нелеповичи Левковские, а Дмитр, а Янко Дьконовичи и инших Лист 212 об. людей добрых досыть было и тоде там приехавши обослал есми через возного Игната Чыжа тых Гридковичов Андрея, а Ивана, а Степана абы к тому делу на тот остров ехали и они ехати не хотели и я се в том справуючи водле росказаня господарского и теж водле принятья их того року обоих сторон выехавши там на тот грунт с теми людьми добрыми вижей помененными, которые со мною были, объехавши и осмотревши тот весь остров Максимовский на имя Слушов яко сам в собе мает, выделивши в нем на третью часть Гриню а Оникию Сидковичам што ся от нимнога нив и к тым нивам дубровки копцами и рубежами по деревьях Лист 213 ограничивши, то есть, почавши от болота Белоцкого в Долине копец закопан, которая Долина лежит на межи Слушова с Ровницкое Нивы, а от того копца правцом посредь тое Долины выходячи на пригорок к Ниве в Дубку рубежи рубаны и коло него копец закопан, а от того Дубка и копца также правцом через Ниву к дорозе Ровницкой и Хвои Росоха того рубежу и в другои Хвои от тое недалеко тут же подле дороги Ровницкое копец, а от того копца недалеко тою дорогою к городу едучи по правое руце другий копец, а того зас копца в Дубе Великом рубежи, а от Дуба через тую Лист 213 об. дорогу немного едучи правцом также у Великом Дубе рубежи, а того Дуба подле той же дороги Ровницкое копец и тут же подле того копца противко Долины в Дубку рубежи, а от того Дубка в другом Дубку в Долине рубежи, а от того вже Дубка правцом тою Долиною Слушовскою к тому болоту Белоцкому, вышей помененному, от которого первые копцы тых граней почал подел и поза тыми гранми Сидковичом в держание вечными часы, а потом от тул ехавши третьею часть селища Максимовщины им выделил от рубежа подданых господарских Белоцких, а против тое третее части своеи Сидковичи того селища мают тех третюю часть собе и дубровы робити Лист 214 также и Нивы старое Максимовское, што есть противко домов их за речкою Есенцом третюю часть Сидковичом выделивши, казали есмо грани положити в Сосне, которая есть под дворами Левковцов, а от той Сосны правцом межею теперь новоположоною аж в Лесок, в котором в Леску в Липе рубежи теж зарубаныи, а што ся тычет окром того выделеного Дубравы, Заросли лесов, Сеножати и Дерева бортного под знаменем Максимовским в том острови Максимовщизне вышей помененном на имя Слушов в его того третюю часть Гриню а Оникию Сидковичу а по них Лист 214 об. дети и потомки их от тых Гридковичов братью своеи двурожоных держати и уживати водлуг сего делу вечными часы мають. И на то есми тым знаменом господарским Гриню а Оникию Сидковичом дал сеи мои лист дельчий под моею печатью. Писан в Невмиричох под лето Божого нароженья тысяча пятсот симдесятого месяца июля тридцат первого дня, в понеделок." И на то есмо Гриню а Оникею Сидковичам земяном нашим повету Овруцкого дали сес наш лист з нашою печатью. Писан в Варшаве дня 14-го августа месяца от нароженя сына Божого тысяча пятсот семдесят Лист 215 первого, а панованья нашого року 23-го. Подпись руки велебнаго Ксендза подканцлера.»
[/q]


5. ЦГИАК Ф. 2 Оп. 1 Дело 14 Листы 30-31 об. акт 21: Запис выроковый от зошлых ихъ милостей панов Невмирицкихъ Сидковичовъ, их милостям панамъ Невмирицкимъ Гридкевичомъ даный от 11.X.1581 года:

[q]
Года 1581, месяца октября 11 дня

На роках судовых земских Киевских, од дня св. Михала римского свята, в року теражидучим 1581, припадлых зачатых судовне ведле Статуту и Артикулов в нем описанных, одправованых перед нами Йосифом Немиричем, судьей, Богуфалом Павша, подсудком, урядниками земскими повету Киевского, постановившись очевисто, земяне земли Киевской, Иван Григоревич и Опанас Оникиевич Сидкевичи Невмирицкие, сами от себя и от братии своей роджоной младшей, оповедали и добровольне для записываню до книг земских вызнали: Иж дей то отцови наши и мы сами забрали были под себе земли соседов наших Федора, Андрея и Савостьяна Невмирицких, Заясенецкие и острова Слушовского и Максимовщизны, нив, сеножати, дубров, порослей и дерева бортного третья часть, за листами омыльными и неслушными, и видя дей есми быть держанье неслушне и непристойне, в соседское мешканье заятрене той земли Заясенецкой острова Слушовского, и Максимовщизны третью часть им есми назад воротили и поступили, на вечные часы, на что им и лист свой под печатьми своими и под печатьми и подписами их милостей панов зацных дали, чо щирей, а достаточней на тым листе есть описано и доложоно, и показавши перед нами, судом, тен лист, просили абы был читан и в книги справ судовых земских вписан, который слово од слова темы словы написан и так се в собе мает:

Я Иван Грегорович, я Опанас Оникиевич Сидковичи, земяне его королевской милости повету Киевского вызнаем и чиним явно тым нашим листом добровольным описом, сами од себе и од брати своей роджоной младшей, Ивана, Василя, а Семена Григоревичов, Максима, а Василя Оникиевичов Невмирицких, иж то были отцови наши и мы сами за листами неправдивыми, неслушными и омыльными у земян господарских повету Киевского, Федора, Андрея, Севостяна Григоревичов Невмирицких, в земле их власной отчизной и дедичной, прозываемой Заясенецкой в острове Слушовском у Максимовщизне лежачей, в повете Киевском, третья часть нив, сеножатей, дерева бортного, дубрав, зарослей... на себя забрали, и границы были зарубали, а дерева бортного в той земли Заясенецкой на Слушове в Максимовщизне и свое знамя... были нарубали, и под себе были забрали, на то и листы господарские и урядовые и декрета компромиссарского судового посправовали и отримали. И видя есмы быть те держанье наше неслушне и неправдиве, а видя то мешканье заятрене и не хотячи мы з тыми соседами нашими Федором, Андреем, а Савостьяном Невмирицкими в то ся заводить и в те земли их отчизные и дедичные Заясенецкая и Слушов и в Максимовщизна вступовать, и по-старому в соседстве ласкаво мешкать, те земли вышмененная Заясеницкая на Слушове и Максимовщизне третья часть, что мы были под себе забрали, нивы, сеножати, поля, дубровы, заросли... Федору, Андрею и Савостьяну Невмержицким назад отдали и вротили, в моч и держанье подали и поступили през возного и шляхты. И тым листом нашим вращаем и на вечные часы вырекаем, и вступа жодного там иметь не хочем, и те все справы наши на те части належачие, листы господарские и урядовые и компромиссарские людей полюбовных... обычаем справеня и позваня, листы им возвратить и скасовать маем у вечными часы умовились, и знаменя свого в той земли и островах вышпомененных навечно вырекаем, мы сами, жоны, дети и потомки наши. А если бы мы им тых листов, яко выжей помененны, не отдали и не показовали... втеды таковы листы никоторой мочи меть ку праву приймованы быть не мают, бо мы их тым листом нашим на вечные часы уморили. И где бы они од нас и од кого колвек до таковых листов были позваны, тоды и за таковыми позовами не повинни становитись и их послушными быть, и иж од того дня даты, нижей в том листе нашим написанной, мы сами и братья наша младшая, жоны, дети и потомки наши в ту третью часть земли Заясенецкой острова Слушова и Максимовщизны вступовать и никоторых переказов держаню им самим, жонам, детям и потомкам их мы сами, жоны, дети и потомки наши чинить, ку праву позывать, ку шкоде и накладам проводить не маем, и мочны будем мы вечными и навеки непорушными часы. А если бы мы сами, братия наша младшая, жоны, дети и потомки пребачивши того листу добровольного опису нашего им самим, жонам, детям и потомкам их з той третьей части земли Заясенецкой в острове Слушове и Максимовщизне, и якись колвек переказы в держаню делать, або спокойного держаня вибить ку праву позвать и ку шкоде и накладам приводить мели, тоды мы у кожды таковы кто бы то учинит мел повинен буде заруки заплатить на суд земский Киевский 200 коп грошей литовских, а стороне ображоной другие 200 коп грошей литовских им самим и потомкам их, ку тему шкоды и наклады кром вселякого права доводу и присяги, тилько на голе реченье слова их самих и потомков их, заплатить и добре наградить мают и заплативши все заруки, шкоды и наклады наградивши, по речи той наш лист в кождого права при зупольной моци в тых артыкулах и обвязанях целое а ненарушоное хованье мая, якож и тен лист добровольный, описанный заразем того ж часу на роках земских Киевских, на замку Овруцким ставши, очевисто перед судом земским вызнали и до книг земских уписать дали. Ино я, Иван Григоревич, а я Опанас Оникиевич Сидковичи Невмирицкие, Федору, Андрею, а Савостьяну Невмирицким дали тот наш лист, до которого на твердость и на сведецтво очевисто просили мы о приложении печатей их милостей зацных панов, его милость пана Щасного Харлинского, подкоморего земли Киевской, пана Матфея Йосиповича, судича земского Киевского, а пана Александра Федоровича Тыши, что их милости за очевиста и устна просьба наша взяли печати и подписи свои приложить рачили, яко же и мы при печатях их милостей и свои власне печати приложили.

Писан в Овручу. Лета по нароженью Сына божего 1581, месяца октября 11 дня. Щасный Харлинский, подкоморий земли Киевской, власна рука. Матфей Немирич, рука власна. Александр Федорович Тыша Быковский, рука власна.
[/q]


6. Книга РМ 12 РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 199:
96). 28.XII.1590. Варшава. Потверьженъе Невмириньцомъ на певные кгрунты в земли Киевскои, Листы 159–162 об.
[q]

Зигмунт III Божою милостью король польский, великий князь литовский и прочее ознаменуем тым листом нашим всем вобец и каждому зособна кому колвек то ведати належит, иж показано нам через певных панов Рад и урядников наших именем шляхетных Максима, Опанаса, Василия и Севастьяна Оникиевичов, а Ивана, Василия, Семена, другого Ивана Гриневичов Сидковичов, а (Ивана Юрьевича?) Неумерицких, земян наших земли Киевской два листа, один певных компромисаров албо судей полюбовных меж оные земяне наши яко сяброве, маючи межи собою зайствие розницы и поступки с права, атож стороны именья своего спольного Заясенецкого и острова Максимовского на имя Слушова и иншие речи перед тыми компромисары росправы мели и не припускаючи на вырок наш давно ещё в року 1578 поедналися были, а другой лист тых же некоторых сябров, где знову над тую угоду около тых же добр они межи собою были запозвалися, а не вступаючи в право в року 1582 ведле першой угоды поеднали которых дей добр своих шляхетных дедичных, яко перед сим с стародавна продкова их земля и они по продках своих и по той остатней угоде аж досель в спокойном держании и уживании суть без всякого принагабанья постороннего, просили нас абыхмо тое право и угоду их нашим листом подтвердили, а так мы листы их огледавши и выслухавши, а выдечи быти целые с печатями, рассказали есмо их от слова до слова в сей наш лист писати и так в себе мают:

Книга РМ 4 РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 194:
51). 20.II.1578. Варшава. Приняте року межи певными особами земяны киевъскими о розницы их на компромисары, Листы 224 - 225 об.

