Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS


Левковские

Создание общей родословной.


<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 98 99 100 101 102 103 104 105 106 ... 235 236 237 238 239 240 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
severinn
Долгожитель форума

severinn

Сообщений: 6887
Регистрация: 1 апр. 2005
Рейтинг: 1666 

до 16 века князьми именовали только Рюриковичей и Гедиминовичей, а их генеалогия в 13-15 веках не менее туманна: в частности среди князей Карачевских (потомков Михаила Всеволодича) в конце 14 века упоминается князь Василий Карачевский, перешедший на службу Витовту, а среди шляхтичей Подолии (без титула) в 15 веке Карачевские (Карачевцы) от Василия Карачевского, получившего имения от Витовта....и т.д.
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6121 

Вы ещё забыли назвать князей татарского и черкеского происхождения. Как бы там ни было, мы должны пользоваться надёжными источниками, а не пытаться оправдывать чьё бы-то ни было княжеское происхождение, даже если это касается наших предков (Вспомните печальный конец псевдо-князей Можай-Можаровских, защитников которых мне удалось аргументированно обезоружить). С князьями Половец Рожиновскими проблема имеет двойстенный характер: ненадёжность источников до 16-го века, так и сомнительный характер последующих (завещание Яцка Половца), не говоря уже о "договорных" отношениях Яна Аксака и Юрия Рожиновского, где первым было просто использовано служебное положение в личных интересах. Не нужно пытаться "помочь" любым псевдо-князьям, дескать они сами плохо владели своей родословной, нужно собирать документы и чётко констатировать факты, что и делал Вольф. Кстати, по объёму собранной информации и её исторической достоверности, Вольфу пока нет равных. А он, как известно, Половец-Рожиновских считал самозванцами.

Ещё несколько тезисов, почему КНЯЖЕСКОЕ происхождение Половец Рожиновских вызывает у меня сомнения:

Никто и нигде, кроме Э. Руликовского, не представляет документов по КНЯЖЕСКОМУ происхождению указанного рода. Кроме известной работы по повету Васильковскому, Руликовский также пишет статью в "Словнике географичном" (Т. 10, стр. 745), где уже есть немного другие сведения.
Здесь тестамент Яцка Половца датируется уже 1516 годом, а также сообщается, что Иван Немирич остался дедичем лишь одного владения по Половцах Рожиновских - это Славов с "Надбрестинцем". Далеее, Руликовский уточняет, что Иосиф Немирич - сын Ивана Немирича выпросил у Зигмунта Августа дня 22 января 1568 года привилей, выданный в Воложине, который подтвердил спадок и дедицтво добр по выгаслых Рожиновских. Но эти владения он не смог получить, поскольку они перешли уже в другие руки: Сквир - Белоцерковскому повету, Глебов - Богушу Гулькевичу, Труденовичи - Юхновичам, Микуличи до монастыря крыловского, Гуляники - Ивашкевичам, Мицко - архимандриту Печерскому, Заднепровские владенья - староству Остерскому. В 1616 году Стефан Немирич проиграл справу с архимандрией за Мицко (Радомысль). В 1592 году Миколаю князю Ружинскому (это совершенно другой род от Наримунтовичей) Зигмунт III за рыцарские заслуги дал Сквиру и Романовку. А в 1615 году София з Корабчейовских княжна Ружинская отримала Романовщину (с 1616 года староство Романовское).

Не правда ли одни противоречия? Кроме того, в первой своей работе по повету Васильковскому, Руликовский приводит ещё один странный документ, который касается новоиспечённого князя Юрия Рожновского: тот Юрий имел отца Семёна, Семён имел отца Яцка, Яцко имел отца Иванта, причём (по словам самого Руликовского) ни князем, ни Половцем, ни из Сквира, ни Рожиновским никто из них не назван. Отсюда возникает вопрос, кто же, кроме самого Юрия, оказался кровно заинтересованным в таком "совпадении" имён с Половцами Рожиновскими? Ответ очевиден - это Ян Аксак, подвоеводич киевский, судья земский киевский, у которого и поселился человек без роду и племени, козак, слуга замковый остерского старосты Юрий Рожновский, заключив сделку с Аксаком об "отыскании" (возвращении) своего княжеского достоинства и своих владений и что самое смешное, согласился отдать ровно половину тому же Аксаку, если тот всё ему устроит.

Доказать княжеское происхождение от хана Тугоркана Половец Рожиновских можно лишь тогда, когда будет найден хотя бы тот привилей Иосифу Немиричу от 1568 года, который я выделил выше. Я думаю, что если он и существует, то при его обнаружении (оригинала) будет ясно, что это подделка, поскольку в книги самой Литовской Метрики он вряд ли занесен.

Сознанье возных албо рачей протестация пани Лисицкое и пани Ободенское на брата их пана Дмитра Покалевского (см. следующее сообщение):

Первая публикация документа

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2018-01-06 в 22.44.00.png, 613487 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6121 

Куда исчезли бояре Покалевские?

Первое письменное упоминание о боярах Покалевских относится к 1471-1474 годам: в документе ок. 1509 года известный Немира Грицкович, боярин овручский, отец Ивашка Немирича свидетельствует в справе Сурина с Доротичами и другими боярами Велавскими. Здесь он называет одним из сыновей Давыда Велавского - Якова Покалевского, которому вместе с братом Андреем Глушком Велавским король Казимир дал землю в Овручском повете, взамен утраченной отчизны Велавской. Ясно, что эта новая земля Якова называлась Покалевской (с. Покалев Овручского района) и это произошло, судя по привилеям отцу его Давыду и другим братьям, в районе 1471-1474 года:
[q]
Без даты (ок. 1509—1510 гг.) Описанье сведецтва, учиненого черезъ Немиру, въ справе Суриново зъ Доротичомъ, которие се на него сослали о земъли, от того Сурина подъ Доротичомъ упрошоные.

«Што Суринъ а Доротичъ сослалися на мене, на Немиру, а я тое светъчу, што запомню: Перъво, за князя Семена Киевъского, дедъ и отецъ и дядьки его седели на отчизне своей; и князь Семенъ, на его деда Давыда и на его батька Павла и на дядьки его розъгневався, и отнявъ въ нихъ дедизну и отчизну ихъ, и отдалъ пану Федьку Горловичу; а ихъ самыхъ головами не далъ; и они пошли прочъ, къ Волыню, зъ жонами и зъ детьми и со со всими статки своими. И потомъ князь Семенъ Киевъски умеръ; ино его дедъ Давыдъ и отецъ его Павелъ и всии дядьки его били чоломъ господару Казимеру королю, абы имъ далъ, напротивъ тое ихъ отчизны, на чомъ седети. И господаръ король Казимиръ далъ деду и отцу и всимъ дядькомъ его, напротивъ ихъ отчизны, тыи земли, што теперь Суринъ у господаря его милости выпросилъ. Ино дедъ и отецъ и дядьки того Доротича съ тое отчизны своее, што въ нихъ князь Семенъ отнялъ, служивали коньми а въ панцырахъ, посполу зъ бояры Вруцкими; а съ коланъными людьми и съ слугами Ордынъскими не служивали, и жадного потягу не тягнули. А што имъ далъ господаръ Казимиръ король, напротив их отчизны, земли, и они съ тыхъ землъ по тому жъ служили, какъ и съ первое отчизны своее, а колану такежъ жадного не служивали. А после деда и отца и дядьковъ его, имъ Доротичомъ, тыи земли осталися, и они съ тыхъ земль, дедизны и отчизны своее, тепере по тому жъ конемъ служать, а колану жадного не служать. А какъ я запомню, за своее памяти, штожъ то и зъ веку слывуть бояре Велавскии. А для лепъшого сведомъя, ешче старей мене, во Вручомъ панъ Мезъ а Костюшко Митьковичъ, и мещанъ много старыхъ: нехай господаръ кажеть надто опытати ихъ, бо они ещё большей помнять. А дядьку того Доротича, Анъдрею Глушку Велавъскому далъ господаръ Казимиръ король землю зъ братомъ его Яковомъ Покалевъскимъ, а другому дядьку его, Вольнянце, далъ господаръ другую землю, а третему дядьку его, Булъгаку, далъ господаръ третюю землю. А то господаръ давалъ имъ, напротивъ ихъ отчизны, што въ нихъ князь Семенъ за гневъ свой отнялъ. А тыи всии дядьки его калану не служать, а ни кому ещё господаръ ихъ не роздавалъ».
[/q]


Другой документ
[q]
от 29 сентября 1524 года.
Вырок подданным господарским: вруцких и велавских, певнымъ особамъ, з Федком Вешняком о упрошенье под ними земли их Волненское за пусто.

