Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогический форум ВГД

На сайте ВГД собираются люди из многих городов и стран, увлеченные генеалогией, историей, геральдикой и т.д. Здесь вы найдете собеседников, экспертов, умелых помощников в поисках предков и родственников. Вам подскажут где искать документы о павших в боях и пропавших без вести, в какой архив обратиться при исследовании родословной своей семьи, помогут определить по старой фотографии принадлежность к воинским частям, ведомствам и чину. ВГД - поиск людей в прошлом, настоящем и будущем!

Генеалогический форум ВГД »   2-ая Мировая война 1939-1945 гг. »   Фронты, флоты, армия, флотилии периода ВОВ »   19 ТАНКОВЫЙ ПЕРЕКОПСКИЙ КРАСНОЗНАМЕННЫЙ КОРПУС
RSS
Перед внесением данных на разыскиваемого, проверьте, пожалуйста, по сайтам http://www.obd-memorial.ru и http://www.ipc.antat.ru и по Электронным Книгам Памяти


19 ТАНКОВЫЙ ПЕРЕКОПСКИЙ КРАСНОЗНАМЕННЫЙ КОРПУС

за период с 1943 по 1944 гг


<<Назад  Вперед>>Модераторы: Ella, Gnom7
Ella
Модератор раздела

Ella

ДОНЕЦК
Сообщений: 20860
Регистрация: 15 июля 2005
Рейтинг: 2629 

19-Й ТАНКОВЫЙ ПЕРЕКОПСКИЙ КРАСНОЗНАМЕННЫЙ КОРПУС за период с 1943 по 1944 гг

---
Все мои и моих предков данные размещены мною на сайте добровольно.

В ЛИЧКЕ НА ПОИСКОВЫЕ ВОПРОСЫ НЕ ОТВЕЧАЮ. ПИШИТЕ НА ФОРУМ.
fourm60
Новичок



Сообщений: 21
Регистрация: 14 дек. 2013
Рейтинг: 5 

Орловская операция

Войска Центрального фронта обороняли северный фас Курского выступа на рубеже Александровка, Тагино, Березовка, Липница, Манина, Коренево, общей протяженностью до 306 км.
Военный совет фронта — командующий генерал армии К. К. Рокоссовский, член Военного совета генерал-майор К. Ф. Телегин, начальник штаба генерал-лейтенант М. С. Малинин — считался с тремя возможными направлениями ударов противника: из района Змиевки через Дросково на Ливны, т. е. в тыл войскам фронта; из района Глазуновки в общем направлении на Поныри, Золотухино и далее на Курск; из района Кромы на Фатеж, Курск.
К началу июля 1943 г. в состав Центрального фронта входили: 48, 13, 70, 65, 60-я общевойсковые, 2-я танковая и 16-я воздушная армии, а также 9-й и 19-й отдельные танковые корпуса.
Предвидя ожесточенность предстоящих боев, командующий фронтом создал крупные вторые эшелоны и резервы. Во втором эшелоне находилась 2-я танковая армия (3-й и 16-й танковые корпуса), в резерве — 9-й и 19-й танковые корпуса, 11-я гвардейская танковая бригада и артиллерийские соединения и части.
19-й отдельный танковый корпус сосредоточился в районе Любаж, Троицкое на тыловой армейской полосе обороны. В отличие от других танковых корпусов он должен был во взаимодействии со стрелковыми соединениями нанести короткие контрудары на случай вклинения противника в нашу оборону и создать благоприятные условия для развертывания резервов фронта.

5 июля 1943 г.
Утром 5 июля фашистские танки и штурмовые орудия под прикрытием огня артиллерии и ударов авиации перешли в наступление. За танками шла пехота. Южнее Орла и севернее Белгорода начались ожесточенные сражения.
На Центральном фронте противник нанес главный удар по центру 13-й армии, которой командовал генерал Н. П. Пухов. Сосредоточив здесь до 500 танков, враг рассчитывал мощным бронированным тараном при поддержке авиации и артиллерии сломить оборону наших войск. Вспомогательные удары противник наносил на Малоархангельск и Гнилец. Советские воины встретили врага исключительной стойкостью. Все противотанковые средства, и прежде всего танковые и самоходно-артиллерийские полки, во взаимодействии со стрелковыми частями, саперами и подразделениями других родов войск наносили врагу большой урон. Действия наземных войск поддерживались соединениями 16-й воздушной армии генерала С. И. Руденко. Фашистское командование непрерывно наращивало удар, бросая в бой новые танковые и пехотные части, пыталось любой ценой разорвать оборону 13-й армии.
Вечером 5 июля командующий Центральным фронтом, установив направление главного удара противника, принял решение с утра следующего дня нанести контрудар по главной группировке врага. Для контрудара выделялись 17-й гвардейский стрелковый корпус 13-й армии, 16-й танковый корпус 2-й танковой армии и 19-й отдельный танковый корпус из резерва фронта.
В полосе обороны Центрального фронта напряженные бои развернулись и на других направлениях. К исходу дня гитлеровцы на главном, ольховатском направлении вклинились на узком участке в нашу оборону на 6 — 8 км и вышли ко второй оборонительной полосе.
Анализируя события 5 июля, К. К. Рокоссовский писал: «В первый день сражения на нашем фронте определилось направление главного удара противника… не вдоль железной дороги,… а несколько западнее на Ольховатку. В этой обстановке решено было как можно скорее нанести короткий, но сильный контрудар по вклинившимся в нашу оборону немцам, использовав для этого 17-й гвардейский стрелковый корпус, 16-й танковый корпус 2-й танковой армии и 19-й танковый корпус из резерва фронта.

6 июля 1943 г.

Командующий Центральным фронтом генерал К. К. Рокоссовский решил с утра 6 июля нанести по вражеской группировке контрудар: «6 июля с рассветом приступить к действиям по варианту 2».
Согласно этому варианту главный удар наносился силами двух армий: 13-й (17-го и 18-го гвардейских стрелковых корпусов) и 2-й танковой с фронта Мамошино, Орлянка, Прилепы, Битюг, Кашара в общем направлении на 1-е Поныри, Ладырево, Кошелево. Им содействовали левый фланг 48-й армии наступлением на Панская, Шамшин, Змиевка и правый фланг 70-й армии ударом в направлении Пробуждение, Горчаково, Кромы. Командующему 2-й танковой армией генералу А. Г. Родину последовало уточняющее распоряжение: «К действиям приступить немедленно. Двигаться группами рота, батальон. К вам в оперативное подчинение входит 19-й танковый корпус».
2-й танковой армии с приданным ей 19-м танковым корпусом было приказано одним танковым корпусом перейти к обороне на фронте Березовец, Брусовое, а двумя танковыми корпусами из районов Ольховатки и Новоселок во взаимодействии с 17-м гвардейским стрелковым корпусом нанести контрудар в направлении Бутырки и Подолянь.
Контрудар начался рано утром 6 июля. 16-й танковый корпус под командованием генерала В. Е. Григорьева нанес удар на Бутырки и отбросил противника к северу на 1,5 — 2 км. Но немецко-фашистское командование подтянуло в этот район свежие танковые части. Разгорелся бой между 100 советскими и 200 фашистскими танками. Танкисты 107-й и 164-й бригад, проявляя исключительное мужество и стойкость, длительное время удерживали захваченные позиции, наносили врагу большие потери. Только 107-я танковая бригада полковника Н. М. Телякова уничтожила 30 танков, из них четыре «тигра».
Однако, используя количественное превосходство, гитлеровцы отразили контратаки соединений 16-го танкового корпуса, а затем двумя танковыми дивизиями 41-го танкового корпуса и двумя пехотными дивизиями при поддержке авиации перешли в наступление.
19-й танковый корпус, которым командовал генерал И. Д. Васильев, сосредоточился в исходном районе утром 6 июля на рубеже Молотычи, Новоселки, Ясенок. На организацию взаимодействия со стрелковыми дивизиями и разминирование проходов было затрачено значительное время, поэтому соединения 19-го танкового корпуса нанесли удар в направлении Саборовки и Подоляни только в 17 часов, т. е. когда бригады 16-го танкового корпуса уже вынуждены были отойти в исходное положение. Встреченный сильным огнем артиллерии, танков и авиации противника, 19-й танковый корпус понес потери и отошел в исходное положение. Контрудар 2-й танковой армии не достиг цели, боевые действия 17-го гвардейского стрелкового, 16-го и 19-го танковых корпусов оказались несогласованными, разрозненными по времени. Однако контрудар сыграл большую и важную роль в оборонительной операции Центрального фронта. Активными и решительными действиями советских войск противник был остановлен перед второй полосой обороны, понес большие потери и не смог затем продолжать наступление одновременно на трех направлениях.
2-я танковая армия получила приказ командующего Центральным фронтом всеми корпусами перейти к обороне. 3-й танковый корпус закрепился на рубеже Березовец, северо-западнее Брусовое; 16-й танковый корпус — в районе Ольховатки, а 11-я отдельная гвардейская танковая бригада — на рубеже Ендовище, Молотычи (на стыке 16-го и 19-го танковых корпусов). 19-й танковый корпус перешел к обороне только утром 7 июля на участке Теплое, Красавка. Командующий 2-й танковой армией дал указание корпусам окопать танки на занимаемых рубежах, прикрыть их пехотой и организовать систему огня.
6 июля в полосе 13-й армии враг продвинулся всего лишь на 1 — 2 км, а в полосе 70-й армии активных действий не вел, так как его войска отражали удары наших войск, и прежде всего танковых, севернее Ольховатки.
Подробнее события 6 июля в районе Соборовского поля представлены в записях В. М. Шарапова — начальника штаба 70-й армии: «С 4 до 8 часов авиация противника бомбила передний край обороны. Затем из района Соборовки в направлении Самодуровки наступал полк фашистов с 40 танками, столько же, но уже с 60 танками, двигалось на Гнилец. Наша артиллерия встретила врага всей своей огненной мощью, но фашистская авиация начала усиленно бомбить тыл нашей обороны. Пользуясь этим, гитлеровские танки ворвались на передний край и стали утюжить траншеи и пулемётные гнёзда. К 11 часам все атаки противника отбили. Потери были большими с обеих сторон». Враг бросил дополнительно ещё 50 танков. После тяжёлого боя подразделения 132-й стрелковой дивизии оставили село Гнилец. Но продвинуться дальше на юг враг не смог. Хотя ещё 100 танков поддерживали три полка пехоты, наступавшей на рубеже Дегтярный — Обыденка — Бузово — Рудово. Храбро оборонялись воины 280-й стрелковой дивизии, неоднократно контратаковали фашистов. В течение дня немецкая авиация пять раз бомбардировала её передний край. Танки, поддержанные артиллерией, вытеснили наши батальоны из деревни Рудово. К концу дня из района Соборовки — Подолянь в направлении на Тёплое Курской области пошло в наступление около двух полков вражеской пехоты и 150 танков. Корпус генерала И. Д. Васильева, 79-я, 202-я танковые бригады контратаковали фашистов в общем направлении на хутор Бобрик. Зажатый в клеши противник, потеряв два десятка танков и большое количество живой силы, откатился назад. В это же время наши основные порядки подверглись удару более сотни самолётов. Гитлеровцы попытались снова перейти в наступление, но безуспешно».