Мы судьи полюбовные и я Иван Султан судья гродский Киевский, а Павел Султан, а Андрей Сингур, пак то в року тепер идучом по нароженью сына Божого 1578 месяца февраля 20 дня, земенин повету Киевского Опанас Неумерицкий сам от себя и от всей братии своей на имя Максима, Васька Оникиевичов, Ивана и другого Ивана Васильевича, Семена Гринковичов Сидковичов Неумерицких на Сейме Вальном Коронном в Варшаве ставши очевисто перед его королевскою милостью у книг канцелярии господарское оповедал и добровольне вызнавал, иж деи которые то кривды и долегливости земяне повету Киевского суседи наши Федор, Андрей и Севастьян Сидковичи (читай Гридковичи) Неумерицкие менили себе од нас кривды быти через границу звечистую в грунте своем Заясенецком, о подартие пщол и потесание и вытинание знаков в дереве бортном и забранье нив, сеножатей, дубров, дерева бортного, садов и прочих, о выбытье с того грунту Заясенецкого спокойного держания и иншие шкоды свое. И на то вышеменованый Опанас, яко сам от себе, так от брати своей вышепомененное...... о то далей с тыми суседи своими Федором, Андреем и Севастьяном Гридковичами Неумерицкими тые вси кривды, долегливости, шкоды и разницы свои взяли нас собе с обудвох сторон, перед его королевскою милостью на то судьями, на что и лист его королевское милости того добровольного сознания своего перед нами покладали, а так мы огледавши тот лист его королевской милости добровольного мочь обовязку там на том року в двору его королевской милости отписаный в року теперь идучом 1578 по Велицедни свята нашем и двух неделях выж дел на тот грунт, где сябры Андрей, Федор, Севастьян Гридковичи Неумерицкие менили от Опанаса и от братьев его Оникиевичов Ивана, Василия, Семена Гриневичов Сидковичов Неумерицких кривду быти выказали, где они обое сторона Федор, Андрей, Севастьян Гридковичи Неумержицкие так теж и Сидковичи вси вышемененные Неумерицкие так ставши перед нами очевисте на грунте против домов своих, где они мешкают за речкою Есенцем, давши нам в моць ведле обовьязку своего жаловались перед нами Федор, Андрей и Севастьян Гридковичи Невмирицкие на тых суседов своих вышпомененных Сидковичов Неумерицких иж они дей не ведаючи в который обычай перешедши через границу речку се тую Ясенец, моцно кгвалтом нас от того грунту нашого Заясенецкого выгнали, яко поля, так селище и дерево бортное в нас пооднимали и пщолы наши по дереву бортному около сот роев подрали, а они дей в том острове Заясенецком з нами николи всполу як в ниви так и в сеножати и дереви бортном не мали, а они мают и показывали перед нами лист на папери писаный славное памяти старого короля его милости Зигмунда подтверждение с подписью руки небощика пана Горностая, писаря его королевской милости на остров Заясенец и привилегии на пергаменте славное памяти небощика короля Зигмунта Августа на остров Заясенец. И тот же Опанас с братьею своею Оникиевичи, так же Иван с братьею своею Гринковичи Сидковичи нам одповедали иж дей што они перед Вашою милостью на нас оракуют и поведают, якобы тот остров и грунт мает быти Заясенецкий и якобыхмо мы тут за ними вступу жодного не мали. Ибо мы то поведаючи иж то не есть грунт, а ни остров Заясенецкий, але тот остров Максимовщина на имя Слушов, в котором мы острове тут де Ваша милость стоите маемо од них третью часть, якосе в синожатях, в дереве бортном и во всем, якосе оный остров в себе мает через суд его милости пана Йосифа Михайловича Халецкого старосты Овруцкого, а заЯсенецкий остров не то, але од селе в мыли есть остров Заясенецкий и ни одним нам в том острове Заясенецком, але инших судеревников и сябров немало, которые с нами в том вышмененном острове судерев мают, бо они от нас особливого грунту нигде не мают и мы от них, але все сполечне; братье мовили и положили перед нами на тот остров Максимовщину на имя Слушов лист судовый небощика пана Йосифа Михайловича Халецкого старосты Овруцкого, в котором листе Халецкого пишет пак оные Сидковичи и Гридковичи Неумержицкие с сябром своим Селуяном Сидоровичем Неумержицким а и с сынами его право одно вели и им от того делу на тот остров Максимовщину на имя Слушов посполу перешедшим, и поведали оные Сидковичи перед нами, иж дей мы за оным судом пана Халецкого в том острове части своей спокойно уживали аж до цих часов, де они начали были тут нам кривду чинити, и мы дей на них на уряде его королевской милости Овруцком перед его милостью князем Андреем Тимофеевичем Капустою старостою Овруцким жаловали и оповедали. Его милость князь Капуста с жалобою нашою нас обыдвох сторон за позволеньем нашим отослал нас до его королевской милости, где они обе строны так Гридковичи, яко и Сидковичи у двору его королевской милости у короля его милости Августа будучи, ставши перед его королевскою милостью очевисте, не вдаючись в жодную речь приятельским обычаем угоду с собою признали. Под сим способом пане тые Гридковичи уступили тым Сидковичам, в том острове Максимовщина на имя Слушов во всем третью часть, так в нивах, сеножатях, дереве бортном выделили и им подали изволившися меж собою они обрали себе дельчим пана Ивана Ласка подстаростего Овруцкого. Тоды его милость водле того позволенья и лист свой господарский до пана Ивана Ласка писати рачил, розказуючи ему абы тым Сидковичам от тых Гридковичов в том острове Максимовском Слушове третью часть во всем, так в нивах, сеножатях и в дереве бортном выделил, в моць и держание подал. А так тот лист дельчий пана Ласкова перед нами покладали, к тому тож еще на тот дел пана Ивана Ласкова и лист его милости короля Августа подтверждение перед нами покладали и доводили того же, то не есть остров Ясенецкий, але остров Максимовский на имя Слушов, и ведле обычаю права посполитого и статуту земского ставили довод, с которым доводом своим сами присягою своею готовы были того подтвердити. Мы питали тых вышмененных Андрея, Федора, Севастьяна Неумерицких если бы на то могли яки иные листы твердости и довод на тот остров, если бы то на тот остров Заясенецкий, а не Слушов. Они на то поведали, што есмо мели листов, то перед Вашою милостью показали, а большей того, яко листов, так и доводов на то не маем, так токмо и тот остров не есть Максимовщина на имя Слушов, але Заясенецкий остров. И питалися мо пак деж Максимовщина на имя Слушов, а они Гридковичи Федор, Андрей, а Севастьян Невмирицкий (отвечали): не ведаем где и где есть. Мы выслухавши жалобы их и отпоров, взяли себе на размыслене и казали им убудвом сторонам уступити и где в то намовились, зрозумевши с оных листов обудвух сторон, которые были перед нами положены виж есмо хотели вирно читати. А так они, пришодши перед нас обе сторона поведали иж мы по доброй воли своей с собою есмо в том погодили и тут в том острове де Ваша милость теперь стоите Максимовщина на имя Слушов третью часть во всем, яко в нивах, в сенокосах и в дереве поступаем Сидковичам, яко перед тым они знали, так и теперь своей третей части во всем знают. Так теж оные вышмененные Сидковичи також добровольне перед нами поведали иж дей мы того селища Максимовского против дворов наших над речкою Ясенцем, которое нам пан Ласко выделил подле поля тых Гридковичов поступаем в моць и держание на вечные часы и до того селища Гридковичов, что межею прилегло жодное вчасти мети не будем, мы сами и потомки наши вечными часы. И вже Гридковичи Федор, Андрей, Севастьян оного вышмененного селища и нивы вжо всего уживати не повинны...... повидирано пчол, селище с нивою тым вышречонным Оникиевичом во всем третью часть выделили, то есть в нивах, сеножатях, а что ся дотычет дерева бортное, то оно было переписано на вечистую у Заясенецкий (остров), чим того зрекаем и в вечные часы поступаем Гридковичам под старым своим (названием), которым есмо с веков уживали, островами уживати, что в острови Заясенецком, як и в Максимовщине и Слышове вышмененные на тых Оникиевичов вышречонных перед нами искали. На то Гридковичи...... взяли слушного доводу водле права не показали. Мы тых Сидковичов от той всей шкоды 240 коп заруку учинили, которым суд свой выписав, уживати в том острове Заясенецком Максимовщине и Слушове, а щосе дотычет подрание пчолы..... в том добровольно с собою по приятельски погодили. Мы ведле добровольного их вызнанья и угоды оных Сидковичов на острове Максимовщине на имя Слушове третьей части в нивах, в сеножатях, в дереве бортном и во всих пожитках, якими они вышречонные Гридковичи, а достаточне на сем листе нашем и добровольною пак угодою слышали, шо они перед нас пришедши оповедали ..... иж добровольно с собою по приятельски погодили. Мы волею добровольного мочь вызнанья и угоды оных Сидковичов ..... в острове Максимовщине на имя Слушов на третьей части их в нивах, сеножатях, в дереве бортном и всих пожитках мают вышречонные Сидковичи все в оном острове Максимовщина на имя Слушов третей части мети и уживати со всим на всё якося вшпомененные они сами угодилися вечными часы. А в том часе з нами на той справе были его милость пан Петр Солтан, пан Антон Антонович Францишек Орловский, а на лепшую твердость тым земянам повету Киевского вышречонным Сидковичам выдали сей наш лист под печатьми нашимии с подписями власных рук наших. Писан в Невмиричах под лето Божего нароженья 1578 месяца апреля 17 дня. Иван Солтан судья гродский Киевский власна рука. Павел Солтан. Андрей Сингур власною рукою.