«Жыкгимонт. Смотрели есмо того дела, стояли перед нами очивисто, жаловали нам тые подданные наши, вруцкие и велавские: Богданъ Поколевский а Гришко Сенютич, а Нестер, а „Зан“ Гейвичи[712], а Малко, а Андрей — Доротичи, а Федко Ложчичъ на слугу вруцкого ж Федка Вешника о том, што ж он въпросил под ними землю, близкость их, за пусто, на ймя Волненъскую. И мы казали о том межи ними досмотрети и справедливость тому вчинити воеводе троцкому, гетману нашому навыжшому, старосте браславскому и веницкому, князю Костянтину Ивановичу Острозкому. И его милость межи ними досмотрел. И тые велавские покладали перед его милостью лист судовый державцы вруцкого, пана Михайла Михайловича Халецкого, а державцы речыцкого, пана Семена Полозовича, и иншихъ земян наших вруцкихъ, в котором жо стоит, иж они с тым Вешняком о тую землю Волненъскую перед нами ся правовали, и доводу жадного тот Федко Вешнякъ перед тыми судями не вчинилъ, ижбы то земля была пустая. И выводили ся тые велавские перед тыми судями листы старими первых наместниковъ вруцкихъ, и пана Мезов тэж листъ перед ними покладали, што ж он з ыншими земяны нашими вруцкими писал за ними до брата нашого Александра, короля, его милости, коли их Сурин упросил был у брата нашого Александра, короля, его милости за простых людей, иж они звеку суть бояре велавские, и в том княз Костянтинъ, его милость, их досмотревши, и, подле того листу судового, тых велавскихъ правых знашол, тую землю Волненскую имъ присудил, и тот суд свой перед нами отказывалъ. И мы, водле суда и отказу князя воеводы, его милости, троцкого, тых велавъских при той земли Волненской зоставили, нехай они тую землю держат со всимъ с тым, как ся тая земля их здавна в собе мает, подле листу судового пана Михайла Халецкого а пана Сенка Полозовича и подле суда и отказу князя Костянтина, его милости. А тот Вешняк не мает вжо через то в тую землю ихъ ничим ся уступовати. И на то есмо тым велавскимъ дали сесь наш листъ судовый з нашою печатью. Писан у Львове, под леты Божего нароженья 1000 пятьсот 24, месяца сентября 29 день, индикт 13. Копоть, писарь» (Lietuvos Metrika. Knyga Nr. 224 (1522—1530): 4-oji Teismų bylų knyga. Vilnius, 1997. Акт № 140).
[/q]


В Описи Овручского замка от 1545 года:
[q]
"Бояре и слуги замковые: которые передъ тымъ были слу­гами оръдынскими, повѣдаютъ себе вызволенными отъ господарей ихъ милости с тое службы оръдынское, и мѣнячи, себе быти шляхти­чами: Тарасъ Кубылинский изъ себрами своими, дымовъ осмъ, службъ три; Богданъ Поколевский—служба; Онофрей Ивановичь— служба; Блажко Боитовичь, дымъ одинъ, служба; Ланко Белцевичь, дымъ одинъ, служба; Петръ Агарапинъ; Алеско, прозвищемъ Серницкий, дымы три, служба; Степанъ а Потапъ Закусиловичи, дымы два, служба. Гришко Василевичь, дымъ одынъ, а землю его, щого бы мыла служба оръдынская быти, дядко его, Данило Редчичь за пусто у го­сподаря его милости упросилъ; Дмитрокъ Гапоновичь, Тихно Коркощичь, Иванъ Григоревичь, Романъ Завяличь, дыми чотыри служ­ба: Фетистъ Федоровичъ, Гридко Тишкевичь, Степанъ Коженовичь, дымы три, служба; тотъ же Иванъ Григоревичъ, маетъ подъ собою Губаревщину, с которое виненъ служити другую службу оръдинскую, а теперь не служить".
[/q]


В документе, который выданный 1556.02.14 и заверенный королём 1568.03.05 "Богдану Покалевскому албо жоне его потверженье на третюю часть имени Покалевского, от него ей записаного" говорится, что "земенин нашъ овруцкии Богдан Кузмич Покалевскии, иж он понявши за себе в малженство Опранью Денисовну", то есть отцом Богдана был Кузьма, который в свою очередь, получается сын Якова:
[q]
«Жикгимонт Август, Божью м(и)л(о)стью и прочее. Ознаимуемъ симъ нашимъ листомъ. Поведи перед нами земенин нашъ овруцкии Богдан Кузмич Покалевскии, иж он понявши за себе в малженство Опранью Денисовну и узнавши по неи, малжонце своеи, во всемъ верное а цнотливое захованье в милость малженскую, а хотячи то еи вызнати и нагородити, ни щиего припуженя, одно самъ по своеи доброи воли, дал, даровал и на вечность записал перво менованои малжонце своей Опраньи Денисовне третюю часть именя своего Покалева, у повете Овруцкомъ лежачого, на вечность, зо всимъ на все, ничого на себе, детеи, близких и кровных, и повиноватыхъ своих не оставуючи ани выимуючи, на што и лист свои записныи под печатью своею и под печатями некоторыхъ людеи добрых еи дал, и ачъ колвекъ первеи сего тот дар свои на враде овруцкомъ оповедал, одно ж для скутечнемшое моцы и твердости донесши то до нас, г(о)с(по)д(а)ра, лист свои записныи передъ нами покладалъ, и билъ намъ чоломъ, абыхмо то ку ведомости н(а)шои г(о)с(по)д(а)рьскои припустивши и оныи лист его записныи, от него еи даныи, при моцы зоставивши, оную третюю часть в ымени Покалевском малжонце его Опраньи Денисовне на вечност потвердили. А такъ мы, за чоломъбитьемъ оного Богдана Покалевского, того листу его записного огледавши, велели есмо его слово от слова в сес нашъ листь уписати, и такъ ся в собе маеть: Я, Богданъ Кузмичъ Покалевскии, вызнавамъ и явно чиню всимъ посполите, такъ нинешнимъ и напотомъ будучимъ, кому будеть потреба того ведати, што ж з воли и зраженья Божого, а водле закону хрестиянского н(а)шого, взял есми за себе в малъженство п(а)нею Опранью Денисовну, а за нею взял посагу яко п(е)н(е)зми готовыми, такъ теж в шатах, клемнотах, золоте, сребре, в перлах и в иных некоторых речах, суму немалую. А такъ я, Богдан Кузмич, чинечи еи, малжонце моеи, п(а)неи Опраньи Денисовне, за тое внесенье её нагороду, а иж узнавши по неи, малжонце своеи, великую м(и)л(о)сть и поволность ку собе, и во всемъ верную а цнотливую м(и)л(о)сть малженскую и захованье её справедливое, даю, дарую и записую еи, малжонце моеи милои, в ыменю своем Покалеве третюю часть як двора з будованьемъ и теж з людми, и с пашнею дворною, зъ землями бортными и пашными, з селищи и сеножатьми, з дубровами, з ловы зверынными, пташими, и зо всими пожитки, якимъ бы колвекъ именемъ мели названы быти, зо всимъ тымъ, яко ся тая третья часть сама в собе, в границах и обыходех своих маеть и мети будеть, на вечност, отдаляючи то от всих детеи моих, которых мне з нею Пан Бог дати рачит, и от всих иных кревных и близких моих, на вечные ч(а)сы. И вжо она, малжонка моя, мает тую третюю част в ыменью Покалеве тепер при животе и по животе моимъ держати и её вживати водле воли своее вечными ч(а)сы. И если бы, чого Б(о)же уховаи, первеи рачил Пан Бог на мене, малжонка, смерти допустити, нижли на неё, тогды она волна будеть тую третюю часть от мене записаную по своемъ животе кому хотечи отдати, даровати, записати, заменити, водле воли своее вживати, а дети мои и никоторые близкие и кревные мои не мают ся в тую третюю часть, от мене еи, малжонце моеи милои на вечность записаную, ничимъ ся вступовати и никоторое переказы в том еи чинити, и ни жадным правом того под нею, малжонкою моею, самою ани под тым, кому бы то она по своемъ животе записала, позыскивати, але вечне того молчати мают. Пак ли бы теж она, малжонка моя милая, п(а)ни Опраня Денисовна мела первеи вмерети, нижли я, чого Боже не даи, тогды волна будет тую третюю част она, от мене на вечност записаную, кому хотечи отидати, даровати и описати, а я того еи, малжонце своеи, забороняти не маю. А што ся дотычет маетности н(а)шое сполное, золота, сребра, шать, конеи, быдла и всю; рухомых речеи, што ся колвекъ по животе моемъ зостанет, то все даю, дарую и отписую малжонце моеи милои, до тог(о) близкие мои ани хто з ыншихъ кревных не мають ничого мети и на неи жаднымъ правомъ поискивати, мають еи о то вечне молчати. И на томъ дал малжонце моеи милои п(а)ни Опрани Денисовне сес мои листь з моею печатью. А при том были и будучи того добре ведоми, за прозбою моею печати свои к сему листу моему приложили, их м(и)л(о)сть пан Солтан Стецкович, пан Богдан Стецкович а пан Тихно Михаилович Коркошка. Писан у во Вручомъ, лета Бож(его) нарож(енья) тисеча пятисот пятдесят шестого, м(е)с(е)ца февраля 14 дня. И кгды ж оный Богдан Покалевскии самъ по своеи доброи воли третюю часть именья своего Покалевского в повете Овруцкомъ лежачого малжонце своеи Опрани Денисовне записавши до нас, г(о)с(по)д(а)ра, донес, мы, оныи листь его записныи перед нами покладаныи при моцы зоставуючи, третюю часть именья Покалева на вечность потверъжаемъ. Маеть малжонка его Опранья Денисовна сама и её потомки, кому она запишет, оное третье части в ыменью Покалеве держати и вживати, волно будучи в нём всякую владность мети и подле воли своее шафовати, заховуючи ся во всемъ водле листу Богдана Покалевского записного, еи на то даного и в семь листе нашомъ описаного, вечными часы. И на то есмо Богдановой Покалевской Опраньи Денисовне дали сес нашъ лист з нашою печатью. Писан у Кнышине, лета Бож(его) нароженья тысеча пятсот шестьдесят осмого, месяца марца пятого дня». (Lietuvos Metrika. Knyga Nr. 51 (1566—1574): Užrašymų knyga 51 / Parengė Algirdas Baliulis, Raimonda Ragauskienė, Aivas Ragauskas/. Vilnius, 2000, стр. 121)
[/q]