7 июля 1943 г.
7 июля противник сосредоточил основные усилия на трех направлениях: вдоль железной дороги на Поныри — в полосе обороны 3-го танкового корпуса; западнее железной дороги на Ольховатку — в полосе обороны 16-го танкового корпуса и на Теплое — в стыке 16-го и 19-го танковых корпусов. Пополнив резервными танками потрепанные дивизии 41-го танкового корпуса и дополнительно введя в бой свежую 9-ю танковую дивизию, гитлеровцы стремились прорвать оборону войск 13-й и 2-й танковой армий.
После сильной артиллерийской подготовки и при поддержке 150 самолетов противник двумя пехотными дивизиями и частью сил 18-й танковой дивизии нанес удар на Поныри по обороне 307-й стрелковой дивизии. Сюда он бросил до 150 танков. Разгорелись ожесточенные бои, продолжавшиеся до самой ночи, Вражеские танки совместно с пехотой при поддержке сильного огня артиллерии и массированных ударов авиации восемь раз атаковали, но каждый раз их атака отбивалась 307-й стрелковой дивизией, массированным огнем соединений 3-го танкового корпуса, 129-й отдельной танковой бригады, 27-го гвардейского отдельного танкового полка и артиллерийскими частями, выдвинутыми из резерва фронта.
Основные силы ударной группировки противника перешли в наступление в направлениях Ольховатки и Теплое. В эти районы прорвалось до 300 вражеских танков, но здесь они были встречены сильным огнем пехоты 17-го гвардейского стрелкового корпуса, танков 16-го и 19-го танковых корпусов, отдельных танковых частей и противотанковой артиллерии. В первые же минуты боя были подожжены несколько десятков фашистских танков. Огонь советских войск заставил противника отойти назад. Враг и здесь несколько раз переходил в атаку, бросая в бой сотни танков, но все атаки были успешно отражены. Героическими действиями войск 13-й и 2-й танковой армий ударные группировки врага на всех направлениях были остановлены. К вечеру 7 июля гитлеровцы продвинулись всего лишь на 2 — 3 км.

8 июля 1943 г.
В ночь на 8 июля 1943 г. противник производил перегруппировку своих сил, сосредоточивая их в направлении: Подсоборовка, Теплое. Для усиления противодействия противнику на этом направлении командующий Центральным фронтом приказал 19-му танковому корпусу, который к этому времени сосредоточился и поддерживал действия войск армии на правом фланге, с 1.00 8 июля 1943 г. перейти в подчинение командующему 70-й армией с целью прикрыть правый фланг армии и предотвратить возможность прорыва в направлении от Соборовки, Никольского, Бобрика, Березовки, Гнильца...
«...Командарм частным приказом, подписанным в 23.00 7 июля 1943 г., приказал командиру 19-го танкового корпуса к 1.30 8 июля 1943 г. выделить в распоряжение командира 28-го стрелкового корпуса одну танковую бригаду. 140-ю стрелковую дивизию с 3-й истребительно-танковой бригадой подчинить командиру 19-го танкового корпуса. 19-му танковому корпусу удерживать и прочно оборонять район: Ольховатка, Кашара, Самодуровка, Никольское, Березовка, Молотычи, вые. 274.5 и не допустить прорыва противника в направлении Подсоборовки, Хмелевого...»
8 июля противник, подтянув резервы, вновь нанес удары на прежних направлениях. Особенно упорные и тяжелые бои развернулись в районе Понырей, гитлеровцы силою до 80 танков несколько раз атаковали этот населенный пункт. Однако 307-я стрелковая дивизия совместно с 51-й и 103-й танковыми бригадами 3-го танкового корпуса, артиллерией и саперами каждый раз отбрасывала противника в исходное положение.
На ольховатском направлении гитлеровцы в этот день предприняли 13 мощных атак, но все они были отражены сильным огнем пехоты, артиллерии и соединениями 16-го танкового корпуса, поддержанными ударами авиации. В течение последующих двух дней на правом фланге 13-й армии и в полосе действий 3-го танкового корпуса продолжалась борьба за удержание станции Поныри. Натиск был особенно сильным на стыке 13-й и 70-й армий в направлении на Теплое.
Командир 1-й гв. артдивизии прорыва полковник (по др. источникам — генерал) Г. В. Годин «...Слева от нашего наблюдательного пункта на рубеже Никольское—Березовка—р. Свапа разместились боевые порядки 175-й стр. Уральской дивизии. Стоит она на своем рубеже твердо. В этом же районе — боевые порядки 2-й гв. гаубичной бригады полковника А. И. Телегина. На открытых позициях — орудия 3-й гв. легкой артиллерийской бригады полковника М. А. Грехова. Между полками легкой артбригады — танки по три-четыре машины из состава 19-го танкового корпуса ген.-майора танковых войск И. Д. Васильева.

9 июля 1943 г.
Сведения о сосредоточении 9 июля советских войск на рубеже Молотычевских холмов, где пролегал (в данном районе) основной рубеж обороны 70-й армии.
« ...На этих высотах, на участке всего в 3—4 км, находилось очень много наших войск. Здесь располагались 79-я, 101-я и 202-я танковые бригады 19-го ТК (202-я ТБр находилась на рубеже Ольховатского хребта), 26-я МсБр, а также приданные 19-му ТК — 1540 САП, 40 и 251 ОТП. Зарытые в землю артиллерия и танки обеспечивали мощную поддержку нашим войскам на полях боев между Самодуровкой и Ольховаткой, где не было естественных преград и укрытий (не указанные артиллерийские соединения и подразделения 19-го ТК располагались по всей гряде Ольховатско-Молотычевских высот и у Ендовища).».
Контратакуя противника 79-я танковая бригада внезапной атакой овладела населенным пунктом Теплое.
В 19.30 101-я танковая бригада, занимавшая оборону на рубеже вые. 253.5, вые. 244.9, при появлении первой группы самолетов противника с целью ввести их в заблуждение начала подавать ракетами сигналы, показывая направление на овраги и лощины восточнее Молотычей в район, где не было скопления войск.

10 июля 1943 г.

Наши войска в районе Теплого были в прежней группировке. 19-й танковый корпус и 140-я стр. дивизия оборонялись на рубеже: Ендовище, Кашара, Самодуровка, Теплое; правее 19-го танкового корпуса на рубеже северо-восточные скаты вые. 274.5 и вые. 272.9 стояла в обороне 11-я гв. танковая бригада 2-й танковой армии...
Утром 10 июля около 300 танков и до пехотной дивизии атаковали советские войска. Вражеские танки двигались эшелонами по 50 — 60 машин. Боевые порядки наших частей и соединений подвергались непрерывной бомбардировке группами по 40 — 60 самолетов. Но войска левого фланга 13-й и правого фланга 70-й армий, 101-й и 79-й танковых бригад 19-го танкового корпуса во взаимодействии с 3-й гвардейской артиллерийской бригадой отбили все атаки, уничтожив при этом 60 танков.
За шесть дней враг ценой огромных потерь в живой силе и боевой технике вклинился в нашу оборону на ольховатском направлении на 12 км, а на вспомогательных направлениях всего лишь на 1 — 3 км. За это время силы гитлеровцев истощились, и они вынуждены были перейти к обороне, не достигнув цели.
Советские воины в ожесточенных сражениях проявили исключительное мужество, храбрость и героизм. Так, при отражении неоднократных атак врага на участке 79-й танковой бригады отличились командир расчета противотанкового ружья кандидат в члены партии сержант П. И. Баннов и орудийный номер комсомолец младший сержант Исмаил Хамзалиев. На этом участке с 6 по 10 июля враг неоднократно бросал в атаку десятки танков и стремился прорваться в район Теплое, однако каждый раз откатывался назад с большими потерями. Только сержант Баннов и младший сержант Хамзалиев 7, 8 и 10 июля уничтожили 14 танков. Отбивая вражеские атаки, сержант Баннов был тяжело ранен в плечо, но не покинул поля боя. Младший сержант Хамзалиев, заменив выбывшего из строя боевого друга, подбил три средних танка врага. Осколком снаряда Хамзалиев был тяжело ранен в грудь, но, несмотря на это, продолжал вести огонь и подбил еще два танка, в том числе «тигра».
Доблестно сражался командир взвода противотанковых орудий 2-го батальона 15-й мотострелковой бригады 16-го танкового корпуса лейтенант Г. Н. Кошкарев. Батарея, которую Кошкарев возглавил в ходе боя, сожгла и подбила 20 танков, и, хотя противник продолжал атаковать, он так и не добился успеха. Храбрый артиллерист под разрывами бомб и снарядов личным примером воодушевлял бойцов на подвиги. В самую критическую минуту, когда около 100 танков врага двигались к переднему краю обороны бригады, прямым попаданием снаряда был выведен из строя один из расчетов орудия. Лейтенант Кошкарев стал к пушке и уничтожил два танка, но пал смертью храбрых. За проявленные отвагу, мужество и героизм П. И. Баннов, И. Хамзалиев и Г. Н. Кошкарев были удостоены звания Героя Советского Союза.
Интересные воспоминания оставил парторг 8 отдельного разведбатальона 19-го ТК Василий Сергеевич Сарайкин. « ...10 июля была решающая схватка, последняя попытка врага захватить Молотычевские высоты. В 5 часов утра два «мессершмитта» пролетели бреющим полетом над передним краем нашей обороны, и через 10 минут немецкие войска открыли мощный артогонь. После артподгоовки началась атака. Впереди шли тяжелые «тигры», за ними средние танки и пехота. Сражение началось в 5 часов утра и длилось до 22 часов вечера. В этот день немецкие войска 4 раза штурмовали высоты. Бросали крупные силы — до 150 танков и пехоту... шли очень тяжелые бои, доходило до рукопашных схваток.. ...Шесть «тигров» прошли нашу оборону, остальные наступающие танки и пехота были от них отрезаны. Средние и легкие танки горели, пехота оказалась прижатой к земле. Прорвавшиеся танки прошли до оврага с. Молотычи, не встречая должного отпора, так как наша артиллерия почти вся была уничтожена авиацией противника. Наши танки Т-34 не пробивали лобовую броню «тигров»... ...Прорвавшиеся танки не нарушили нашу оборону и отошли обратно...»