Я Федор, я Севастьян Григоревичи, я Петр Федорович возный повету Киевского, я Матфей Андреевич Невмирицкии, земяне господарские повету Киевского, признаваем сами на себе сим листом нашим добровольным описом кому бы то было то треба ведати либо чтучи его слышати, теперь и на потом будучим иж то ясно были отсужаны от соседов своих Опанаса, а Ивана и братьи Оникиевичов и Гриневичов Невмерицких земян господарских повету Киевского лист под печатьми их и под печатьми их милости пана Щасного Харлинского подкоморьего земли Киевской, пана Матвея Йосифовича Немирича, а пан Александра Тыши на грунт остров Слушов и Максимовщину, лежачий с грунтом своим в повете Киевском от суседов своих Опанаса, Максима Оникиевичов, а от Ивана и другого Ивана Гриневичов Невмирицких, который лист того подание и поступение острова вышпомененного свого до книг земских Киевских в року прошлом 1581 на роках земских свята Михайла римского в Овручом сужоный, записаны от которых книг земских и выпис на то от суду земского был выдан, так теж лист увяжчий возного Семена Александровича Мочульского и лист еднальный за которыми листами одержаны были есмо тот остров Максимовщину и Слушов, а который остров позвалиса есмо бы з обыдвы стороны позвы гродскии перед суд гродский Киевский в року тепер идучом 1582 месяца июня 3 дня. Мы с обу сторон, не вдаючися за тыми позвы жодное право с тыми суседи своими Опанасом, Максимом, Иваном и другим Иваном Невмирицкими приняли есмо промеж себе приятельским обычаем таковую згоду, иж опять по старому тот остров Максимовщину и Слушов с нивами и сеножатьми, с деревом бортным новинным знаменем на часть пач третью прислухаючи им зась вернули, который же остров мают вже свою третью часть с нивами и синокосами в себе держати и уживати ведле листов своих старых и листов компромисарских и с того ся вже вечне вырекаем и ту всю оправу свою от мала до велика, што есмо колвек были от них одержаны в року 1581 на тот остров вышмененный показали и где бы колвек до книг было тую справу, яко земских, так и гродских, бо ведено тогда такое вписыванье, яко жодной моци мати не будет вечными часы а если сих мели якую трудность албо переказу в том чинити острове пробачивши сей наш лист тоди повинна будет стороне ображеных 100 коп грошей заплатити, а на замок Киевский 50 коп грошей, а заплативши тые заруки прежде сей.... наш у захован быти мает и на то есмо суседам нашим дали сей наш лист добровольный под печатьми нашими. К тому за чоломбитьем и устною просьбою нашою пак милость панове земяне земли Киевской пан Андрей Сингур, пан Ждан Дедко Трипольский, пан Богуш Гулькович Глебовский, а возный повету Киевского Кирило Сыч Выговский, а Терех Кольчиновский печати свои восковые с нашими печатьми приложили. Писан в Киеве лета по нароженью сына Божого 1582 месяца июня 23 дня. А прихиляючися они до конфирмации посполитое головное счастливой коронации нашой в Кракове учиненное и уважаючи просьбу от приречоных земян наших Невмирицких вслушне учиненную в рок описаное правом угоду их на грунте Заясеничье и остров Максимовский на имя Слушов и на всякие належности и пожитки прислухаючими со всими в тых оных листах описанными звища они были и суть тогова спокойном держаню и уживаню а не есть то против праву потвержаем и умоциваем тым листом нашим оставуючи их при том всем водле права тых листов и угоды их а для лучшей веры до того листу печать нашу Коронную приложити есмо росказали. Писан в Варшаве на Сейме Вальном Коронном 28-го месяца декабря року от нароженья Христова 1590, а панованья нашого року 3-го.
[/q]


7. Книга РМ 8 РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 197: 27). 8.I.1591. Варшава. Потверженье привилею Немирицкихъ, шляхты киевские, на их имение Невмирицкое, Листы 30 об. - 33 об.
[q]
Жикгимонт третий.
Ознаменуемъ тым листом нашимъ всим вобец и каждому зособна кому того ведати належит нынешним и на потомъ будучимъ. Показывали перед нами земяне наши земли Киевъское шляхетные Петръ, Онисий а Иван Федоровичъ, Тимофей Совостянович, а Матфей Андреевич Невмирицкие листы два его кор. милости славное и святое памети Жикгимонта Августа вуя нашого, один потвержене на имене ихъ отчизное Невмирицъкое и остров на ймя Заясеничье, а другий данина на корчъму волное шинкованье медом, пивом и горилкою в том именю их Невмирицкомъ, покладали тежъ при том листъ судовый Мартина Кгаштолътовича наместника Киевъского, которымъ присудилъ землю Невмирицкую Микуле, продку их, яко то щирей и достаточней в тых листахъ его королевской милости и в листе судовомъ Кгаштолътовъскомъ описано и доложоно есть, которых мы огледавши до книгъ Канцелярии нашое и в тот лист нашъ слово в слово вписати казали, и так ся в собе мает:

Жикгимонт Август, Божою милостью король Польский, великий князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Жомойтский, Инфлянский и инших.

Ознаменуем тым листом нашим всим вобецъ и каждому зособна, кому того ведати албо слышати належит нышешнимъ и напотом будучим. Иж покладали перед нами и перед панами Радами нашими шляхетные Федор, Андрей, Совостянъ, Иван, а Степанъ Григоревичи Невмирицкие земяне наши земли Киевское листъ славное а святое памети короля Жикгимонта отца нашого, который листомъ своим потвердити им рачил именье ихъ Невмирицкое отчизное и остров на имя Заесеничье, которого доставали под ними подданые наши овручские менуючы быти тот островъ отчизною своею. Который островъ справа за оказаньем слушным присудил им державца Овруцкий вроженый Криштофъ Кмитич, а на то ширей, а достаточней тотъ листъ короля Жикгимонта отца нашого под печатью целою в собе описуючи который слово от слова так ся в собе мает:

Жикгимонтъ, Божою милостью король Польский, великий князь Литовский, Русский, Прусский, Жомойтский, Мазовецкий и инших.
Били нам чоломъ бояре Овруцкие Федор, Андрей, а Совостинъ Григоревичи Невмирицкие о том, чтож дей державца Овруцкий пан Криштофъ Кмитич судил их очевисте с подданымъ нашимъ Уласом Микитичом о остров на имя Заесеничье именя их Невмирицкого, которого он подъ ними доставалъ, менуючи то быть своею отчизною. А они Федор з братомъ своимъ поведили иж дей тотъ островъ отецъ ихъ и они сами от колькадесят летъ спокойне держали и до сихъ часовъ, на што и листы перед ним покладали, за которыми то и тепер в моцы своей мают, а такъ он огледавши от ихъ листовъ при том острове земли Невмирицкое их зоставил и листъ свой судовый под печатью своею им дал, который они перед нами вказывали и били нам чолом абыхмо ихъ при листу судовом державцы Овруцкого Криштофа Кмитича зоставили. И то им листом нашим подтвердили, ино когды вже тому судъ был и справа, тот островъ им присужонъ. Мы того листу огледавши на чоломбитие ихъ то вчинили и при том суде державцы Овруцкого Криштофа Кмитича их зоставуем. Мают они тот островъ Заесеничье именя Невмирицкого зъ землями пашными и бортными и сеножатми на себе держати и вживати по тому якъ дед и отец ихъ держалъ водлугъ суду и листу его судового, и на то даем им сей нашъ листъ под нашею печатию. Писан в Берести под лето Божего нароженья 1544 месяца августа 8 дня. Индикта 2-го. Иван Горностай.

И били нам чолом преречоные Федор, Андрей, Совостянъ, Иван, а Степанъ Григоревичи Невмирицкие абы мы им тотъ листъ короля Жикгимонта отца нашого на тое именье островомъ названое Заесеничье им дати моцю нашою королевскою особливим листом привилеем нашим им подтвердили и умоцнили. Мы теды видячи дей слушную и годную тое которое они у нас просили, побачивши тот листъ короля Жикгимонта отца нашого добропорадные ни чом ненарушоные з власна воли они за тым листом вживали давного часу, так за славное и святое памети короля Жикгимонта отца нашого и за щастливого панованья нашого, яко власное отчизное своее в спокойном держаню и уживаню того именья своего Невмирицкого острова Заясенецкого были, не нарушаючи ни в чом подтверждение отца нашого короля Жикгимонта, тот лист его на тое именье и дание все яко в собе ести подтверждаем и умоцняем тем нашим привилеем. Мают они приречоные братия водлуг того листу отца нашого короля Жикгимонта и того нашого потверженья назавжды тое именье свое отчизное Невмирицкое островъ названое Заясеничье, лежачое над рекою Словешною и обапол реки Словешни зъ землями пашными, з лесы, сеножатми, з дерево бортное, з бобровыми гонами, з речками, озерми и сады и всякими пожитками к нему прислухаючими, зо всим тым, так яко ся тое именье з давных часовъ сам в собе во всякихъ пожиткахъ и обыходахъ широкости и в границахъ своихъ мает, все такъ сполу, яко и зособна з своими детьми и потомками мети держати и их уживати вечне навеки през пренагабана и переказы кождого чолвека, а нам господару и Речи Посполитой с того именья своего службу земскую военную служити, они сами и потомки ихъ будути повинни, потому яко иншие земяне шляхта земли Киевское. А на свидетельство того всего розказалисмы у того листу нашого печать нашу Корунъную завесити. Дан в Варшаве на Сойме Валном Коронном дня 10 июля месяца року Божого нароженья 1570, а панованья нашого 41-го при бытности панов Радъ наших духовных и светскихъ Коруны Полское и Великого княжества Литовского на том сойме при нас будучихъ. Дан через руки велможного Валентого Дембинского з Дембян, канцлера Короны Полское.

Жикгимонт Августъ Божою милостью король Польский, великий князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Жомойтский, Киевский, Волынский, Подляшский пан и дедичъ. Ознаменуем тым нашим Нинешнимъ писанием всим вобец и каждому зособна, кому того ведати ажбо слышати належит. Били нам чолом земяне наши княжества Киевъского Федор а Савостянъ Григоревичи Невмирицкие з братею своею, абыхмо мы им в том ласку нашу королевъскую показали, а им во властномъ именю их отчизном Невмирицкомъ в земли Киевской лежачомъ корчму мети и в ней мед, пиво и горелку шинковати позволили, яко жъ и Панове Рады наши на том Сойме Варшавъском при нас будучи, до нас за ними ся причинили, одно ижъ водлугъ Статуту прав посполитых и привилеевъ от продковъ нашихъ и от нас всим обывателем княжества Киевъского наданых, кождому шляхтичови во властъном именю своем отчизномъ волно вшелякие пожитки водлугъ воли и уподобасти своеи примножати и розширати. Мы теды, видечи того реч слушную, звласна будучи до того приведены просьбами Пановъ Рад наших, которые на Сойме за ними жедали, просьбе их ласкаве ся прихиливъши, з ласки нашое королевское то учинили: абыхмо преречонымъ земяном нашимъ Киевскимъ во власномъ именю их НевмирицкомЪ корчму волно отъ всяких поборовъ, капъщинъ нашихъ меть и в ней всяким питьем шинковать позволили есмо, яко и тымъ листомъ нинешнимъ нашим позволяем. Мают они сами, жоны, дети и потомкове ихъ корчму волно от всяких поборовъ и капъщинъ казеныхъ, всяких потребов, якимъ колвекъ обычаемъ названыхъ, в том именю своем Невмирицкомъ, лежачомъ в земли Киевской, держати и в ней пиво, мед и горилку шинковат и ее уживати водлугъ воли своее, през пренагабана и переказу каждого чоловека. А на сведецтво того всего розказали есмо до того листу нашого и печать нашу Коронную притиснути. Данъ в Варшаве на Сойме Валномъ Коронъномъ дня 10 месяца июня року Божого нароженья 1570, а панованья нашого 41-го. Данъ през руку Валентого Дембинъского з Дембянъ, королевства Полского канцлера.