В Книге поборов №32 «по регестру выбирания поборов земли Киевской за 1581 год" (Zrodła Dziejowe, T. XX, стр. 36-47. Warszawa, 1894.) упоминаются пан Грегор Покалевский и его бабушка Опранья Покалевская, которые владеют Покалевом и Давидковичами. Тот же Грегор упоминается в Актовой книге Люблинского трибунала за 1609 год:
[q]
1609 года. Августа 25 дня.
Между Герасимом Сурином поводовый, а Грегорем Львовичом Покалевским, о выбытье з маетности и грунту Ровбовского и Покалевского, вначале поводови как дедизна позванным уступленного, а именно з урочища Запашковщизны - поводови те грунты и урочище в дедицтво присуждено - декрет. (Źródła dziejowe. Т. XXI, стр. 162).
[/q]


В Актовой книге Люблинского трибунала по Киевскому воеводству за 1618 год упоминается ещё один представитель рода Покалевских:
[q]
1618 года. Мая 4 дня.
От Герасимовой Суриновой подсудиной земской киевской Маруши Стецкой и потомков её поводови, на Дмитра Грегоровича и Гальшку Пайрасовну Покалевских малжонков позваных, за недопущенья чиненья экзекуции в добрах Покалева за грабеж подданых поводовых Ровбовских - получена баниция. (Źródła dziejowe. Т. XXI, стр. 220).
[/q]


Кроме того, в Актах Житомирского гродского суда, есть два дела, которые дают нам ещё одно имя из рода Покалевских - Катерину, дочь Грегора Покалевского и жену бердычевского дворянина Ивана Прежовского:
[q]
Справа пана Ивана Прежовского з ее милостью панею Немиричовю и з сыном ее.
Року 1605, месяца генваря, 23 дня.
....А при том были и того добре сведомы их милости панове приятели мои, то ест: пан Григореи Покалевскии, пан Федор Ободенскии, пан Дмитер Дубницкии, а пан Стефан Панчевскии, енерал земскии воеводства Киевского, которые за устною и очевичтою прозбою моею печати свои приложили и руками властными подписати рачили. Писан в Житомири...

Справа пана Александра Воронича з паном Иваном Прежовским и з малжонкою его милости.
Року 1605, месяца априля, 3 дня.
.....Того ж року и месяца, 31 дня положил есми позов кгродскии киевскии по его милость пана Ивана Прежовского и по малжонку его милости панею Катерину Покалевского о грабежи розные подданых его милости пана Вороничовых трояновских, в жалобе его милости того ж пана Александра Воронича и рок в том позве их млсти ест ознаимено и доложоно ку праву стати на рочки кгродские киевские, которые припасти и сужоны быти мают в року теперешем... Писан в Житомиру...(ЦГИАК, ф. 11, оп.1, Дело 4, Лист 16 об., Лист 44 об.)
[/q]


Таким образом, из вышеназванных источников мы чётко можем констатировать родословную бояр Покалевских:
Давыд Велавский (род. ок. 1410) ---- Яков Покалевский (уп. ок.1474) ------ Кузьма — Богдан Покалевский с женой Опраньей Денисовной (1545, 1556, 1558) —--- Лев —--- Грегор (1581, 1609) —---- Дмитрий Грегорович Покалевский с женой Гальшкой Пайрасовной Покалевской (1618). Также в Помяннике Киево-Печерской лавры расписан род Покалевской Стефаниды Денисовны с Овруча — родной сестры Опраньи Денисовны (ветка по женской линии Покалевских): Иона, Акулина, Хвомы, Евгы, Дмитрия (сын Фомы и Евгы), Деонисия. (Голубев С. Т. Древний помянник Киево-Печерской лавры (конца XV и начала XVI столетия) // ЧИОНЛ. 1892. Кн. 6., стр. 85)

Но, в последующих актовых записях мы более не находим других имён бояр Покалевских. Мало того, среди фамилий советского периода с. Покалев нет ни одного человека с фамилией Покалевский. Кроме того, люди с такой фамилией не встречаются вообще не только в Украине, СНГ, но даже за рубежом. Привязывать наших Покалевских к Поколевским, Покулевским, фамилиям, которые иногда встречаются в России, не стоит. Ведь, среди посадских людей Московского княжества уже с 16-го века встречаются другие Поколевские (Поколевской Манко Коломна 1577/78 ГР-XVI).

Как же вышло так, что исчезли бояре Покалевские - одна из веток бояр Велавских? Ответ мне кажется будет следующим: последний из представителей рода бояр Покалевских - Дмитрий Грегорович Покалевский с женой Гальшкой Пайрасовной Покалевской, очевидно не оставил потомства, в 1616 году убив своего родного брата Юрия, после 1622 года (в результате инфамии?) возможно удалился в Киево-Печерский монастырь замаливать грехи, по примеру его двоюродной прабабки, а его родная сестра Катерина приняла фамилию Прежовская (1605), за 2-м мужем Лисицкая (1611), вторая сестра Маруша вышла замуж за Федора Ободенского (док. №12, док. №463, а третья стала по мужу Федора Быковская), и на этом получается известный в истории род Покалевских выгас? Уже в 1617 году зять Дмитрия Покалевского - Федор Ободенский вводится во владение Покалевом, доставшимся ему от него (док. №533). А в 1618 году Пелагея Кнегининская вводится во владение с. Ровбовщиной, заложенным ей Дмитрием Покалевским (док. №16). В том же году три сестры (Екатерина Лисицкая, Маруша Ободенская и Федора Быковская) жалуются об убийстве их родным братом Дмитрием Покалевским родного же брата Юрия (Актова книга Житомирського гродського суду (1617–1618 рр.) // Зберіг. у ЦДІАК України:
ф. 11, оп. 1, од. зб. 7. док. №84):

[q]
Сознанье возных албо рачей протестация пани Лисицкое и пани Ободенское на брата их пана Дмитра Покалевского

Року 1618 месяца февраля 6 дня.

На вряде его королевское милости Житомирском передо мною Яном Галчиновским, подстаростим Житомирским, становившись очевисто и добровольно пани Катарина пана Лукаша Лисицкого малжонка и Марина урожоного пана Федора Ободенского малжонка, которые так сами от себе, яко зась именем власное урожоное сестры своее панеи Федоры, Андрея Быковского малжонки, а потомкове нигды зешлого пана Григорья Покалевского з притомностю помененых выше их милости панов малжонков своих, яко опекунов, жалосне осведчалися, бе як колвек им зараз прудко до ведомости пришло о смерти небосчика Юря Покалевского, брата их рожоного, в року прошлом 1616-м на день св. Дмитра, свята греческого, окрутне и нелютостиве забито и замордовано, якосе нижей поменим, в дому сполнем отцовским, так небосчика того пана Юря Покалевского и в рожоного пана Дмитра брата того рожоного теж. Иж пан Дмитр Покалевский, яко брат небосчиковский и наш рожоный, зараз по смерти его, брата нашого, протестацию о замордованье его якобы о мужобойцы неведавши, яко ему есмо скоро до ведомости ведати пришло, о мужобойцы оферуючись, подать перед врядом Овруцким вчинил был. Пре то речь поменена паней Лисицкая, пани Быковская, пани Ободенская до того часу чекаючи и розумеючи же помененый пан Дмитр Покалевский взнавши о мужобойцы ведомость протестации своей поправить и мужобойце внест выразымел, неведаючи о того небосчика, брата своего, забойцы и мордерцы, молчали и протестации жадное, обеспечаючисе на помененого пана Дмитра Покалевского, которому то впрод и власне належало, до тогды есмо не чинили. А помененые сестры через целый рок о том пылнее се пытаючи шукали, пострегши и видячи, певную ведомость о том взявши, же помененый пан Дмитр Покалевский, брат наш рожоный, сам же, а не кто инший з малжонкою своею панею Гальшкою Парисовною помененого пана Юря Покалевского забили и замордовали. Объявляючи се мы теды помсты и гневу Божого, которым бы за необъявенем мужобойцы могл пойти на нас, объявляючи се зась помененые сестры, стоячи очевисто передо мною, жалосне с плачем великим на помененого пана Дмитра Покалевского , брата своего рожоного, и Гальшку Парисовну, малжонку его, яко противно принципалов и помочников их, которых они лепей меня знают, светчили и жаловали, протестовали се о то, что помененый пан Дмитр Покалевский, брат наш рожоный, припомневши боязни Божое и срокгости права посполитого и милости ближнего своего, а звлаща братем их нам забойцы описаного, не маючи ничого до помененого небосчика пана Юря Покалевского, брата своего, чим ся от него отобрать могл, и со всем а ни похвалков, а ни одповедей жадных не мели з собою, а ктора часть помененым брате своем отчизным маетности его сукцесиею отрымал. А взнавши пред себе таки злы умысл, а праве добре се ... на то наготовавши, тирански и нехристиянски вмысл тот ... окрутным и тиранским значных ран задавши, вночи дня вышпомененого в року прошлым 1616-м месяца ноября 5-го дня з соботы на неделю, кгды небосчик пан Юрей Покалевский спал, яко в отчизне в дому своим власным, ничого ся не погрожаючи и жодного окрутства над собою не сподеваючись ни от кого, а поготовю от того брата своего, спокойне по праци домовой успокоился и на лежку уснул; и яко то бывает вжо огонь в дому погашоно, там же зараз помененый пан Дмитр Покалевский, брат наш родзоны, с помененою панею малжонкою своею Галшкою Парисовною до светлицы вшедши, где небосчик спал, с помочниками своими, которых они сами добре знают, тихо сонного небосчика спалого, з ложка спячого с постелми подушки добре придушивши, вы светли впрод сокирою окрутне в голову тяли, а потом кием немилостиве и немилосерднее тиранское забили и замордовали, и так с живого мертвого вчинили, о которым таковым злым, а ледво слыханным вчинку противко пану Дмитру Покалевскому, братови своему, яко окрутному брату-забойцы и малжонце его пани Галшци Парисовне, яко принципалным забойца и помочникам их, которых они имена и презвища лепей знают и ведают, помененые сестры повторе и потрете с плачем великим скаржили и протестовали, а хотячи веры христовое тоему, мужобойство и смерть окрутною так помененого небосчика пана Юря Покалевского, реферуются до ... тела небосчиковского през того самого пана Дмитра Покалевского учиненое, которую при протестации своее змышленое през возного Григора Невмирицкого вчинил и до книг тамошних Овруцких в року 1616-м месяца ноября 29-го дня подал. А так интеруючи жалосное свое оповеданье протестуючие офаруются с паном Дмитром Покалевским, братом своим, правне если справа належати будет, чинит. Которое оповедане и протестация их до книг нынешних врядовых Житомирских есть принято и записано. Подпись.