11 июля 1943 г.
Четвертая крупнейшая ударная группировка в составе 48-й 13-й и 70-й армий Центрального фронта при поддержке двух танковых корпусов (9-й и 19-й). 2-й танковой и 16-й воздушной армий должна была 15 июля нанести удар по вражеским войскам и после прорыва обороны противника наступать в общем направлении на Кромы и далее на северо-запад с тем, чтобы окружить орловскую группировку немцев с юга и юго-запада и содействовать войскам Брянского и левого крыла Западного фронтов в ее уничтожении.
Заместитель комдива 162-й СД. «...В ночь на 11 июля командир дивизии и командующий артиллерией полковник С. С. Наумович были вызваны на командный пункт 19-го танкового корпуса, находившийся в овраге на южной окраине Молотычи. Вместо заболевшего командира дивизии выехал я, его заместитель по строевой. С трудом отыскали тщательно замаскированный, стоявший в глубоком котловане большой автобус, в котором работал командир корпуса генерал-майор танковых войск И. Д. Васильев. Кроме генерала Васильева, мы увидели в нем командующего войсками 70-й армии генерал-лейтенанта И. В. Галанина и командующего артиллерией генерал-майора артиллерии Б. Б. Чернявского. Представившись командующему, я по его просьбе доложил обстановку в полосе обороны, после чего генерал Галанин познакомил нас с командиром танкового корпуса и его начальником штаба. Затем нас пригласили к оперативной карте, разложенной на большом столе. Командующий сообщил общую обстановку на правом крыле армии и поставил нашей дивизии новую задачу: с 3 часов 11 июля дивизия из резерва командующего армией передается в оперативное подчинение командиру 19-го танкового корпуса. Почувствовав, что я удивлен фактом подчинения общевойскового соединения танковому, добавил: — Положениями наших уставов надо руководствоваться в зависимости от сложившейся обстановки. 19-й танковый корпус в обороне данного района решает главную задачу: не допускает прорыва противника в ее глубину. Но он,— продолжал генерал Галанин,— обладая мощной техникой и большой пробивной силой, располагает незначительным количеством своей пехоты. Для создания силами и средствами корпуса устойчивой обороны, особенно в противотанковом отношении, надо в боевые порядки его бригад дополнительно ввести истребительно-противотанковую артиллерию и стрелковые части. Что мы сейчас и делаем. При таком боевом содружестве наша оборона станет непреодолимой для гитлеровских танков. Это наглядно показал опыт боев в районе Самодуровки и Теплого. Остальные вопросы, касающиеся организации взаимодействия частей дивизии с бригадами корпуса, были решены с начальником штаба подполковником Шавровым.
Как нам стало известно, 19-й танковый корпус, усиленный 140-й стрелковой дивизией, 3-й гвардейской артиллерийской бригадой, 1-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригадой резерва Главнокомандования, в течение истекших суток вел упорные оборонительные бои с превосходящими силами 2, 4 и 20-й танковых и 31-й пехотной дивизий гитлеровцев...».

12 июля 1943 г.
Орловская наступательная операция началась 12 июля 1943 г. Ударом Западного и Брянского фронтов, к которым 15 июля присоединился Центральный.
Для выполнения наступательной операции Генеральный штаб подготовил следующие ударные группировки: - на северо-западной оконечности орловского выступа, в месте слияния рек Жиздра и Рессета (50-я армия и 11-я гв. армия); - в северной части выступа, в районе города Болхов (61-я армия и 4-я танковая армия); - в восточной части выступа, восточнее Орла (3-я армия, 63-я армия и 3-я гвардейская танковая армия); - в южной части, в районе ст. Поныри (13-я, 48-я, 70-я армии и 2-я танковая армия).

13 июля 1943 г.
Институт истории СССР « ...Рано утром 13 июля 70-я армия получила следующую директиву...
1.До шести танковых и до восьми пехотных дивизий противника в результате его восьмидневных наступательных боев, понеся тяжелые потери в живой силе и технике, остановлены нашими войсками на рубеже: Никитовка, Красная Слободка, Кривцово,. Протасово, Петровка, отделение совхоза Поныровский, Битюг, Кашара, юго-восточная окраина Теплого, восточная часть Самодуровки, вые. 236.7 (1 км юго-западнее Гнильца), Мишкин, Обыденки—Измайлово»
2. Войскам 48-й армии, 13-й армии, 70-й армии и 16-й воздушной армии с приданными средствами усиления с утра 15 июля 1943 г. перейти в общее контрнаступление с задачей уничтожить ударную группировку противника в районе: Кривцово, Куначь, Малые Бобрики (Трусово), Нижнее Тагино, Пробуждение, Теплое, Битюг, Поныри, Протасово и к 17 июля 1943 года главными силами армии (70-й) выйти на рубеж: Нагорный, Преображенское, Шамшин, Новополево, Рождествено, Каменка (12 км северо-западнее ст. Малоархангельск), Веселый поселок, Лебедиха, Воронец, Морозиха, Катомки. В дальнейшем иметь в виду развитие удара в общем направлении на Старое Горохово, Философово, Плоское, Нестерове..».

15 июля 1943 г.
15 июля к наступательным действиям перешли и подразделения Центрального фронта, которые воспользовались отводом части немецких сил из-под Понырей. Но до 18 июля успехи Центрального фронта были довольно скромными. Лишь утром 19 июля Центральный фронт прорвал немецкую полосу обороны на 3–4 км в направлении на северо-запад, в обход Орла. В 11 часов в прорыв были введены танки 2-й танковой армии.
За три дня напряженных боев 2-я танковая армия, 9-й и 19-й танковые корпуса совместно с соединениями 48, 13 и 70-й армий полностью восстановили утраченное в оборонительных боях положение и продолжали продвигаться в общем направлении на Кромы.

---
Ищу сведения о Рысикове П.Ф.
fourm60
Новичок



Сообщений: 21
Регистрация: 14 дек. 2013
Рейтинг: 5 

19-й танковый Перекопский Краснознаменный корпус

Командный состав корпуса

командиры корпуса:
вр.и.д. подполковник Степан Антонович Вершкович [с 31.12.1942 по 24.01.1943];
вр.и.д. полковник Николай Александрович Юплин [с 25.01.1943 по 02.02.1943], к обязанностям фактически не приступал;
генерал-майор т/в, с 27.10.1943 генерал-лейтенант т/в Иван Дмитриевич Васильев [с 03.02.1943 до конца войны], ранен 02.11.1943, тяжело ранен 10.04.1944
вр.и.д. полковник Михаил Васильевич Широбоков [ноябрь 1943];
вр.и.д. Иван Абрамович Поцелуев [апрель 1944];

заместитель командира корпуса по строевой части:
полковник Михаил Васильевич Широбоков [декабрь 1942];
полковник Иван Абрамович Поцелуев, легко ранен 10.04.1944;

заместитель командира корпуса по технической части:
подполковник Е. И. Островский;
подполковник, с 10.1943 полковник Николай Александрович Буйневич [с апреля 1943];

начальники штаба корпуса:
подполковник Степан Антонович Вершкович [с 24.12.1942 по 20.05.1943];
подполковник, с 09.09.1943 полковник Иван Егорович Шавров [с 20.05.1943 по .05.1945]

[b]помощник начальникa штаба корпуса:
майор Сергей Владимирович Кристи [на август 1943] – по учету личного состава
гв. интендант 3 ранга Михаил Иосифович Новак (по кадрам) [май 1944];

начальники оперативного отдела:
подполковник В. И. Мальцев [с .12.1942 по .04.1943];
подполковник Николай Трофимович Рябков, тяжело ранен 21.07.1943;
подполковник Михаил Васильевич Неродный [октябрь 1944];

помощники начальника оперативного отдела:
майор Михаил Никандрович Бойков [на июль 1943];
капитан Николай Петрович Повстяной [на ноябрь 1943], ранен 10.1943;
полковник Андриан Артемьевич Масленников, тяжело ранен 10.04.1944
майор Николай Иванович Комаров [октябрь 1944];
майор Михаил Матвеевич Черкасов [октябрь 1944];
майор Яков Исакович Беркман [август 1944];

военный комиссар корпуса, заместитель командира корпуса по политической части, начальник политотдела:

подполковник Яков Дмитриевич Кистанов [с 28.12.1942 по 19.06.1943];
подполковник Александр Яковлевич Зарапин [с 15.03.1943 по 19.06.1943];
подполковник, с 20.10.1943 полковник Яков Дмитриевич Кистанов [с 19.06.1943 по 04.10.1945];

начальник разведывательного отдела:

майор Николай Андреевич Шелякин [с января 1943];
подполковник Алексей Евдокимович Виноходов [с октября 1943];
майор Сергей Михайлович Григорьев [октябрь 1944];

начальник артиллерии:
гв. полковник Павел Дорофеевич Пальгуев, тяжело ранен 06.07.1943, ранен 13.11. 1943;
гв. подполковник Артем Константинович Федоров [на ноябрь 1943];
полковник Сафарьян август 1944

начальник штаба артиллерии:

гв. подполковник Артем Константинович Федоров [ноябрь 1943];
майор Петр Павлович Мешканцев [ноябрь 1944];

начальник связи:
майор Епифан Ерофеевич Коротун [с января 1943];
подполковник Харитонов [на апрель 1944]

начальники тыла:
майор П. Н. Минчуков;
полковник Павел Федорович Рысиков [с апреля 1943];
гв. полковник Иван Иванович Бровичев [с января 1944];

начальник медико-санитарной службы:
подполковник м/с Владимир Миронович Приставко ;

начальники химической службы:
подполковник Дмитрий Иванович Новоселов [декабрь 1943];

начальник резерва танков:
капитан Илья Гаврилович Анохин [август 1943];

---
Ищу сведения о Рысикове П.Ф.
fourm60
Новичок



Сообщений: 21
Регистрация: 14 дек. 2013
Рейтинг: 5 

Мелитопольская операция
Наступательная операция войск Южного (с 20 октября 1943 — 4-го Украинского фронта)
Проводилась в период с 26 сентября по 5 ноября 1943 по завершении Донбасской операции с целью разгрома 6-й армии немецкой группы армий «А» в Северной Таврии, отошедшей на заранее подготовленный рубеж на р. Молочная (один из наиболее укреплённых участков «Восточного вала», прикрывавший подступы к Северной Таврии и Крыму), освобождения Северной Таврии и выхода к низовьям Днепра.