Я, Мартин Кгаштолътовичъ, наместникъ Киевъский, маршалокъ земский, положилъ передо мною жалобу очевисто земенин Киевъский Лазар Скобейковичъ на земенина Киевского жъ, на Микулу О[с]ташъковича Невмирицкого, што тый Микуло отчизну мою держишъ Невмирицкую, не ведаю для чого. Микула Лазару мовилъ, я тую землю держу по продку своем Невмире за великого князя Витовъта, штожъ тамошние люди Вруцъкие Мишко а Грицко Ровъбовъские мовили, што то есть земля Микулина, Невмирицкая. Ино, я тую землю Невмирицкую присудилъ Микуле со всими пожитками, которые в той земли ест, какъ тые люди Вруцкие передо мною сознали, и на то есми ему далъ сес мой листъ за моею печатю. Писан у Киеве апреля 30 дня, индикта 7-го.

А такъ мы просьбе преречоной, яко слушной ласкаво ся прихиляючи, листы помененные, яко не где праву противные, вси яко ся в собе мают и во всихъ их артикулах и кондициях потвердити и умыслили есмо яко ж потвержаемъ и умоцнаемъ тыи нинешнимъ листомъ нашимъ часы вечными, наказуючи хотечи так мати абы тот листъ нашъ на кождомъ месцу и у вшелякого права был таковое моци и важности, яко тые привилеи в собе мают. А на сведецтво для лепъшое твердости сей лист рукою нашою подписавши и печать нашу Коронную привесити есмо казали. Писан в Варшаве на Сойме Валномъ Коронъномъ лета Божого нароженья 1591 месяца января 8-го дня, а королевства нашого року 4-го. Sigismundus Rex. Flor. Oliesko.
[/q]


Копии из ГАЖО (Дело Невмержицких):


Прикрепленный файл (Снимок экрана 2016-12-17 в 18.34.42.png, 1236947 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6022 

Книга РМ 15 РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 203: 5). 10.II.1603. Краков. Потверженье Невъмирицкихъ, Листы 5–12
[q]
Зигмунт III Божою милостью король польский, великий князь литовский и прочее ознаменуем тым листом нашим всем вобец и каждому зособна кому того ведати належит нынешнего веку людям и напотом будучим. Покладали перед нами шляхетные Опанас, Максим, Василий, Севастьян, Василий, Семён, Пётр, Максим, Иван Юрьевичи Невмирицкие земяне наши воеводства Киевского листы два паперовые целые, отменные неподозреные и немазаные, маючи в себе моць, один лист на стверженье угоды их с шляхетными Фёдором, Андреем, Севастьяном Гридковичами Неумерицкими земяни нашими Киевскими о дел имения своего спольного Заесенецкого и острова Максимовского на имя Слушова, а другий лист то есть декрет державцы Овруцкого Йосифа Халецкого, учинённый между шляхетными Селуяном Сидоровичом, Дмитром и Яковом Селуяновичи Неумерицкими з одное, а Грином и Оникием Сидковичами, Федором и Андреем и братию их Гридковичами Неумерицкими земяне нашими Киевскими с другой стороны около помиркованья земли их спольное пашенное, дубров, замежов сих на той и дерева бортного, яко о том ширей и достаточней в тых листах описано и должно есть, а так есть есыми от тых то приреченых Неумерицких прошоны абыхмо тые листы им служачие подтвердили, которые есть от слова до слова так ся в себе мают:

Зигмунт III Божою милостью король польский, великий князь литовский и прочее ознаменуем тым листом нашим всем вобец и каждому зособна кому колвек то ведати належит, иж показано нам через певных панов Рад и урядников наших именем шляхетных Максима, Опанаса, Василия и Севастьяна Оникиевичов, а Ивана, Василия, Семена, другого Ивана Гриневичов Сидковичов, а Ивана Юрьевича Неумерицких, земян наших земли Киевской два листа, один певных компромисаров албо судей полюбовных меж оные земяне наши яко сяброве, маючи межи собою зайствие розницы и поступки с права, атож стороны именья своего спольного Заясенецкого и острова Максимовского на имя Слушова и иншие речи перед тыми компромисары росправы мели и не припускаючи на вырок наш давно ещё в року 1578 поедналися были, а другой лист тых же некоторых сябров, где знову над тую угоду около тых же добр они межи собою были запозвалися, а не вступаючи в право в року 1582 ведле першой угоды поеднали которых дей добр своих шляхетных дедичных, яко перед сим с стародавна продкова их земля и они по продках своих и по той остатней угоде аж досель в спокойном держании и уживании суть без всякого принагабанья постороннего, просили нас абыхмо тое право и угоду их нашим листом подтвердили, а так мы листы их огледавши и выслухавши, а выдечи быти целые с печатями, рассказали есмо их от слова до слова в сей наш лист писати и так в себе мают:

Мы судьи полюбовные и я Иван Султан судья гродский Киевский, а Павел Султан, а Андрей Сингур, пак то в року тепер идучом по нароженью сына Божого 1578 месяца февраля 20 дня, земенин повету Киевского Опанас Неумерицкий сам от себя и от всей братии своей на имя Максима, Васька Оникиевичов, Ивана и другого Ивана Васильевича, Семена Гринковичов Сидковичов Неумерицких на Сейме Вальном Коронном в Варшаве ставши очевисто перед его королевскою милостью у книг канцелярии господарское оповедал и добровольне вызнавал, иж деи которые то кривды и долегливости земяне повету Киевского суседи наши Федор, Андрей и Севастьян Сидковичи (читай Гридковичи) Неумерицкие менили себе од нас кривды быти через границу звечистую в грунте своем Заясенецком, о подартие пщол и потесание и вытинание знаков в дереве бортном и забранье нив, сеножатей, дубров, дерева бортного, садов и прочих, о выбытье с того грунту Заясенецкого спокойного держания и иншие шкоды свое. И на то вышеменованый Опанас, яко сам от себе, так от брати своей вышепомененное...... о то далей с тыми суседи своими Федором, Андреем и Севастьяном Гридковичами Неумерицкими тые вси кривды, долегливости, шкоды и разницы свои взяли нас собе с обудвох сторон, перед его королевскою милостью на то судьями, на что и лист его королевское милости того добровольного сознания своего перед нами покладали, а так мы огледавши тот лист его королевской милости добровольного мочь обовязку там на том року в двору его королевской милости отписаный в року теперь идучом 1578 по Велицедни свята нашем и двух неделях выж дел на тот грунт, где сябры Андрей, Федор, Севастьян Гридковичи Неумерицкие менили от Опанаса и от братьев его Оникиевичов Ивана, Василия, Семена Гриневичов Сидковичов Неумерицких кривду быти выказали, где они обое сторона Федор, Андрей, Севастьян Гридковичи Неумержицкие так теж и Сидковичи вси вышемененные Неумерицкие так ставши перед нами очевисте на грунте против домов своих, где они мешкают за речкою Есенцем, давши нам в моць ведле обовьязку своего жаловались перед нами Федор, Андрей и Севастьян Гридковичи Невмирицкие на тых суседов своих вышпомененных Сидковичов Неумерицких иж они дей не ведаючи в который обычай перешедши через границу речку се тую Ясенец, моцно кгвалтом нас от того грунту нашого Заясенецкого выгнали, яко поля, так селище и дерево бортное в нас пооднимали и пщолы наши по дереву бортному около сот роев подрали, а они дей в том острове Заясенецком з нами николи всполу як в ниви так и в сеножати и дереви бортном не мали, а они мают и показывали перед нами лист на папери писаный славное памяти старого короля его милости Зигмунда подтверждение с подписью руки небощика пана Горностая, писаря его королевской милости на остров Заясенец и привилегии на пергаменте славное памяти небощика короля Зигмунта Августа на остров Заясенец. И тот же Опанас с братьею своею Оникиевичи, так же Иван с братьею своею Гринковичи Сидковичи нам одповедали иж дей што они перед Вашою милостью на нас оракуют и поведают, якобы тот остров и грунт мает быти Заясенецкий и якобыхмо мы тут за ними вступу жодного не мали. Ибо мы то поведаючи иж то не есть грунт, а ни остров Заясенецкий, але тот остров Максимовщина на имя Слушов, в котором мы острове тут де Ваша милость стоите маемо од них третью часть, якосе в синожатях, в дереве бортном и во всем, якосе оный остров в себе мает через суд его милости пана Йосифа Михайловича Халецкого старосты Овруцкого, а заЯсенецкий остров не то, але од селе в мыли есть остров Заясенецкий и ни одним нам в том острове Заясенецком, але инших судеревников и сябров немало, которые с нами в том вышмененном острове судерев мают, бо они от нас особливого грунту нигде не мают и мы от них, але все сполечне; братье мовили и положили перед нами на тот остров Максимовщину на имя Слушов лист судовый небощика пана Йосифа Михайловича Халецкого старосты Овруцкого, в котором листе Халецкого пишет пак оные Сидковичи и Гридковичи Неумержицкие с сябром своим Селуяном Сидоровичем Неумержицким а и с сынами его право одно вели и им от того делу на тот остров Максимовщину на имя Слушов посполу перешедшим, и поведали оные Сидковичи перед нами, иж дей мы за оным судом пана Халецкого в том острове части своей спокойно уживали аж до цих часов, де они начали были тут нам кривду чинити, и мы дей на них на уряде его королевской милости Овруцком перед его милостью князем Андреем Тимофеевичем Капустою старостою Овруцким жаловали и оповедали. Его милость князь Капуста с жалобою нашою нас обыдвох сторон за позволеньем нашим отослал нас до его королевской милости, где они обе строны так Гридковичи, яко и Сидковичи у двору его королевской милости у короля его милости Августа будучи, ставши перед его королевскою милостью очевисте, не вдаючись в жодную речь приятельским обычаем угоду с собою признали. Под сим способом пане тые Гридковичи уступили тым Сидковичам, в том острове Максимовщина на имя Слушов во всем третью часть, так в нивах, сеножатях, дереве бортном выделили и им подали изволившися меж собою они обрали себе дельчим пана Ивана Ласка подстаростего Овруцкого. Тоды его милость водле того позволенья и лист свой господарский до пана Ивана Ласка писати рачил, розказуючи ему абы тым Сидковичам от тых Гридковичов в том острове Максимовском Слушове третью часть во всем, так в нивах, сеножатях и в дереве бортном выделил, в моць и держание подал. А так тот лист дельчий пана Ласкова перед нами покладали, к тому тож еще на тот дел пана Ивана Ласкова и лист его милости короля Августа подтверждение перед нами покладали и доводили того же, то не есть остров Ясенецкий, але остров Максимовский на имя Слушов, и ведле обычаю права посполитого и статуту земского ставили довод, с которым доводом своим сами присягою своею готовы были того подтвердити. Мы питали тых вышмененных Андрея, Федора, Севастьяна Неумерицких если бы на то могли яки иные листы твердости и довод на тот остров, если бы то на тот остров Заясенецкий, а не Слушов. Они на то поведали, што есмо мели листов, то перед Вашою милостью показали, а большей того, яко листов, так и доводов на то не маем, так токмо и тот остров не есть Максимовщина на имя Слушов, але Заясенецкий остров. И питалися мо пак деж Максимовщина на имя Слушов, а они Гридковичи Федор, Андрей, а Севастьян Невмирицкий (отвечали): не ведаем где и где есть. Мы выслухавши жалобы их и отпоров, взяли себе на размыслене и казали им убудвом сторонам уступити и где в то намовились, зрозумевши с оных листов обудвух сторон, которые были перед нами положены виж есмо хотели вирно читати. А так они, пришодши перед нас обе сторона поведали иж мы по доброй воли своей с собою есмо в том погодили и тут в том острове де Ваша милость теперь стоите Максимовщина на имя Слушов третью часть во всем, яко в нивах, в сенокосах и в дереве поступаем Сидковичам, яко перед тым они знали, так и теперь своей третей части во всем знают. Так теж оные вышмененные Сидковичи також добровольне перед нами поведали иж дей мы того селища Максимовского против дворов наших над речкою Ясенцем, которое нам пан Ласко выделил подле поля тых Гридковичов поступаем в моць и держание на вечные часы и до того селища Гридковичов, что межею прилегло жодное вчасти мети не будем, мы сами и потомки наши вечными часы. И вже Гридковичи Федор, Андрей, Севастьян оного вышмененного селища и нивы вжо всего уживати не повинны...... повидирано пчол, селище с нивою тым вышречонным Оникиевичом во всем третью часть выделили, то есть в нивах, сеножатях, а что ся дотычет дерева бортное, то оно было переписано на вечистую у Заясенецкий (остров), чим того зрекаем и в вечные часы поступаем Гридковичам под старым своим (названием), которым есмо с веков уживали, островами уживати, что в острови Заясенецком, як и в Максимовщине и Слышове вышмененные на тых Оникиевичов вышречонных перед нами искали. На то Гридковичи...... взяли слушного доводу водле права не показали. Мы тых Сидковичов от той всей шкоды 240 коп заруку учинили, которым суд свой выписав, уживати в том острове Заясенецком Максимовщине и Слушове, а щосе дотычет подрание пчолы..... в том добровольно с собою по приятельски погодили. Мы ведле добровольного их вызнанья и угоды оных Сидковичов на острове Максимовщине на имя Слушове третьей части в нивах, в сеножатях, в дереве бортном и во всих пожитках, якими они вышречонные Гридковичи, а достаточне на сем листе нашем и добровольною пак угодою слышали, шо они перед нас пришедши оповедали ..... иж добровольно с собою по приятельски погодили. Мы волею добровольного мочь вызнанья и угоды оных Сидковичов ..... в острове Максимовщине на имя Слушов на третьей части их в нивах, сеножатях, в дереве бортном и всих пожитках мают вышречонные Сидковичи все в оном острове Максимовщина на имя Слушов третей части мети и уживати со всим на всё якося вшпомененные они сами угодилися вечными часы. А в том часе з нами на той справе были его милость пан Петр Солтан, пан Антон Антонович Францишек Орловский, а на лепшую твердость тым земянам повету Киевского вышречонным Сидковичам выдали сей наш лист под печатьми нашимии с подписями власных рук наших. Писан в Невмиричах под лето Божего нароженья 1578 месяца апреля 17 дня. Иван Солтан судья гродский Киевский власна рука. Павел Солтан. Андрей Сингур власною рукою.