ЦДІАК України: ф. 11, оп. 1, од. зб. 7. док. 84, арк. 751 зв.- 753 зв.

см. копии в моем предыдущем сообщении








[/q]


И окончательную точку в истории рода Покалевских ставит документ, найденный мной в том же суммариуше Актов Люблинского трибунала по Брацлавскому воеводству:
[q]
1622 года. Августа 19 числа.
От Дмитра Покалевского Федору Ободенскому ловчему брацлавскому продажа села дедичного Покалева с грунтом, в воеводстве Киевском, в повете Овруцком лежачего, также части в селе Мацейовцах (т. е. Матвеевцах западнее Покалева), за сумму 10 тыс. злотых признанный - запис. Лист 1543.(Źródła dziejowe. Т. XXI, стр. 626).
[/q]


В 1624 году уже новый хозяин судится за Покалев:
[q]
20 августа 1624 года.
Между Теодором Ободенским поводовым, а Павлом Зелинским позванным, в справе охоты на бобров на грунтах Пукалевских - розпис. (Źródła dziejowe. Т. XXI, стр. 379.)
[/q]


В подымной подати Киевского воеводства за 1640 год указан тот же пан Теодор Ободенский - ловчий брацлавский з села Покалев, платил з дымов 30 злотых 30 (см. ЦГИАК. Фонд 11 Опись 1 Дело 9, Лист 871 об.)

Федор Ободенский - дедич Ободного (Ободенских грунтов) по соседству с Вороновицей, которой (Вороновицей) в 1629 году владеют уже Богдан Ласко, скарбник брацлавский, Григорий Чечель Судимонтович, подстароста винницкий, Гальшка Залеская с сыновьями. (См. Zrodła Dziejowe, T. XX. Warszawa, 1894, Źródła dziejowe. T. XIX , Warszawa; 1889). Есть также документ от 7 апреля 1617 года (Zrodła Dziejowe, T. XXI, Warszawa, 1894, S. 588), где указаны границы Вороновицких и Ободенских грунтов, см. файл Судя из грамоты Гриньку: "А к тои к Соколецьскои волости придала ѥму наша старь|шаѧ братьѧ и мы Збыновъ потокъ весь ѿ верха ажь до оустьѧ а село Глинѧнець, а Вороновицю, а Прилукъ, а Ильиньцѣ..." Ободное находилось между Вороновицей и Ильинцами, возможно, что Ободенские из рода Вороничей, тем более, что и соседние Ильинцы, некогда Соколецкая волость пана Гринька, еще в 1590 году как "siedliszcze Lince" (Zrodła Dziejowe, T. XX, Warszawa, 1894, S. 120) и в 1606-1607 гг. как "ms. Liniec", принадлежало Ободенским (Zrodła Dziejowe, T. XXI, Warszawa, 1894, S. 127, 520):
[q]
Из сумариуша актов архива князей Четвертинских (переписаны в 1761 году Красицким):
1 февраля 1590 года (с книг брацлавских).
Между паном Ободенским, судьей земским брацлавским, с одной стороны, а князем Янушем Збаражским, воеводою брацлавским, позванным с другой стороны о выбитье с грунту "siedliszcza Lincow" повода през позванного, аппеляции - декрет. (Zrodła Dziejowe, T. XX, Warszawa, 1894, S. 120)

Из актов Люблинского Трибунала:
6 июня 1607 года.
Между Семеном и Богданом Ободенскими поводовы, а Янушем князем Острожским позванным, о выбытье с добр поводовых дедичных "Ilince czyli Lince", в воеводстве Брацлавском лежачих - декрет. (Zrodła Dziejowe, T. XXI, Warszawa, 1894, S. 127).

12 мая 1606 года.
Между Зофия с Ходороставу, воеводина Русская поводовая, а Семеном и Богданом Ободенскими позванными о возвращении подданных из маетности стороны поводовой Фельштына с жонами и др. до маетности позванных местечка "Liniec" збеглых- декрет. (Zrodła Dziejowe, T. XXI, Warszawa, 1894, S. 520).
[/q]


Согласно, карты составленной Гедзь, Ободное или входило в Соколецкую волость пана Гринька первоначально или позже вошло, когда он получил Вороновицу. На карте Гедзь: D1. смт Вороновиця Вінницького р-ну Вінницької обл. D3. смт. Iллінці Вінницької обл.

Кроме того, нашлась и "загадочная" дедизна Скобейков на Овруччине, рядом с нашими Немиричами:
[q]
1624 года. Июля 17.
Между Марушей из Стецких Суриновой пов., а Гипполитом Родкевичем позв. о подданых з добр Ровбовщина села Полохачова добр до местечка Скобейкова села Хлупляны збеглых - декрет. Лист 66. (Źródła dziejowe. Т. XXI, S. 331)
[/q]

В это местечко входили села: Хлупляны, Оленичи, Нагоряны и Слобода (но, не та, что возле Ясенца) - см. Źródła dziejowe. Т. XXI, S. 196, 273.

Я здесь писал, что в середине 15-го века Ильинцы получил Менко , якобы потомок княгини Андрияновой. Но, этот вывод подходит к Дашову, а Ильинцы ведь получил Гринько от Кориатовичей (их дали "старь|шаѧ братьѧ и мы"), а значит Менко или потомок Гринька или вообще посторонний. Но, не спешите разочаровываться. В Описи замка Винницкого от 5 августа 1545 года за Вороновицкой городней Ивашка Вороновицкого с Воронович указана следующая городня Кордышова с «Linenc», то есть с Глиненца (Źródła dziejowe. T. 6, 1877, S. 110, см. также новую публикацию языком оригинала русским: "за вороновицькою - городьня Корьдьішова з Линєнца15,15 Глинєнца"; стр. 215). Но, перед этим в том же документе указаны земяне винницкие и среди прочих - Кордыш Скобейкович (Źródła dziejowe. T. 6, 1877, S. 108). Имя этого Кордыша Скобейковича мы узнаем в Архиве Сангушков (Т. 3, С. 398, 446) - это Федор Кордыш (упом. 1532, 1533 гг). О Скобейках я писал не раз и по-моему, ветка Федора Кордыша вышла с Подолья, а не с Волыни. Прямую связь подольских Скобейков с киевско-овручскими Скобейками подтверждает документ 1520 года в разделе "Kto w kijowskiej ziemi imienia dzierży?" (Кто в Киевской земле именья держит?), дающий киевским Скобейкам тот же придомок, что и в подольских, то есть "Кордыш": "Skobejko Kordeszowicz w Kijowie imienia dzierży..." (см. Źródła do dziejów polskich, t. II, wyd. M. Malinowski, A. Przezdziecki, Wilno 1844. S. 122; Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich › Tom IX › strona 71). Если все соединить воедино, то получится, что Ильнцы, входившие в Соколецкую волость, в середине 15-го века держит Менко, вероятный потомок или родич Гринька Вороновицкого, а в 1532-1545 гг. соседний Глинянец, который также входил ранее в Соколецкую волость - Федор Кордыш Скобейкович - вероятный сын овручско-киевского Лазаря Скобейковича (хлуплянского соседа Немири, предка Невмирицких), в 1590-м году "siedliszcze Lince» (Ильинцы) бояре Ободенские с Ободного (входившего также ранее в Соколецкую волость), что по соседству с Вороновицей. Эти же Ободенские, а именно Федор Ободенский, ловчий брацлавский, не только женится на Маруше Григорьевне Покалевской, но и выкупает имения Покалев и Матвеевцы ее родного брата Дмитра, причастного к убийству другого брата Юрия Покалевского. Это все не могло быть случайностью. Если Ободенские и не были прямыми потомками Гринька, то во всяком случае могли быть родичи его по женской линии, ну а Немира - предок Невмирицких также своими корнями должен восходить к тому же Гриньку Соколецкому.