21 сентября 1943 г.
21 сентября войска Южного фронта по завершении Донбасской операции вышли к оборонительному рубежу противника на р. Молочная, представлявшему собой 2-3 полосы обороны с развитой системой траншей, долговременных огневых сооружений, многочисленных противотанковых и противопехотных заграждений. Основным узлом обороны был город Мелитополь.
По плану, разработанному командованием Южного фронта (генерал армии Ф. И. Толбухин) при активном участии представителя Ставки ВГК Маршала Советского Союза А. М. Василевского, главный удар фронт наносил своим правым крылом (5-я ударная, 2-я гвардейская и 44-я армии). Вспомогательный удар южнее Мелитополя наносила 28-я армия. После прорыва обороны противника на реке Молочной войскам фронта предстояло отрезать немецкие войска в Крыму и, если представится возможность, ворваться на полуостров; очистить от врага левый берег Днепра, форсировать его и захватить плацдармы на правом берегу. Танковые, механизированные и кавалерийские корпуса планировалось использовать в качестве подвижных групп армий для развития наступления в оперативной глубине. В резерве фронта находилась 51-я армия.

26 сентября 1943 г.
В ходе наступления, начавшегося 26 сентября, планировалось нанести два удара — главный удар основными силами севернее Мелитополя (4 армии, 2 танковых и 2 кавалерийских корпуса) — и вспомогательный, силами 28-й армии, из района южнее Мелитополя в обход города с юго-запада.
Наступление было начато по требованию Ставки, чтобы не дать противнику закрепиться на оборонительном рубеже, практически без oпeративной паузы, без надлежащей подготовки и разведки, несмотря на усталость войск и истощённость материальных средств. Во многом именно поэтому оно практически захлебнулось — за 5 дней войскам при больших потерях удалось вклиниться в оборону противника лишь на 2-10 км.
Наступление Южного фронта началось после 60-минутной артиллерийской подготовки и ударов авиации 8-й воздушной армии генерал-лейтенанта Т. Т. Хрюкина. Противник оказал ожесточенное сопротивление, его контратаки следовали одна за другой. В первый день наступления наиболее успешно действовали войска 2-й гвардейской (генерал-лейтенант Г. Ф. Захаров) и 44-й (генерал-майор В. А. Хоменко) армий. Однако, несмотря на ввод в сражение подвижных групп, продвижение войск фронта было очень медленным. Им пришлось буквально прогрызать оборону врага. Только 9 октября 28-й армии (генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко) удалось вклиниться в оборону противника и завязать бои за город Мелитополь.

30 сентября - 9 октября1943 г.
С 30 сентября по 9 октября наступление было временно остановлено. Проведя тщательный анализ обстановки и обнаружив, что командующий 6-й армией перебрасывает значительные силы с южного фланга на северный Толбухин перегруппировывает основные силы в противоположном направлении и наносит массированный удар по ослабленной группировке противника. Переброска в полосу 28-й армии войск 51-й армии, танкового и кавалерийского корпусов позволило добиться наибольшего успеха на южном направлении,
Через две недели после возобновления операции, 23 октября, Мелитополь был освобождён 51-й армией во взаимодействии с войсками 28-й армии. Одновременно войска, наступающие севернее города, также прорвали оборону и перерезали железнодорожную линию Запорожье — Мелитополь.

9 октября1943 г.
Командующий фронтом решил использовать этот успех и 12 октября перегруппировал в район Мелитополя 51-ю армию (генерал-лейтенант Я. Г. Крейзер), 19 танковый и кавалерийский корпуса. В упорных боях, продолжавшихся до 23 октября, войска 51-й армии сломили яростное сопротивление врага на южном участке его оборонительного рубежа по реке Молочной и овладели Мелитополем. К этому времени войска правого крыла фронта, усиленные 3-й гвардейской армией генерал-лейтенанта Д. Д. Лелюшенко, переданной из 3-го Украинского фронта, прорвали вражескую оборону и на северном участке.

23 октября 1943 г.
В прорыв южнее Мелитополя была введена подвижная конно-механизированная группа «Буря» в составе 4-го кавалерийского и 19-го танкового корпусов, поддерживаемая авиацией. 24 октября немецкие войска были вынуждены начать общее отступление.
Бывший начальник штаба 19-го танкового корпуса И. Е. Шавров впоследствии вспоминал: «Утром 23 октября командир корпуса генерал И. Д. Васильев с начальником штаба был вызван на КП командующего 28-й армией в Нововасильевку (Приазовского района). Там уже находились командующий фронтом, член Военного совета и начальник штаба фронта, а также представитель Ставки ВГК маршал Советского Союза А. М. Василевский и руководящий состав армии. Совещание началось заслушиванием доклада командующего 28-й армией генерал-лейтенанта В. Ф. Герасименко о дальнейшем этапе наступления и возможностях войск.
Затем обсуждался вопрос об использовании 19-го танкового корпуса]. Он, как мы поняли, уже был в принципе предрешен и согласован между Толбухиным и Василевским. Командующий фронтом, обращаясь к Васильеву, задал ему несколько вопросов об условиях местности на плацдарме и о целесообразности переноса направления действий танкового корпуса ещё южнее для удара на Чехоград (Новгородковка), т. е. в полосу 28-й армии.
Как мне помнится, генерал Васильев отметил тогда, что противник не ожидает сильного удара со стороны 28-й армии, а местность более благоприятна для действия танков. Он высказал пожелание о надёжном артиллерийском и авиационном обеспечении действия корпуса. После этого командующий фронтом пригласил нас к развернутой на столе карте и поставил задачи, которые заключались в следующем: ближайшая - прорвать оборону противника в направлении Чехограда, овладеть рубежом Чехоград-Акимовка и обеспечить ввод в прорыв 4-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Н. Я. Кириченко; последующая - развернув корпус на северо-запад, нанести удар в направлении Новониколаевка, Матвеевка (соответственно 15 и 30 км северо-западнее Мелитополя) по тылам Мелитопольской группировки противника и выйти на шоссейную дорогу, идущую от Мелитополя на Каховку; в дальнейшем - развивать успех на Веселое (40 км северо-западнее Мелитополя) с целью отрезать пути отхода противника на Никополь и Каховку.
Маршал А. М. Василевский пояснил: наступлением на Новониколаевку надо «смотать», «свернуть» оборону противника, удар вдоль его артиллерийских позиций должен быть стремительным. При этом он подчеркнул, что взаимодействия с дивизиями 28-й, а затем 51-й армий заключаются в том, что стрелковое соединение, наступая с фронта, будет сковывать главные силы противника, помогать корпусу по мере его продвижения на север огнём, а сами развивать успех в западном направлении.

24 октября 1943 г.
24 октября 6-я немецкая армия начала отход на рубеж Днепра. Преодолевая упорное сопротивление отступающего противника, 2-я гвардейская армия за месяц с небольшим прошла путь от Молочной до Днепра, 28-я армия вышла к Геническу, а 51-я армия, разгромив вражескую группировку в районе Аскания-Нова,
Бывший начальник штаба 19-го танкового корпуса И. Е. Шавров впоследствии вспоминал: В целях достижения внезапности удара корпус в исходный район для наступления выводился в ночь на 24 октября под прикрытием действий ночной авиации и методического огня артиллерии.
Утро 24 октября выдалось туманное, что затрудняло наблюдение. Однако к 10 часам туман рассеялся, небо прояснилось, и в воздухе появилась вражеская и наша авиация. В 10 час. 45 мин. началась короткая артиллерийская подготовка, а затем атака соединений корпуса: танковые бригады первого эшелона в боевой линии, а за ними цепи мотострелковых подразделений 26-й мотострелковой бригады.
Бой был тяжелым, противник предпринял несколько контратак против наших бригад, а примерно через три часа завязался танковый бой с подошедшей группой, насчитывавшей 50-60 танков. Наши боевые порядки хорошо поддерживала штурмовая авиадивизия, командир которой находился на КП командира корпуса, а авианаводчики в бригадах.
Во второй половине дня соединения корпуса овладели важным узлом сопротивления - населенным пунктом Дармштадт (Ромашки) и развивали успех на Чехоград. К вечеру 79-я и 202-я танковые и 26-я мотострелковая бригады вышли к городу и в основном завершили здесь прорыв тактической зоны обороны.
В течение ночи бригады пополнялись запасами, произвели перегруппировку для удара на север по районам основных артиллерийских позиций и по тылам оборонявшихся дивизий противника. Большинство офицеров штаба и политотдела, возглавляемого полковником Я. Д. Кистановым, были направлены в соединения для оказания помощи в подготовке наступления в новом направлении.
В целом первый день наступления для танкового корпуса был очень тяжелым. Мы потеряли более 50 танков и много людей.
Опасность нового Сталинграда, теперь уже в Крыму, генерал Енеке почувствовал, когда, 24 октября 1943 г., прорвав оборону 6-й немецкой армии севернее Мелитополя, 19-й танковый корпус генерала И.Д. Васильева, а за ним 25 октября гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус генерала Н.Я. Кириченко и стрелковые части, устремились к Перекопу, Сивашу и нижнему течению Днепра.

25 октября 1943 г.
25 октября с рассветом корпус должен был нанести удар в направлении Чехоград, Новониколаевка, свернуть оборону противника, отрезать ему пути отхода на запад и во взаимодействии с 51-й армией разгромить мелитопольскую группировку.
Около 5 часов танкисты 202-й танковой бригады подполковника Н. М. Лебедева и 101-й танковой бригады подполковника А. Н. Павлюка-Мороза вели настойчивые атаки Чехограда и лишь к полудню овладели этим опорным пунктом, захватив до 50-ти артиллерийских орудий, склады с боеприпасами и различным имуществом. К этому времени 79-я танковая бригада полковника М. Л. Ермачека, подошедшая к Новониколаевке, вступила в тяжелый бой с контратакующей ее с востока группой до 40 танков противника. Для овладения этим важным опорным пунктом на помощь 79-й танковой бригаде, ослабленной в предыдущих боях, были введены 101-я и частично 202-я танковые бригады.