Я Федор, я Севастьян Григоревичи, я Петр Федорович возный повету Киевского, я Матфей Андреевич Невмирицкии, земяне господарские повету Киевского, признаваем сами на себе сим листом нашим добровольным описом кому бы то было то треба ведати либо чтучи его слышати, теперь и на потом будучим иж то ясно были отсужаны от соседов своих Опанаса, а Ивана и братьи Оникиевичов и Гриневичов Невмерицких земян господарских повету Киевского лист под печатьми их и под печатьми их милости пана Щасного Харлинского подкоморьего земли Киевской, пана Матвея Йосифовича Немирича, а пан Александра Тыши на грунт остров Слушов и Максимовщину, лежачий с грунтом своим в повете Киевском от суседов своих Опанаса, Максима Оникиевичов, а от Ивана и другого Ивана Гриневичов Невмирицких, который лист того подание и поступение острова вышпомененного свого до книг земских Киевских в року прошлом 1581 на роках земских свята Михайла римского в Овручом сужоный, записаны от которых книг земских и выпис на то от суду земского был выдан, так теж лист увяжчий возного Семена Александровича Мочульского и лист еднальный за которыми листами одержаны были есмо тот остров Максимовщину и Слушов, а который остров позвалиса есмо бы з обыдвы стороны позвы гродскии перед суд гродский Киевский в року тепер идучом 1582 месяца июня 3 дня. Мы с обу сторон, не вдаючися за тыми позвы жодное право с тыми суседи своими Опанасом, Максимом, Иваном и другим Иваном Невмирицкими приняли есмо промеж себе приятельским обычаем таковую згоду, иж опять по старому тот остров Максимовщину и Слушов с нивами и сеножатьми, с деревом бортным новинным знаменем на часть пач третью прислухаючи им зась вернули, который же остров мают вже свою третью часть с нивами и синокосами в себе держати и уживати ведле листов своих старых и листов компромисарских и с того ся вже вечне вырекаем и ту всю оправу свою от мала до велика, што есмо колвек были от них одержаны в року 1581 на тот остров вышмененный показали и где бы колвек до книг было тую справу, яко земских, так и гродских, бо ведено тогда такое вписыванье, яко жодной моци мати не будет вечными часы а если сих мели якую трудность албо переказу в том чинити острове пробачивши сей наш лист тоди повинна будет стороне ображеных 100 коп грошей заплатити, а на замок Киевский 50 коп грошей, а заплативши тые заруки прежде сей.... наш у захован быти мает и на то есмо суседам нашим дали сей наш лист добровольный под печатьми нашими. К тому за чоломбитьем и устною просьбою нашою пак милость панове земяне земли Киевской пан Андрей Сингур, пан Ждан Дедко Трипольский, пан Богуш Гулькович Глебовский, а возный повету Киевского Кирило Сыч Выговский, а Терех Кольчиновский печати свои восковые с нашими печатьми приложили. Писан в Киеве лета по нароженью сына Божого 1582 месяца июня 23 дня. А прихиляючися они до конфирмации посполитое головное счастливой коронации нашой в Кракове учиненное и уважаючи просьбу от приречоных земян наших Невмирицких вслушне учиненную в рок описаное правом угоду их на грунте Заясеничье и остров Максимовский на имя Слушов и на всякие належности и пожитки прислухаючими со всими в тых оных листах описанными звища они были и суть тогова спокойном держаню и уживаню а не есть то против праву потвержаем и умоциваем тым листом нашим оставуючи их при том всем водле права тых листов и угоды их а для лучшей веры до того листу печать нашу Коронную приложити есмо росказали. Писан в Варшаве на Сейме Вальном Коронном 28-го месяца декабря року от нароженья Христова 1590, а панованья нашого року 3-го.