Есть также документы в Архиве Сангушков (Т. 3, стр. 143, 250), которые показывают, что в 1523 году Милохна Федоровая Зьеловская, родная дочь Грицка Ободенского (женат на Анне Воробиевской, имел сына Романа и внука Василия Ободенских), переписала своему брату (по матери Анне Воробиевской, которая второй раз замужем за Семеном Кошкой) Юхну Семеновичу Кошчичу материзные имения в Брацлавском повете: Черемошно, Игнатовцы, Фальково, а еще в 1516 году та же Анна, жена Семена Кошки, записывает тому же Юхну Кошке (своему сыну) Рогозне и Воробиевку (в 1448 году Шпиков, Воробевичи и Кобылее, оказавшиеся потом в Кошков, получает от Казимира брацлавский боярин Рогоза, от которого, очевидно, получило название с. Рогозне). Выходит, что материзна Кошчичей в Брацлавском повете, а отчизна как в Брацлавском (первые пожалования села Ханов и Ожитков получил еще Семен Кошка за короля Казимира от брацлавского наместника князя Михайла Васильевича Чарторыйского, т. е. до 1478 года, жена которого, как помните, Мария Немирич, см. Арх. Санг. Т. 3, С. 45-46; вероятно, тот же Сенько Кошка в 1487 году получил 2 возы соли з мыта Луцкого и 10 коп грошей там же в Луцку, см. ЛМ изд. РИБ, т. 27, стб. 239), так и в Винницком - Стрижавка и дворы в Виннице, где ту же Стрижавку еще Гринько Соколецкий получил от тещи: "кнѧгини Андриѧнова ѧ Вѣиницьска ѧ оуздала пану | Гринькови и своимъ дѣтем своѧ села перед нами и передо всею нашею радою и с нашею волею на имѧf: село Микулиньцѣ12, Лѣтыню13, Во|нѧчинъ14, Дешковцѣ15, Стрѣжевку".
О том, что Кошчичи держат Стрижавку сказано в Описи Винницкого замка 1545 года (Źródła dziejowe. T. 6, 1877, S. 115; "у Стрижовци а в Янєвє, в ьшміньах Кошчиньіхь а вдовьі Сасиновоє, дєвєносто члвка..." стр. 220 ), а другие имения в Брацлавщине (озеро Удеч, Польчиковъ, Чозовъ, Плисковъ Хановъ, Осипковъ, Воробевцы, Хвальковъ, Черемошны, Иголковъ, Игнатовды, Шпековъ, Деремчинцы, Кобылаи) держали " старшие земяне" Иван с братом Андреем Кошчичи (Źródła dziejowe. T. 6, 1877, S. 118, 126; "особи старших зємян, то ест: Йван Кошка з братомь Андрєємь", стр. 234), где те же пустые села после нападения татар сдают болаховцам, а людей своих держат в Виннице.

Не думаю, что эти Кошчичи были местичи (мещане) с Полоцка, да и вряд ли из Смоленска, где в 1492 году упоминается Ивашко Ивашкович Кошка, окольничий смоленский, (в ЛМ изд. РИБ, т. 27, упоминаются те же смоленские Кошки с 1460 по 1497 год, стб. 51, 39, 66, 677, 680), который, очевидно, после взятия Смоленска в 1514 году войсками московского князя Василия III, сам и его потомки к 1528 году эмигрировали в Беларусь (Кошчича Ивашко, б. Гародзенскага пав. Троцкага в-д. 99 адв., см. также Кром М. М. Меж Русью и Литвой. Пограничные земли в системе русско-литовских отношений конца XV — первой трети XVI в. / М. М. Кром. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Квадрига; Объединенная редакция МВД России, 2010. С. 235, 283.
), а скорее с Кошчичей на севере Овруччины, то есть, из "Bojarów Kotczysca, jako wysługę Piotra Hryckiewicza" был родом и пан Семен Кошка (Кошчич), который получил имения в Брацлавском повете еще от Михайла Чарторыйского? А значит эти Кошчичи не были из рода Немири Петра Бакотского, а всего лишь его служивые бояре в Котчищах, тем более, что стрижавские Кошчичи владели в Киевской земле имениями: Тетиев, Рогач, Щербов (Źródła dziejowe. Т. XXII, Warszawa, 1897, S. 606-607). Похоже, что братья Иван и Андрей (Юхновичи) Кошки, имевшие также в 1561 году большое жировицкое имение на Волыни, которое межевало с Колками и Рудней п. Ральковских (см. здесь стр. 535 и здесь док. №29) - это те же паны Кошчичи, которые упоминаются в Описи Винницкого и Брацлавского замков в 1545 году. Но, в отличие от Марка Жоравницкого (Евлашковича), владевшего Жоравниками (совр. Журавники Гороховский район), паны Кошки владели Жировичами (совр. Журавичи Киверцовский р-н)., которые ("Zurowicze") в Луцком повете 10 декабря 1518 года (вместе с подтверждением прежних данин королей Казимира и Александра в Брацлавском повете) за заслуги в войнах с татарами получили от Сигизмунда I Семен Кошка и сын его Юхна (Арх. Санг. Т. 3, С. 181-182). Это также подтверждается регестром поборов земли Волынской (повет Луцкий) за 1570 год: пан Андрей (Юхнович) Кошка с частей своих Журович и Омелян с дымов 9, огородников 7 платит по 2 гроша (см. Źródła dziejowe. T. XIX , Warszawa; 1889. S. 16).

Покалевские больше не появляются в Покалеве, а Федор Ободенский продает село панам Радзиминским (в 1694 году упоминается Маряна Радзиминская - владелица Покалева), о чем свидетельствует вот этот документ:

[q]
1694 года Октября 27. Донесение возного о вручении им позовов: дворянке вдове Кнегининской, священнику Веледницкому и др. по делу о присвоении ими доходов с принадлежащего дворянке Марьяне Радзиминской имения Покалева, доставшегося ей от Брацлавского ловчего Федора Ободенского.
Опись актовой книги Киевскаго центральнаго архива:(официальное издание архива). - Киев : в Университетской тип., 1869—1907 № 5: Киевская гродская поточная, записовая и декретовая книга 1691, 1694 и 1695 годов / — 1869. Хранится: ЦГИАК Фонд 2 Опись 1 Дело 6 Акт №55; Л. 386 об.-388.
[/q]


В свою очередь, в 1697 году часть Покалева была подарена Радзиминскими веледниковскому ксендзу Якову Кнегинискому:
[q]
1697 года Октября 29. Акт ввода ксендза местечка Веледник Якова Кнегининского, декана Овручского и каноника Киевского, во владение частью села Покалева, подаренного ему панами Радзиминскими.
Опись актовой книги Киевскаго центральнаго архива:(официальное издание архива). - Киев : в Университетской тип., 1869—1907 № 7: Киевская гродская поточная, записовая и декретовая книга 1697, 1698 и 1699 годов / — 1872. Хранится: ЦГИАК Фонд 2 Опись 1 Дело 8 Акт №39; Л. 54-54 об.
[/q]


В 1712 году в Покалеве были два брата и сестра Кнегининские: «...велебного его милости ксендза Якуба каноника Луцкого, официала Киевского, пробоща Веледницкого, Александра чашника Житомирского Кнегининских братии роджоных и Марианне Ростоцкой вдове, сестре позванных...» Сестра Якуба и Александра Кнегининских (кстати, чашник житомирский с сестрой получили свои части Покалева от какой-то пани Жельской в 1700 году, а также панов Любецкого и Хоржевских в 1701 году), Марианна, очевидно, была вдовой пана N. Ростоцкого (от села Ростоки) Кременецкого повета из рода Болбасов-Ростоцких (см. Положение позвов от их милостей панов Стецких по велебных их милостей Кнегининских и иных. Року 1712 месяца марта 13 дня.)