26 октября 1943 г.
К утру 26 октября противник, оборонявший район Новониколаевка, был разгромлен, остатки его отошли на север».
В боях в степи за Мелитополем советские танкисты, лётчики и пехотинцы проявили чудеса храбрости. Фашисты откатывались на запад, но до завершения Мелитопольской операции оставалось ещё 10 дней и ночей. Бои шли за каждый населённый пункт в Северной Таврии.
Под мощными ударами 28-й, 51-й, 44-й армий фашисты отступали в сторону Крыма и Каховки.
Южная группировка противника оказалась отрезанной от днепровских переправ. Войска 28-й армии и взаимодействовавший с ними 19-й танковый корпус прижали врага к Черноморскому побережью. Потеряв способность к сопротивлению, его войска вынуждены были сложить оружие и капитулировать.

30 октября 1943 г.
Преследуя противника, советские войска 30 октября освободили Геническ и вышли на побережье залива Сиваш.

31 октября 1943 г.
Передовые части 19-го танкового корпуса подошли к Турецкому валу, с ходу преодолели его.

1 ноября 1943 г.
Пока общевойсковые армии уничтожали южную группировку, 19-й танковый корпус продолжал стремительно наступать к Перекопу. Части 51-й армии, совместно с 19-м танковым корпусом преодолели расстояние до 3 км по вязкому дну залива в ледяной соленой воде и овладели плацдармом на крымском берегу, преодолев Турецкий вал и ворвавшись на Перекопский перешеек.
В ночь на 1 ноября танкисты вместе с кавалеристами 36-го гвардейского кавалерийского полка подполковника С. И. достигли Турецкого вала, прорвали поспешно занятую оборону врага и на его плечах прорвались к Армянску. 1 ноября в 5 часов 25 минут генерал-лейтенант танковых войск И. Д. Васильев (это воинское звание ему было присвоено 27 октября 1943 г.) докладывал командующему фронтом: "19-й ТК в 00.30 1.ХI.43 овладел проходом Турецкого вала, ворвался в Крым. Прошу с утра прикрыть истребителями".
Удар танкистов и кавалеристов был для противника настолько неожиданным, что за Турецким валом, у железной дороги, к группе танков из 79-й танковой бригады полковника М. Л. Ермачека подъехал на легковой автомашине румынский полковник, чтобы выяснить, какая часть отходит на Перекоп. Ответ на свой вопрос он получил, уже находясь в плену.
Гитлеровцы, подтянув резервы к горловине прорыва, восстановили фронт обороны. Двое суток танкисты вели в окружении неравную борьбу с превосходящими силами врага.
Мемуары И. Д. Васильева (3.10.1897 — 24.02.1964 гг.) о боевых действиях корпуса: «Штурм Турецкого вала начался так: около 0.30 мотопехота бесшумно, молча пошла к валу; в 0.45 танки завели моторы и двумя колоннами по обочинам дороги двинулись к проходу; в голове колонны танков в строю "боевая линия" — идут четыре танка в готовности открыть огонь по валу у прохода. В 800—1000 м от Турецкого вала в районе исходного положения в 100–150 м по обе стороны дороги стоят два «ИС» и три СУ-85 на прямой наводке в готовности открыть огонь по дотам на валу у прохода. Но вот гул моторов танков сливается с криком "ура!". Это пехота атакует доты. Через проход прорвались танки — 79-я ТБр пошла на Армянск. Отдельные выстрелы, несколько пулеметных очередей и взрывов ручных гранат. Мотопехота овладела Турецким валом».
На рассвете на подступах к станции Армянск завязался сильный бой. Противник уже понял, что через вал прошли советские войска. 79-я танковая бригада овладеть с ходу Армянском не смогла. Сильное воздействие на наши части оказывал бронепоезд противника, вооруженный 88-мм орудиями. Поддержки со стороны 4-го гвардейского корпуса не было, стрелковые части отстали.
«Вся беда заключалась в том, что корпус имел один дивизион 76-мм пушек, 2 дивизиона 120-мм минометов и 4 дивизиона М-13, у которых осталось по одному залпу, вынуждены были вести огонь отдельными установками. Весь день продолжался бой — 26-я МСБр была усилена 36-м КП; в резерве рота саперного батальона и сводная команда из шоферов, связистов и др.».

2 ноября 1943 г.
В ночь на 2 ноября противник ударом с флангов снова овладел Турецким валом. Прорвавшиеся за Перекоп советские части оказались в окружении и заняли круговую оборону. Весь день 2 ноября шли ожесточенные бои, атаки противника следовали одна за другой, но все они были отбиты. Генерал Васильев получил тяжелое ранение, но остался в строю и продолжал руководить боем.

3 ноября 1943 г.

Ранним утром 3 ноября с подходом войск 51-й армии удалось вновь овладеть проходом через Турецкий вал и плацдармом у Армянска.
После таких напряженных боев в частях на 3 ноября осталось по 6–7 снарядов на орудие и по 20–25 патронов у стрелка.
Генерал Васильев писал: «В результате донесений штаб фронта дал шифрованное распоряжение "выходить из окружения, но если есть возможность — плацдарм удержать". Подписи: Василевский, Толбухин, Бирюзов. Рекомендовали командиру 19-го ТК самому на месте решить, а нельзя ли удержать плацдарм? Не приказывали, а спрашивали, заставляли анализировав обстановку в динамике боевых действий».
Командир 19-го танкового корпуса решил удержать плацдарм и ударом с юга (с плацдарма) вновь овладеть участком вала от железной дороги до деревни Перекоп.
Генерал Васильева: "Ночной удар со стороны плацдарма был организован так: еще засветло вывели с каждого мотострелкового батальона 26-й мотострелковой бригады, батальона автоматчиков 79-й танковой бригады и 36-го кавалерийского полка по 15–20 человек; от саперов — 20 человек, шоферов без машин, связистов 15–20 человек. Всего около 200 человек.
Сформировали два штурмовых отряда. Отряд № 1 — из мотопехоты и связистов — около 100 человек. Командование этим отрядом принял начальник штаба корпуса полковник И. Е. Шавров. В отряде были сформированы две штурмовые группы. Задача отряда: овладеть дотом на валу восточнее дороги Чаплинка — Армянск, захватить и до особого распоряжения удерживать участок Турецкого вала от д. Перекоп до дороги Чаплинка — Армянск. Подойти к противнику возможно ближе без огня. Двигаться восточнее дороги. Левая (смотрели с плацдарма, с юга на Турецкий вал) штурмовая группа штурмового отряда № 1 двигается по канаве обочины дороги, чтобы не сбиться с направления… Отряд № 2 — из конников и танкистов — тоже около 100 человек. Командование этим отрядом взял на себя заместитель командира 10-й гвардейской кавалерийской дивизии полковник Н. И. Самодуров. Задача отряда: овладеть дотом на валу западнее дороги Армянск — Чаплинка и до особого распоряжения удерживать его.
Саперов разделили пополам — в оба отряда по 10–12 человек. Каждому бойцу объяснили, что наша цель — открыть дорогу на плацдарм подошедшим частям с севера. Напомнили, как трудно было брать Турецкий вал в Гражданскую войну в ноябре 1920 г. Именно поэтому мы обязаны удержать плацдарм».
Оборону плацдарма возложили на командира 79-й танковой бригады полковника М. Л. Ермачека, который после ранения передал командование командиру мотострелковго батальона майору А. В. Борщову.
Общее руководство осуществлял генерал И. Д. Васильев.
Генерал Васильев докладывал начальнику штаба фронта: "К 4.00 3.ХI, произведя перегруппировку, оставив сильное прикрытие против Кулла и Армянск, с группой в составе 220 человек в 5.00 нанес внезапный удар с тыла по турецкому валу с задачей овладеть проходом и очистить вал от противника. Задача выполнена. К 6.00 3.ХI.43 г. проход взят. Продолжал очищать вал от противника силами 26-1 МСБр и частью 36-го КП совместно с частями 54-го СК. Танки 101-й ТБр прошли через проход и были к 7.00 в районе колхоза им. Буденного".[36]
Плацдарм южнее Турецкого вала шириной 3,5 км и глубиной до 4 км удалось удержать.

5 ноября 1943 г.
5 ноября 1943 года советские войска завершили Мелитопольскую операцию, победа была одержана с большими потерями.
Итак, Мелитопольская операция закончилась захватом войсками 51-й армии и 19-го танкового корпуса плацдармов на Перекопе и южнее Сиваша, сыгравших большую роль в период проведения Крымской наступательной операции.
Героические действия танкистов были отмечены Советским правительством. В ноябре 1943 г., приказом Верховного Главнокомандующего 19-й танковый корпус стал Краснознаменным Перекопским. Многие воины были награждены орденами, а генералу И. Д. Васильеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

---
Ищу сведения о Рысикове П.Ф.
fourm60
Новичок



Сообщений: 21
Регистрация: 14 дек. 2013
Рейтинг: 5 

Командный состав 79 танковой бригады

Командиры бригады:
подполковник Иван Иванович Прошин [с 21.01.1942 по 04.11.1942]
майор, с 12.01.1943 подполковник Федор Прокофьевич Васецкий [с 05.11.1942 по 15.07.1943]
полковник Матвей Лукьянович Ермачек [на 07.1943]
полковник Петр Семенович Архипов [с 16.09.1943 по 11.05.1945], легко ранен 10.04.1944

Начальники штаба бригады:
майор Сергей Евгеньевич Боровиков [на февраль 1943]
майор Виктор Андреевич Рожнятовский [на ноябрь 1943]
подполковник Михаил Васильевич Неродный [ с декабря 1943 по ноябрь 1944]

Помощник начальника штаба:
ст. лейтенант, капитан Иван Николаевич Яковлев [на ноябрь 1943]- по разведке, погиб 12.04.1944
майор Николай Сергеевич Савицкий [на июль 1943]– по оперативной работе
капитан Константин Александрович Карлявин – по оперативной работе [на июль 1943]
капитан Василий Семенович Казаков – по учету личного состава [на июль-–ноябрь 1943]

Заместитель командира бригады по строевой части:
полковник Михаил Лукьянович Ермачек
подполковник Иван Сергеевич Баталкин [с декабря 1943 по сентябрь.1944]
майор Александр Федорович Гончаров [октябрь 1944] , погиб в октябре 1944

Заместитель командира бригады по технической части (Начальник инженерной службы) :
подполковник Николай Александрович Буйневич
капитан Султан Османович Атабиев [на апрель 1944]
ст.лейтенант Петр Кириллович Кулиш [на май –декабрь 1944]
майор, подполковник Петр Васильевич Хмельницкий [ июль 1943 по октябрь 1944]
капитан (03.1943), майор Василий Филиппович Небесихин, погиб 01.11.1943