Я Есифъ Михайловичь Халецкий, державца Овруцкий, смотрелъ есмы того дѣла на року зложономъ очевистого мовеня, становившись на кгрунте, въ острови, на селищи въ Коннорога, гдѣ собѣ кривду быти менилъ земянинъ господарский Невмирицкий Солуянъ Сидоровичь з сынами своими: Дмитромъ и Яковомъ, од тыхъ же земяновъ господарскихъ Невмирицкихъ, себровъ своихъ: одъ Гридня, а Оникия Сидковичовъ, а одъ Федора и Андрея и одъ брати ихъ Гридковичовъ, въ забраню земли своей власное пашенное и дубровъ, засевковъ, сяножатей и о дерево бортное, старое, въ земли сполечной з ними, которое подъ его знаменемъ подъ себе забрали и въ свой подводъ подписали; жаловалъ земянинъ господарский, Солуянъ Сидоровичь на Гриня и на Оникия Сидковичовъ тымъ обычаемъ: то есть нива, на которой ваша милость теперь стоите, власная моя, жеребя Несторовского, дядка моего, который жеребей его в ихъ рукахъ былъ, который жеребей тое зими прошлое, на великомъ валномъ сейме, у Вилне, будучи намъ при господарю его милости, мнѣ поступился и листъ свой на то мнѣ, по сведому и печати вашей милости данъ, ижъ ся вже в той островъ не мели николи вступати, который передо мною оказовалъ и былъ читаный, въ которомъ то листе обмовляетъ такъ: ижъ Гринъ Сидковичь, маючи зуполную моцъ и поручене отъ брати своей, Оникия, вгоду и зеднане з нимъ принялъ, жеребей Нестеровский, дядковщизну его, и заруками обвезалися на господара короля его милости пять десятъ копъ литовскихъ, а на сторону скривженую тридцать копъ грошей литовскихъ платить, еслибы чимъ утой жеребей Нестеровской вступовать мели; а такъ теперъ через тотъ листъ, и поступене свое, и заруки тую ниву мою и поступене свое, и заруки тую ниву мою Нестеровскую пашуть и оную моцно на себе всю посеяли, а тотъ есть островъ мой обрубный, нивы и сяножатни имъ в томъ острове нетъ, одно бортю входъ маютъ, и в судереви мнѣ во всемъ од нихъ половина, такъ в земли пашенной, якъ в бортной, в дубровахъ и в сeножатехъ. А Гринъ и Оникей Сидковичи з сябрями своими Гридковичами, одпираючи на жалобу его, поведили; то есть поле наше, отчизное а не Нестеровское, бо намъ в томъ тутъ острове половица од него во всемъ. А Солуянъ противко тому мовилъ: не маете вы ничого в томъ острове, одно входъ в бортю, бо вы напротивко тому острову маете тежъ обрубный островъ, на имя Слышовъ. Я, выслухавши словы ихъ, обохъ сторонъ, пыталъ Гридня и Оникея и сябровъ ихъ Гридковичовъ, которую часть земли Солуянъ одъ нихъ маетъ, и в томъ тежъ острове ихъ Слышове, чи маетъ з ными входъ нивою, сенажатми и бортнымъ деревомъ? А они поведили, ижъ во всемъ отъ нихъ половицу маетъ, яко бортнымъ деревомъ в бору, такъ нивами и дубровами и сеножатми, бо еще продкове наши з его продками въ ровный делъ поделили пашми, дубровы, сeножатми и службу господарскую по половицы з нами служатъ, а в островъ нашъ Максимовский и Слышовъ одно бортю входъ маетъ, а нивою и сеножатю ничого немашъ ему в томъ острове нашомъ; а намъ тутъ половица одъ него во всемъ. А Солуянъ и повторе на противко нимъ мовилъ: ижъ имъ толко в томъ острове его толко бортю тежъ входъ есть, а нивою и сеножатми имъ неповедилъ входъ мѣти, гдѣ поведаетъ и свои знаки властне в томъ острове моемъ, в купе, межи нивними, яко отецъ мой изъ своею братею, з Ешутою и зъ Нестеромъ делили той островъ, и грани тежъ слушные того острова мого у вободъ передъ вашою милостію видетъ и обвести готовъ; и напервей знакъ указалъ в томъ острове ниву, селище отца своего, отъ рубежа земли Матвеевское, паны Криштофовы, а близко тое другую Ешутину, а подле Ешутины третю ниву Нестеровскую, дядковъ своихъ; уси три за межами, а одъ Нестеровское ниви, поперекъ, ку долине указалъ также три ниве, зарослыхъ за межами, и поведилъ: ижъ тые межи кладены в той часъ, коли отецъ его з братею своею: з Ешутою и Несторомъ той островъ делили на трое, якъ се имъ одъ продковъ ихъ в деле досталъ, противъ того острова ихъ Слышова, который они и теперъ сами одни на себе держатъ; и указавши знаки в томъ острове, зась повелъ насъ границами того острова: напервей привелъ до речки Коннорога ку дорогe, которая одъ замку идетъ до Каменца, то есть пета, а отъ дороги речкою внизъ привелъ, где впала въ болото, которое называють Коннорозкое, а одъ болота сеножатю къ лозѣ коннорозкой, а лозою къ леску Борковому, а лескомъ до болота Боркового жъ, а болотомъ въ лесъ Есенецкий, въ речку Еceнецъ, а речкою Есенцемъ у верхъ, до дороги Каменецкое, а дорогою до болотца, которое подъ коннорозкимъ полемъ, а зъ болотца долиною, а зъ долины на гурку, межою, до рубежа земли Матвеевское, пана Криштофовы, и поведилъ: ижъ той островъ здавна такъ се в собѣ маетъ и в тихъ границахъ своихъ, и на томъ я хочу з сынами своими; Дмитромъ и Яковомъ права поднести, ижемъ того острова грани справедливе обвелъ, иже в тотъ островъ никого иншого входу нѣтъ, толко бортю; а Гринъ и Оникей з Федоромъ и Андреемъ и братю ихъ Солуяна з сынми его на томъ къ присязе допустили и ку пригледаню тое присеги даломъ имъ вижа, служебника моего, Гаврила Кудрицкого; который поведилъ передо мною: ижъ Гринъ, Оникей Сидковичи и ихъ сяброве: Федоръ и Андрей Гридковичи з братею своею Солуяна и сыновъ его къ присязѣ неповели и того острова в границахъ вышей менованыхъ, ведлугъ завоженя его, поступили имъ на вечность, а собѣ на противко того взяли островъ Максимовщину, на имя Слышовъ, штожъ они и сами, стороны передо мною вызнали, ижъ на томъ постановеніе межи собою учинили, в которой то поведаетъ дуброве и нивы наши деленые в межахъ, то и теперъ маемъ по половине держать, водлугъ стародавного обычаю, за тымиж межами стародавними, а я, въ томъ зрозумевши, ижъ Гринъ и Оникей Сидкевичи, из сябрами, Федоромъ и Андреемъ, братею своею Гридкевичи Солуяна Сидоровича и сыновъ его до присяги не повели, и того острова в тыхъ границахъ, водлугъ заводеня его ему поступили на вечность, а собе на противко того взели островъ максимовщину, на имя Слышовъ, выналезломъ теды Soluiana Сидоровича, зъ сынами его, Дмитромъ а Яковомъ и всказалъ есмы имъ тотъ островъ держати на вечность; и уже Гринъ и Оникей Сидковичи, Федоръ а Андрей, Иванъ а Сахно и Степанъ Гридковичи, въ тотъ ихъ островъ Коннорога немаютъ ничимъ ся вступовать часы вѣчными; одно бортю маютъ входъ мети; а Солуянъ Сидоровичь з сыны его въ островъ ихъ Слышовскій, также немаютъ ничимъ ся вступоваты, одно также бортею маютъ входъ мети. А що ся зась дотычетъ добровъ и иншихъ ихъ неделеныхъ нивъ, то маетъ Солуянъ, зъ сынами своими, з ними по половицы держати, за межами старыми, водлугъ стародавного обычаю, на вѣчные часы. Ко тому тежъ Солуянъ з сынами своими, а Гринъ и Оникей з сябрами своими, Федоромъ, Андреемъ и братею ихъ привели насъ на Селище названое, на которомъ домами своими седятъ, а за Солуяновымъ домомъ, почавши одъ ровка, попровадили насъ межею старою до дороги Ровника и поведили; ижъ по левой стороне Солуяново з сынами его, а по правой ихъ, по долину, а одъ долины дорогою Ровникомъ до курганца, а одъ курганца старою межею Ровникомъ узъ островъ Слышовский, до лѣса, который слывется Колокъ, по туюжъ долину, вышъ менованую дуброву солуяновскую поведили быть; а который выгонъ завозе (siс) передъ домы ихъ, тотъ выгонъ, зeзволившись обедве стороне, передо мною поделили на полы, и рубежи казалъ есмы зарубаты: по левой руцѣ Солуяново зъ сынми къ полю ихъ, а по правой Гриню и Оникию Сидковичомъ, а Федору и Андрею зъ братею ихъ Гридковичомъ; отъ домовъ ихъ маютъ они обедве стороне той выгонъ держати и его уживать, водлугъ дѣлу и зарубаня и рубежовъ на вѣчные часы. Тотъ же Солуянъ Сидоровичь, зъ сынми своими, жаловалсе мнѣ на Федора и Андрея и братю ихъ Гридковичовъ о сосну, которая подле ниви его в завозю, поведилъ, же то есть сосна моя дядковская, жеребя нестеровского, нижли они подъ себе забрали и подводъ свой ново на ней наложили, и поступити мнѣ оное не хотятъ. Федоръ и Андрей з братею своею, на то одповедили: то есть сосна наша, отецъ нашъ ее держалъ, а по смерти отца своего, мы ее держимо теперъ и поведили подводъ свой в той сосни старший и урослейший, нижли Солуяновъ, которые ся зезволили выколоть и коли оную сосну закололи, где менили быть подводъ свой, знаку жадного ненашли; и я, в томъ зрозумевши, ижъ они въ той сосни знаку своею никоторого ненашли, и нашолъ есми Солуяна Сидоровича з сынми его правыхъ, и всказалъ есми онымъ тую сосну ку своей руце мѣти и оное уживати на вѣчность, и на то есми Андрею (правильно: Гриню) а Оникию Сидковичомъ, а Федорови, Андрѣеви з братею ихъ далъ сесь мой листъ, з моею печатю. А зо мною на тотъ часъ были земяне господарские: Онофрей Ивановичь а Тихно Михайловичь Киркошка. Писанъ въ Невмирицкихъ, подъ лѣтъ Божого нароженя тисеча петъсотъ пятдесятъ второго, месеца Іюня двадцать четвертого дня, индикта десятого. У того листу делчого, граничного, печать малая есть притесненая.(Текст Листа Й. Халецкого см. также в АЮЗР )

В которых листах, то есть в первом листе печать наша Коронная и подпись руки нашое королевское тыми словы: Сигизмунд, а подпись руки писарское Лаврент Песочинский,а во втором листе декрета Халецкого печать одна, а так мы король просьбы приречоных и т. д. .... подтвердити..... Писан в Кракове на Сейме Вальном Коронном лета Божого нароженья 1603 месяца февраля 10 дня, а панованья нашого польского 16, а шведского 10 року. Зигмунт, король. Флориан Олешко, писар.
[/q]


Где же тогда находился остров Заясенецкий? На стр. 104-105 форума я привожу два документа:
[q]
2-й документ. 10 мая 1713 года. Жалоба дворянина Фёдора и других Геевских на вдову овручского старосты Екатерину Потоцкую о неуплате ею жалобщикам присуждённых денег и невозврате, вопреки судебному решению, участка земли, называемого островом Заясенецким.

3-й документ. 8 октября 1713 года. Акт от 26 сентября 1713 года о разграничении судебным съездом Киевского земского суда, в силу решения Люблинского трибунала, земли, называемой Ясенецким островом, по реке Ясенцу, принадлежащей дворянину Фёдору и другим Геевским-Ловдыковским, от Скребелицкой земли (иначе Баранковского острова на реке Чересах), принадлежащей наследникам овручского старосты Францишка Потоцкого.
[/q]


из которых очевидно, что остров Заясенецкий или Ясенецкий находится между рекой Ясенец (правый берег), рекой Чересы и между Баранковским островом (или грунтом Скребелицким). Другими словами, остров Заясенецкий - это правая прибережная зона реки Ясенец со стороны Левкович до современного села Ясенец. Как же так получилось, что Гридковичи в одном из вышеизложенных привилеев заяляли, что остров Заясенецкий находится по обеим сторонам реки Словешны? Ведь тогда он должен называться вероятно Засловешневский? Или это ошибка или их преднамеренное заявление, но ведь в следующем привилее они называют своей отчиной остров Заясенецкий, то есть село Немиричи, в то время, как Сидковичи говорят, что это не остров Заясенецкий, а остров Максимовский на имя Слушов, на что Гридковичи парируют, что они не знают, где находится остров Максимовский. Сидковичи, в свою очередь, говорят что остров Заясенецкий находится в миле от Невмирич и там много совладельцев. в том числе и они. В результате всех этих граничных споров оказывается, что остров Заясенецкий - это старое название дерева бортного, принадлежащего Гридковичам и Сидковичам, и это название перешло в результате вечистой записи (завещания). После этого, как Гридковичи, так и Сидковичи соглашаются именовать свои владения грунт Заясенецкий и остров Макимовский названый Слушов, который являлся одной и той же территорией села Немиричи-Левковичи. Если же соединить вместе документы по Невмержицким и по Геевским, то получится, что остров Заясенецкий берёт своё начало за рекой Ясенцем в миле от Левкович-Невмирич и тянется до реки Чересы, гранича также с землей Скребелицкой.

Другим подтверждением этого является документ предоставленный нашим визави ("Сникерсом" Сергеем Шинкарём-Швабом). Это ещё одно доказательство, что остров Заясенецкий - это бортная земля в районе Левкович:
[q]
«Я, Богдан Федорович Шваб, будучи в том удостоверен, что всякой человек умреть должен, то находясь в преклонности лети страдая тяжолой болезнею, предвижу сближающуюся мою кончину, то покуда нахожусь при здравой памяти, предположил я любезнейшему моему сыну Юзьку Швабу учинить следущее распоряжение — то есть, избу с сенями, гумном и оборами, собственными моими трудами выстроенные, а также часть вотчинного моего грунта Борсовщизна именуемым, в селении Швабах состоящего, по смерти родителя моего Федора, деда Павла и прадеда тоже Федора Швабов, правом наследства на меня ниспадшую; а также часть грунту в селении Левковичах по жене моей из Валевских-Левковских Левковской, принадлежащего; и в Острове тоже в селениии Левковичах Заясеницком в соснах 10-ти пщел и сенокосе в том же Острове Заясеницком и в розных урочищах о чом купчие крепости по жене моей удостоверяют…»
[/q]


Далее из всего вышесказанного следует, что Гридковичи судились с Власом Микитичем за остров Заясенецкий не как за территорию современных Лучанок, а за территорию, прилегающую к Левковичам, поскольку Влас Микитич вероятно был сыном Микиты Олехновича и внуком Олехны (Александра) Киселя Низкиничского женой которого была Немиричовна (дочь Немири Резановича Мария, после гибели Олехна второй раз вышла замуж за Михайла Чарторыйского), а как известно волынские Низкиничи и Дорогиничи были соседними сёлами Будятич и Шишкович (Тишкович). Территория же Лучанок вряд ли была тогда заселена, а следовательно мало кого интересовала, ведь главное то, что в разделе 1552 года речь шла об островах обрубных, то есть местах, где чисто полесским методом вырубывания и выжигания лесных массивов создавались плодородные земли. Если же первоначальное заявление Гридковичей о том, что остров Заясенецкий находился над рекой Словешна было не ошибкой писарей, то объяснение может быть лишь одно, что они пытались получить подтверждения на земли, которые возможно когда-то и принадлежали их предку Немире, но потом были захвачены виленскими канониками, а значит это было направлено не против Сидковичей, а против виленской капитулы. А если мы вспомним, что Криштоф Кмитич может быть Криштоф Немирич, то большого труда в получении, мягко говоря "незаконного" привилея не требовалось. Владение же Власа Микитича также было Гридковичами отсужено, поскольку он не принадлежал к роду Немиричей по мужской линии, а был Киселем, и лишь по женской линии своей бабушки был Немиричем.