Кстати, в документах выше мы видим некое с. Ровбовское - как дедична Суринов, которая раньше принадлежала Покалевским. Думаю, стоит всомнить также:
[q]
....штожъ тамошние люди Вруцъкие Мишко а Грицко Ровъбовъские мовили, што то есть земля Микулина, Невмирицкая...
[/q]


Именно, об тех самих людях Ровбовских - поданных на тот момент Якова Покалевского (1474 г. ) здесь идёт речь. Возникает вопрос, где же находился этот грунт Ровбовский? Ответ мне известен благодаря тем же Актам Люблинским. После продажи Покалева Дмитром Покалевским Федору Ободенскому, это владение уже становится проблемой его преемника:
[q]
1624 года. Августа 5 дня.
Между Теодором Ободенским поводовым, а князем Александром Гедройцем позваным, о насланье людей Ровбовских и забранье з грунтов Покалевских свиней - декрет. (Źródła dziejowe. Т. XXI, S. 354)
[/q]

[q]
1624 года. июля 24 дня.
Между Александром Гедройцем поводовым, а Марушей из Стецких Суриновой позвана, о гвалтовном насланье на часть поводова властну Руда возле реки Словечны людей, а также о забранье в державцы пов. коней и речей и одставене их до села позв. Ровбовского, званого Полохачова. (Źródła dziejowe. Т. XXI, S. 334)
[/q]

Значит, Ровбовский грунт - это село Полохачев возле Покалева (такое село есть и сейчас), а значит люди Вруцкие Мишко, а Грицко Ровбовские именно оттуда. Также, обнаружил интересный факт, что уже в 1624 году в этих людей Полохачевских был свой атаман Семёнович. Кстати, атаман - это зачастую глава рода, куреня в степных кочевников:
[q]
1624 года. Августа 28 дня.
От Федора Ставецкого касационный позов на Марушу Суриновую о том, что с помощью Кнегинского, з атаманом своим Полуховецким и Ровбовским - Семёновичем подданых своих Полохачовских на грунты Ставецкого власные Велавские и на остров названный Заболотье, гвалтовное насланье и великих шкод причиненье - зиск.
[/q]


Интересную легенду о древнем Покалеве наш земляк Ходак-Брицун помещает в своей книге "Вєлика Дрєвія" (стор. 143):

[q]
Спочатку пізній народний переказ.
Наймення Покальов місцевий люд пояснює як мисливські володіння лісовика дядька Лева. "Поки дядько Лев буде живий, не бойтеся нікого " Таку приказку твердять у Покалеві. Деталі розгорнутої оповіді про дядька Лева важливі для дослідника. Лев, він же Льов-мисливець. Острівець під селом, оточений болотами з трьох сторін-місце древніх ловів, куди прямує дичина на водопої. Острівець- власність багатого чоловіка, звіролова, його угіддя ловецьке, з якого він живе як володар лісової ниви. Мисливські угіддя володаря урочища Полохачева (слід назвати його Полохом) знаходяться по сусідству з Ловецькими Урочищами дядька Лова-Лева. Лов, затятий звіролов, дружить з Полохом, володарем островини і величного Плесу, на якому численні виводки качок, гусей, водоплаваючої Птиці. Персонаж народного Казання Лов-Лев має мисливські угіддя на Калях-Болотах. Разом вони -Лов та Полох займаються загінним ловецтвом на островині, полохаючи птахів на Озерах, заганяючи диких звірів. На островину можна пробратися лише однією дорогою через Селище Лева- Лова. Лев виступає як володар мисливського Селища, тобто Покалева. Інші мисливці теж хотіли охотитися на Калях прибережних. Лев, свідчить Переказ, не хотів ділитися багатими угіддями з іншими мисливцями, не допускав їх до острова. Сердитий Лев вигукнув: "Поки Лев живий, до острова ніхто не пройде!" Від цього вигуку нібито і пішла назва Покалев (народна етимологія). Місцина, де полохали Птахів, прозвалася селом Полохачевом. Подібне пояснення є зразком -переказом сучасної доби з деталями древнього ловецтва. Переказ не дає істинного толкування найменням давнини- Покальов. У найменні села Покальов твердиться про Ловитву, загінне Ловецтво на Здвижах. Наймення Покальов як по "По Калях Ловичі," означало ціле речення.... (Далее идёт другая легенда).
[/q]


ЦГИАК. Фонд 11 Опись 1 Дело 9, Листы 866, 871 об.:

Первая публикация документа

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2017-01-17 в 16.42.53.png, 2054626 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
severinn
Долгожитель форума

severinn

Сообщений: 6887
Регистрация: 1 апр. 2005
Рейтинг: 1666 

А эти документы Руликовский мог получить по наследству вместе с имениями Половец-Рожиновских
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6121 

Одна голова хорошо, а две лучше. Вы подметили то, что я упустил. Самое главное здесь то, каким образом сам Эдвард Руликовский был заинтересован в существовании князей Половец Рожиновских. Ведь он не только мог получить их архив по наследству, что вполне закономерно, а сам он был потомок того самого Яна Аксака, но по женской линии. Это прекрасно илюстрирует Похилевич в описании Мотовиловки:
[q]
Предание народное говорить, что Мотовиловка в давние времена была местом или городом под названием Мина обитаемом греками, в коем греческих домов было более 600. В городе быль укрепленный замок и церковь, которой место народное предание назначает там, где раньше был дом помещика Руликовского и где найдено множество гробов и металлических крестов, какие обыкновенно носят греческие священники. Валы и рвы, которые окружали это дав­нее замчиско, по большой части и доныне существуют.В свое время владетель части Мотовиловки взял эти остатки старины в свой сад, чтобы предохранить нх от уничтожения. Во времена набегов Печенегов или Половцев, по народному преданию, город этого подвергся совершенному уничтожению и назывался Пустыми Городищами. Затем пустые Городища начали заселяться и приняли название Гулянники. В дарственной грамоте князя Юрия Андреевича (Китая) 1159 года, коею Васильков пожалован Печерской Лавре, упоминается о Гуляниках, с которых назначена десятина на монастырь от всех пашень. В первой по­ловине XV века Александр (Олелько) Владимврович, князь Киевский подарил Гуляники князю Михаилу Ивановичу зе Сквира Рожиновскому. Сын этого Ми­хаила Яцко, нуждаясь в деньгах, одолжил у Зимянина Киевского Пашковича 80 копь грошей литовских и заставил за этот долг имение свое Гуляники. Этот Пашкович умер безпотомно. Поступило ли имение, по его смерти в чьи-либо руки, мы незнаем. Известно только, что во время Александра, князя Литовского, Гуляники были уже во владении Филиппа Ивашкевича, предоставленные ему коро­левскою властию за заслуги. По смерти Ивашкевича, Жигмунт 1-й в 1528 году подтвердил вдове его и детям Феодору и Анне пожалование князем Александром зделанное, и сверх того, во внимание его заслугам, присовокупил для них и другия некоторый имущества в воеводстве Киевском. Феодор Филиппович умерь бездетным н Гуляники достались, по праву наследства, его сестре Анне, которая вышла замуж за Франца Касперовича Радзиминскаго, подкомория Полоц­ка го и полковника королевскнх войск. Но имение недолго было во владении Радзиминских. Во время одного из нашествий татар, Гуляники совершенно опустошены, а владельцы бежали в глубину Литвы…В 1560 году князь Константин Острожский, воевода Киевский, дарить это имение Ивану Мотовиловцу, как собственность государственную. От этого Мотовиловца Гуляники переименованы Мотовиловкою. Неизвестна участь как этого нового облада­теля Мотовиловки, так и его наследников. Кажется вина их удаления от владения имением та, что они были православные и россияне подобно князю Острожскому, наделившему их имением. Почему, по принятой польским правительством системе, король Жигмунд 111-й в 1595 году дарить Мотовиловку Яну Аксаку, Киевскому земскому судье, на праве ленном, с силою кадука; а затем, удовлетворяя просьбу отца, тот же король предоставляет имение сыну его Сте­фану Аксаку, привилегиею, данною в Варшаве 1623 года. Между тем Михаил Радзиминский, сын Франца, чудесно спасшийся в детстве от татар, достигши совершеннолетия, начал иск с Яном Аксаком, домогаясь имения. Дело это шло сначала в Киевском городском суде; истец утверждал, что Ян Аксак овладел имением его собственным дедичным названным Гуляниками и в нем уже осадил несколько сот людей, пользуется доходами с пасеки стреляния дичи, а также рыбных ловель, устроил ставы и млыны; каждый год полу-часть дохода с имения более нежели 300 коп грошей литовских. Впрочем, не один Радзиминский называл себя дедичем этих добр. К ним также объявил претензию Юрий Рожновский, называвший себя потомком князей зе Сквира-Половцов Рожновских, давних владетелей Гуляник. Процесс этот судом городским Киевским, по апелляции, был перенесен в трибунал Любельский. Но скоро один по другом окончили жизнь и Ян Аксак и Михаил Радзиминский н Юрий Рожновский. Трибунал приказал разобрать и решить претензии всех сторон в годичный строк особой комиссии вольного коронного сейма, которая 1625 года и присудила Гуляники Яну Радзиминскому, сыну покойного Михаила. Право ленное, наданное Стефану Аксаку уничтожено, а претензии наследников Рожновского признаны за неосновательные. Того же еще года Ян Радзиминский продал Гуляники братьям Стефану и Михаилу Аксакам, за сумму 50,000 злотых Польских. считая каждый злотый по 30 грошей. Причем в продажном акте было выговорено, что продается все: «с людьми подданными мещанами в местечке живущими, также на хуторах; на селах бывшими данниками, и на каких бы то нибыло повинностях, поселившимися с чиншами, зе вшитскими их падатками и повинностями, зе ставами, млынами и их вымелками, с бо­рами, лесами, з дубровами, полями, синожатями, реками, с гонами бобро­выми (теперь и слуху о бобрах в этих местах нет леса и дубровы также почти истреблены), озерами, с ловами птичьими и рыбьими, кулем ее вшисткими пожитками: В последствии времени один Стефан Аксак, судья земский Киевский заделался, дедычем Гуляник, но силе заделки 1630 года с братом своим Михаилом. Таким образом имение это непрерывно оставалось во владении его дома до 1729 года, в котором, по смерти Иосифа Аксака, Мотовиловка с окрестными селами досталась в наследство родной сестре его Терезе Курдвановской, а впоследствии заделалось собственностью ея потомком: Курдвановских, Куропатницких, Метельских и Руликовских. В 1749 году Иосиф Руликовский, подчаший Бельский заплатил почти всем совладельцам Мотовиловского имения, исключая двух небольших частей Метельского и Скринецкого, которые части свои продали уже сыну Иосифа Игнатию Руликовскому. Сын Игнатия Эдуард Руликовский владелец половины Мотовиловки. по правую сторону Стугны лежащей, известен описанием уезда Васильковского, составленным на польском языке .