Военный комиссар бригады, заместитель командира бригады по политической части, Начальник политотдела:
старший батальонный комиссар Степан Васильевич Савинов [с 25.01.1942 по 20.04.1942]
полковой комиссар, с 23.12.1942 - подполковник Федор Николаевич Целуйко [с 27.04.1942 по 16.06.1943]
батальонный комиссар, с 23.11.1942 - подполковник, с 31.12.1943 - полковник Григорий Петрович Кулагин [с 10.05.1942 по 20.09.1945]

Начальник отдела контрразведки СМЕРШ:
лейтенант ГБ, капитан Василий Иванович Бакулкин [на февраль 1943–апрель 1944]

Начальники химической службы:
майор Федор Яковлевич Сапрыко [декабрь 1943]

Бригадный врач:
военврач 2 ранга Иван Андреевич Борисов [на июль 1943]
капитан медицинской службы Николай Ефимович Дрыга [на ноябрь 1943]
fourm60
Новичок



Сообщений: 21
Регистрация: 14 дек. 2013
Рейтинг: 5 

Командный состав 101 танковой бригады

Командиры бригады:
подполковник Александр Иванович Воробьев [с 01.04.1942 по 15.02.1943]
и.д. майор ВОРОБЬЕВ Константин Константинович (первая фамилия вероятно, он и есть, только Имя - Отчество перепутано)
подполковник Степан Александрович Хопко [с 16.02.1943 по 16.02.1943], ранен
подполковник Иван Сергеевич Баталкин [с 17.02.1943 по 15.04.1943]
полковник Иван Михайлович Курдупов [с 16.04.1943 по 15.08.1943]
полковник Андрей Никифорович Павлюк-Мороз [с 16.08.1943 по 15 ноября 1943]
подполковник Михаил Федорович Хромченко [с 16 ноября по 15 декабря 1943]
подполковник Иван Дмитриевич Ивлиев [с 16 декабря 1943 по 31 января 1944]
подполковник Михаил Федорович Хромченко [с 01.02.1944 по 09.05.1944]
подполковник Николай Григорьевич Граммаков [с 10.05.1944 по 01.07.1944]
полковник Андрей Иванович Никулин [со 02.06.1944 по 15.09.1944]
полковник Иван Сергеевич Баталкин [с 16.09.1944 по 11.05.1945]

Начальники штаба бригады:
майор Федор Михайлович Привалов (на декабрь 1942)
капитан Николай Фёдорович Житков [с февраля по март 1943]
подполковник Петр Семенович Архипов [с марта по ноябрь 1943]
майор [с ноября 1943] , подполковник [с марта 1944] Николай Андреевич Шелякин, погиб 16.04.1944 г.
гв. майор Николай Никитович Булгаков [на апрель 1944], погиб 09.05.1944
подполковник, полковник Павел Гаврилович Краснов [с ноября 1944]

Помощник начальника штаба:
капитан, майор Николай Федорович Жидков [на июль –ноябрь 1943]- по оперативной работе
майор Василий Устинович Евстратов [с августа 1943] - по разведке , тяжело ранен 29.10.1943
капитан Михаил Александрович Корягин [на апрель 1944]- по разведке (Арестован 29 июля 1944 г. Приговорен: Военный трибунал 19 танкового Перекопского Краснознаменного корпуса 1 Прибалтийского фронта 12 августа 1944 г., обв.: 58-10 ч.2.Приговор: к 10 г. лиш. св. 01.09.44 г. приговор изм. на 5 лет тюр. закл. с отсрочкой исп-я приговора. Отпр. на фронт. Осв.12.10.1954.);
капитан Федор Степанович Чалов [с апреля 1944]- по оперативной работе

Заместитель командира бригады по строевой части:
подполковник Иван Сергеевич Баталкин
подполковник Сергей Евгеньевич Боровиков [на январь 1944]
майор Порфирий Степанович Гавриленко , погиб 16.04.1944
подполковник Алексей Евдокимович Виноходов [с октябрь 1944]

Заместитель командира бригады по технической части (Начальник инженерной службы) :
капитан Николай Иванович Комаров [на февраль-декабрь 1943]
майор Нестер Антонович Петровский [на апрель 1944]
капитан Михаил Данилович Боковиков, [с июля 1943] погиб 11.04.1944

Начальник артиллерийского снабжения
капитан Шумаков [на ноябрь 1943]

Военный комиссар бригады, заместитель командира бригады по политической части, начальник политотдела:
старший батальонный комиссар, с 06.12.1942 - подполковник с 31.12.1943 - полковник Алексей Григорьевич Макаров [с 05.03.1942 по 19.06.1943]
подполковник, Алексей Григорьевич Макаров [с 19.06.1943 по 19.11.1945]

Начальник отдела контрразведки СМЕРШ
майор Шаповалов [на апрель 1944]

Начальник связи:
капитан Михаил Петрович Кацюба , погиб 16.04.1944

Бригадный врач
майор медицинской службы Григорий Захарович Болотников [на ноябрь 1943]


---
Ищу сведения о Рысикове П.Ф.
fourm60
Новичок



Сообщений: 21
Регистрация: 14 дек. 2013
Рейтинг: 5 

Командный состав 202 танковой бригады


Командиры бригады:
полковник Николай Александрович Юплин [с 22.02.1943 по 15.06.1943]
подполковник, с 21.02.1944 полковник Николай Михайлович Лебедев [с 16.06.1943 по 15.03.1944]
полковник Михаил Григорьевич Фещенко [с 16.03.1944 по 27.12.1944]
полковник Демьян Васильевич Тимохин [с 01.01.1945 по 11.05.1945]

Начальники штаба бригады:
майор, с августа 1943 подполковник Борис Григорьевич Даревский (на ноябрь 1943г.)
гв. подполковник Михаил Никандрович Бойков, [на апрель 1944];

Помощник начальникa штаба:
подполковник Сергей Ильич Волков [с 31.12.1942 по 19.06.1943]
капитан Василий Федорович Даниленко [на июль 1943]- по разведке
капитан Федор Степанович Чалов [с октября 1943]- по оперативной работе

Заместитель командира бригады по строевой части:
майор Михаил Федорович Хромченко [на 08.1943]
майор Илья Гаврилович Анохин, погиб 01.1944 г.
майор Василий Николаевич Осипов [на апрель 1944]
гв. подполковник Александр Николаевич Малков [на октябрь 1944]

Заместитель командира бригады по технической части (Начальник инженерной службы):
капитан Афанасий Иванович Окопный [на июль 1943-август 1944]
гв. капитан Георгий Васильевич Панов [по 27.10.1943], погиб 27.10.1943
капитан Григорий Иванович Коваленко [на апрель 1944]

Военный комиссар бригады, заместитель командира бригады по политической части, начальник политотдела:
старший батальонный комиссар, с 23.11.1942 - подполковник Яков Дмитриевич Кистанов [с 05.03.1942 по 28.12.1942]
старший политрук, с 06.11.1942 - майор, с 19.08.1943 - подполковник Николай Трофимович Калугин [с 05.03.1942 по 29.12.1944]
полковник Анатолий Кузьмич Чибизов [с 28.01.1945 по 20.09.1945]

Начальник отдела контрразведки СМЕРШ
гв.капитан А.Николаев [на апрель 1944]

Начальник связи:
капитан Павел Харитонович Сердюков [на июль 1943]

Бригадный врач
капитан медицинской службы Анатолий Степанович Спиридонов [на ноябрь 1943]

---
Ищу сведения о Рысикове П.Ф.
fourm60
Новичок



Сообщений: 21
Регистрация: 14 дек. 2013
Рейтинг: 5 

Крымская операция

Главный удар наносил 4-й Украинский фронт генерала армии Ф. И. Толбухина, вспомогательный — Отдельная Приморская армия генерала армии А. И. Еременко.
Командующий 4-м Украинским фронтом решил нанести главный удар с плацдарма на южном берегу Сиваша силами 51-й армии (командующий Герой Советского Союза генерал-лейтенант Я. Г. Крейзер), и усиленного 19-го танкового корпуса (командир Герой Советского Союза генерал-лейтенант танковых войск И. Д. Васильев) в направлении Джанкой — Симферополь — Севастополь. Вспомогательный удар наносила 2-я гвардейская армия (командующий генерал-лейтенант Г. Ф. Захаров) на Перекопе в направлении Евпатория — Севастополь.
19-й танковый корпус с частями усиления имел в своем составе: танков — 187, САУ — 46, бронетранспортеров — 14, бронемашин — 31, орудий различных —154, минометов — 57, мотоциклов —169, реактивных установок БМ-13 — 15{14}. Такими силами корпус мог выполнять задачи большого оперативного масштаба.


13 по 25 марта 1944 г.

В период с 13 по 25 марта 1944 г. вся боевая техника и вооружение корпуса были скрытно переправлены на плацдарм южнее Сиваша. Переправа танков велась только ночью или при плохой видимости, когда не могла действовать авиация противника. Личный состав инженерно-саперных частей заранее подготовил укрытия для танков. Все тщательно маскировалось. Следы гусениц заметались. Личный состав танковых экипажей перед переправой прошел на специально оборудованном поле тренировку по проведению танков по узкому и длинному мосту.
В 1946 г. Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин, вспоминая подготовку к Крымской операции 19-го танкового корпуса, говорил: "План был доведен до каждого командира, довольно хорошо разработан, все действия были расписаны по бригадам до батальона, все было предусмотрено."[107]
В этом была большая заслуга штаба корпуса во главе с полковником И. Е. Шавровым. Штаб корпуса справился со своей задачей и, в сложной обстановке, когда вышли из строя командир корпуса, начальник оперативного отдела и другие офицеры штаба корпуса, штаб был надежным помощником у только что вступившего в командование корпусом полковника И. А. Поцелуева.

8 апреля 1944 г.
В 8.00, в полосе 4-го Украинского фронта началась артиллерийская и авиационная подготовка, общей продолжительностью 2,5 часа. Немедленно по её окончанию войска фронта перешли в наступление, нанося главный удар силами 51-й армии с сивашского плацдарма. В тот же день 2-я гвардейская армия, действуя на вспомогательном направлении, освободила Армянск.