Ещё один нюанс. В объявлении дворян Левковских от 18 декабря 1649 года сказано, что им также принадлежали:
[q]
Остров Спасский и Крушинна названный, которые граничат до болота Люблинского мха, до Деснового, до Савинца, з Савинца в Великий Лес, з Великого Леса в волоку до Власова селища граничат
[/q]

Урочище Крушина находится на запад от Левкович ( см. военно-топографической карты Ф. Ф. Шуберта (данные 1867 года). Локализировать остальные острова более проблематично. Но, здесь указано Власове селище, вероятно селище Власа Микитича Киселя, а значит это в районе Немирич. Другой подсказкой есть упоминание в Н. Яковенко урочища "Великий Лес", ведь именно "Великий Лес" граничит с Власовым селищем:
[q]
київського зем'янина Стефана Нечая ... Берківцями, Борщівкою, Мошнами, а також урочищами Борки і Великий Ліс під селом Стуговщиною
[/q]


Яковенко ссылается на подымную подать 1640 года (ЦГИАК, фонд 11, оп. 1, Дело 9, Лист 869), урывок которой дал Serhij Shynkar Snikers на стр. 126. Кстати, согласно, тому же реестру поборов за 1628 год ( Zrodła Dziejowe, T. XX, стр. 82) тот же Стефан Нечай вместе с Антоном Тимофеевичем Невмирицким указан владельцем с. Невмирицкого. Кстати, Нечаи (возможно эти), как и Шишки Ставецкие (мать Богдана второй раз вышла замуж за Василия Шишку Ставецкого) связаны с гетьманом Б. Хмельницким. Раз Великий Лес был под Стуговщиной, а Крушина рядом с Левковичами, значит и Власове селище находилось в районе Немирич-Левкович, а значит, что и та часть острова Заясенецкого, которая принадлежала Немиричам-Левковичам локализируется северовосточнее с. Левкович за рекой Ясенец.

Если же Вы продолжаете сомневаться в правильности моих выводов, значит нужно к тем трём документам из Литовской Метрики дозаказать ещё один:

РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 194:
20.II.1578. Варшава. Приняте року межи певными особами земяны киевъскими о розницы их на компромисары, Листы 224 - 225 об.
, а лучше всего этот привилей РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 203: 5). 10.II.1603. Краков. Потверженье Невъмирицкихъ, Листы 5–12, поскольку этот документ приведён мной по выписке из ГАЖО, которую Вы переслали, где не исключена вероятность каких-то ошибок.

Копии из ГАЖО (Дело Невмержицких):

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2016-12-17 в 18.35.57.png, 1705559 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6022 

severinn написал:
[q]
имеет ли отношение "ziemie Piętkowską" к роду Aleksandra Piątkowskiego (Александра Александровича "з Горая" (Чурило) ?
[/q]

Трудно сказать. Вероятно, раз Немиричи герба Корчак пересекаются с Пионтковскими как гербовые родственники на Волыни, то возможно, что и на Овруччине есть взаимосвязь. Локализвать Пятковскую землю пока не могу, но есть очень интересный факт. В соответствии с раздельным листом между братьями Солтанами Стецковичами от 23 октября 1576 года (писан в Овруче), Пётр Солтан вместе с братьями Иваном и Павлом от отца своего, небожчика, Фёдора Стецковича Солтана получил части свои в Белокоровичах, Давидковичах на реце Уши, Кгру(з)ли (совр. Давыдки Народичского района) и Черниговцах на реке Норыни, а также от братанича своего Ивана Григорьевича Шишки часть у Велавску, дворищо отцовское в городе Овруче и двор своего старшего брата, дворянина господарского, небожчика, Стрета Солтана — Котловщину возле Овруча, братья Богдан — Ятковичи в повете Овручском, а Фёдор — Бутятичи в повете Владимирском, кроме того Иван и Павел Солтаны — дворец Пятковичи от матери их Богданы Суриновны.(Волинські грамоти XVI ст. / Упорядники В. Б. Задорожний, А. М. Матвієнко. — К.: Наукова думка, 1995, стор. 202-205)

Копии из ГАЖО (Дело Невмержицких):

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2016-12-17 в 18.37.34.png, 1280413 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 528
Регистрация: 26 янв. 2008
Рейтинг: 239 

Все конечно очень интересно.
Так сразу не ответишь, действительно правая сторона реки Ясенец, если двигаться с Левкович ( остров Конорога ) до Скребелич, а может быть и Хлуплян, гранича с землями Кобылинских, Кшищтофа Кмитича ( Веледники и Матвеевское поле ) входила в состав имения Невмержицких.
Предлагаю укрупниться с землями на карте, чтобы правильно понимать ситуацию, ссылаясь на обозначение их в архивных документах ( движемся по кругу и часовой стрелке ).: Велавская земля Солтанов - это север, Восточнее Литовский остров, а к югу Ловдыковская и Геевская земля.Дальше к югу - западу до Левкович земля Невмирицкая, которая соседствует с землей Кмитичей, Нечаев и Кисилей ( последние обнаружены Вами ), На юге от Левкович расположен остров Максимовский на имя Слушов, тянется до Белок ( включая их ) - это также земля Невмержицкая, граничит с землей Мощаницких. Юго-запад земля Левковская, Смольчанская ( Верповская ), далее идет земля Можаровская, предполагаю, что также принадлежала Немиричам ( до Бокиевской Рудни ), потом опять Левковская и Невмержицкая земля, все граничат с землями Виленской Капитулы и замыкают круг с Солтанами. Предположительно в границах этой территории и проживали роды происшедшие от одного предка. Были и другие владения выслуженные или полученные в наследство.
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6022 

Публикуется впервые

(Оригинал из РГАДА от Сергея Невмержицкого, моё прочтение):

[q]
РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 192:
10.VII.1570. Варшава. Потверженье земяномъ земли Киевъское Федору, Анъдрею, Совостяну, Ивану а Степану Григоревичомъ Невмирицкимъ на имене их отчизное, островъ, названыи Заесеничъе, над рекою Словешною, Листы 22 об. - 24


Жикгимонт Август, Божою милостью король Польский, великий князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Жомойтский, Инфлянский и инших.

Ознаменуем тым листом нашим всим вобецъ и каждому зособна, кому того ведати албо слышати належит нышешнимъ и напотом будучим. Иж покладали перед нами и перед панами Радами нашими шляхетные Федор, Андрей, Совостянъ, Иван, а Степанъ Григоревичи Невмирицкие земяне наши земли Киевское листъ славное а святое памети короля Жикгимонта отца нашого, который листомъ своим потвердити им рачил именье ихъ отчизное остров на имя Заесеничье, которого поискивали под ними подданые наши овручские менуючы быти тот островъ отчизною своею. Который островъ справа за оказаньем слушным присудил им державца Овруцкий вроженый Криштофъ Кмитич, а на то ширей, а достаточней тотъ листъ короля Жикгимонта отца нашого под печатью целою в собе описуючи который слово от слова так ся в собе мает:

Жикгимонтъ, Божою милостью король Польский, великий князь Литовский, Русский, Прусский, Жомойтский, Мазовецкий и инших.
Били нам чоломъ бояре Овруцкие Федор а Андрей Гридковичи Невмирицкие о том, чтож дей державца Овруцкий пан Криштофъ Кмитич судил их очевисте с подданымъ нашимъ Власом Микитичом о остров на имя Заесеничье, которого они подъ ним поискивали, менуючи то быть своею отчизною. Аж тые Федор з братомъ своимъ поведили иж дей тотъ островъ отецъ ихъ и они сами от колькадесят летъ спокойне держали и до сихъ часовъ, на што и листы перед ним покладали, за которыми то и тепер в моцы своей мают, а такъ он огледавши от ихъ листовъ при том острове их зоставил и листъ свой судовый под печатью своею им дал, который они перед нами вказывали и били нам чолом абыхмо ихъ при листу судовом державцы Овруцкого Криштофа Кмитича заховали. И то им листом нашим подтвердили, ино когды вже тому судъ был и справа, тот островъ им присужонъ. Мы того листу огледавши на чоломбитие ихъ то вчинили и при том суде державцы Овруцкого Криштофа Кмитича их зоставуем. Мают они тот островъ Заесеничье зъ землями пашными и бортными и сеножатми на себе держати и вживати по тому якъ дед и отец ихъ держалъ водлугъ суду и листу его судового, и на то даем им сей нашъ листъ под нашею печатию. Писан в Берести под лето Божего нароженья 1544 месяца августа 8 дня. Индикта 2-го. Иван Горностай.

И били нам чолом преречоные Федор, Андрей, Совостянъ, Иван, а Степанъ Григоревичи Невмирицкие абы мы им тотъ листъ короля Жикгимонта отца нашого на тое именье островомъ названое Заесеничье им дати моцю нашою королевскою особливим листом привилеем нашим им подтвердили и умоцнили. Мы теды видячи дей слушную и годную тое которое они у нас просили, побачивши тот листъ короля Жикгимонта отца нашого добропорадные ни чом ненарушоные з власна воли они за тым листом вживали давного часу, так за славное и святое памети короля Жикгимонта отца нашого и за щастливого панованья нашого, яко власное отчизное своее в спокойном держаню и уживаню того именья своего названого Заесеничья были, не нарушаючи ни в чом подтверждение отца нашого короля Жикгимонта, тот лист его на тое именье и дание все яко в собе ести подтверждаем и умоцняем тем нашим привилеем. Мают они приречоные братия водлуг того листу отца нашого короля Жикгимонта и того нашого потверженья назавжды тое именье свое отчизное островъ названое Заесеничье, лежачое над рекою Словешною зъ землями пашными, з лесы, сеножатми, з дерево бортное, з бобровыми гонами, з речками, озерми и сады и всякими пожитками к нему прислухаючими, зо всим тым, так яко ся тое именье их островъ Заесеничье з давных часовъ сам в собе во всякихъ пожиткахъ и обыходахъ широкости и в границахъ своихъ мает, все такъ сполу, яко и зособна з своими детьми и потомками мети держати и их уживати вечне навеки през пренагабана и переказы кождого чолвека, а нам господару и Речи Посполитой с того именья своего службу земскую военную служити, они сами и потомки ихъ будути повинни, потому яко иншие земяне шляхта земли Киевское. А на свидетельство того всего розказалисмы у того листу нашого печать нашу Корунъную завесити. Дан в Варшаве на Сойме Валном Коронном дня 10 июля месяца року Божого нароженья 1570, а панованья нашого 41-го при бытности панов Радъ наших духовных и светскихъ Коруны Полское и Великого княжества Литовского на том сойме при нас будучихъ. Дан через руки велможного Валентого Дембинского з Дембян, канцлера Короны Полское. Valentego Debinskie (подпись).
[/q]



Ну, что теперь всё прояснилось. Остров Заясенецкий не указан по обеим рекам речки Словешны, как в выписке ГАЖО, а над рекою Словешною, учитывая, что Словешна находилась не так уж далеко (с. Каменец), а значит Гридковичи подразумевали под островом Заясенецким именно с. Невмиричи, которое они в споре с Сидковичами и называли островом Заясенецким, хотя Сидковичи считали островом Заясенецким прибережные грунты по правому берегу Ясенца, но потом согласились считать и остров Максимовский Заясеничьем, когда их третья часть была в очередной раз подтверждена.