Мотовиловка от давнейших времен называлась всегда местом (городом). В 1686 году, когда Киев с округом по реку Стугну отошел к России, половина этого места, лежащая на левой сторон Стугны, присоединилась к России,. тогда как правая сторона отошла к Польше. Часть оставшаяся на левой стороне или Русская, в 1720 году гетманом Скоропадским подтверждена за Киево-Братским монастырем, за которым и считались до отобрания монастыр­ских имений в казну. Другая половина Мотовиловки оставлена Польским прави­тельством в роде Аксаков. Впрочем, знаменитый Палий, овладевший Белой Церковью н Фастовом и, не признавая пожалований, зделанных Польским прави­тельством обязательными для Малороссийского народа, подобно тому, как Поль­ское не признавало пожалований Русских, изгнал было из Мотовиловки Аксаков и содержал здесь гарнизоном отряд казаков. В последние годы существования Польши в пограничном Мотовиловском замке помещались погра­ничные суды для решений обоюдных споров подданных русских и Польских. Впоследние годы перед большевистским переворотом Мотовиловкой владели Руликовские где имели очень хорошый каменный в два этажа дом; имение состояло из части села Мотовиловки и деревня Еленовки и затем известный меценат и сахарозаводчик Тарнавский,которого к стати сказать в его имении часто посещал знаменитый художник Врубель..
[/q]


Похилевич говорит, что воспользовался книгой Руликовского по Васильковскому повету, то есть фактически процитировал самого Руликовского. Смотрите то же в Руликовского «Opis powiatu Wasilkowskiego» (стр. 136)

Таким образом, Эдвард Руликовский, как потомок Аксаков по сестре Иосифа Аксака - Терезе Курдвановской-Аксак (с 1729 года владелица Мотовиловки), не только, как Вы заметили получил архив Половец-Рожиновских (я бы уточнил Аксаков), был лицом заинтересованным, то есть необъективным, с целью оправдать свои потомственные владения, слепо доверяя тем документам, которые остались в семейном архиве Аксаков: тестамент Яна Аксака, судебные тяжбы Юрия Рожновского и т. д., в том числе и известные грамоты Владимира Ольгердовича и его сына Олелька, таким образом стал первым человеком, который открыл миру существование князей Половец-Рожиновских, происходящих от знаменитого Тугоркана. После всего этого, что мы выяснили, я всё больше и больше сомневаюсь в том, были ли на самом деле Половец-Рожиновские князьями и были ли они вообще, может всё это результат бурной фантазии и невиданной по своим масштабам подделки документов со стороны Яна Аксака? Ведь в отличии от Руликовского, который с уважением писал о роде Аксаков (оно и понятно, зов половецкой крови), всмомним, что нам говорил В. Антонович (особо обратите внимание на слова "его не решался кассировать ни трибунал, ни королевский задворный суд, хотя бы он явственно противоречил справедливости"):

[q]
Ян Аксак, киевский подвоеводий, впоследствии судья земский киевский, представлял тип весьма близкий к Василию Ходыке. Происходя из захудавшего земянского рода, владевшего лишь небольшим сельцем Путиловщиною в Овруцком повете, он упорно, не разбирая средств, всю жизнь скоплял имущество и оставил детям в собственность 4 местечка с замками и 15 сел в воеводствах Киевском и Волынском. Карьерой своей Аксак был обязан главным образом своим юридическим познаниям и способностям. О нем установилось мнение, как о самом опытном знатоке судопроизводства по Литовскому статуту, и современники высказывают наивно в похвалу Яну Аксаку то, что он умел всякий приговор так обставить, что его не решался кассировать ни трибунал, ни королевский задворный суд, хотя бы он явственно противоречил справедливости. Исполняя обязанности киевского подвоеводия и судьи, Аксак, опираясь на свою репутацию первоклассного юриста, всегда готов был, конечно, за соответственное вознаграждение, покривить душой, оправдать виновного и обвинить правого, пример чему был выше представлен в деле Ходыки с Крывковичем;
[/q]


Вот и получается, что самим заинтересованным лицом, как я и писал в предыдущем сообщении, в происхождении не только казака Юрия Рожновского от князей Половец Рожиновских, а и в происхождении самих Половец Рожиновских от Тугоркана, как раз и был тот самый Ян Аксак - предок по женской линии писателя-историка Э. Руликовского, впервые в 19-м веке научному миру представившего новоиспечённых князей П.- Р. Ведь в случае благоприятного развития событий Аксак мог стать самым богатым человеком на левой и правой стороне Днепра. Но... тут помешали Ходыки, Острожские.... Но это уже другая история.

Что же касается самого архива Э. Руликовского, то как пишет Вики:
[q]
Його величезна спадщина, що містила копії архівних та бібліотечних матеріалів, етнографічні колекції та кореспонденцію, зберігалась на початку ХХ сторіччя в Сан-Джуліано біля Пізи в Італії, де мешкала його племінниця та спадкоємиця, дочка Едмунда Руліковського Ельжбета Бошняцька. Згодом вона передала її до Оссолінеуму у Львові, де принаймні якась її частина зберігається досі.
[/q]


К предыдущему сообщению:

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2018-01-13 в 18.03.39.png, 66851 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
severinn
Долгожитель форума

severinn

Сообщений: 6887
Регистрация: 1 апр. 2005
Рейтинг: 1666 


Ivan Levkovskiy написал:
[q]

[/q]

О Мотовиловке, ее владельцах Половец-Рожиновских и Руликовских и встретил в интернете.

Но , что Половцы-Рожиновские не князья, вероятно, говорить рано. Скорее, что нет независимых подтверждений по данным 14-15 веков .
Witalij Olszewski
Долгожитель форума



Сообщений: 516
Регистрация: 22 дек. 2004
Рейтинг: 216 


Ivan Levkovskiy написал:
[q]

Что же касается самого архива Э. Руликовского, то как пишет Вики:

[q]
Його величезна спадщина, що містила копії архівних та бібліотечних матеріалів, етнографічні колекції та кореспонденцію, зберігалась на початку ХХ сторіччя в Сан-Джуліано біля Пізи в Італії, де мешкала його племінниця та спадкоємиця, дочка Едмунда Руліковського Ельжбета Бошняцька. Згодом вона передала її до Оссолінеуму у Львові, де принаймні якась її частина зберігається досі.http://uk.wikipedia.org/wiki/%...0%B8%D0%B9
[/q]
[/q]



Много интересного из Руликовского и других уже в доступе



В том числе и документы Аксаков и многих многих других из собрания Руликовского и ценнейшейго собрания Чоловского!


---
Ольшевские, Корыцкие, Карлинские, Бучинские, Ясиневич, Козерадские, Лучинские, Войцеховские, Ендржеевские, Ясинские, Болсуновские, Лясоцкие, Боревич, Левицкие, Свейковские, Медецкие, Оверкович, Шиманские, Островские, Люблинские, Щирские, Запольские и др.
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6121 

Виталий, огромное спасибо за Пасхальный подарок! Теперь у меня работы хватит надолго, документов просто тьма, так что на форуме скоро не ждите.
severinn
Долгожитель форума

severinn

Сообщений: 6887
Регистрация: 1 апр. 2005
Рейтинг: 1666 

1798 янв 10 ц Забрудская
Иосиф Пионтковский, сын Якова и Агриппины из Искростинских
Восприемники Андрей Левковский и Марианна Татурова
Ivan Levkovskiy
Долгожитель форума


Ivan Levkovskiy

Украина
Сообщений: 1293
Регистрация: 10 сен. 2009
Рейтинг: 6121 

Публикуется впервые (см. фотокопии из ЛМ здесь)

14.VIII.1571. Варшава. Делъ о кгрунты межи бояры овруцкими Гринковичи а Сидковичи учиненный

РГАДА, фонд 389, опись 1, Дело 191, Листы 208–215

"Лист 208 Делъ о кгрунты межи бояры овруцкими Гринковичи а Сидковичи учиненный

Лист 208 об. Зигмунт Август. Ознаменуем тым листом нашим. Оповедал перед нами учтивый Тимофей Мойсеевич войт места нашого Овруцкаго именем приятелей своих повинных шляхетных Гриня а Оникия Сидковичов земян наших повету Овруцкого о том, иж тые земяне наши Гринь а Оникий Сидковичи з братию своею з двуроженых Федором, Андреем, Иваном, Сахном, а Степаном Гридковичи учинили постановлене и угоду о остров Максимовский на имя Слушов з обух сторон под тым обычаем. Иж тые вижей имены написанные Гридковичи и тым именам теж