10 апреля 1944 г.
Командующий 4-м Украинским фронтом генерал Ф. И. Толбухин 10 апреля в 17 часов приказал подтянуть 19-й танковый корпус ближе к переднему краю, чтобы в 5 часов 30 минут 11 апреля ввести его в бой с рубежа южнее Томашевки, овладеть крупным железнодорожным узлом Джанкой, а затем, развивая наступление на Симферополь — Севастополь, рассечь крымскую группировку врага, лишить его возможности маневрирования и организованного сопротивления, нарушить управление войсками.
Командир 19-го танкового корпуса генерал И. Д. Васильев с оперативной группой офицеров выехал в район высоты 30,3 к командиру 63-го стрелкового корпуса генералу П. К. Кошевому для организации взаимодействия. Во время рекогносцировки в районе высоты 30,3 Васильев был тяжело ранен осколком сброшенной с самолета бомбы. В командование 19-м танковым корпусом вступил легко раненный заместитель командира корпуса полковник И. А. Поцелуев, который командовал корпусом до конца Крымской операции.
Введение в прорыв усиленного 19-го танкового корпуса с плацдарма южнее Сиваша явилось полной неожиданностью для немецкого командования, считавшего, что корпус находится в районе Перекопа, где, по их мнению, должен быть нанесен главный удар.

11 апреля 1944 г.

Решающее значение при преследовании противника имел глубокий рассекающий удар подвижной группы фронта, главной силой которой являлся усиленный 19-й танковый корпус, по центру 17-й немецкой армии в направлении на Симферополь, где дислоцировались штабы армии и румынского горно-стрелкового корпуса. Этот удар отрезал главные силы обороняющихся, находящиеся в северном Крыму, от их керченской группировки. Большую помощь наступающим оказала авиация, вызываемая по радиостанциям, находящимися в голове 19-го танкового корпуса.
Левый боковой отряд 19-го танковго корпуса (202-я танковая бригада, 867-й самоходный артполк и 52-й отдельный мотоциклетный полк) [89] двинулся навстречу частям Отдельной приморской армии в направлении Джанкой — Сейтлер, Карасубазар — Зуя.
В 5 часов 11 апреля войска 63-го стрелкового корпуса во взаимодействии с 19-м танковым корпусом завершили прорыв обороны противника на этом участке. Танки на большой скорости двинулись на Джанкой. Передовой отряд 19-го танкового корпуса в составе 202-й танковой бригады полковника М. Г. Фещенко (он же командир передового отряда), 867-го самоходного артполка майора А. Г. Свирерского [87] и 52-го отдельного мотоциклетного полка майора А. А. Недилько уже в 11 часов 11 апреля ворвался на северную окраину Джанкоя. С юга нанесла удар 26-я мотострелковая бригада подполковника А. П. Храповицкого. Противник, имея до полка пехоты, до двух дивизионов артиллерии, четыре штурмовых орудия и бронепоезд, упорно оборонялся.[108] Совместными и решительными действиями частей 19-го танкового корпуса, стрелковых частей и авиации Джанкой был освобожден к 18 часам 11 апреля. 79-я танковая бригада полковника П. С. Архипова в это же время разгромила аэродром противника в районе Веселого (15 км юго-западнее Джанкоя), а 101-я танковая бригада подполковника М. Ф. Хромченко в 8 км юго-западнее Джанкоя захватила важный железнодорожный мост.
Из доклада командира 19-го танкового корпуса: …Противник потерял узел железных и шоссейных дорог – гор. Джанкой, сбитый с последнего рубежа обороны в районе города, поспешно отходил на оборонительный рубеж севернее Симферополь, оставляя заслоны и прикрывая отход авиацией. Параллельно поспешно отходила ишуньская группировка противника – 50-я и 336-я пехотные дивизии и остатки 10-й пехотной дивизии румын.

12 апреля 1944 г.

Приказом фронта от 12.4.44 г., когда корпус подходил к Симферополь, была создана подвижная группа в составе: усиленного 19-го танкового корпуса и 279-й стрелковой дивизии, которая должна была подойти на автомашинах. Командиром подвижной группы был назначен заместитель командующего 51-й армией генерал-майор Разуваев.
12 апреля 52-й мотоциклетный полк, совместно с воинами 263-й стрелковой дивизии полковника П.М. Волосатых, овладел Сейтлёром. 202-я танковая бригада и 867-й самоходный артполк, во взаимодействии с партизанскими отрядами Н.А. Сороки и В.М. Буряка в 16 часов 12 апреля уже в районе Зуи перехватили и разгромили большую колонну противника, двигавшуюся по шоссе на Симферополь.
Главные силы 19-го танкового корпуса с частями усиления 12 апреля продолжали наступать на Симферополь. Вместе с подвижной группой преследовала противника 51-я армия.
Под Сарабузом, в районе аэродрома, части 19-го танкового корпуса втретили упорное сопротивление вновь созданной боевой группы под командованием командира немецкой 5-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Сикста, в составе 10-го румынского мотополка, 46-го саперного батальона, батальона гренадерского полка 50-й пехотной дивизии и батарей зенитных орудий. Не ввязываясь в затяжные бои, танкисты обошли позиции пртивника с востока и двинулись на Симферополь. 2-я гвардейская армия 12 апреля прорвала оборону противника по реке Чатырлык. В преследование отступающих включились подвижные отряды под командованием заместителя командира 24-й гвардейской дивизии Героя Советского Союза гвардии подполковника Л.И. Пузанова и командира гвардейской легкой артбригады 2-й гвардейской артдивизии прорыва гвардии полковника В.И. Кобзева. 12 апреля подвижные группы Отдельной Приморской армии и стрелковых корпусов вышли к Ак-Монайским позициям пртивника, но с ходу прорвать оборону противника не смогли. Только после мощного артиллерийского и бомбо-штурмового удара (844 боевых вылета авиации за день) противник оставил АК-Монайские позиции. К исходу дня Керченский полуостров был полностью освобожден.
Из доклада командира 19-го танкового корпуса: [В] 3.30 12.4.44 г. части корпуса перешли к преследованию противника правее железной дороги на Симферополь. Боевой порядок: правый фланг – усиленная 6-я гвардейская танковая бригада; в центре – усиленная 101-я танковая бригада; левый фланг – усиленная 79-я танковая бригада (первый эшелон) и 26-я мотострелковая бригада (во втором эшелоне). Корпусная артиллерийская группа, штаб корпуса и тылы – в центре, за 101-й танковой бригадой. Оперативная группа – за 101-й танковой бригадой, передвигаясь скачками от хвоста колонны до головы.
Командующим войсками 4-го Украинского фронта была поставлена корпусу задача – стремительно преследовать противника и к исходу дня выполнить задачу третьего дня операции по плану – выйти в район Камбары, Спат, Менлерчик. Стремительным ударом части корпуса сломили сопротивление противника на рубеже Ташлы-Кипчак, Курман-Кемельчи и, несмотря на беспрерывное воздействие авиации противника, пытавшейся задержать стремительное продвижение наших частей, и слабое прикрытие и поддержку нашей авиации из-за отдаленности баз, продолжали стремительное преследование, уничтожая на своем пути узлы сопротивления на рубежах: Григорьевка, ст. Красный Партизан; Вакуф-Кир-Байлар, Биюк-Онлар. Железная дорога Джанкой – Симферополь являлась сильным препятствием. Все станции противник подготовил к круговой обороне и вел упорные бои. Шоссе, проходящее вдоль дороги, было заминировано.
79-я танковая бригада не ввязывалась в бой за узлы сопротивления, обходила их и стремительно продвигалась вперед. К 12 часам части достигли: 6-я гвардейская танковая бригада – Эльгеры-Аблам; 101-я танковая бригада – Вакуф-Кир-Байлар; 79-я танковая бригада – Лениндорф; 26-я мотострелковая бригада – за 79-й танковой бригадой.
По рубежу железная дорога Саки – Сарабуз и севернее проходил заранее подготовленный оборонительный рубеж противника, имевший сплошные траншеи, стрелковые окопы, площадки для артиллерии. Ст. Биюк-Онлар, ст. Сарабуз и населенные пункты Кадырь-Балы, Киябак, Менлерчик, Кильдияр были сильно укреплены и превращены в опорные пункты и узлы сопротивления. В районе Сарабуз находился аэродром противника, который оборонялся [силами] до 6 батарей зенитной и до трех батарей полевой артиллерии. По железной дороге Саки – Сарабуз курсировал бронепоезд, обстреливавший боевые порядки танкового корпуса. С хода прорвать оборону противника на этом рубеже не удалось. Противник открыл по боевым порядкам корпуса огонь из всех видов артиллерии, включая и зенитную.
Развернувшись, в 14.00 12.4.44 г. 6-я гвардейская танковая бригада атаковала в направлении Нов. Михайловка, с боем овладела Нов. Михайловка, Топаловка и, заслонившись против контратакующего батальона пехоты и четырех самоходно-артиллерийских установок из Луначарка, стремительным ударом, перерезав железную дорогу, к 15 часам овладела Камбары и завязала бей за Картмышик, уничтожив при этом 6 танков, до 200 солдат и две артиллерийские батареи противника (см. схему 6)1.
По приказу штаба корпуса для обеспечения фланга и тыла было выставлено по одному усиленному танковому взводу [на] кург. Байрач, [в] 4-е отд. свх. Крымский, что западнее Камбары.
101-я танковая бригада овладела Киябак, Тарасовка и, встретив упорное сопротивление в районе перекрестка шоссейной и железной дорог, что 3 км западнее Спат, обошла [этот район] северо-западнее, соединявшись с 6-й гвардейской танковой бригадой. К 16 часам овладела Картмышик (вост.) и разгромила в этом районе аэродром противника.
79-я танковая бригада с 26-й мотострелковой бригадой атаковали [противника] в направлении Менлерчик, стремительным ударом овладели Бютень, Менлерчик и вышли к перекрестку железных дорог севернее Спат.
91-й отдельный мотоциклетный батальон, понеся большие потери, к этому времени вел бой на западных скатах высоты 171.32.
Исходя из создавшейся обстановки, в 22 часа было принято решение – в течение ночи корпус перегруппировать в район северо-западнее Спат и утром 13.4.44 г. нанести удар через Красная, Чуюнча по северо-восточной окраине Симферополь и освободить город с хода.

13 апреля 1944 г.