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2016-12-17 в 16.45.06.png, 1804229 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 528
Регистрация: 26 янв. 2008
Рейтинг: 239 

Получается странная картина, потомки Волынских русичей, видимо имея родство, имеют владения и оказываются в Смольчанской земле. Я имею ввиду Кмитичей ( Веледники - владение федора Кмитича и его сыновей, Матвеевское поле - Кшиштофа Кмитича из документа 1552 года, возможно это поле Матвея Александровича Кмиты. Все они из рода Волчкевичей, а по завещанию Романа Олизара Волчкевича они, Волчкевичи есть кровными родственниками Немиричей ( Егор Немирич ).

Появляется потомок Нечаев ( также Волынские Нечаи ) из Вашей информации - "київського зем'янина Стефана Нечая ... Берківцями, Борщівкою, Мошнами, а також урочищами Борки і Великий Ліс під селом Стуговщиною". Борковый Лес мы находим в документе 1552 года - это как раз возле Стуговщины, правая сторона речки Ясенець ( владения Невмержицких ) и Великий лес - также обозначен на старой карте.

Вы пишите "Далее из всего вышесказанного следует, что Гридковичи судились с Власом Микитичем за остров Заясенецкий не как за территорию современных Лучанок, а за территорию, прилегающую к Левковичам, поскольку Влас Микитич вероятно был сыном Микиты Олехновича и внуком Олехны (Александра) Киселя Низкиничского женой которого была Немиричовна (дочь Немири Резановича Мария, после гибели Олехна второй раз вышла замуж за Михайла Чарторыйского), а как известно волынские Низкиничи и Дорогиничи были соседними сёлами Будятич и Шишкович (Тишкович). " Вот Вам и появились волынские Кисели. Из документов Невмержицких от 1544 года - кровные родственники.

При этом указано и местонахождение Власова селища (Из объявлении дворян Левковских от 18 декабря 1649 года сказано, что им также принадлежали:
Остров Спасский и Крушинна названный, которые граничат до болота Люблинского мха, до Деснового, до Савинца, з Савинца в Великий Лес, з Великого Леса в волоку до Власова селища граничат ).
Найдите на карте Великий лес, может быть появляться новые соображения.

В завещании Романа Олизара Волчкевича указан кровный родственник пан Бабинский ( встречал Сенька и Митка ). Может быть это и есть Митко Петрович? Земли Бабинских находились рядом с Каменщизной.

Интересна по себе земля между реками Ясенец и Словечна. Из документов Невмержицких достоверно известно : "але од селе в мыли есть остров Заясенецкий и ни одним нам в том острове Заясенецком, але инших судеревников и сябров немало, которые с нами в том вышмененном острове судерев мают," При этом они указывают, что их ( стародавна продкова их земля и они по продках своих ) ее имеют в своих владениях. При это во многих документов эту землю иногда называют Заясенецкой или Невмержицкой. Понятно, что поделом 1548 года, может быть и раньше ( я предполагаю, что это так и было ) из этой земли Заясенецкой были выделены владения Левковских ( смотри документ по Стефану Левковскому ), там же Вы найдете землю Гридковичей Невмержицких на реке Словешна ( Лученки ).

Грицко, Георгий -Юрий, Гридко, Гринь - может быть тоже Юрий. Из документа 1603 года четко просматривается Семен Гринкович - владелец Глевахи ( можно так предполагать, ссылаясь на документ 1628 года ).
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6022 

Великий лес был ещё на северо-востоке от с. Лучанки, а другой Великий лес под Стуговщиной на карте не обозначен, его можно проверить лишь по указанным реквизитам (ЦГИАК, фонд 11, оп. 1, Дело 9, Лист 869). Но, весь вопрос в том, что нам не нужно подгонять под себя, ведь Гридковичи сами называли с. Немиричи островом Заясенецким, но никак не Лучанки. Я понимаю, что Вас интересует время заселения с. Лучанки. По крайней мере, на 1649 год можно считать, что это произошло, возможно хутор там какой-то уже был:
[q]
...остров Трунив, с Трунива острова вдоль реки Словечна до болота Заремин, до реки Жидовой, вдоль реки Жидовой до Передела, с Передела до Лав, з Лав до Перетимля, з Перетимля Михачем болотом, з Михача в болото Тывров, до Чёрного-Острова, до реки Словечной, гранича с грунтами Невмержицкими, речка Роговка, лесами и поплесками, идя до волоки Кисиной, а Кисинска гранича до Окетых?…
[/q]

заметьте, что Михасеве болото я исправил правильно, как в оригинале (Архив ЮЗР) на "Михач".

Вопрос лишь в том, кто заселял Лучанки? Вполне может быть, что и Гридковичи, а могут и Сидковичи и Дьяконовичи, у меня пока нет зацепок. Главное в том, что это не может быть Заясенецким островом, а следовательно не на Лучанки, а на часть Невмирич претендовал Влас Микитич, а также за Невмиричи, а не за Лучанки судились Сидковичи и Гридковичи. В таких вопросах следует быть точными.

По поводу Олизара Шиловича. Роман Олизар Волчкевич говорил, что это его брат, а прозвище его от села Шиловичи. Сейчас такого села нет, но мне удалось найти, где оно находилось это современное село Фаринки Камень-Каширский район Волынской области:
[q]
Село Фаринки включило в себе частини, які істрично були окремими населеними пунктами: Шиловичі, Березняки, Мар’янівку. Існує версія, що назва села походить від німецького слова «fähre» - пором, переправа.
[/q]

а это значит, что не Шило Кирдеевич его отец, а Олизар (Васильевич?) Волчкевич. В связи с этим, есть ещё один документ, который нам даёт новое имя - Войну Немерича, вероятно, сына Якова Войны Немирича, датируемый 1475 годом, поскольку тот же Олизар Шилович, как староста Владимирский, упомянутый здесь, был старостой Владимирским 1461-1475, а индикт 9 отвечает 1476 году:
[q]
1476 г. Продажная запись Опанаса Бабины-Хмелевского Волчку Жасковскому на им. Хмелевъ
[/q]


Видимо, этот Война Немерич и был тем Егорьем Немеричем - покревным Романа Волчкевича. А отец Гридка и Сидка - Микула (поскольку Гридковичи и Сидковичи названы двоюродными братьями в разделе 1571 года), и не нужно изобретать велосипед, ведь в привилее Гаштольда сказано, что Микула - предок Гридковичей, а значит и Сидковичей. Кто же был отцом Микулы - Олехна или Остапко или...., предок которого Немира за князя Витовта, нужен оригинал, тогда и проверим.

Опанас Бабина не родоначальник ли Бабинских?

Насчёт Глевахи нужно перепроверять, относится ли она к Невмержицким, в том же Деле в ЦГИАК, что я привёл выше. Думаю, не относится.

Stalingradez
Новичок



Волгоград
Сообщений: 6
Регистрация: 10 янв. 2014
Рейтинг: 3 

ДРЕВО ДВОРЯН ГЛИНСКИХ ГЕРБА ЯСТРЖЕМБЕЦ



Яков (Якуб) Фурсович Глинский-Тукайло (земянин ОП, ж. Марианна Стабило или Габило,уп.1699) татарская шляхта герба Ястржембец (09.12.1685-21.11.1697) за военные заслуги в войске ВКЛ получил по Абраму, Самуелю и Ахмецю Завадским от короля Яна III Собеского получил имение Каяценента-Бенюшки на реке Карачевска Ошмянский уезд
09.06.1688 прикупил за 1050 злотых к имению Кояценента-Бенюшки земли у княгини – вдовы Ибрагима Завадского и у князя Кантимира Сулькевича и его ж. НН из Скирмонтов.
21.11.1697 за 3000 злотых талерами выдал купчую речицкому войсковому Михаилу-Доминику Рембовскому и его жене Софии из Потока Потоцкой, что подтверждено в ГЛТ 05.07.1798. В документе упоминаются князья Ян и Стефан Мушинские из Кояценент-Бенюшек, а также имениеМуровщизна. Документ, составленный в Кояцентах 20.11.1697 подписали ошм. Подчаший Ян=Михаил Шимкевич, подкоморий венденский Михаил Заблоцкий, Ян=Станислав Душевский, Якуб Омульский; /ГИАЛ, ф.391-4-890, с. 1-308/ ЯЦ РР ВКЛ, т.3, с 63-65 Вывод 30.12.1799
Казимир Фурсович Глинский (кр.27.02.1695 Волколатский костел, ротмистр Войск ВКЛ) за военные заслуги от короля Августа II имение Пошдоловичи Ошмянский уезд в ОП, т/т составлен 08.09.1777(1747) в Минском магдебургском суде) записал имение сыновьям, 200 злотых на погребение и ……….по себе и отцу Якубу, за опекуна просит быть я/п Поворовского, т/т подписали Владислав Карповский, ошмянский крайчий Ежи Околович, Ежи Воронович; т/т актирован ОЗС 22.12.1747 и был представлен в Минский суд 03.08.1787 внуком Андреем Глинским.
есть продолжение, возможно эти имена Вам что-нибудь скажут, я соответственно дальний внук этих людей...

---
будущего нет без прошлого рода дворян Глинских
Nevmer
Долгожитель форума



Сообщений: 528
Регистрация: 26 янв. 2008
Рейтинг: 239 

Вільний і мужній народ Руси -України захищає незалежність рідної землі. Це тільки початок .... Слава загиблим героям!

Мамо, не плач. Я повернусь весною.
У шибку пташинкою вдарюсь твою.
Прийду на світанні в садок із росою,
А, може, дощем на поріг упаду.
Голубко, не плач. Так судилося, ненько,
Вже слово, матусю, не буде моїм.
Прийду і попрошуся в сон твій тихенько
Розкажу, як мається в домі новим.
Мені колискову ангел співає
І рана смертальна уже не болить.
Ти знаешь, матусю, й тут сумно буває
Душа за тобою, рідненька, щемить.
Мамочко, вибач за чорну хустину
За те, що віднині будеш сама.
Тебе я люблю. І люблю Украіну
Вона, як і ти, була в мене одна.
<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 123 124 125 126 127 128 129 130 131 ... 235 236 237 238 239 240 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS

Реклама от YouDo
Тут комплексный ремонт в квартире - смотреть здесь.
Услуги мастера: паркетная доска укладка сам, подробности здесь.
YouDo: капитальный ремонт новостройка, подробное описание здесь.