Лист 209 вижей написанным Сидковичом яко брати своей здвурожоной в том острови Максимовском Слушове во всём третью часть выделити и поступити мели и позволивши сами добровольне на то дельчим шляхетного Ивана Ласка подстаростого Овруцкого обрали и лист наш до него, абы их тым островом водлуг застановенья их поделил, одержали. То пак мененый Иван Ласко подстароста Овруцкий за листом нашим и добровольным позволеньем их з обух сторон рок завитой водлуг Статуту зложивиши на тот остров Максимовский на имя Слушов выехал и за нестаньем и невыеханьем тых земян наших Овруцких

Лист 209 об. Федора, Андрея, Ивана, Сахна, Степана Гридковичов на тот остров Максимовский на имя Слушов лег, яко на року завитом и водлуг обовязку и добровольного позволенья их, застановеньем и пильностью их Гриня а Оникия Сидковичов тот остров взял Максимовский на имя Слушов, якожа в собе мает межи ними, выделяючи две части Гридковичам и третью часть братии их двурожоным Гриню а Оникию Сидковичам на вечность розделил и границы положил, и копцы окопал и лист свой дельчий под печатью своею, описавши на нем достаточне тые копцы и границы, Гриню а Оникию Сидковичу дал. Который же лист мененого Ивана Ласка подстаросты Овруцкого тот

Лист 210 Тимофей Мойсеевич войт Овруцкий именем тых приятелей своих повинных Гриня а Оникия Сидковичов перед нами показывал, и просил нас абыхмо то ку ведомости нашой господарской припустивши тот лист дельчий подстаростего Овруцкого для уложеня и потверженя его до книг наших Канцелярских вписать и на то ему лист наш дать казали, и так мы того листу дельчого через войта Овруцкого перед нами покладаного огледавши и оповеданья его выслухавши и то ку ведомости нашой припустивши, казали есмо его слово от слова до книг Канцелярских и всей наш лист вписати, который так ся в собе мает: "Я Иван Ласко

Лист 210 об. подстароста Овруцкий, иж што которое заштые земяне господарские Овруцкие "Можаровские" (очевидно, исправлено из слова "Немирицкие". Подделка обнаружена в 1774 году. - Заключение Сеймовой комиссии по Делу Можаровских с графом В. Потоцким. - РГИА, Ф. 1149, оп. 1, Дело №24, а также см. на форуме ВГД мои замечания стр. 31, 81, 82, 83, 84, 85, 89) Гринь а Оникий Сидковичи з братьею своею двурожоной Федором а Андреем, Иваном, Сахном а Степаном Гридковичи маючи при о выделении от них третьей части в острове Максиммовском на имя Слушове иж што Сидковичи с тыми Гридковичи неоднокрот правуючися перед врадом господарским Овруцким взяли то собе были з розсудку его милости князя Андрея Тимофеевича Капусты каштеляна Брацлавского старосты Овруцкого пана моего на декрет перед судом господарским яко на семую суботу в року тепер идущом семдесятом, перед его милостью

Лист 211 господарем становитися, где ж обоя сторона ставши на том року перед его милостю господарем и не вдаючися з собою вруч и до господаря его милости того не допускаючи, едналным обычаем вгоду з обу сторон межи собою приняли под тым способом иж тые Гридковичи тым Сидковичам в том острове Максимовском Слушове во всем третью часть мели выделити для чого ж они обыдве стороне позволившися и обравши собе мене на то дельчим, одержали лист господарскии до мене ж писаныи и под зарукою пятьмаста копами грошей хто бы то з них иначей вчиниты мел в кого его милость господарь наш милостивый пан до мене наменшого подданого своего писати казали рачил,

Лист 211 об. приказуючи мне под ласкою своею господарскою абых я яко обраный от них самих з обу сторон, тот остров межи ними розделил и во всем тым Сидковичом третью часть того острова выделивши подал и всяки ж речи межи ними досмотрел, где ж я за тым розказаньем и писаньем господарским обославши тых Гридковичов ку выслуханю того листа господарского перед собою стат казал. Тогды з них, за тым обосланем моим Андрею а Ивану а Степану очевисте з Оникем Сидковичом передо мною ставши того ся листу господарского прислухали и чинячи досыт тому розказаню господарскому зложил есми рок водле Статуту

Лист 212 завитои за шесть недел которыи рок обоя сторона принявши, позволили на тую там землю их ув остров Слушов вьихати и межи ними розделити, на который же рок припалый от мене им зложоный и од них самих обоих сторон добровольне принятый месяцу июля тридцатого дня в неделю на тую справу есми их там выезжал, а со мною в тот час были писар гродский замку господарского Овруцкого пан Григорий Масло, а земяне господарские пан Тихно Михайлович Коркошка, а пан Дмитр Васильевич Рапштинский, а бояре господарские Овруцкие Макар Геевич, а сын его Радивон, а Встин а Фен Нелеповичи Левковские, а Дмитр а Яцко Дьяконовичи и инших

Лист 212 об. людей добрых досыть было и тоде там приехавши обослал есми через возного Игната Чыжа тых Гридковичов Андрея, а Ивана, а Степана абы к тому делу на тот остров ехали и они ехати не хотели и я се в том справуючи водле росказаня господарского и теж водле принятья их того року обоих сторон выехавши там на тот грунт с теми людьми добрыми вижей помененными, которые со мною были, объехавши и осмотревши тот весь остров Максимовский на имя Слушов яко сам в собе мает, выделивши в нем на третью часть Гриню а Оникию Сидковичам што ся от нимнога нив и к тым нивам дубровки копцами и рубежами по деревьях

Лист 213 ограничивши, то есть, почавши от болота Белоцкого в Долине копец закопан, которая Долина лежит на межи Слушова с Ровницкое Нивы, а от того копца правцом посредь тое Долины выходячи на пригорок к Ниве в Дубку рубежи рубаны и коло него копец закопан, а от того Дубка и копца также правцом через Ниву к дорозе Ровницкой и Хвои Росоха того рубежу и в другои Хвои от тое недалеко тут же подле дороги Ровницкое копец, а от того копца недалеко тою дорогою к городу едучи по правое руце другий копец, а того зас копца в Дубе Великом рубежи, а от Дуба через тую

Лист 213 об. дорогу немного едучи правцом также у Великом Дубе рубежи, а того Дуба подле той же дороги Ровницкое копец и тут же подле того копца противко Долины в Дубку рубежи, а от того Дубка в другом Дубку в Долине рубежи, а от того вже Дубка правцом тою Долиною Слушовскою к тому болоту Белоцкому, вышей помененному, от которого первые копцы тых граней почал подел и поза тыми гранми Сидковичом в держание вечными часы, а потом от тул ехавши третьею часть селища Максимовщины им выделил от рубежа подданых господарских Белоцких, а против тое третее части своеи Сидковичи того селища мают тех третюю часть собе и дубровы робити

Лист 214 также и Нивы старое Максимовское, што есть противко домов их за речкою Есенцом третюю часть Сидковичом выделивши, казали есмо грани положити в Сосне, которая есть под дворами Левковцов, а от той Сосны правцом межею теперь новоположоною аж в Лесок, в котором в Леску в Липе рубежи теж зарубаныи, а што ся тычет окром того выделеного Дубравы, Заросли лесов, Сеножати и Дерева бортного под знаменем Максимовским в том острови Максимовщизне вышей помененном на имя Слушов в его того третюю часть Гриню а Оникию Сидковичу а по них

Лист 214 об. дети и потомки их от тых Гридковичов братью своеи двурожоных держати и уживати водлуг сего делу вечными часы мають. И на то есми тым знаменом господарским Гриню а Оникию Сидковичом дал сеи мои лист дельчий под моею печатью. Писан в Невмиричох под лето Божого нароженья тысяча пятсот симдесятого месяца июля тридцат первого дня, в понеделок." И на то есмо Гриню а Оникею Сидковичам земяном нашим повету Овруцкого дали сес наш лист з нашою печатью. Писан в Варшаве дня 14-го августа месяца от нароженя сына Божого тысяча пятсот семдесят

Лист 215 первого, а панованья нашого року 23-го. Подпись руки князя подканцлера."

Фотокопии из ГАЖО (Дело Можаровских):

Первая публикация документа

Прикрепленный файл (Снимок экрана 2016-12-17 в 18.02.49.png, 2872781 байт<!--, скачан: 0 раз-->)
<<Назад  Вперед>>[ <<<<< ] Страницы: 1 2 3 4 5 ... 98 99 100 101 102 103 104 105 106 ... 235 236 237 238 239 240 [ >>>>>> ]
Модераторы: Vodnik_dnepr, Радомир
Генеалогический форум ВГД »   Поиск предков, родичей и/или однофамильцев »   Л »   Ла - Лё »   Левковские
RSS

Реклама от YouDo
Обшивка потолка вагонкой на http://remont.youdo.com/facing/ceiling/facing/clapboard/other/covering/.
Парикмахер на https://youdo.com/beauty/hairdressing/.
Бригады для вашего ремонта: стены в кухне отделка тут.