Из доклада командира 19-го танкового корпуса: В течение ночи производилась перегруппировка, части корпуса постепенно выводились из боя и к 6.00 13.4.44 г. сосредоточились в исходном районе «Б» (1.5 км севернее Спат), Ус-Касты, (иск.) Азат.
В 7.00 13.4.44 г., обогнав боевые порядки 26-й мотострелковой бригады в районе Первомайский, 79-я танковая бригада ударом в направлении Чуюнча, Муса-Аджи-Эли, Вера-Абдал, сбивая отдельные мелкие прикрывающие подразделения противника, в 11.20 13.4.44 г. с хода ворвалась на северо-восточную окраину города Симферополь, а за ней ворвалась в город и 26-я мотострелковая бригада.
101-я танковая бригада, действовавшая в направлении Красная, высота 277.6, Беш-Терек, к 11.30 13.4.44 г. перерезала шоссейную дорогу Симферополь – Карасубазар, где оставила заслон, и, преследуя отходящие на Симферополь колонны противника, к 13 часам 30 минутам по шоссе ворвалась на восточную окраину города.
Обходный маневр по овладению городом Симферополь явился для противника полной внезапностью. Авиация противника несколько раз вылетала, не обнаруживая танков, сбрасывала бомбы на населенные пункты. Этот маневр был обнаружен авиацией противника только в 10 часов, после чего боевые порядки корпуса были подвергнуты мощной бомбардировке уже у самой окраины города. Внезапность появления танков на северней и северо-восточной окраинах города вынудила противника бежать, не взорвав даже заминированные им дома, учреждения и склады.
К 16.00 13.4.44 г. город был полностью очищен от противника, и части корпуса вышли в район [иск.] Ново-Николаевка, Татайкой, южная окраина Симферополь. Оставшаяся группировка противника северо-западнее Симферополь отходила на запад.
В 15.30 13.4.44 г. части Приморской армии у Карасубазар соединились с 52-м отдельным мотоциклетным полком.
К 20 часам отряды 202-й и 101-й танковых бригад получили приказ выйти на юго-западную окраину Симферополь для дальнейших действий вдоль шоссе на Севастополь.
13 апреля город Симферопоь был освобожден.

14 апреля 1944 г.

Из доклада командира 19-го танкового корпуса:
В 6.20 14.4.44 г. после 10-минутной артиллерийской подготовки артиллерии танкового корпуса и артиллерийских частей усиления бригады атаковали Бахчисарай, который был взят с боем и очищен от противника.
10.00 14.4.44 г. танковые бригады достигли: 6-я гвардейская танковая бригада – р. Кача в районе «Б», род., что 4 км юго-западнее Бахчисарай; 79-я танковая бригада – высоты 162.6, что 4 км юго-западнее Бахчисарай, где противник выставил арьергард в составе батальона и до полка полевой и противотанковой артиллерии, занял господствующие высоты по юго-западному берегу р. Кача, заминировал все броды и взорвал мосты; бомбардировочная авиация группами до 30 самолетов в течение дня бомбила боевые порядки корпуса.
202-я танковая бригада в 10.00 14.4.44 г. выступила на Кача по маршруту Терек-Эли, Карач, Ново-Емельяновка, Федоровка, Ханышкой, Кача. С 13 до 17 часов бригада строила переправу на р. Альма для материальной части, автомашин и мотоциклов. Танки и самоходная артиллерия переправились вброд. Кача оборонялась силами до батальона пехоты с двумя батареями артиллерии [противника]. Производилась посадка мелких подразделений противника на плавсредства. Командир бригады решил с хода атаковать противника. Внезапный удар около 18 часов захватил противника врасплох. Гарнизон был уничтожен и частью пленен. Бригада, выполнив задачу, действовала на Мамашай.
А бои продолжались с прежним ожесточением. Генерал армии И.Е.Шавров в статье "19-й танковый корпус в боях за Крым" писал:
"Оценив сложившуюся обстановку, командование корпуса пришло к выводу, что наиболее целесообразно в данной ситуации немедленно всеми силами перейти к преследованию отходивших к Севастополю войск, чтобы на их плечах ворваться в город. Однако генерал Разуваев приказал 101-ю и 202-ю танковые бригады направить на восток, в район Карасубазара, для борьбы с отходившими частями Керченской группировки, а 26-ю мотострелковую бригаду — на Алушту, чтобы отрезать путь войскам, отступавшим вдоль Черноморского побережья. Преследование врага, отходившего через Бахчисарай на Севастополь, возлагалось лишь на две танковые бригады: 76-ю полковника П.С. Архипова и 6-ю гвардейскую полковника В.Ф. Жидкова. Это распыляло усилия корпуса"{12}.

15 апреля 1944 г.

В 6.00 15.4.44 г. получено боевое распоряжение № 003/ОП штаба 51-й армии, по которому корпус с 1003-м стрелковым полком 279-й стрелковой дивизии с рассветом должен атаковать противника, нанося главный удар на Мамашай, Инкерман, Севастополь…
15 апреля танкисты подошли к внешнему обводу обороны Севастополя. В корпусе осталось 46 танков и 6 самоходок. Если корпус на исходные позиции вышел укомплектованным по штату января 1943 г., то указанный остаток составил примерно пятую часть общего числа танков и самоходок. Несмотря на приказы полководцев, с ходу освободить Севастополь не удалось. Наступила оперативная пауза, перегруппировка, доукомплектование, тренировка, подготовка к штурму Сапунгоры. 19-й танковый корпус по ходу военных действий оказался в полосе наступления Приморской армии. Его нацелили на мыс Херсонес. Да и не под силу было бы танкам одолеть Сапунгору. Но там, на мысу, немцы под давлением наших трех армий собрали настолько большие силы и оказали такое ожесточенное сопротивление, что танковый корпус отвели в тыл.

18 апреля 1944 г.

18 апреля по приказу командующего фронтом, после артиллерийской и авиационной подготовки в 16 часов войска фронта начали решительное наступление. На отдельных участках приморцы, сломив упорное сопротивление противника, продвинулись на 4 — 7 км и овладели селами Нижний Чоргунь, Камары, Федюхиными высотами, поселком Кадыковка, городом Балаклава{6}.
Войска 51-й армии совместно с 19-м танковым корпусом также продвинулсь вперед. 417-я стрелковая дивизия с 22-м отдельным гвардейским танковым полком вела бои за Гайтаны и Сахарную головку, 267-я стрелковая дивизия овладела с. Новые Шули. 77-я стрелковая дивизия пыталась овладеть Сапун-горой.
Первыми, в направлении колхоза "Большевик", атаковали противника танкисты. Отдельные танки 19-го танкового корпуса достигли безымянного хутора (1,5 км северо-восточнее колхоза "Большевик"). Противник открыл ураганный фланговый огонь с Сапун-горы. Пехота за танками двинуться не могла. Танкистам, пришлось отойти на исходные рубежи в район высот 123,3 и 164,9. 19-й танковый корпус, и так сильно обескровленный в результате многодневный ожесточенных боев на пути от Сиваша до Севастополя, в этот день понес большие потери. На 18 апреля корпус имел на ходу 71 танк и 28 САУ, а на 19 апреля — 30 танков и 11 САУ{7}. Бронетанкового ударного кулака фронт под Севастополем в это время не имел.

19 апреля 1944 г.

С 19 апреля 19-й танковый корпус был передан в оперативное подчинение Приморской армии{97.1}. Он, совместно с воинами-приморцами, атаковал главными силами в прежнем направлении, потеряв в ожесточенном бою еще девять танков и три САУ.
Приморская армия совместно с 19-м танковым корпусом (98 танков и САУ) овладели безымянным хутором (северо-восточнее колхоза "Большевик"). Таким образом, войска на этом участке продвинулсь до 3-х км, но закрепиться не смогли.
В боях 23 — 24 апреля очень настойчиво атаковал противника 19-й танковый корпус. Танкисты несколько раз прорывались на безымянный хутор, но под сильнейшим фланговым артиллерийско-минометным огнем, понеся большие потери, отступали. На 23 апреля корпус имел 70 танков и 28 САУ; на 24 апреля — 58 танков и 26 САУ; на 25 апреля действующими остались 44 танка и 16 САУ{13}.
После неудачных атак 23 и 24 апреля командование фронта передислоцировало 19-й танковый корпус в район Камары, на восточные скаты высоты 164,9, где он находился до 8 мая 1944 г. В частях корпуса шло усиленное обучение танкистов и мотопехоты боям в горных условиях, действиям штурмовых групп. Штабы и командиры отрабатывали взаимодействие с пехотой, авиацией и артиллерией.
Несмотря на ожесточенные бои, прорвать оборону противника не удалось и 25 апреля.
8 мая на всех участках фронта по-прежнему шли ожесточенные бои. К исходу дня 2-я гвардейская армия достигла Северной бухты. Войска 51-й армии, прорвав внешний обвод укреплений противника, подошли к внутреннему обводу укреплений Севастополя. Приморская армия овладела Караньскими высотами, создав условия для ввода в бой 19-го танкового корпуса — для удара в направлении мыса Херсонес, бухт Камышовая и Казачья, откуда противник интенсивно вел эвакуацию.
12 мая Командующий войсками фронта генерал Ф.И. Толбухин, с целью воспрепятствовать отходу и эвакуации войск противника, принял решение начать ночной штурм его обороны.
После короткого налета, в котором участвовало до 1 000 орудий и минометов, войска Приморской армии генерал-лейтенанта К.С. Мельника, 10-го стрелкового корпуса генерал-майора К.П. Неверова из 51-й армии, и 19-го танкового корпуса полковника И.А. Поцелуева, при поддержке гвардейских минометных частей и ночной авиации в 3 часа ночи начали наступление, прорвали оборону противника и начали его преследование.
С рассветом 12 мая ночных бомбардировщиков сменила дневная авиация. Войска противника продолжали оказывать упорное сопротивление, но выстоять не смогли.
Первыми подняли красный флаг на Херсонесском маяке танкисты б-й отдельной гвардейской танковой бригады полковника В.Ф. Жидкова.


12 мая 1944 г. военные действия в Крыму прекратились.
Во второй половине июня тронулись из Крыма танкисты, а за ними и мотострелки на новых американских машинах «доджах», «студебеккерах» и «виллисах».

---
Ищу сведения о Рысикове П.Ф.
nasledniza
Участник



Сообщений: 90
Регистрация: 13 фев. 2015
Рейтинг: 33 

Здравствуйте!Подскажите,пожалуйста,в каких боях участвовала 79 танковая бригада в марте 1943,в этом месяце был ранен мой дед.

---
Ищу Шляхтуровых, Аксеновых, Колесниченко, Сердюковых, Любименко, Черняевых, Недоступовых
<<Назад  Вперед>>Модераторы: Ella, Gnom7
Генеалогический форум ВГД »   2-ая Мировая война 1939-1945 гг. »   Фронты, флоты, армия, флотилии периода ВОВ »   19 ТАНКОВЫЙ ПЕРЕКОПСКИЙ КРАСНОЗНАМЕННЫЙ КОРПУС
RSS

Реклама от YouDo
Замена крыши в частном доме на http://nnovgorod.youdo.com/remont/building/roof/zamena/.
Экспресс доставка без выходных на http://courier.youdo.com/courier-services/express/crr/ekspress-dostavka-bez-vihodnih/.